электронная
216
печатная A5
536
12+
Чёрный опал

Бесплатный фрагмент - Чёрный опал

Объем:
270 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-3926-3
электронная
от 216
печатная A5
от 536

Автор: Тимошенко Алина Сергеевна — псевдоним: Лина Ч.

В главной роли Елена Салихан, обычная школьница старших классов переживает сильнейшие изменения в своей жизни. Действия происходят в России, благодаря её способностям она свободно может пересекать большие расстояния, не затрагивая какой либо транспорт. Действия происходят в нынешний век, хотя возможны некоторые сдвиги временных рамок. Основной идеей лежит тайная школа, и враг, без которого невозможно её будущее.

Аннотация

Что может быть страшней собственной Тени? Пожалуй, ничего. Мы боимся! Мы боимся перемен, боимся сделать что-то не так, боимся «ударов жизни»! Мы боимся всего, что может выдернуть нас из привычного состояния. Ведь никому из нас не нравиться терять почву под ногами. Но каждый из нас желает лучшей жизни, для себя, для близких и любимых нам людей. Разве можно стоя на месте «построить дом»? Решать вам, какой он будет: игрушечный или настоящий!

Вот и наша героиня, Лена Салихан сделала свой выбор. У неё не просто было желания изменить свою жизнь, но и стремление помочь другим. Не зная страха и сомнений, Лена ринулась в бой! Сначала сама с собой, затем с врагами.

Она жила в любящей семье, когда несчастье настигло её. Лена переживала потерю близких ей друзей, и корила себя в их беде. Но она даже и не подозревала, какую тайную тропу подготовила ей судьба. Ей ни чего не оставалась, как по ней пойти, молча следуя выборному пути.

У каждого в груди есть сердце,

У каждого оно по-своему горяча,

У каждой любви есть надежда,

Она горит ярче, чем свеча!

Тимошенко А. С.

Пролог

Темно…. Очень темно. Я иду вдоль стены увешанной какими-то портретами, вдали свет, деревянная дверь, скрип…. О боже что это!? Страшно! Я приближаюсь…. Вспышка, яркая вспышка, я падаю. Больно.., голова.., пустота… Сплошная темнота и тишина — блаженство, меня нет!!!! Тепло, я чувствую душевно тепло.

Я подскакиваю на своей постели.

— Гадство, опять — Говорю я, ругаясь. Опять этот сон, он мне сниться уже 4 года.

— Ты в порядке! — Слышу я голос мамы, она спала за стенкой, наверно мой возглас разбудил ее.

— Да, все хорошо.

— Ну и отлично, а теперь ложись спать.

— Ага.

********************

Вот так все и началось, но я забегаю вперед.

И так, меня зовут Елена Салихан, мне на тот период было одиннадцать лет, и я училась в пятом классе. Вот как это было:

Ранним утром я шла в школу со странным чувством, что сегодня будет знаменательный день, но я не представляла на сколько. Последний урок отменили, вместо урока провели не большую экскурсию. Видите ли, в районе нашего города нашли древнее захоронение, но пока еще, не известно, что за племя здесь раньше жило. Наш историк, Иван Степаныч, решил показать нам это место, мотивируя, что это величайшее открытие, за последние столетия, которое происходило на Сахалине. Иван Степаныч был 2 метра ростом, очень крупного телосложения, мы его в классе называли «Хагридом», ну уж очень смахивал на этого персонажа из книги Гарри Поттера.

Так вот, как только мы туда пришли, мне стало дурно. А дальше я не помню. Знаю только одно — я потеряла чувство времени. На протяжении всего забвения, в моей голове постоянно звучал, приятный, женский голос, и говорил на непонятном мне языке. Слова доходили до меня как «до жирафа», а смысла я вообще не понимала.

Болело все, как будто меня растягивают, завязывают, рубят на части — ломит, ноет…. Но это были цветочки, после этого началось то, что я не могу описать словами. Могу лишь сказать, что такое и заклятому врагу не пожелаешь. Потом боль ушла, стало очень спокойно, и только вселенная окружала меня, где я могла думать о разных вещах одновременно, и сразу анализировать. Это была моя вселенная, где я бог, царь, судья, палач.

«Пора» — говорит мне голос. Я медленно открываю глаза, яркий свет слепит. Мне тут же перехотелось открывать их, закрыв, я решила прислушаться — вроде никого…. Нет. Слышу, топот за дверью, мужской голос, вздох прямо надо мной «- Кто это?». Любопытство взяло верх, и я взглянула через полуоткрытые веки «- Иван Степаныч?!» подумала я. Он в белом халате, значит я в больнице или…. Да нет, не может быть:

— О нет, Леночка, ни чего не говори, я не думал, что так все случиться. — Я вижу печаль, скорбь в его глазах, и что-то ещё. — Я пойду, позову твою маму.

В ответ я ни чего не успела сказать, он уже убежал.

Рассматривая палату, я ни чего не обычного не увидела. Но я чувствовала, как по моим венам течёт кровь, чувствовала себя полностью, где болит, почему болит и отчего болит.

— Леночка, как ты девочка моя. У тебя что-нибудь болит? Ты можешь говорить? — Тут же набросилась с вопросами мама. — Врач говорит, что ни чего серьезного, но тревожить тебя запрещает. — Не переставая болтать, садится на стул, который стоит возле моей кровати.

— Все хорошо. — «И это мой голос?! Ужас. Как будто проквакала. Но постойте, у меня, и вправду, ни чего не болит». Подумала я. — Что произошло? — Спрашиваю я маму.

— Ты упала в обморок. — Входя в палату, говорит Иван Степаныч, причём как то странно косясь на маму.

— Ни чего, я смотрю тебе уже лучше!? — Говорит врач, входя следом. Пожилой мужчина лет пятидесяти пяти, слегка седой, но внешность не особо симпатичная.

— Да доктор, но почему я упала в обморок? — Я ни как не могла понять, в чем подвох.

— Позже. Сначала тебе нужно прийти в норму.

Прошло пару дней, прежде чем доктор рассказал картину произошедшего. Он объяснил, то место, где я потеряла сознание, было странным. Именно в то время, когда мы туда попали, там уже происходило что-то не вероятное, но мелочное. А то, что произошло со мной, и с моим классом, ни кто не ожидал…. Там тут же проявили бурную активность. Ученные и военные хотели ставить на мне опыты, но родители меня как-то отмазали. В газете была написана совсем другая версия, мол, там был угарный газ, и всё такое.

— Именно в вашем возрасте есть брешь в защите подсознания, формирования «Я». Все кто там был, особо не пострадали, кроме детей. — Тем временем рассказывал доктор. — После того как тебя увезла скорая помощь, весь твой класс стало жутко тошнить, прям выворачивать на изнанку, после чего пришлось и им вызывать врачей. Только твой учитель, Иван Степаныч не пострадал, так как он был один из взрослых с вами.

На этом его повествования закончились, он просил сохранить это в тайне, боясь получить «по шапке» сверху.

В данный момент из всего класса только я очнулась из комы. Все остальные лежат, и лишь слабый пульс даёт надежду. Врачи говорят, если они так пролежат ещё четыре года без изменений, то их отключат от аппарата, а это значит — смерть.

После я узнала, что лежала в коме год. Целый, один год!!!!! ААААааа!!! Как это может быть? Мама говорит, что все жизненные показатели были лучше, чем у других. Но повлиять на моё пробуждение, они не могли. Вот только была нарушена мозговая активность, как будто я не спала, а вела бурную жизнь. Поэтому они просто наблюдали. Где то за месяц до пробуждения, моя мозговая активность поутихла, и все облегчённо вздохнули.

После того как я проснулась, ни каких изменений не нашли в моем организме. Зато, я чувствовала изменения, я стала видеть всё иначе, чем другие. Мой мозг просто выдавал информацию, всё, что когда-либо видела, читала или слышала. Вспомнила даже Шекспира «Ромео и Джульетту», мама пыталась вдолбить мне её, но безуспешно. В моей голове блуждала куча мыслей, которые я никак не могла упорядочить. Как только начинаю сосредотачиваться, они тут же путаются, становятся не ясными, и я их теряла. У меня плохо, получалось сфокусироваться. Лишь бессознательные воспоминания давались чётко, и без проблем. В других частях моего организма всё было по старому, вот только… произошли некоторые метаморфозы тела, ведь прошёл год.

Через три недели, после того как я очнулась, меня выписали. Это были самые долгие три недели!

Я заново училась ходить, мышцы были слабыми, и врачи прописал мне оздоровительную гимнастику.

Мне пришлось всё лето заниматься уроками, как нестранно, но мне всё давалось легко. Сначала меня хотели оставить в пятом классе из-за долгого отсутствие, но мои родители договорились, что бы меня восстановили в шестом. Где я, была одна. Вначале мне было трудно, ведь все мои сверстники гуляют, развлекаются после школы, а я сижу дома, с учебниками и тетрадями. Но мне не очень хотелось оставаться в пятом классе, поэтому я сидела и зубрила. По не многу я втянулась в процесс, и таким образом я окончила школу в пятнадцать лет. За год обучилась восточному единоборству джиу-джитсу. На выпускной вечер я решила не идти.

Глава 1

Мне пятнадцать лет, сто шестьдесят восемь см. ростом, сорок восемь кг. веса. У меня каштановые волосы, и светлая кожа, глаза зелёные. Неброская внешность, по крайней мере, я так считаю.

После долгого сна, многое изменилось. Например, один и тот же сон не даёт мне покоя. Когда засыпаю, я вижу странный кабинет освещённый канделябрами, и меня преследуют, то темнота, то ослепительный свет, а потом новый день и я просыпаюсь в холодном поту. И снова учеба. Папа хотел, чтоб я перестала, целыми днями учиться, просто провела бы некоторое время с подругами на свежем воздухе.

У меня нет друзей, сверстники сторонятся меня, я чувствую их страх, они боятся меня. А в зеркале вроде ни чего…. Хотя какой там, мне тоже порой страшно. Ведь я стала умней их всех. Они считают, что мой обморок помог мне поумнеть. Так говорит Светка из соседнего подъезда. Я стараюсь игнорировать её подколки. Не удивлюсь, если эта Светка обвинит меня во всем, что случилась с моим классом. «Стерва, блин!»

У меня есть подруга, Настасья, я часто её навещаю. Жаль, она лежит в плате совершенно одна, её богатые родители обращались к разным врачам, предлагали большие деньги. Но лишь один японский монах заявил в прессе «Её время, её жизнь в хрупких руках. Спасти её может только чудо». Что он имел ввиду, я тогда не понимала. Жаль, с остальным классом было хуже, врачи лишь только пожимали плечами.

Власти замяли это дела, может по тому, что и так всё очевидно, а может они просто решили из меня сделать подопытного кролика, они и так уже достали. Мало того что следят за мной, так и родителям не дают покоя. Заставляют меня посещать лабораторию, и каждую неделю сдавать анализы. Между прочим, там целый список, и каждый раз он меняется. Говорят ради моего же благополучия. Уже тошнит от них, так бы и послала, вот только дядьки вооружены и опасны, да и родителей жалко. И всё-таки Настасья в коме, и я не знаю, кто виновен. Я долго себя корила за то, что не могу помочь ей, но если бы я знала как.

Бывало, что целыми неделями не выходила из комнаты, всё раздумывая и ища ответы. Родители очень беспокоились, даже психолога вызывали, в надежде, что он мне поможет.

— Увы, ни чем помочь не могу. — Говорили они и уходили.

После выписки я ещё раз разговаривала с Иваном Степанычем, но ничего нового не услышала. После он уволился, и куда-то уехал. Больше я его не видела. Многое было скрыто от меня, и пришлось перечитать кучу литературы из-за этого происшествия. Кто они? Бывают ли инопланетные расы? Гипотез было очень много, но фактов как таковых нет. И всё же мне очень хотелось выяснить, что же всё-таки на самом деле произошло. А так как пока это невозможно сделать, решила сконцентрироваться на учёбе.

Мне нравиться узнавать новое, я это делаю с помощью трансляции из разных уголков планеты, тем самым изучая языки разных народов и их культуру. Потом меня потянуло на разные виды оружия. Славу богу родители не в курсе моих увлечений.

По окончанию школы, папу направляют в другую часть. Да, папа у меня военный, нелегко маме с ним. Это военная часть оказалась далеко от моего дома. Но ни чего не поделаешь, мы собрали наши вещи и поехали покорять новый неизведанный нами мир. Это оказался город Краснодар. И я была не против, столь резкой, смены климата. Ведь я привыкла к холоду, где лето длиться от силы месяц, а остальное либо весна и осень, либо зима. Вот только Настасья может не выжить, и я бы, не хотела видеть, как её хоронят.

На Кубани всё иначе, чем на Сахалине, другие дороги, другие люди, другие здания и даже светофоры отличаются от привычной для меня формы. Меня поразила красота природы, где фрукты растут у тебя над головой и орехи в лёгкой доступности. Мы жили, почти в центре города, и у нас был двух этажный дом. Папе он достался по наследству, и у меня была своя комната, что меня очень радовало. Мы с мамой планировали моё поступление в вуз на архитектора, и жизнь казалась мне прекрасной. В общем, мне здесь нравилось.

********************

Вот мы и подошли к самому началу моей взрослой жизни. Я окончила школу в пятнадцать лет, сдав особый психа-тест. Что дальше? Спросите вы. А дальше начало моей истории

В первую же ночь заснуть я так и не смогла, все чувства резко обострились, паника возрастала. Мой организм был полон адреналина, я не могла успокоиться, тревога не отпускала меня.

ТУК– Тук — тук… Папины шаги. Открывается дверь. Хлопок. Чьи-то слова.

— Ищите девчонку, она нужна нам живой. — Сказал мужской грубый голос.

Все…, бежать.., тихо.., сумка.., документы.., окно.., прыжок с окна второго этажа на твёрдую землю, коснувшись ногами перекатываюсь на спине, чтобы уменьшить шансов подвернуть лодыжку. Вскакиваю на ноги и бегу проч. Благо мои окна выходили на заднюю часть двора, визг, что-то падает. Нет времени оглядываться, решаюсь прыгать через забор к соседям, полет, мягкое приземление. Бежать! Выбегаю из двора соседей и несусь в восточную часть города. Погоня была не долгой, я как будто знала, где они меня будут поджидать, поэтому бежала инстинктивно. Пришла в себя, когда оказалась в горах. Уже светало. Анализируя произошедшее, я попыталась управлять своим новым умением думать, но в голове всё путалось, что делать, хотелось ныть, но нельзя впадать в панику.

Поэтому решила поступить, так как велит внутренний голос, а он требует войти в глубокий транс — я этого боялась и избегала, теперь уже всё равно…

Для начала я взобралась на небольшой холм, нашла полянку, и уселась посередине её, скрестив ноги. Положила руки на колени ладонями к верху, лёгкое волненье, меня потряхивает, я стараюсь расслабиться и закрываю глаза. Слышу шелест травы. Не далеко, что-то жужжит. Ветер играет с моими волосами. Вдалеке поют птички. Я успокаиваюсь. Меня уносит вверх… всё выше, и выше облаков, вот я уже вижу поля, реки, горы и город во всю величину, мою планету, она огромна!

Я понимаю, что это не возможно, что душа не может вот так отделиться от тела, но, тем не менее, я парила. Меня привлёк, приятный, женский голос, тот самый мелодичный, мягкий тембр завораживал. И я полетела на его зов. Звёзды, как их много…, впереди звездная пыль, млечный путь…. Созвездия девы….Я так мала и ничтожна здесь, и в тоже время я необходимая часть вселенной…. Голос всё зовёт меня, и вот я около не обычного белого шара. Он переливается как будто жидкое серебро, в одно мгновение он стал матовым. Там женщина, она улыбается мне, и манит. Я, не отрывая взгляда от неё, вхожу в эту серебряную сферу.

— Кто ты? — спрашиваю я её. Мой голос был не обычный, как будто отдаётся эхом в глубоком пространстве, но такой переливающийся, мелодичный. Мы с ней парили, так как пола не было. Она похожа на призрак, её тело состояло из густка тумана.

— Я Изма, по-вашему, неземная раса. Ты теперь наш посланник, мне жаль, но тебе придётся умереть для всех, и даже для родителей, так надо, ты потом поймёшь. Сейчас твоё тело оплакивают и хоронят. Но не переживай твои родители здоровы и невредимы. Ты очнёшься, довольно скора, но не пугайся тесного пространства. Твои знания помогут тебе, иди, ты там нужна. И помни, я свяжусь с тобой, когда на то будет необходимость. Вот держи. — Она протягивает мне кулончик на серебряной подвеске, он смахивает на вытянутую каплю, ярко переливаясь разными цветами. Как опал. — Возьми, и держи при себе. Сейчас, ты очнёшься в своей комнате.

Она увидела изумление на моём лице и решила пояснить.

— Тебе нужно попрощаться, прежде чем ты уйдёшь из их жизни.

— Я не хочу уходить из их жизни, почему я?

— Так надо — Потом она замолчала, продолжения не последовала, но я была в панике. Ведь я вспомнила, почему я первая упала в тот день в обморок, а может и не поэтому… Я подняла с земли незамеченный всеми полупрозрачный серебристый, идеально круглый, чем-то напоминающий лунный камень. Когда я поднимала его, мои мысли были далеко от этого места, ибо я раздумывала, кем хочу стать, но к общему знаменателю так и не пришла. Смотря на останки неизвестного поселения, я поняла, что мы не одни на этой земле, останки не были человеческими.

— Но зачем мне это? — Спрашиваю я, указывая на кулон.

— Это для началаа-а-а….

Глава 2

— Пора — услышала я, и очнулась в своей комнате.

«- Странно». Подумалось мне. Поднявшись с кровати, я прошлась мимо шкафа, и почувствовала не ладное. «- Да не может этого быть!!!» Зеркало, висящее на дверце, меня не отражало,…. « — Я не отражаюсь!!!!!» В панике я взглянула на руки, и.. о бог мой, я еле заметная, я фонтом. « — Всё, я умерла». Первая мысль не утешающая. «Я призрак? Я не успела узнать причину всего происходящего, и где все?». Я совсем позабыла о словах Измы. С этими мыслями я вышла из комнаты по направлению к входной двери. И тут я обомлела. В квартире было много людей: друзья, соседи, родственники… и незнакомые мне люди.

«- Мама, папа!!!» — Меня из ступора вывело то, что один из неизвестных мне людей назвал моё имя, напоминая родителем, зачем они здесь. Мужчина лет двадцати восьми, крепкого телосложения, темно-русые волосы, небесно-голубые глаза, безумно любит свою собаку. Видно на его одежде собачью шерсть, коричневого цвета. Пёс явно домашний. А в остальном он выглядит безупречно. Ну да ладно.

Он утешал отца, похлопывая по плечу, мол, держись старик, и так далее. Я пошла на кухню, что бы выйти на террасу, вдруг я услышала, как за мной хлопнула дверь. Я обернулась,… стоял он, голубоглазый мужчина, и смотрел на меня. На меня!? Я в ужасе ломанулась на террасу, он за мной, но я прошлась сквозь закрытую дверь. Он остался стоять там, и через стекло рассматривал меня, потом тихо произнёс:

— Не бойся, я тебе друг… Я долго наблюдал за тобой.

— Я не понимаю. — Ответила я. — Ты точно ко мне обращаешься? Почему ты меня видишь?

— Это трудно объяснить. — «Спасибо, утешил, сразу стало легче». Подумала я.

— А почему я как призрак? — Решила я уточнить, вдруг он мне что-то новенькое расскажет.

— Не знаю, и не паникуй. Скажи, кто за тобой гнался? Кто приходил за тобой, и почему тебя нашли в горах?

— Это не твоё дело. — Но проблема заключалась в том, что я не могла вернуться обратно в своё тело, и меня это удручало.

— Не бойся, — повторил он, — подумай, кто мог за тобой гнаться?

— С чего это вдруг я буду тебе рассказывать? Ты кто такой? — Увидев его изумление, я решила воспользоваться преимуществом. — Слушай, ты бы не мог мне помочь?

— С чего это вдруг? — Оплатил мне он той же монетой. — Ты же не хочешь, мне помогать.

— Я обещаю тебе всё рассказать, но после.

— Хорошо, но смотря в чём.

— Ммм, дело в том, что после поминок я очнусь в теле. Ты бы не мог меня вытащить из гроба? — Мои слова казались бредом.

— Интересно, как это возможно? — спросил он задумчиво. Было видно, как его мозг стал интенсивно работать, но это была только видимость.

— Я обещаю рассказать, если вытащишь. Ну, так как?

Повисла напряжённое молчание…

— Хорошо, ты можешь подойти? — Сказал он. Я осторожно подошла. — Отлично, слушай, да я могу видеть призраков, но ты уж больно живой и не стандартный призрак, пожалуй, я тебе верю. — Он хотел, что-то ещё добавить, но промолчал. Да и мне не интересно, что он хотел сказать.

Его глаза были прикованы ко мне, с такой заинтересованностью, что становилось не по себе. Будь я в теле, у меня бы всё чесалась, я бы не смогла спокойно стоять на одном месте.

— Спасибо! Если ты не против, я хотела бы попрощаться с родными!? — Намекая ему, чтобы он отошёл от двери. Мне не хотелось опробовать новое состояния своего тела, пройду ли я сквозь него или нет. Да и уйти от его взгляда очень хотелось.

— Да, конечно. До скорого! — Ещё раз кинув на меня пронзительный взгляд, он скрылся в глубине дома.

День тянулся очень медленно, следователи довольно странные типы, я ни как не могла их прочесть, ни бедующее, ни прошлое. Папаня молодец быстро их отшил.

Пришло время, ложиться спать, вот все уже разошлись, мама направилась в ванную, а папа улёгся в постель, повернулся набок и затих. Приблизившись к кровати, я заглянула ему в лицо, он спал. Теперь осталось дождаться маму. Спустя пару минут она легла, и через час я услышала лёгкое сопенья.

Я сидела на стуле и смотрела на них, как вдруг из угла появился странный лысый зверёк, на задних лапах, подошёл ко мне и представился домашним эльфом, присел около меня на пол и говорит.

— Что сидим, кого ждём?

— Хмм-м, тебя. — Я просто не знала, что ответить.

— Да? Ну, так Ален тут, может, начнём?

Тут я совсем растерялась, и вопросительно уставилась на него.

— Что начнём? — Переспросила я.

— Прощаться! — Он так же вопросительно посмотрел на меня, но когда на моей груди увидел кулон, оторопел. Мы минут пять сидели, молча уставившись друг на друга.

Он встал, поклонился, повернулся ко мне своим лысым задом, прикрытым лишь набедренной повязкой. И стал что-то колдовать, повеяло лёгким ветерком и ароматом роз. Из его рук вырвался пучок света и застыл перед нами во весь человеческий рост, овальной формой. Я заглянула через плечо этого карлика, решив убедиться, что родители спят, они даже не шелохнулись.

Эльф повернулся:

— Меня зовут Ален, прошу простить Алена, за невнимательность, такое редко бывает. — Совершив поклон, он сделал приглашающий жест, в сторону магического портала.

Я откашлялась, что-то в горле пересохло, и хотела, было задать вопрос, но Ален меня остановил.

— Всё утро Ален был занят, иначе мы познакомились бы раньше, и Ален вам всё бы рассказал, но нам нужно идти. Вопросы вы будите задавать по дороге. Хорошо?

Мне оставалась только кивнуть и пройти сквозь портал.

Эльфа здесь не было.

— Обманщик. По дороге…, ага, как же… держи карман шире! — Я шла сквозь заросли цветов и возмущалась.

— Барышня, Ален тут, вот только вы Алена не увидите, а услышать можете.

— Ааа… А где мы? — Не много оторопев, я задала ему вопрос, так как мне в ногу впилась, какая-то коряга.

— В сновидении у ваших родителей.

— Папа и мама в одном сне?

— Да.

— Ой. — Я испугано взглянула вниз, по щиколотку зайдя в воду, «это место напоминает болото, только лягушек не хватает». Подумала я.- И куда мне идти? — Моему раздражению не было придела.

— Вернитесь назад на пору шагов и поверните на право, через десять метров вы увидите родителей. — «Ох, а заросли не заканчивались».

— Ну, прям не хуже навигатора. А где, пожалуйста? — Иронизировала я.

— Вы хотели задавать вопросы? — Сказал Ален, сделав вид, что не услышал меня.

— Уже начала. Удивительная вещь этот твой портал, я здесь осязаема, а по другую сторону не видима. Почему?

— Это сон. И вы сюда пришли, что бы попрощаться. Или вы хотите уйти не простившись?

— Пожалуй, нет. Спасибо, что я здесь не голая, хоть платьица одели, и босоножки вроде ничего. — Меня раздражала вся это ситуация.

— Пожалуйста, Ален старался. Что ни будь ещё?

— Ага, виллу на море и горячий чай с лимоном и тортиком. И мягкую тёплую постель. — Я продолжала свой путь, ностальгируя. Ален решил промолчать, но и правильно, по тому, что я увидела их….

— Папа!!! Мама!!! — закричала я во весь голос.

Они стояли на берегу у озера под большим дубом. Услышав меня, обернулись, и раскрыли свои объятья, добежав, я их крепко обняла. Мы так стояли довольно долго.

— Мы скучали. — Сказал папа.

— И я. Я ухожу, простите меня. — Я не выдержала и заплакала.

— Всё хорошо, так бывает, и ты прости нас. Помни, мы тебя любим! — Они были странными, и чего-то не договаривали. Они вели себя так спокойно, как будто знали, что на самом деле происходит со мной. Но лишних вопросов задавать не стала.

Мы ещё посидели, поболтали, повспоминали прекрасные моменты нашей семейной жизни. Потом всё стала расплываться и вскоре исчезло. Когда обстановка прояснилось, озера не было, сон развеялся, я сидела в своей комнате, одна…

Мне кто-то под нос сунул платок, обернувшись, я увидела Алена.

— Барышня, вам пора. — Плоток я взять так и не смогла, своими не видимыми ручками, — ой, простите, Ален забыл о вашем состоянии.

И он щёлкнул пальцами. Очнулась я, в очень, тесном месте. Гроб, не двинуться, тяжело дышать, начинаю паниковать. Вдох, выдох, вдох, выдох…. «Вроде легче».

Глава 3

Спасибо голубоглазому парню, он был как раз вовремя, и помог мне выбраться из тесной коробки. Начинало светать, я была одета именно в том сарафане, в котором была во сне.

— Виктор. — Он протянул мне руку в знак знакомства.

— Лена. — Я хотела, была пожать, но он поднял мою руку к своим губам, и поцеловал тыльную часть моей ладони. От неожиданности, я слегка напряглась, готовясь убежать. Но он, чертовски, обворожительно это делал.

— Мне надо тебе объяснить….. — Он резко замолчал прислушиваясь.

Меня напрягала окружающая обстановка, кладбище, совсем не то место, где хотелось знакомиться с кем либо. «Брррр….!». Да и вообще, моя жизнь круто изменилась. Мне хотелось забиться в угол и всё переосмыслить.

Я уже хотела вырвать руку из его объятий, как услышала чьи-то шаги. Решительным рывком я освободила руку, и нагой ударила в его живот. Он отшатнулся, но не упал. «Эх, надо было в пах бить» — с сожалением подумала я. Стала пятиться задам к кромке леса, но он был быстрее, каких- то пять секунд, и он повалил меня на землю. Я вывернулась, при этом упала на колени, и через плечо опрокинула его, но он сгруппировался. Выдернул у меня лопату, которую я успела подобрать, и резко поднял, крепка замкнув у меня на запястье наручник, а другой надел себе.

— Уходим! — приказал он. — За тобой погоня. И научись дослушивать до конца.

Я хотела возразить, но передумала, так как перед нами возник портал. Арка переливалась всеми оттенками голубого цвета, в человеческий рост. Виктор потащил мен к порталу, сопротивляться я не могла, он был физически сильнее.

Взяв меня за талию, и положив себе на плечо, он двинулся через арку. Но прежде чем скрыться, я успела заметить, как чьи-то тени стали очень быстро приближаться. Портал закрылся, не дав мне их рассмотреть.

Мы оказались в кабинете, где полно книг. Он смахивал чем-то на библиотеку, всё сделано под дерево, красный гранат.

— Прости, что пришлось пристегнуть тебя наручниками, но другого ты не понимаешь. — Сказал, Виктор, усаживая меня на диван, и расстегивая наручники.

Я сидела напротив какого-то рабочего стола, он был на вид тяжёлым. Такие столы только, на картинках, и по телевизору, показывают. Настежь распахнулась двухстворчатая, дубовая, дверь. И я увидела приятного на вид старика.

— Ты понимаешь, что ты наделал? — Входя в комнату, он стал отчитывать моего знакомого, а тот лишь опустил голову, виновато глядя в пол. У старика были длинные, чёрные волосы с проседью.

— Да, я виноват, если бы я вовремя успел, то смог бы предотвратить….

— Молчи, ни слова. — Старик повернулся ко мне. — Присядь! — И уже более сдержанно, и спокойно сказал — И так, юная леди, позвольте представиться…

— Не стоит, я тут долго не задержусь, лишь только объясните, зачем я вам нужна? — перебив его, произнесла я. Это было не вежливо, но мне было всё равно.

— И всё же, меня зовут Николай Юревич Островский. Я директор Академии Малефикуса, Международного Общественного Союза. И по совместительству хранитель всех этих «Тайн». — Он обвёл рукой перед собой, показывая на всё. — Не волнуйся, причина вашей ценности лежит в вас самой. Как вы уже поняли, с вами происходит, что-то странное. Так? — Спросил старик, садясь с право от меня в кресло, перекидывая ногу на ногу.

— Не понимаю, о чём это вы. — Делая вид, что я в замешательстве, и ни чего не понимаю.

— А Виктор, — старик, кивнув головой в сторону голубоглазого парня, — сказал, что вы, Леночка, уже овладели способностью фантома. — Вопросительно с упрёком уставился он на меня.

— Я не знаю о чём это он. — В ответ парировала я.

— Ну как же? Скажите, что вы ещё не лежали в коме вместе со своим классом, и только вы смогли очнуться от вечного сна, между тем как ваши друзья ещё спят, и находятся на грани жизни и смерти. Не факт, что они проснуться.

«Скотина, бьёт по больному». Подумалось мне.

— Но я не вижу связи. — Я скрестила руки перед собой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 216
печатная A5
от 536