электронная
90
печатная A5
334
18+
Чужой дом

Бесплатный фрагмент - Чужой дом

Объем:
152 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-1211-1
электронная
от 90
печатная A5
от 334

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Для каждого из нас родители — одни из самых дорогих людей в жизни. Но, к сожалению, старшее поколение не всегда готово позволить нам выбирать свой жизненный путь самостоятельно, а порой мы осознаем, что посторонние люди понимают и поддерживают нас гораздо больше, чем родные по крови. Молодой герой романа «Чужой дом» испытывает все трудности взаимоотношений между поколениями: предательство родного брата, разочарование в семье, где он вырос… Но его сердце греет огромная и чистая любовь.

Глава 1.

Зима, морозы — это именно то, что я люблю. Не знаю, чем вызвана эта любовь. Обычно люди мечтают о море, солнце, поваляться на пляже, погреть косточки, а я всего этого не особенно хочу. Терпеть не могу жару, и особенно устаю от моря, не могу выдержать больше двух дней. Назойливые лучи солнца с самого раннего утра мешают спать, а если живешь на берегу, то к ним присоединяется еще и плеск волн. Первое, что видишь из окна, просыпаясь, — полуголые люди торопятся на пляж, кто-то парами, кто-то с детьми. Я терпеть не могу однообразия, поэтому не понимаю, как можно день за днем проводить у моря.

Зимой все по-другому — для меня, конечно. Особенно люблю московские зимы. Ночью, перед сном, смотришь в окно — тихонько падает снег, а утром земля уже покрыта белым ковром в полметра толщиной. И воздух чистый, как хрусталь, хоть и ненадолго. Еще очень люблю ходить по свежевыпавшему снегу и слушать его хруст под ногами — звуки находятся друг с другом в удивительной гармонии.

Помню, во втором классе, на уроке по окружающему миру задал вопрос учительнице, будучи уверен, что она не найдет на него ответа: почему снег хрустит? Я был и, наверно, остаюсь любопытным, даже сейчас.

Но она, улыбаясь, ответила: «Это ты ломаешь позвоночник снежинкам». И я, наивный второклассник, поверив в ее шутку, пришел домой и сразу же рассказал отцу, надеясь, что он об этом не знает и я его удивлю… Папа, конечно, сделал серьезное лицо и сказал мне:

— Спасибо, сынок, всю свою жизнь искал и не мог найти ответа на этот вопрос, спрашивал у многих, но никто, кроме тебя, не смог мне ответить. — И через несколько секунд громко засмеялся, быстро поднял меня на руки и обнял, чтобы я не обиделся на его смех.

Потом мы, конечно, долго смеялись с ним вместе. Иногда скучаю по тем временам…

Детский мир — он особенный, но это понимаешь только повзрослев. Осознаешь, что детство было самым счастливым временем, которое уже не повторится (а некоторые люди не понимают этого никогда).

Тоска по тем временам, когда все, что от нас требовалось, — это хорошо учиться и быть послушным. Вот и все, других забот не было, думаю, все со мной согласятся.

Но не буду долго томить вас, мой дорогой читатель. Начну свой рассказ.

Мы встретились с ней в 2001 году, в один из последних апрельских дней. Яркое солнце в эти дни уже греет землю, но она еще помнит толстый слой снега, который покрывал ее всю зиму. Правильно говорят — у природы нет плохой погоды. В каждом времени года есть своя красота.

…В тот день, после работы, я решил ненадолго зайти в библиотеку. Хотелось немного отдохнуть от московской суеты и шума. Мне кажется, в Москве можно найти тишину лишь в двух местах: в библиотеке и в операционной.

Библиотека находилась, кажется, на улице Строителей, если мне не изменяет память. В то время я довольно часто бывал там. Иногда даже не читал взятую книгу, просто сидел в самом тихом уголке, перелистывал страницы. Люблю этот особенный запах книг — старых, много раз перечитанных, с потрепанной обложкой…

В этот раз я хотел начать «Жизнь взаймы» Ремарка. Мне нравятся его книги. Они о любви, которая меняет жизнь, и об искренней дружбе, о подвигах и мужественных поступках, совершенных ради них. В каждой из них я находил частичку себя…

— Извините, где я могу найти Ремарка? — обратился я к библиотекарше, женщине средних лет.

Она ответила сразу же, даже не повернув головы:

— Третий ряд справа от вас, молодой человек. Если что, я буду в другом зале, — и быстро вышла.

Так, третий ряд и мой любимый Ремарк! Как же можно знать наизусть, где какая книга в такой огромной библиотеке? Не понимаю… «Жизнь взаймы» смотрит прямо на меня. Взял книгу в руки и начал перелистывать — с последней страницы, это моя привычка. Всегда хочу сначала узнать, что в конце, так мне кажется интереснее.

«Борис никогда не видел ее такой красивой. И он подумал, что она была счастлива, насколько человек вообще может быть счастлив».

Да, красивая и счастливая. Смысл жизни — быть красивым и счастливым, ничего другого, по сути, и не нужно. Но что такое счастье — каждый понимает по-своему. Пока я пробегал глазами последние слова в книге, кто-то вдруг словно шепнул мне: «Повернись направо». Видимо, это был внутренний голос. Люди не всегда хорошо его слышат. Нужно научиться прислушиваться к внутреннему голосу: он никогда не обманет и знает больше, чем наш разум.

Я повернулся направо. Сначала увидел женщину в очках — библиотекарь. Видимо, новая, видел ее впервые. Худощавая женщина лет пятидесяти, одетая в черное платье с красным поясом. Очень строгая на вид. Она сидела за столом, недалеко от меня, с зеркальцем в одной руке и помадой в другой, подкрашивала губы. Интересно, почему женщины так любят красить губы? Наверно, это для нас, мужчин? Слава Богу, что я не родился женщиной…

В стороне от нее сидела девушка с длинными волосами каштанового цвета, читала книгу и, задумавшись, накручивала прядь волос на безымянный палец правой руки, как кольцо. Я не сразу понял, что стою уже несколько минут как вкопанный, забыв о том, где нахожусь, и не могу оторвать от нее глаз. Образ ее словно околдовал меня. Если бы меня в тот момент ущипнули, я бы вряд ли почувствовал.

Через некоторое время — видимо, ощутив на себе мой взгляд, она подняла голову, увидела меня в трех метрах, быстро опустила глаза. При этом она явно занервничала — еще быстрее стала накручивать волосы на палец.

Что делать? Подойти или нет? Мы были не одни, вокруг ходили люди, посетители и работники библиотеки. Вдруг неправильно поймут? Неизвестно, как она отреагирует, если я подойду и заговорю с ней. Всякое может быть… Да пусть понимают как хотят! Я чувствовал, что решается моя судьба, некогда думать о том, как буду выглядеть!

Библиотекарша еще раз прошла мимо быстрыми шагами, спросила:

— Ну что, нашли Ремарка?

Я даже не ответил, вдруг заметив, что мы оказались одни… Может, это мой шанс? Неужели я его упущу? Нет, сейчас же подойду и заговорю с ней. «Жизнь взаймы» — книга о любви, а встреченная мной девушка крутит волосы на безымянный палец, как обручальное кольцо, — совпадение? Или она — моя судьба?

Подойти или нет? Я разрывался на части. Одна половинка требовала — иди к ней! Моя смелая половина. А другая сомневалась — зачем она тебе? Для чего? Вторая — трусливая, или, может быть, ленивая, как у многих людей. Я стоял и не мог ни на что решиться. Наконец моя смелая половина победила ленивую, и я подошел к ней, мучительно соображая, что сказать. Хотел придумать что-то нужное и правильное и понимал, что если не скажу этого, она испугается и уйдет и я потеряю ее. И где потом ее искать в огромном мегаполисе?

Я сделал пару шагов и остановился. Увидев, что я стою очень близко, она взглянула на меня в упор. В ее больших карих глазах можно было потеряться целиком. Ничего подходящего в голову не приходило… Я лихорадочно вспоминал все книги, которые читал. Мозг словно отключился. Ведь я говорить красиво и долго, с этим у меня никогда проблем не возникало, сейчас все было по-другому. Не мог сосредоточиться, собраться с мыслями, что со мной случилось?

И вдруг я выпалил:

— Девушка, выходите за меня замуж!

Вот черт, что ляпнул, ужас! Это было самое худшее, что можно было представить. Но было уже поздно.

Эти слова от незнакомца явно напугали ее. Она отошла от меня на пару шагов, потом быстро убежала, оставив на столе книгу, которую читала. Выбежав следом, я не смог догнать ее, она словно испарилась.

Все произошло настолько быстро, что даже толком не запомнил ее лица, ничего, кроме каштановых волос и больших красивых глаз. Наследив в моем внутреннем мире, она ушла… девушка с большими глазами. Мне вдруг стало тоскливо — странное чувство, которое испытал впервые: тоска по незнакомой девушке! И только одно желание — найти ее и признаться в своей любви…

Я взял в руки книгу, которую она читала. Мне хотелось знать, что это за книга, чтобы понять что-то о ее внутреннем мире. «Искусство любить», Эрих Фромм, — эту книгу каждый человек должен прочесть, хотя бы один раз в жизни. Мне показалось, что я влюбился в девушку с высоким интеллектом и тонкой душой.

Сидя на том месте, где сидела она, я словно впал в какую-то странную эйфорию. Ее присутствие рядом ощущалось, будто ее аура осталась со мной. Ощущение было двойное: я был счастлив и несчастлив одновременно. Такое иногда бывает со мной. Счастлив — потому что увидел своими глазами девушку, которая (я почему-то это знал) в будущем станет моей женой. Я на какие-то доли секунды словно перенесся в свое будущее и увидел нас вместе. А несчастлив — оттого, что не знал, как ее зовут и где в Москве ее найти.

Но я всегда был оптимистом и знал, что это встреча не случайна и, если Бог захочет, мы встретимся еще раз.

И тут вспомнил про библиотекаршу: наверняка она что-то знает о незнакомке. Других вариантов у меня не оставалось. Может, она станет связующим звеном между нами? Я взял книгу, подошел ней и спросил:

— Вы, случайно, не знаете, где найти девушку с косой, которая только что ушла? Она оставила книгу…

Та немного подумала, посмотрела на меня, на книгу в моей руке и флегматично спросила:

— А зачем она вам?

Немного подумав, я сказал, что нечаянно наступил ей на ногу, не успел извиниться.

— А вы не знаете, как ее зовут? Где она учится или работает? — добавил я.

Библиотекарь понимающе усмехнулась.

— Жасмин, ее зовут Жасмин. Она очень часто бывает здесь, учится в академии.

— А у вас, случайно, нет ее формуляра? Она не записана в эту библиотеку?

— Этого я вам сказать не могу, — моментально сделала строгий вид библиотекарша. — Мы не выдаем персональные данные посетителей.

Я поблагодарил ее и повернулся, чтобы уйти.

— Молодой человек, дайте книгу сюда!

— Ах да, извините, забыл совсем… — Я передал книгу ей.

— Вы, кажется, не только книгу забыли, — тихо сказала она мне вслед и указала на мой рюкзак.

Свежий воздух привел меня в чувство. В голове прояснилось, я со смехом вспоминал, что сказал библиотекарше. Кажется, она была в таком же состоянии, как и я, не поняла ничего… Как можно было наступить девушке на ногу и не успеть извиниться в библиотеке?!

Но теперь я уже знаю, как зовут мою будущую жену и где она учится. Это радует.

На следующий день я еле дождался вечера, после работы купил небольшой букет белых хризантем и шоколадку (вчера краем уха услышал, что у библиотекарши сегодня день рождения). Решил еще раз с ней поговорить — ведь больше обратиться было не к кому.

Женщина, увидев меня, сделала недовольный вид:

— Ну что, молодой человек, все еще ищете? Или уже извинились? Она сегодня не приходила…

Ничего не ответив, я протянул ей букет и шоколадку:

— Поздравляю вас с днем рождения!

Выражение лица дамы моментально изменилось:

— Ой, спасибо вам большое! Очень давно мне никто цветов не дарил.

В библиотеке никого не было, мы разговорились, она рассказывала о том, как много женихов у нее было в молодости… Потом о первом муже, как он ее любил, дарил цветы каждую неделю. Дальше — о втором… Кажется, второй был иностранец, они часто вместе бывали за границей. Беседа длилась около часа — видимо, ей не с кем было поговорить. Таким людям нужно только одно — просто выслушать их, и все. Я оказался хорошим собеседником — достаточно было просто кивать головой в нужный момент.

Мы, можно сказать, подружились. Тоже рассказал, как все было на самом деле, — что не наступал я никому на ногу. Решил не скрывать от нее правду. Моя собеседница удивлялась, как могла поверить в такую нелепость?! В конце концов пообещала мне рассказывать, в какое время и в какие дни Жасмин обычно приходит в библиотеку, но адрес и номер телефона давать наотрез отказалась. Я попросил ее все записывать.

Глава 2.

Мои походы в библиотеку не приносили мне ничего, кроме надежды, что в один прекрасный день ее встречу. Каждый раз, когда входил туда, — первым делом смотрел в ту сторону, где впервые увидел свою незнакомку. Мне казалось, что во второй раз увижу ее там же. Закрыв глаза и пытаясь проникнуть в ее мысли, я сидел на том же стуле, где сидела она. Это меня как-то успокаивало. Каждый раз, уходя ни с чем, надеялся, что уж в следующий-то раз мне повезет и мы встретимся… Думаю, в тот момент многое отдал бы за еще одну возможность поговорить с ней. В первый раз нес какие-то глупости, ничего удивительного, что она не поняла меня.

«Девушка, выходите за меня замуж» — это ж надо было такое выдать! Какой же я дурак… Она, наверное, до сих пор в шоке, или уже и не помнит обо мне.

После многократных безрезультатных попыток я решил оставить все на волю случая. Если она моя судьба, я ее встречу еще раз. Иногда это единственный выход — ты делаешь все что можешь, не получаешь желаемое и оставляешь это дело Богу: он лучше знает, что нам нужно, а что не нужно.

Как только я перестал ее искать, дни мои потускнели. В них больше не было самого главного для меня человека. Я стал часто болеть, возникали мелкие проблемы, неудачи… Постоянно думал только о ней, представлял себе ее глаза, волосы, и эти мысли заставляли мое сердце биться чаще…

Как-то раз я случайно посмотрел в окно и увидел на улице очень похожую на Жасмин девушку. Не знаю, как я ее разглядел, — на улице было многолюдно, и она шла вместе с двумя другими девушками и парнем. В этот момент я разговаривал с покупателем, но бросил его и выбежал на улицу. Пока я выходил, они исчезли, и я уже не смог найти эту девушку в толпе людей у метро. Может, это была и не она?

Этот случай заставил меня снова продолжить поиски. Через два дня после этого случая решил пойти в академию и попробовать найти ее там. Выбрал день, закончил все дела пораньше, до обеденного перерыва, и отправился — с твердой решимостью, что теперь уже меня никто и ничто не остановит. Я взял с собой заранее купленный медицинский халат. У входа смешался с толпой студентов, все в белых халатах, такие забавные. Будущие врачи…

Увидев охранника, я хотел незаметно пройти мимо, но он все-таки остановил меня:

— Молодой человек, ваш пропуск? Без пропуска нельзя.

Я начал выкручиваться, искать по всем карманам пропуск, создавая видимость, что он у меня есть.

— Вы знаете, я пропуск забыл, наверно, дома оставил, в другой куртке.

— Нет, без пропуска не имею права!

— Я в одной группе с этими ребятами, они только что прошли.

— Какая группа, номер? Я их знаю, а вас нет.

Он пристально смотрел на меня:

— Я вас первый раз вижу, без пропуска нельзя! Закон здесь для всех один! Уходите немедленно, — он махнул рукой в сторону выхода.

— Вы же не можете всех запомнить — академия большая, тут студентов как жителей в маленьком городе! — возмутился я.

— А я — мэр города, — гордо сказал он. — И всех своих жителей знаю. Уходите прочь!

«Надо же, какого высокого мнения о себе», — подумалось невпопад.

Во время разговора я заметил, что кожа на большом и указательном пальце у него желтая, как у всех заядлых курильщиков, и зубы в ужасном состоянии, и добавил:

— Хотите, скажу, что у вас болит? Я же на пятом курсе учусь, уже почти доктор.

Он удивился:

— В смысле?

— Докажу вам, что я на самом деле доктор, раз на слово не верите, не пропускаете.

— Ну расскажите, — недоверчиво сказал он.

— По утрам вас мучает сильный кашель. — Угадать это было нетрудно, это проблема всех заядлых курильщиков. У моего друга отец умер от рака легких — из-за курения, я наблюдал его приступы кашля каждый день.

Он еще больше удивился:

— Вы правы, откуда знаете?

— Я же доктор. Ну что, теперь пропустите меня? Пожалуйста, занятия уже начались, — я смотрел на него умоляющим взглядом.

— Ладно, проходи, — буркнул он, — надоел ты мне уже, доктор…

Я вошел в академию и надел халат. Мне было немного стыдно, что обманул охранника. Чувство к Жасмин перевешивало все, поэтому я солгал… Иногда ложь помогает.

Слева от входа был лифт. Первым моим желанием было подняться на все этажи, бежать искать ее. Потом подумал — ведь я здесь совершенно не ориентируюсь. Если буду ходить, искать, мешать всем, на меня быстро обратят внимание, начнут выяснять — кто я, что тут делаю, и быстро выставят вон. А у меня цель — найти Жасмин, и так быстро уходить я не собирался.

В уголке стояла кофемашина, рядом несколько стульев, где сидели студенты. Я решил тоже присесть, выпить кофе и подождать — если она здесь, то рано или поздно тут появится, может, придет выпить чаю или кофе. Времени у меня было много, целых два часа. Если сегодня ее не увижу, завтра тоже приду, и послезавтра тоже. Охранник меня принял за доктора, проблем не должно быть, и халат тоже есть. Все пока шло по плану.

Не спеша попивая ароматный кофе, я думал про себя — насколько же надо любить эту профессию, чтобы столько лет подряд каждый день вставать рано утром, идти на занятия, да еще и дежурить ночами, чтобы, в конце концов, стать доктором. Нет, это не для меня, моей целью было открыть свой бизнес.

Пока я размышлял, к студентам подошел пожилой мужчина, видимо, профессор, они стайкой окружили его, обсуждая какого-то пациента. Он несколько раз объяснял одно и то же и ни разу не повысил голос. Я смотрел на него и пытался представить, как он чувствует себя, приходя в академию каждый день, проводя лекции, занятия… Видно, что человек много работал, чтобы стать тем, кто он есть, достичь такого уровня. Любит свою работу, очень терпелив — без этого, как мне казалось, хорошим доктором или преподавателем не станешь…

Минут через пять все разошлись, я остался один и, допив кофе, заскучал.

Вдруг открылись двери лифта — и она вышла вместе с другой девушкой! Они подошли к двери, попрощались, девушка эта вышла на улицу, а Жасмин подошла к кофе-машине — она еще не видела меня. Моя избранница достала кошелек из кармана белого халата, опустила пару монет, нажала на кнопку — кажется, выбрала чай. Взяв стакан, она отошла и встала возле окна, глядя во двор академии. В белом халате она была похожа на ангела.

Вот он, еще один шанс! Несколько раз я глубоко вдохнул, чтобы успокоиться. Сердце мое стучало так, что, казалось, оно сейчас выпрыгнет из груди прямо ей под ноги. Я сделал по направлению к ней несколько шагов.

Почувствовав, что кто-то подошел к ней, Жасмин обернулась. Увидев меня, она так испугалась, что чуть не вылила на меня чай. Глаза у нее стали еще больше от удивления.

— Вы?!! Как вы меня нашли?! — моя любовь почти кричала. — Как вы сюда попали? Еще вас не хватало на мою голову!

От волнения не знал, как начать разговор, чтобы она опять не убежала от меня.

— Успокойтесь, я вас очень прошу… — пробормотал я и подошел к ней еще ближе, чтобы наш разговор не слышали окружающие.

В правой руке у нее был стаканчик с чаем, левая сжата в кулак. «Сейчас ударит, — подумал я, — ну и пусть». И шагнул еще ближе. От нее я готов был принять и это. Отступать — не в моем характере…

Она посмотрела мне прямо в глаза и раздельно сказала:

— Еще один шаг, и я вылью на вас чай! Вы сумасшедший? Что вы хотите от меня? Оставьте меня в покое! Неужели я непонятно говорю?!

Снова не могу сосредоточиться, голова совсем не соображает. Черт… Что же со мною делает ее присутствие, я забываю обо всем… Господи, помоги мне!

Наконец слова нашлись. Мой голос дрожит, я делаю маленький шаг к ней и начинаю говорить.

— Если я сумасшедший, то в этом виноваты вы. После того, как я вас увидел, мир перевернулся для меня, ищу вас везде. Вы стали смыслом моей жизни. Я не могу без вас.

— Ну, началось, — вздохнула она.

— Только вы дослушайте меня до конца. Очень прошу. Если вы меня боитесь, я отвернусь, вы будете стоять за моей спиной, и я все расскажу до конца, потом решайте сами… пожалуйста, раз я вас так пугаю, только пять минут…

Она не дала мне продолжить:

— Ах так? Теперь еще я в чем-то виновата??! Вы что говорите, я вас вижу второй раз в жизни! Охрана! — крикнула она громко.

Тут же появился охранник.

— Кто его сюда пустил?

— Я, — удивился охранник, пожав плечами, — он же здесь учится.

— Нет, он врун и обманщик. Он не учится здесь.

— Ну как же, — сказал охранник, — вот же, на нем халат…

— Вы же знаете, я здесь учусь и работаю не первый год. Он не учится здесь, — твердо сказала она.

Охранник посмотрел на меня и очень громко сказал:

— Я вам даю тридцать секунд — сейчас же выходите на улицу!

Делать было нечего, пришлось уйти. Но сначала я сказал ей:

— Я так легко не сдамся — вы меня просто еще не знаете.

Она посмотрела на меня своими изумительными глазами и насмешливо улыбнулась… Потом повернулась и ушла.

Я решил не сдаваться и подождать ее, зная, что занятия заканчиваются в четыре.

На улице шел ливень, дул сильный ветер. Посмотрел на часы — через сорок минут нужно быть на работе. Решил дождаться во что бы то ни стало. Биться до конца за свое счастье… Отступать нельзя, ведь теперь уже я ее нашел.

Ожидание мое длилось, пока я не вымок до костей. Помню, что не чувствовал этого, не чувствовал ни дождя, ни ветра. Только прокручивал в голове, что и как скажу ей.

Вот уже без пяти четыре. Начали выходить студенты, но ее все не было. Подумал про себя — может, она увидела, что я жду, и ушла через другой выход? Отойти, чтобы посмотреть, не могу — вдруг она выйдет и уйдет, пока меня не будет?

Тем временем мимо меня проходили студенты, преподаватели, некоторые удивленно смотрели на меня, а я делал вид, что не замечаю их и просто вышел погулять под дождем.

Появился тот профессор, один, с зонтиком в руке, поравнялся со мной, посмотрел на меня и покачал головой. Я не понял, что он хотел этим сказать. Вряд ли бы он меня понял. Мы слишком разные по возрасту, и, конечно же, я влюблен, а значит, мой мозг работает по-другому.

Потом вышли два парня, я спросил у них, есть ли здесь второй выход. Они оглядели меня — я был мокрый с головы до ног. Нет здесь второго выхода, говорят. Потом один со смехом сказал другому: «Бедный парень влюбился…» Оба громко засмеялись.

— Завидуйте молча, — сказал я им вслед. Мне было все равно — я чувствовал, что в тот момент решалась моя судьба.

Вот она вышла. Прошла рядом, даже не заметив меня. К этому времени дождь прекратился. В Москве это часто бывает — сильные, но короткие ливни. Я пошел за ней, к тому времени уже немного придя в себя — видно, дождь меня остудил. Опять одна только мысль в голове — с чего же начать, что сказать?

Вдруг она обернулась и, увидев меня, расхохоталась. Наверно, я и выглядел смешно — мокрый до носков. Услышав ее смех, тоже не смог удержаться, мы смеялись оба, и довольно долго. Ничего не говорили друг другу.

Потом она сказала:

— Вы заболеете. Вам надо срочно выпить горячего чаю. Так что идите домой. — Она хотела уйти, я взял ее за руку, очень нежно. Теперь моя голова после холодного дождя прояснилась, готов был сказать ей все, что у меня накопилось в душе за это время…

Я почувствовал, как у нее мурашки пошли по телу. Она хотела вырвать руку, я не отпускал, продолжая говорить.

— Жасмин, хоть один раз выслушай меня, почувствуй, что творится у меня в душе. Я тебя люблю, и люблю очень сильно, с первого взгляда. Это бывает один раз в жизни! Ты даришь мне радость одним своим существованием, все это говорю тебе сейчас, не знаю, что ты ответишь, но прошу только — прежде чем отвечать, подумай хорошо.

На последних словах я почувствовал, как меня трясет в ознобе, зуб на зуб не попадал. Как будто организм мой держался до последнего, пока не скажу то, что хотел, а после этого силы оставили меня, и я почувствовал озноб…

Мы стояли прямо на дороге, и все, кто был рядом, смотрели на нас. Увидев это, она покраснела и сказала:

— Ладно, пошли, вон там есть кафе, поговорим. А то все как в кино. Вон, уже и зрители собрались.

Глава 3.

Моя жизнь представлялась мне полной надежд. Хотелось работать, создать свое дело — как говорится, быть самому кузнецом своего счастья. Мысль о том, что я родился для больших свершений, не покидала меня с детства. Я не верю в карму, судьбу, верю в настойчивость, силу воли и характера. Как сказал мой дед, наш характер определяет нашу судьбу. Наша жизнь остается такой, какая есть, потому что мы не хотим сделать ее другой. Мы, и только мы сами способны все изменить к лучшему… Разве не так? Словом, во мне кипела энергия.

В свое время, окончив школу на «отлично», я решил не поступать в институт, так как считаю, что наша система образования не дает возможности до конца раскрыть все таланты и склонности ученика. Еще в одиннадцатом классе я поставил перед собой задачу — найти работу после школы, сразу начать познавать мир взрослой жизни. Только так и можно быстро повзрослеть. Не знаю, почему всегда тороплюсь жить, и стать взрослым тоже торопился. Мне постоянно казалось, что жизнь вот-вот закончится, а я еще ничего не успел.

Родители, конечно, были шокированы моим выбором. Они были уверены, что я поступлю в самый престижный вуз. У меня были все шансы для этого. Но моего выбора они не понимали и даже не старались понять. Главным и неоспоримым аргументом, на их взгляд, было то, что, раз у меня были все возможности поступить в институт, даже на бюджетное отделение, и окончить его с красным дипломом, я так и должен был сделать.

Сам же я хорошо осознавал все свои возможности и шансы. Мне хотелось отличаться от других. Хотелось доказать самому себе и окружающим, что диплом о высшем образовании еще не является непременной гарантией удачи. На свете очень много богатых бизнесменов, у которых нет диплома об окончании высшего учебного заведения. Хотя для моих родителей это был не аргумент.

На мой вопрос — что мне это даст — они обычно отвечали: «Получишь профессию, станешь врачом, учителем или еще кем-то, будешь работать и в старости получать гарантированную пенсию».

А доживу ли я до пенсионного возраста? Это еще под большим вопросом… Я, конечно, понимаю своих родителей, они родились и выросли в Советском Союзе, где диплом непременно означал почет и уважение, а также большие возможности. Но применительно к нашему времени это не так очевидно.

И тем не менее я не сдавался. Я понимал, что этот путь очень длинный и тяжелый, требует времени, терпения и маленьких достижений каждый день, шаг за шагом. Самое главное — не останавливаться. Идти вперед.

Через месяц после окончания школы я устроился на работу в одну местную компанию, меня взяли стажером, на минимальную зарплату. Я был на все согласен, лишь бы что-то делать, набираться опыта, а не сидеть дома.

Первое время приходилось трудно — мне было всего семнадцать, и в компании я был самым молодым работником. Всем остальным было за тридцать, я не знал, как вести себя и разговаривать с ними. Наши ценности и взгляды были разными. Еще ни разу я не получал зарплату, а эти люди работали давно. Одним словом, в первый месяц я постоянно очень волновался, стараясь этого не показывать. Но со временем я смог преодолеть и это. И сейчас думаю — хорошо, что все сложилось именно так. За пять лет работы я многому научился от каждого из своих старших коллег. Для меня это стало своего рода школой жизни. Я делал маленькие шаги в сторону большого самостоятельного жизненного пути…

Через пять лет я стал задумываться о возможности переехать в большой город, а именно — в Москву. И в этом вопросе родители снова меня не поняли, хотя я на это и не рассчитывал. Для них я всегда оставался ребенком. Самая большая ошибка родителей — они часто не признают своих детей как самостоятельную личность. Чуть что, сразу наготове примерно такие возражения: «Я тебе попу мыл, и ты меня учишь жизни?»

А я, как обычно, после таких слов ругал себя. Ведь я знал с самого начала, чем заканчиваются попытки в чем-то их убедить. Сам виноват…

Родители не хотели отпускать меня в Москву. Причины называли разные: там холодно, там живут неулыбчивые, вечно недовольные люди, у которых другая культура, другие взгляды, они не любят приезжих, особенно других национальностей… Тогда я выслушал очень много негативных отзывов об этом городе и людях, живущих там. Вот парадокс — ни один из людей, плохо отзывавшихся о Москве, ни разу там не был. Все знали только с чьих-то слов.

Позже, когда сам стал жителем столицы, то задумался: откуда появляются эти мысли о москвичах и Москве? На деле все оказалось просто: те люди, которые, живя в столице, нашли себя и реализовались, никогда не скажут плохого слова о городе, в котором живут. А те, кто не смог этого сделать, вечно недовольны и жалуются на всех и вся, что их окружает. От них и идет весь этот негатив… А люди, которые там не были, наслышаны от неудачников — это как сарафанное радио: один сказал второму, тот третьему, и пошло-поехало.

Несмотря на это, я очень хотел поехать именно туда, в Москву. Жить там и найти себя именно там. Москва была городом моей мечты. Я очень долго думал об этом, но никак не мог решиться — не потому, что не хватало силы воли, просто не в обычае нашей культуры противоречить родителям; это большой грех или, как минимум, просто неправильно, я и так один раз пошел против них — не стал поступать в вуз. Но в тот момент я твердо верил, что поступаю правильно, но если один раз не послушал их, второго раза не должно быть.

Случай, который произошел со мной однажды ночью, поменял всю мою жизнь.

Мне приснился странный сон: я с трудом поднимался на гору, в которой была пещера. Войдя в пещеру, я увидел себя со стороны, сидящим на полу, на руках и ногах — кандалы, и услышал голос: «Ты можешь все! Понимаешь? Хватит размышлять, думать об этом. Просто сделай. У тебя все получится, там тебя ждут большие возможности! Жизнь дается один раз…».

От этих слов я проснулся, не мог понять, кто это со мною говорит?! Включил свет — в комнате никого. Окно открыто, идет дождь, холодно. Стер рукой холодный пот со лба, почувствовал сухость во рту. Встал, закрыл окно. Голова кружилась очень сильно. Неужели приснилось?

Все слова я слышал очень четко, и голос очень знакомый, но чей именно? Никак не мог вспомнить. На столе стояла полупустая бутылка с минеральной водой, я выпил ее одним глотком, поставил бутылку обратно.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 334