электронная
200
печатная A5
459
16+
Что сокровище?

Бесплатный фрагмент - Что сокровище?

Книга первая. Поиск

Объем:
198 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-7169-9
электронная
от 200
печатная A5
от 459

Книга написана при участии Решателя…

«Приглядись. Вокруг тебя окружают чудеса, только ты их не хочешь замечать…»

***

Владимиру принесли кофе. Привычный кофе. И бармен постарался на пенке сделал красивую елочку.

Привычный кофе, обычная елочка. И тогда, два месяца назад, тоже была елочка на пенке кофе.

Он сидел в другом кафе. И ждал Олега, который должен был принести карту. Карту, за которой столько охотились. Которую столько раз обещали. И за которую столько денег заплатили. Карта, которая показывала…

И тут он услышал музыку. Оттуда из воспоминаний. И слова, которые он забыл и на которые тогда не обратил внимания.

«И женщина уходит от тебя,

Хотя тебе об этом неизвестно….»

Это были пророческие слова. Он сейчас это понял. И вспомнил, вспомнил то утро. Когда Света говорила ему, что пора заканчивать. Просила уехать. Он обещал. Обещал, что уедут, но ему надо провести еще две сделки.

Да они уже стояли в коридоре на пороге. И каждый должен был ехать по своим делам.

И тогда она сказала странную фразу: «Володя, тебе надо вспомнить, что такое любовь». Он возразил, что не забывал. Что знает. Помнит. Любит ее. Она только усмехнулась и вышла.

Они спустились на лифте. Пошли каждый к своей машине. Ее авто стояло чуть дальше, в стороне от подъезда. И он повернулся, чтобы увидеть, как она первая уедет с площадки. Он смотрел, как она шла к машине. Она уже была совсем близко. И тут появились они. Световые пятна, по которым она шла. Они пропадали после того, как она убирала ногу. И опять появлялись впереди. «Раз, два, три…» Стал невольно их считать. Он насчитал двенадцать пятен. Прежде чем она села в машину.

…Потом в месяц запоя он спрашивал и уговаривал себя, что пятна ему показались…

А тогда она выехала со двора и радостно ему посигналила. Как обычно.

Он тоже сел в машину и поехал. Поехал на встречу в кафе.

Было начало марта.

Потом слова этой песни, которые он пропустил и не понял. Позже пришел Олег. И принес пакет с этой картой.

И сразу — телефонный звонок. Он увидел ее номер телефона. Взял трубку. И что-то сказал. Он сейчас не помнил что.

На той стороне мужской голос спросил.

— Вы муж? Вам надо приехать на набережную к мосту метро. Ваша жена попала в аварию.

Он понял, что это все. И боль. Боль пронзила всего его и сейчас, через два месяца. Он даже дернулся всем телом.

Почему? Почему он не там?

Когда год назад они в Германии разбились на байке, она была рядом. Это она, не зная немецкого языка, сделала все на месте аварии. Скорая, больница. Операция по сбору его раздробленной ноги. Она была рядом с ним все время. Она не оставила его ни на минуту. Ругалась с персоналом. Заботилась о нем. Забросила все свои дела. Она жила в его палате. И выходила его. Он знал, что это она спасла его. Светланка.

А он где был он, когда он был ей так нужен? Сидел в кафе и пил кофе с такой же елочкой. Больно, что он был не в том месте. Больно от бессилия.

А сейчас он сидел в другом кафе и опять спрашивал себя, показались ли ему пятна?

— Нет, не показались, — он услышал голос Светланы.

— Света?! — он осмотрелся по сторонам.

Никто не покосился на него. Значит, негромко вскрикнул.

Рядом никого не было. Только голос. И ему показалось, что он услышал какой-то шорох.

— Да, это я, — опять он услышал родной голос. — Володя, а ты вспомнил, что такое любовь?

— Наверное, да. Не знаю.

— Вспоминай, Володя.

Владимир почувствовал, что все закончилось. Он даже повернулся, чтобы видеть входную дверь, и увидел, как в помещение заходит девушка.

***

Два месяца пролетели незаметно. Универ, пары, работа, вечера в общаге, спать. Дни были похожи между собой. Только сменяли друг друга. Она уже не помнила, когда последний раз была у дедушки. А он жил недалеко от Киева. Даже на выходных к нему поехать не могла. Никак не складывалось с работой. А деньги ей были нужны.

Вот так два месяца она, как белка в колесе, бежала по кругу. Боясь что-либо изменить.

Но сегодня этот день настал. Она только что уволилась. Осознала буквально: либо колесо ее добьет, либо она сможет выбраться из замкнутого круга, в который сама себя загнала.

Нет, работа не была плохой. Она подрабатывала официантом в хорошем ресторане, в центре города. Сюда приходили есть не простые люди. Вежливые, элегантные, с манерами.

Настя наблюдала за ними, ей хотелось попасть в этот мир, мир высшего общества. Но каждый раз, смотря на себя в зеркало, она видела форму официантки. И понимала, что надо что-то изменить.

Сегодня эта возможность сама пришла к ним в ресторан.

Обычно охрана следит за тем, чтобы в ресторан не приходили люди в нетрезвом состоянии. Но этого они пустили. Знакомый владельца.

Насте выпало его обслуживать. Она подошла взять заказ. Видела, что он внимательно ее рассматривает. Конечно, симпатичная девушка, стройная, улыбчивая, молоденькая, всего двадцать один год, вот он и обратил на нее свой взгляд.

Он стал предлагать выпить с ним кофе. И все бы ничего, она привыкла к знакам внимания.

Сначала просто вежливо отказывалась. Но он не сдавался. Именно в этот миг увидела всю абсурдность происходящего. Она давно могла изменить свою жизнь. Выбрать другой путь. Но ей же нравилось жалеть себя. Мол, бедная несчастная девушка, обслуживающая тех, кто в чем-то умнее, лучше. Но лишь в том, что смогли лучше продумать свою жизнь.

Вспышка озарения была очень яркой. И она поняла. Сняв с себя форму, она пошла к управляющему. С ним у нее были дружеские отношения.

Настя ему объяснила все. Он сказал, что понимает. Выплатил расчет и пожелал удачи.

Сейчас, идя по городу, она думала о том, что надо где-то посидеть. Выпить кофе. И дернула за ручку дверь первого попавшегося на ее пути кафе.

Колокольчик на двери сообщил троим посетителям и бармену, что их полку прибыло. Две пары глаз уставились на девушку. Мужчина, сидевший за столиком возле окна в углу тоже обернулся на звук. Он скользнул взглядом по посетительнице, и снова вернулся к чему-то, видимо, более интересному.

— Здравствуйте, — кивнула Настя бариста и подошла к столику в углу помещения. С шумом отодвинула стул. Тот был сделан из какого-то тяжелого дерева, и легко приподнять его у девушки не получилось.

Присела. Стала изучать заведение.

Ей нравилось занимать самые дальние места, чтобы весь вид помещения был как на ладони. Наблюдения за людьми ее привлекало и, в то же время, успокаивало. В такие минуты она не только смотрела на окружающих, но и познавала себя. Изучала, что чувствует и что видит, когда смотрит на окружающий ее мир.

Парень и девушка за соседним столиком о чем-то весело болтали. На вид — студенты. Рядом возле них лежали какие-то учебники, и Настя услышала в их разговоре слово «сессия». После этого интерес к ним быстро пропал, так как думать об институте ей совсем сейчас не хотелось. У нее дипломная работа все еще не закончена — не хватает данных. Где их брать, она пока не знала. А писать диплом, лишь бы был объем, ей было неинтересно.

Настя перевела свой взгляд на посетителя возле окна. Видела она только его профиль.

Что-то непонятное и привлекательное было в нем. Как будто легкая дымка витала вокруг его тела. Такую она видела только в определенных местах. Вокруг человека ей еще не приходилось ранее рассматривать. И этот незнакомец был первым.

Явно непростой…

***

Владимир смотрел внимательно на девушку, сидевшую в углу. Почему-то из всех посетителей именно она привлекла его внимание. Волосы завязаны в высокий хвост. Русые. На ней свободный свитер и джинсы. Ее лицо было ему знакомым. Он заметил, что девушка внимательно рассматривает помещение. Видимо, первый раз сюда попала. И в то же время в ее взгляде была какая-то встревоженность. Он почувствовал, что где-то уже ее видел, их дороги ранее пересекались. Вот только где — не может рассмотреть в памяти. Да ладно, вспомнится само. И чтобы не привлекать к себе внимание, решил отвернуться снова к окну.

Но вместо пейзажа за окном, он увидел отражение помещения. И его взгляд опять привлекла эта девушка. Их взгляды встретились.

Яркая вспышка озарения осветила в его памяти прошлогодние события. Увидел. Лето год назад. Он как раз попал тогда на раскопки. Там же и познакомился с этой девушкой. Стал свидетелем сцены, когда руководитель группы археологов-студентов корил ее за то, что без разрешения полезла сама в яму — искать артефакты.

Владимир повернулся и посмотрел на девушку. Та как-то заинтересованно на него смотрела. Что-то ему подсказало, что надо с ней поговорить. Может, она тоже его вспомнила? Он поднялся и медленно направился к ее столику. Пытаясь найти в памяти ее имя. Оно еще такое простое…

***

Настя видела, как незнакомец посмотрел на нее. Поднялся и направился в ее сторону.

Вот теперь она могла его внимательно разглядеть. Высокий, статный, неплохо одет, не последнему писку моды, но со вкусом. На нем джинсы, толстовка и кроссовки. Настя как истинная женщина всегда уделяла особое внимание обуви. Оценив ухоженность, она подняла взгляд и стала изучать на лицо. Борода ему добавляла ему серьезности и подчеркивала глаза. Они горят жизненной мудростью. Она заметила, что мужчина уверенно держится. Идет не размашисто, а как-то мягко. Он чем-то располагал к себе, хоть они даже еще не разговаривали. Почему-то он вызывал доверие и интерес.

— Не возражаете? — спросил Владимир, подойдя к ее столику.

Пока она рассматривала, как незнакомец приближается к ней, даже не заметила, когда исчез туман вокруг его тела.

— У нас свободная страна, — произнесла Настя, слегка улыбнувшись.

Мужчина улыбнулся в ответ, отодвинул стул и сел. Когда отодвигал его, тот почти даже и звука не издал. А ведь пару минут назад, у нее это получилось не так бесшумно. Стул был сделан из какого-то дерева и сам по себе был тяжелым. А у него все получилось так легко и просто, будто пушинку переставил с места на место.

Плавность движений незнакомца завораживала. Каждое новое было продолжением предыдущего, и они мягко перетекали друг в друга. Настя удивилась этому его умению. Она замечала, что даже не все девушки могут так себя грациозно преподносить. И у нее не всегда получалось это, иногда создавалось впечатление, будто роняет свое тело. А дедушка всегда учил ее быть бережной к себе…

И сейчас, глядя на незнакомого мужчину, она могла с точностью сказать, что он был текучим — просто тек по пространству. Так это состояние называл ее дедушка…

— Я вас помню, — проговорил мужчина, внимательно смотря Насте в глаза.

От такого заявления она немного смутилась и опустила взгляд. Она пыталась вспомнить, когда их жизненные пути успели пересечься. При каких обстоятельствах.

— Вы — ученица Геннадия, моего хорошего знакомого. Мы встречались в прошлом году летом, на раскопках. У вас, если не ошибаюсь, тогда была практика, — подсказал Владимир, увидев ее замешательство.

Прошлогодние образы замелькали перед ее глазами. Вот она сидит в яме и вычищает щеточкой найденный артефакт. Вот подходит ее научный руководитель Геннадий. Корит ее, что она не имела права без его ведома спускаться в яму и начинать работу с артефактами. Свидетелем именно этого монолога и стал Владимир. Настя тогда ничего не ответила своему научному руководителю, просто стала тщательней и медленней чистить найденное. Но от того, что ей сделали замечание при посторонних, ей было неловко.

Настя как будто снова пережила то событие. Ее щеки залились румянцем от воспоминаний.

— Я вас тоже вспомнила, — ответила она с улыбкой.

Он почувствовал какую-то близость с ней. Не объяснимо логически.

Владимир внимательно посмотрел на девушку. Хоть она и вела себя весьма любезно, но ее что-то беспокоило. Видел это. Но лезть в душу с прямыми вопросами не хотел. По жизненному опыту знал, если разговорить ее, то сама расскажет. Или как-то в разговоре станет понятна причина ее теперешнего состояния.

Нужно было быстро сообразить, с чего начать. Внезапная вспышка озарения посетила его. Этот вариант может быть хорошим решением…

Он уже неделю думал о том, что надо лучше организовать работу в офисе. За почти два месяца его отсутствия, пока он пытался утопить горе в бутылке, доходы немного просели. Олег, который остался за главного и дал возможность Владимиру прийти в себя, сам не мог охватить всего объема работы. Игорь больше был не по организации бизнеса. А Ярослав находился сразу, только если чувствовал, что скоро будут деньги. На него особо рассчитывать не стоило.

Уже неделя прошла, как Владимир вернулся к прежней жизни. Да, рана от потери Светланы еще не зажила, но ему нужно было идти дальше. И первое, с чего он хотел начать — с наведения порядка в делах и офисе, в частности. Выстроить все бизнес-процессы — вот, что он хотел. Упорядочить работу. Ему нужно было освободить Олега от ежедневной рутины, чтобы он мог переключиться на более серьезные задачи. А для этого необходимо найти человека, который постоянно будет в офисе: принимать заказы клиентов, отвечать на звонки.

Олег уже успел дать объявление об открытой в их небольшой фирме вакансии. Но все кандидатки, которых они прособеседовали на этой неделе, не подходили. Буквально сегодня он вспомнил о Геннадии. Даже хотел позвонить ему, чтобы тот рекомендовал ему кого-то со своих студентов на позицию офис-менеджера. Он искал человека, который бы смог не только подымать трубку телефона, но и что-то понимал в антиквариате, древних вещах, в том деле, которым они занимались на самом деле. Ведь ремонт вещей был лишь прикрытием.

Геннадий ему не раз говорил, что из всех в группе эта девушка, которая сейчас сидела перед ним, самая смышленая. Точнее многих экспертов дает оценку предметам старины. Геннадий всегда потом добавлял, что это он помог раскрыться этому таланту.

Владимир понял, что встреча не случайна. Да, он мог сразу рассказать ей о том, что ищет офис-менеджера и спросить, интересно ли ей это. В своем бизнесе он привык прямо озвучивать, чего хочет. Но сегодня явно не тот случай. Прямое предложение может ее насторожить. Поэтому нужно было сначала ее немного разговорить, расположить к себе, чтобы она не чувствовала опасности.

— Я даже не представился, заново. Владимир, — он протянул девушке руку.

— Настя, — ответила она, пожав его руку.

— Не возражаешь, если на «ты»?

— Нет.

— Над какой темой тебе сейчас поручил работать Геннадий? — Владимир решил начать с нейтральной темы.

Настя улыбнулась: говорить о том, что тема скучная, лучше не стоит. Все-таки он его знакомый, и есть вероятность, что может передать ее слова. Хоть она и не боялась последствий, но создавать себе лишние проблемы, или, как говорит ее дедушка, задачи, она не хотела. Лучше сейчас решить вопрос с жизнеобеспечением.

— Почти все, как всегда. Исследования и выводы. Пока и писать-то особо не о чем. Скоро опять на практику куда-то направят.

Владимир улыбнулся.

— Интересно, должно быть, — ободряюще проговорил.

Она пожала плечами и с грустью в голосе проговорила:

— Но не тогда, когда нужно думать о том, где искать работу. И как это все совместить? И диплом, и заработок.

Он улыбнулся. Вот теперь Владимир понял причину ее состояния. Прямо сама жизнь ему подсказывала, кто может взять на себя обязанность упорядочить работу офиса. И он решил объяснить Насте, почему подсел за ее столик. Внести ясность.

— Слушай, может, ты мне поможешь. Я уже неделю ищу помощника. Нужно будет работать с бумагами, отвечать на письма, звонки. Увидел тебя и вспомнил, что ты ученица Геннадия. Вот и решил спросить, может, подскажешь кого-то, может, кому из студентов нужна подработка? Ну и мне кто-то толковый нужен.

У Насти загорелись глаза. Она поверить не могла услышанному. Сама жизнь ее привела к этому человеку.

Может, не зря она сегодня уволилась?

***

Глеб Николаевич зашел в хату. Снял калоши в сенях и жилетку. Открыл вторую дверь, которая вела в комнату. Она хоть и была небольшой, но обставлена по-домашнему уютно. Сразу чувствовалась рука хозяина, любившего порядок. Он считал, что если в доме все упорядочено — у каждого предмета свое место, то и жизнь сама в порядке.

Справа возле окна — лавка, пара табуреток и между ними — обеденный стол. Он положил хлеб, который только что купил в местном магазине, в хлебницу и накрыл его небольшим рушником. Напротив окна возле второй стены стоял еще один стол, поменьше, на нем он готовил еду. Здесь же и была грубка с встроенной плитой, как раньше мастерили, а рядом — печка и небольшая лежанка, на которой аккуратно были сложены подушки, накрытые полупрозрачной накидкой. На лежанке хорошо было греться, подпитываться теплом живого огня.

Глеб Николаевич подошел к плите, снял крышку с кастрюли. Запах борща сразу заполнил комнату. Захотелось попробовать, что в этот раз получилось. Приготовление для него было особым обрядом… Он знал, что каждый раз еда разная на вкус. Все зависит от того, в каком настроении ее готовить. И с какой очередностью складывать составляющие в емкость. Он положил крышку обратно. Повернулся к столу, чтобы взять ложку.

Его взгляд скользнул над входной дверью, и внимание задержалось на образе, который висел над ней. Древняя икона, которую когда-то давным-давно изобразил его предок. Глеб Николаевич знал, что в один из дней, когда придет время, он передаст этот образ своей внучке, Насте. А вот и ее фотография — в рамке чуть пониже на стене. Она обнимает его и целует в щеку. Он тепло улыбнулся.

Внучка опять куда-то пропала, давно не приезжала. «Видимо, не складывается, вот и расстраивать меня боится, дуреха», — думал Глеб Николаевич, беря ложку в руку и поворачиваясь обратно к плите.

Ребенком Настя часто гостила у него. Все три месяца летом они хозяйничали вдвоем в его хате. А потом родители забирали ее в школу и привозили только на выходные. Приезжая, Настя часто его просила приготовить его характерный, как она называла, борщ…

Сегодня пятница, впереди были выходные. Он надеялся, что Настя приедет. Вот и приготовил ее любимое блюдо…

Глеб Николаевич попробовал борщ на вкус. Готов. Можно уже и обедать. Надо только чайник поставить, заварить липы. Это был их любимый с Настей чай.

Он присел на корточки, взял последнее полено и подбросил в грубку. От доступа воздуха угли начали светиться красным цветом. Он несколько раз подул на них, и огонь захватил сухую поживу.

«Надо бы еще дров подрубить», — мелькнула мысль. Ему хотелось, чтобы в хате было тепло. Настя не любила холод.

Он поднялся и направился к двери, ведущей в сени. Опять обратил внимание на фотографию Насти. Он многому ее научил, передавал знания из года в год, рассказывая о том, как устроен Мир. Но он видел, что она еще не все применяет в своей жизни. Для каких-то знаний Настя еще маленькая, несмотря на то, что ей двадцать один. Глеб Николаевич знал, что сила, которая в ней скрыта, скоро проявится.

Думая о судьбе своей внучки, он подошел к пеньку, поставил на него полено, взял в руки топор, замахнулся и ударил. Острие вошло в него, как в масло.

Взял еще одно, размахнулся — и опять все произошло легко и свободно.

И тут он почувствовал, что какой-то поток силы направлен в его сторону. К нему кто-то ехал. Но по ощущениям это была не Настя. Ее сила другая на вкус. Чья-то незнакомая сила была направлена в его сторону.

***

Дорога плавно огибала реку. Слева на том берегу виднелись склоны Днепра, справа — стеной стоял лес. Вид и правда был потрясающим. Таким, что дух захватывало.

Валерий приоткрыл окно на своей старенькой, но надежной «Ладе» и сделал глубокий вдох. Ему хотелось ощутить чистоту и свежесть воздуха. Он хоть большую часть жизни рос в железных джунглях, но умел ценить творения природы. Любил наслаждаться ими, когда выпадала такая возможность. В детстве ему часто приходилось бывать вдали от столицы. Дедушка жил на Западной Украине, в одном небольшом селе. Именно он и привил Валерию умение чувствовать прекрасное вокруг.

Пару часов назад он разговаривал с дедушкой по телефону. Раньше, чтобы поговорить с ним, нужно было ехать в гости. У дедушки не было даже стационарного телефона, а к соседям особо не набегаешься. Поэтому Валерий пару лет назад купил ему мобильный телефон с большими кнопками. Свой номер он закрепил за цифрой один. И объяснил дедушке: если на эту кнопку нажать и пару секунд подержать, то пойдет автоматический вызов. Но на всякий случай, записал еще на отдельном листе блокнота номер своего мобильного. Прикрепил его на самом видном месте — на дедушкин настенный календарь. Валерий помнит его еще из детства… тот висит на стене уже лет десять. Дедушка менять на новый не хочет — нравится пейзаж, который на нем изображен.

Уже неделю Валерий интересуется прошлым, своими корнями. Началось с того, что он пересмотрел все свои детские фотографии. Последний раз к ним притрагивался 16 лет назад, еще в семилетнем возрасте. После развода отца и матери, ему не хотелось вообще ворошить прошлое и вспоминать о нем…

Но сейчас его интересовало прошлое не столько своей семьи, сколько то, что происходило ранее на этих землях. Да, в интернете много информации, разной. Но Валерий чувствовал, что где-то есть неточность. Сегодня он рассказал об этом своему дедушке. Тот на несколько секунд задумался, потом сказал: «Значит, время пришло». Эта фраза зацепила Валерия, но дедушка не стал объяснять, что имел в виду. Лишь добавил, что ответы на свои вопросы он может найти у одного человека. И подробно описал, как найти его давнего товарища. Объяснил, где тот живет. Правда, последний раз дедушка его видел лет тридцать назад, когда Валеры еще не было. Но он почему-то был уверен, что его знакомый еще жив.

Валерий увидел нужное ему ответвление дороги, уходившее вправо — вглубь леса. Он сбавил скорость и свернул в эту сторону. Проехал частные особняки. Замелькали домики попроще. Асфальтная дорога закончилась. Началось бездорожье: две колеи, накатанные автомобилями.

Дедушка ему еще по телефону описал, что хата его товарища находится на окраине. Не заметить ее невозможно, так как она последняя. После нее — сплошной лес.

Валерий еще сбавил скорость. И он увидел хату, похожую на описанную дедушкой.

Парень остановил авто на обочине. Вышел и медленно направился к калитке. Подошел ближе и увидел во дворе человека. Первой мелькнула мысль, что это и есть товарищ, которого описывал дедушка в разговоре по телефону. Но Валерий засомневался, глядя с какой сноровкой и легкостью тот орудовал топором. Он не раз тренировался с друзьями во дворе на брусьях, да и в спортзал иногда захаживал. Но даже, несмотря на физическую подготовку, Валерию не удавалось так ловко колоть дрова. И он задумался, почему так получается: на вид старик, а по ощущениям силы в нем больше, чем в молодом теле. А ведь в прошлом спортзалов не было. Мир был гораздо проще устроен, и мужики мужиками вырастали. Не имея особых мест для накачки бицепсов, гирь… Жизнь сама создавала условия для выживания. Тело должно было быть крепким, чтобы жить.

Валерий стал наблюдать за стариком. Одет обыкновенно. Старые темно-серые штаны. Раньше, наверное, носил их под костюм. Хоть они и были опрятными на вид, но пережили уже не одну стирку. На ногах калоши. Рубаха заправлена, рукава закатаны, а сверху теплая овечья жилетка.

— Добрый день! Ищешь чего-то, горожанин? Или потерялся часом? — спросил старик, не поднимая на Валерия взгляда.

— Добрый день! Я хочу поговорить с Глебом Николаевичем.

— Ишь ты, он хочет, — со смешком ответил старик. Он опустил топор, выровнялся и спросил: — А Глеб Николаевич — с тобой?

Глеб Николаевич распрямился и начал с интересом рассматривать молодого человека, который стоял за калиткой. Недурен собой. Одет в простую одежду: джинсы, кроссовки, куртка. На вид ему ближе к двадцати пяти. Высокий. Темные волосы. Небрит. Взгляд уверенный, такой человек знает, чего хочет от жизни. Хоть по молодости, как это обычно бывает, иногда и не туда смотрит.

Валерий тоже с интересом рассматривал старика. Давно он не видел таких искрящихся глаз. И таких живых. Даже с этого расстояния видно: горят, как два огонька.

— Мой дедушка направил меня к Глебу Николаевичу. Сказал, чтобы, как только увижу, передал ему фразу: «Достань забытое, поведай вопрошающему, основу покажи и взор направь, а сам не мешай», — первым нарушил молчание Валерий.

Как он только не выспрашивал, дедушка ему так и не объяснил, что значат эти слова и куда смотреть придется. Сказал, что все узнает у Глеба Николаевича.

— Вы и есть он? Меня Валерием зовут, и мне нужно узнать о прошлом своего рода и своих предков.

Глеб Николаевич молча смотрел на Валерия. Только один человек знал о существовании этого тайного послания. Это был его давний товарищ. Последний раз они виделись лет тридцать назад. И еще тогда договорились, что ключом к открытию скрындяка знаний будет этот порядок понятий. Это станет началом конца, нить которого оборвалась тридцать лет назад. Мир сам подскажет, когда это произойдет. При их последней встрече они уже знали, что дело будет продолжено. Просто на время нужно было отложить решение этой задачи.

— Глеб Николаевич перед тобой. Ты надолго в наши края?

— Я рад нашему знакомству! Хотел сегодня обратно в Киев, — Валерий пожал плечами.

— Голоден?

Валерий даже не сообразил, что с утра ничего не ел. При упоминании о еде его живот дал о себе знать.

— Заходи, на сытый желудок и думать легче. А там и посмотрим, что тебе предложить. Только дров захвати в дом.

На этих словах Глеб Николаевич вогнал топор в пень, развернулся и направился к хате.

Валерий прошел в открытую калитку, водрузил на руку дрова и пошел следом.

Глеб Николаевич ждал его у порога хаты. Потом придержал дверь, чтобы парень вошел внутрь.

— Положи их там, — указал он в сторону грубки.

Он взял полотенце, которое висело на вешалке, перекинул его на плечо. Из горнушки достал кастрюлю без ручек. Налил в нее из ведра воды и поставил на стол, который служил ему для приготовления еды.

— Сполосни руки.

Валерий подошел ближе, засунул руки в воду. Она была комнатной температуры, нехолодной. Да и в самой хате было тепло.

Как только Валерий закончил, Глеб Николаевич снял с плеча полотенце и протянул ему.

— Снимай куртку и садись за стол, будем обедать. Ее можешь повесить на вешалку, — он указал в сторону входной двери.

Валерий подошел к двери и заметил фотографию Глеба Николаевича с какой-то девушкой.

— Внучка, — ответил хозяин дома, моя руки в той же кастрюльке.

— Красивая фотография, — ответил Валерий.

— Фотография? — с улыбкой спросил Глеб Николаевич, ставя на стол две миски.

— Я имею в виду, фотограф хороший миг поймал, — смутился он.

Валерий сел на лавку возле окна. И стал рассматривать помещение. Ему было уютно в гостях у Глеба Николаевича. Ощущение такое, что попал к своему дедушке.

— У деда давно был? — спросил хозяин дома, будто прочитал мысли.

Он подошел к столу с кастрюлей и стал насыпать по мискам борщ.

— Месяц назад, — ответил Валерий.

— Тебе сметанки добавить? — спросил Глеб Николаевич, ставя обратно кастрюлю на плиту.

— Да, спасибо, — отозвался Валерий. В этой хате было так тепло, по-домашнему…

— Нарежь хлеба, он перед тобой на столе.

Валерий снял небольшой рушник. Нож лежал рядом. Отрезал два кусочка хлеба и опять накрыл рушником.

Глеб Николаевич положил еще сметаны в миски. Взял одну ложку себе, вторую протянул гостю и тоже сел за стол.

Он посмотрел на Валерия и произнес:

— То, за чем ты приехал, за один раз не забрать. Слишком много.

***

Машина Владимира въехала во двор. Настя, сидевшая рядом на сидении пассажира, внимательно рассматривала открывшийся пейзаж. За двадцать один год своей жизни она успела многое уже увидеть благодаря интересу к археологии и поиску древностей. В грязи приходилось возиться, сидя в ямах, искать артефакты. В старых помещениях и хранилищах — искать информацию. Но когда Владимир сказал о том, что ему в офис нужен офис-менеджер, она почему-то и не предположила, что офис может быть где-то на складе. Она представила, что помещение ее новой работы будет где-то в центре. И, увидев обычный спальный район с пятиэтажками, расстроилась.

— Ну вот, приехали. Пошли, — проговорил Владимир, припарковав авто на обочине и выходя из него.

Настя нажала на ручку, тоже вышла. Обошла автомобиль спереди. Поравнялась с Владимиром и проговорила:

— Когда вы предложили работать с бумагами, я не думала, что офис где-то на складе, — она повертела головой, рассматривая дом, который нуждался в ремонте. И явно не косметическом. Девушка даже и подумать боялась, что ее ждет внутри.

— Неброско, да? — спросил Владимир. В его голосе слышались нотки иронии.

Девушка смутилась. Все-таки хуже уже быть не могло. Поэтому оставалось только одно — следовать за тем, что преподносит ей жизнь сейчас.

Еще в машине Настя увидела, что на скамейке сидят бабушки. Как только они заметили, что во двор въехало авто Владимира, перестали что-то активно обсуждать. Лишь изредка перебрасывались короткими фразами.

Пока Владимир и Настя подходили к дому, взгляды толкователей происходящих событий были направлены в их сторону. Они внимательно наблюдали за мужчиной и его спутницей.

— Здравствуйте, красавицы! — весело поздоровался с ними Владимир, подойдя ближе.

Он знал, что игнорировать бабушек нельзя, лучше с ними дружить. Это потом помогает распространять ту информацию, которая ему была нужна. А не надуманные события и сказки. В бизнесе он предпочитал сам создавать нужные события. Вот поэтому именно бабушки и были клиентами его фирмы. Явными заказчиками. Работа с ними была для его фирмы ширмой. Прикрытием. Основными заказчиками были совершенно другие люди…

— Добрый день, Володя. Сегодня о тебе какой-то мужчина спрашивал. Весь такой скрытный-скрытный, — проговорила одна, поглядывая на девушку. — Но одет прилично. Презентабельный и с чемоданчиком. Говорит: хотел часы у мастера отремонтировать старые, да вот нет его.

— Ну, хотел, значит, еще придет, — добродушно ответил он. — А это Настя, будет помогать нам с ребятами в фирме. На телефонные звонки отвечать, у вас заказы принимать. Сами уже не справляемся. А ребятам только с людьми общаться… Вы ж их знаете… Им лучше что-то отремонтировать дать. Вот, прошу любить и жаловать.

Владимир жестом указал на девушку. Все это время она стояла тихо возле него. Давая возможность бабушкам рассмотреть себя.

— Здравствуйте… — поздоровалась Настя, добродушно улыбаясь. Мастерство изображать эту улыбку она наработала в ресторане. Такая улыбка располагает даже самого хмурого человека.

— Здравствуйте, здравствуйте, — поздоровались бабушки в ответ. Тоже улыбаясь.

— Не будем вам мешать. Да и надо еще Настю в курс дела ввести, — проговорил Владимир.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 459