электронная
80
печатная A5
467
18+
Чрезвычайные обстоятельства

Бесплатный фрагмент - Чрезвычайные обстоятельства

Часть 2

Объем:
334 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-3994-7
электронная
от 80
печатная A5
от 467

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 32

Повезло или просто стечение обстоятельств, но на следующий день после встречи Лиды со следователем Ачиллом 111–ый учебный полк Космического Легиона передислоцировался на лунную базу для продолжения обучения в условиях, приближенных к реальности. Ведь место службы пилотов — межпланетное пространство.

Упаковав немногочисленные личные вещи в штатные сумки–рюкзаки, после завтрака курсанты загрузились в космический автобус ТУ–723. Внутри огромный салон — шесть блоков из восьми кресел в ряду по ширине и по десять в длину. И таких вдоль по палубе пять кластеров. Сидения удобные, но уже не новые. «Интересно, — подумала Лида, — сколько человек перевёз этот корабль? Наверное, миллионы». Она сама недавно на таком же летала на военный космодром в Троицке для участия в торжественном патруле.

По бокам огромного салона тянулись оконные проёмы метровой высоты. А на передней стене, выше дверей, расположен экран. Сейчас там горела эмблема Космического Легиона — на тёмно–синем небе, испещрённом звёздами, росчерк белой молнии. А вокруг него, словно на циферблате часов, будто исчезая под невидимой стрелкой, мигали корабли, составлявшие основу современного космического флота.

— Здравия желаю, товарищ младший сержант, — произнёс Сергей Правдин. — Разрешите занять место возле вас?

— Серёга, будь человеком, — рассмеялась Лида, повернув голову. — Садись, конечно. Для меня эти полоски на плечах не более чем украшение на платье.

Салон постепенно заполнялся курсантами. Гвалт стоял неимоверный, и приходилось напрягать голосовые связки.

— Тогда что вы делаете в Легионе? — поинтересовался Сергей, усевшись справа и уложив рюкзак на пол. Их взвод занял первый ряд, а тут просторно: два метра до перегородки.

— Иногда, чтобы достичь поставленной цели, приходится следовать определённым путём, — сказала Лида. — Вот ты почему в армии?

— Разрешите, я не буду отвечать, — нахмурился Сергей и пристегнулся ремнём.

— Тогда и я не скажу, — парировала Лида, и они рассмеялись.

— В таком случае наш разговор не имеет смысла, — заметил Правдин.

— А давай сделаем вид умных людей и многозначительно помолчим, будто заняты серьёзными думами.

— Скучно. А нам лететь ещё пять часов.

— Ну, что-нибудь придумаем, — сказала Лида и тоже застегнула ремень. Судя по табло на экране, до взлёта около минуты.

В проёме ближней двери появился лейтенант Василий Покрышкин. На макушке ёжик чёрных волос, обветренное чисто выбритое лицо и слегка насмешливый разрез карих глаз. Из-за него Лиде поначалу казалось, что комвзвода юморист. Но позже выяснилось: он терпеть не мог шуток. Особенно при общении с подчинёнными.

Покрышкин неспешно пересчитал курсантов и уселся на свободное место слева от Лиды.

— Готовы к путешествию на Луну? — риторически спросил он.

— Так точно, — едва не в голос прокричали сидевшие рядом парни.

— Молодцы, — кивнул Покрышкин.

— Можно вопрос? — обратилась Лида.

— Конечно, — выдохнул комвзвода и затолкал рюкзак под кресло.

— Что слышно о лейтенанте Побратимове?

— А разве он с вами не связывался? — удивился Покрышкин и положил офицерскую фуражку на колени.

— Нет.

— У Андрюхи всё в ажуре. Только вчера с ним говорил по киберфону. Врачи определили лёгкое сотрясение, поэтому он немного задержался в госпитале. Но через пару недель обещал вернуться.

— Хорошо, — кивнула Лида и тут корпус вздрогнул. Шума в салоне заметно поубавилось. Вскоре тело вжало в кресло, будто придавило огромной рукой. «Слишком быстро стартовал, — определила Лида. — Непрофессионально. Видимо, за штурвалом молодой пилот».

Ожил экран. После стандартного приветствия капитан корабля сказал:

— Полёт к Луне займёт пять часов. Экипаж постарается, чтобы пассажиры благополучно достигли пункта назначения. Счастливого пути.

За прозрачной боковой панелью городские постройки начали уплывать вниз, и космолёт окружила небесная голубизна с намёками на далёкие облака. Пратт сидела через три кресла от левого борта и взглядом провожала Москву.

Почему–то взгрустнулось. Может, причиной тому прошлый взлёт, закончившийся столь неожиданно. И тут же вспомнилась Алора. Интересно, доведётся ли им встретиться? Сила и мудрость, исходившие от этой женщины, казались Лиде верхом совершенства. Она поймала себя на мысли, что самой хотелось быть похожей на неё. Ведь харизма личности всегда привлекает внимание и вызывает определённые эмоции. Обычно положительные. А иначе перед тобой злодей и ты стремишься поскорее сбежать от него.

По экрану поплыла реклама новостного канала с узнаваемой мелодией, а после неё сразу же появилось лицо президента Земли Виктора Победоносцева. Сорокавосьмилетний избранник народа, увенчанный густой волнистой шевелюрой, стоял в строгом чёрном костюме. А позади, словно на параде, выстроились министры.

— Сегодня день большой скорби, — торжественно прозвучал голос президента. — Мы прощаемся с командующим вооружёнными силами Земли адмиралом Васило Мароно Крезом, трагически погибшим с соратниками во время террористической атаки 22 июня. Его неожиданная смерть показала, насколько Космическая Федерация может быть уязвима, особенно в условиях накаляющейся международной обстановки. Я призываю граждан Земли и нашего огромного межпланетного государства — сплотитесь! Лишь так мы одолеем любых врагов. Не поддавайтесь на провокации и не идите на поводу деструктивных сил, пытающихся разобщить Федерацию и тем ослабить нас. Подписанный в Ялте новый федеративный договор подтвердил, что мы по–прежнему едины и, в случае беды, сможем противостоять любым врагам, дерзнувшим вторгнуться в пределы космического пространства нашей Федерации…

— Лида, а ты была знакома с адмиралом? — спросил Покрышкин.

— Немного, — ответила Пратт. Экран, по которому транслировали речь президента, располагался высоко и близко. Приходилось задирать голову, чтобы смотреть на него. Поэтому Лида без сожаления оторвалась от новостного канала.

— Я впервые увидел Васило Креза вблизи, когда он вошёл в нашу аудиторию, — сказал Покрышкин. — Сильная личность.

— Адмиралами просто так не становятся, — заметила Лида. — Но, по моим наблюдениям: как человек он был чёрствым.

— Возможно, сосредоточенным на деле. А тогда многое второстепенное сдвигается на задний план.

— Типичный мужской подход, — ответила Лида, впервые разговаривая с лейтенантом на отвлечённые темы. — Но готова поспорить: с таким человеком некомфортно рядом находиться. Я права?

— Что–то в этом есть, — кивнул Покрышкин. — Но мужчина должен заниматься, может и неприятной, но важной работой, поскольку надо многое сделать. Это дамы обычно проводят время в праздных разговорах и потому не успевают выполнить необходимое.

— Опять типично мужской взгляд, — усмехнулась Лида. — Одна мудрая женщина сказала: «женщина делает всё то, что не делает мужчина». Если вы занимаетесь лишь вашим самым главным делом, то подумайте: кто ведёт хозяйство в семье? Кто следит, чтобы мужчина был одет и накормлен? И чтобы ему было куда вернуться после выполнения его важных дел?

— Элементарно — армия. Она нас содержит и занимает наши мозги.

— И вы будете вечно жить в казарме? Неужели вам порой не хочется сменить обстановку, покинуть казённые стены и попасть в другой мир, где столько удивительного? Кстати, а наследника вам тоже армия родит?

Прежде чем ответить, Покрышкин задумался и позже сказал:

— Как всегда ты права. Я ещё ни с одним курсантом не беседовал на подобные темы.

— Извините, если без спроса вломилась в ваш такой уютный армейский быт.

— Ты иронизируешь, — усмехнулся Покрышкин. — Но тут не поспоришь. Женщины видят мир по–другому.

— И это будит в мужчинах интерес к нам. Разве не так?

— Согласен. А ещё вы заставляете нас быть лучше.

— Значит, мы всё же нужны, — с улыбкой констатировала Пратт.

— Куда уж без вас, — усмехнулся Покрышкин. — Лида, ты первая женщина, из всех с кем я встречался раньше, кто может стать наравне с мужчиной в трудной военной профессии.

— Даже не знаю, комплимент ли это, — покачала Лида головой. — Обычно от нас ожидают чего–то другого. А я большое исключение. Оглянитесь, ведь тут кроме меня ни одной женщины.

Покрышкин немного помолчал.

— Лида, помнишь, тебе аплодировали после возвращения из госпиталя? На моей памяти офицеры так никого не встречали. И они были искренни, поскольку видели на записи, как ты спасла Андрюху Побратимова. Это повторить вряд ли возможно. Да и твои успехи в пилотировании тоже на высоте. Я на службе около десяти лет, если считать вместе с военным училищем, и могу сказать: ты отличный специалист…

— Не хвалите меня, — оборвала Лида. — Я теряюсь, когда слышу подобное о себе.

— Прости, если пересёк некую черту в отношениях с подчинённым, — опустил глаза Покрышкин. — Но я не помню, чтобы кто–то с первого же захода сдал все тесты по пилотированию. Ты теперь легенда в полку. Думаю, ты будешь отличным командиром.

— Мне кажется, лучше быть простым человеком, а не легендой, — вздохнула Лида. — Так легче жить. Василий Борисович, должна заметить — меня хорошо обучали в молодости. А в университете я читала лекции большим группам студентов. Работать с людьми я умею, но военная карьера не относится к моим приоритетам.

Лейтенант ничего не сказал. Возможно она, по армейским понятиям, несла полную чушь. Желая сгладить неловкую паузу, Лида спросила:

— Василий Борисович, а не рано ли полк направляется на Луну? Насколько я знаю, около сорока процентов курсантов сдали тесты по пилотированию. Но ведь шестьдесят провалили.

— Да, это верно, — задумчиво кивнул Покрышкин. — Обычно молодые солдаты попадают на Луну к концу третьего месяца после завершения изучения теоретической части и основ управления летательными аппаратами. А нерадивые отсеиваются. Но сейчас иная ситуация: учебную программу ужали до минимума, и не все смогли пройти экзамен на симуляторах. Времени катастрофически не хватает. Ты права: лишь сорок человек из ста в каждой роте получили разрешение на вылет. Но командование Легиона поставило жёсткие условия как курсантам, так и офицерам. Отстающим предстоит на следующей неделе сдать экзамены на тренажёре, или признать свою несостоятельность в качестве военного пилота и покинуть нас. Либо перевестись в другое подразделение и окончить трёхмесячный курс.

Перегрузка уменьшилась. Лида поняла, что экипаж включил искусственную гравитацию, составлявшую примерно 0,9G от стандартной земной. На фоне звёзд проявилась голубоватая дымка защитного поля, а боковые панели начали плавно закрываться наружными защитными экранами: космолёт покинул атмосферу.

— В нашем взводе, — продолжил лейтенант, — считающимся лучшим в потоке, лишь трое не сдали тесты — Терри Правекс, Игнат Варга и Данат Муканов. Им предстоит хорошо поработать, чтобы не вылететь из Легиона. Думаю, они справятся. У парней неплохие задатки и есть опыт, но не хватило времени освоиться с военной техникой. Ведь у гражданских космолётов немного другая логика управления. А наработанные годами привычки не так просто изменить. По моим наблюдениям, обычно мы значительную часть курса тратим на переучивание.

— Я тоже думаю, что ребята подтянутся, — сказала Лида. — Парни ведь тут не от скуки. У каждого своя причина не возвращаться на гражданку. И они постараются.

Лейтенант кивнул в ответ.

После выхода за пределы атмосферы на экране появился значок, разрешавший отстегнуть ремни. Многие курсанты сразу же подскочили размяться. А Лида решила сходить в туалет, надеясь успеть до того, как мужчины пойдут туда же.

Но она ошиблась. В санузле уже было несколько человек. Опустив глаза, Лида шмыгнула к кабинке и закрыла дверь. Ещё одно неудобство для женщины в чисто мужском коллективе. Но приходилось терпеть.

Когда Лида выходила, в помещении уже набилось много ребят. Она старалась не встречаться с ними глазами. Понимая всю пикантность ситуации, большинство представителей сильного пола делали то же самое. Но в дверях пара незнакомых офицеров в тёмно–зелёной форме преградила ей дорогу.

— А почему женщина в мужском туалете? Курсанты, как вы терпите это?

Лида покачала головой и попыталась выйти. Но её явно не собирались выпускать.

— Не спеши, цыпа, — пробасил капитан, глядя сверху вниз хищными глазищами. Его угловатая челюсть щерилась звериным оскалом. Прямо волк перед охотой.

— Разрешите удалиться, — произнесла Лида, с вызовом посмотрев на офицеров.

— Отставить, — бросил стоявший рядом старший лейтенант с перебитым носом и надменным взглядом. — Курсант, вы обязаны подчиняться вышестоящему по званию и выполнять команды. Так написано в уставе?

— Так точно, — ответила Лида, ожидая подвох.

— А я вам приказываю: стоять! — гаркнул капитан. — А ещё я приказываю: раздеться. Быстро! Время пошло.

— Да идите вы! — рявкнула Лида и, растолкав офицеров, бросилась к выходу.

— Курсант, стоять! За неподчинение вышестоящему по званию вы загремите на гауптвахту! — заорал старлей.

Лида выбежала в коридор, надеясь, что всё осталось позади. Но не тут-то было. Офицеры последовали за ней и, схватив за руки, сразу же вывернули их за спину. Мужчины сильные и Лида ничего не смогла предпринять для защиты.

— Попалась, мышка, — злорадно гигикнул капитан. — Теперь не отвертишься.

Лида поняла, что происходит нечто странное и заорала:

— Помогите! Насилуют!

— А ну, заткнись! — гаркнул старший лейтенант, заламывавший руку справа, и тут же кулаком ударил в лицо.

В глазах потемнело, но Лида не сдавалась и продолжала кричать:

— Отпустите меня! Да что же это такое?! Мужчины, помогите!

Тут же образовался круг из курсантов, не решавшихся выступать против старших по званию.

Лида совсем отчаялась дождаться помощи. Но неожиданно раздался властный голос командира полка:

— Что здесь происходит?!

Курсанты расступились, и Леонид Васильевич Николаев вошёл в круг. Вместе с ним было ещё несколько офицеров 111–го полка. Солдат постепенно оттеснили, и захватившие Лиду чужаки оказались перед руководящим составом.

— Кто вы такие и почему издеваетесь над моим курсантом? — грозно спросил Леонид Васильевич. — Немедленно отпустите её.

— Лидия Пратт арестована, — заявил капитан. — Товарищ полковник, в космосе ваша юрисдикция не действует, и мы, по закону, имеем полное право задержать преступницу, скрывшуюся в Легионе.

У Лиды от удивления спёрло дыхание.

— Какое обвинение вы ей предъявляете? — спросил Николаев, подходя ближе.

— Кража, — ответил капитан, ещё сильнее заламывая руку арестованной, отчего Лида невольно застонала. — Лидия Пратт выкрала из академии браслеты, принадлежащие государству. Вот, они и сейчас на ней.

— Да мне сам профессор Кобыльский их отдал, — выдавила Лида. — Это моё имущество по праву.

— Молчать! — гаркнул старший лейтенант и ударил ей по коленям, отчего женщина оказалась вынуждена подогнуть ноги, и повисла на выкрученных руках.

— Немедленно отпустите курсанта! — пророкотал голос полковника, набиравший свирепые обороты. — Иначе я сам вас арестую.

— Не имеете права, — развязно заявил капитан. — Прикажите офицерам разойтись и не мешайте нам выполнять свою работу.

— Майоры Трезубов и Ефремов, задержать этих наглецов, — распорядился полковник. — Я всё больше сомневаюсь, что они те, за кого себя выдают.

— Стоять! — заорал капитан. — Вы преступаете закон. Кто меня тронет, предстанет перед трибуналом.

Николаев сделал два шага и вплотную приблизился к чужакам. А вместе с ним Трезубов и Ефремов.

— Старший лейтенант, капитан, предъявите ваши документы, — пророкотал голос командира полка. — И я хочу увидеть ордер на арест курсанта Пратт, заверенный юридической службой Космического Легиона. Иначе мы передадим вас военной прокуратуре, как злоумышленников, незаконно проникших в расположение части. Выполнять!

— Вы не имеете права здесь командовать! — заявил капитан. — Не мешайте нам делать свою работу.

— Взять их! — бросил Николаев офицерам.

Лида смотрела в пол. А когда её руки отпустили, тут же упала. Мужчины же продолжали сражаться. Несколько раз её ударили ногами, и она, перекатившись, закрыла голову. И так лежала, пока не наступила тишина.

— Владимир Александрович, — донёсся голос Николаева, — проверьте документы у этих орлов. А их самих запереть в разных отсеках нижней палубы. Я доложу в штаб Легиона об инциденте и потребую немедленно прислать на Луну следователей. Надо разобраться, что это за бандиты и как проникли на наш корабль.

Лида поднялась на трясущихся ногах перед командиром полка. Всё произошедшее казалось нелепым. А ещё болели вывернутые плечи и руки.

— Жива? — участливо спросил Леонид Васильевич.

— Так точно, — выдохнула Лида. И тут заметила, что офицеры в тёмно–зелёной форме лежат на полу без сознания. У старшего лейтенанта лицо в крови, а капитан распластался с раскинутыми в стороны руками. По команде Ефремова несколько курсантов подняли их и понесли к двери, расположенной на правой стене холла.

— Лидия Пратт, следуйте со мной, — сказал полковник.

— Есть, — ответила женщина и поплелась за удалявшимся Николаевым.

Глава 33

— Что за самовольные отлучения?! — гневный взгляд генерала Савельева, казалось, сейчас испепелит. — Геннадий Павлович, почему вы покинули расположение штаба, никого заранее не предупредив?!

— У меня были личные дела, — ответил Чур, вытянувшись перед начальником федразведки в его рабочем кабинете на минус втором этаже урочища Савельева.

На Виталии сейчас та же одежда, в какой отправлялся на разрушенный склад: коричневая толстовка, тёмно-зелёные брюки и пластиковые кроссовки. Времени на переодевание не было. Едва они с Алорой появились на подземном уровне, их сразу же сопроводили к самому генералу.

— У вас не может быть личных дел! — взорвался Алексей Семёнович, выскочив из кресла. — Или вы забыли, где находитесь и почему?! Из-за вашего разгильдяйства едва не погибла лейтенант Дубравина. А попади вы на настоящий допрос, то могло пострадать и гораздо больше людей. Вы подумали об этом? Как маленькие дети. Я не представляю, чем обернётся для федразведки ваше головотяпство. Надо же — сунуться в одиночку на разрушенный склад с настолько серьёзной охранной системой. А ещё считаешь себя профессионалом. Тьфу. Сплошное дилетантство.

— Но мы же выбрались, — не сдавался Виталий, и не думая признавать за собой вину. — А отправился сам и никому не сказал, поскольку иначе вообще не попал бы туда. Вы бы не отпустили.

Савельев прошёлся из угла в угол, прежде чем продолжить.

— Ну, все дела решил? — спросил Алексей Семёнович уставшим голосом. Виталий явно различил в интонации скрытую угрозу. Подобным тоном говорят перед тем, как вынести приговор.

— Так точно, — кивнул Чур.

— Знаешь, молодой человек, у меня огромное желание попросить тебя удалиться, — задумчиво произнёс генерал. — И чтоб мои глаза больше тебя не видели. Мне и без того забот хватает.

Чур тяжело вздохнул. Как и ожидалось — Савельев разозлился и утратил к нему интерес. А за грубое нарушение строптивого новичка вообще мог вышвырнуть, словно напроказившего котёнка. Но у него имелся надёжный козырь в рукаве, и пришло время им воспользоваться.

— Товарищ генерал, под тем разрушенным тайным складом в Подмосковье находится целый город, построенный, судя по увиденному, для касий, — с вызовом заявил Виталий.

— Что? — уставился на него Савельев. Тут же в глазах Алексея Семёновича пыхнул огонёк интереса. И Чур, довольный произведённым эффектом, продолжил:

— На нижнем уровне оружейного склада есть малоприметная небольшая дверь. Вообще–то она так замаскирована, что найти можно лишь зная о ней. Или специально разыскивая. Как в моём случае. А дальше шлюз. Самый настоящий. Я сперва удивился: для чего он нужен на такой глубине? Но когда вторая дверь распахнулась, мы с Алорой словно попали на звездолёт касиев. Расцветка стен, компоновка помещений, габариты — всё соответствовало их расе. На складе я увидел относительно свежие продукты, маркированные на планете Йиг–нешта, и понял, для чего нужен подземный шлюз. Ведь касии живут в совсем другой атмосфере.

Савельев перевёл недоверчивый взгляд на Алору, стоявшую у двери.

— Ты это видела?

— Так точно, — кивнула Дубравина.

С минуту генерал молча смотрел на подчинённых. По едва заметной на его лице мимике, Виталий будто в книге читал, как менялось настроение Алексея Семёновича.

— Присаживайтесь, — указал Савельев на кресла, стоявшие перед столом. — И рассказывайте.

«Вот такой он всегда, — подумал Чур. — Для Алексея Семёновича эмоции ничего не значат. А за ценную информацию многое готов отдать».

— А сперва, Гена, я хочу услышать, как ты вышел с территории штаба, — сказал Алексей Семёнович. — Ведь наружную охрану не сняли и улицы до сих пор заблокированы армейским спецназом.

«Не Геннадий Павлович, — отметил Чур про себя. — Значит, на нас уже не гневаются».

— Разве дремлющий спецназ помеха для профессионала? — рассудительно произнёс Виталий. — Переоделся, сменил лицо, и никто даже не посмотрел в мою сторону. Люди слишком доверяют сканерам. А технология, как вы сами знаете, далеко шагнула вперёд. Я вот порой задаюсь вопросом: что раньше создают учёные — оружие, или противодействие ему?

Генерал лишь вздохнул и покрутил головой. Он не принимал объяснение. Но давить не стал.

— Ну, а с входом в подземелье касиев тоже всё так же просто? — с намёком на улыбку поинтересовался Алексей Семёнович. — Ты же говорил: дверь замаскирована.

— Если хочешь что–то найти, то рано или поздно глаз натыкается на искомое. Только с замком пришлось немного повозиться, — соврал Чур, усевшись в предложенное кресло.

Виталий бросил настороженный взгляд на Дубравину. Алора поклялась, что не откроет Савельеву всю правду. Впрочем, ей особо и рассказывать нечего, лишь некие подозрения. События в подземелье для неё казались чудом. Когда уже прощалась с жизнью, напарник удивительным образом оживил её, ссылаясь при этом на какого–то таинственного друга. Но многочисленные датчики, встроенные в металлическое тело, не обнаружили присутствия чужого. И Алора считала, что Гена блефует. А затем Виталий просто вёл её по тёмным коридорам, словно по своему дому. И, ни разу не заплутав, вывел на поверхность. Естественно, его направлял Ашаш. Но об этом Дубравина, понятное дело, не знала.

— Гена, откуда ты узнал о подземелье касиев? — в голосе Савельева ощущалось нетерпение.

— Алексей Семёнович, не поверите — нашёл случайно. Толкнул рукой, а стена ушла в сторону.

Конечно, Чур не мог рассказать, что электронный замок вскрыл Ашаш. А после дверь бесшумно распахнулась.

— Удивительный ты человек, Гена, — покачал головой Савельев. — Ты будто трюкач, из-за пазухи извлекающий какого-нибудь зайца. Вот, подслушал беседу Динозавра с касиями в «10 элементах», хотя это в принципе невозможно. Мы проверяли. Я уже молчу об остальных твоих подвигах. Теперь нашёл подземный город инопланетян, о котором вообще нет данных. Я не сомневаюсь: у тебя есть некий канал, снабжающий информацией, и ты иногда её озвучиваешь. Может, поделишься, откуда черпаешь столь конфиденциальные сведения?

Глаза Савельева испытующе смотрели на Чура.

«А ведь в точку, — усмехнулся Виталий про себя. — Вот что такое опыт и умение логически мыслить». Но на его лице не дрогнул ни единый мускул. «На мякине меня не проведёшь, товарищ генерал».

— Алексей Семёнович, — начал Чур, — вспомните мой рапорт о миссии на Нептуне. Шаштер упоминал тогда о созданных церковью Мауба и Динозавром шести подземных базах на Земле с условиями, пригодными для касиев. Я решил проверить одну теорию и спустился на нижний этаж тайного хранилища. Я думал так: Москва — столица Земли, и где, как не в её окрестностях, находиться базе инопланетян? А засекреченный объект может быть прикрытием для чего–то более важного. И я не ошибся в своих предположениях.

— Ишь ты, — выдохнул Савельев. — Значит, догадался. И никакой мистики.

Алексей Семёнович с подозрением смотрел на Чура. У него врождённое чутьё на ложь. Но сейчас он не знал, за что зацепиться. А полученная информация воистину бесценна.

— Ты всё сняла? — повернулся генерал к Алоре.

— Так точно, — кивнула Дубравина, похлопав по шлему, который лежал у неё на коленях. В него встроена камера, записывающая в реальном времени. — Но ещё не успела загрузить в базу. Мы же, что называется, с корабля на бал — прямо к вам пришли.

— Твои впечатления обо всём этом.

— Алексей Семёнович, если честно, я словно вышла из сказки, — произнесла Алора. — Да вы сами увидите в записи. Сперва я подозревала Яшина в предательстве. Но когда услышала его разговор с начальником базы майором Гарри Кервудом, тайным последователем церкви Мауба, то поняла, что он на самом деле профессионально играл с ним. А если Гена действительно подозревал о наличии подземного города касиев, то как-то по–другому он не мог это проверить. Вы бы не отпустили его. Да и время оказалось удачно выбрано. После окончания ремонта базы туда уже никто не сможет попасть.

— Ты права, — кивнул Савельев и перевёл взгляд на Виталия. — Но твои подвиги не снимают с тебя обвинения в нарушении дисциплины. Что ещё можешь рассказать о подземелье?

— База полностью готова к использованию. ИсИ контролирует температуру, влажность, освещение и состав атмосферы. Там десять уровней. Стены выполнены качественно, проводка скрыта под панелями. В жилых отсеках, рассчитанных примерно на пятьсот касиев, устроены бассейны для сна. Мы видели медицинскую технику, арсеналы с оружием и центр коммуникации. Есть несколько лифтовых выходов на поверхность. По одному из них мы и поднялись с лейтенантом Дубравиной. Теперь можно отправить туда группу оперативников для изучения города. А если там подключиться к ИсИ, полагаю, удастся определить местоположение и остальных подземелий.

Заложив руки за спину, генерал ходил из угла в угол. Он привык так выслушивать информацию.

— Вы не увидели ни одного касия? — уточнил Савельев.

— Нет, — ответил Чур. — Но я уже бывал в их помещениях и не сомневаюсь, для кого построены этажи тайной базы. Сейчас подземелье законсервировано. Но едва возникнет необходимость, его легко оживить.

Раздался вызов головида. Савельев посмотрел на установленный на столешнице гаджет. Потом задумчиво почесал ухо.

— Нам выйти? — спросила Дубравина, уловив нерешительность командира.

— Останьтесь, — ответил Савельев. — Вы оба задействованы в проекте «Браслеты», так что, лучше всё услышите сами.

Чур перевёл взгляд на Алору. А ведь генерал прав. Без напарницы у него вряд ли получилась работа. Дубравина стала важной составляющей в их команде. И это неплохо, поскольку в одиночку трудно решать сложные оперативные задачи.

— Здравствуй, Лёня, — приветствовал Савельев полковника, возникшего на виртуальной проекции головида. Виталий и Алора находились с обратной стороны транслятора, но так же хорошо видели объёмное изображение, хотя и перевёрнутым на 180 градусов. Но это не существенная деталь. Чур сразу же узнал Леонида Семёновича Николаева, командовавшего 111–ым учебным полком Легиона, где служила Лидия Пратт. «Значит, она в беде» — подумал Чур и ощутил беспокойство.

— Здравия желаю, товарищ генерал, — приветственно кивнул Николаев.

— Чувствую, неспроста ты вышел на связь, — произнёс Савельев.

— Так точно. Мы сейчас всем полком на ТУ–723 летим на Луну. А едва оказались за пределами атмосферы, была попытка задержания курсанта Пратт.

— Да что ты, — выдохнул Савельев и, выразительно глянув на Чура, сел в кресло.

Виталий сжал кулаки от досады. Занимаясь возвращением Ашаш, он совсем упустил из вида Лидию. И теперь казнил себя.

— Давай подробности.

— Курсант Пратт сама расскажет начало, — произнёс Николаев и перевёл камеру. — А я продолжу.

— Хорошо, послушаем Лидию Викторовну, — кивнул Савельев. И доверительным тоном, каким говорят с близкими, обратился к женщине: — Здравствуйте. Расскажите, что с вами произошло.

Едва увидев Лиду, Виталий понял: она чем–то расстроена. И даже напугана. А судя по тому, как потирала руки, начиная от плеча, ей сегодня досталось.

Лида в двух словах описала конфликт с незнакомыми офицерами возле санузла. А затем, развернув камеру, Николаев продолжил:

— Эти парни вели себя нагло и непрофессионально. Я заподозрил, что они диверсанты и приказал арестовать их. Но бойцы начали драться. В общем, их оглушили и заперли в разных отсеках на нижней палубе.

— Документы у них есть? — поинтересовался Савельев.

— Нет, — покачал головой Николаев. — Пустые карманы. И даже солдатские жетоны отсутствуют. Я уже молчу о персональном докторе.

— Ясно, — выдохнул Савельев. — Диверсанты.

— Так точно, — кивнул Николаев. — Как я говорил — мы вылетели на лунную базу в полном составе. Медики с нами и у них всё под рукой. Они взяли на анализ кровь задержанных. По генокоду определили: это офицеры СЗР 67–го полка Ваухан Клиффорд и Гэлл Сеймур.

— Личности установили, — подытожил генерал. — Хорошо. Держите молодчиков под замком.

— Я вызвал на Луну следственную бригаду, — сказал Николаев. — И решил доложить вам о случившемся.

— Благодарю, Лёня, — кивнул Савельев. — А тебя не смущает дерзость и нелогичность происшествия? Неужели парни рассчитывали, что вы, нарушая устав, просто так отдадите им курсанта? Ну а дальше? Куда они денут человека? А не сопровождает ли вас «Птеродактиль» или ещё какой пернатый?

— Я о том же подумал, — сказал Николаев. — Пока вокруг никого. Но и вы знаете: корабль разведки невозможно запеленговать.

— Подозреваю, сейчас нас проверяют, — задумчиво произнёс Савельев.

— Что вы имеете в виду?

— Давай, Лёня, рассуждать. Если бы задержание курсанта прошло удачно, офицеры должны были перейти на какой–то транспорт, пристыковавшийся к вашему космическому автобусу. Полагаю, они намеревались из пилотского отсека послать сигнал.

— Не исключаю, — кивнул полковник.

— Но у них ничего не вышло. А готовившая операцию сторона не могла не рассмотреть возможность провала, — размышлял Савельев. — Значит, теперь должен сработать план «Б». Но я подозреваю — так всё и задумывалось. Ведь для ареста курсанта послали не офицеров военной полиции, обычно проводящих эти мероприятия, а боевых разведчиков. Делая выводы из услышанного, я предполагаю, что у исполнителей была задача: создать шум и как бы нечаянно ликвидировать Пратт. А потом структуры, отправившие их, освободили бы бойцов из любой тюрьмы.

— На счёт этого не сомневаюсь. Но кому мешает курсант?

— Лёня, давай отпустим Лидию Викторовну, — предложил Савельев. — Покажи мне её ещё раз.

Камера повернулась, и вновь на экране появилось женское лицо с широко открытыми глазами. «Потрясена услышанным или испугана неудавшимся арестом?» — гадал Виталий.

— Лидия Викторовна, — тепло произнёс генерал. — Вы молодец. Вели себя правильно и достойно. Но я хочу спросить у вас: мы продолжаем ваш проект?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 467