электронная
54
печатная A5
407
16+
Чёрная вода

Бесплатный фрагмент - Чёрная вода

Пиратские приключения


Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-2172-6
электронная
от 54
печатная A5
от 407

I

Команда из пиратов славных,

Что не найти на белом свете.

Покоряют волны плавно.

Их парусам попутный ветер.


Морской ужас — Капитан Удачи.

Девять смелых не видавших крах.

Они каждому отвесят сдачи.

После по морям развеет прах.


Стоянка у индийских берегов:

Шелка, наряды дорогие.

Последние грузили из мешков.

Застучали капитана сапоги:


«Горбатый Джош, мой верный друг.

Смотри, тот наёмник без ботинок.

Что — то лёгкое выронил из рук.

А как же шпагу в поединок?»


Горбатый Джош казался странным.

Знакомы были с ним давно.

Вместе получали свои раны.

Не один корабль, опустив на дно.


Берёт за шиворот беднягу.

Безжалостно толкает вон:

«Нам не нужны люди без отваги.

Кто побоится беспощадных волн.


Эй, не прячься Одноглазый Гарри.

Давай, пожертвуй пару золотых.

Ты проиграл недавнее пари.

Что он покрепче будет остальных».


По палубе шагает твёрдо,

Стеклянный глаз блестит на солнце.

Бедняге золото кидает гордо:

«Держи и прочь беги с червонцем».


Грозный крик: «Хватит представлений.

Эй, Гарри и Горбатый Джош.

Лучше осмотрите пленных.

Может, кто из них припрятал грош».


Пираты занялись работой.

Наёмники таскать тюки.

На корабле достаточно заботы.

Были даже в кости игроки.

II

Отплывают, подняты якоря.

Совет в каюте капитана.

Карта на столе, спорят, говорят.

О том, каков дальнейший план.


«Мой брат родной, Носатый Бим.

Около Бенгальского залива.

Пленных там ему мы продадим.

Слышал, ему нужна нажива.


За голову попросим золотых.

Они ограбили два острова.

А может пушек, выберем каких.

Он в них не хуже нас подкован».


Предводитель поднялся над столом.

Поставил чёрный крест на карте:

«Эй, Билли следи за огоньком.

Всем остальным желаю спать».


Капитан выглядел распятым.

Снял шляпу, шпагу на пол кинул.

Кортик за рубахой спрятал.

И он во сне как будто сгинул.


Грязный Сэм и Волосатый Билли.

Два брата от разных матерей.

Держались вместе, равные по силе.

Вели дозор среди ночных огней.


«Тише там пропащие душонки.

Если дожить хотите до утра.

У капитана слух ведь тонкий.

Мой брат не даст тому соврать.


Дело было года три назад.

Командир немного выпил рому.

Ему наскучил корабельный маскарад.

Он ушел в каюту спать по — доброму.


Уснул уже и видел третий сон,

Когда к нему проник наёмник — вор.

Хотел украсть сокровищ карту он.

Тем подписал себе смертный приговор.


Наш капитан не открывая глаз.

Кортиком прибил его к стене.

С тех пор девизом стала фраза.

БОЙСЯ ТОЛЬКО МЕРТВОГО ВО СНЕ!»


Пленные головы повесили.

Холодный ветер заставлял дрожать.

Сэм и Билли на мешках уселись.

Тихонько стали вспоминать:

«А помнишь, на берегах Дамаска.

На бригантине у арабов.

Мы все залили красной краской.

Потеряли многих из пиратов».


— Да что мой брат теперь поделать.

Это наш с тобой удел.

Если начал бейся смело.

Если нет, считай, что не успел.


«Мушкетов много мы собрали.

Шпаги разных видов были.

Чуть в злую шутку не сыграл.

Шкуру спас мою, ты помнишь Билли».


— Наш каждый день борьба за жизнь.

Я сделал то, что должен был.

Что вспоминать про тот каприз.

Где для друзей часы застыли.


«Кстати, а как же Гадкий Кук.

Значился рабом у тех арабов.

Как бился юный тот каблук.

Не хуже лучших из отряда.


Как разлетались сабли звуки.

И друг за другом падали враги.

Капитан героя видел в узнике.

Дал в награду именные сапоги».


— Наш предводитель свет в дыму,

Собрал девятку из сильнейших.

Мы столько лет верные ему.

Он воспитан по правилам старейшим.


Нас боятся, кто с нами имел дело.

Всегда сражались до конца.

Мы беспощадные, умелые.

От смерти не отведём лица.


Бутылка рома была допита.

Вставало солнце сгоряча.

Очередная ночь убита.

За покой боролись два родных плеча.

III

На палубу поднялся капитан:

«Идите. Старый Гриф подменит вас».

Братья разбрелись по разным сторонам.

Легли на доски, захрапели в раз.


С маленьким на поясе кинжалом.

Лохматой, поседевшей бородой.

Старый Гриф взглядом провожал.

Сложный путь, стиравшийся водой.


Он тоже капитаном был.

На таинственной галере.

Штормом судно их разбило.

Выкинув куски на берег.


И как он выжил неизвестно.

Вся команда сразу сгинула.

Питался тухлым мясом местным.

Конечно, честь пирата кинула.


В то время мы заплыли в скалы.

Холодный ливень охватил залив.

Он как стервятник выглядел, молчал.

Взгляд хищника оставил Старый Гриф.


Он тихий. Мало говорит,

Но нужный даст всегда совет.

Если кто начнёт его просить.

Всегда готов помочь в ответ.

IV

Время близилось к обеду.

Корабль начал просыпаться.

Кто поддерживал беседу.

Кто продолжал саблями махаться.


Команда за работу принялась.

Гарри паруса натягивал.

«Наёмники не вздумайте украсть!» —

Горбатый Джош кричал и вздрагивал.


По бочкам бил саблями играя.

Джон — пират упрямый Весельчак.

При этом что — то напевая.

Этот парень тот ещё чудак.


Он средних лет, но выглядит моложе.

И даже в драке песни пел.

Улыбка ведь всего дороже.

И убивать, со злым лицом не смел.


Он отсекал куски от тела.

Славные стихи читал при этом.

Кто — то скажет, что уму предел.

И в дружбе только с бредом.


Ему было около пяти.

Учился инструментам разным.

Он не побоялся в дом зайти.

Где всё кругом залито красным.


Семья лежала друг на друге.

Отец закрыть пытался мать.

Он оказался в адском круге.

Где некого уже спасать.


То не люди какие — то.

Что после дом его сожгли.

Цепями били сильно так.

Что можно разжигать угли.


Он вырвался и крови насмотрелся.

Потом бочку с порохом поджог.

Он улыбался, когда недруг разлетелся.

Не каждый это всё стерпеть бы смог.


Наверное, в лет двадцать пять.

Он зрелище показывал со шпагой.

На островах, где продавали мы опять.

Пират без страха взят с отвагой.


Он был седьмым, кто не предал ни разу.

Теряя силы, оставался биться.

Капитанского слушался приказа.

Не заставляя его злиться.


«Эй, Весельчак! Да пожалей ты бочки, ­­­­­­­­­­­­­–

Одноглазый Гарри в ярости кричал, —

От шума голова взорвётся точно,

Лучше бы свои стихи читал».


«А ты в бою лишился глаза? —

В ответ сказал упрямый Джон, —

Ты просто любопытный где — то лазил.

Нарвался на иглу потом».


Смеялись оба. Всегда шутили так.

Друзьями стали наилучшими.

Одноглазый Гарри, Джон Весельчак.

Один дотошный, а другой поющий.


На самом деле глаз свой потерял.

Он в той же битве на Дамаске.

Кто — то из мушкета без конца стрелял.

Через висок навылет без опаски.


Он не упал и продолжал сражаться.

Кровью, истекая полностью.

Он заставлял врагов бояться.

Честь для пирата это гордость.


Джон продолжал безжалостно стучать.

Гарри крепко связывал верёвки.

Пора и золотое время знать.

Оно летело без путёвки.

V

День приближался к вечеру.

Наёмники все спали на мешках.

Паруса держал попутный ветер.

Речь капитана будет нелегка:


«Завтра, когда начнут спускаться звёзды.

Доберёмся до первой остановки.

С пленными решим пока не поздно;

Узнаем новости о морской коробке».


То значило, что вдоль индийских берегов.

Четыре сильные команды из пиратов.

Делить хотели драгоценный остров.

Османский пёс, два брата, кто — то из арабов.


На острове шелка, чайные деревья.

Ещё на несколько веков вперёд.

Каждый хочет стать одним из первых.

Кто управление над ним возьмёт.


Немало будет литься крови.

И душ загубленных не счесть.

Одни удачу в битве ловят.

Другие просто жаждут месть.


Свои законы у пиратов.

Чужое брать, не отдавать взамен.

За всё своя придуманная плата.

В ней не существует перемен.


«Прошу в каюту, — капитан продолжил, —

Сегодня ночью лунное затмение.

Что же мои черти, загадаем, может.

Тот остров будет наш и без сомнения!»


Команда безудержно смеялась.

Поднимала шпаги вверх.

Как будто кто — то им поклялся.

Что ожидал их там успех.


В каюте с капитаном.

Разлили ром в стаканы.

Сидели тихо, обсуждая план.

Как избежать потерь и ран.


То крутили карту разно.

Потом коварно улыбались.

Молчали, пропуская фразы.

Думали, что ошибались.


Горбатый Джош нашёл изъяны.

Поднялся вверх на палубу:

«Затмение! Погода дрянь.

Туман рассеется устало».


Командир послушал друга:

«Команда, давайте отдыхать.

Плыть осталось половину круга,

Где Носатый Бим нас будет ждать».


Все разошлись по воле предводителя.

Желает каждый доброго всем сна.

Грязный Сэм и Волосатый Билли.

Ушли дежурить. Ночь. Морская тишина.


Конечно, Сэм изрядно мылся.

Прозвище своё он получил.

За то, что часто врал, но честно бился.

И был азартным не жалея сил.


Он как — то в кости много проиграл.

Свои кольца, деньги, вплоть до шляпы.

Но вдруг соперников не стало.

Он утопил их, в рот засунул кляпы.


Потому он Грязный за дела свои.

Когда по правилам, их нарушает.

Но с капитаном все провёл бои.

Преданным и он про это знает.


А Волосатый Билли старший брат.

Родная мать была приезжей.

С отцом крутилась благодать.

Стала жизнь другой не так, как прежде.


Отец был лучшим моряком,

Со всеми честный и при власти.

Билли было три, когда потом.

Смерть смогла мать его украсть.


Потом роман там закрутился.

На жарких берегах вдоль Африки.

В итоге брат родился.

Сэм. Называли его младшеньким.


Всё сложилось худо впрочем.

Отец уплыл надолго по приказу.

Мать ушла, как вычеркнуть две строчки.

Легко и забыла по них сразу.


Время шло, крепчали братья

На островах вели порядки.

Морской Чёрт решился взять их.

При первой встрече без оглядки.

VI

Туман рассеивался быстро.

Солнце выплывало из–за туч.

Капитана громкий выстрел.

Всех поднял на всякий случай:


«Якорь вверх! Нельзя нам больше медлить.

Быстрее! Да вёсла приготовьте.

Как только день нам перестанет верить.

Мы на месте будем, рты закройте».


Все замолчали с перепуга.

Ведь уважали командира.

Забегали по кругу друг за другом.

Кружились, как мишени в тире.


Жара была, как на песках пустынных.

Вода кипела и парила кипятком.

К обеду стрелка на часах старинных.

Кто отдыхал, кто ел, кто говорил о чём.


«Эй, Гадкий Кук, очередь твоя.

С широко открытыми глазами.

Совсем немного до исхода дня.

Следи теперь за парусами».


Уже не вспомнить, кто его прозвал.

Да по каким таким заслугам.

Делами он своими доказал.

И стал для всех достойным другом.


«Эй, Джош, твой горб на солнце обгорит, —

Смеялся, во всю силу Кук, —

Слышит весь корабль, как верблюд сопит.

Терзают видно его муки».


Все хохотали очень громко.

Конечно, не было обиды.

Они всегда шутили тонко.

Не подавая злого виду.


Горбатый Джош лишь бормотал:

«Эх, друг, тебе мою обузу.

Ты бы каждый день рыдать устал,

Надрывая своё пузо.


Мне с детства жуть его таскать.

Ты думаешь, я правильный пират?

Наш капитан не даст соврать.

Что я убил родного брата.


Когда я был совсем юнцом.

Мой брат свалился за борт.

Он уходил на дно с концом.

А мне мешал проклятый горб.


Я видел, как он погружался.,

Ничего не мог поделать.

Я в угол убежал и сдался.

После чего бояться не умел».


«Прекратить, опять вы о плохом! —

Громко крикнул предводитель, —

Запастись пора нам огоньком,

И будьте очень бдительны».

VII

Немного солнце уходило.

И небо тучи закрывали.

Корабль уже тише волны бил.

В залив Бенгальский подплывал.


«Тюки готовьте тридцать штук.

Пленных в чувства приведите.

Не распускайте больше рук.

И моей команды ждите.


А вон мой брат, Носатый Бим!

Две шхуны за скалу заплыли.

Дальнейший план обговорим.

Оценим наши с ними силы».

VIII

Солнце село, небо в звёздах.

На якоря все встали дружно.

Для встречи не бывает поздно,

А для близкой слов не нужно.


Последний раз виделись они.

Года два назад, наверное.

После того тянулись долго дни.

Прожили впрочем, время нервное.


Они тогда громили остров,

На морях Карибских лили кровь.

Жизнь отнять, увы, так просто.

Никто не знал, увидятся ли вновь.


Носатый Бим остался в Индии.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 407