электронная
180
печатная A5
404
18+
Что за чувство?

Бесплатный фрагмент - Что за чувство?

Воспитание чувств: стихи


4.7
Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-0741-6
электронная
от 180
печатная A5
от 404

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Что за чувство?

Проявлений чувств множество, но есть одно чувство — любовь.

Что за чувство?

Что за чувство, непонятно мудрецам, святым оно,

Всем живым на этом свете от рождения дано,

Как оно и романтично, так гормонов в крови власть,

Вдохновляет и спасает, как и губит эта страсть,

Мы зовем его любовью, но и смыслом, словом Божьим,

Ни ученый, ни философ объяснить его не может,

А сведешь к совокупленью, это чувство лишь унизишь,

Говоришь о нем открыто, обзовут тебя: бесстыжий.

Я и впрямь о нем наивно, упрощенно рассуждаю:

Стал поэт красноречивым, как душа его страдает,

Запоет он песнь о даме, восхищаясь красотою,

А в реальности ему бы знать её совсем не стоит.

В жизни редко и недолго в браке счастливы супруги,

И врагами расстаются, и с обидой, и в испуге,

Но забыли, что за чувство обещало рай земной;

Ему вечное изгнанье, ей остаться век одной.

Что за чувство, не понятно, в слове спрятано «любовь»,

Оно вечно рядом с нами, а найдем, теряем вновь.

Явь грёзой чувств

На слабом фоне чувств дремотных

Я о тебе почти забуду,

Ругну лениво, вот Иуда,

Как пообедал с водкой плотно,

Ты есть, иль нет, мне безразлично,

Черты лица не симпатичны,


И голос нежно откровенный

Не греет душу, чувства мертвы…

И вдруг в ночи, в часу четвертом

Я ощущу тебя мгновенно,

Твоё присутствие реально,

За сотни верст чужая спальня,


Постель в постель сейчас сомкнулась,

Ты дышишь ровно, как ребенок,

Лицом ко мне оборотясь.

Я не хочу твой сон украсть,

Как ангел, спящая икона


Навеет сон, дурман забвенья,

Свет умирает, гущи тени…

Толчок в плечо? Не тем разбужен.

Сквозняк распахивает створку

Окна и треплет шумно шторку,

В лицо бросает утра стужу.


Плечо до пальцев онемело,

Спугнуть так грёзу не хотелось,

Что я лежал, не шевелясь,

Ты будто, в самом деле, рядом,

И убеждать меня не надо —

Явь грёзой чувств отозвалась.

Как банально свежо

Не могу запретить: Не люби!

Но не лучше звучит: Разрешаю.

Мы не строем на жертву гамбит,

Не трехходовку до мата решаем.


Это чувство свободы дыханья,

Не прикажешь, не терпит запрета,

Как потребность души состоянье,

Доказательств не нужно при этом.


И за клятвой не ждет покаянья,

Либо есть оно, либо пропало,

Ненавижу, люблю в точках крайних,

Не стремящееся к идеалу —


У влюбленных оно совершенно,

Вечно молодо, вечно в движенье.

Полон знаний ум точно лишенный

Чувства, немощность и раздраженье


От теряющих ценность богатств —

В нем исчерпан душевный огонь,

Возродить не найдется лекарств,

Кроме чувства, любовью затронь:


Легким перышком, искрою малой,

И тогда!.. Все слова умаляют,

Но печали с тоскою не стало,

Как банально свежо — окрыляет!..

Что я тебе

Что я тебе? Забава ли игрушка,

Иль смысл дал к существованью.

Придвинься ближе, мне на ушко

Шепни души повествованье,

И многословья мелочь выдаст

Твоё сокрытое желанье,

Не покажу, что понял, вида,

Моё молчанье не обманет.


Что я тебе? Чужой, краденый,

Иль для души любви потребность,

На манекене лишь корона,

Настойка, чай из трав лечебных.


Что я тебе? Далекий — чистый,

Зеленый лес на горизонте,

В твоей мечте в любви неистов,

Иль от дождя случайный зонтик.


Что я тебе? Шутя, придумай,

Я сам на выдумки горазд,

Засунут вещью между сумок,

Иль в разговоре связка фраз.

Что я тебе?..

Останься чистой

Ты чище кажешься, не тронутая мной,

На расстоянии естественные пятна,

Любовницею быть, не стать моей женой,

Общение в сближении приятно.


Касанье рук без пристального взгляда

Глаза в глаза позволит обмануться,

Тебе ли женщина уступчивая рядом,

С тобой разделит искренние чувства


До той поры она, пока не возразит,

И недовольство вырвется невольно,

И кровь сосет душевный паразит,

И не поймешь, особенно где больно.


Что мне она, подумаешь злорадно,

Я не обязан быть и с нею щепетильным,

Контакт тесней отсутствует и ладно,

До старости мужик любвеобильный.


Коль хочешь пошлости удачно избежать,

Люби с дистанции чистейшее создание,

Кто дама — ангел, стерва или блядь,

Она стрелой до сердца недостанет.


Но это трус, «очкарик», не мужчина,

И в лучшем случае посредственный поэт,

Поэм о «даме» выдумает длинных,

А страсть его короче, чем сонет.


Ты чище кажешься, не тронутая мною

Касаньем рук, испорченностью взгляда,

И пусть опять душа от боли не заноет,

Что за любовь — предательство в награду.

Обида памяти

Накопленная в сердце негативность

Огня душевный жар до угольев притушит,

При встрече даже родственные души

Не вспыхнут, не надеясь на взаимность,


Лишь боль неодолимая печали

Усилится виной необъяснимой,

Захочется, чтоб снова повстречались,

Обида памяти пройти заставит мимо.

Незнакомка

Тебе, незнакомке, знакомой до боли,

Любовь устремляется доброю волей,

Тебе, бесконечной вершине мечтаний,

Я тысячу раз говорю: До Свиданья!

И души искрились, сливаясь в едино,

Чтоб двери открылись для дочки иль сына.

Бессмертные духом, мы смертны, порывом

Себя, отдавая, мы этим лишь живы…

Тебе, несказанной, из плоти и крови,

Душа моя подвиг и козни готовит,

Тебе, неуверенным словом признанья,

Прощаю коварство укоров заранее.

Любовь закаляет и сердце отказом

Любить безусловно, и жесткие фразы

Ударят, как ветер срывает порывом

Осенние листья — готовится нива

Принять по весне благодатный посев.

Вот буря затихнет, уляжется гнев,

И ты, моя женщина, тайна, загадка,

Не помнишь обиды и спишь себе сладко,

Порочная плотью, но с чистой душою.

Я знаю тебя! Не встречались с тобою!..

Ах, женщины!

И как бы к вам не относились,

Всегда мужчина будут в силе,

Пока есть женщина на свете,

Пока в любви родятся дети!..

Без вас мужчина не мужчина,

И в жизни нет иной причины

Всё превозмочь, преодолеть,

Как только женщину иметь —

Любви источник в ней от Бога!

Любую с женщиной дорогу

Преодолеть мужчина может,

Любовь и ласка всех дороже

Богатств на свете вместе взятых!

Любовь в душе хранит кто свято,

По-настоящему счастливый.

Ах, женщина — беда и диво!

Надо женщину любить

Надо женщину любить —

Говорила разве мама?

Разъясняла, как любить,

Чтоб любовь не стала драмой?


А любить, что значит слово?

Нежность, ласка, пониманье?..

И любить весь мир готовый,

Где берет ребенок знанья?


Видит он, как папа нежен

И приветливый с супругой,

Или видит он иное:

Как враги они друг другу?


Или мама скажет сыну:

Папа твой плохой мужчина!

В голове уж у ребенка

Каша, хаос, чертовщина…


То ль любовь такая штука,

Когда любят, но дерутся,

Иль она бежит за двери,

Как об пол разбилось блюдце?


Когда мама лечит ранку

На коленке шалуна,

И тогда на нежность пальцев

Так похожая она?


Иль с букетом в дом приносят

Эту чудную любовь?

Сам смекает, но не спросит,

Не ответят, отругают:


Ты пока еще не вырос,

Что ты можешь понимать!?

Слышит он, как папа злится,

Костерит как папу мать.


В книгах, фильмах, всюду,

Всюду о любви да по любовь,

Что же значит это слово,

Он гадает вновь и вновь:


«Когда девочка мне скажет,

Ты хороший, мальчик, друг!?

Когда бабушка мне скажет,

Ай, помощник, вырос внук!?


Когда папа отругает

За испорченную вещь,

А потом меня научит

Ремонтировать, беречь?».


Все как будто лучше знают

Про любовь и как любить.

То голубками воркуют,

То не могут дружно жить.


Он кричит: Какая стерва!

Сволочь ты! — кричит в ответ.

Вот такие представленья

У ребенка с малых лет.


Вырос он, семью бы надо,

В нем же страх: Не торопись!

Пусть она неотразима

Красотой, душою — рысь!


Про любовь мурлычет нежно,

А потом ударит больно

Прямо в сердце: Сволочь, гад!..

Холостому же привольно,


Ты мужчина, а не раб!..

А найди, чтобы любила…

Ищет, ищет, не находит,

Тратит время, деньги, силы,


Перебрал немало женщин,

В каждой видит только мать,

Но не ту, какую любит,

Нежно хочется обнять,


А другую, всё плохое,

Что в ней видеть не хотелось.

Стыд и страх в нем поселился,

Любит женщин неумело,


Потому что не учили

Его женщину любить!..

Самому придется парню

Научиться как-то жить.

Достаточно одной

Достаточно узнать и женщину одну.

Свободным быть при ней или в плену,

Зависит оттого как думает мужчина.

Не нужно в ней одной искать причину

Всех неурядиц, бед и ссор, и неудач.

Мужчина ей и друг, учитель и палач.

Любви же женской зверь покорный,

Где женщина, цветы и воздух горный.

Мужчина, обделен любовью, нищий,

Всю жизнь тогда её по свету ищет,

Она же рядом — мать, сестра, жена.


Достаточна мужчине женщина одна,

Он в ней найдет все прелести и беды,

Не побежит к любовнице, соседу,

Коль женщина в мужчину влюблена!

А ненавидит если, зла и холодна,

Сбежит мужчина, иль покинет свет;

Начнет писать стихи слезливые поэт,

Другой клянется: В век я холостой!

А третий сломится и будет под пятой.

Мне женщины достаточно одной!..

Женские чары

Женские чары лишают мужчину рассудка,

Влюбленность позволит себе на минутку,

И в ловчие сети влетает как глупая птица,

Свободный, мол, духом, он чар не боится,

И потому что он ловкий охотник за дичью,

А женщина — жертва, укоренился обычай,

На самом же деле, жертва мужчина и есть,

Ставлю в своих рассуждениях точку я здесь.

Красота спасая, губит

Ты слишком хороша, красива, сексуальна,

Я от тебя уйду…, уеду в город дальний.

Но почему, любимый, ты от меня бежишь?

Вокруг тебя мужчины, я тень и только лишь.

Пленяя красотой, мила для всех любезна,

Мне крошки со стола, нет, лучше я исчезну!

Я не ревнив, но часто на грани ты измены,

А дома холодна — мгновенна перемена.

За день так устаю смеяться, глазки строить,

А дома отдыхаю, мне хочется покоя…

Когда в последний раз с тобою целовались?

Вчера, ой, нет!.. В тот день, как расписались!

Три года я терпел, владея красотою,

А пользуются ею другие?! Нет, не стоит.

Не уходи, останься, я верная супруга,

Шалила, да, не жить нам друг без друга.

Не жить, увы. Роди, просил малютку…

Я не могу, я не хочу, к чему такие шутки!

Беременность? чтоб превратиться в бабу?!

И матерью себя я представляю слабо.

Ну, так живи, как можешь ты, как хочешь.

Я ухожу, прощай, решил я так, короче.

Игра без правил

Правила игры, что женщина навяжет,

Не принимаю я, не понимаю даже.

Как кошка мышкой будто бы играет,

Дозволит то, что вскоре запрещает,

И гонит так, уйти, чтобы не смог,

И удержать найдет такой предлог,

Как будто сам ты захотел остаться,

Желает что, ни как не догадаться,

То ластится, то зарычит тигрицей,

А то замрет, на месте не сидится…

Я этих правил толком не пойму,

Игра без логики убийственна уму,

Позывы чувств согласья отрицанье,

И будет ли вторичное свиданья,

Не стоит даже браться полагать,

Забавно, но опасно так играть,

Приходится вслепую делать ход,

К сближенью ли, к разрыву приведет,

Не знаешь, может, тем и интересна

Игра без правил женская любовь,

То смех без удержу, то вскинутая бровь,

Мол, вольность эту я не разрешаю,

И над собой контроль уже теряешь,

И страсть игры кого так одурманит,

Тот разбираться в правилах не станет!..

Нежная колючесть

Цепляюсь за женщину каждую,

Но так, что она не заметит,

Насытил мечту, но не жажду,

Любовь есть одна лишь на свете.

И первая женщина — мама,

Другая — не лучше, не хуже,

Спасенье моё, мелодрама,

Любовником быть, а не мужем.

Стоп-кадр прекрасное фото!

Останься такой навсегда!..

В тебе поразительно что-то

В живой и подвижной.… О, да!

А любишь — молочная нежность,

А злишься — кислотность и яд;

А спишь как дитя безмятежно,

А встретил, узнал и не рад…

Цепляюсь за ветку с шипами,

Душа замечает цветок,

Но злая и добрая память —

И счастья и горечь глоток.

Рвется больно

Ни слова упрека, не рыцарь, не мститель.

О, женщина, женщина, боже, простите,

Простите и ей за жестокость слепую,

Простите меня, что я выбрал такую…

Ни слова, ни звука, душа опустела,

Мне грезилось счастье, любви мне хотелось.

Любви!.. Это чувство не терпит речей,

Но голос поет как весенний ручей,

Как почка рождает нежнейший листок,

Это… нет слова… как в жажду глоток!..

Но что происходит? Убийство слепое.

Убийство любви — и несчастные двое.

Она, что источник любви не раскрыла,

И он, не испив, растранжиривал силы,

Всё клянчил любовь, не умея любить.

Несносно так долго в терпении жить.

Ждала и она, что он сможет разрушить

Преграду из страха, где прятала душу,

Нежно-ранимую душу в томленье…

Корни без влаги губили растенье,

И солнечный луч не течет до корней.

Любви он лишен, что сгорает уж в ней.

Ни слова упрека, холодный, жестокий,

Страдает она одиноко, и он одинокий.

Разрушенный мост и глубокая пропасть,

И чтобы сойтись, есть опасные тропы

В обход по горам, но имеешь ли силы

Тернистым путем пробираться до милой,

И есть ли там то, что имеешь ты здесь?

За призрачным счастьем карабкаться, лезть?..

Но пропасти нет! Протяни только руку,

Всегда она рядом, и мнилась разлука,

И мост восстановится искрою божьей,

Душой ты воспрянешь, почувствуешь кожей,

Что место разрыва любовь заполняет.

Но как это сделать, увы, я не знаю…

Зачем мужик?

Зачем тебе мужик, как ты живешь в достатке,

Есть внуки и друзья, и в доме все в порядке,

Не пьет никто, не курит, в сердцах не матерится,

Сама себе хозяйка, прислуга и царица.

А он, мужик-то грубый, терпи его повадки,

Не кот и не собака, жить с мужиком не сладко.

Ухаживай, заботься, люби душой и телом…

Ты грезила свободой, жить для себя хотелось.


Да, правильно, согласна, так думала я прежде,

Терпела беды годы и к лучшему в надежде…

Я слов таких не знаю, что чувство душу гложет.

Семья: мужик, достаток. Любви хочу, быть может.

Само же слово грязью измарано, истерто,

Люблю, он если скажет, пошлю сейчас же к черту!

Доверья нет к мужчинам, а как без них, не знаю,

Сама с душой холодной, не потому ли злая…

Что — женщина

Женщина — мягкая сила,

А стержень — упругая сталь,

Безжалостной может быть милой,

Мелочи видит, не видит же даль,

Противоречия в чувствах и слове,

Что хочет, никак не понять,

Нежность ли злобу готовит,

И мачеха, добрая мать.

Мужчину она окрыляет,

Иль крылья срубает ему.

Что женщина — чудо? Не знаю,

Иль зло для мужчин, не пойму.

Богу ли черту угодно

Феномен этот создать.

Мужчина пред ним благородный

Иль низок — ему выбирать.

Что женщина? Лишь искушенье

Для слабых и подлых мужчин.

Для сильных же рай, утешенье,

Не знаю… я матери сын.

Не знаю женщин

Я знал с десяток женщин, ну и что же?

Они как были тайна нераскрытая моя,

Так и остались тайна, тем они дороже,

Любовь и ненависть как слитые стоят.


Что тело? Плоть. Наешься до предела,

До тошноты глазами женской наготы?

Пугает ненасытность страсти смелость,

А поцелуи нежны, чистотой они святы.


Но женщина есть страшное коварство,

А мстит, так сердце выбрано в мишень.

И вместе с тем она душевное лекарство,

Слаба, уступчива и твердостью кремень.


Коль любит, то, как ангел-вдохновитель,

Корысть, коль в сердце держит, берегись!

Мужчина для неё, то раб, то небожитель…

Я знаю плохо женщину, как и жизнь.

Спасая семью

А он женился по любви,

Но мать его так не считала,

И с первых дней начав опалу,

Невестку принялась гнобить


Упреком злым несправедливым,

Мол, охмурила сына баба,

Коль поумнее был он кабы,

Не быть ему с тобой счастливым,


Взял б городскую, не с поселка,

Красотку умную с дипломом…

А то гнобит и по-другому.

Она с дитем, сынок, что толку


Кормить чужого, грех чужой,

Оставь её, пока не поздно,

Пока уехать в город можно,

А год пройдет, родится свой.


Так лет ворчала пару-тройку,

Родился сын, построен дом,

И можно жить, всё об одном

Ворчит свекровь, невестка стойко


Всё терпит, крутится волчком,

Детей отводит к старикам

С утра, (ворчит и мама там),

Хлеб выпекать бежит потом.


Свекровь приедет и уедет,

Настроив сына, он уж пьёт,

И сгоряча жену уж бьёт,

Бегут спасать её соседи.


Она ребеночка носила,

Как приглянулась холостая

Ему подружка. Тварь какая! —

И мужа с дракою отбила.


Он успокоился, что толку,

Письмо от матери, больна,

Умрет, мол, вскорости она.

«Поеду к ней, я ненадолго».


Оформил отпуск и поспешно,

Собрался махом — был таков!

«Я знаю точно, лжет свекровь,

Женить задумала, конечно!..»


Детей бросает и… вдогонку.

Холмск — Ванино, в Новосибирск.

Далекий путь, огромный риск,

Ребенок бьет в живот ножонкой.


Все точно, как предполагалось:

Умна, стройна и городская.

Ему ли нравится такая,

Мать не спросила: Это — Гала,


Возьми в супруги, ту — забудь!..

Не тут-то было, шум и драка…

Кричали долго, но, однако,

Жена и муж в обратный путь.


И народился вскоре третий,

И жизнь опять пошла на лад,

Четыре года так в подряд,

Не зная бед, счастливы дети.


Свекровь теперь не нападает

Нахрапом, только лишь зовет

На Материк, который год,

Без внуков, мол, я пропадаю.


И вдруг решил: «Уедем с Сахалина

Куда-нибудь, хотя бы в Красноярск,

Твои там сестры, в самый раз».

Да будет так, желает как мужчина.


Устроились семьёю в коммуналке,

И в детский сад оформили мальчишек,

Свекровь не злые письма пишет,

И посещает школу дочка Галка.


Еще один родился мальчик,

Прошло всего полгода с той поры…

Наверняка кто знает правила игры

Судьбы, где беды ждут, а где удачи.


Что накопилось за семь лет

В душе плохого, прорвалось,

И в дверь стучится страшный гость:

Ваш муж погиб… и меркнет свет…


О, горе мне, одна с четверкой

Осталась я, как дальше жить?!..

Кого судить, кого винить?..

И душу рвет и боль, и страх, и горько…


И начались опять мытарства,

Всё бросила, из города в поселок;

Жильё, работа, садик, школа…

Как тяжкий грех, судьбы злорадство.


А через год опять в дорогу —

В край не обжитый, Жешарт, Коми.

Зима сурова, мерзли в доме…

Куда гнала судьба, ей богу?!..


И год минул, и едут снова

На Абакан, в сухие степи,

Метаний этих нет нелепей.

«До смерти здесь, даю я слово!»

Семейный обед

Отца я помню как в тумане,

Пять-шесть найдется эпизода,

Но память детская обманет,

В те дни, вернувшись через годы.


Веселый, стройный и подвижен,

А может, строгий, даже злой,

В рассказах мамы его вижу,

Во мне, ребенке, он живой.


Семейный стол полуовальный,

Отец, я слева, справа брат,

Он усадил нас специально —

Учить приличиям ребят.


Мне ложку левою рукою

Взять неосознанно хотелось,

Отец мне строго: Что такое? —

Бьет подзатыльник то и дело.


А брат откусит хлеб и долго

Жует его и не глотает,

Отец встряхнет его за холку, —

Не подавись, запей-ка чаем!


К его приходу дети в чистом

Должны одеты быть и рядом,

И стол накрыт семейный быстро,

После отца все только сядут.


Жена должна сидеть напротив,

А рядом с мамой дочь Галина;

Кастрюля с супом, с мясом протень;

Отец вино нальет с графина…


Сам помню ль это пятилетним,

Иль мама позже рассказала,

Как притихали сразу дети —

Отец входил неспешно в зало.


И те семейные застолья,

И воспитательные меры,

Не мог придумать я, тем более

С годами в память крепнет вера.

Как ты мог

Как тяжко мне, что вот осталась

Одна совсем, и четверо детей!..

С твоим уходом жизнь моя пропала,

Любимый мой, и подлый змей!


Что ты наделал? Как ты можешь

Уйти, убив себя, семью оставив!?

И злость с обидой сердце гложет,

Так поступить ты был не вправе…


Как дальше жить, скажи на милость,

Одна детей я разве подниму?..

Любимый мой, чего тебе не жилось,

Какой пред Богом грех, я не пойму…


Ну что ж!.. Детей я не оставлю,

Пусть тяжко мне, я вытяну, стерплю,

Печаль свою я в гордость переплавлю,

Пусть предал нас, но я детей люблю!..


Твои три сына, дочь, кровинка от тебя,

Пусть ты ушел, но ты остался с нами…

Детей я подниму, я — мать, и их любя,

Отброшу боль, спеку я нервы в камень.


Ты в землю лёг, а обо мне подумал?..

Мне тридцать пять, кому вдова нужна?

Как ни крути, а надо жить!.. И эту думу

Отброшу!.. Да, вдова, навек твоя жена!

Бомж

Меня, брезгливость подавив,

Как вещь, нашла в помойке?..

Я на свободе только жив,

Тряпьё в подвале — койка.


Нужна ли жалость мне твоя?

Стократ, скажу, противна!

Судьбу такую выбрал я,

Дышать свободой — дивно!


Щетиной грязной пусть зарос,

И вши — мои подружки,

И на башке лишь прядь волос,

А шапка-рвань — подушка…


Когда-то женщину любил

До умопомраченья,

Всё ей отдал, себя забыл

Во власти наважденья.


А ей всё мало, дай и дай,

Дай шубы и квартиру.

Мне ад земной, земной ей рай,

Коль сотворил кумира.


А чрез семь ужасных лет

Я вдруг прозрел мгновенно:

Я просто раб!.. С ней спит сосед.

Решил бежать из плена…


И пусть неделями не ем,

И мерзну до и икоты,

В постели нежиться твоей

Мне всё же не охота…


И почему, спрошу, сама

Осталась без супруга?

Свела упрёками с ума,

Иль помер от испуга?


Или сбежал к другой, в тайгу

Из самосохраненья?..

И я, как он, с утра сбегу,

Совсем без сожаленья.


Останусь если у тебя —

Как раб, должник, наверно?

Нуждаюсь я в простой любви,

Не в жалости презренной.

Прекрасная осень

Хорошее время — прекрасная осень,

Листва опадает, и в роще свободно.

Душа успокоилась, страсти не просит,

Думай что хочешь, живи как угодно.


С тихою грустью, и нежно, и вольно

Можешь открыто любить что угодно,

И от любви той и сердцу не больно,

Душа и от страсти незрячей свободна.


Хорошее время — короткий отрезок,

Плоды созревают, стихает природа.

И ум в утешенье взрастил антитезу:

Влюбленному впору любая погода.


Спадает завеса иллюзий тумана,

Броженье осадком ложится на дно,

И от свободы над пропастью пьяный,

Я осени пьешь ненасытно вино…

А радости нет

Есть квартира, а радости нет,

Есть супруга, а радости нет,

Есть сыновья, а радости нет,

Есть внуки, а радости нет…


Ведь дом и жена, дети и внуки

Есть то, что считается счастьем?!

А что тебе надо еще, человек,

О чем ты печалишься нынче?


По-своему любит супруга тебя,

По-своему любят и дети тебя,

По-своему любят и внуки тебя,

По-своему любят родные тебя.


Для всех ты любимый и дорог! —

Подумает сразу любой человек.

А то, что он близким уже надоел,

Они только знают об этом…


За пиво и леность супругу ругает,

Старшего сына за скрытность ругает,

Среднего сына за глупость ругает…

За то, что ругает, себя он ругает…


Всеми и всем недоволен вокруг,

Собой прежде всех недоволен.

Но жизнь-то к нему справедлива,

Дает по делам и заслугам…


Он должен быть счастлив — есть дом и семья!

Он должен быть счастлив — есть дети и внуки!

Он должен быть счастлив — на сердце печаль…

Он должен быть счастлив — и всё-таки грустный…

Арадан

Мы встретимся

Не стал бы я просить прощенье,

Списав на молодость огрехи,

Зачем души мутить течение

И создавать ему помехи.


Да, тридцать семь минуло лет,

Земная жизнь прервется скоро.

Я говорю тебе: Привет!

Прости, коль можешь, без укора.


Поселок помню Арадан,

И до реки с тобой прогулку,

Не от вина был только пьян,

Когда мы шли по переулку.


Прости, коль можешь, за письмо,

Где написал я чушь собачью.

Ты гад! — горит на мне клеймо.

Читает девушка и плачет.


Но можно просто отмахнуться,

Мол, не судьба, о чем жалеть,

Былым огрехам улыбнуться,

И снова память запереть.


Нужно моё ли покаяние

Тебе теперь, скорее нет,

И не прощай, но до свиданья,

Мы снова встретимся: Привет!

Живой портрет

Смотрела ты с портрета смело,

Как смотрит девственница скромно,

Ждала, скрывая, что хотела —

Отдать свой мир души огромный.


Моя влюбленность что поправит —

В портрете больше чистоты:

Она сильна пока что, в праве

Творить любовь из простоты.


Улыбка трогает ли губы,

Слезой ли глаз кольнет обидой,

В твоём портрете всё мне любо,

Лишь не способно тайну выдать.


Мои ли чувства чудный мастер,

Что нет в тебе, вообразят,

И нежный взгляд особой властью

Манит, и я безумно рад…

Арадан

Комары на чужака тучей,

Отбиваюсь от них веткой,

Уведи меня из тайги лучше,

Степняки мои были предки.


Пожалела, и сводит на берег

Мелкой, но шумной речушки.

Комары, говорю ей, как звери,

Искусали до самой макушки.


Одинокий мужчина в броднях

Выше нас по теченью удит…

Хорошо нам вдвоем сегодня,

Тот валун на реке не забудем.

Танцы

В клубе танцы сегодня, Володя,

Если хочешь, смотри телевизор —

Позвала с нежеланием вроде,

Чтоб не вышло, какого сюрприза.


Я, конечно, чужой для поселка,

А она ведь к друзьям приезжает,

Обижаться, казалось, что толку:

В клуб пойду я, — не возражаю.


Но подумал, не вышла бы драка,

Обязательно кто-нибудь пьяный.

Ноль вниманья ко мне же, однако,

Как вошли, удивительно странно.


Эй, Катюша, иди к нам скорее,

Мы не виделись, кажется, вечность.

Я, покинутый, встал к батарее

Оглядеться с улыбкой беспечной.


Ей бы надо меня познакомить

Со своими друзьями сначала,

Как бывает в порядочном доме,

А она же к подругам умчалась.


Мне стоять расхотелось балбесом

Час ли меньше, а все же обидно,

Липнуть к девушкам без интереса,

А Катюши моей-то не видно.


Ведь сказала — смотри телевизор,

В клубе танцы — чтоб я не мешал,

Мне намек или к ревности вызов,

Что ты чувствуешь нынче душа?


Я курил на крылечке до ночи,

Думал, утром, наверно, уеду,

Не ревную — обидно мне очень,

Коль любовь не одержит победу.

Абитуриент влюбленный

На лестнице с учебником в общаге занимаюсь.

К экзаменам готовлюсь? Да нет, душою маюсь.

А Катя разве любит?.. Она хотела замуж.

И этот случай пошлый с её подпитой мамой?..


И ревность, что за глупость, не Кати, той же тещи.

Порву я связь, наверно, письмом, так будет проще.

Как началось-то с нею? Известно как — обычно.

У друга на встречинах с глаз пьяных симпатичной


Она мне показалась, ну и назначил встречу.

Пойдем, мол, погуляем, на завтра, как просплюсь.

Минутную влюбленность похмелье, мол, излечит,

На девушку, подумал, ум трезвый взглянет пусть.


Под чувством ум, известно, не очень-то и умный,

Он, здраво размышляя, измученный сомненьем,

Себе противоречит…, всех одночленов сумма —

Стандартный многочлен, решенье уравненья…


Под утро мы прощались, стояли у калитки,

Она не торопилась уйти, но как-то нервно,

Или продрогла малость, наматывала нитку

На пуговицу кофты. Поцеловать, наверно,


Её мне полагалось, но как, я сам робею,

И ткнув губами в щеку, неловко получилось:

Прощай, пока, до встречи. Калитка вслед за нею,

Железом ржаво скрипнув, со стуком затворилась.


Законы Ома, цепи, магнитный резонанс,

И сила тока, емкость, и мощность, амплитуда —

Всё вперемешку, в кучу — экзамены, роман,

Что было так недавно, навряд ли я забуду.

А потом мы расстались

Шесть часов на автобусе тяжко

По дорогам, особенно горным,

Спал и семечки грыз, и в бумажку

От котлет скорлупу клал покорно.


Выворачивал жизнь наизнанку

И опять возвращался к вопросу,

Что за ребус подкинула пьянка

И решать заставляет без спроса?


Еду я к ней, что давал обещанье,

Или есть все ж другие причины?

Душа рвется на встречу отчаянно,

Чтоб проверить, влюблен ли мужчина?


В полпути полчаса остановка,

Кто до кустиков, кто покурить,

Вышел я из салона неловко

На затекших ногах, у двери


Я размял, закурил папиросу,

Голова закружилась чуть-чуть,

Огляделся: за речкой утесы

Слева, справа в долину наш путь,


Там тайга забирается в горы,

Обессилив у самого неба…

Я увижу её очень скоро,

Дотерпеть три часа только мне бы.


Что неделю извилины тужил

На экзаменах, будто не помню,

А приеду и стану ей мужем?..

Я лишь раз побывал в этом доме.


В бане с батей чуть с жару не помер,

Мать гармошку рвала от души,

Что еще мне запомнилось, кроме

Комаров?.. здесь они хороши.


Арадан вдоль дороги поселок,

Три километра топать до края.

Хоть устал, но беспечно веселый,

Вдруг подумал, приехал-то зря я.


Вот те на, я как будто бы трушу,

Ждет ли вправду, терзает сомненье,

Не помять свою томную душу,

А несут ноги к ней тем ни менее.


Вот и дом, и она выбегает

Из калитки и встала столбом,

Обнимать, целовать, я не знаю.

Заходи, все потом, все потом…

Ягодники

Бруснику в горы собирать

Пойдем мы завтра всем колхозом,

Скребки готовим, короба,

В тайгу подбросят паровозом.

Назад уж как-нибудь дойдем,

Мать с дедом, с Катей мы вдвоем.


Весь урожай снесем на трассу,

Торговля нынче хоть куда,

Хлебец с сальцем и кринка квасу,

В ручьях чистейшая вода.

Поднялись в пять, собрались споро,

Чай с бутербродом, поезд скоро.


Раскатный слышится гудок,

Ну, все, поехали, в платформу,

Кто первый, влезть другим помог,

Вот шумом выдохнулся тормоз,

Сыграли гамму буфера,

Гудок басит, вперед, ура!..


Поплыли горы с убыстреньем,

Столбы мелькают, счет ведут,

Как перед счастьем настроенье,

Лучистый утренний салют

В разрезах гор на миг ослепит,

Не от прохлады в теле трепет.


На повороте ход замедлив,

Нам поезд дал сигнал сходить,

Скола в лучах сверкнула медью,

Внизу под ней дороги нить.

Котомки вниз и сами следом,

Мать, Катя, я шмыгнул за дедом.


Сюда в ущелье вверх к поляне

По тропке медленно ползем,

По грудь росой промокли ранней,

Коренья, лиственный назём,

То ручеек в камнях щебечет,

Равнее путь, идти все легче.


Разводим жаркий костерок,

Чтобы просохнуть, чай сготовить,

Уж день встает, подходит срок

Бруснику брать, ушли по двое,

Налево кто, кто справа лесом,

Я огляделся с интересом.


Кедрач, березки, мхи и травы,

Шумы лесные, пенье птиц,

Дышу я воздухом на славу,

Он ароматен, влажен, чист,

И Катя рядом, словно фея,

Скребет бруснику, я за нею.


К дороге сходим с коробами,

До верху полные брусникой,

И ноги гнутся уж под нами,

По пуду тащим мы, поди-ка,

За час торговли мы богаты,

За все мучения — оплата.

Ночь минула

После баньки и застолья

В летней кухне под гармошку,

Мы идем с тобой по полю,

Если пьян я, то немножко.


Говорю, споткнусь, продолжу,

Ты, смеясь, меня поддержишь:

Нет ли ровных здесь дорожек?

Мы в ночи с тобой, и где же?


Впереди мосток над речкой

Подвесной, он тоже пьяный.

Заскрипят троса в колечках,

Как приплясывать я стану.


Повернулся к ней я круто,

Не упасть б, прижился крепко,

Думал, как начать, с минуту,

Снял, напялил снова кепку:


Катя, мне признайся прямо,

Любишь, нет?! Я знать желаю.

Осторожно, Вова!.. Яма,

Выгребная, вдоль сарая.


Нас, наверно, потеряли,

Через час автобус будет.

Я обжег окурком палец —

Приговор выносят судьи.


Протрезвел, окрепли ноги:

Поспешим скорей обратно.

И растроганный, и строгий:

Ответ был? — мне не понятно…


Спит отец с тяжелым храпом,

Мать на дочь ворчит тихонько:

Провожать пойду без папы.

И подружки Танька с Тонькой.


До гостиницы не близко,

Впереди шагаем с тещей,

Принялась с оглядкой тискать

Кисть мою пребольно очень.


Мне забавно и неловко,

Развезло совсем уж бабу,

Шепчет в щеку жарко: Вовка,

Отошли б в сторонку, я бы…


Но гостиница уж рядом,

И девчонки рядом, с Катей

Скоро я в автобус сяду,

Приключений нынче хватит.


Бог ли черт готовил шутки,

Не впустили нас в автобус:

Места нет! И ждать нам сутки

Рейс другой, уехать чтобы…


Но в кровати мне не спится:

Спит ли Катя на диване?..

К ней крадусь по половицам,

Прогонять, поди, не станет.


Доча, спишь? — стучит посудой

Мать на кухне, что же делать,

Подожду часок покуда…

И заснул, как ни хотелось…


Утром будят меня ссорой

Меж невестою и старой,

Дочь показывает норов,

Мать упреком тешит яро.


Что за притча, не меня ли

Делят женщины ревниво?

Вышел я и замолчали,

Ночь минула, нет счастливых.

А что потом?..

Сквозь руки мои за четыре десятка

Врача лет, мужчин проходило немало,

В мужья ли годится, смотрела украдкой,

Красавец вот этот, а этот так жалок.


Не трогали душу уже комплименты,

Хотя и приятно, — другое хотелось:

Любви безусловной, и были моменты,

Почти что и верила, только вот тело


Бесчувственно будто — такая работа,

Больной обезличенный, просто клиент.

А ночью навалится тяжестью что-то,

И душно и тошно средь давящих стен.


А муж, за грехи он мне дан в наказанье?

Как все, я хотела семейный уют…

Что выйдет из этого, знать бы заранее.

Изменник!.. Две дочки, заботы и труд.


Одной тяжело, а с мужчиной не легче,

И надо бы замуж вторично — боюсь.

Сама не ищу, и случайные встречи

Зря обнадежат, усилят лишь грусть.


Давно это было…, совсем уж забыла

Парня, с которым встречалась недолго,

Он показался смешным, но и милым,

Стихи сочинял, целовал, а что толку?..


Как укатил, так и связь прекратилась,

Стоило ль мне набиваться в невесты,

Так думала я, вы, скажите на милость,

Найдется другой парень этого вместо.


Всплакнула, ругнула и вскорости замуж

Вышла за первого встречного будто.

Всё хорошо было, кажется, … да уж,

Жизнь обернулась изнанкою круто.


Так вот, тот парень, то есть мужчина

Лет через сорок опять проявился,

Весточку шлет мне без веской причины,

Всё рассказал, как учился, женился…


И старые годы всплывают невольно,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 404