электронная
120
печатная A5
287
18+
Чертовски 18+

Бесплатный фрагмент - Чертовски 18+

Притча

Объем:
36 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-4613-0
электронная
от 120
печатная A5
от 287

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1.

Дворец султана Рахима достался ему по наследству от отца. Уже сотни лет не прерывается традиция и несколько поколений султанов правит этим городом. Его предки нашли в пустыне колодец с водой и возвели вокруг него дворец, а вокруг дворца город. И колодец, будто сердце бьется много веков в самом центре города, даря жизнь всем жителям. Сам же дворец искусно сочетает в себе изысканность и богатство с обычным бытом и укладом жизни его обитателей. Снаружи, ничем не примечательные стены из камня дарили прохладу в знойные дни, но стоило лишь переступить порог дворца и те же стены изнутри завораживали богатейшей мозаикой! Во дворе, распустили свои хвосты убежденные в своей исключительности павлины, и тут же неподалеку стирает белье в потрескавшихся деревянных кадках дворцовая прачка. Сквозь огромные залы, застеленные коврами ручной работы, на которые и ступать то страшно, то и дело снуют слуги с различными кушаньями в руках, рискуя пролить суп на произведение искусства. Дворец объединял вокруг себя всех и вся, и в этом была его главная ценность и предназначение.

Султан Рахим правит этим городом сорок лет. Он давал жителям то, что им действительно необходимо, в соответствии с устоявшимися вековыми традициями. Это не означает, что с течением времени не проникали новые веяния в стены дворца. Старшая жена султана Рамиля была очень образована, владела тремя языками, любила изучать историю, читать книги и слушать рассказы останавливающихся на ночлег караванов. Всех детей султана обучали специально приезжающие из разных стран преподаватели. «Развитие оно полезно, если призвано развивать, а не уничтожать традиции» — говорил султан Рахим. И всегда оказывал радушные приемы караванам, решившим остановиться в его городе. Так произошло и в этот раз.

— Мой господин! — обратился к султану Рахиму вошедший слуга. — В город пришел караван из дальних стран. Долгие месяцы путешествуют они по пустыне, и ведет тот караван именитый купец Маньян. Прослышав о твоей мудрости, просит он разрешения остановиться в городе.

— Проследи, чтобы их разместили подходяще, — ответил султан Рахим, наблюдая за гостями в огромный оконный проем — И купцу Маньяну передай, что султан приглашает его на ужин во дворец.

— Мой господин! — в зал, ловко перебирая ногами под длинной юбкой, вбежала женщина и поклонилась султану. — Караван!!! Издалека!!!

— Знаю-знаю, — улыбнулся султан Рахим, своей старшей жене. — Уже пригласил, — опережая вопросы, ответил он.

Рамиля склонив голову, припала к рукам мужа.

— Благодарю тебя, мой господин!

— Беги уже, — султан Рахим поцеловал жену в макушку.

Он обожал ее сияющие от восторга глаза, в них горели миллиарды звезд одновременно. Она интересовалась всем на свете, и кто знает, может именно это качество помогает ему любить ее на протяжении уже более двадцати лет?!

«Рахиму было всего шестнадцать лет и ему не очень-то хотелось жениться, но отец настаивал. В день знакомства Рамиля даже не вышла к ним из своей комнаты. Ее отец очень извинялся перед гостями за поведение дочери, но выманить ее ему так и не удалось в тот день. Рахиму стало интересно, чем он ей так не приглянулся?!

Гостям предложили переночевать, разместив с почестями в лучших комнатах огромного купеческого дома. Но Рахиму было не до сна, и он твердо решил, во что бы то ни стало, сегодня познакомится со строптивой невестой. Поздно ночью, он забрался на крышу дома и оттуда проник в распахнутое окно спальни Рамили, наивно полагая, что она уже спит в столь поздний час. Каково же было его удивление, когда он в комнате никого не обнаружил. Оглядев все углы, шкафы и даже заглянув напоследок под огромную кровать, он уже собрался было уходить, как вдруг послышалась возня у окна. И будущий султан скользнул в угол комнаты, спрятавшись за занавеской. Едва он успел скрыться, как в комнату через окно впорхнула девушка. Озираясь по сторонам, и стараясь не шуметь, она положила что-то на кровать и вернулась к окну.

— Посиди тихонько! — шепнула она в сторону кровати и снова исчезла в ночи.

Рахим выглянул в окно, но ни кого не увидел, лишь птицы перекликались друг с другом в темноте. Вздохнув, он присел на край кровати.

— А она хороша! — мечтательно протянул вслух Рахим. — Стройная, гибкая!

Ему захотелось непременно познакомиться с ней поближе и завоевать ее расположение. Он самодовольно улегся в кровать, откинувшись на спину.

— Никуда ты от меня не денешься! — потянулся Рахим в кровати.

В это мгновение что-то теплое, жесткое и липкое вонзилось в его щеку. Рахим замер. Через пару секунд он почувствовал на своем лице чье-то дыхание. Не дожидаясь продолжения, Рахим вскочил с кровати, и начал метаться по комнате, пытаясь руками снять с лица непонятное ему существо. Понимая, что кричать опасно, он отчаянно мычал и размахивал руками. Вдруг непонятное существо с треском отлепилось от лица, и Рахим остановился. Перед ним стояла красивая девушка, держа в руках какую-то ящерицу.

— Что ты тут делаешь? — со злостью прошипела девушка. — Хочешь, чтобы тебя казнили?

— Что за мерзость у тебя в руках? — шикнул Рахим ей в ответ. — Он хотел меня съесть!

— Поделом тебе! — ответила Рамиля. — Будешь знать, как воровать.

— Но я не вор, — возмутился Рахим. — Я твой будущий муж!

— О, скажите, пожалуйста! — расхохоталась она– Я, своего согласия не давала, и не дам!

— Но почему? Ты же меня совсем не знаешь?

— А зачем мне тебя знать? Ты запрешь меня в своем гареме, где я умру от тоски без образования, без наук и без общения!

— Кто тебе сказал?

— Можно подумать, бывают другие сценарии?

— Ммммм, — задумался Рахим. — На то я и будущий султан, чтобы создавать новые законы! — вздернул он горделиво подбородок. — Но троих детишек все равно родишь! — рассмеялся он. — И пусть у них будут твои глаза!

— Если пообещаешь что не запрешь в четырех стенах и позволишь учиться — всю жизнь буду руки тебе целовать! — воскликнула Рамиля.

— Если это для тебя так важно — обещаю. Только расскажи мне кто это и зачем ты положила его на кровать? — Рахим скользнул взглядом по ящерице в руках Рамили.

— Это очень редкий вид ящериц! — заговорщически воскликнула она. — Я объясняла отцу, что их на земле осталось всего несколько десятков! Но он не слушает, говорит, что мне дело до ящериц, — вздохнула Рамиля.

Рахим смотрел в ее горящие глаза и понимал, что скучно с ней ему не будет никогда. Так и случилось! Рамиля, как и обещала, родила султану Рахиму двоих сыновей и прекрасную дочь, одарив всех детей своими глазами. Рахим тоже сдержал обещание, позволяя своей старшей жене учиться, путешествовать, не ограничивая ее в желаниях».

Пока султан предавался воспоминаниям, Рамиля уже выпорхнула из зала, в предвкушении встречи с новым странником, который принесет много интересных историй о жизни вдали.

2.


Восток много веков будоражит умы и души людей, завораживая неповторимым колоритом. Дворец султана Рахима не был исключением. В его стенах побывали сотни самых именитых гостей. Султан оказывал одинаково радушный прием и богатым принцам и бедным поэтам, которые странствовали по миру, слагая стихи и песни. Гостям казалось, что именно с их приходом дворец начинает бурную кипучую деятельность. Они даже представить себе не могли, что эта жизнь не прекращается тут ни на секунду. И вся кажущаяся суета вокруг это всего лишь привычный уклад жизни. В любой из дней, когда оказывается необходимость слуги, чистят ковры, наводят лоск на стены, повара готовят сотни блюд, музыканты репетируют, поэты сочиняют стихи, танцовщицы танцуют. Мудрый султан Рахим не позволит повернуть реку вспять ради кого бы то ни было, но он с настоящим радушием позволит гостю войти в воду и насладиться ее прохладой и чистотой в полной мере.

С раннего утра дворец окутывали ароматы еды. Едва уловимые в покоях султана, они плотной стеной, стояли в коридорах и на улице. Пряный запах жареного мяса с овощами был густым, тяжелым и стелился как туман по полу. Лишь длинные юбки женщин поднимали его на мгновение вверх, но он снова опускался на землю под тяжестью каленого масла. Тушеные овощи с кардамоном и паприкой, с мятой и зирой, мясистыми помидорами и сочными перцами, щедро приправленные лавровым листом и кинзой витали на уровне головы, заставляя прислугу постоянно сглатывать слюну. Вносили и свою нотку в ароматный оркестр, и сыры — свежие и мягкие, немного выделяющие влагу из-под ножа или зрелые и упругие цвета обожженной глины. И, конечно, бесконечная вереница фруктов — сахаристые арбузы, пьянящие дыни, финики, бархатистые персики, душистые груши, спелые яблоки, жемчужный виноград. Легче всех, едва уловимой паутинкой стоял запах выпечки и сладостей. Где то под потолком, как пушистые облака, гуляющие то низко, то вновь взмывая вверх, уносили они с собой сладость меда, ванили, корицы, экзотических фруктов и сахарной пудры. Какому гостю придет в голову мысль, что это пиршество вовсе и не пиршество, а обычный рацион жителей дворца?

3.

Купец Маньян прибыл во дворец чуть раньше назначенного времени и был приятно удивлен тем хлопотам, которые происходили во дворце. Он, как и все предыдущие гости принял это на свой счет.

— Приветствую тебя султан Рахим, — склонил голову купец, увидев хозяина дворца. — Позволь выразить свою благодарность, за столь радушный прием, — Маньян скользнул взглядом по слугам, накрывающим стол разнообразными яствами.

«Султан Рахим мысленно усмехнулся — он-то знал, что единственный человек во дворце, который что-то сделает ради гостя, это его старшая жена Рамиля. Наверняка она наденет сегодня чуть больше драгоценных украшений, чем обычно. И то лишь во славу своего мужа! Многие драгоценности Рамили не имели цены в денежном выражении — старинные украшения, передаваемые из поколения в поколение на протяжении нескольких сотен лет. Время стерло их связь с деньгами. Одно лишь колье из изумрудов было оценено гостившим ювелиром как стоимость пяти городов. Это настоящая реликвия. И бедный ювелир не мог спокойно смотреть, как Рамиля расхаживает в антиквариате по дворцу, общаясь, со слугами и занимаясь обычными женскими делами.

— Это варварство! — сокрушался он, жалуясь султану. — Вы не понимаете всей ценности этой вещи. Ее нужно беречь как зеницу ока!

— Мы не служим вещам, — ответил султан Рахим. — Но они служат нам. Что толку в драгоценностях, пылящихся в сейфах? Посмотри как к лицу моей жене изумруды! Как подчеркивают и оттеняют они цвет ее глаз. Как радуется она тому, что владеет ими. Ценна не вещь, а смысл, который она несет. Это колье приносит моей жене радость — вот ее истинная ценность — в радости!

Ювелира увезли домой уже к вечеру с открывшейся язвой желудка.

— Варвары! — негодовал он, взбираясь в повозку. — Обладая несметными сокровищами, совершенно не умеют ими пользоваться.

— Варвары! — вздохнул султан Рахим, глядя вслед уезжающему гостю. — Все переводят в деньги, не понимая истинного назначения вещей».

— Не будем же смущать слуг и пройдем в сад, пока идут приготовления, — улыбнулся султан Рахим, жестом приглашая гостя.

Маньян учтиво поклонился, пропуская хозяина дворца вперед, и последовал за ним. Выход в сад находился в другом крыле дворца, и им пришлось проделать неблизкий путь, минуя бесконечную череду залов и коридоров. Маньян с удовольствием рассматривал устройство дворца изнутри. Каждый зал представлял собой разные стили, не свойственные восточному колориту. Один собрал в себя всю английскую чопорность, другой, будто оформлял педантичный немец, повесив на стены оружие, в третьем властвовал Прованс.

— Моя старшая жена Рамиля, — объяснил султан Рахим, видя обескураженное лицо гостя. — Она обожает учиться, и с ее легкой руки мы познаем мир, даже через такие вещи как быт и устройство иных национальностей.

— Мне не терпится познакомиться с ней, — ответил купец Маньян. — С вашего позволения.

— О, поверьте! — рассмеялся султан. — Она хочет пообщаться с вами не меньше. Готовьте длинные рассказы о своих путешествиях. Рамиля будет в восторге.

— Эти вещи всегда со мной! — рассмеялся в ответ Маньян, приложив ладонь к сердцу.

Выйдя из очередного длинного коридора, они оказались на открытой веранде. Купец Маньян застыл на месте от изумления. Вместо стен по периметру веранду украшали кованые прутья, выполненные в виде плетистых роз, тянущихся к небу. А эти железные прутья обвивали живые вьющиеся розы — белоснежные, розовые, пурпурные, фиолетовые, желтые плотной стеной заполняя собой малейшее пространство. Функцию крыши взял на себя виноград, гостеприимно предлагая прямо с куста насладиться крупными янтарными ягодами. Посреди веранды красовался гранатовый куст, усыпанный цветами. Он источал терпкий, немного горьковатый аромат. В углу стоял деревянный резной столик с такими же резными креслами. Пуховые подушки, повторяли орнамент стен и были расшиты розами всех цветов.

— Вы выбрали чудесную пору для посещения дворца, — сказал султан. — Сад прекрасен в это время.

Он подвел гостя к проему, из которого открывался вид на весь сад. Не видно было его границ, настолько он был огромным. Под ярким палящим солнцем, раскинулся великолепный, ухоженный, сад — деревья, кусты, трава, цветы, пруды, птицы всему нашлось место в этом саду.

— Но как? — изумлялся Маньян. — В пустыне!

— Мои садовники преданные своему делу люди. И Рамиля, своими знаниями помогает создавать казалось бы невозможное. Все живые организмы подобраны таким образом, чтобы защищать друг друга. Одни дают тень, другие оберегают от излишней влаги. Отведайте чаю с медом.

Маньян обернулся и увидел, как на резном столике уже стоял расписной чайник и угощение. Едва успели они расположиться в креслах, как будто из воздуха возникла служанка и разлила чай по чашкам. Совсем молоденькая девушка, выполняла все действия бесшумно, мягко, стараясь не нарушать своим присутствием сложившуюся обстановку. Расставив приборы, она поклонилась султану и также бесшумно упорхнула.

— Какое милое создание, — посмотрел ей в след купец Маньян. — Многие месяцы странствий без женщин дают о себе знать, — улыбнулся он. — Сердцу неспокойно и телу тоже.

Султан Рахим лишь понимающе улыбнулся в ответ. В это время вошла другая служанка, грузно шаркая по полу кожаными туфлями, она подошла к столику и склонила голову перед гостями.

— Все готово к ужину, мой господин, — грудным басом сообщила она.

— Ступай, — кивнул султан головой, давая понять, что они сейчас придут.

Купец Маньян смотрел на эту служанку таким же пожирающим взглядом, как и на предыдущую, чем снова вызвал улыбку на лице султана.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 287