электронная
72
печатная A5
528
12+
Чудесная осень чародейки Ажбеты

Бесплатный фрагмент - Чудесная осень чародейки Ажбеты

Сказки заповедного леса


5
Объем:
440 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-3936-1
электронная
от 72
печатная A5
от 528

Любовь Сушко

Сказки Чародейки осени Ажбеты

Книга 1 Чудесная осень чародейки Ажбеты

Памяти брата Сергея посвящается.

Ангел осени к нам заглянул на минутку,

И резвится еще в заповедном лесу.

Это первые листья, как дивные шутки,

Снова ежики вдаль на иголках несут.

Помнишь, где-то у речки играл медвежонок,

Как тепло, а ведь скоро завалится спать.

И визжал там спросонок летучий мышонок,

— Ну чего расшумелись, и хватит кричать..

Ангел осени, диво какое, и снова

Суматоха такая в зеленом лесу…

Только ясно до часа еще рокового

Листья будут держаться, нам свет принесут

И погасшие звезды, там снова в тумане

Будет лошадь, отбившись от дома, бродить,

Но тепло, мы осенние тучи обманем,

Пахнет хной и грибами, и хватит скулить.

Пес сидит на поляне, с котом деловито

Он беседу ведет о грядущей зиме.

Только Леший посмотрит на небо сердито,

И чему улыбается ведьма во сне?

Ей приснится костер и веселый Ярила,

И летящий куда-то во мрак хоровод.

Слышит песни весенней вдали переливы,

Скажет Леший устало: — И это пройдет.

Все проходит, и снова в пылу листопада

Духи, звери и люди немного грустят.

Ангел осени к нам заглянул, и отрада —

Слышишь, дивные сказки в тумане звучат.

Однажды наступает осень.

Она приходит во весь мир, и в заповедный лес тоже ее приносит теплый ветер, прохлада и богиня Морена.

Есть у нас такая печальная богиня, которая дарит миру разрушение и смерть. Не потому что она злая, просто такая уродилась- выпало ей когда-то Доля такая — смерть с ней рядом ходит и порядки свои наводит.

А началом увядания природы стала осень. Отшумело, отгуляло все в теплые летние денечки. Казалось, не будет им конца и края, но все заканчивается рано или поздно.

Вот и осень в мире наступает.

А что это значит?

Неожиданно зеленый листок пожелтел, оторвался от ветки, да и давай парить над землей.

А как налетел ветер, так и вовсе полетели листья все дальше, и так понравилось им летать, приземлился один на спину кота Баюна, второй на колючку к ежику, третий и вовсе на плечо к Лешему примостился, такой наглый лист оказался, ему и хозяин леса не страшен, пусть, мол, несет на себе да надрывается, хорошо путешествовать на плече у Лешего…

И долго еще бродил он по лесу вместе с Лешим, пока друг его уже в норке у ежика расположился, или в сенях избушки Яги остался, когда отряхнулся кот Баюн, да домой к себе пошел, захотелось ему погреться, блинов с пылу с жару поесть.

Так в разные места и попали золотистые и багряные листья — первые вестники осени. И стало понятно, что еще немного и сама осень, а за ней и лютая зима пожалует в заповедный лес и весь остальной мир.

А что это значило?

Когда Леший Тихон — главный страж заповедного леса, снял с плеча листок, он понял, что пора подумать о Зимовье, надо покинуть лес вместе со всеми духами и перебираться в Пекло.

Там хотя и темно, но тепло и уютно. Никакой Кощей не страшен, никакая Метелица не испугает.

Сколько времени прошло, а из года в год в точно назначенный срок, когда листья в заповедном лесу пожелтели, и отправляются духи в путь, кому хочется мерзнуть да леденеть тут, на глазах у всех.

Да и нечего особенно делать в заснеженном лесу, только самые стойкие и верные звери, которых богиня Зевана в теплые шкуры обрядила, и остаются с Ягой и котом Баюном зимовать.

Только и подумать не мог наш Леший, что на этот раз все будет совсем не так, как обычно случалось. Жизнь всегда непредсказуема и удивительна, и вдруг поворачивается в другую сторону.

Да и кто бы мог подумать, что ежик Клим, тот самый ежик, которому лист на колючку упал, такой переполох в осеннем лесу устроит, заставит Лешего о Пекле забыть и в снежном лесу оставаться.

Но об этом история впереди, а пока давайте полюбуемся на осенний лес и на его обитателей внимательнее посмотрим, погуляем вместе с ними, повеселимся от души, а потом вернемся к нашему ежику, медвежонку Остапу, чертенку Проше и Лешему, и посмотрим, что там со всеми с ними случилось-приключилось.

Сказка 1 Танец берегини в листопаде

Это бабочки осень на крыльях несли,

И растаяли где-то в тумане, я знаю.

Только странно коснулись их крылья земли,

И листвы, и деревьев.. Стоит золотая

И такая прекрасная осень в лесу,

Что уже танцевать берегиням хотелось,

А ветра эту песню в поля понесут.

Полевицы подхватят, о как она пелась.

Старый Банник ворчит, надо баню топить,

Только духи опять под окном расшались,

Сколько можно летать, сколько можно шутить,

Оголились деревья, просторы открылись.

А по листьям лисенок бежал за ежом,

И шагал медвежонок немного устало.

Рядом серая тень, — это волка мы ждем,

Там где осень во тьме и в пылу танцевала.

Берегиня растаяла в облаке грез,

Стали духи на зиму во тьму собираться,

Только Леший все мокнет под мелким дождем

И не может он с лесом никак попрощаться.

Это бабочки осень на крыльях несли,

И растаяла где-то веселая стая,

Листья — крылья коснулись внезапно земли,

Это осень царила в лесу золотая.

Такое стихотворение сочинил о той самый осени, о которой пойдет речь заслуженный поэт заповедного леса, черт Стас.

И скажу я вам, все правильно и точно он подметил.

Животные и духи в заповедном лесу радовались последним лучам уже не жаркого солнца, резвились, играли, хотелось им еще свежим воздухом подышать, на мир и на осень посмотреть и себя показать.

А когда вечером они все угомонились немного и пришли к костру, который кот Баюн на поляне перед избушкой на курьей ноге развел, погреться, стал тот рассказывать им давнюю былину о том, как первая осень в заповедном лесу наступила.

Когда собрались черти под священным дубом, стали они друг другу сказки рассказывать, кота Баюна дожидаясь.

Он что-то задерживался, а когда на голову одному из них свалился золотистый листок, то стали они сначала прикалываться друг над другом, а потом один из них, самый любознательный чертенок Зосима и спрашивает:

— А кто-то из вас ведает, кому пришло в голову листья так раскрашивать? Откуда осень взялась?

Переглянулись черти, никто из них точно этого не знал, хотя ведь с самого начала они в лесу заповедном обитали, еще до того, как сами эти леса появились.

Сварог на небесах, как только в кузнице своей работать стал, так и полетели искры в разные стороны, некоторые из них на землю упали, из них черти в этом мире и появились, да по всем они местам и были разбросаны, чтобы зажигать этот мир, и не давать ему в покое оставаться. Это ведь потом Велеса — бога всего живого им подбросили, а сначала только черти и были там.

Но не особенно они были внимательными, потому ничего такого и не знали.

Стали спорить, кто из них раньше появился, и когда первый желтый или багряный лист увидели.

Чуть не подрались, только так ничего и не узнали, а тут и Баюн подоспел.

— Что за спор, а драки нет? — поинтересовался кот.

— Да вот, Зосима поссорил нас, интересно ему, когда листья желтые в первый раз появились, и кто их такими нарисовал. Ведь сначала были все зеленые, или желтые сначала?

Черти успокоились сразу, а кот уселся поудобнее, и начал он рассказывать ту старую историю.

— Балбесы вы и есть балбесы, и не мудрено, что не ведаете ничего, вы же тогда от Тугарина в болотах зарылись, да и носов не высовывали, нашествие его было первым и самым сокрушительным.

Кот умолчал о том, что сам едва спасся, если бы не Яга, то и ему бы на дне того болота оставаться, куда Тугарин их всех вляпал, когда свалился, в деревьях запутавшись. Земля его не носила, тяжел больно был.

Но Яга кота своего из-под ножищи его вырвала, проворная оказалась старушка -то наша, которая на самом деле никакая не старушка, это она так иногда прикидывается, так ей легче со всеми управляться бывает.

Старая и всем известная была история, а все равно слушали ее души с большим удовольствием, словно все заново они переживали.

Так и завел свою песню-сказку про первую осень в заповедном лесу наш кот ученый:

— Но дальше дело было так, — продолжал кот Баюн свой рассказ, — Тугарин очень обиделся за то, что с ним так поступили жестоко, хотя никто его сюда не загонял и виноват он был исключительно сам во всем. Но когда это Тугарин признавал свои ошибки страшные. И спать, пить, есть не мог, а решил своим обидчикам отомстить жестоко.

Так вот, сел он с Чернобогом в кости играть, да и выиграл у того, а играли они на желание как обычно. И тогда стал его пытать Чернобог, чего ему хочется, Тугарин и сообщил, что должен он духам леса заповедного жизнь красивую устроить.

— А делать — то чего? — поинтересовался Чернобог.

— А чего хочешь, только чтобы взвыли они от ужаса, да навсегда запомнили, что связываться с нами не стоит, хуже будет.

Так и был представлен сам себе проигравший бог наш. Пришел он заповедный лес, огляделся вокруг. И так там красиво да тихо было, что очарованный он стоял долго. А потом и вспомнил про то, что должен был сотворить. Вот он и развел красок черных, других у него не было, и быстро, украдкой, и начал все деревья в черный цвет закрашивать, торопился он страшно, только краски у него меньше не становилось. Болот -то вокруг было видимо-невидимо.

И когда духи заметили неладно, да бросились туда, то от черного цвета уже и деваться некуда было.

А Даждьбог на рассвете том еще и не появлялся. Потому чернота была просто жуткой да страшной очень. Хоть глаз коли — ничего не видно никому.

Никогда таким страшным лес наш не был.

Посмотрел на работу свою художник, порадовался, решил, что Тугарин доволен останется, а то, что лес таким стал — тоже хорошо, пусть Чернобога знают.

№№№№№

Проснулась раньше всех в Ирии богиня Лада, взглянула как обычно на землю и глазам своим не поверила, что там такое, вместо зеленых листьев чернота одна повсюду.

Стала она Даждьбога будить.

— Не знаю, что там у них случилось, приключилось, но что-то точно есть, — говорила она.

Тот пробуждался долго, но когда осветил он лес, то еще темнее и страшнее сделался он. Черной дырой с небес показался, так, что содрогнулись они от накатившего ужаса.

Переглянулись боги. И могли они уже разглядеть, как, любуясь сделанным, отплясывали Тугарин вместе с Чернобогом.

На их улице праздник появился тоже.

Но вскочили на колесницу Лада вместе с Даждем — хранителем света, и стали они золотистые краски разводить, не спал и Перун в это время, он тоже свои молнии достал, чтобы как-то все переменить, не собирался он такого терпеть.

И хотя с солнечными богами ссорился Громовержец часто, но уж на поводу у Чернобога идти тоже не собирался. Из двух зол он всегда меньшее выбирал.

Сначала парочку стрел он по ним пустил.

Задымились одежды на Тугарине и Чернобоге, но ничего им не сделалось, они только погрозили громовержцу, да и убрались в черный лес, где их не видно было особенно.

И стал метать по деревьям молнии свои Перун. И там, где пролетали они, задевая черные листья, становились те то оранжевыми, то багряными, уже не так страшно и мрачно было.

Только не мог молниями одними расписать лес Перун, тут никаких молний не хватит.

Тогда и разлили золотистую краску Даждьбог с Ладой, и кружились они, расписывали листья до того времени, пока ни одного черного не осталось больше, и засверкали они.

Духи и глазам своим снова не поверили, такими яркими и красивыми стали их деревья, а сам лес еще краше, чем прежде был, сделался.

И только к полдню спустилась к ним Лада, отыскала Чернобога и строго взглянула на него.

— Попробуй только еще что-то сотворить.

Посмотрел Чернобог на Тугарина, тот вообще только тяжело вздохнул да глаза в сторону увел. Ведь это на нем шапка горела, потому что он все и затеял.

А Чернобог при всех пообещал, что он пробовать ничего не будет, хотя так хотелось ему сорвать все эти листья, чтобы деревья голыми оказались, и не был лес таким красивым.

Но не решился бы он этого сделать.

В то время Стрибог, старший сын Сварога — повелитель ветров, был за лесами и за морями, и рассказали ему теплые ветры летние о том, каким красивым в одночасье лес заповедный сделался.

И так захотелось ему взглянуть на него, да узнать, что там такое творится, что и бросился он туда во всю свою прыть.

Сильным был Стрибог, да что там, могучим просто казался, и когда летел он туда, то стали листья на деревьях обрываться, кружиться в порывах ветра и падать вниз.

Удивились духи такому повороту, и хотя красиво было это все, но не хотели они вовсе, чтобы красота эта облетала.

— Это не я, я не виноват, я не срывал ваших листьев, — кричал Чернобог, бросившись к Ладе, он боялся, что богиня на него и подумает.

Но она улыбнулась только, потому что уже увидела Стрибога, который порхал, как огромная птица, и на лес любовался.

Но и он не мог знать, что полетят листья, зеленые-то крепко на ветках держались, а эти от краски тяжелыми и не такими крепкими оказались.

И когда спустился он на землю, то и там золотистые листья уже вокруг были.

— Красота-то какая!!! — радостно воскликнул он.

А листья все кружились и падали, и снова к небесам взлетали.

Так первая осень на земле и наступила. А потом, в это время каждый раз, чтобы полюбоваться на золотистый лес, спускались боги, да и разрисовывали его в разные цвета.

И радовались тому, что у них получалось, а потом звали Стрибога, чтобы он листопад для них устроил.

И хотя после пляски его деревья стояли голыми, и уже не было такой красоты, как прежде, но не очень огорчались духи, ведь им скоро в Пекло надо было уходить на всю зиму.

А перед этим такой славный праздник никому не помешает

Так черти и узнали, что они тогда прозевали, и как в мир этот осень в первый раз и пришла.

Только откуда кот мог эту историю знать, ведь его тогда еще и не было здесь. Но они его ни о чем не стали спрашивать. А кот потом былину сочинил, и распевал ее, и очень красивая, как и сама осень, былина появилась у Баюна

Чародей явился в час урочный,

Черный плащ в порывах ветра стыл.

Кисть он взял, и стало днем, как ночью.

В ярости он краски разводил.

Стали листья там еще темнее.

— Золота хотели? Получай.

В страхе мир смотрел на чародея,

Как он лес и землю отмечал.

И Даждьбог пробиться не желая,

Сквозь туман и тьму уплыл куда-то.

И природа, словно не живая,

Все ждала за страсть свою расплаты.

И тогда в ладье своей явилась,

Ирий оставляя снова, Дева,

Перед ним в экстазе закружилась,

И о чем-то ласково запела.

Отпуская кисть, смотрел устало,

И поверить он не смел, и видел,

Как от танца солнце заблистало

И огонь лежал на черных листьях.

И они отчаянно сверкали.

Черноте еще сопротивлялись.

— Осень, милый, места нет печали,

Лада и богини улыбались.

Подхватили снова Чернобога,

Унесли, смеясь его куда-то,

И очнулась мертвая природа,

И была душа тогда крылата,

Только где-то все еще темнели

Черные полотна с высоты.

Там, где золотились и алели

Нового художника черты.

Так и было в призрачную осень,

Каждый оставлял свой штрих во мгле

Живописцы, яростные очень

Все стремились к вянущей земле.

И в сиянье тихо угасали

Страсти лета, но в пылу опять

Светлые богини танцевали

Чтобы грусть и темноту унять.

Так это и было когда-то, сначала только зелеными были листья на деревьях, а потом стали они то черными, то золотистыми, а то багряными, смотря какой краски художники добыть могли больше.

Но очень красиво все вокруг становилось. Стрибог раньше или позднее устраивал листопад, очень ему нравилось смотреть, как листья кружатся, и на голый лес он любил любоваться, все прозрачно вокруг, все теперь ему видно и слышно было.

Гнал он духов из леса, и с животными заигрывать начинал, а главное, ему Зевану — богиню лесов и вечную его возлюбленную теперь так легко находить стало.

Для Стрибога осень было большой радостью, он стал считать это время своим. Листопад все любили, считали его главным действом на празднике, а без него какой мог быть листопад в этом мире?

Так Повелитель ветров и стал негласным богом осени.

Сказка 2 Старый леший прощается с лесом

Он все бродит по лесу, и снова не верит,

Что пора попрощаться, что сумрачный ветер

Всех готов заморозить, грубо листья срывает,

Леший бродит по лесу и чертей собирает.

Снова кажется, что навсегда он простился,

И чертенок с ежом в чаще той заблудился,

Медвежонок искал до утра их напрасно,

Будет грустный сегодня прощальный их праздник

Пусть огонь согревает, пусть поют берегини,

Только Леший однажды лес возьмет и покинет.

Он последним уйдет, по тропинке из леса,

Остается там кот, да и ветер повеса.

В Пекле тьма и туманы, и сыро и немо,

И в стихии обмана Леший смотрит на небо.

Он все бродит по лесу и снова не верит,

Что с Ярилой вернутся и птицы и звери,

Что пробудятся духи весной на рассвете,

Только листья летят, и поет им там ветер.

Всех готов заморозить, грубо листья срывает,

Леший бродит по лесу и чертей собирает.

Леший Тихон ходил по заповедному лесу, смотрел внимательно все ли там в порядке, как там все устроено на зиму.

Кот Баюн иногда к нему присоединялся, кот Макар бывал рядом с Лешим, если Хозяин прощался со своим лесом, то котам тут надо было оставаться и зимовать, одному в избушке у ведьмы Ажбеты, а другому- в знаменитой избушке на курьей ноге, и следовало все посмотреть и до весны принять лес из рук Лешего в свои лапы.

Огромное хозяйство в заповедном лесу, сколько там духов и душ, животных и насекомых поселилось,

Сначала эта троица вместе с духами и чертями, те всегда были первыми помощниками, похоронили всех бабочек, стрекоз, шмелей и других насекомых.

Все с самых маленьких начиналось, потом добрались до тех, кто тут оставался на зиму в своих дуплах и норках — до зайцев, белок, птиц разных.

Так и до ежиков очередь дошла, а где ежики, там и черти. Хотя черти есть везде, только с ежиками они особенно дружны были, но и ссорились часто, как только чего-то поделить не могли. Кто виноват был ежики или черти не разобрать. Но винили, конечно чертей во всем, так уж повелось. Ежики всегда улизнуть успевали, а шумные и задиристые черти на виду оставались. А кто больше шумит да перед глазами мелькает, тот и кажется виноватым всегда.

Вот и на этот раз самое главное происшествие в заповедном лесу было связанно с ежиком Климом и чертенком Прошей.

Ежик рассказал чертенку, что им скоро расстаться придется, вот и решили они в это время по лесу погулять от всей души, поиграть на прощание, чтобы зимой было что вспомнить.

И так они загулялись и заигрались, что шум стоял в лесу страшный, листья летели прочь, без Стрибога эта парочка листопад устроила.

Только в один миг куда-то исчезли и ежик и чертенок.

Сначала этого никто в заповедном лесу не заметил, а потом у каждого свои дела отказались.

Так на какое-то время они и растаяли где-то в листопаде, словно их и не было вовсе.

Но ежики с чертями не могут пропадать бесследно.

Должны они были где-то появиться снова. Только никто больше их так и не увидел.

Потом понял Леший, что одного чертенка он точно не досчитается, когда придет час в Пекло отправляться, вот и начали искать Прошу.

Долго ходил и бродил Леший по лесу, да только на Ауку с Водилой все натыкался.

То один из помощников его верных свистеть начнет, то другой аукать.

И раньше про их проказы знал Леший, только пока самому никого искать не приходилось, смотрел он на это сквозь пальцы, а тут прямо разозлился и стал их гонять.

Сроду духи не видели своего добродушного Лешего таким злым да яростным, а тут даже испугались они немного, все неожиданно показалось им обоим.

Бросились они бежать и спрятались от Лешего подальше, да так спрятались, что сами едва из дремучего леса вышли. Ну а если проказники так перепугались, то что про остальных говорить… Соловей разбойник исчез, и его найти не могли, решил он где-то спрятаться и отсидеться пока.

А Леший понял, что он чуть в болото не попал, да самое глухое и гиблое.

Нет, конечно, ничего такого страшного с ним бы не случилось и на болоте, он все-таки бессмертный, как и все духи. Но просить Болотного вытащить его оттуда, признаться в своей слабости Лешему совсем не хотелось.

В болото он все-таки не попал, а вот на царского кота Барса все-таки наступил.

Диво дивное, чудо чудное, что это царский кот на болоте в такую пору делает?

Сказка 3 Как кот Барс хотел царя Гороха женить

Леший едва удержал большую свою ногу в лапте над котом, Барс отпрыгнул в сторону, хорошо, что попал не в воду — на кочке удержался, да как завизжит.

Но Лешего таким кошачьим визгом не удивить, он и не такое слышал часто.

— А чего это ты по болоту шастаешь? — спокойно спросил у кота Леший.

— Да пошастаешь тут, — произнес кот и тяжело вздохнул, — только ты один и не слыхал, что царь Горох наш жениться решил.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 528