электронная
36
печатная A5
507
18+
Чёрный айсберг

Бесплатный фрагмент - Чёрный айсберг

Объем:
394 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-4063-9
электронная
от 36
печатная A5
от 507

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Одиночество… Это чувство испытывал каждый. Кому-то приходилось переносить его непродолжительное время, а кто-то испытывает его постоянно, кто-то из кожи вон лезет, чтобы прекратить испытывать одиночество, а кто-то в нём нуждается. Но всё-таки человеку несвойственно пребывать в состоянии одиночества. Любой одинокий человек старается завести себе домашнее животное, чтобы оно своим присутствием избавило его от осознания своего одиночества. Человек испытывает эту потребность. А что же человечество? Рано или поздно оно начнет ощущать это чувство…

Немногие люди видели Млечный Путь в таком великолепии. Столь выразительной яркой полоски белого облака с Земли не увидишь. Вокруг только чёрное небо, яркие звезды, рассыпанные в бесчисленном множестве по небу, две звезды, светившие заметно ярче других, и тусклый красный карлик, свет от которого не мог скрыть красоту родной галактики. Созвездия на небе были расположены практически так же, как это видно с Земли, за исключением небольшого количества звёзд, входивших в местную группу.

Единственное движение, которое мог бы заметить человек, находись он в этом месте, это вращательно-поступательное движение продолговатого объекта, похожего на эстафетную палочку, брошенную куда-то вдаль. «Палочка» имела длину футбольного поля, и на фоне черного неба её белый корпус хорошо выделялся.

Это был космический катер продолговатой формы, напоминавший ракету эпохи начала космической эры. Хвост катера, где находились двигатели и прочие агрегаты, был тяжелее, поэтому ось вращения была смещена назад, и носовая часть, где располагался жилой модуль, описывала бÓльшую окружность. Рядом с катером параллельными курсами двигались небольшие аппараты, издалека похожие на каких-то насекомых. Их антенны походили на усики и лапки, а раскрытые солнечные батареи на крылья жуков. Взоры камер и сканеров аппаратов были направлены вперёд в пустоту.

Внутри катера условия искусственной гравитации одному из двух членов экипажа явно не нравились.

— Эта карусель меня до тошноты доводит! Давай лететь как все нормальные люди — носом вперёд!

— Что тебе всё время не нравится? Так хоть чай нормально попить можно: из стаканов, а не из пакетов или тюбиков! Я терпеть не могу есть в невесомости. Это для начинающих космонавтов интересно, а мне не нравится за едой по кораблю гоняться с открытым ртом!

В таких спорах проходил практически каждый день этого давно сложившегося коллектива. И не смотря на частые разногласия, эти два молодых человека прекрасно дополняли друг друга и делили обязанности по управлению и обслуживанию катера.

Внутри жилого модуля было тепло и тихо. Единственными звуками, проносившимися по помещениям, были голоса пилотов Игоря, Марка и бортового компьютера Маруси на фоне тихо работающих систем вентиляции. Однако ничто человеческое не чуждо и космическим пилотам, поэтому иногда можно было услышать музыку. У Игоря даже была гитара, хотя играл он редко, обычно когда Марк уходил с головой в работу, переставая воспринимать сигналы из внешнего мира, а Игорь не мог усидеть без дела и десяти минут. Обычно, если не было другой работы, он брал гитару, или разговаривал с компьютером Марусей, задавая ей такие вопросы, как если бы она была живой девушкой, на которые компьютер, конечно же, не мог ответить, предлагая прослушать цитату из электронного толкового словаря, касающуюся затронутой темы.

Однако, в этот раз диалог протекал бурно между собеседниками. Марк и Игорь были очень разными, но прекрасно общались и ладили.

— Слушай, а тебе нравится голос Маруси? — после небольшой паузы спросил Марк.

— Вполне. Это голос тридцатилетней женщины, молодой, симпатичной, как мне кажется, и обладающей необходимым жизненным опытом, — ответил Игорь, уже начавший подумывать о гитаре, — Просто если бы у неё был голос помоложе, то постоянно возникало бы желание с ней поспорить, а так её мнение для меня вполне авторитетно.

— А я думал, ты к моему мнению прислушиваешься в первую очередь. Скажи лучше, что просто не знаешь, как изменить настройки.

— Захотел бы — узнал! Ты кстати параметры катера проверял? А то нам через сутки тормозить надо.

— Да постоянно проверяю, — лукавил Марк, — Пока всё нормально. Все системы работают в штатном режиме. Кстати готовься: скоро придётся тебе попрощаться с силой тяжести, — с нескрываемым удовольствием констатировал он.

— Как только манёвры закончатся, я карусель опять запущу! — настаивал Игорь. Он посмотрел на товарища, сгорбившегося над голографическим экраном, вышел из каюты в коридор, который в данный момент был шахтой и поднялся по самодельной лестнице, неаккуратно приваренной к стене, на второй этаж. Эта каюта была переоборудована в спортзал. Гравитация здесь была немного меньше, так как находилась ближе к центру вращения.

Идея раскрутить катер и создать силу тяжести внутри судна, не предназначенного для этого, принадлежала Игорю. Марк, как человек с техническим образованием, был всячески против отступления от инструкций, но сам не чурался ставить эксперименты, и в итоге, хоть и скрепя зубами, уступил. В конце концов, он и сам видел в этом много плюсов, однако не торопился сказать об этом итак самовлюблённому Игорю. Игорь в свою очередь хоть и был эксцентричным независимым человеком, но мнению Марка доверял, и точно так же не спешил признаться в этом.

— Маруся, на беговой дорожке мою программу… — пробормотал Игорь компьютеру, который понимал экипаж с полуслова, если произносилась часто повторяющаяся команда. Как только он встал на беговую дорожку, зазвучала энергичная музыка, тщательно отобранная Игорем для подобных занятий. Во время бега он вспоминал Землю, родной дом, семью. Перед глазами проплывали веселые и самые радостные сцены из жизни. Игорь жалел о том, что всё это променял на добровольное заточение в тесном судне без связи с Землей, но от своей цели отступить был не готов.

Он бежал и представлял вокруг себя знакомые места, родительский двухэтажный домик, соседские дома и машины, аллею, где часто совершал пробежки в юности, знакомые продуктовые магазинчики, в которые с детства заходил по просьбе матери. Он «видел» голубое небо и птиц, которых на самом деле было меньше, но для подходящего ностальгического настроения их должно быть именно столько. Игорь уже начал подумывать о том, что зря наверно он всё это затеял, и что может быть нужно возвращаться домой, но тут раздался крик из динамиков: «Кушать когда идём?»

Столовая находилась на третьем ярусе. Здесь же находилась каюта со спальными местами. Игорь вытерся влажным полотенцем, пропитанным ароматным раствором и поднялся в столовую, чуть позже к нему присоединился Марк.

— Позвольте отужинать с вами, господин Ковалёв, — появляясь в проеме люка, произнёс в нехарактерной для него манере Марк.

— Извольте, господин Фролов! — подыграл ему Игорь.

— А скажите-ка мне, батенька, что нам бог послал сегодня?

— Вот полюбуйтесь, голубчик, икра просроченная, галеты, макароны, и рыбные консервы.

— И какой план? — обратился Марк к Игорю, прожёвывая пищу, — Мы выходим на орбиту Марены, как ты её назвал, сканируем поверхность, а дальше что? Если ничего не найдем? План «Б» то имеется? Там же ни лун, ни других планет поблизости нет, даже астероидов!

— Должны что-нибудь найти! Я уверен там что-то есть. Надо подумать, какими способами искать будем. Я думаю, нужно придумать что-то новое, что до нас никто не пробовал.

— Я тебя не понимаю! А если всё-таки не найдем? Может, всё же в обитаемой зоне поищем?

— Там уже до нас всё перерыли. И оборудование у них покруче, чем у нас было. Нам должно повезти, что-то мне подсказывает…

— А я-то думал, ты серьезный человек…

На этой фразе они оба замолчали, и каждый задумался о своём: Игорь о том, где и какими аппаратами начать сканировать планету, а Марк начал думать о том, как долго они смогут оставаться в автономном полете, и как придётся уговаривать Игоря прекратить поиски и возвращаться домой.

Конечно, лидером этой команды и автором идеи был Игорь, но и у Марка была своя мотивация. Поэтому никто из них не задавал себе вопрос, почему он здесь. Каждый из них был хозяином своей судьбы, и нытиками парней назвать было никак нельзя.

Знакомы молодые люди были довольно давно, можно даже сказать, были лучшими друзьями, хотя и происходили из разных социальных кругов. Родился Игорь Ковалёв двадцать шесть лет назад в семье предпринимателя. Отца он практически не видел дома, но не держал обиду, так как прекрасно понимал, что предпринимательская деятельность отнимает много времени. Имея хорошие карманные деньги, Игорь и сам мог найти, чем себя развлечь. В раннем детстве статьи его расходов состояли из покупок различных сладостей, затем, когда он получил официальное разрешение от матери покидать свой квартал, сюда добавились походы в парки аттракционов и в кино. Когда подобное время препровождения стало для него обыденным и по настоятельной рекомендации матери, Игорь записался в кружок астрономии, но скоро он ему наскучил, как и другие последующие. Чем он только не занимался: живописью, игрой на гитаре, спортивным ориентированием, но в итоге всё бросал, и не потому, что у него не было способностей, а потому, что любое занятие, которым Игорь увлекался длительное время, ему в скором времени надоедало. Когда парень стал старше, добавилась новая статья расходов — девушки. Сюда можно отнести походы в клубы, затраты на алкоголь и подарки. К 18 годам он выпросил у отца на день рождения «крутой» мотоцикл. Такой дорогой игрушки не было ни у одного парня в его районе, так что Игорь был всегда в центре внимания местной молодёжи. Ну а любая сложная техника, такая как мотоцикл, требует обслуживания, поэтому Игорь часто обращался к одному парню, который в этом кое-что понимал. Это был Марк.

Круг общения Игоря всегда составляли «тусовщики», которые если и обладали выдающимся интеллектом, то показывать его было не принято в данном кругу. Здесь главным критерием были возможности, а эти возможности давали деньги. Как это и бывало раньше с Игорем, эта обстановка ему скоро наскучила, к тому же он поступил в престижный вуз без помощи отца по специальности «космическая навигация», где мировоззрение его претерпело некоторые изменения. Контингент в университете разительно отличался от его обыденного окружения. Игорь получил то, что ему так долго не хватало — общение с образованными, талантливыми и умными людьми. Учился Игорь хорошо, схватывая всё «налету». Он впитывал информацию как губка. Пригодились занятия, полученные в кружке астрономии. Как человек активный, он не мог пропустить и творческую жизнь студенчества, выступал на различных мероприятиях, играл на гитаре со сцены актового зала. Преподаватели были от него в восторге. Вся женская половина факультета если не влюбилась в него, то, по крайней мере, внимательно наблюдала за парнем. Игорь любил посещать университет. Это был кладезь кружков по интересам.

На последнем курсе, при написании дипломной работы, возникли некоторые разногласия с преподавателем. Честолюбие, независимость и гордость сыграли не в пользу студента, и он сильно поругался с курирующим наставником. Игорь не успел к защите закончить дипломную работу и не получил заветный диплом, хотя учился он не ради этого документа. В итоге, Игорь решил забросить учебу и посветить себя путешествиям, для начала по Земле.

Где он только не был. Работать приходилось на самых низкооплачиваемых работах, но финансовую помощь семьи он всегда получал, где бы ни находился. Благодаря своей общительности и эрудированности он легко находил общий язык с людьми, а они ему в свою очередь помогали с поиском работы и жилья. На его жизнь повлиял один случай: в одной из ближневосточных стран он, гуляя после трудного рабочего дня, забрел в одно заведение, которое занималось астрологическими предсказаниями.

Как любитель всего нового Игорь зашёл внутрь, хотя, конечно же, как человек просвещённый, не верил в подобного рода прогнозы. Внутри царил полумрак как и подобает обстановке подобных заведений. За вестибюлем находилась комната с круглым столом. Игорь прошел в комнату, но там никого не оказалось. К комнате прилегала подсобка, в которую он конечно же заглянул. В подсобке сидела женщина, выглядевшая как цыганка и одетая как цыганка в традиционном цветастом платке и длинном черном платье. Она смотрела по телевизору какой-то сериал спиной к проходу. Игорь спросил на английском есть ли кто-нибудь в помещении, хотя конечно же знал что в помещении есть как минимум одна женщина, но того требовали правила приличия. «Цыганка» не отрывая взгляда от телевизора, слегка повернув голову, попросила Игоря хоть и с акцентом, но на чистом русском языке, располагался за круглым столом, добавив, что она скоро подойдёт. Так он и сделал.

Услышав звуки рекламного ролика, Игорь понял, что ждать ему осталось не долго. Так оно и случилось, и в голове у Игоря промелькнула мысль, что он тоже вполне мог бы делать предсказания, и надо бы узнать, нет ли открытых вакансий в этом заведении. Эта мысль заставила его улыбнуться. Входя, женщина увидела эту улыбку и улыбнулась в ответ, решив, что улыбка предназначалась ей. «Цыганка» была лет сорока на вид, у неё были темно-карие глаза, чёрные выразительные брови, губы, накрашенные ярко-красной помадой, стройная фигура. Впечатление она производила довольно положительное, если бы не пристальный, не моргающий взгляд. Она, молча, села напротив Игоря, перемешала карты, разложила, потом снова перемешала и снова разложила, но уже в другом порядке, затем достала мундштук с длинной тонкой сигаретой и закурила.

Игорю не хотелось знать своё будущее или проверить насколько хорошо предсказательница может поведать о его прошлом. На данном этапе жизни ему просто нравилось узнавать людей, общаться с ними, слушать об их мечтах, проблемах и мыслях. Кое-что он подмечал и цитировал, выдавая мысли других людей за свои собственные.

— Как с клиентами сегодня? — не зная с чего начать разговор, спросил Игорь.

— Да все уже дома давно, тебе одному только что-то дома не сидится, — с тем же акцентом ответила женщина.

Игорь был в растерянности, он не знал, как относиться к ответу «цыганки». Толи она недовольна тем, что Игорь отвлек её от просмотра любимого сериала, толи она что-то знает о том, что он путешествует. «Ну в общем то, конечно, не трудно догадаться, что я не здешний, но откуда она узнала что я русский? — подумал Игорь, — Может как-то по одежде? Хотя акцент мог выдать…»

— Знаете, я в таком заведении первый раз, если честно… Извините, что отвлек вас…

— Ничего, дорогой! Я рада, что ты именно ко мне зашел. Кино каждый день показывают, а такие люди не часто заходят.

— Какие люди? Вы меня наверно с кем-то путаете. Я в кафе работаю официантом.

— Да мне всё равно кем ты работаешь!

— А что вы имеете ввиду? Может я на какого-то известного человека похож просто…

— Известный, не известный… Сегодня неизвестный, завтра известный…

Женщина пристально посмотрела в глаза растерянного молодого человека, выпустила дым изо рта и снова начала раскладывать карты.

— А почему вы с картами работаете? Я думал, у вас здесь астрологические прогнозы делают…

— А какая разница, если ты все равно ни во что не веришь? Ну, хочешь, астрологический прогноз тебе сделаю? Просто астрология популярна в последнее время… Маркетинговых ход, так сказать! — улыбнувшись, сказала женщина.

«Как она узнала, что я скептически к этому отношусь? — подумал Игорь, — Я вроде никак этого не показывал…» Но всё-таки решил спросить: «А как вы догадались, что я в предсказания не верю?»

— Да почти все, кто приходит первый раз, не верят.

То, что гадалка использует логику и не пытается это скрыть, немного успокоило Игоря. Он расслаблено выдохнул и откинулся на спинку стула.

— Что тут у нас? Отец есть, но отношения как будто на расстоянии с детства… Мать очень любит. С деньгами проблем не было, — бубнила еле разборчиво женщина, как бы стараясь пропустить ненужные моменты. А Игорь в это время думал, какова вероятность того, что женщина угадала, ведь наверняка сюда приходит огромное количество людей, про которых можно сказать тоже самое.

— Сестренка есть младшая, — продолжала «цыганка», — Очень любишь ты её, парень у неё есть, тебе не нравится.

«Это уже интересно… Этого она точно знать не могла, про сестру по крайней мере, а про парня можно предположить,» — подумал Игорь.

— Но ты же не за этим сюда пришел! Мечешься как зверь в клетке! Прошлое ты итак знаешь, будущее тебе интересно, — вдруг громким голосом сказала женщина, посмотрев молодому человеку в глаза и улыбнувшись, медленно моргнула в первый раз.

«Цыганка» достала из сумочки маленькую книжку в переплёте из крокодиловой кожи, положила на стол, открыла и долго смотрела на страницы, как будто читая.

Через несколько минут Игорю стало интересно, что на страницах этой книги, и он, вытянув шею, попытался заглянуть в неё, но страницы были заполнены хаотичными линиями, как будто кто-то расписывал ручку. Он тяжело вздохнул и опять откинулся на спинку стула.

— Дорогу вижу… дорога, дорога… В твоей жизни произойдут большие перемены, — наконец начала говорить гадалка.

— А когда это случится?

— Очень скоро! — громко ответила женщина, недовольная тем, что её перебили, — Любишь в центре внимания находится. Всегда находился… Все тебя знать будут после этих событий, известным станешь…

Игорь хотел уточнить, после каких событий он станет известным, но не решился перебивать гадалку.

— Денег захочешь… А зачем они тебе? У тебя они итак были. Друга найдёшь, есть он у тебя, но не знаешь ты, что друг у тебя настоящий: на всю жизнь. Найдёшь, что искал в итоге… Дорогу вижу, дорога у тебя будет…

— Ну, я итак сейчас путешествую, уже давно…

— Путешествуешь? Из одного угла дома в другой пройти, это что, путешествие? Дальняя дорога предстоит тебе!!! Туда, где нет того, кто бы помочь тебе смог… Седьмой шар… холод чувствую… вроде нет никого… подожди… там что-то есть… Искать тебе нужно не там, где все ищут! В стороне искать нужно, плохо там смотрели. Не думал никто, что есть там что-то… Все это ищут, но только ты найдешь, а кто говорит, что нашёл — врут!

Гадалка захлопнула книжку, достала еще одну сигарету, закурила и откинулась на спинку стула. Она сделала несколько затяжек с закрытыми глазами. Создавалось ощущение, что женщина сильно устала.

— Если честно, я мало что понял… — с неуверенностью произнес Игорь.

— Ничего, потом поймешь, с тебя 200 долларов.

— У меня нет с собой таких денег.

— Вот визитка. Там указан мой номер телефона и счёта, можешь отправить деньги потом.

— Вы всегда доверяете клиентам?

— Не заплатишь — порчу наведу! — посмотрев исподлобья, сказала гадалка низким голосом, — Шучу! Я вижу, что ты парень хороший. Ты мои слова еще вспомнишь и меня не забудешь, ступай с богом, дорогой!

— Спасибо, и вам всего хорошего, — сказал Игорь, направляясь к выходу и постоянно оглядываясь.

— Слушай! Давно тебя хотел спросить: а ты на Марс никогда не хотел полететь? — выдернул Игоря из мира размышлений и воспоминаний вопрос Марка. Игорь еще некоторое время молчал, и Марк уже собирался повторить вопрос.

— Хотел одно время, только что там делать? По павильонам и торговым центрам я и на Земле погулять могу!

— А я вот хотел там побывать, в ралли поучаствовать, на каньоны посмотреть. Говорят там пещеры просто огромные. Слушай, так может, мы эту жизнь не там ищем? Может, не надо было в такую даль лететь? Полетели бы на Марс. Нашли бы работу. В свободное время посещали бы пещеры и искали сложные формы жизни.

— Во-первых: ты что думаешь, ты первый, кому пришло это в голову? Во-вторых: на Марсе передвижение вне жилых зон строго ограничено, нужно разрешение, которое выдается только строителям, геологам и службе безопасности, и то, проживающим на Марсе более трёх лет.

— А ты как думаешь, может они чего-то скрывают?

— За экологию переживают, я думаю.

— А награда за обнаружение внеземной цивилизации еще выше, чем за обнаружение внеземной жизни?

— Намного выше. Но мы вряд ли найдём братьев по разуму. Да нет их в нашей галактике, а если и есть, то они прячутся от нас. Знаешь, как волк в лесу, чуя человека за несколько километров, обходит его, не попадаясь на глаза, потому, что не знает, чего можно от него ожидать. Вот точно так же «зеленые человечки» чуют нас и обходят стороной.

— Убедительно. Тебе статьи писать надо в каком-нибудь жёлтом издании. Ладно, я наверно спать пойду, завтра ответственный день. Нужно отдохнуть.

Марк уже откинул нары и разложил постель в противоположной части комнаты. Он пытался расслабиться, чтобы как можно быстрее уснуть, представляя себе родные места, самые тихие и безлюдные уголки родного края, в которых ему удалось побывать, вспоминал свою первую машину, как они с друзьями ездили на пикники в лес на этом ржавом драндулете.

Марк родился в семье с низким достатком, но машин и мотоциклов у него было много. Правда, они отличались дешевизной и плохим состоянием. У Марка была импровизированная мастерская, где он ремонтировал свою и чужую технику. Впоследствии, это стало его средством заработка. Он вспоминал, как приходилось снимать всю электронику с машины, потому, что эта электроника наотрез отказывалась передавать управление шестнадцатилетнему парню из-за выставленных возрастных ограничений и работала с перебоями. Он снимал бортовой компьютер, все навигационные датчики, оставляя только самую необходимую электронику, заменял электронные блоки другими, переделанными, и отправлялся на машине с друзьями на природу по грунтовым дорогам, находящимся в стороне от оживлённых трасс и населённых пунктов.

Однажды у магазина Марк заметил шикарный мотоцикл. Такой он мог видеть только на обложке какого-нибудь мото-журнала. Тут вышел хозяин, обративший внимание на человека, проявляющего живой интерес к его средству передвижения. Это был Игорь Ковалёв. Марк отвесил комплимент по поводу мотоцикла его хозяину, на что тот согласился, что аппарат действительно «крутой», но есть некоторые проблемы с разгоном. Марк заметил, что можно вмешаться в программное обеспечение блока электронного управления двигателем и заменить некоторые заводские детали спортивными. Разговор завязался, и молодые люди познакомились. В последствие Игорь иногда посещал Марка, когда хотел что-нибудь отремонтировать в мотоцикле или проконсультироваться. Так они начали общаться.

Марк хоть и был сдержанным на эмоции человеком, но недостатка в общении он не испытывал, скорее наоборот, общения у него было даже больше, чем ему требовалось. Около его мастерской всегда толпились небольшие молодые компании. В поселке, где он жил, не было недостатка в клиентуре. Почти в каждом дворе был подросток, у которого был мопед. Его гараж был как кружок любителей авто- и мото-техники. Здесь всегда играла молодёжная музыка, стояли старенькие машины со следами тюнинга, а рядом небольшие группы молодых парней и девушек, эмоционально и со смехом что-то обсуждавших. Были и единомышленники, которые по совместительству являлись его коллегами.

Жизнь кипела вокруг Марка, и время пролетало очень быстро за работой в гараже. Как только они не издевались над старенькой техникой. Однажды даже один из друзей принес, бог знает откуда взятый «безпилотник». Корпус был разбит, но реактивные двигатели оказались целыми. Недолго думая, ребята установили эти двигатели на старенький пикап и весело носились по поляне за пределами поселения, снимая весь процесс на камеры. Правда, через полчаса один из двигателей загорелся, поэтому веселье пришлось прекратить, но, слава богу, никто не пострадал.

Вскоре увлечение дорожной техникой себя изжило, и Марк направил своё внимание на авиатехнику. Он сдал экзамены в специализированном пункте проверки знаний и поступил в колледж по специальности «техник-ремонтник реактивных двигателей». Правда, для этого ему пришлось покинуть родной посёлок, так как учебное заведение находилось в другом городе и даже в другом регионе. Марк хоть и не был отличником, но учился вполне хорошо. Преподаватели относились к нему снисходительно, закрывая глаза на его неуспеваемость по некоторым предметам. Особенно его любили руководители практики, которые не уставали повторять, что у парня «золотые руки» и, если у кого-то есть вопросы, то они непременно должны обратиться в первую очередь к Марку, а Марк ввиду своего простодушия никому не отказывал в помощи.

Время в колледже пролетело быстро и вот пришло время устраиваться на работу. Марк не стал долго выискивать, куда устроиться, и обратился в первую попавшуюся мастерскую. Это была небольшая контора, занимавшаяся ремонтом частных лёгких самолётов. Марка, в общем, устраивала его профессия, но всё же чего-то не хватало…

Тут Марком овладело понимание того, что он не чувствует левую руку. Он нехотя перевернулся на другой бок. Вскоре, почувствовав приятное покалывание и тепло сначала в плече, а затем в предплечье, Фролов пошевелил пальцами рук, убедившись, что кровоснабжение восстановилось, затем крепко уснул.

Глава 2

Рабочее помещение освещали яркие панели дневного света. Игорь с интересом изучал данные, поступившие с автоматизированных аппаратов, летевших рядом с катером. Новые сведения помогли более точно определить положение и орбиту планеты, к которой направлялся катер. Ковалёв не без помощи компьютера выполнил необходимые расчёты курса и смотрел задумчиво на экран, который транслировал изображение с камер аппаратов. Это было звёздное небо. Светящаяся точка посередине экрана ничем бы не отличалась от других таких же светящихся точек, если бы не ярко-красный маркер вокруг неё, от которого шла прямая линия, заканчивающаяся рамкой с какими-то буквами и цифрами. Игорь дал команду на максимальное увеличение изображения, но это действие не добавило деталей. Теперь светящаяся точка стала чуть больше.

В это время в помещение зашел Марк: «Доброе утро!»

— Доброе утро, — ответил Игорь, — Поступили новые данные. Я немного скорректировал план маневров. Сейчас десять часов утра. Через восемь часов мы должны начать торможение и выходить на орбиту планеты. Нужно будет развернуть катер против курса, остановить вращение и включить маршевые двигатели, поэтому план на сегодня такой: до четырех часов навести порядок, закрепить все предметы, проверить еще раз работу всех систем и одеть скафандры.

— А скафандры зачем?

— На всякий случай!

— Давно хотел у тебя спросить как специалиста. Ты же всё-таки в университете учился! — с наигранным восхищением произнёс Фролов, подняв указательный палец вверх, — Как работает тоннель, через который мы вылетели?

— Сквозь пространственный тоннель… — начал цитировать Игорь отрывки из учебника, которые еще остались в памяти, — Или сокращенно «сквопнель» предназначен для ускоренного перемещения аппаратов из одной точки пространства в другую со скоростью выше скорости света. Современные сквопнели могут перебросить аппарат со скоростью в 100 световых… Короче проще скажу. В одном месте — ворота, в другом месте –ворота… В одни влетаешь, в другие вылетаешь!

— Это я и без тебя знал!

— А что тебе еще сказать? Ворота круглой формы. Внутри тоннеля создается искривление пространства, а не прокол пространства, как некоторые думают! Никакой сингулярности там нет! Просто создается направленное движение ткани пространства в одном направлении. Аппарат движется внутри тоннеля вместе с пространством. То есть если этот аппарат влетает в ворота с большой скоростью, то прилетит раньше, чем аппарат, который заходит в ворота на малом ходу.

— Получается, это как труба с потоком воды внутри. Вода поступает из одного бассейна по трубе в другой. Если водолазу надо попасть в другой бассейн он ныряет в трубу как в аквапарке и попадает в другой бассейн. Правильно?

— Я бы лучше не сказал!

— А тоннель в двух направлениях работает?

— Да. По одну сторону ворот — вход, по другую — выход.

— А как создавалась эта система сквопнелей, ты знаешь?

— Сначала транспортный корабль буксировал ворота. Проводилась пробная генерация тоннеля. Если всё было нормально — тоннель начинал работать. Потом через этот сквопнель перемещался транспортный корабль с воротами, который дальше летел своим ходом и устанавливал следующие ворота ещё дальше. Так система и появилась. Я тебе тоже вопрос хочу задать. Ты мне так и не сказал в прошлый раз. Ты чего со мной то полетел?

— Ну, ты даешь! — удивился Марк, — Ты же сам меня позвал!

— А ты мог и не соглашаться.

— Да не знаю… С работой тогда у меня всё плохо было. Мастерскую, в которой я работал, закрывали, а тут ты! Я даже обдумать толком ничего не успел. Ты когда озвучил мне, какое денежное вознаграждение предлагает государство за обнаружение сложных форм внеземной жизни, я сразу про всё забыл и начал паковать чемоданы. Хорошо еще что все расходы оно берёт на себя. А вообще знаешь, я всегда мечтал по нашей Системе попутешествовать, правда, не думал, что так далеко залечу. А ты что подозреваешь меня в неадекватности? — с улыбкой произнёс Марк.

— Ну что ты, дружище! Я в тебе уверен! Я в себе так не уверен, как в тебе!

Игорь и Марк начали производить уборку, перемещаясь из одного помещения в другое. В основном она заключалась в том, чтобы убрать или закрепить все мелкие предметы для того, чтобы они не разлетелись по катеру, когда пропадёт сила тяжести. Расправившись с очередным помещением, они спустились на первый ярус, где находилось рабочая комната. Она отличалась от предыдущих наличием большого количества навесного оборудования, различных датчиков и приборов.

— Ну а ты-то почему решился на это? — вдруг спросил Марк — Ответ «из-за денег» не принимается. Уж слишком маленькие шансы что-то найти. Тут ещё какая-то причина должна быть.

— Гадалка нагадала!

— Я серьёзно! Из-за чего ты вдруг надумал этим заняться? Ладно, не хочешь говорить — не надо!

— Прилетим на место — я тебе всё расскажу. Тут недолго осталось…

Снова наступила тишина. Марку, конечно же, не нравилась излишняя загадочность со стороны Игоря. Ему хотелось получить полноценное логичное заключение, к которому тот пришел благодаря долгому анализу данных или возможно, Игорь получил какую-то ценную информацию от авторитетных и компетентных людей во время своих путешествий.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 507