электронная
180
печатная A5
306
12+
Четырехпродуктовая модель развития российской экономики

Бесплатный фрагмент - Четырехпродуктовая модель развития российской экономики

Дополнения к классическим теориям и практикам, продиктованные настоящим

Объем:
42 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-2468-8
электронная
от 180
печатная A5
от 306

Формирование интеллектуальной собственности при создании инновационного рыночного продукта и рост ИС, ИК, НМА
субъектов экономического процесса

Вместо предисловия

Ниже, и далее по тексту работы, применены сокращения применяемые в отечественных научных и научно-популярных публикациях.

ИС — интеллектуальная собственность.

ИК — интеллектуальный капитал

ОИС — оценка интеллектуальной собственности

НМА — нематериальные активы

А. Стадии и методология инновационного проектирования, реализации проектов и принятия управленческих решений

Инновационный процесс и его стадии, — при становлении экопромышленных и экосоциальных систем и получении полезного рыночного продукта, — представимы в качестве следующей общей схемы:

УченыйИдеянаучный продукт → Научный коллектив (Ученый + научные работники) → научно-прикладной продуктМатрицаФутурзонаинновационный процессМассивы практикпродукцияРынок (потребитель)

Ученый формулирует свою идею в процессе своей творческой научной деятельности, облекает ее в определенную форму и создает научный продукт обладающий стоимостью.

Продукт труда ученого

Продукт труда ученого может существовать в объективной реальности в виде: открытия, закона, учения, теории, метода и модели познания, философского императива, определения, изобретения, патента, постановочной задачи, форсайта, концепции, проекта, программы, схемы, формулы, лекции, публикации в СМИ и интернете, печатного труда, технологического процесса и т.п., — и обладает рыночной стоимостью. В процессе творческого труда только ученый создает новое знание /Р.И.Булатов/.

Первый признак умственного труда

Первым признаком умственного труда, К. Маркс в «Теории прибавочной стоимости» представляет — труд, имеющий «своим результатом такие товары (продукты / прим авт.), такие потребительские стоимости, которые обладают самостоятельной формой, обособленной как по отношению к производителю, так и по отношению к потребителю, — которые, следовательно, способны сохранять свое существование в промежутке времени между производством и потреблением и, стало быть, могут обращаться в течение этого времени как пригодные для продажи товары.

Второй признак умственного труда

Второй признак умственного труда по Марксу проявляется в том случае, когда, «производимый продукт неотделим от того акта, в котором он производится, как это имеет место у всех художников — исполнителей, ораторов, актеров, учителей, врачей…».

Третий признак умственного труда

К. Маркс сформулировал определение труда научного работника в качестве одного из видов умственного труда, относящегося к сфере материального производства, характеризующегося тем, что его носители работают «преимущественно только головой» и вместе с теми, кто занимается физическим трудом, «непосредственно участвуют в производстве материального богатства», — третий признак умственного труда.

Ученый и научный работник

В непосредственной деятельности и труде ученого имеют место, прежде всего признаки первого и второго видов умственного труда сферы нематериального производства, в том числе и элементы третьего признака, как и то, что в некоторых случаях ученый и научный работник могут быть представлены в одном лице.

Современный отечественный ученый

В свою очередь, труд научных работников научно-исследовательских организаций относится преимущественно к первому виду, а труд профессорско-преподавательского состава ВУЗов — преимущественно ко второму виду умственного труда. Здесь также оба вида умственного труда могут сочетаться в одном человеке, что мы и видим часто в современной отечественной вузовской науке. В условиях современной научно-технической революции, когда социальная функция науки существенно изменилась и наука, прокладывая пути техническому прогрессу, стала непосредственно производительной силой, в труде ученых и научных работников (прежде всего, естественно-технических направлений) отчетливо проявляются признаки и третьего вида умственного труда сферы материального производства, который характерен в своей основе для инженерно-технических работников.

Бренды ученого

— Научный труд отличается особенно большой долей живого труда, характеризуемого высокой ролью личности, сложностью его измерения, нормирования и административной регламентации.

— Творческий труд ученых, труд научных и научно-педагогических работников, как уже отмечалось, предполагает особые способности и длительную подготовку, в ходе которой эти способности развиваются и совершенствуются, и часто, из среды научных работников вырастают крупные ученые.

— Таким образом, гражданин, занимающийся творческой научной деятельностью и трудом, может быть ученым, а равно и научным работником и сотрудником. Брендом ученого является его имя собственное. Ученый может сотрудничать с субъектами экономики и структурами государственной системы на основе государственно-частного партнерства по договору от имени физического лица, либо в качестве научного работника или научного сотрудника.

В. Инновационный процесс с позиции организации и управления технологией решения всей проблемы с ее целями и задачами

Ученый → Идеянаучный продукт → Научный коллектив (Ученый + научные работники) → научно-прикладной продукт → Матрица → Футурзона → инновационный процесс → Массивы практик → продукция → Рынок (потребитель)

Общая схема инновационного процесса

Рис.1. Инновационный процесс

Матрица

Матрица, в определении, данном аналитиками, — это игровой симулятор объективной реальности.

/Кривушин Р.// Кассовые фильмы о главном// Журнал «Практики свободы», 2010// НП «Экспертный клуб при Министерстве энергетики РТ»/.

— На стадии матрицы отсутствует современное торможение инновационного развития (а оно есть во всех развитых странах, иначе не плодились бы, как грибы, инновационные системы, которые не работают), что связано с исчерпанием личной свободы. Точнее одного элемента этой свободы — свободы выходить за рамки традиций / Переслегин С.// «Мы говорим — «Свобода», подразумеваем…// Журнал «Практики свободы», 2010// НП «Экспертный клуб при Министерстве энергетики РТ»/. — Рассматривая матрицу с этих позиций, в ее развитии и продвижении к реальному материальному процессу, мы можем представить ее как ядро футурзоны (рис.1) на ранних стадиях развития экопромышленных и экосоциальных систем/Булатов Р. И.//От матрицы к реальному инновационному процессу и его результатам/ Доклад/ «Чистая вода. Казань», 2011/.

Инновация как процесс

Инновационный процесс часто бывает слаб потому, что встречает на своем пути силы, препятствующие его развитию. Поэтому, если мы понимаем инновацию как процесс, мы должны признать и наличие сил сопротивления этому процессу, обозначив их, хотя бы в первом приближении, в научной, правовой и экономической интерпретации. Сопротивление процессу (инновациям) несут экзогенные (внешние) и эндогенные (внутренние) факторы, сформировавшиеся в научных, образовательных и экономических структурах, и системы отношений, с ними связанные. Приведем некоторые экзогенные (внешние) тормоз-факторы:

— в подавляющем большинстве случаев руководители научных, образовательных и экономических структур не желают менять status quo своих тем и доходов, сознательно не идут на поддержание инновационного процесса, усиливая эффект сопротивления инновации;

— традиции, прочно укоренившиеся в научных, образовательных и производственных процессах, составляющие основу профессионализма (прежнего), представляют собой основу силы неприятия (инновации) всего того, что резко отличается от ранее принятого стандарта профессии. Любое отклонение от установившихся профессиональных сценариев выполнения работы (ритуала), как правило, воспринимается в научном обществе как недостаточный профессионализм и при помощи отлаженной системы «поощрения-наказания» процесс направляется в традиционное русло (а не в инновационное);

— состояние настроений в научном и вузовском педагогическом обществе, их направленность; отсутствие желаний к переменам и делать уступки в традициях, отсутствие активных людей, желающих идти на инновационный предпринимательский риск — еще один экзогенный фактор, входящий в состав механизма сопротивления инновационному процессу. А так как инновация — это отклонение от стандарта (на то она и инновация), то профессионал из традиционной науки, педагогики и экономики будет одним из первых, кто встанет на пути этому изменению, и таковых всегда подавляющее большинство / Минлебаев Г. В. Три основные причины маловодья в Поволжье и необходимость эндогенных инноваций / Доклад. Сборник трудов III Международного Конгресса «Чистая вода. Казань», Казань, 2012 /.

Некоторые общепринятые эндогенные (внутренние) тормоз-факторы:

— отсутствие или недостаточность развития национальной научной школы, обеспечивающей развитие нового технологического уклада;

— неправильно выбранные приоритеты научного, вузовского педагогического и экономического развития, но поддерживаемые энергией и финансовыми ресурсами людей, стоящими за этими приоритетами (волюнтаризм) (Макаренко, 2005).

При развитии экопромышленных и экосоциальных систем необходимо учитывать тот факт, что: «…устойчивость урбанизированной территории к антропогенным нагрузкам и экологическое равновесие обеспечиваются до тех пор, пока не превышена экологическая емкость территории, которая определяется способностью к самоочищению и самовосстановлению основных компонентов окружающей природной среды» /Борисов В. И. Проблемы государственной градостроительной политики Российской Федерации в переходный период.// Промышленное и гражданское строительство. М., Стройиздат, 1997, №3/.

Современные представления о решении проблемы по снижению существующей экологической опасности базируются на комплексном, взаимоувязанном осуществлении ряда процедур и механизмов: законодательных, административно-управленческих, организационно-правовых, научно-технических, производственно-технологических, информационных, экономических и социальных.

Возникает необходимость решения проблемы программными методами с возможностью создания, в процессе реализации такой программы, экопромышленной системы муниципального (регионального) уровня, объединяющей работу различных, несвязанных только в технологическом смысле, участников программы, осуществляющих функции, перечисленные выше.

По ходу проведения инновационной политики по реализации вышеуказанных проектов, также придется решать проблему институционализации — задания механизмов развития в структуре инновации. Последнее (Громыко Ю. В. «Цели инновационной политики»), наиболее острый и принципиальный вопрос.

Однако, в нашем случае мы не можем рассматривать инновации, как простые методы внедрения. Важно понять, что инноваций не существует без институциональных изменений.

Важно понять, что инноваций не существует без институциональных изменений. Существует, казалось бы, простая схема, что есть некоторая принципиально новая идея, связанная с фундаментальным научным открытием, на базе которой может быть развернуто производство. Но это представление слишком примитивное и поверхностное.

Также существует и второе утверждение, возникшее чуть позже (также, по мнению некоторых авторов, не совсем корректное (Громыко Ю. В.)) и которое полагает, что инновационная экономика и инновации — это hitech. Это утверждение предполагает введение определенных политических методологических контекстов. Это проект информационного общества.

Выводы:

— По ходу проведения инновационной политики по реализации масштабных проектов, также придется решать проблему институционализации — задания механизмов развития в структуре инновации. Последнее (Громыко Ю. В. «Цели инновационной политики»), наиболее острый и принципиальный вопрос.

— Важно понять, что инноваций не существует без институциональных изменений. Существует, казалось бы, простая схема, что есть некоторая принципиально новая идея, связанная с фундаментальным научным открытием, на базе которой может быть развернуто производство. Но это представление слишком примитивное и поверхностное.

Экспериментальные площадки

Сама же структура инновации будет определяться следующим тройным разделением. Для того, чтобы был суммирован процесс инновации и его можно было бы осуществлять, у нас, с одной стороны, должны существовать экспериментальные площадки (если говорить на культурологическом языке футурзоны), на которых могут формироваться образцы принципиально новой формы и нового типа деятельности (в нашем случае в качестве таких футурзон будут выступать экспериментальные площадки по созданию пилотных проектов).

На экспериментальных площадках (и в этом состоит их основная функция и задача) впервые формируются новые образцы, которые можно было бы предъявлять, показывать, как обладающие принципиально новыми характеристиками, формой организации труда. При этом под образцами следует понимать достаточно широкий спектр воздействия.

Массивы практик

— Что противостоит складываемым задаваемым экспериментальным площадкам и футурзонам? Этому противостоит некоторый достаточно холодный, жесткий, иначе организованный массив традиционной практики. То есть, когда у нас появляется футурзона или образец нового типа, то нам сразу становится понятно, что этому образцу, этому принципиально другому профессиональному способу и типу работы противостоит достаточно большой массив традиционно организованных систем и зон практики, который имеет совершенно другой тип нормировки, другую институциональную культуру, другой принцип организации и взаимодействия работ, и, безусловно, другого типа ценности.

— С этой точки зрения, то, что мы называем функциональной инновацией, это есть ни что иное, как способ организации этих связей между принципиально новыми образцами, культивируемыми и выращиваемыми на экспериментальной площадке (в футурзоне), и огромным массивом традиционных сфер и зон практики. Инновации должны выполнить функцию присвоения некоторого принципиально нового образца на достаточно больших и широких массивах практики с последующим его приживлением и сохранением.

Инновационный процесс как таковой

Схема (рис.1) обозначает направленность, но отнюдь не обозначает результатов этого процесса. То есть ее не следует понимать так, что мы от новых образцов, формируемых на экспериментальных площадках (в футурзоне), должны просто перейти к некоторым консервативным устойчивым институтам и внести в них новые образцы. В этом заключается проблема простого внедрения, при котором процесс инновации рассматривался прежде всего таким образом, что нам нужно образец всунуть в некоторый существующий и действующий массив консервативных и устойчивых институтов. Процесс же заключается в том, чтобы вытащить ресурсы, прежде всего человеческие, но также материальные и финансовые в направлении к футурзоне. То есть инновационный процесс заключается в том, что на основании созданных новых принципиальных образцов мышления, действия, профессиональной работы нам нужно организовать очень сложное социальное движение.

Иными словами на футурзоне и на экспериментальной площадке у нас 1% затрат или даже там 0,1% затрат, а в традиционных типах деятельности — 98% людских и организационных ресурсов. И поэтому проблема заключается в том, чтобы нам на основании того, что у нас появляется в футурзоне, нужно проделать очень сложную социальную эволюцию по перетаскиванию человеческих, финансовых, организационных ресурсов в принципиально новый сектор организации и переустройства практик.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 306