электронная
25
печатная A5
374
18+
Цивилизация динозавров

Бесплатный фрагмент - Цивилизация динозавров

Юмористическая фантастика

Объем:
244 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-3525-7
электронная
от 25
печатная A5
от 374

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вместо пролога.
Как написать фантастический рассказ

Если вы задались целью написать фантастический рассказ, действовать нужно следующим образом.

Возьмите чистый лист бумаги или используйте Microsoft Word в компьютере и в первую очередь придумайте название произведения. Долго ломать голову здесь не нужно. Загляните в сборники научной фантастики наших и зарубежных корифеев и выберите самое вам подходящее по духу на данный момент. К примеру, у братьев Стругацких есть две прекрасные повести: «Пикник на обочине» и «Жук в муравейнике». Меняете слова местами и спокойно получаете сразу два приличных заголовка на выбор: «Жук на обочине» и «Пикник в муравейнике».

Или взять роман Артура Кларка «Свидание с Рамой». Зная мифологию Индии, легко внести маленькую поправку — и получится интригующее «Прощание с Кришной».

После выбора названия будущего рассказа (или романа — это не имеет решающего значения) вы набрасываете небольшой план, в основу которого вносите один из следующих самых основных классических сюжетов из фантастической литературы:

— встреча с разумными существами других планет (или галактик), эти существа могут быть хорошими (хотят дружить с нами, землянами), или плохими (непременно хотят нам чем-то напакостить, например, развязать космическую войну в Солнечной системе, либо поработить Землю);

— случайная находка на Земле следов неизвестных науке существ или установление контакта с живущими в настоящее время и всем известными существами — собаками, кошками, дельфинами, медведями, скунсами и т. д. и т.п., причем в итоге некоторые из них оказываются поумнее нас самих (ну, может быть, кроме скунсов!);

— путешествие по времени взад и вперед, знакомство с разными знаменитостями прошлого (Ньютон, Нострадамус, Шекспир, Адам и Ева), либо восторженное созерцание мира будущего, где все уже прекрасно устроено (не надо готовить еду, стирать, можно куда угодно добраться без всяких приспособлений). Кстати, при любом перемещении во времени героя лучше там и оставить, чтобы — не дай бог! — хроноклазм не приключился (про него поищите в Интернете).

Чтобы не было скучным повествование, включите в основной сюжет немного любовной интрижки. Здесь самый распространенный вариант следующий: главный герой покидает свою любимую (девушку, жену, любовницу, домработницу), и по ходу повествования не оставляйте ясности, сохранил ли он ей верность и вернется ли обратно вообще. Если герой улетел надолго в космос, то женщину рекомендуется уложить в анабиоз, чтобы лучше сохранилась. Ну, вы понимаете: прилетает он через тысячу лет — бородатый, весь седой, без ноги, например, а здесь его вся в соплях встречает молодайка, а если он еще даже в состоянии ее узнать… Блеск, короче!

В случае, если действие вы задумали на Земле, больше подходит вариант, когда бывшая любимая находит успокоение на груди у другого мужчины, а герою ничего не остается, как срочно покинуть родные места, избегая встреч с неверной, срочно изобрести что-то такое, сразу принесшее ему Нобелевскую премию, и до конца жизни злорадно думать, как круто она ошиблась в жизни!

И не забудьте вставлять в рассказ для разбавления текста всякие научные или, на худой конец, странные фразы. Такие, например:

«Звездный ветер подхватил стотысячетонную махину астролета, как перышко…», «Машина времени нырнула в прошлое и моментально исчезла из настоящего», «Звезда шла по кругам вселенной», «Дельфины жевали жвачку, поблескивая своими умными глазками, прислушиваясь к ссоре людей на причале и размышляя над их тяжелым семейным положением».

И если вам удастся все перечисленное соединить вместе, а также добавить побольше словесного балласта, то фантастический рассказ получится не хуже, чем у других.

Желаю творческих успехов! Благодарности можно присылать электронной почтой.

Часть первая.
Ох, уж эти пришельцы

Серые

Почему-то у всех сложилось впечатление, что инопланетные тарелки — разные там НЛО, UFO — только над развитыми районами Земли появляются, особенно у объектов секретной военной техники. Кто такую чушь придумал, я не знаю и знать не хочу. С меня довольно того, что произошло в нашей всеми цивилизациями мира заброшенной деревеньке, расположенной в Сибирской низменности под городом Чугуевка. До ближайших аэродромов здесь не меньше тысячи верст, как и до всякой военной техники, поскольку защищать у нас некого, разве только трех выживших из ума старух и меня, тоже немолодого деда Степана. Задержались здесь с жильем мы только потому, что наши отпрыски бешенными темпами рванули в период обратной революции в столичный регион, а про нас не столько забыли, а, скорее всего, даже никогда и не помнили. И сидим мы на лавочках у своих четырех домов вечерами, жуем, что за лето вырастили, и слушаем по радио всякую лабуду благодаря частеньким падениям в наших местах отработанных ступеней ракет, взлетающих где-то в Казахстане. Иногда такое шлепается, что можно не только радиоприемники найти, но и компьютеры собрать — кто умеет, конечно. Трассы взлетающих в стратосферу ракет проходят в десятке километров от нашей крохотной деревушки, но шума от них всегда столько, что всегда можно понять, какая мощность взмыла в небо, а какая развалилась, до него не добравшись. Садишься в повозку и через какое-то время созерцаешь, что бог тебе принес на сей раз. Жаль, что нет у нас связи с бывалыми людьми, а то могли большие деньги иметь от сбора всяческой утвари. А вот космонавтов среди обломков мы, слава богу, пока не находили, врать не буду.

Так вот, выхожу я как-то вечерком махру покурить, выращенную у дома. Комары обычно от дыма моего сразу околевают, да и соседние старухи дым мой обходить стараются подальше. Мне-то что? Годков натикало за семьдесят, а соседкам по российским меркам в среднем жить еще на 12—15 лет больше, чем мне, придется. Они ко мне заглядывают редко, только по нужде большой: подсобить по ремонтным делам — деревянный надворный туалет поправить, либо стекло вставить в доме. Вышел я, значит, самосад запалил и затянулся в свое удовольствие. На звезды с крылечка поглядел. Млечный путь летом яркий такой, красивый! Перевожу взгляд пониже и натыкаюсь им на низкорослого, слегка светящегося юнца в нескольких метрах от забора. Может, кто и вздрогнул бы в этот момент, но сибиряки и моряки народ бывалый, их таким не испугаешь. Сразу стал приглядываться к диковинке и понял, что ошибаюсь. Стоит невдалеке от меня самый настоящий Серый, а по-другому — розуэльский человечек или ретикулянин. Или еще как там в других странах их обзывают.

Стоит такой коротенький, круглоглазый и безносый парниша с другой планеты и не моргает даже, уставившись на меня.

«Тоже, наверное, за помощью пришел, как и соседки…» — еще подумал я и, шагнув ему навстречу, вышел за ограду. Но и теперь он не шевельнулся. Странным мне показалось, что собаки наши не лают, они обычно на любую живность, готовую мимо прошмыгнуть, целым хором отмечаются — мертвого разбудят. А здесь — тишина.

Ну, подошел я к Серому, вижу, что ниже меня на полметра будет. Спрашиваю:

— И чего пожаловали? Хлебушка попросить? Или починить чего нужно?

Вот здесь-то пришелец и моргнул совершенно неожиданно своими огромными глазищами, а потом, не разжимая узкогубого рта, заявил:

— Во-первых, здравствуйте!

— Здорово, коли не шутишь! — я так всегда всем отвечаю на подобное приветствие. Из какого-то фильма давным-давно подхватил. — А что во вторых?

— Приглашаю Вас, незнакомец, посетить наше транспортное устройство. Не возражаете?

Любопытно мне стало: пришел ко мне Серый и на тарелку приглашает. Кстати, очень вежливо, не то, что в других странах. Передают, что там землян насильно похищают, содержат в плохих, нечеловеческих условиях, берут всякие анализы из организма.

— А где Ваша посудина? — тоже вежливо поинтересовался я, оглядываясь в нашей темени и ничего похожего на тарелку с неба не обнаруживая.

— Пойдемте со мной! — строго сказал Серый, еще раз моргнул, повернулся и зашагал на своих полусогнутых высохших ногах в сторону недалекой речки, находящейся в самой низине нашей местности. Через пяток минут мне пришлось в изумлении остановиться, так как зрелище было потрясающее. Тарелкой такое назвать я не решился бы, «транспортное устройство» было скорее похоже на огромный сплюснутый детский калейдоскоп. И видно было, как по верхней грани в разных цветах вспыхивают движущиеся предметы неизвестного назначения. Закрытые словно стеклом отверстия иллюминаторов пронзительно светили в ночи и создавали эффект мощной электрической лампы для освещения ограниченного условным кругом местечка на нашей сибирской земле. На мой взгляд, эту картину в Сибири раньше не наблюдали, иначе слухи добрались бы и до нашей деревни.

Вокруг инородного в этих краях аппарата мотались в разных направлениях другие Серые. Похоже, действительно с посудиной произошла беда, и хозяева пытались поправить дела. Раз я понадобился, значит, не все у них получалось. Мой проводник взял меня за руку и сразу мы с ним очутились внутри устройства, похожего на просторную кабину космического корабля. Стены были сплошь из экранов, кнопок, клавиш и всякой диковинной мешанины из разноцветных проводов.

Серый показал мне на подобие кресла и сел на соседнее. Затем он положил свои слабенькие руки на панель с кнопками и сделал несколько неуловимых движений. На ближайшем экране возникла знакомая картинка: наша голубая Земля из космоса с расстояния Луны или около этого. Протянулась пунктирная линия к планете, причем перед самой Землей на конце линии образовался кружок с лучиками, скорее всего обозначивший взрыв на борту летящего аппарата. Затем на экране промелькнула картина кувыркающегося в атмосфере «транспортного устройства», постепенно замедляющего скорость и плавно соприкасающегося с поверхностью. Серый выключил экран и посмотрел на меня.

— Обещали починить! — с нажимом напомнил он, все также не разжимая губ.

Сибиряки и моряки — народ бывалый. И уважительный к чужой беде. К тому же у меня возникло желание помочь Земле освободиться от серого рабства раз и навсегда.

— Заметано! Сейчас, только инструмент принесу…

Моментально очутился я около своей покосившейся хибары в сопровождении моего неразговорчивого спутника, слегка освещавшего своим телом дорогу. Видно, что следил он за моими действиями, почувствовал, что могу дополнительные проблемы им создать. Но мне-то наплевать было на его подозрения. Что он мог в моем инструменте разглядеть опасного для тарелки? Инструмент, как инструмент: ключи гаечные, молоток, плоскогубцы и так далее. А то, что я в карман штанов сунул потихоньку, Серый заметить не мог. Над этой штукой я трудился все последние восемь лет. Первые образцы прекрасно прошли ходовые испытания: медведи, доставлявшие мне со старухами разные хлопоты при набегах на деревню, сейчас находятся неизвестно где, начисто исчезли в неизвестном направлении. Я полагаю, сопят они где-то в другом измерении, хотя, может быть, их перенесло и поближе. Как-то в новостях передавали, что на станции «Южная» в Антактиде случайно под метровым льдом обнаружили замершего сибирского косолапого. Может быть, что наш, с Чугуевки…

Так что вернулся я к транспортному устройству экипированный как надо. Серый чувак вновь завел меня внутрь, покопался я для отвода глаз в потрохах двигательного антигравитационного аппарата, поломку устранил и свою захваченную из дома штуковину куда нужно пригородил.

Вышел на свежий воздух, руки о тряпочку вытер, говорю Серому:

— Ну что, все готово, взлетайте!

Смешно мне стало, когда его кругляшки при этих моих словах чуть из орбит не выскочили, видимо, не поверил сначала. Я сразу успокоил:

— Давай, запускай тачку, все окей!

Про окей он мгновенно все понял и исчез. И все толкающиеся вокруг тарелки Серые тоже как по команде рванули к аппарату. Транспортное устройство на глазах пошло мелкими разводами по корпусу — так оно, наверное, со стартера заводится. Свет от него потускнел и почувствовал я в мозгах слова благодарности:

— Большое спасибо!

— Без проблем, кушайте на здоровье! — ответил я устало и нажал в кармане финишную кнопку. И стало у речки, как было всегда: темно и сыро.

Теперь про Серых почти не упоминают по радио. Куда-то, говорят, пропали. На родину подались, что ли? Я все жду, может, какого-нибудь откапают все-таки на станции «Южная»?

Колонизаторы

Сегодня настал срок нам с друзьями выполнить свою главную задачу, которая всегда с рождения находилась в нашей памяти и про которую забыть было нельзя. Все остальное, что мы вытворяли последнее время, составляло прелюдию к этой главной задаче, пока мы просто, можно сказать, валяли дурака, отдыхали, присматривались к окружающей обстановке, знакомились с аборигенами, включались в здешнюю жизнь. Никто из здесь живущих не должен был заподозрить, что мы явились из звездного далека с весьма коварными планами.

И вот настал этот долгожданный день. Ближе к сумеркам мы вылезли из норы и поползли вдоль автодороги к ближайшему населенному пункту. В этом маленьком городке мы, превратившись в обычных парней, гуляли в баре, пили за свое здоровье и за здоровье здешних аборигенов, ласкали свободных девиц легкого поведения, заполняя их тела нашими личинками. Веселились мы не напрасно: все шло по программе, как и на других покоренных нашим народом планетах. Пришел срок, и личинки должны были превратиться сегодня ночью в активных бойцов, очиститься от людей-маток и начать быстро размножаться с одновременным уничтожением всего живого окружения.

Мы обязаны были проследить, чтобы все прошло, как следует, чтобы не возникло никаких отклонений. Планета, которую здесь называли Землей, с сегодняшнего дня прекращала свое обычное существование и превращалась в нашу собственность, то есть она вступала в могучее содружество Центральных Светил. Здесь будет основана новая колония, отсюда мы будем вывозить недостающие в Центре элементы, из которых построим новые звездные корабли и полетим дальше осваивать новые территории, колонизировать их, заполняя идеальными формами жизни. Таких планет, как Земля, во Вселенной очень немного и с каждым разом их становится труднее искать, подвергать колонизации. Поэтому наша профессия — колонизатор — превратилась в редкую и опасную.

Иногда мы попадаем в трудные ситуации, когда найденная планета, по всем параметрам подходящая для целей колонизации, преподносит неожиданные сюрпризы и приходится уносить щупальца как можно быстрее. Так, например, получилось с планетой, расположенной в соседней с Солнцем звездной системой, где центральным светилом был красный карлик, аборигены звали его Умирающим зверем. В багровых лучах угасающего карлика вечерами по усыпанной толстым слоем песка планете, обладающей всеми необходимыми нам соединениями, перемещались весьма массивные толстокожие веретенообразные существа. Наше появление в их обществе весьма им не понравилось и как мы не старались принять похожие формы, аборигены всегда отличали нас от себе подобных, много наших покалечили, пришлось улететь ни с чем. Ни одной личинки там не осталось, невозможно было отложить в тяжелых тушах личинки, ближе корпуса аборигены нас даже не подпускали. Умирающий зверь остался далеко позади, и вот здесь нам посчастливилось наткнуться на Солнечную систему с тремя великолепными планетами, с которых имелась возможность доставлять в Центр нужные вещества для продолжения экспансии среди звезд.

Начать решили с третьей от светила планеты, с Земли, здесь были в большом количестве добродушные гостеприимные существа, именующие себя людьми. Со временем они приняли бы на себя обязанность доставлять кое-что в центр Галактики, в нашу вотчину. Только это уже не должны были быть именно люди, какими они пока являлись. Перерождение в особей, не похожих ни на себя, ни на нас, поможет им быстрее передвигаться, летать в открытом космосе без всякой защиты, обладать диковинной по их сегодняшним меркам силой, позволит в короткие сроки освободить Землю от ненужных теперь ей веществ и переправить их без потерь на одну из баз Центра. Затем они исчезнут, надобность в них отпадет, они выполнят вложенную нами программу и превратятся в безжизненные тела во Вселенной, такие, как осколки малых планет, снующих в бесконечном количестве среди звезд…

Сейчас мы медленно передвигались в высокой траве, дожидаясь начала великого перерождения людей. Иногда кое-кто из нас выглядывал поверх травы, всматриваясь в сторону городка. Ночь была яркой, светила полная Луна и все было видно, почти как днем. Накануне аборигены праздновали какой-то свой дикий праздник, сильно набрались веселительного напитка и, конечно, сейчас дрыхли без задних ног, как они сами называли это состояние. У нас не было ни малейшего сомнения, что все песни свои они допели до конца, а сейчас их тепленькими — заложенные в них зародыши — превратят в бессловесных тварей и необходимо будет только сказать слова Великой команды. После этого можно будет спокойно занимать места в звездолете и отправляться в другую планетную систему. Здешняя наша программа должна была вот-вот закончиться.

Мы застыли на месте, так как город был уже рядом и время подходило к итоговой точке. Сейчас начнется… По крайней мере должно начаться. Не было при нашей жизни срыва подобных хорошо подготовленных мероприятий.

Через некоторый небольшой промежуток времени наш предводитель пробурчал что-то нечленораздельное. Он приподнялся с земли и щупальцем показал на город. Мы все посмотрели в том же направлении и ничего нового не увидели. Городок оставался по-прежнему спокойным, хотя время уже истекло. Не появилось повышенного шума во дворах домов, не загорелось ни одно из строений, не начали строиться превращенные в бессмысленных существ переродившиеся аборигены. Это настолько было странно, что предводитель затянул тоскливым голосом наш центральный гимн. Мысленно он приказал мне обратиться в землянина и посетить ближайшие дома. Там сразу все станет ясно: в чем задержка, какая нужна помощь, не пора ли и отсюда убираться восвояси.

Мне не стоило труда стать знакомым здешним существам молодым и развеселым Майклом Америка. Без особой тревоги я пошел по тропинке в высокой траве к сверкающему огоньками заправочному узлу для транспортных средств. Здесь в обычные дни всегда кто-нибудь был, заправка всегда работала. Но не сейчас же?…

В стеклянной дверце я разглядел сидящего у бара человека. Клянусь, что это был Косой Джим! Так и есть! Приближаясь, я увидел, как Джим опрокинул в себя стаканчик. Своим, присущим только ему, Джиму, жестом он утер тыльной стороной ладони рот и спокойно поставил стакан на стойку бара. Действительно, а почему Косому Джиму не выпить в столь поздний час, когда ни одна машина даже из ближайшего селения еще и не думала выезжать в его сторону. Я бы, наверное, тоже самое делал всю ночь. Здешняя выпивка была неплохой на вкус, не то, что на багровой планете у красного карлика, у этих веретенообразных массивных тварей, которые пили только из своих озер крепкие растворы оксидов серы… Б-р-р-р! Нам это питье не понравилось, приходилось наскоро синтезировать безопасные для нас напитки.

Продолжив движение, я обошел заправку и толкнул дверь. Джим обернулся ко мне, нисколько не удивившись. Он только спросил, сколько галлонов мне залить. Вот здесь-то я по настоящему понял, почему его звали Косым Джимом. Сейчас он так набрался, что ему могли приклеить еще какое-нибудь прозвище, куда похлеще. Я, не дожидаясь, пока его потянет на улицу к топливным шлангам, спросил, почему он здесь сидит, а не превращается. Давно уже пора бы!

Джим больше не дал мне ничего подобного продолжить, почему-то очень обиделся и вышвырнул меня на улицу, к колонкам. Потом он запер дверь, повесил изнутри табличку, извещающую о перерыве и, сидя на своем любимом стуле у бара, делал мне всякие зверские рожи, наблюдая, как я пытаюсь подняться. А подняться мне было тяжело, так как при ударе об асфальтовую дорожку я вновь превратился в себя самого и крутил щупальцами во все стороны, ничего толком не соображая. Джим поглядел на меня, поглядел, да и снова пропустил стаканчик. Странно, на других планетах люди зеленели от страха, случайно встречая нас в нашем истинном обличьи.

Слава галактике, подоспели на помощь мои спутники. Они своими конечностями помогли мне перевернуться и принять угрожающую стойку. Далее мы втроем планировали напасть на этого изверга и попытаться все-таки выяснить, что стало с нашими личинками, почему люди не превращаются в нужный нам материал. Однако когда мы увидели Косого Джима, стоящего у двери с каким-то ржавым на вид древним оружием и целящегося в нас, причем с самым решительным видом, мы сразу обо всем забыли и бросились в ближайшие заросли. Мы притаились там, но Джим вышел из здания и ходил вокруг заправки с видимым намерением с нами разобраться. Однажды ему даже что-то померещилось, и он все-таки выстрелил из этого ужасного приспособления, причем раздался такой громкий и страшный звук, что наш предводитель от ужаса обмочился. После этого ни о каком завоевании планеты, конечно, речи не было. Мы строевым ползком кинулись к летательному аппарату и отбыли с этой странной планеты. С планеты, где наш вид никого не страшил, где наши личинки не давали никакого эффекта и где обычный косоглазый и в доску пьяный абориген мог таким странным образом испугать нашего предводителя. Разве могли мы предположить, что крепкий раствор этанола, используемый здесь для веселого похмелья, начисто дезинфицировал наше главное оружие — личинки?

Прощай, Земля! Попробуем найти что-нибудь поспокойнее…

Просчет

Зной одолевал. Ветер стих окончательно, и Николай Иванович Изумрудов постепенно выжаривался под ослепительным солнцем, подставляя по очереди спину, бока, грудь. Народу на пляже набралось предостаточно, хотя сезон только начинался. Море плескалось у ног, в море плескались отдыхающие.

Изумрудов опять сходил окунуться, постоял по пояс в воде, внимательно оглядел небо: не приближаются ли тучи — и вернулся на свое место. Здесь он обнаружил, что у него появился сосед. Невзрачный на вид крепыш среднего возраста с весьма волосатой грудью и в полосатых плавках.

— Не жарко? — спросил он Николая Ивановича, широко улыбнувшись.

Моментально они разговорились. О погоде, солнце, об отдыхающих. Только одна запомнившаяся фраза почему-то начала назойливо вертеться в голове Изумрудова, когда новый знакомый пошел купаться. Нелепая какая-то фраза… Сначала Николай Иванович и внимания на нее не обратил. Петров — он так себя назвал — сказал буквально следующее:

— Хорошее здесь, на Земле, море — теплое, и полезных солей металлов много.

Ничего особенного во второй части фразы не было, а вот первая была очень примечательной! Пожалуй, чудней не придумаешь. И чем больше размышлял над ней Николай Иванович, тем больше он убеждался в правильности своей догадки. «Хорошее здесь, на Земле, море!..» Но тогда получается, что сам мнимый Петров вовсе не с Земли. Что он — инопланетянин!

— Вот это вывод — провожу время с пришельцем! — воскликнул Изумрудов и испуганно огляделся, не услышал ли кто-нибудь.

Когда новый знакомый вернулся, вдоволь наплававшись в море, Николай Иванович более внимательно оглядел его и пришел к выводу, что внешность у пришельца самая обычная, земная, придраться ни к чему нельзя. Тогда он ринулся в прямую атаку, поставив вопрос ребром:

— А скажите-ка, Петров, вы случайно не с другой планеты?

Петров явно вздрогнул, удивленно взглянул на Изумрудова, подумал секунду-другую и спокойно так ответил:

— Ну, ты даешь! Наверное, что-то я не то брякнул. Обычно все обходится чисто. Это у меня первый такой срыв. Даже не слышал, чтобы у кого из наших ребят произошло такое. Ты уж меня, дурака, извини, мог испугать тебя до смерти!

— А с какой же вы планеты прилетели? И много вас здесь?

— Да не прилетел я вовсе. У нас на Геце все люди имеют способность к телепортации. Силой воли мы можем переместись себя в любое место Вселенной. Достаточно только хорошо это место себе представить. Геца — это четвертая планета моей звезды, которая по-вашему зовется Арктуром. Слышал?

— Конечно, слышал, — изумленный неожиданным приключением, признался Изумрудов. Надо же, ему первому на Земле привелось вступить в контакт с пришельцем из космоса!

Но вообще-то пришельцы его не особенно интересовали. Существуют они или нет — ему без разницы, как говорят — до лампочки. Сейчас Николаю Ивановичу — главе одной из подмосковных фирм — представлялась единственная возможность выбраться сухим из того болота, в котором он оказался на работе. Кольцо вокруг него — он это хорошо чувствовал — сжималось. Некоторые смышленые люди из деловых кабинетов насобирали достаточно данных, чтобы привлечь его к определенной ответственности. Сославшись на усталость и старую болезнь почек, он оформил отпуск и уехал к морю. Даже не взял с собой милую секретаршу Люсю.

Сидя на горячем морском песке, Изумрудов рассуждал следующим образом: если ему удастся попасть в могущественную цивилизацию на Геце, где люди силой мысли путешествуют в просторах Вселенной, то вернувшись с какими — либо вещественными доказательствами, он сможет сразу же стать объектом повышенного общественного внимания на Земле. Будет ли кто копаться в прошлом такого героя?! Да, это выход! Только нужно умно вести игру…

— Слушай, Петров, давай по-простому! Не заливаешь ли ты? Какая-то телепортация… Мура все это. Да кто поверит?

Петров поднял руку:

— Погоди. Я разве прошу верить? Ты спросил — я ответил. Не веришь — мне еще лучше, пойдем лучше поплаваем!

Такой вариант Николая Ивановича не устраивал.

— Да не обижайся ты! Мне все понятно: ты — с Гецы. Геца — четвертая планета системы Арктура, ты прилетел сюда покупаться, вернее не прилетел, а телепортировался. Но вот как ты это делаешь, мне не ясно. Это же какое-то оборудование должно быть. А вокруг ничего подходящего.

— Никакой сложности нет. На Геце кроме телепортации есть масса всяких вещей, о которых здесь вовсе и не подозревают.

— Слушайте, Петров, — снова перешел на «вы» Николай Иванович, — а могут люди с Гецы перемещать разные предметы? Или животных, например?

— Вот чудак! Да я об этом тебе уже час толкую!

— А вот меня — можешь?

— Конечно! О чем разговор. Только изъяви желание, и я тебя перемещу.

— Давай прямо сейчас, — решился Изумрудов. — Уж очень хочется увидеть твою Гецу!

— Хорошо. Только ты сиди спокойно, не шевелись, а то в пространстве размажешься. Я тебя отправлю ровно на час. А пока здесь еще немного полежу. Море у вас замечательное, нигде такого нет…

Николай Иванович замер. Вдруг у него в глазах потемнело, он закрыл их, затем открыл.

На широкой снежной равнине их было двое: Изумрудов в плавках и могучий монстр, представлявший собой помесь слона, кита и гигантского бегемота. Огромная зеленая туша, поблескивая в лучах далекого Арктура, передвигалась на удивление быстро, не оставляя никакой надежды на спасение.

— Не хочу-у-у! — во всю силу легких только и успел крикнуть Изумрудов, дрожа от холода и страха.

Клыкастая пасть раскрылась широко, словно ковш стотонного экскаватора…

Через час Петров встал, осмотрелся вокруг и пробормотал:

— Не возвращается что-то. Наверное, ему там чем-то понравилось. Что ж, тем меньше свидетелей…

И он с разбегу бултыхнулся в искристое синее море.

Куда он запропастился?

Пыжим находился под столешницей и слушал, о чем говорят люди. На Землю он попал по чистой случайности, когда всюду разрекламированный безотказный ядерный двигатель галактического модуля все-таки отказал, и только специальное устройство для снижения скорости падения позволило ему остаться в живых. К великой радости Пыжима модуль внешне совсем не пострадал, то есть достаточно отремонтировать двигатель и можно продолжать путь к Малому Магелланову облаку, где его ждала многочисленная семья. Эти путешествия среди звезд уже порядком Пыжиму надоели, и он давненько подумывал уйти на пенсию и проводить время дома, у теплого гейзера, у дымящегося вулкана, короче — на своей, в доску родной планете. Ее не сравнить с холодной и насыщенной влагой Землей, где организму необходимо было за счет внутренних резервов постоянно поддерживать необходимую высокую температуру тела.

Сейчас же он тихонько сидел под столом, разглядывая рваные шлепанцы хозяев и прислушиваясь к непонятному пока говору людей. Пройдет несколько часов или даже минут и мозг Пыжима овладеет новой речью и тогда можно будет попросить помощи у жителей Земли для ремонта модуля. Пока он мог только прятаться, чтобы не всполошить аборигенов. Привести их в испуг своим видом легко, но тогда никто не рискнет ему помочь. Прицепившись всеми шестью клешнями к внутренней части столешницы, Пыжим вспоминал, как ему ловко удалось сбежать с места падения модуля совершенно незамеченным, хотя собравшиеся на окраине села люди, ковыряя всякими огородными приспособлениями верхний люк модуля, пытались добраться до его хозяина и, скорее всего, устроить тому смертную казнь. Ведь своим крылом модуль задавил какое-то крупное существо, долго еще издававшее тоскливые предсмертные звуки, среди которых чаще появлялись повторяющиеся «Му-у, му-у!». Пыжим догадался воспользоваться аварийным выходом в нижней части модуля в темное время суток, когда уставшие от бесплодных попыток вскрыть корабль, местные жители приступили к ужину прямо рядом, причем в рот они отправляли только какую-то вонючую жидкость и зеленые сморщенные овощи. Воспользовавшись этой паузой, Пыжим проскользнул по траве в ближайшее жилище, но несколько не угадал, потому что горластые аборигены тоже явились сюда же и продолжали разбор полетов. Как начал понимать Пыжим, двое землян ругали остальных, участвовавших в операции, за то, что они не обшарили приземлившийся аппарат полностью, а найденная ими небольшая дверь внизу, через которую и смотался Пыжим, была сразу не обнаружена и могла выпустить какую-нибудь заразу на поверхность Землю, о чем, может быть, впоследствии придется пожалеть. Они так ругались, что Пыжим боялся даже нос высунуть из-под стола и стал сомневаться, что эта компания захочет ему помочь с двигателем.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 25
печатная A5
от 374