электронная
176
печатная A5
484
18+
Что означает этот сон?

Бесплатный фрагмент - Что означает этот сон?

Забвение

Объем:
330 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-5689-0
электронная
от 176
печатная A5
от 484

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Жарко. Темно. Бегу по улице. Падаю. Задыхаясь, всматриваюсь в лужу. В отражении я узнаю себя, смотрящую равнодушным взглядом в пустоту.

Просыпаюсь. Опять. Опять этот сон. Больше всего меня мучает то, что я никак не могу его понять. Я сотни раз перебирала в голове варианты, но так и не поняла, что это может значить. И означает ли что-то вообще? Хотя какая разница.

Мне всегда снились красочные сны, наполненные чувствами, красками, эмоциями. И если кто то, щипая себя во сне, понимал, что ему не больно и это всего лишь сон. То я чувствовала все. Даже слишком. Но меня это не пугало, а и с чего должно пугать? Ведь никто не может понять, что нормально, а что нет, если не знает, как у других обстоят дела в этом вопросе. Вот и я не понимала.

Я не могу точно сказать, с чего начинается моя история. С этого сна, который стал повторяться каждый Божий день или с этого дня, когда в нашу школу поступил новый ученик.

Глава 1

До утра оставалось ещё пара часов, но я знала, что больше не усну. Да и зачем? Пытаться насиловать свой организм не очень-то приятно. Я сидела в своей комнате и читала книгу Кинга — «Керри». Мне нравилось непринужденное чтение. Я много времени проводила в одиночестве в своей маленькой полу-комнате. Так получилось, что мне пришлось бороться, конечно, не в прямом смысле, за то, чтобы мне досталась маленькая, но все же отдельная комната. Когда в семье ты далеко не единственный ребенок, то это трудно получить. Получается, что уединение становится привилегией.

Не вникая в смысл прочитанного, я просто «убивала» время. Завтра обычный школьный день. Скоро все это кончится, последний год, ну а дальше весь мир открыт для тебя и делай все, что захочешь! Знать бы только, что именно хочешь.

Странно, но чтение книги показалось слишком угнетающим сейчас, и недолго думая, я оставила бесполезное занятие, решив подготовится к предстоящей контрольной работе. С заданиями или учебой у меня особых проблем не было. Как и у всех, у меня были любимые предметы — литература, музыка, география и история, так и не любимые — математика и особенно химия. Химия, как и сам её учитель, вызывали у меня чувство глубокого отвращения. А математика была слишком нудной, чтобы любить её. Но я хотела окончить школу с хорошим результатом, поэтому старалась. Даже тогда, когда мне приходилось делать это через силу, как сейчас, например.

Пришлось читать книги и делать пометки в тетради, чтобы как следует подготовиться к урокам. Не думаю, что хоть кому-то нравиться делать домашние задания, но они помогают отвлечься от каких-либо мыслей и перевести энергию в нужное русло. Например, на сложные решения глупых задач, или изучения истории государств, которые так и останутся до конца твоей жизни всего лишь словами и увиденными картинками на экране телевизора. Все прервал будильник. Пора было собираться. Обычно я ставлю звонок немного раньше, чем нужно, чтобы вставать не спеша и понежиться в кровати, но сейчас я не уделила этому никакого внимания, я уже была наготове. Поэтому в школу я пришла гораздо раньше обычного. Я заметила, как странно она выглядит, когда в ней никого ещё нет. Обычно я опаздываю, или прихожу, когда везде уже полно народу. А сейчас она, без многочисленных учеников, казалась такой пустой, безжизненной…

Я стояла возле школы. Вглядывалась в свет от фонаря, который, таким удивительным образом, освещал площадку перед лестницей и дерево, которое росло вплотную к нему, создавая впечатление паутинки. В школе свет был только в одном из окон, видимо вахтер. Никто ещё не пришел…

— Соф! — окликнули меня. Господи! Никогда не привыкну к её звенящему голосу!

— Ты рано! Очень рано… — она внимательно смотрела на меня, пытаясь понять причину моего раннего прихода. — Что стряслось? Будильник решил сыграть с тобой злую шутку? — улыбаясь своей остроумности, сказала Алиса.

Она моя подруга с тех самых пор, когда в далеком первом классе мы сели с ней за одну парту… Как давно это было… Но все же, я никогда не привыкну к её звонкому голосу! Неужели бывают такие голоса?

— Привет. А сама то, что так рано? — ответила я, и почему-то расстроилась, поняв, что уединению конец.

— Ну, сегодня ведь к нам в класс зачислят нового ученика, я хочу первой посмотреть на него, ну или её. Интересно же! — она задумалась и поморщила свой веснушечий нос — Ты же говорила, что тебе не интересно?

— Что? — сначала я даже не поняла, о чем она. — Ох, Алис нет, мне на самом деле не интересно, ты же знаешь… Я не очень люблю интересоваться чьей-то жизнью. Просто сегодня мне снился сон…

— Ах, опять этот сон. Обратись к врачу, я не хочу опять весь урок гадать, почему этот кошмар, который и кошмаром-то не назовешь, мучает тебя. — её лицо озарила детская ухмылка и на лице появилось истинное любопытство.

— Сегодня я буду интересоваться только одним событием! — она заулыбалась как маленькая девочка, которой только что подарили самую большую и красивую куклу.

— Ну да, ну да. — я все также стояла и смотрела на дерево. Я даже не заметила, как начали мерзнуть ноги, а на плечах образовался налет снега.

— Соф, пошли! Хватит мерзнуть! — Алиса теребила меня за рукав пальто. — Ты что? Соф, ты мимо этого дерева проходишь, каждый день, уже который год!!! — она тянула меня за руку, ну а я и не сопротивлялась…

Я видела, как Алиса от нетерпения подпрыгивает на стуле, все время, устремляя взгляд на дверь, дожидаясь утолить свое любопытство. Она расстроилась, что пришла так рано, но нового ученика не было. Мы с ней во многом не похожи. Вот мне, например, совершенно все равно, кто сегодня станет 34 учеником 11д класса. Совершенно не инте…

— Друзья, сегодня в наш класс зачислен новый ученик — Слава Истоцкий, он проучится с нами до конца учебного года. Пожалуйста, выбирай место и начнем занятие. — учитель приглашающим жестом руки указала в глубь кабинета. Класс молчал. Все без исключения рассматривали нового ученика. А ему было все совершенно безразлично. Он, не замечая никого, прошел в самый конец кабинета, занял единственную пустую парту, которую учтиво освободили сегодня, пересадив пару человек, и уставился в окно, за которым уже во всю мела метель.

— Эй, эй… Хватит пялиться! — шепотом упрекала меня подруга. — Ты что? Вид у тебя, как будто ты увидела НЛО… Послушай, это уже не прилично!

— А? — я посмотрела на подругу, и уткнулась в учебник. Черт! Что со мной? Мне же все равно… Лицо у него странное. Я даже не поняла, что меня в нем удивило, но такого я ещё не видела, может я вообще мало чего видела, вот и удивляюсь как ненормальная? Но что-то тут не так.

— Итак, открываем 204 страницу. Быстро пробежимся по материалу, и будем писать контрольную на тему «параллельность прямых и плоскостей в пространстве». Так, Слава, ты можешь просто прочитать весь материал этой темы. Контрольную сдашь через пару дней. — монотонно проговаривала учитель.

За весь урок я несколько раз бросила взгляд в его сторону. Мне показались слишком странным его спокойное выражение лица и отрешенный взгляд. На переменах учителя вели с ним какие-то беседы, и никто не решался подойти и спросить его о чем-то. Я догадывалась, что все произойдет в столовой в середине учебного дня. Единственное, что я не знала точно, насколько сильным будет любопытство моих одноклассников.

— Привет! А ты откуда? Да? О! — вокруг нового ученика вились целой стаей, девчонки из нашего класса, и из параллельных классов тоже подключились.

Как можно быть такими? Такими… Любопытными? Сегодня я не видела свою подругу вообще, ну за исключением уроков, она вся погрузилась в знакомство. Да что уж говорить? Пол школы погрузилось в это «знакомство» как ненормальные. Пусть остальные не решались подойти, но слушали и смотрели очень внимательно, пытаясь издалека уловить детали разговора. Где приличие? Хотя о каком приличии может идти речь? В наше-то время… Я сидела за столом совершенно одна. Подруга и одноклассницы, с которыми мы обычно обедали, вились вокруг нового члена нашего общества под названием — «колония добровольного школьного заключения», хотя такого ли добровольного? Я мельком поглядывала в скопление любознательных, слушая обрывки фраз. Тут я наткнулась на его лицо. Хмм. Странно, совершенно безучастное выражение лица. Ему все равно, хоть сам директор сядет рядом с ним и будет любознательно выведывать у него истории его жизни. Все, что я смогла рассмотреть детально — это его прическу. Волосы спереди были длинными и спадали на брови и глаза, длиной до переносицы, как будто специально чтобы скрыть свой взгляд в нужный момент. Было видно, что это не какая-нибудь модная прическа, просто небрежность в отношении собственного внешнего вида и состояния головы. Одежда была даже более странной, чем его поведение. Сейчас все старшеклассники ходили как клоуны: модные футболки, яркие толстовки, джинсы и разноцветные кеды. Но это явно был не его стиль. Он был одет как учитель. Черная рубашка, брюки и туфли. Может он просто не знал, как прийти в школу в первый день? Я улыбалась собственным мыслям. И тут он посмотрел в мою сторону, я быстро отвела взгляд и сделала равнодушное выражение лица, копаясь ложкой в тарелке.

Больше мне не представилось возможности так со стороны наблюдать за ним. Да и не хотелось. С чего бы? Мне вообще все равно. Просто он странный. И вообще его появление в последнем 11 классе было странным. Я не представляла, что могло произойти, чтобы менять свое место жительства и школу. С учетом того, что осталось учиться меньше года!

Когда закончились уроки, некоторые все ещё знакомились с новым учеником, но кто-то быстро потерял к нему интерес. Хотя стоит отметить, что далеко не все так сразу рванулись с ним общаться. Возможно, его странная внешность могла кого-то оттолкнуть.

Я много думала о своих проблемах… О школе, о будущем, о своем ночном кошмаре. Я уже давно перестала пытаться разгадать его загадку, но это было выше моих сил — вообще не думать о нем. Поэтому я иногда в мыслях возвращалась к вопросу — «Ну почему он снится мне все время?» Я так часто мысленно прерывалась, чтобы задать себе этот вопрос, что уже и перестала удивляться резким сменам своего настроения.

Домой мы шли как обычно, вместе с Алисой.

— Представляешь, он приехал к нам с юга! Жил у моря! Зачем, вот ты скажи — зачем ему понадобилось тащиться сюда, в такую глушь, доучиваться последний год? Он нам так и не сказал… Говорит — обстоятельства. А вообще он молчун. Такой как ты! — она презрительно посмотрела на меня и фыркнула. — Вот интересно, ему кто-нибудь понравился у нас в школе?

— Господи, Алиса! — я удивилась своему удивленному голосу.

— Ладно, ладно, знаешь, что еще… — она болтала и болтала, а я так и шла, думая о своем. Этот чертов сон не даст мне покоя…

Любопытным немного удалось узнать у новенького. Только то, что он жил на юге, у моря, его прошлая школа была больше этой в два раза. Что он неплохо учился раньше, что не любит точные науки. Также у него есть друзья, чему я сильно удивилась, которые остались жить в его родном городе. Ну и ещё, что он не знает, сколько они проживут здесь. Мне показалось это ничтожно мало, для того времени, что все потратили на «изучение» его личности.

Глава 2

Мы с Алисой жили на разных улицах, в абсолютно разных сторонах. Поэтому наш разговор, а точнее её монолог, был не долгим. Мы прошлись по аллее от школы, а затем, попрощавшись, свернули в разные стороны. Я не очень-то торопилась домой, поэтому решила, немного прогуляться, сделав небольшой круг до дома. Наша школа и прилегающие к ней улицы находились очень близко к лесу, а некоторые дома практически в лесу. В нем преобладали хвойные деревья — елки, сосны, пихты. Мне нравилось гулять зимой там. Ведь деревья оставались зелеными, живыми. А аромат, который наполнял лес, придавал силу, которая могла заполнить пустоту.

Я бродила по тропе, слушала звуки леса, дышала морозным воздухом, мечтала. Но мечтания были не долгими. Меня снова посетили мысли о моем будущем. Вот остался последний год, потом я должна выбрать институт, выбрать профессию, но я не знала кто я! Я не знала, кем мне стоило бы быть. Все в моем классе выбрали себе по специальности, выбрали вуз, даже ходили на подготовительные занятия. А я? Я так и терялась в догадках. Каким образом они поняли, что они хотят именно то, что выбрали? Может, это решение родителей? Хотя нет, вряд ли… Например, Алиса хочет стать журналисткой. О, я уверена у неё получится, с её-то даром разговорить кого угодно. Она сама выбрала это. А Степан? Он тоже выбрал специальность — поступит в медицинский вуз. Этот умный, очень пунктуальный парень всегда был очень добр к окружающим. Чего не скажешь об остальных. Ему самое-то работать врачом. Да и другие ребята тоже определились…

Посмотрела на часы. Немного удивлена, я проходила уже больше часа. Пора домой, мама будет беспокоиться. Конечно, она не станет отчитывать меня, но я не хочу, чтобы она лишний раз переживала.

Мы жили на седьмом этаже восьмиэтажного дома. Обычный многоквартирный дом. Наша квартира выходила окнами на запад, там, где заходит солнце. Я бы предпочла другую сторону, там, где солнце восходит, но, как обычно, что есть — то есть. В квартире должно быть четыре комнаты, но у нас пять, одну мы разграничили на две, чтобы я могла иметь отдельную комнату. В самой большой жили мои родители. Мама Елизавета и отец Дмитрий. В средней жила моя средняя сестра Кристина, в другой брат Николай, ну а мы с Тимуром жили в одной, но разделенной гипсокартонной стенкой комнате. Мы долго не могли прийти к единому мнению, когда моя сестра Кристина была вынуждена переехать к нам, мама хотела, чтобы мы с ней жили в одной комнате, но мы обе были против. Я любила уединение, и она, будучи творческим человеком, хотела заниматься любимыми делами в одиночестве. И делить комнату с одним из братьев, я тоже не хотела. Все, конечно решил отец, он пошел на уступки и сделал такой «ремонт», чтобы удовлетворить каждого. У него такая натура, он глава семьи и всегда решал все наши проблемы, всегда брал всю ответственность на себя. Я даже не могу представить отца более ответственного, чем мой. Ну а мама — муза нашей семьи, такой теплоты и уюта не смог бы создать ни один человек. Она сразу поддержала папу и, как обычно, помогла ему во всем. Думаю, что осуществить раздел комнаты нам удалось единогласно.

Тихонько, я прошла в квартиру, сразу ощутив аромат вкусно приготовленной еды. Суп? Или что-то из духовки? Я не могла разобрать, запахи смешивались. Было слышно, как брат и сестра бурно беседуют о чем-то на кухне, а отец снова взял в руки гитару. Когда я разделась, ко мне на встречу из кухни вышла мама в кухонном фартуке и с платком на голове. Но он мало чем помогал, её густые, светло-русые волосы вываливались из него, торча в разные стороны.

— Привет, солнышко мое! — мама обняла меня за плечи и ласково потеребила — Как прошел день? Кто новенький? — она с искренним любопытством смотрела на меня. Да, всем было интересно, почему в наш небольшой город, в нашу маленькую школу на последний год решил зачислиться ученик.

— Все хорошо, мама. Новенький… Слава Истоцкий, довольно странный, но в общем ничем не выдающийся парень. — а вот тут я сомневалась, что-то мне подсказывало, что он не такой ничем не выдающийся, как может показаться.

— Ты голодна? Я приготовила суп, рагу, там ещё оставался твой йогурт, если хочешь… — мама все также держала меня за плечи. Она очень эмоциональный человек, любит контактировать с людьми, очень переживает, если у нас что-то не ладится.

— Да, спасибо. — я аккуратно выскользнула и прошла к себе в комнату.

Уф. Ну и денек. А вот горячий чай не помешает. Зима в этом году очень суровая. Я быстро переоделась и скинула содержимое рюкзака на свой стол и прошла на кухню. После ужина и домашних уроков, я сидела за компьютером, копаясь в интернете. Ничего интересного. Ах да, ещё я слушала музыку, которую слушал брат. Стена слабо изолировала звуки. Его музыка больше напоминала извержение вулкана с криками умирающего тигра. Она не позволяла расслабиться ни на минуту, и как он может её слушать? Да ещё и пытаться рисовать? Хотя его картины никогда не отличались гармоничностью и мягкостью.

Я решила немного расслабится, тем более, что все уроки были сделаны. Достала наушники, включила свой любимый альбом и погрузилась в музыку.

Я бегу, что есть силы. Ноги ватные, перед глазами мелькает свет фонарей. Они сливаются в единые полосы света. Жарко, боже как жарко… Я начинаю задыхаться. Изо всех сил пытаюсь бежать, но ничего не выходит. Кажется, я не сдвинулась ни на сантиметр, но фонари продолжают мелькать, будто я несусь с огромной скоростью. Пустынная длинная улица. И я прямо посередине дороги. Вдали только тьма, сзади тоже, вокруг темно. Я пытаюсь рассмотреть дома, но они сливаются в бесформенные фигуры в ночи. Падаю. Боль. Я понимаю, что ушибла колено, но мне все равно, я уже несколько минут задыхаюсь, мне не хватает воздуха… Всего глоток… Нет, я даже не могу вздохнуть. Прямо перед моим лицом лужа на горячем синем асфальте. Я всматриваюсь в неё, тщетно пытаясь, выпрямится или ухватить глоток воздуха. Я, смотрящая в никуда, с безучастным выражением лица, с пустыми глазами, вот отражение, которое я вижу.

Просыпаюсь. В комнате очень холодно, я забыла закрыть форточку. Наушники валяются на полу. А я лежу в той же позе, что и, когда ложилась. На часах 7:40. Я опаздываю? Но как? Будильник ведь должен был прозвенеть???

— — — — — — — — — — — — — — —

Так быстро я ещё не бегала. Я неслась по аллее к школе, как будто от этого зависела моя жизнь. В какой-то мере да. Сегодня среда. И первым уроком будет химия. А именно учитель химии зареклась, что если я ещё хоть раз опоздаю на её урок, то не видать мне 4 за четверть. Она вообще обещала меня не пустить на урок.

Очень тихо, я открыла дверь в кабинет.

— Так, так, София… Опять опоздание. — Она гневно смотрела на меня, а я не могла вымолвить ни слова, пытаясь восстановить дыхание. — Я вижу, ты очень торопилась? — я лишь помотала головой в знак согласия, так и не решаясь пройти в класс. Я пыталась не отрывать своих глаз от учителя, но видела, как все укоризненно смотрят на меня.

— Что ж, проходи. Сегодня ответственный день, и я не хочу, чтобы ты его пропустила. Я проведу незапланированную лабораторную работу. — она улыбалась своей находчивости, как будто сделала очень плохое дело, но никто не сможет её в этом уличить. Маленькая сладкая гадость, она это любит, к сожалению.

— Спасибо… — все ещё задыхаясь, сказала я — Больше такого не повторится.

— Ты мне это уже говорила… Проходи на свое место. — важная физиономия так и расплывалась на её лице. Лидия Семеновна самый гадкий учитель школы, и это не только мое мнение.

— Соф, ты решила испытать её терпение? — вместо приветствия сказала подруга, ей было жаль меня, ведь у неё по химии все было отлично.

— Я просто… Будильник не прозвенел и я… — не успела я договорить.

— София Светлова! Ещё хоть одно слово, и вы вернетесь туда, откуда пришли! — учитель метала молнии своими кроличьими глазами. Ох, до чего же противно.

— Простите. — это все что я могла выдавить, немного злясь на подругу. По классу прошли смешки.

— Ты в курсе, что наш новенький отлично учится? — Алиса чуть погодя решила поделиться новостями. — Сегодня пришли его оценки, я подслушала разговор завуча, перед началом урока. — её любопытству нет предела…

— Так вот, он учился в прошлой школе отлично! Круглые пятерки, представляешь? А самое интересное то, что, Маша уже поняла это и сидит теперь с ним за одной партой. — она говорила это так тихо, не отрываясь от лабораторной, что вряд ли кто-то заметил, что она вообще говорит.

Я чуть повернула голову и бросила взгляд на новенького. Он сидел, внимательно делая работу, а рядом с ним оказалась Маша, девушка, которая любила всех очаровывать. Это для неё соревнование, кто больше очаруется её красотой? Не далекого ума… Она что-то говорила ему, но я видела, что он не отвечает. Почему? Хотя, конечно, от её пустой болтовни можно устать.

Обед. Теперь все сидели на своих местах. Никто не горел диким желанием послушать рассказ, заплутавшего в наши края, ученика. Я ухмыльнулась, любопытство продолжалось всего день. Теперь Слава сидел за столом один. Ел яблоко и держал в руках, какую-то книжку, не думаю, что по какому-нибудь школьному предмету, иначе я бы узнала по обложке. Мы с Алисой и ещё парой одноклассников сидели в центре столовой. А вокруг нас по кругу было множество столов. Его стол был прямо напротив большого окна в 5 метрах от нашего.

Меня никогда никто не интересовал, даже подруга удивлялась, как я могу быть такой безразличной к другому полу и вообще ко всему. Я не задумывалась об этом и не хотела задумываться. Просто было не интересно. Меня интересовала литература, поэмы, проза. Я любила подолгу читать. А увлекаться кем-то времени не представилось. Но я продолжала пялиться на другую сторону столовой. Снова, как и вчера, он почувствовал на себе взгляд и не успел повернуть голову ко мне, как я уже медленно пила горячий чай, наблюдая за беспокойной подругой. И почему я засмущалась?

Я уже не смотрела в его сторону. Просто задумчиво ковыряла котлету. Тут лицо моей подруги загорелось любопытством, и я глянула в ту сторону, в которую смотрела она. Он шел прямо к нам и смотрел на меня. Вот черт! Что ему надо? И почему я должна волноваться, пусть идет. Я сделала как можно безразличнее выражение лица.

— Привет. — голос был чистым и твердым, повзрослевшим, даже не сказать, что ему каких-нибудь 17—18 лет. — Я могу присоединиться? — он посмотрел на меня.

— Истоцкий! Конечно, будем рады — выпалила Алиса. Когда он присел, все замолчали. Костя и Анжела уставились на него. А Алиса светилась неподдельным любопытством.

— Я бы хотел с тобой поговорить. — сказал он, сначала я даже не поняла к кому он обращается, подняв глаза мы столкнулись взглядами.

— Да, о чем? — я как обычно была слишком резкой. Подруга не уставала ругать меня за это. Я с безразличием смотрела на него. Чего не скажешь об остальных.

— Ну… — он как будто подбирал слова.

— Наедине? — Алиса решила порвать со мной дружбу, её даже не смутил мой гневный взгляд, она светилась от какого-то щенячьего счастья, как мало ей для этого надо, всего лишь интриги… Он не ответил, сидел и улыбался.

— Ребят пошли, я вам забыла рассказать о том фильме, что смотрела вчера… — Алиса решила действовать, ну а остальные нехотя поднялись, плетясь за ней к выходу, пол столовой смотрели на нас. Только этого не хватало. Я сидела и наблюдала, как моя подруга удаляется, подмигнув мне левым глазом. Поймаю и убью!!!! Все, о чем я могла подумать…

— София, я хотел поинтересоваться… — он задумался, а я решила не тянуть этот ужасный разговор.

— Слушаю и, надеюсь, это что-то важное. — тихо и твердо. Он посмотрел на меня, слегка нахмурив брови. Ему явно не понравился мой тон. А возможно, он ожидал того же любопытства, какое проявили все в этой школе. Сама виновата, нечего было глазеть! Но ничего, больше я такой ошибки не допущу. Секундное молчание.

— Наверное, плохая идея… — он резко встал и пошел к выходу. Вот этого я не ожидала. Я так и просидела в столовой до самого конца обеденного перерыва. Ну что ж, может действительно плохая идея?

— — — — — — — — — — — — — —

— Ну! О чем болтали? — подруга начала донимать вопросами, но потом сбавила пыл, увидев мое яростное лицо, уж она-то давно научилась различать мои эмоции.

— Ни о чем. — сквозь зубы процедила я, выделяя каждое слово. Больше мы на эту тему не разговаривали. Но она знала, придет время, я сама ей расскажу. Ей терпения хватит.

Во время уроков я ни разу не взглянула в его сторону. Во мне боролись разные эмоции. Мне было обидно, что я так и не узнала, что же он хотел спросить у меня, я злилась на подругу за то, что она создала такую ситуацию, злилась на себя, что теперь не могу не думать об этом. Не хватало мне проблем со сном и моим уже не таким далеким будущим, так теперь ещё и этот разговор. Любопытство не давало покоя.

Пришла домой я не в очень хорошем расположении духа, и отец уловил мой настрой.

— Что стряслось, малышка? — он смотрел на меня мягким любящим взглядом, таким, которым смотрит самый чуткий человек на самое дорогое, что у него есть, пытаясь прочитать на лице ответ на свой вопрос. — Что-то в школе?

— Пап, все нормально, я просто устала. — так и было.

— Поешь с нами. — жестом он пригласил меня к столу. Я разделась, вымыла руки и присоединилась.

— Ты чего такая хмурая? — Кристина смотрела на меня любопытно.

— Влюбилась? — Тимур решил подначивать меня, с набитым ртом. — Точно, влюбилась!

— Перестань, она умница, просто тяжелый день, так ведь? — мама с такой заботой посмотрела мне в глаза, и тревоги как не бывало.

— Да, мам, устала, поем и пойду к себе…

— Коля, не передашь хлеб? — попросил отец. И вся семья начала не торопливую беседу за ужином.

В нашей семье было не так много каких-то традиций, но ужинать вместе было не только традицией, это было обязательным условием. Так хотел отец. Он был ответственным. Считал, что каждодневный ужин всем вместе помогает ему понять, когда у кого-то дела идут плохо. Да и сам он любил поделиться своими впечатлениями о прошедшем дне. Мама просто благоговела, когда все мы сидели за одним столом и наслаждались её превосходным талантом в приготовлении пищи. Она выглядела очень счастливой, когда все мы были рядом с ней.

Сегодня мы говорили о разном. О том, как прошли дела у отца на работе. Немного поболтали о новостях в стране. О том, что жить становится все сложнее и сложнее. Кристина снова завела разговор о своем скором отъезде. Она понимала, что причиняет неудобство, ведь нас много, а места мало. Но родители были очень рады ей, особенно мама. Но она продолжала каждую неделю твердить о том, что вот-вот съедет и нам сразу станет легче. Мы все понимали, что такое может случиться с каждым. Её дом сгорел всего полгода назад, когда она была у своей приятельницы в гостях. Произошло это по абсолютно непонятным причинам. Мы все надеялись на то, что следователи разберутся, что же произошло. Но они отвечали, что причина возгорания непотушенная сигарета в мусорном ведре. Но Кристина никогда не курила. Она слишком трепетно относилась к своей внешности, чтобы губить её такой дурной привычкой.

Глава 3

Тот же сон. Та же улица и тот же сюжет. Задыхаясь, я падаю. Изнывая от жары, пытаясь сделать хоть глоток, вглядываюсь в лужу, в свое выражение лица. Но тут, в отражении я замечаю плохо очерченную фигуру позади меня. Просыпаюсь от дикого испуга. Боже! Когда это кончится?

Я мучилась ночным кошмаром. А ведь раньше его не было… Мне снились прекрасные сны. Счастливые. О том, как я прекрасно провожу время. Кошмары мне никогда не снились. Никаких мертвецов или нечисти. Я не смотрела фильмов ужасов, да и вообще к кинематографу относилась холодно. Может поэтому меня раньше не мучили никакие страхи. Все началось летом. Перед этим учебным годом. Резко. Без предупреждения. Я начала видеть один и тот же сон. Каждую ночь. Мое прекрасное, беззаботное существование сменилось страхом перед сном, перед тем как закрыть глаза. Я уже начала привыкать к этому сну. Да, я все ещё мучилась, ведь это довольно неприятно, видеть каждую ночь одно и то же, задыхаться и изнывать от жары, когда в комнате бывает очень холодно. Но эта фигура, которая появилась сегодня, совсем выбила меня из колеи. А что если дальше будет хуже? Я пыталась найти информацию об этом в интернете, но ничего кроме помощи психолога не нашла. Может, стоит все рассказать отцу? Матери? Брату?… Сестре точно не стоит, она не утаит это. Алисе я уже все уши прожужжала. А из школы мне больше некому довериться. Остается ждать и надеяться, что не сойду с ума.

Прошло примерно полторы недели с зачисления нового ученика в наш класс. С ним все также сидела Маша. Но друзей у него ещё не было. Алиса все пыталась разузнать о его прошлом, параллельно работая над школьной газетой. Это было её прямой обязанностью. Она должна была уже сейчас готовиться к будущему обучению журналистике. Поэтому с деловым видом могла интересоваться всем, что происходит в школе. Даже тем, чем не следовало бы. Но это ее не пугало. Если она чем-то была заинтересована, то шла до конца, пока перед ней не ставили выбор продолжения обучения в этой школе. Таких ситуаций было всего две, но даже они показали, насколько далеко она могла зайти, чтобы получить нужную ей информацию.

Неделя началась довольно спокойно, пока Алиса не отказала в просьбе пойти вместе со мной в библиотеку и готовиться к предстоящему докладу по литературе. Она сказала, что прекрасно знает эту тему, и тратить время попросту ей не охота. Что делать? Пришлось идти в библиотеку одной. У нас было окно в 1 час, из-за отмены урока истории. И сразу по истечении этого времени у нас начинались другие уроки.

Я сидела у окна библиотеки, из приоткрытой форточки дул свежий зимний воздух. Я глубоко вздохнула и открыла первую книгу из небольшой стопки. Если изучать историю или решать задачи утомляло меня, то литература была любимым предметом и занятием. Поэтому я с удовольствием сидела в пустой библиотеке и наслаждалась спокойным одиночеством. Я пробыла там довольно много времени, копаясь в книгах, и делая заметки в тетради.

— Привет. — я сразу узнала этот голос. Поднимать глаза мне не хотелось, но и грубить тоже, может он скажет, что хотел тогда узнать и одной проблемой станет меньше?

— Привет. — как можно мягче сказала я, но не думаю, что у меня получилось.

— Могу я присесть? Он чуть наклонил голову, чтобы заглянуть ко мне в лицо. Я не удержалась, подняла глаза. Черт. Черт. Черт. Краснею…

— Да, конечно. — мне было стыдно за тот разговор, наверное, другого объяснения своей красноте я не находила. — Ты извини, что я тогда… — я запнулась, пытаясь подобрать нужное слово.

— Ничего. Все нормально. — а голос у него красивый. Спокойный и твердый, при этом с толикой бархатности. Странный, в общем. Не об этом надо думать, а о том, как выпытать у него, то, что он хотел тогда спросить, и побыстрее решить эту проблему. Только бы Алиса сюда не заявилась. Мои мысли прыгали с темы на тему…

— Доклад по литературе? — он с любопытством глянул на мои тетрадки и книги.

— Да. — наверное, он его уже сделал, раз знаком с этими книгами. Секундное молчание.

— Я могу помочь тебе — сказал он.

— Нет, я знаю эту тему. — как можно спокойнее ответила я, ведь мне действительно все было ясно, да и с книгами я уже позанималась, у меня не осталось сомнения, что я смогу отлично написать эту работу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 176
печатная A5
от 484