электронная
120
18+
Черничный пирог

Бесплатный фрагмент - Черничный пирог


5
Объем:
136 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-5340-4

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава первая

Марк неохотно раскрыл глаза и, уже в следующее мгновение, резко вскочил с кровати, откинув одеяло.

— Сколько сейчас времени? Где чертов телефон?

Солнце уже взошло над горизонтом и пробивалось сквозь зашторенное окно, и это в морозное утро января. Значит, он точно опоздал на работу.

Телефона не было ни на тумбочке, ни под кроватью, ни на полу.

— Что за чертовщина! — матерился Марк, бегая по квартире. — Я помню, как ставил его на зарядку!

Поиски заняли минут пятнадцать, пока он не додумался заглянуть в карман своего пальто.

— Ну, наконец-то! — торжественно воскликнул он, доставая своего блестящего красавца. Он копил на него полгода и последнее чего он хотел — это его потерять.

На экране было 12:37 дня.

— Дьявол! — воскликнул Марк. Благо, босс приезжает на работу только в 14:00, а с вахтером он уж как-нибудь договорится, странно, что тот ему еще не позвонил.

Быстро одевшись, Марк выскочил в коридор и побежал вниз по лестнице, к своей машине. До работы полчаса езды, не считая прогрева двигателя и пропускной очереди в доках. Если босс узнает, что Марк опоздал, он завалит его целой кучей бумаг, которую придется разгребать весь рабочий день и ночь, чего ему совсем не хотелось, или вовсе уволит.

Марк всегда ненавидел этого человека, с самого первого дня, но уйти не мог, потому, что идти было просто некуда. Более прибыльной работы он до сих пор не мог найти, хоть и отчаянно пытался.

Машина прогрелась быстро, и Марк устремился по улице, в потоке других машин. Никогда он еще так не нарушал. Если бы по пути попался дорожный патруль, то Марк бы уже сидел без прав с огромным штрафом в руке. В прочем, лихая езда закончилась в центре, когда он попал в пробку.

— Да чтоб тебя! — ударил по рулю Марк.

Ремонтная бригада перекрыла целую полосу, прямо перед выходом на набережную. Марк протянул руку к бардачку и посмотрел на телефон. 13:12. «Твою ж…» — выругался голос в голове. Надо было что-то делать. Этот жиртрест ищет любой повод, чтобы его уволить, и опоздание на 4 часа будет веской причиной это реализовать.

Марк дождался, пока впередистоящая машина продвинется на полметра и вывернул руль. Светофор горел красным, но перекресток был пуст. Он ударил по педали газа и выехал на встречную полосу. За секунду он промчался мимо ряда машин, сигналящих ему вдогонку, и выскочил на перекресток. Он не мог его заметить из-за строительных лесов у центрального банка. Марк мчался на всю, потому что его свет заканчивался, и он тоже не подозревал о нарушителе. Мусоровоз выскочил на перекресток вместе с Марком, оба неслись, что есть мочи и заметили друг друга слишком поздно. Марк не успел нажать на тормоз, он был слишком ошарашен, но вот водитель мусоровоза успел. Машина застонала, скользя резиной по оледеневшему асфальту, и Марк проскочил, едва не задев боком его бампер.

Выдох. Руки тряслись и вспотели, но держали руль. Лоб покрылся липким холодным потом. Марк включил аварийку и остановился на обочине. Он откинулся на сиденье и протер ладонями взмокшее лицо. Сердце бешено стучало. «Черт», — выдохнул он.

Еще бы чуть-чуть и мусоровоз снес бы его, развернув и бросив прямо в вырытую траншею. В лучшем случае, переломы и разбитая машина, в худшем — смерть. «Твою ж мать», — выругался голос в голове, — «Чтоб еще раз я рисковал своей жизнью из-за работы!».

Он взглянул на часы и ахнул. Время было 14:47. Он ударил руль, потом еще раз и еще. Босс уже там, ему крышка. Он даже не звонит, он ждет, пока Марк приедет, чтобы высказать ему все в лицо и выставить за дверь. Кранты. Самый неудачный день в его жизни.

Всю дорогу до порта Марк проехал без единой мысли. Просто уставился на дорогу и, не спеша, плелся за остальными машинами. Въезд в доки уже показался за поворотом. Вот и все, сейчас начнется. Он остановился у шлагбаума и стал ждать, пока вахтер откроет въезд. Он чувствовал ненависть, практически не контролируемую. Ладони взмокли, а зубы жевали язык. Наконец-то показался вахтер. Полный мужик с длиной бородой вышел из кабинки и направился к машине. Сегодня была смена Виктора, его друга, но это был не он. Мужик был полной противоположностью в телосложении, относительно его приятеля, спутать он их не мог.

Вахтер подошел к машине и, наклонившись к окну, посмотрел на Марка.

— Здравствуйте, сэр, сегодня мы не работаем.

— Что, — удивился Марк, — почему? Дополнительный выходной?

— Нет, — улыбнулся вахтер, — просто не работаем.

Марк опешил и посмотрел на пустую стоянку.

— А Виктор, — вспомнил он, — вахтер, сегодня должна была быть его смена.

— Такой у нас не работает, — продолжал улыбаться мужик.

— Как это?

— Сэр, думаю, вам стоит поехать домой и отдохнуть, у вас встревоженный вид.

Марк кивнул, и еще пару секунд посмотрел на безлюдный порт, переключая передачу.

Что за бредятина?

Он припарковался напротив небольшого кафе, через дорогу от работы. Надо было успокоить голову и позвонить напарнице. Она точно должна была быть в курсе того, какого черта порт не работает в главный приемный день недели и куда вообще делся Виктор.

Марк вышел из машины, осмотрел бок, чтобы убедиться, что мусоровоз не задел его, и направился к входу в бар. Внутри играла приятная спокойная музыка, было мало народу и дневные скидки. Он обожал это место. Во-первых, за вкусное пиво, а во-вторых, за успокаивающую атмосферу, которой так не хватало после работы. Сесть здесь, после криков начальника, всей этой возни с бумагами и счетами, выпить пинту пива, вкусно поужинать, послушать музыку было бесценно, а сейчас ему была жизненно необходимо успокоить нервные клетки, которые чуть не размазал по дороге мусоровоз, и которые чуть не остались без работы.

Марк сел за стойку и заказал стакан виски. Бармен резво налил ему бурбона с содовой и взял деньги. Виски согревало, моментально успокаивало гудящую голову и трясущиеся руки. Надо было позвонить Вики. Он достал телефон и открыл журнал звонков. Пусто. Что за хрень? Он осмотрел телефон, не уронил ли он его вчера, после вечеринки у Генри, но царапин не было, а сам телефон не мог все удалить. Может по пьяни?

Глотнув еще виски, он открыл записную книгу и снова опешил. Она была пуста, как будто он держал в руке новый телефон. «Да что за чертовщина?» — не понимал Марк.

Его отвлек приятный женский голос:

— У вас что-то случилось?

Марк повернулся и увидел симпатичную девушку. Он была блондинкой, с короткой стрижкой и безумно красивыми губами. Она держала в руке бокал ликера и с улыбкой смотрела на Марка.

— Ничего страшного, — вдруг почувствовал себя неловко Марк, — просто телефон глючит.

— Вы так взволнованы, неужели телефон вас так напугал? — улыбнулась девушка.

— Просто, день не задался, — криво улыбнулся он.

— Расскажите, — она подсела на один стул ближе к Марку, — Ой, я не представилась, меня зовут Ева.

— Я знаю, — вдруг поймал себя на мысли Марк и нахмурил брови, — а вы меня?

— Нет, — усмехнулась девушка, — я вижу вас в первый раз.

— Откуда тогда вас знаю я?

— Возможно, вы посещали банк и прочитали мое имя, я работаю там администратором.

— Да, — покачал головой Марк, — возможно, я был там в субботу.

— Ну, так, — не отставала Ева, — что стряслось?

— Марк, — выдавил он и улыбнулся, — просто, сегодня понедельник.

— Работа? Поругался с девушкой? С Боссом?

— Проспал, — Марк осушил стакан, — девушки нет, а босса я так и не застал, так как порт какого-то черта не работает в понедельник.

— Хм, — девушка поправила волосы, убрав их за ухо.

«Заигрывает», — подумал Марк. Никогда еще девушка не начинала флирт первой. Странный день.

— Что ж, — откликнулась она, посмотрев на пустой стакан Марка, — главное, что не случилось ничего серьезного.

— Ага, — кусая язык и вспоминая мусоровоз, сказал он, — что ж, думаю мне пора, надеюсь, еще увидимся, Ева.

— Увидимся, — улыбнулась она, — но куда тебе пора?

Марк опешил. Куда ему пора?

— На работу, — ответил он, — надо выяснить, что за чертовщина сегодня там творится.

Девушка улыбнулась и отпила ликера. Черт, она просто бомба.

Вахтер не подходил уже минут десять. Он издевается? Марк вышел из машины и подошел к КПП. Никого не было, но дверь была открыта. Безалаберный работник, подумал он, и обошел шлагбаум по направлению к докам. Там было тихо. Вообще ни души. Куча ящиков, контейнеров, погрузочных машин, кранов, но не людей, как будто он попал в книгу «Я Легенда».

Марк решил сходить в приемное здание, где заседал его Босс. Как бы ему не хотелось его видеть, надо было узнать, что происходит и когда выходить на работу. Марк поднялся по ступенькам и вошел в фойе, прокрутив входную дверь. За приемной стойкой, между четырьмя мраморными колоннами, сидела девушка, очень симпатичная, с аккуратными чертами лица и длинной косой. «Где я тебя видел?».

Девушка заметила его и отвлеклась от компьютера:

— Здравствуйте, — улыбнулась она, — боюсь, сегодня мы не сможем вам помочь, мы не работаем.

— А, — Марк запнулся, потерев подбородок, — вас случайно не Линда зовут?

— Линда, — девушка повернулась к Марку, и замерла.

— М-м-м, а почему вы не работаете? Сегодня же главный приемный день.

— Так захотели, — ответила Линда.

— Что? Кто захотел?

— Боюсь, я не знаю, кто принял это решение, вероятно, совет директоров.

Марк почесал затылок. Он не знал, что и думать, но все происходящее его не сильно пугало, а скорее радовало. Красивые знакомые девушки, пустой порт….

— Что ж, — продолжил Марк, — могу ли я узнать, когда порт заработает? Я, видите ли, сотрудник местной бухгалтерии и меня никто не оповестил об этом.

— Боюсь, я не могу этого знать, — улыбнулась девушка.

— Тогда можно я позвоню Сэму Уокеру? — продолжал настаивать Марк.

— Он не сможет ответить.

— Откуда вы знаете?

— Он просил не беспокоить его в ближайшие несколько дней.

Марк пожевал свой язык. Он всегда так делал, когда сильно волновался, но сейчас он не был особо встревожен, просто одно сплошное недоумение.

— В таком случае, могли бы вы позвонить мне, когда порт снова заработает?

— Разумеется, — ответила Линда, — я обязательно сообщу вам, когда вам надо будет выйти на работу.

Марк кивнул и, не спеша, удалился из холла. Надо еще выпить.

Он пошел пешком. От машин его трясло, особенно от перекрестков и грузовиков. Он оставил машину напротив кафе, предупредив об этом бармена, что заберет ее завтра утром. Пешком идти около часа, но спешить было некуда, особенно, когда не знаешь, чем заняться оставшиеся… сколько сейчас времени? Марк достал телефон и уставился на экран. 18:45. Он поднял голову и увидел заходящее солнце, скрывающееся за горизонтом высоток мегаполиса. Небо налилось багряной краской. Похолодало, пошел снег. Уже вечер? Так быстро?

В центре Марк зашел в бар. Он хотел взять бутылку бурбона, но увидел нечто покруче. Среди других дешевых виски стояла настоящая королева бала. Марк немного подумал и позвал бармена:

— Бутылку «Blue Label», пожалуйста.

Бармен кивнул и достал ему дорогущего виски с верхней полки, стоимостью его зарплаты, упаковав его, предварительно, в подарочную упаковку. Марк покрутил ее в руках, с задумчивым видом и удалился из ресторана. Сколько времени? 18:47. 18:47? Ладно, осталось всего два квартала.

Дома он раскупорил бутылку и сел на диван. Он пил виски, который никогда бы не купил, слушал музыку и смотрел в окно. Сегодня был самый странный день в его жизни, и за это можно было выпить, особенно за целые кости и машину. Марк решил проверить записную книжку в телефоне, но его встретил все тот же пустой экран. Сколько я вчера выпил? Он по памяти набрал номер Генри и поднес телефон к уху. Гудков не было. Ох, как же я устал, подумал Марк и, бросив телефон на тумбочку, протер глаза. Он посмотрел на бутылку и узрел, плескающуюся на дне, горючую жидкость. Осушил 0,5 виски в одно рыло за…3 часа. Нормально, мог бы и быстрее. Надо идти спать, чертов алкоголик.

Глава вторая

Свет пробивался сквозь жалюзи и, буквально, царапал глаза. Марк сморщил веки и перевернулся на другой бок, упершись носом в теплое женское плечо.

— Доброе утро, соня, — сказала Ева, — разве тебе не надо сегодня на работу?

— Не-а, — простонал Марк, — я забыл, когда последний раз просыпался без чертового будильника.

Он вытянулся и приоткрыл один глаз. Рядом с ним, под одним одеялом, лежала прекрасная девушка. Черт, она просто бомба. Это лицо, эта фигура, а грудь! Грудь просто класс. Как ему хватило смелости и обаяния отхватить такую прекрасную женщину?

Он пропустил свою руки под одеялом и обхватил ее за талию, прижимая к себе. Она поддалась и даже проявила взаимность. Они страстно целовались и обнимали друг друга. «Божественное утро», — подумал Марк, не отрываясь от прекрасных пухлых губ.

«Сколько времени?» — Марк протянул руку за телефоном. На этот раз он был на месте, на тумбочке. 14:40. Ничего себе! Он валяется в постели уже полдня, такого не было с той поры, как он устроился на эту отвратительную работу. Приходилось вставать всегда в семь утра, даже по выходным, чтобы разобрать бумажные горы, накопившиеся за неделю.

Ева обхватила его голову и, поцеловав в щеку, сказала:

— Говорят, — прошептала она на ухо, — утренний секс благотворно влияет на организм.

— Это скорее был полуденный секс, а не утренний, — усмехнулся Марк, и снова посмотрел на часы. 11:20.

Ева, оказывается, классно готовит. Омлет с беконом, был божественный. А процесс готовки! М-м-м. Голая девушка, одетая лишь в твою футболку, которая, по закону жанра, ей велика, манипулирует твоей пищей, а ты сидишь и пускаешь слюни, то ли от запаха еды и пустующего желудка, то ли от ее прекрасной филейной части, которая маячила перед глазами и не позволяла оторвать от себя глаз. «Давно ли у меня был такой прекрасный секс и завтрак? Черт, я не помню», — улыбнулся Марк.

После завтрака Марк спустился к своей машине и еще раз оглядел бок. Нахмурился. Он вспомнил, что оставил ее у кафе и пошел домой пешком. Когда он успел ее забрать, и как давно это было? Никакого контроля над временем.

Марк впервые испугался по этому поводу, но он не мог понять, чего боялся и поэтому, просто сидел и смотрел на проезжающие мимо машины. Вспомнил. Он достал телефон и посмотрел на время. 12:37.

Марк завел машину и выехал на дорогу. Ему хотелось выпить в баре со своим другом и поделиться странностями, которые начали происходить в его жизни. Казалось бы, если все проанализировать, он должен сейчас сходить с ума от такой потери времени. Потери ли?

На улице была пробка. Впереди, рядом со зданием центрального банка, ремонтная бригада меняла какие-то трубы, перерыв целую полосу. Зимой? Скорее всего, что-то с канализацией. Марк посмотрел на приборную панель. 13:12. Черт, хорошо, что сегодня не на работу. Мимо проехал мусоровоз, и Марк проводил его взглядом. Загорелся зеленый.

В баре было пустовато, как он и любил. Марк прошел вдоль бармена, заказав бутылку виски, и присел, напротив своего товарища, тяжко вздохнув.

— Что, — спросил Генри, лениво листая новостную ленту, облокотившись на спинку дивана, — плохой день?

— Нет, сегодня, как раз таки, неплохой денек.

— Чего ж тогда вздыхаешь?

— Беспокоит меня кое-что.

Официантка принесла бутылку отменного бурбона, разлила по стаканам и улыбнулась Марку. Он улыбнулся в ответ.

— Ну, так, — отвлекся от телефона Генри, — что тревожит?

— Время.

Они взяли стаканы и чокнулись.

— Что не так с твоим временем?

— Теряю его из виду.

— В каком смысле? — Генри отхлебнул горючего и поморщился.

— Ну, понимаешь, — Марк почесал затылок, — бывает, гляну на часы, на них 12:00, потом весь день прохожу, дел кучу переделаю, гляну на них снова, а там 12:01. А бывает наоборот, каждую минуту смотрю на этот проклятый телефон, а там проходит целый час!

— Может, с башкой что-то? Стресс, например, депрессия какая-нибудь? Может, посерьезней что.

— Понятия не имею, — Марк откинулся на спинку дивана, — но самое странное, меня это не особо тревожит.

— Что здесь странного? — усмехнулся Генри, — Ты всегда игнорировал свои болячки. Приходить на работу с 38.1 может только наш Марк Осман.

— Да, но это другой случай.

— Может менингит, какой-нибудь? По телику сказали, страшная болезнь. Или червь какой-нибудь в мозгу, или энцефалит.

— Надо к врачу…

— Да неужели? — Генри залпом осушил стакан, — Может, будешь и дальше игнорировать проблему?

— Она не особо мне мешает, но начала волновать, поэтому, я все же, посещу терапевта.

Где все очереди? Куча народу и трата бесценного времени было неотъемлемой частью этой больницы. Сопливые мужики, опухшие женщины, старческий запах и гул. «Да я идти-то не хотел только из-за того, что придется убить два часа сидя в очереди», — подумал Марк. Он прошел по пустому коридору с направлением в руках и остановился у кабинета с номером 6. Лампа горела красным, и он уже думал присесть, но внезапно он зажглась зеленым. Марк нахмурился и, повернув ручку, вошел в кабинет.

— Здравствуйте, — сказал он, сидящему за столом врачу. Доктор смотрел на Марка молча, просто постукивая карандашом.

— Я, э-м, — Марк положил направление на стол, — проблемы у меня.

— Рассказывай, Марк, — сказал врач и достал бумажку.

— Ну, я время теряю, буквально, как песок сквозь пальцы. Могу проснуться в два дня, а когда выйду на улицу уже будет одиннадцать утра, а бывает поздний вечер, как будто я пять часов по лестнице спускался.

Врач что-то писал на бумажке, но явно не историю Марка. Скорее какую-то заметку или направление на обследование.

— А, и еще, — продолжил Марк, — чувство такое, странное, даже описать тяжело… как будто абсурдно все, но я это принимаю как должное!

— Какое сегодня число, Марк, — отозвался доктор, не отвлекаясь от бумажки.

Марк призадумался и понял, что не знает. Он знает, что сегодня зима, январь, вроде, но какое число? Он достал телефон и залез в календарь. Он был пуст. Марк укусил язык. Потом оглядел стены в поисках календаря, но его не было. На столе врача тоже ничего не оказалось.

— Я не знаю, — ответил Марк, — с телефоном что-то последнее время, да я и не интересовался. А какое сегодня число?

Доктор сделал большую закорючку на листочке, вроде подписи, и протянул Марку.

— Поэтому адресу, — сказал он, — тебя примут. Иди.

— Спасибо, — вставая, сказал Марк, — но, какое же сегодня число?

Врач усмехнулся:

— Это ты мне должен сказать.

Ева обняла Марка под одеялом и поцеловала в щеку.

— Что сказал терапевт.

— Спросил, какое сегодня число, — смотря в потолок, сказал Марк.

— А ты?

— А я не знаю.

Марк повернул голову и посмотрел на будильник, который он купил по пути домой. На нем было 22:11. Во сколько он ходил к врачу?

— Ева, — он повернулся и прижал ее к себе, — какое сегодня число?

— Я не знаю, — ответила она, — не интересовалась.

— Купи завтра календарь, хорошо?

— Ладно, — ответила она, — если не забуду.

Он поцеловал ее и отвернулся, выключив ночник.

По адресу, который дал ему доктор, был жилой двухэтажный дом. Очень симпатичный, отметил Марк, архитектор постарался, да и вообще он сильно выделялся на фоне остальных одноэтажных домиков в этом районе.

Он поднялся на крыльцо и постучал в дверь. Послышался стук каблуков и дверь распахнулась. На пороге его встречала симпатичная девушка в деловом костюме.

— Здравствуйте, — сказала она. — Вы Марк Осман?

— Да, это я, — ответил Марк.

— Проходите, — открыв шире дверь, улыбнулась девушка, — доктор ждет вас на втором этаже. Вверх по лестнице и направо.

Она как-то странно смотрела на Марка, чуть ли не затаив дыхание. Он улыбнулся ей и прошел мимо в сторону лестницы, скинув пальто на вешалку.

Марк прошел по деревянным ступенькам на второй этаж и огляделся. Как тут странно… Воздух как будто другой, может у него есть увлажнитель или что-то вроде того, потому что здесь было необычайно влажно. А весь этот дом… слов хватало, разве что сказать, что он был… странным. Зеленые стены? Он что, издевается?

В конце коридора была дверь. Марк подошел к ней и постучался.

— Да, да, — послышалось из комнаты.

Марк приоткрыл дверь и вошел в кабинет. Перед ним предстали множество стеллажей с книгами и стол, за которым сидел мужчина с недельной щетиной.

— Здравствуйте, Доктор Мунши, — прочел имя с бумажки Марк, — меня направил к вам…

— Кто направил? — не дал ему закончить доктор.

— М-м-м, Вы? — исступленно произнес он.

— Именно, присаживайся Марк.

Он сел на удобное черное кресло. Доктор достал очки из футляра и надел их. На столе не было ничего, кроме черного ежедневника и карандаша. Доктор открыл его и, поднеся карандаш к странице, спросил:

— Какое сегодня число, Марк?

— Оу, я, — начал Марк, — я не знаю, дома не оказалось календаря.

— И что, Вы даже ни у кого не спросили? Не посмотрели в интернете? Как же вы работаете?

— Я не работаю. Какие-то странности в порту…

— Странности?

— Да, — кивнул Марк, — он закрыт. Никого нет, доки пустуют, за исключением девочки на ресепшне.

— Понятно, — сказал доктор и написал заголовок: Первый сеанс, дата: неизвестно.

Марк оглядел комнату. Здесь было действительно много книг, все стены были ими заставлены. Здесь была и классика, и детские рассказы, и притчи, и фантастика, все. Он тоже любил читать, практически все свое свободное время он сидел за книгой. Где, кстати, его электронная книга? О, Буковский, а ты что тут забыл?

— Мистер Осман, — сказал доктор, вернув внимание Марка на себя и ежедневник. Там была исписана уже целая страница. — Скажите, мистер Осман, вас беспокоит паранойя?

— Нет.

— Вы теряете время и дни?

— Да.

— Вы видитесь с друзьями?

— Недавно встречался с другом.

— Вы живете один?

— Сейчас нет.

— С кем?

— Эм, с девушкой, — нахмурился Марк.

— Где вы познакомились?

— В баре, напротив моей работы.

— Хорошо, мистер Осман, — вздохнул доктор и глянул на ежедневник,

— Последний вопрос: когда вы познакомились?

— А-м, вроде это был понедельник… да точно, это был понедельник.

— Число не вспомните?

— Нет, не вспомню…

— Что ж, — доктор и снял очки, — ваше задание до следующего сеанса, принести мне распорядок вашего завтрашнего дня. Записывайте все, — доктор закрыл ежедневник, — чем вы занимаетесь, когда бодрствуете… и узнайте уже, какое сегодня число, черт возьми.

Глава третья

12. Это было просто.

Марк стоял напротив главного банка и смотрел на небольшое информационное табло. На нем было время, 13:12, курс валют и дата: 12 января. Марк подтянул воротник пальто и направился к пешеходному переходу. Горел красный. На той стороне, рядом с книжным магазином, рабочая бригада перекапала целую полосу, из-за чего образовалась не хилая такая пробка. Мимо пролетел мусоровоз и, после зеленого сигнала, Марк перешел дорогу к своему автомобилю.

Он уже купил ежедневник, прямо как у доктора Мунши, поэтому он решил начать делать записи прямо сейчас. Он уселся в свою машину, снял с него пленку и поднес карандаш к листу, прямо как это делал доктор Мунши.

12 Января 13:…, Марк посмотрел на часы, …47, нахожусь напротив центрального банка, купил ежедневник и делаю первую запись, сидя в своей машине. Собираюсь… Марк поднес карандаш к губам и задумался. Куда он собирается?

Когда его работа таинственным образом накрылась, он совершенно не знал, чем ему заняться. Круг мест, которые он посещал, всегда ограничивался работой, кафе и домом. Генри редко собирал компании, ввиду своей занятости, а больше у него не было близких друзей. Немного подумав, он решил, что поедет в бар. Так он и записал в свой ежедневник.

Бар был в паре кварталов, добрался он быстро. Там было все так же спокойно и уютно, как Марк и любил. Генри сидел за столиком и уплетал обеденный стейк, листая новости в телефоне.

Марк заказал виски и подсел рядом:

— Приятного аппетита.

— Сходил? — проигнорировал его Генри.

— Да.

— И как?

— Походу, он психиатр, потому что дает мне всякие задания.

Генри оторвал глаза от телефона:

— Психиатр? С какой это стати?

— Я не знаю, он вообще не сказал какой он врач. Вроде терапевт, но разговаривает, он как психиатр.

— Ну и что, — усмехнулся Генри, — головушка бо-бо?

— Не смешно, — сказал Марк, кивая официантке, которая принесла виски, — вдруг у меня множественные личности?

— Ой, не смеши, я бы давно заметил, что с тобой что-то не так, а ты ведешь себя вполне нормально. Так что скажи своему врачу, чтоб лечил от чего — то реального.

— Думаю ему виднее, — поморщился Марк, — я записываю все, что делаю. Кстати, наш разговор я тоже частично запишу, если ты не против, конечно.

— Ну, мы ни о чем секретном не разговариваем, — отметил Генри, — так что, мне плевать. А вообще, давай-ка ты сменишь врача.

Марк одним глотком осушил стакан и удивленно переспросил:

— Сменить?

— Да, — сказал Генри, — твой какой-то мутный. Вот, — он начиркал на бумажке адрес, — сходи сюда, это мой врач, берет большие деньги, но и лечит что надо.

— Именно, деньги! Откуда мне взять деньги?

— Найди девку, — ответил Генри. — Богатую девку. А по адресу этому сходи, нечего время тратить на левых врачей.

— Посмотрим.

После бара Марк поехал домой. Припарковавшись, он вытащил ежедневник и записал, сколько на это ушло времени. Дорога от заведения до его квартиры заняла… две минуты. Будем точнее, до двери в подъезд. Он вышел из машины и направился внутрь. Поймав себя на мысли, что он впервые осознает, что сейчас ему надо будет подняться на шестой этаж, обрадовался и зашагал вверх. Радость закончилась, как только он оказался у своей двери, совершенно не запыхавшись. Марк забыл, как он поднялся. Вздохнув, он вошел в квартиру и от злости хлопнул дверью. Ева сразу выскочила из спальни и удивленно посмотрела на Марка:

— Ты чего?

— Сколько времени? — прошипел Марк.

— Понятия не имею, у тебя что, нет часов?

Марк посмотрел на телефон, а потом достал ежедневник из внутреннего кармана. Поднялся на шестой этаж за пару часов.

Хлопнув записной книгой, он снял пальто и переместился на диван в гостиной. Ева села рядом, ничего не говоря, просто облокотилась на его плечо и смотрела в окно. Марк первым нарушил тишину:

— Какое сегодня число?

— 12-ое, — ответила она.

— Правильно, — усмехнулся он, — двенадцатое.

Доктор Мунши внимательно изучал мемуары Марка, пока тот бесцельно листал телефон, постоянно заходя в записную книгу, где его встречал пустой лист. Одна из версий пропажи номеров, это пьянка у Генри. Надо будет обязательно узнать у него, как он себя вел, подумал Марк.

Доктор закончил читать и, сняв очки, вздохнул:

— Марк, ваш дневник не полон.

— В каком смысле? Я писал, что делал, если вы про странные интервалы времени, то…

— Я знаю, — перебил его доктор, — что вы теряете время, но я не об этом. Я хочу, чтобы вы писали, как воспринимаете ту или иную ситуацию. Хочу знать ваши мысли прямо в тот момент, когда вы это писали. Мысли по любому поводу, даже если происходящее не кажется вам странным.

Марк кивнул. Доктор посмотрел на его усталое лицо и достал свой ежедневник.

— Марк, — отвлек его от размышлений Мунши, — какое сегодня число.

Карандаш все также ждал, прикоснувшись к листу бумаги.

— Тринадцатое, — оживился Марк.

Доктор зашевелил карандашом. Он, снова что-то молча писал, пока Марк, вздыхая, следил за минутами на экране телефона.

— Мистер Осман, — сказал он, не отвлекаясь от рукописи, — то, что вы записали разговор с вашим другом это очень хорошо, но не могли бы вы записать разговор с вашей девушкой?

— Оу, — Марк почесал подбородок, — мы редко общаемся.

— Вы живете вместе и редко общаетесь?

— Так получается…

— Что ж, — доктор поставил точку в ежедневнике и отложил его в сторону, — ваше новое задание — побыть с вашей девушкой целый день и записать все, что произойдет за этот вечер. Сексуальные подробности можете опустить, если они будут естественными. Это я говорю вам как доктор и как мужчина, у вас столько свободного времени, а вы не уделяете его вашей второй половинке.

— Вторая половинка — слишком громко сказано, — ответил Марк, — мы знакомы всего пару дней.

— Будь уверен Марк, вы знакомы гораздо дольше, — улыбнулся доктор.

— В смысле?

— Да так, — отмахнулся Мунши, — философская ремарка. До скорой встречи Марк, жду твоих записей.

Они пожали друг другу руки, и Марк отправился к своей машине. Черт, он не увидел, когда сменилась цифра на часах.

— Ева, — крикнул Марк, зайдя в квартиру, — ты дома?

— Да! — послышался приятный голос из ванной комнаты.

Марк снял верхнюю одежду и заглянул в ванную. Ева стояла укутанная в полотенце и расчесывала волосы.

— Ты же сказала, что ты работаешь в банке. Почему ты не на работе? — спросил Марк.

— Я подумала, что раз ты можешь не ходить на работу, значит, и я могу, — улыбнулась Ева.

Черт, какая же она красивая.

— Да, но нам же надо на что-то жить, — продолжал Марк.

— Ты прав, кстати, тебе письмо, оно на столе.

Марк поднял бровь. Письмо? Он вышел из ванной и отправился на кухню. Там действительно лежало письмо с печатью центрального порта, какие ставил Марк на бумагах, когда еще работал там.

Он распечатал его и извлек листочек. Бегло прочитав содержимое, Марк потер затылок и уставился недоумевающим взглядом на число в письме.

Ева вышла из ванной, закончив со своими волосами, и подошла к Марку.

— Что там? — поинтересовалась она.

— Здесь, — Марк сделал паузу, — здесь сказано, что мне перечислили социальную пенсию в размере трех зарплат, в связи с временным прекращением работ в порту.

— Ну, вот, — поцеловав его в щеку, сказала Ева, — больше можешь не волноваться на счет денег.

Марк заказал пиццу и скачал какой-то дрянной фильмец из интернета. Он чувствовал себя чертовски неловко, а Ева, наоборот, очень обрадовалась такому раскладу событий. И вот, они вдвоем ели пиццу, пили пиво и смотрели дешевый фильм, который Марк совершенно не понимал. Естественно, это все было лишь прикрытием, задача была поговорить, ведь он действительно совершенно ничего не знал о ней, хотя живет с ней уже… Дьявол.

— Ева, — нарушил молчание Марк, — почему ты переехала ко мне? У тебя же должна быть и своя квартира?

— Тебе, что, — удивилась она, — не нравится, что я живу у тебя?

— Нет, — прикусил язык Марк, — просто интересно. Ты ничего о себе не рассказывала.

— Оу, ты об этом, — она отпила немного пива, — что же ты хочешь узнать?

— Ну, для начала, где ты живешь, где работаешь, чем увлекаешься.

«Святые, ну и отстойный разговор», — подумал Марк.

— Ну, меня зовут Ева, — рассмеялась она, — я работаю в центральном банке, а живу с тобой в квартире. Люблю пиццу, пиво и не толстеть.

— Да, но где твоя квартира?

— Какая разница, дурашка, — она обняла его и поцеловала в щеку, — сейчас я с тобой, и это главное.

Марк почувствовал тепло в груди. Серьезно? Неужели?

Он даже не знал, что еще у нее спросить и что сказать доктору Мунши, разве что о том, что она не говорит где ее квартира. Не может же он на нее давить.

— Что ты делаешь целый день, пока меня нет?

— Сегодня день расспросов? — насторожилась Ева.

— Нет, что ты! Просто мы так редко общаемся, хотя спим в одной постели.

— Ну, я убираюсь, хожу по магазинам, готовлю. Куда более важно, где пропадаешь ты?

— Я встречаюсь с Генри и хожу к доктору.

— Доктору?

— Черт, я же тебе так и не рассказал.

Ева отодвинулась от Марка и посмотрела на него с серьезным видом.

— Видишь ли, — начал Марк, — со мной творится какая-то чертовщина, я буквально теряю время. Не могу за ним уследить, могу целых два часа спускаться по лестнице или всего за минуту проехать весь город!

Ева, молча, слушала и смотрела на Марка.

Он продолжил.

— В итоге, я пошел к доктору. Он помогает мне понять, что со мной не так.

— И как он тебе помогает? — спросила Ева.

— Ну, — Марк задумался, — пока, мы пытаемся понять, что со мной. Мне кажется он психиатр, но это не точно.

Ева еще немного помолчала и, облокотившись на Марка, сказала:

— Как по мне, не нужен тебе никакой психиатр. Они все шарлатаны.

— Не волнуйся, мы просто беседуем с ним, и он дает мне задания.

— Задания?

— Да, я записываю все, что я делаю, это помогает понять, где и когда я теряю время.

— И наши разговоры ты тоже записываешь? И наш секс?

— Про секс писать не буду…

— Неужели, — Ева хмыкнула носом, — мне кажется, тебе следуют сменить врача, который проведет нормальные анализы, а не будет лезть в твою жизнь.

— А если у меня шизофрения?

— Думаю, я бы заметила, что с тобой что-то не так, и друзья бы твои тоже заметили.

— Да, ты права, но все же…

— Но все же, — перебила она, — не нужен тебе никакой психиатр.

Глава четвертая

— И это все? — Доктор задумчиво посмотрел на листок в ежедневнике Марка.

— Да.

— И что ты думаешь?

— Даже не знаю, — задумался Марк, — думаю, она самая обычная девушка, со своими тараканами в голове.

Доктор нахмурил брови и достал свой ежедневник.

— Четырнадцатое, — сказал Марк, — не дожидаясь вопроса и посмотрел на часы. 11:40.

Доктор что-то начал записывать, но вскоре отвлекся и посмотрел на Марка с серьезным видом.

— Что-то не так? — спросил Марк.

— Я хочу, чтобы ты кое-что сделал.

— И что же?

— Застань своих друзей врасплох.

— В каком смысле?

— Ты когда-нибудь заезжал на работу к своей девушке? Или другу?

— Нет, — задумался Марк, — зачем мне это делать?

— Что ж, — доктор прищурился и прикусил карандаш, — думаю, они будут рады, если ты завезешь им чего-нибудь вкусного и поинтересуешься как у них дела.

Марк задумчиво кивнул, пытаясь понять, зачем ему это делать.

— Обязательно все запиши Марк, я не хочу, чтобы ты что-то забыл!

— Вы догадались, что со мной? — поинтересовался Марк.

— Давно догадался, Марк, давно. Прояви терпение.

Марк сидел в машине, напротив высотки, где работал Генри. Он был там начальником бухгалтерии, как и Марк, но вот босс у него был замечательным человеком, в отличие от босса Марка, который был готов на все, лишь бы испоганить ему жизнь или, как минимум, выходные.

Марк записал все в ежедневник и вышел из машины, отправившись к парадному входу с коробкой горячих хот догов. Генри их просто обожал, это была его слабость. День без фастфуда, все равно, что день мучений, а рядом с его работой как раз не было забегаловок, где можно было купить здоровенную порцию с целой кучей соусов.

Марк поздоровался с милой девушкой на ресепшне и прошел к лифту. Генри работал на тридцать шестом этаже делового центра, самого крупного холдинга в округе, с видом на порт Марка, который, кстати, тоже был важнейшим объектом промышленности, кормивший свыше десяти тысяч голодных ртов в этом городе и области.

Генри работал у себя в кабинете и очень удивился, когда на пороге появился Марк с коробкой в руках.

— Ты чего это тут делаешь? — поинтересовался Генри, убирая папку в стол.

— Решил проведать друга и принести ему немного «горячих собак», — ответил Марк, — что, мне уйти?

— Хот-доги только оставь, — усмехнулся Генри, вернувшись к бумагам, — ну так, зачем пришел? Совсем скука заела? Бабу нашел?

— Да, и еще какую, — похвастался Марк, присаживаясь напротив, — просто бомба.

— Подай мне отчет за второй квартал, — сказал Генри, — он слева, на шкафу. Ну, значит, жизнь налаживается. А как твоя терапия? Ты позвонил моему доктору?

— Пока без изменений, — Марк передал ему папку, — продолжаю все конспектировать. Сказал, что уже догадался, что со мной. И да, я решил пока остаться у своего врача.

Генри тяжело вздохнул.

— И почему он тогда не говорит? — Он быстро пролистнул папку и выудил из нее нужный листок.

— Не знаю, надо будет спросить.

— Спросить? Он же врач, а ты пациент. Прежде чем от чего-то лечиться, надо дать свое согласие. Марк, мне кажется, тебе все-таки стоит позвонить моему врачу. Настоятельно рекомендую это сделать сегодня же.

— Я постараюсь не забыть.

Закончив беседу с Генри, Марк отправился к своей машине, чтобы перенести все на бумагу. Ничего странного он не заметил, разве что ему постоянно рекомендуют другого врача. Это, Марк, решил опустить. Генри его лучший друг, он всегда помогал ему и давал дельные советы, но палку он тоже умел перегибать.

Перенеся все в ежедневник, Марк завел машину и направился в центр, к зданию центрального банка, где работала Ева. Она была администратором и вряд ли ее отпустят на внеплановый перерыв, так что он просто решил перечислить с ее помощью небольшую сумму доктору Мунши, в конце концов, тот, по какой-то причине не берет с Марка ни гроша.

Марк остановился на перекрестке, в коем-то веке не в пробке, лишь потому, что ехал параллельно ремонтным работам. Поделив дорогу с мусоровозом, он припарковался через дорогу от банка и глянул на часы. 13:12.

В банке было очень людно, и стояли гигантские очереди, от чего Марк сразу перехотел толпиться в них ради гонорара для доктора, поэтому он просто сел в клиентскую зону и начал высматривать Еву.

Вот она, в шестом окошке и там, кстати, всего три человека, так что черт с ним, можно немного постоять.

Ага, это не окно перевода, а окно оплаты налогов. Что ж, есть повод заплатить за… что-нибудь.

Наконец, когда подошла очередь Марка, Ева, не отрываясь от компьютера, спросила:

— Здравствуйте, чем я могу вам помочь?

— Стакан виски и хороший секс сегодня вечером, пожалуйста.

Ева возмущенно подняла глаза, готовясь выругаться, но, увидев Марка, засмеялась и тут же прикрыла рот рукой.

Марк продолжил:

— Что, могу я оплатить налог на… посмотри, что я должен оплатить.

— Мы банк, а не налоговая, — успокоилась Ева, подвинув монитор, — откуда я знаю, что ты должен оплатить?

— Ну, давай заплатим за квартиру.

— Что? Колись, зачем пришел! У меня тут клиенты вообще-то, а ты дурачишься!

— Дурачусь? — вопросил Марк. — Разумеется, нет. Вот, — он протянул ассигнацию, — заплати за квартиру, сейчас скажу адрес.

— Марк! — строго сказала Ева, — я не буду!

— Что? Какого черта? — удивился он, не ожидая такой реакции, — рано или поздно мне придется это сделать, и это сделаешь ты.

— Нет, Марк! — Ева поправила волосы. — Иди домой, хватит валять дурака.

— Я не валяю дурака, — развел руками Марк, — я просто хочу заплатить за квартиру, так какого черта?

— Марк! — крикнула Ева.

Он внимательно посмотрел на нее, а потом перевел взгляд на компьютер.

— Что ты там делаешь? — спросил он ее. — Что на экране?

Он протянул руку, чтобы повернуть монитор, но она ударила его по ладони и крикнула:

— Иди домой, Марк! Сейчас же!

Он сглотнул ком в горле. Почему она взбесилась из-за такой чепухи?

Марк развернулся, переполняясь гневом и пошел к выходу, поймав по пути взгляд охранника. «Пошел ты», — подумал он, — «хрен ли пялишься?».

Сидя в машине, Марк не знал, что написать в ежедневник. Он стучал пальцами по рулю, а ногой по педали газа. Он злился. Толи от того, что на него накричала его девушка при толпе народа, толи от того, что не понимал причину ее криков.

— Да что за хрень! — крикнул он вслух, ударив руль.

Как ни старался, он не понимал, почему Ева взбесилась, и, дабы не ломать голову, он просто начал переносить весь разговор на бумагу. От «А до Я», пусть Доктор Мунши разбирается, он здесь спец по психике, а не Марк.

Он захлопнул ежедневник и завел машину.

Дома Марк достал из холодильника пиво, не потому что он забыл купить виски, который очень любил, а потому что не помнил, как попал домой, где из выпивки был только слабый алкоголь. Сев за стол, он отметил это в дневнике и сделал пару больших глотков. Марк уже отвык приходить в одинокую квартиру, где не было Евы.

Странности-то какие! Время 21:10, что, сегодня особенный рабочий день? Среда у нас теперь чем-то выделяется?

Марк судорожно стучал ногой и пил пиво. Он все пытался понять, почему Ева так среагировала, видать, у нее были очень большие тараканы.

Ну и паршивый же день.

Наутро Марк проснулся один. Было странное чувство потери, как будто Ева была его девушкой уже не один год и вот так, просыпаться без нее, было довольно одиноко. «Надо будет ей позвонить… ах да, я не знаю ее номера и вообще мой телефон разучился это делать», — вздохнул Марк.

Позавтракав в гордом одиночестве, парой сэндвичей и чашкой чая, как это было до появления Евы, он оделся и отправился к своей машине. Надо было посетить доктора Мунши и рассказать о случившемся. Оставалось надеяться, что Ева образумится и появится за это время.

Черт, слишком много думаю о Еве, скривился Марк. Ева. Ева. Ева. Ева.

Марк вошел в кабинет без стука, но доктор уже ждал его, постукивая карандашом по столу. Молча положив ежедневник доктору, Марк присел в кресло и уставился на книжные полки. Доктор Мунши, также молча, взял его ежедневник и быстро проанализировал все страницы. Потом надел очки и достал свой дневник, поднеся карандаш, сказал:

— Что с настроением?

— Пятнадцатое, — ответил Марк.

— Вижу, — начал что-то записывать доктор, — поведение Евы тебя смутило.

— Смутило — слишком мягкое слово. Я не знаю, что и думать.

Доктор ничего не ответил, просто продолжал записывать. Марк посмотрел на телефон и потом вспомнил, что хотел узнать: — Доктор Мунши, вы сказали, что знаете, что со мной и знаете, как меня вылечить.

— Знаю, — монотонно ответил доктор, не отвлекаясь от записей.

— Почему вы не расскажите?

— Я не совсем уверен в диагнозе, поэтому подожду, пока очевидные симптомы не вылезут наружу.

— И как долго они будут «вылезать».

— Все зависит от тебя, Марк.

— Замечательно.

Доктор вздохнул и закрыл свой ежедневник.

— Марк, — продолжил он, — как ты думаешь, почему Ева так себе повела?

— Понятия не имею… «эти дни»?

— Не думаю.

— Возможно, — Марк призадумался, — черт, я не имею ни малейшего понятия!

— Она вернулась домой вечером? — продолжал задавать вопросы доктор.

— Нет.

— И ты не знаешь, где она сейчас, верно?

— Верно.

— Что ж, — Мунши постучал карандашом по столу, — когда она вернется, не говори с ней о случившемся.

— Почему?

— Это важно, Марк. Сделай вид, как будто ничего не было и потом расскажи, как она себя поведет.

— Доктор, — Марк почесал подбородок, — можете хотя бы намекнуть? Я не совсем понимаю ваш принцип лечения.

— Это не лечение, Марк, это анализ. Лечат по согласию. Потерпи, я не хочу делать поспешных выводов.

— Блин…

— Хотя, — доктор закрыл лицо руками и немного подумал, — могу ускорить этот процесс без особых последствий. Знаешь что, езжай к центральному банку и посмотри курс валют.

— Что? Зачем?

— Надо. Думаю, это ускорит появление симптомов. Ты поймешь.

Проклятые пробки. Сколько можно чинить чертовы трубы!?

На табло банка горели 13:12; курс валют и дата были с другой стороны, отсюда их не увидеть. Мимо промчался мусоровоз, после чего загорелся зеленый, и колонна лениво дрогнула. Снова красный. Да что б тебя! Любопытство распирало Марка, что же такого было в курсе валют?

Преодолев проклятую пробку, он вырулил на перекресток и припарковался сразу за поворотом, напротив небольшого продуктового магазинчика. «Надо будет купить, чего-нибудь поесть», — отметил Марк и, выйдя из машины, направился к банку.

Кучка рабочих что-то обсуждали, глядя на лист бумаги и тыкая пальцами в ров. Черепахи, весь север города стоит в пробках, как будто ремонт труб такое сложное занятие для целой бригады.

Подойдя к табло, Марк поднял голову и стал изучать курс. Цифры были знакомые, курс не менялся уже как 4 дня, да и дата тоже. СТОП, ЧТО!?

Марк удивился, потерев затылок. На табло горели 12.01, как и в тот раз, когда он подходил сюда. Он огляделся по сторонам и попытался переварить увиденное. Доктор Мунши не посылал его смотреть курс валют, он послал его, чтобы посмотреть дату. Какого черта она не меняется? Марк решил зайти в банк и узнать, заодно посмотреть, работает ли Ева. Он вошел через центральную дверь и сразу разглядел администратора, которая стояла и разговаривала с клиентами. Марк быстрым шагом направился к ней, снова ощутив на себе взгляд охранника.

— Простите, мисс, — подошел к ней Марк, — можно у вас кое-что узнать?

— Извините, — сказала она, — я закончу с этими людьми и сразу…

— Нет, мне срочно. Скажите, у вас табло в порядке?

— Что? — удивилась администратор.

— Ну, дата, — Марк почувствовал, что вспотел, когда увидел календарь с этими же числами, — она не меняется уже 4 дня.

— Нет, с датой все в порядке, — ответила администратор и посмотрела в сторону охранника.

Марк не мог поверить своим ушам и глазам. Он обхватил голову и, развернувшись, направился к выходу. Перед тем, как выйти, он снова обернулся и посмотрел, работает ли Ева.

Да, работает.

На улице было людно. По расчетам Марка сегодня должен был быть четверг, но походу, был понедельник. Двенадцатое января, понедельник, 14:59. Ох, черт.

Марк присел на лавочку, и начал разглядывать прохожих. Люди как люди. Ловили его взгляд и сразу отворачивались.

Немного помыслив, он решил подойти к рабочим. Они-то точно должны знать, сколько они работают, и сколько еще работать предстоит.

Он перебежал дорогу и направился к мужикам в желтых касках. Они уже перестали обсуждать планы и вовсю работали, извлекая старые трубы из траншеи. Ближе всех был рабочий с густыми усами, он держал в руках сверток бумаг и наблюдал за процессом извлечения лома. Скорее всего, он был прорабом, поэтому Марк направился к нему.

— Простите, — окликнул рабочего Марк, — можно у вас кое-что узнать?

Мужик повернулся и нахмурился:

— Да?

— Сколько вы уже здесь работаете?

— С воскресенья.

— Ага, — Марк потер подбородок, — а когда закончите?

— Думаю, в среду уже все будет готово.

Марк сглотнул ком в горле. К среде. По расчетам Марка, сегодня четверг, а тут не пахнет даже началом работ. А воскресенье, это, скорее всего 11-ое число.

— Не волнуйтесь, — отвлек его от мыслей рабочий, — все сделаем в срок. Понимаю, образовалась пробка, но мы стараемся как можем, потерпите. К тому же, тут очень сложный узел, да и аварию эту тоже никто не ждал.

Марк кивнул, едва сдерживая дрожащий подбородок.

Глава пятая

Дома царил полумрак и тишина. Марк снял пальто и прошел на кухню. В вытяжке горел свет, тихо жужжал холодильник. Он сел на диван и склонился к коленям. Такого стресса он еще никогда не испытывал. Чем больше он думал о случившемся, о том, что узнал, тем больше его сковывали страх и паника.

Сбоку скрипнул пол. Ева.

— Что с тобой? — тихо спросил силуэт в дверном проеме.

Марк ничего не ответил. Он облокотился на спинку, и перевел взгляд на окно. Вытерев глаза, он вздохнул, дрожа грудной клеткой и подбородком. К нему на плечи ложатся нежные женские руки, ласково берут его за лицо и поворачивают к себе.

— Марк, — прошептала она, — ответь мне.

— Мне нехорошо, — дрожащим голосом произнес он, — очень нехорошо, Ева.

Она опустила руки и обхватила ладонь Марка.

— Ты опять был у этого доктора, Марк?

— Ева, — проигнорировал вопрос Марк, — какое сегодня число?

— Что?

— Скажи, пожалуйста, какое сегодня число, Ева, пожалуйста.

— Я не знаю…

— Ева, — Марк скривил лицо, удерживая слезы, — я сейчас сойду с ума, Ева.

— Марк, перестань, — она поднесла ладонь к его лбу, — что ты такое говоришь? У тебя жар, ты бредишь!

— Я очень на это надеюсь, Ева, я очень надеюсь, что болен чем-то излечимым.

— Марк…

— Я чувствую, — он обхватил свою голову, высвободив руку, — как у меня едет крыша, Ева.

— Марк…

— Мне надо поспать, я очень устал, мне тяжело.

— Марк, это все из-за твоего доктора, — спохватилась Ева, — он делает только хуже, разве ты не заметил? Он лезет в нашу личную жизнь, портит наши отношения и твой рассудок. Тебе надо перестать к нему ходить, Марк. Он тебя не лечит, он лишь усугубляет твое состояние.

Марк посмотрел на нее.

У нее были аккуратные губы, голубые блестящие глаза, короткие светлые волосы и самый нежный голос, который он когда-либо слышал. Как же она прекрасна.

Утро наступило практически сразу, как Марк лег в кровать. Он успел только прикрыть глаза на минуту, как сквозь веки начал просачиваться солнечный свет. Он спал так последние несколько дней. Казалось, что он и не спал вовсе, он забыл, когда видел сны, но при всем при этом, он совсем не чувствовал усталости. Ева спала рядом, обняв его и уткнувшись носом в его шею. Может она права? Может доктор Мунши просто шарлатан, но даже если так, то зачем ему это? Марк даже не платит ему за приемы, а если выгода не в деньгах, то в чем тогда?

Он встал, стараясь не будить Еву, и, не завтракая, начал одеваться. Но она все-таки услышала его и, потянувшись, приоткрыла глаза:

— Куда ты? А завтрак?

— Не хочу, — ответил Марк, завязывая шнурки.

— Куда ты?

— К доктору.

— Доктор…

Марк схватил пальто и вышел вон.

Ничего не менялось: погода, люди, пробка из машин. День сурка? Пора начинать делать добрые дела?

Марк выехал на улицу, на которой стоял дом Мунши и поднял бровь от удивления. Впервые за эти дни, он увидел что-то новое, что-то не застрявшее в понедельнике 12-ого января.

По всей улице стояла колонна фур, перегородив все парковочные места, оставив узкую полосу для проезда на соседнюю улицу. Марк покрутил головой и поехал ставить машину за следующим перекрестком. К его удивлению, там тоже было негде остановиться. Весь тротуар был взрыт и велись ремонтные работы, все было перегорожено желтыми ленточками. «Да какого черта?» — подумал Марк.

Тогда он сдал назад и вернулся на улицу Мунши. Единственный вариант — оставить машину прямо на перекрестке, на углу. Скорее всего, ему влетит штраф или разобьют лобовое стекло, но ему было плевать, у него на карте лежит трехмесячный оклад.

Марк прижался как можно ближе к желтой ленточке на перекрестке и поставил машину на «аварийку».

Из рядом стоящего дома сразу вышла старушка и начала что-то кричать Марку, на что тот даже не отреагировал.

Дверь была открыта, ассистентка доктора не наблюдалась, поэтому Марк просто вошел внутрь. Поднявшись на второй этаж, он постучал в дверь кабинета. Доктор стоял к нему спиной, разглядывая колонну фур на улице.

— Что за хрень сегодня? — спросил Марк, закрывая за собой дверь.

— Понятия не имею, — ответил доктор и повернулся к нему. Его щетина уже переросла в аккуратную, постриженную черную бороду. Когда он успел?

— Борода? — усмехнулся Марк, — серьезно?

— Тебе не нравится? — Спросил доктор. — Присаживайся.

— Нравится. Так даже солиднее.

Марк сел в кресло и тяжело вздохнул. Доктор не стал доставать ежедневник, он просто сложил пальцы в замок и смотрел на Марка.

Молчание первым нарушил Мунши:

— Как дела, Марк?

— Как вы думаете?

— Узнал курс валют?

— Узнал, — Марк сглотнул ком.

— Осталось совсем чуть-чуть, Марк, — сказал доктор.

— Совсем чуть-чуть до чего?

— До диагноза. Тогда мы смело начнем лечиться и бороться с твоим недугом.

— Целая куча таблеток, терапии, тесты?

— Нет, — доктор улыбнулся, — другое.

— Что же?

— Сначала надо поставить диагноз Марк, — доктор все-таки достал ежедневник, — а потом назначать лечение, я прав?

— Да, вы правы.

Доктор начал писать. На этот раз он не спрашивал число, он просто писал, долго и молча. Потом, наконец, остановился и положил карандаш.

— Марк, — сказал он, снимая очки, — твое сознание пережило колоссальный стресс, ты буквально сыплешься, а я не хочу, чтобы твое состояние ухудшалось, поэтому мое следующее задание будет слегка необычным.

Марк молчал.

— Возьми свою девушку, и съездите куда-нибудь.

Марк удивленно посмотрел на доктора:

— Что? Мне надо лечиться, док, я хочу поскорее закончить со всем этим дерьмом!

— Я понимаю, — улыбнулся доктор, — но необходим перерыв. Советую тропическую страну, сейчас на них цены горят.

Марк потупился. Тропические страны?

— Хорошо, ладно я, но Ева, у нее, же работа.

— Думаю, она сможет взять отпуск или больничный, — ответил доктор, — но, Марк, прошу не тянуть с отъездом, у нас много работы и чем раньше ты приедешь, тем скорее мы продолжим тебя диагностировать. К тому же, возможно, смена мест выявит новые симптомы, о которых мы не догадывались.

Марк озадачено кивнул.

— Вот и отлично, — хлопнул в ладоши Мунши, — поезжай, скорее, домой, хватай свою даму и езжай в аэропорт. Думаю, совместный отдых пойдет на пользу вашим отношениям.

— Мне кажется это все очень странным доктор, — ответил Марк, — все мои друзья очень негативно к вам относятся. Считают, что вы делаете только хуже. Но так считают они, не я.

— А каково твое мнение, Марк? — Спросил доктор.

— Я не знаю, но это все действительно странно.

— Марк, не одна болезнь не дается легко, особенно та, что сидит в твоем мозгу, куда лезть со скальпелем слишком рискованно. Неправильный диагноз может тебя убить, поэтому бежать перед паровозом не стоит, задавит.

— Да, но ваши методы…

— Я проверяю все возможные пути, Марк. Как только я буду на сто процентов уверен в твоем диагнозе, я тут же озвучу его, и мы немедленно начнем лечение.

— А как же анализы? МРТ, например?

— Причина твоего расстройства — не опухоль, причина — ты.

— То есть, — сглотнул Марк, — у меня действительно едет крыша.

— Не делай поспешных выводов, Марк. Просто помоги мне удостовериться в твоем недуге.

— Тогда зачем мне куда-то ехать?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.