электронная
308
печатная A5
669
18+
Человек в образе льва…

Бесплатный фрагмент - Человек в образе льва…

По имени Лион!

Объем:
238 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0055-2402-7
электронная
от 308
печатная A5
от 669

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается

Рут Элишаков (Биниашвили)

Глава 1. Предначертание

Вначале Бог сотворил небо и землю. Земля была безводна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою, и создал Бог моря и океаны…

Смотрю я на Тихий океан, и одно только название создает гармонию умиротворения, тишины и покоя. Но, разбушевавшись, он может стирать с лица земли целые острова. А сколько чудес и до сих пор не разгаданных тайн кроется в глубине его красоты?

Герой этого рассказа чем-то похож на Тихий океан. От природы награжденный богатырской силой и одновременно спокойный и уравновешенный по характеру. Высокий, стройный и самое главное — очень добрый.

Жеран Фазел по прозвищу Лион родился во Франции в городе Монако в небольшой еврейской семье. Мама Лиона по имени Рут была очень мудрой и порядочной женщиной. Блестяще закончив университет в Княжестве Монако и будучи очень талантливой, с мудростью воспитала детей, без остатка вкладывая в них все прекрасные годы своей жизни. Мама самой Рут, звали ее Люба — бабушка нашего Лиона — была очень известным дизайнером и шила платья для королевской семьи. Она имела свое ателье под названием «С Любовью от Любы». Во всей Франции ее шикарные свадебные платья славились не только красотой и оригинальным дизайном, но шла молва, что невеста, приобретая свадебное платье у Любы, неизменно становилась обладательницей большой любви и счастливой жизни. Для бедных семей Люба шила платья бесплатно. Она была очень благородной и душевной женщиной. Дедушка Леона Семион был знаменитым строителем во Франции. Он восстанавливал старые замки и возводил новые красивые дома. Ему также довелось возвести синагогу. Семион был честным и необыкновенно приятным в общении человеком. Вместе с Любой они вели праведную жизнь, наполненную творчеством, любовью и добротой. И в этой атмосфере вырастили и воспитали четверых детей — трех девочек и одного мальчика. Дети росли, не нуждаясь ни в чем. Когда Рут вспоминала о своем детстве, она сравнивала его с райским садом, где в окружении любимых родителей и родных людей была окутана теплотой и любовью. Рут часто вспоминала и про свою бабушку Сару, которая была не только мудрой, но и поистине святой женщиной, являясь как бы фундаментом для всей семьи. Отец Рут, построив синагогу, за свою карьеру строителя теперь мечтал принять участие в строительстве Храма. Третьего Храма! Которого с трепетом души ожидает большинство населения нашей планеты.

Лион был младшим ребенком. Раньше него на свет появились брат Энвер и сестра Хана — известная художница нашего времени. Поклонники ее творчества по всему миру наслаждаются яркими и светлыми картинами, в которые Хана необычным образом вкладывает душу, оживляя в своих произведениях глаза птиц и зверей. С самого детства Хана ухаживала за младшим братом Лионом. Несмотря на разницу всего в три года, она очень ответственно вела себя, присматривая за братишкой, чтобы он чего себе не повредил. Ходила за ним по пятам, как вторая мама, и это было огромной поддержкой для Рут — ведь все заботы о семье лежали на ее плечах. Воспитание детей, уборка, стирка, покупки…

Супруг Руты, отец Лиона, работал на авиационном заводе механиком и, несмотря на тяжелую работу, находил время всерьез заниматься спортом. Он был чемпионом Монако по боксу и пятикратным обладателем золотой медали по вольной борьбе. В доме Лиона везде были разные цветы и растения, необыкновенная красота царствовала в каждом уголке жилища. Вот что можно кратко рассказать об этой обычной и в то же время праведной семье, где Лион научился доброте и восприятию прекрасного.

Нашему герою Лиону, как гражданину Франции, предстояло служить в Иностранном легионе. Получив повестку из военкомата, он отправился туда на поезде. В дороге он познакомился с раввином из Израиля, который приехал во Францию, чтобы в разных городах читать лекции и вести уроки Торы. Лиону стало интересно, как живется в Израиле. Он еще ни разу не ездил на Святую землю и стал задавать вопросы.

— Я смотрю по новостям, что у вас в Израиле напряженная обстановка, люди постоянно находятся под угрозой войны. Как вы оцениваете происходящее и что ожидает Святую землю в будущем?

— Не знаю! Я бы не сказал, молодой человек, что в Израиле напряженная обстановка! Кстати, как ваше имя?

— Лион!

— Очень приятно! На еврейском языке вы — Арие!

— Да? Мне нравится, звучит красиво.

— «Арие» означает «лев»! Вы чувствуйте себя в образе своего имени?

— Даже не знаю, что вам ответить!

— Зато я смотрю по вашим глазам и по физическому телосложению, что вы схожи этим с королем саванн!

— Спасибо за такое сравнение с самим царем зверей.

— Вы знаете, Лион, в каждого человека Бог вложил что-то из образов тех или иных зверей, обитающих на земле. У человека есть способность в жизненных ситуациях преобразиться в любую минуту, использовать скорость оленя, силу льва, хитрость тигра и еще многое! Только об этом многие не знают и опускают руки в разных ситуациях, чувствуя себя беспомощными, и думают, что попали безвыходное положение!

— С какой целью вы приехали во Францию, уважаемый раввин? Извините за вопрос…

— Меня зовут Моше! Моше Абрамович! И цель моего визита — провести лекции и уроки Торы! В связи с тем положением, что у вас тут происходит в последнее время, унижениями и оскорблениями еврейского народа в стране! Я приехал, чтобы поддержать и объяснить людям, как продержаться и уберечь себя в этот сложный для них период.

— Это отважный и смелый шаг — приехать сюда, когда нас действительно преследуют на каждом шагу. И ваше имя — как у великого праведника Моше Раввину! Того, кто выводил еврейский народ из Египта.

— Да! Но только еврейский народ из Египта выводил Бог! Как орел переносит своих птенцов на крыльях с уверенностью того, что никакая другая птица не сможет лететь на таких высотах! Так как Бог — он один в небесах и везде, так и народу израильскому не грозила никакая опасность! Они чувствовали себя птенцами орла! Под полной защитой Бога! А Моше Раввину был сопровождающим, которому Бог доверял из-за чистоты души и праведности. Он был, конечно, величайшим праведником и светлейшим человеком, достигшим уровня духовности такой высоты, что не удавалось еще никому на земле.

— Я бы очень хотел посетить ваши лекции и по возможности больше узнать о нашей истории и обо всем, что связано с нашим народом! У меня дедушка очень верующий человек, соблюдающий все заповеди! Он построил в нашем городе синагогу! Его имя Семион, может, вы знакомы с ним?

— Нет! К сожалению, не знаком. Я тут нахожусь всего лишь со вчерашнего вечера. Извините, Лион, вы сказали, что хотите посетить мою лекцию? Я их буду проводить почти каждый вечер! Приходите, я буду очень рад увидеть вас на моих уроках.

— Я бы с радостью! Но меня призвали на службу в армию, и это на несколько лет! Сейчас я и направляюсь прямо военкомат!

— Знаете, Лион, мой родной! В жизни вашей все так может повернуться, что вместо службы в армии вы окажетесь совсем в другом месте, и я это вижу. У вас другое предназначение в жизни, гораздо интереснее и важнее, чем вы думаете!

— Вы говорите, равв Моше, что меня ждет совсем другое направление в жизни, а не служба в армии?

— Да! Лион, я это как-то вижу, глядя на вас! Ожидает вас, Лион, совсем другая жизнь. Нелегкая, но полная приключений! Еще рядом с вами ясно я вижу женщину, которая предназначена для вас, — вторую половину вашей души! И вы встретите ее скоро, но пройдя через многие испытания.

— Будет вам, равв Моше! О чем вы? Какие приключения? Ой, извините меня, равв! На этой остановке я выхожу. Простите еще раз! Мне так хотелось бы с вами еще пообщаться! С вами очень интересно!

— Мне тоже было приятно поговорить с вами, Лион, а в будущем Арие. Желаю вам удачи, и берегите себя! Бог приготовил вам другое испытание вместо армии.

— Хорошо, уважаемый равв Моше! Вы тоже берегите себя! Ваш приезд во Францию очень важен для еврейского народа!

Глава 2. Лев показал когти

Лион сошел с поезда и направился в сторону военкомата, к самому большому зданию во всей округе. При входе стояли двое охранников. Один из них проверил документы и направил Лиона на второй этаж, где принимал новобранцев офицер средних лет по имени Зайр. По всему было понятно, что это опытный, воевавший солдат — все лицо у него было покрыто шрамами. Видимо, его списали из боевых частей после ранений и перевели на бумажную работу. К новобранцам он относился жестко — было слышно, как он ругался на них в кабинете.

— Следующий! — громко объявил Зайр, когда из кабинета, ругаясь, вышел недовольный молодой парень. Лион смело шагнул внутрь. Зайр внимательно осмотрел Лиона с ног до головы, потом взглянул на его удостоверение личности и заявил:

— Мы отправляем вас на длительную службу! Вы нужны своей стране. Все ваши данные говорят о том что, вас ожидает блестящее будущее в нашем легионе!

Лион посмотрел на Зайра и спросил:

— На сколько и куда вы собираетесь определить меня?

— Вначале вы пройдете подготовку! И будете служить в легионе, который готовится к отправке в Сирию! Начальный срок службы в нашем легионе — пять лет! После — по твоему усмотрению!

И Зайр цинично улыбнулся.

— Блестящее будущее? Вы о чем? На пять лет посылаете меня на войну! В связи с чем?

— Это нужно стране! Франции!

— Франции? Война в Сирии? Почему вы так со мной, Зайр? Вы ведь тоже служили и, судя по вашему виду, прошли войну! Правда?

— Лион, вы свободны! Послезавтра в шесть часов вы поступаете на службу в Иностранный легион! Следующий!

Лион спокойно вышел из кабинета и подошел к секретарше. Это была невысокая, но стройная, с пышной прической, золотоволосая, с голубыми глазами, очень прелестная девушка. Увидев Лиона, такого красивого молодого человека, у которого лицо сияло светом радости, она на мгновение потеряла дар речи.

— Вы… вы ко мне?

Лион слегка приблизился к ней и протянул ей руку.

— Меня зовут Лион!

— А меня — Эва! Очень приятно! — прозвучал в ответ нежный голос. Протянув руку, Лион наклонился и, подняв ее легкую руку словно снежинку, слегка прикоснувшись губами, поцеловал. Эва покраснела. Она была так нежна и прекрасна, что могла бы очаровать глаз любого мужчины.

— Лион, вас призвали на службу?

— Да, можно сказать, что призвали! Правда, странным образом хотят меня послать на войну! В Сирию. Эва, вы не могли бы проверить, пожалуйста, чей это указ?

— Да, конечно! Сейчас, одну минуту!

Эва взяла анкету Лиона и тщательно начала ее просматривать. Читая анкету, Эва все больше чувствовала близость Лиона и его нежный поцелуй. Щеки ее стали цвета розовых лепестков, а в голове у нее кружились мысли: «Вдруг я ему нравлюсь? Какой красавец! Боже мой! Я такого богатыря еще не видела!» Поцелуй Лиона вскружил ей голову. Пролистав анкету, она посмотрела на Лиона ласковыми глазками.

— У вас в анкете указаны странные даты служб. — Она посмотрела на Лиона искоса снизу вверх, как умеют женщины, когда хотят пококетничать. — Вас действительно отправляют на войну! И я тут прочла, что об этом позаботился сам Зайр! Он не любит нас! Вы поняли, Лион, о чем я?

— Не совсем.

— Наш комендант Зайр с евреями не очень-то любезен!

— Если это так, то это его проблемы! Я бы не советовал ему связываться со мной!

Эва посмотрела на Лиона сверкающими глазами и подумала опять про себя: «А я бы с удовольствием связалась с тобой, красавец! О боже! О чем я думаю? Теряю рассудок, смотря на него!»

В это время из кабинета вышел Зайр и, увидев, что Эва мило общается с Лионом, вновь цинично улыбнулся и попросил ее зайти к нему. Эва не торопясь сложила папку, навела порядок на своем столе и только собралась вставать, как вдруг прозвучал писклявый, неприятный голос Зайра:

— Поднимай уже свою прелестную задницу и быстро зайди ко мне!

У Эвы в присутствии Лиона опустились плечи от стыда, когда она услышала это. А Зайр еще громче закричал:

— Кому я сказал?

Тут Лион ответил:

— Выходи сам, и лучше будет, если сразу извинишься!

Зайр спокойно вышел из кабинета и подошел к Лиону, посмотрев на него злыми глазами. Он попытался вызвать страх.

— Я тебя опущу ниже плинтуса! Ты даже не представляешь, на что я способен и что я могу с тобой сделать! А с тобой, Эва… Ты у меня будешь ползать, а не ходить! На коленях будешь входить ко мне в кабинет… Су…

Зайр не успел закончить предложение, как Лион схватил его, перевернул вниз головой и познакомил с паркетным полом. Зайр дернулся и потерял сознание. На шум прибежали двое охранников с криками «Руки за голову!». Но как только они подошли близко, Лион схватил их, будто надувных кукол, и столкнул их лбами. Охранники вслед за Зайром плавно опустились на колени и тоже прилегли на долгий отдых… Эва схватила Лиона за руку и начала умолять:

— Уходи, пожалуйста! Уходи сейчас же, прошу тебя! Сейчас ворвутся охранники с оружием, они не станут тебя жалеть, беги!

Лион открыл окно, которое находилось напротив стола Эвы, и спросил уже с подоконника:

— А как же ты? С тобой все будет нормально, Эва?

— Да. За меня не беспокойся, я и так собиралась уходить отсюда! С этой работы.

— Может, все-таки остаться с тобой?

— Когда все успокоится, приходи ко мне. Я живу тут, напротив, вот в том домике, что на опушке леса!

— Обязательно! Если получится! Я, наверное, через этот лес и попытаюсь добраться к себе домой!

Сказав это, Лион отрыл окно, которое выходило на крышу первого этажа, и выпрыгнул из него. Крыша, на которую упал Лион, оказалась стеклянной, и, не выдержав его веса, она раскололась. Вместе с осколками стекла он полетел вниз на первый этаж и провалился в чей-то кабинет, упав на круглый стол, который был переполнен пачками разных документов. Они смягчили удар. Оглядевшись, Лион заметил, что комната пуста, в ней идет ремонт и по углам стоят банки с красками. Лион спустился со стола, стряхнув с себя осколки стекла, и подбежал к двери. Но она оказалась заперта. Снаружи на ней висел огромный замок, прикрученный дополнительно цепями. В комнате были узкие форточки, но все они были забраны железными решетками. Лион, не найдя выхода, присел около двери, чувствуя, что попал в ловушку. Вдруг кто-то начал стучать в дверь.

— Лион, ты жив? С тобой все в порядке? Это я, Эва!

— Да, со мной все нормально! Только выйти не могу отсюда, все вокруг закрыто железными решетками.

— Я сейчас попробую открыть дверь, взяла ключи у охранников!

Эва взяла целый набор ключей и начала дрожащими руками подбирать нужный. Быстро подобрав ключ, она открыла здоровенный замок и сбросила с него висячую цепь. Но дверь не открылась, она была закрыта еще и внутренним замком. В это время к Эве подошли легионер и двое охранников.

— Что вы тут делаете?

Увидев неожиданных гостей, она вздрогнула. Девушка выглядела странно: юбка в пыли, кофта наполовину расстегнута, золотистые волосы растрепаны, как у одуванчика — оказывается, она, споткнувшись, упала на лестницах, торопясь к Лиону. Но и в таком виде Эва была так красива, что у легионера просто челюсть отпала при виде нее. Лион в замочную скважину наблюдал за происходящим, а затем громко крикнул:

— Эва, отойди в сторону!

Затем в прыжке двумя ногами Лион ударил прямо в середину двери. Удар был столь мощный, что дверь сорвало с петель, и она вместе с Лионом вылетела, раздавив легионера, который все еще наслаждался видом Эвы. Девушка успела отскочить, легионер от мощнейшего удара полетел на одного из охранников, и они вдвоем рухнули на землю. Лион попытался встать, но второй охранник схватил пистолет и направил на лежащего на земле Лиона, готовый спустить курок. Лион застыл, оказавшись в беспомощной ситуации, но вдруг Эва схватила цепь от замка и, опередив охранника, ударила его по рукам. Удар получился несильным, но пистолет у охранника выпал. Лион немедля прыгнул на охранника и схватил его, пока тот наклонился за упавшим пистолетом, а затем своим львиным хватом, сильным и резким, перевернул охранника верх ногами, швырнув головой об землю. На долю секунды все затихло. Эва отошла назад и вдруг закричала:

— Лион, осторожно! Посмотри наверх!

Сверху из окна с пистолетом в руках Зайр, с разбитым лицом и едва смотря одним глазом, прицелился в Лиона и выстрелил несколько раз. Лион, пытаясь уклониться от пуль, начал бегать с места на место и наткнулся на трубу, которая оказалась газовой. Зайр стрелял, не жалея патронов, вслед бежавшему Лиону, и одна из пуль пробила трубу. Газ с бешеным напором начал выходить. В это время Эва подбежала к Лиону, который сразу понял, что может произойти. Он схватил Эву на руки и побежал к выходу. У девушки почти вся одежда была сорвана, и Лион прикрыл ее своими мускулистыми плечами. Они выскочили за ограду, и Лион бросился в овражек, прикрытый сверху двумя огромными густыми кустами. Упав в него, он накрыл девушку своим телом. Еще несколько пуль просвистели рядом, и одна из них снова попала в газовую трубу. Газ вспыхнул, раздался мощный взрыв, и огонь начал распространяться вокруг с ужасным гулом. Часть крыши взлетела в воздух, стекла в окнах разлетелись вдребезги, и пожар мгновенно охватил все здание. Из находившихся внутри и вокруг него живых не осталось. Огонь властвовал везде, труба от пламени растрескалась, выпуская огненные смерчи, и весь двор военкомата, включая высокий забор, горел ярким пламенем. Лион встал, поднял Эву, на которой благодаря Лиону не было ни царапины, и начал искать выход из огненного кольца. Впереди наших героев стоял горящий забор! Лион схватил какую-то дверь, сорванную взрывом, поставил Эву себе за спину и, как щитом прикрываясь дверью, сквозь огонь добежал до забора, ударом ноги свалил его и выскочил вместе с Эвой наружу.

Лион выбросил дверь, которая уже горела, и быстрым шагом они с Эвой стали уходить с места катастрофы. Эва, оглядываясь назад, видела, как от военкомата, в котором пренебрежительно относились к евреям, унижая их личность, не оставалось ничего, кроме головешек. Лион, прихрамывая на одну ногу, торопил Эву идти в сторону леса, где находился ее дом. Эва заметила, что Лиону тяжело идти, и переложила руку Лиона на свое плечо, а второй рукой обняла его за спину, чтобы облегчить Лиону ходьбу. С другой стороны, ей стало еще приятнее больше приблизиться к нему. Эва, как только увидела Лиона, мечтала о подобном.

— Вот и мой дом, — нежным голосом сказала Эва.

— Может, не стоит мне заходить?

— Все в порядке, Лион! Я одна сейчас.

— Ты живешь одна?

— Нет! Я живу с дядей! Братом моей мамы! Его зовут Мейр. Мы с ним живем вдвоем, но придет он только завтра утром.

— Хорошо!

— Даст бог, я вас познакомлю, он развелся с женой и переехал временно ко мне. Очень культурный и образованный человек! Тебе он понравится, он соблюдает наши традиции и заповеди нашей Святой Торы.

— Было бы приятно с таким человеком познакомиться!

Перед домом была калитка, Эва повернула в ней секретную задвижку, вошла во двор, достала ключи и открыла дверь. Двор был полон цветами, которые росли на ухоженных клумбах, Лион заметил, что все здесь было устроено с большим вкусом, а на дверях было изображение Маген Давида. Зайдя, он увидел, что в самом доме в дверях с правой стороны висела мезуза. Лион поцеловал мезузу и с улыбкой посмотрел на Эву. Она тоже поцеловала на пороге висевшую мезузу и пригласила Лиона войти. Внутри дома висело множество фотографий и картин, которые радовали глаз. В рамках были изображения природы, озера и леса, разные растения, горы и животные. Снимки были исполнены очень профессионально.

— Это все ты снимала, Эва?

— Да! Нравится?

— Очень! Такие красивые фотки, и главное — живые!

— Спасибо!

Эва только успела ответить, как снаружи послышалась сирена, а за ней визг тормозов машины. Девушка выглянула из окна и увидела патрульный джип, из которого выскочили двое полицейских. Она тревожно посмотрела на Лиона. Юношу охватило беспокойство за Эву и одновременно разочарование, что она была втянута во все это. Эва, заметив беспокойство Лиона, подошла и обняла его, прижавшись телом так, будто прощалась с ним навеки.

— Они меня не тронут! Ты обо мне не беспокойся, Лион! У тебя очень чуткое сердце и одновременно львиное. Со мной все будет хорошо.

— Будем надеяться! Я спрячусь на балконе, а ты открывай дверь. Я тебя в обиду не дам, ты знаешь!

— Да, Лион! Хорошо, но я пока попробую сама разобраться с полицией.

Лион вышел на балкон, Эва проводила его взглядом и быстро забежала в ванную комнату, слегка намочила волосы и накинула на себя халат. В это время раздался стук в дверь, и Эва спокойно пошла открывать. За дверью стояли полицейские, приехавшие на джипе.

— Вы Эва? — строгим голосом спросил один из них.

— Да, это я! Чем могу помочь, господа полицейские?

— Вы работаете в военкомате?

— Да! Совершенно верно. А в чем дело?

— Вы единственный работник, живущий поблизости. Вы знаете, что произошло там сегодня утром?

— Нет, я сегодня не ходила на работу, неважно себя чувствую и целый день провела дома, а последние два часа вообще из ванной комнаты не выхожу! Извините, конечно, за подробности…

Затем Эва накрыла слегка оголенные ножки халатом, подтянув его выше, заметив, что взгляд полицейских падал на ее тело под немного распахнувшимся халатом. Все больше закрываясь, она намекала на то, что находится вся обнаженная и ее слова насчет нахождения дома целый день истинны. После Эва продолжила:

— А что именно происходит? В чем-то нужна моя помощь? С какой-то анкетой или документами? В чем заключается ваш визит?

Полицейские посмотрели друг на друга. Они поверили в то, что Эва действительно ничего не знает и тем более такая вся нежная и обаятельная женщина не может в чем-то подобном замешана. Они по-прежнему не могли оторвать от нее взгляд.

— Да… как вам сказать? Вы только не волнуйтесь, хорошо? Военкомат, в котором вы работали, полностью сгорел.

— Как сгорел?

— Возник пожар по неизвестным причинам!

Эва слегка пригнулась и присела на стоящее рядом кресло, показывая, что ей вот-вот станет плохо.

— А что с людьми? Кто-нибудь пострадал?

— Все здание полностью сгорело! Выживших тоже, к сожалению, нет! Мы объездили и осмотрели все вокруг и приехали к вам, мадам! Слава богу, что хотя бы вы остались целы.

У Эвы потекли слезы, и она, всхлипывая, начала рассказывать:

— Почти неделю я все время чувствовала запах газа! Говорила об этом постоянно нашему коменданту Зайру! А он все время откладывал ремонт! Никто не принимал меня всерьез! Наверное, все-таки пожар как-то связан с этим?

— Теперь все понятно! Да, там стояли небольшие резервуары с газом, что и привело к пожару. Ваш рассказ очень многое объясняет! Спасибо вам за информацию. Берегите себя, мадам!

Эва опять сделала вид, как будто ей плохо и что ее вот-вот стошнит. Посмотрев на это, полицейские развернулись и торопливо покинули дом. Они уже думали, что раскрыли дело и остались довольны, а Эва тем временем пошла в ванную комнату, чтобы привести себя в порядок. Она сняла с себя халат, а затем бюстгальтер, ее золотистые длинные волосы рассыпались на нежную и красивую грудь.

— Вроде все обошлось! — сказала про себя Эва, и тут опять прозвучал стук в дверь. Но это уже был Лион!

Эва немножко растерялась, она, конечно же, хотела, чтобы Лион зашел и обнял ее. Но порядочность сдерживала и не позволяла ей сделать такой шаг!

— Лион, подождите!

Лион стоял за дверью, и Эва это чувствовала. Она наклонилась к ней и прижалась ладонями. Лиона в это время тоже потянуло прислониться к двери, он как будто прямо чувствовал близость девушки, и волна чувств разбушевалась между ними. Лион прикоснулся ладонями к двери с другой стороны, и так они стояли вдвоем минут пять, пока у Эвы не ослабли руки и Лион по инерции не оказался внутри ванной комнаты.

Эва отскочила в сторону и прикрылась халатом. От нежности она буквально таяла перед Лионом, перед его взглядом, пронзающим насквозь. Лион поднял руку и прикоснулся к волосам Эвы. Она закрыла глаза и медленно расслабила руки, державшие халат. Гармония овладела ими. Халат продолжил соскальзывать по телу Эвы и спал на пол. Лион закрыл глаза, чтобы удержать себя от соблазна видеть такое прекрасное создание, как Эва, и обнял ее так, как она и хотела. Они прекрасно понимали, что не стоит переходить грань допустимого. Хотя это было совсем нелегко! Тогда Лион спросил небеса, правильно ли он поступает? Стоит ли остановиться? Эва ласково положила руки на плечи Лиона и поцеловала его. Напряжение разрядил стук открывшейся входной двери и прозвучавший мужской голос:

— Эва, ты дома? Это я, Мейр!

Гармония притяжения между Лионом и Эвой рассеялась как туман. Девушка молниеносно накинула на себя халат.

— Лион, мой родной, тебе надо уйти! Мой дядя не поймет, и я бы хотела, чтобы ваша встреча по-другому произошла! Прости меня, извини!

— Конечно! Я все прекрасно понимаю!

Лион поцеловал Эву в волосы и повернулся к окну, которое выходило на лес. Открыв его, он посмотрел на девушку с улыбкой ангела и выпрыгнул. Эва присела на углу ванной и, прижав лицо к коленям, заплакала.

Окна ванной комнаты были открыты наружу и от сильного ветра бились, вырывая за собой занавески. Но Эву это меньше всего беспокоило, она думала о Лионе и его прикосновениях, которые вскружили ей голову. Она не могла думать ни о чем другом, даже забыла про своего дядю, который звал ее без ответа. Эва не хотела видеть никого и ничего! Затем она открыла кран, чтобы наполнить ванную, закрыла дверь на ключ и легла в прохладную воду, чтобы немножко потушить огонь желания и страсти.

Тем временем Лион пробивал дорогу через лес и был спокоен, зная, что никто не собирается его искать, ведь военкомат со всеми документами сгорел. О случае с Лионом знал только один человек — Эва. И только благодаря ее смелости он вышел, что называется, сухим из воды. Пройдя пару километров, Лион наткнулся на заброшенный питомник. Оттуда был слышен громкий лай собак. Юноша подошел поближе и увидел пожилого сторожа, сидевшего на лавочке у забора. Забор был непрочным, через щели оттуда выглядывали и лаяли собаки. Их было много, почти полный двор, и все разные. Большинство из них были уличные, но некоторые породистые, хотя выглядели они как-то странно. Лион подошел к пожилому сторожу и поздоровался:

— Добрый день! Добрый человек, как поживаете?

— Спасибо, хорошо! А вы кто, молодой человек? Вас прислали ко мне? Или просто потерялись в лесу?

— Зовут меня Лион! Я из города и действительно слегка запутал.

Во время разговора собаки за забором становились все более и более агрессивными, пытаясь вылезти или перепрыгнуть через ограду. Лиона немножко смутило такое поведение собак.

— Что с ними такое? Почему они такие злые, того и гляди вырвутся?

— Все нормально! Они просто редко видят человека, кроме меня, конечно.

— А что здесь у вас, уважаемый?

— Это питомник для собак! Раньше тут проводили над ними разные опыты в течение десяти лет. А потом все резко остановилось. Нашему мэру города что-то не понравилось, когда он сюда приехал. Вроде к собакам здесь всегда относились неплохо. Кроме одного случая, конечно! Был у нас один ветеринар по имени Франсуа. Он как-то странно себя вел, какие-то скрещивания производил между псами. Несколько раз я даже помню, Франсуа приводил других зверей, один раз волка привел, такого огромного! Правда, в клетке, но это выглядело ужасно! Сам волк был таким страшным! Я никогда такого создания еще не видел. Меня уже как двадцать лет тут держат. Платят хорошо, наверное, боятся чего-то, тут почти полсотни собак разных пород! Было вроде больше? Я уже не помню, слишком постарел, наверное, со счета сбился.

Лион внимательно выслушал сторожа и насторожился насчет истории, связанной с питомником. Но, с другой стороны, ему хотелось быстрее попасть домой.

— Будьте здоровы, уважаемый! Берегите себя! Попытаюсь найти выход в сторону Монако!

— Тебе нужно в Монако попасть? Отсюда будет очень далеко идти пешком! Но есть тут речка! Если по ее течению плыть, по-быстрому увидишь дорогу в Монако!

Лион поблагодарил сторожа, пожал ему руку и попрощался. Собаки как будто успокоились, перестали лаять, и Лион продолжил путь в сторону реки. По дороге он думал над рассказом сторожа насчет скрещивания собак с другими животными и о том, к чему это могло бы привести, если они действительно вырвались за ограду. Мысли об Эве тоже не оставляли его в покое, ведь он оставил ее в таких чувствах и на взрыве эмоций. Думая так, Лион шел, прихрамывая на левую ногу. Издалека он услышал приятное журчание реки, которое приятно сочеталось с шумом леса и пением птиц. Рожденная природой симфония провожала Лиона домой.

Глава 3. Женщина, подарившая шанс

В это время владелица нескольких известных фирм во Франции по имени Мери-ли как обычно прогуливалась верхом на своей любимой белой лошади в парке недалеко от леса. Она никогда не осмеливалась заходить в лес, но одна и та же дорога обычно начинает надоедать, и вид темневшего рядом леса все-таки привлек ее. Правда, вначале лошадь Мери-ли не хотела ступать за ограду перед лесом, в котором из-за высоких деревьев почти не было солнца. Но после того как она настойчиво начала уговаривать свою питомицу перепрыгнуть через ограждение, у лошади не осталось шансов, кроме как подчиниться своей хозяйке и совершить барьерный прыжок через невысокий забор и проникнуть в заброшенный лес. Вокруг раздавалось пение птиц, и среди травы видны были необыкновенной красоты цветы, в воздухе порхали бабочки. Наслаждаясь красотой природы, Мери-ли со своей лошадью недалеко углубилась от опушки внутрь чащи, их окружила волшебная тишина, и только крик странной птицы слегка нарушал приятную гармонию. Оглянувшись, Мери-ли заметила, что внезапно оказалась в окружении странных собак. Они выглядели настолько устрашающе, что у Мери-ли от страха дрогнуло все внутри, несмотря на то что она была очень смелой женщиной. Собаки были необычного вида и не лаяли, как обычно свойственно им, а рычали, обнажая клыки, наводя этим ужас на Мери-ли и ее лошадку. Мери-ли закричала:

— Помогите кто-нибудь! Спасите!

Крик о помощи раздался по всему лесу, был подхвачен ветром и эхом. Лион услышал призыв о помощи и сразу повернулся в сторону, откуда шел безумный крик. Он быстрым шагом поспешил на помощь, прихрамывая на одну ногу из-за раны, которую получил во время взрыва в военкомате, поскольку прикрывал своим телом Эву. Осколок железа попал ему в ногу, и сейчас глубокая рана все больше напоминала о себе. Но это не остановило Лиона, он рвался на помощь изо всех сил, услышав отчаянный крик женщины.

Лес затих. Птицы замолкли, и даже ветер перестал шевелить ветви деревьев. Напуганная лошадь перестала слушаться свою хозяйку, вставала свечкой на задние ноги, не подчинялась никаким командам. Мери-ли прижалась к лошадиной шее, ласково обнимая, пытаясь успокоить свою любимицу хоть как-то. Вместо того чтобы наслаждаться пением птиц и красотой разных диковинных растений, две красавицы, Мери-ли со своею лошадью, оказались в окружении семи рычащих собак, которые готовились напасть и разорвать их на куски. Среди них особо выделялась собака породы бультерьер. У этой породы бойцовская кровь. Несколько веков назад бультерьеры использовались во время войн. На них надевали доспехи и выпускали против конницы. Бультерьеры стремительно и без малейшего страха вгрызались в ноги коням, буквально ломая их, и тем самым сбрасывали всадников. Бультерьеров били мечами и топорами, но не могли их пробить. Они хоть и маленького роста, с короткими ногами, но настоящие бойцы!

Бультерьер решил первым напасть и в прыжке свалил лошадь вместе с Мери-ли. Женщина свалилась на землю и потеряла сознание. Почувствовав опасность для своей хозяйки, верная лошадь вскочила с земли и ударами задних копыт прикрывала Мери-ли, не подпуская к ней собак. Бультерьер исполнил свою работу, скинул всадника на землю. С остекленевшими глазами он стал дожидаться времени для очередного нападения. Преданная лошадь не давала возможность собакам подойти близко к Мери-ли, продолжала кружить и звонким биением копыт отгоняла их от своей хозяйки. Среди собак выделялся королевский дог, который тоже выискивал время для нападения, и вот он в прыжке попытался схватить лошадку за шею, но та опередила его и копытами отбила атаку дога, свалив его на землю. Королевский дог закувыркался по траве, а затем подпрыгнул, готовясь снова напасть. Псы начали окружать беззащитную парочку со всех сторон. И тут из-за деревьев медленно, с необычной грацией вышла какая-то необыкновенная собака, похожая на волка, с большой черной лохматой головой, белой шерстью с черными пятнами. Лапы у нее были огромные, как у тигра. И сам пес был огромный, мощный, с мускулистым телосложением, со страшными глазами. Это был тот самый плод испытаний питомника, о котором рассказывал пожилой сторож. Собаки разошлись в стороны и дали дорогу огромному дикому существу, которое, не обращая внимания ни на кого, сразу напало на лошадь, свалив ее с ног. В двух метрах от Мери-ли, увидев лошадку, свалившую на землю, остальные собаки тоже подтянулись к ней, но дикое существо развернулось и так рыкнуло, что все тут же отошли назад, а птицы на деревьях разлетелись и белки, находившиеся поблизости, попрятались. Во взгляде пса отражалось — это моя добыча…

Бедная лошадь попыталась встать на ноги после падения, чтобы защитить Мери-ли, но попытка не удалась. Чудовищная собака с кровавыми глазами приготовилась добить лошадку, а затем добраться до ее хозяйки.

За считаные секунды подоспевший Лион, схватив дубину, налетел на чудовищного зверя и сильно ударил его по морде дубинкой. Зверь, пригнув голову от боли, отошел чуть назад, а затем с яростью прыгнул на Лиона, повалив его и огромными лапами прижав плечи Лиона к земле, со страшным рычанием показывая свою власть. Остальные собаки напали на лошадь. Увидев это, чудовищный зверь оставил Лиона и прыгнул в сторону собак, отгоняя их от лошади, от своей добычи. Лион использовал ситуацию, смело бросился на спину огромного зверя, вцепившись ему в шею, зажимая собачью глотку своими мускулистыми руками. Но придушить такого необычного зверя, больше похожего своею мощью на громадного волка, Лиону не удалось. Чудо-зверь сбросил его со спины и на этот раз, затем раскрыл свою огромную пасть и собрался наказать Лиона за его настойчивость, задумав перекусить ему глотку. Лион буквально в сантиметре от себя успел схватить открытую пасть со страшными клыками и удержать руками его мощные челюсти.

— Я не дам тебе властвовать тут и убивать невинных людей, чудовище! Я порву тебе пасть, если ты дотронешься до женщины и ее лошади!

Говоря так про себя, Лион изо всех сил удерживал челюсти зверя. Если у обыкновенной собаки сила зажима челюстей достигает двухсот килограммов, то у этого чудовища сила зажима была, наверное, раз в пять больше. У Лиона руки были прокушены клыками зверя, но он удерживал пасть, жаждущую разорвать его на куски. На долю секунды Лион посмотрел в небеса, где прекрасное облако перекрыло солнце и своим чудесным видом зарядило юношу необыкновенной силой. Лион раскрыл челюсти чудо-зверя и продолжил раскрывать их до переломного хруста. Зверь не смог одолеть сильные руки Лиона и напугать его своим чудовищным видом. Лион разорвал огромную пасть необычного создания, которое наводило ужас по всему лесу со дня его появления там. Теперь, с разорванными челюстями, потеряв сознание, огромной тушей в полтонны весом зверь навалился на Лиона. Он с помощью ног отбросил от себя полуживого зверя и рванулся, чтобы защитить Мери-ли и ее лошадь от нападения остальных собак, которые уже приблизились к готовой добыче. Собаки немного дрогнули, увидев Лиона, который снял свой кожаный толстый ремень. У него был опыт, связанный с собаками, и, намотав ремень на левую руку, он встал между Мери-ли и агрессивно лающими псами. Собаки лаяли, но не решались напасть. Лион стоял решительно, почти без страха, с виду он больше был похож на Геракла своим мощным мускулистым телом. Внезапно одна из собак решилась напасть и вцепилась зубами в руку, которую Лион обмотал ремнем и специально протянул в сторону противника, и пока собака пыталась зубами проткнуть руку с намотанным ремнем, Лион нанес удар правой рукой прямо по лбу собаки, за ним последовал второй. У собаки закатились глаза, и она беспомощно свалилась на землю. В это время другая собака в прыжке напала на Лиона и тоже получила мощный удар кулаком и также без сознания оказалась на земле. Лион отбивался от остальных псов изо всех сил, пока вперед не вышел королевский дог. Лион опять взял в руки деревянную дубинку, но не успел замахнуться, как королевский дог встал на задние лапы и в прыжке бросился на Лиона. Завалив его на землю, дог прижал Лиона огромными лапами и когтями проткнул мускулистые плечи юноши. Затем королевский дог попытался схватить зубами Лиона за горло и вонзиться в него своими клыками. Глаза у собаки были налиты кровью. Лион использовал ту же технику, как и с предыдущим чудо-зверем. Схватив раскрытую пасть королевского дога, он начал растягивать ее, удерживая острые клыки, которые протыкали ладони рук. Лион знал, если не пойти до конца, то это приведет к фатальному исходу. Тогда он уже не сможет спасти и защитить женщину, которая лежала без сознания. Думая об этом, Лион руками, по которым текла кровь, все-таки сумел раскрыть мощную пасть дога и разорвать ему челюстные мышцы. Огромный королевский дог весом почти сто тридцать килограммов повалился на землю без признаков жизни. Лион оттолкнул от себя громилу королевскую и поднялся на ноги, весь в ранах, исцарапанный когтями. И тут остальные собаки напали на лошадь, которая преграждала дорогу к Мери-ли. Одна из собак, бульдог, вцепилась прямо в горло, пытаясь задушить лошадь. Лион знал, что челюсти бульдога почти невозможно раскрыть. Но отчаянно стал пытаться с помощью ударов своих мощных кулаков спугнуть и отогнать бульдога. Он наносил удар за ударом, но безрезультатно. Бульдог казался непробиваемым. В это время сзади на Лиона напали две собаки, одна из них прыгнула прямо на спину, Лион развернулся и отчаянно попытался сбросить бешеную собаку с себя, но бесполезно, собака вцепилась зубами в шею и настойчиво пыталась бросить Лиона на землю. Вторая собака вцепилась в ногу Лиона. Но тут Лион схватил собаку за голову двумя руками и молниеносно перебросил через себя и с такой силой бросил на землю, что собака даже гавкнуть не успела, как закатила глаза без сознания. Лион второй рукой сорвал со спины кусающую его собаку и ударом о колено переломал ее пополам. Клыки бульдога продолжали безжалостно душить лошадь. Лион бросился спасать лошадь от железных клыков бульдога. Тогда он вспомнил про знаменитого учителя по восточным единоборствам, который одним ударом сбивал с ног быка. Времени оставалось мало, Лион сосредоточился, а затем нанес бульдогу удар кулаком прямо по центру черепа. После чего бульдог перестал двигаться, у него ослабли челюсти, и замедленно он разлегся на траве без признаков жизни. Лион раскрыл челюсти полуживой собаки и сбросил ее в сторону. Смелая лошадь осталась жива, но, к сожалению, не могла встать на ноги и смотрела отчаянно в сторону своей хозяйки, которая лежала все это время без сознания. Белоснежная лошадь, истекая кровью, до последнего думала о Мери-ли и нежным взглядом смотрела на нее, пока та не очнулась. Придя в себя, Мери-ли в ужасе закричала:

— О, боже мой, кто тебя так?! Что тут произошло?! Моя бедняжка, моя красавица!

После Мери-ли сняла с себя шарф, а затем кофточку и стремительно начала обрабатывать раны, очистив с лошадки кровь своей кофтой и аккуратно обмыв ей ранки, лаская и обнимая ее, успокаивая лошадь со слезами на глазах:

— Все будет хорошо, моя верная подруга! У нас есть все необходимое для твоего лечения, сейчас я только возьму сумочку…

Не закончив фразу, только развернувшись взять сумку, она увидела Лиона. С прекрасным телосложением, весь израненный, он еще сражался с остальными собаками. Лион одну из собак взял за хвост и отбивался от других, крутя ее в воздухе. Вдруг ему показался облик женщины с длинными золотистыми волосами, которые тонким касанием нежно покрывали прелести прекрасного женского тела. Это была Мери-ли! Повернувшись в ее сторону, Лион застал такую необыкновенную картину, где молодая красивая женщина, почти полуобнаженная, обнимает и ласкает лошадь, у которой слезы текли по огромным ресницам. От такой красоты мрачный лес залился тонкими лучами солнца, освещая все романтичным светом. Деревья, стоящие рядом, наклонились, пытаясь с помощью веток дотянуться и слегка коснуться прекрасных плеч Мери-ли, чтобы утешить и успокоить. Дотянувшиеся веточки нежно прикоснулись к золотистым волосам Мери-ли и прошептали:

— Все будет хорошо, не волнуйся! Посмотри, рядом с тобой находится человек, который в будущем — сам праведник. Рядом с ним тебе ничего плохого не грозит.

Мери-ли почувствовала касание веточек. Но услышать разговор деревьев она, конечно, не могла. Не каждому дано слышать звуки растений. Для этого надо иметь высокую и тонкую душу.

Мери-ли была сильной и смелой женщиной, но, увидев Лиона, она прямо на глазах стала хрупкой, нежной и слабой. Лион выпустил собачий хвост из рук, и собака, врезавшись в дерево, со страшным визгом упала на землю. Остальные собаки испугались мощной силы Лиона, но все равно громко лаяли, пытаясь преодолеть свой страх. Но когда Лион опять взял в руки свою дубинку и замахнулся на них, они, напуганные, развернулись и все до единой убежали вглубь леса. Лион положил на плечо дубинку и подошел к Мери-ли.

— Вам уже лучше? Слава богу, вы пришли в себя!

— Спасибо! Так это вы наш спаситель? Кто вы? И откуда оказались тут?

— Меня зовут Лион! Я из Монако! А вас как зовут, красавица?

— Мери-ли! Я из Парижа! — хрупким голосом ответила Мери-ли и, поднявшись на ноги, нежным прикосновением дотронулась до мощного плеча Лиона, на котором были глубокие раны. — Надо их срочно обработать! Сейчас, минуту, дайте мне вам помочь…

В сумке у нее было все необходимое. Мери-ли достала оттуда спирт с ватой и нежно начала промывать раны и царапины, которые у Лиона были по всему телу. Мери-ли аккуратно обработала раны, смазав их йодом. Лион почувствовал слабость в ногах, присел на траву, а Мери-ли вслед за ним присела на колени, продолжая ухаживать и лечить его раны. Лион так расслабился от нежных прикосновений рук Мери-ли, что прилег на душистую траву и, закрыв глаза, буквально отключился. Он ушел в глубокий сон, а Мери-ли, наслаждаясь необычной красотой Лиона и позабыв обо всем, прилегла рядом, обняв Лиона за талию и положив ему голову на плечо. Скоро стемнело, звезды загорелись и окружили луну, которая с легким светом желто-белыми оттенками осветила всю округу и пару, сладко спящую в лесу на поляне. В лесу стояла тишина. Кое-где были слышны звуки белых сов, которые только проснулись и готовились к охоте, внезапно издалека начались тревожные крики птиц со всех сторон, а вслед за этим появились псы, которые вырвались из питомника, видимо, тот пожилой сторож все-таки не смог их удержать. Учуяв запах крови издалека, они словно взбесились, задавили бедного сторожа и направились по запаху, ведущему к добыче. Лошадь Мери-ли, которая паслась рядом, тоже вскинула голову и тонко заржала. Мери-ли проснулась от ржания, неприятных звуков и рычания, а подняв голову с плеча Лиона, она увидела страшные глаза, сверкающие в темноте. Мери-ли подумала, что это ей снится, но затем последовало уже громкое и пугающее ржание лошадки. Мери-ли подбежала к ней и обняла за шею:

— Успокойся, родная моя! Успокойся, я здесь, все хорошо.

Лион раскрыл глаза и увидел более тридцати собак, после чего попробовал подняться с земли. Но почувствовал, что тело страшно болит, а нога не слушается. Медленно поднявшись, опираясь на дубинку, прихрамывая, он подошел к Мери-ли, которая прижалась к лошадке всем телом, и взял ее за руку:

— Мери-ли, послушайте меня! Нас двоих ваша лошадь не выдержит, она еще слабая! Вы садитесь и не оглядываясь скачите к выходу из леса.

— Лион, я вас не оставлю одного! Вы спасли нашу жизнь! Я буду рядом с вами, и даже не думайте избавиться от меня!

— Тогда мы все станем хорошим ужином сегодня…

— Лион, я с вами ничего не боюсь!

— А вы смелая женщина!

Мери-ли обняла свою любимую лошадку.

— Моя верная подруга! Ты должна сейчас уйти отсюда подальше как можно быстрее! Помнишь, как мы с тобой быстро мчались в прошлом году на скачках и нас никто не мог догнать? Нас с тобой еще награждали, дали медали и кубок! Ты же помнишь, правда? Сейчас наберись сил и словно молния скачи, найди выход из леса, а затем найдешь людей и постарайся привести их сюда к нам на помощь! — прошептала она ласково ей в ухо.

Лошадка кивнула головой так, словно поняла все, и, развернувшись, рывком помчалась по просьбе своей хозяйки. За ней рванулась, не мешкая, шестерка озверевших собак. Лион взял за руку Мери-ли и потянул ее к себе, а собаки начали окружать их со всех сторон. Их было много, и они сверкали глазами, выжидая подходящего момента для нападения. Лион прижал к себе Мери-ли и сказал ей, что у них есть один лишь выход спастись.

— Сзади нас есть дерево, я постараюсь быстро подбросить тебя на крепкую ветку и вслед за тобой поднимусь!

Мери-ли кивнула головой в знак согласия, и Лион резким движением схватил ее за талию и поднял на высокую ветку дерева. Мери-ли, схватившись за ветку, подтянулась наверх и продолжила подниматься выше. Лион вслед за ней подпрыгнул, схватившись за ветку, и вроде все получилось, как задумано, но в высоком прыжке одна из собак схватила Лиона за ногу, а вслед за ней и еще одна собака дотянулась, схватившись зубами за брюки Лиона. Они своим весом начали тянуть его вниз. Лион попытался сбросить их, но, увы, бесполезно. Из-за огромного веса ветка на дереве не выдержала и с треском обломилась, сбросив Лиона и двух вцепившихся в него собак на землю.

— Не-е-ет, Лион… — звонким голосом крикнула от отчаяния Мери-ли, увидев Лиона падающим на землю и то, как набросились на него десятки кровожадных псов. Они буквально скрыли Лиона, так что уже не было видно его совсем.

— Боже! Помоги, пожалуйста! Дай Лиону сил выжить, пожалуйста, я видела на Лионе кулон Маген Давида! Еврейский народ ведь Твой избранный народ! Бог! Наш! Спаси его, он же такой добрый! — взмолилась Мери-ли.

Слезы Мери-ли потекли по дереву как ручьи и падали каплями на землю как жемчужинки, сверкающие под лунным светом. В это время Лион лежал под горой набросивших собак, каждая из которых пыталась дотянуться до Лиона и оторвать от него кусок. Разозлившись, с отчаянным ревом льва, прямо-таки с неземной силой Лион начал подниматься, отбрасывая от себя один за другим ненасытных псов. Встав на ноги и почувствовав почву, он сжал кулаки, напрягая все мускулы и мышцы тела, затем заревел так сильно, что собаки вздрогнули и рядом все живое затряслось от волны энергии, исходящей изнутри Лиона. Картина была для настоящего художника: Лион взялся обеими руками за небольшое дерево, которое стояло рядом с ним, и вырвал его с корнями! Затем развернулся и, размахивая им со всей силой, начал сбивать с ног собак одну за другой. От мощных ударов, нанесенных Лионом, собаки взлетали в воздух и, скуля, падали на землю, больше не вставая. Кровожадные собаки нападали со всех сторон, и Лион, крутя оторванным деревом, бил их. Собак было так много, что как будто их численность не заканчивалась, они продолжали нападать. Мери-ли смотрела сверху и не могла поверить своим глазам, видя такое чудо, когда Лион буквально превратился в царя зверей. Облик и рев, сила и мощь напоминали настоящего льва. Она с ужасом в глазах наблюдала, как появлялись собаки странного вида, с необычной окраской, напоминающие других зверей — таких, как пантера или же гиена. Они, как ночные чудовища с красными глазами, выбегали отовсюду.

— Сколько их! Боже! Бедняжка Лион, сколько он может выдержать? Откуда они берутся? Целая стая.

Лион в это время изо всех сил боролся с этими чудовищными зверями. Брызги крови этих странных существ окрасили рядом всю траву и деревья. Некоторые собаки сбежали и укрылись в лесу. В атаку пошли две собаки, похожие на огромных гиен. Одна из них в прыжке схватилась зубами за дерево, которым сражался Лион, а вторая подпрыгнула и напала на Лиона со спины, пронзив зубами его плечо. Лион от боли размахнулся деревом в руках, в которое вцепилась собака, и сбросил ее вместе с деревом на камни. А вот вторая гиенообразная собака почти одолела Лиона, еле стоявшего на ногах. Мери-ли, увидев Лиона в опасности, быстро спустилась с дерева и побежала к Лиону на помощь, смело схватила за голову гиенообразную собаку, которая кровожадно пыталась удушить Лиона. Мери-ли, несмотря на свои нежные ручки, оторвала собаку от плеча Лиона. Но, повернувшись, пес махнул своей огромной лапой по Мери-ли, сбив ее с ног. Затем набросился на нее сверху, раскрыв огромную пасть. Но Лион перехватил настырную собаку в воздухе, взяв ее за шкирку. Собака оказалась необычной силы и завязала жесткую борьбу с Лионом.

Сверкающими страшными глазами, огромными лапами пес бил и царапал его и все-таки в конце одолел Лиона. Тот упал без сил и уже ждал, когда гиена вцепится в его глотку. Но Мери-ли, очнувшись, взяла дубинку и подбросила Лиону. Лион с радостью схватил дубинку в руки и на долю секунды опередил кровожадную собаку, переломал ей челюсть, размахнувшись из последних сил. Гиенообразная собака, потеряв сознание, завалилась на Лиона. Он попытался сбросить огромную гиену с себя, но сил уже не было, и Мери-ли пришла на помощь. Вместе они отбросили в сторону двухсоткилограммовое существо. Затем Лион оглянулся вокруг, где уже все затихло, только был слышен скулеж полуживых собак, которые пытались подняться или хотя бы доползти до какого-то убежища. Мери-ли обняла Лиона и попыталась поднять его на ноги, но Лион никак не мог подняться из-за множества ранений.

— Лион, вставай, пожалуйста, мы должны уйти отсюда, подальше от этого места, вставай, Лион, наберись сил, пожалуйста!

— Я постараюсь! Просто ног своих не чувствую.

Мери-ли предложила свое плечо, чтобы Лион схватился за нее. Лион обнял за шею Мери-ли, а другой рукой уперся на дубинку и поднялся на ноги. Тяжело ступая, они понемногу начали уходить подальше от этого страшного места в поисках временного убежища, чтобы хоть как-то переночевать и набраться сил до утра. Пройдя пару километров по лесу, Мери-ли заметила какую-то заброшенную хижину. Везде были слышны жуткие звуки и голоса разных зверей.

— Лион, я увидела кое-что… Похоже на хижину. Пойдем?

По дороге Мери-ли думала о своей лошади — жива ли она? Разные мысли крутились в голове. Переживая за свою любимую лошадь, она приблизилась к маленькому деревянному домику. Мери-ли подошла к двери, закрытой на замок, который был дополнительно закручен еще и цепью, покрытой ржавчиной. Вокруг дома все заросло, не было видно даже окна. Лион, наблюдая за Мери-ли, которая искала вход внутрь, сам подошел к дверям, взялся за цепь, которая связывала замок, и одним рывком вырвал ее вместе с петлями. Мери-ли с восхищением посмотрела на Лиона и на разорванную цепь, а затем настороженно и большим любопытством открыла дверь. Лунный свет скромно проникал через тонкие зазоры деревянной крыши, под скудным светом можно было увидеть старую деревянную кушетку, покрытую чехлом, и маленькую тумбочку рядом. В центре домика находился большой деревянный стол, на котором лежали разные предметы, в том числе и свечи, что в первую очередь заметила Мери-ли. Схватив свечу, она начала искать, чем ее зажечь. На столе среди разных предметов спичек не было, в темноте тяжело было их найти, и Мери-ли начала щупать рукой среди вещей в надежде, может, найдется что-то подходящее для зажигания огня. Вдруг она почувствовала, что взялась за что-то мягкое, и последовал за этим храпящий звук, перерастающий в змеиный:

— Ш-ш-ш…

Мери-ли закричала от испуга и прижалась к Лиону.

— Не бойтесь, Мери-ли, это не змея, была бы змея, она уже давно перекусала бы нас в этой темноте!

— С тобой я не боюсь, только обними меня, пожалуйста!

Лион обнял за талию Мери-ли. Она закрыла глаза, и приятная улыбка осветила ее необыкновенно красивое личико. Мери-ли была очень привлекательная женщина с прекрасным телосложением. Лион старался держать дистанцию, насколько это было возможно, чтобы не вдыхать манящий аромат ее волос и тела, от которого невозможно была устоять. Лион отпустил прижавшуюся Мери-ли и открыл стоящую рядом тумбочку, где лежали табак и коробка спичек. Спички оказались охотничьи, сухие, затем он зажег свечи, одну передал Мери-ли, которая сразу направила свет на стол, туда, где ее напугало странное существо. Это оказался хамелеон зеленого цвета, похожий на динозавра, очень миленький и с большим рогом. Хамелеон думал, что его не видят, и стоял как статуя, лишь слегка поворачивая выпуклые глаза в разные стороны, осматривая все вокруг, каждый уголок. Мери-ли подошла и аккуратно взяла его на руки. Хамелеон не сопротивлялся, наоборот, прижался к ее рукам, проявив доверие, и стал еще более зелено-яркого цвета. Этим он показывал, что не боится. В противном случае хамелеоны сжимаются и становятся черного цвета.

— Лион, смотри, какой милый! Такой нежный, даже не боится меня!

— Действительно, очень милый! Ты знаешь, Мери-ли, у нас тоже был дома хамелеон, и звали его Уги! Пять лет он прожил у нас на балконе, сделав там себе домик. Такой умный был, гулял по всему дому свободно и слушался исключительно только мою маму.

— А что случилось? Почему был?

— В один прекрасный день наш хамелеон прогуливался на балконе и временами грелся на солнышке. Он очень любил солнце. В это же самое время мама моя находилась на кладбище, где похоронен мой старший брат. И вот такой странный случай — на хамелеона нашего напали две вороны и расклевали его в буквальном смысле на куски как раз в тот самый момент, когда мама моя находилась около могилы моего брата. В совершенно другой стране, в Грузии! Я выбежал на балкон, но уже было поздно. Одна из ворон прямо передо мной унесла хамелеона, держа его в своих когтях. Он пытался сопротивляться. Но вороны — они своего рода чистильщики. И, наверное, делают свою работу. Конечно же, жаль, что такое произошло, но я вижу в этом какую-то связь с духовными мирами. За спасение кого-то, наверное, забирается чья-то душа. Но это чисто мое мнение исходя из того случая. Похожее произошло с моим другом: к нему домой залетел голубь необычной красоты, белого цвета, и тоже прожил на балконе пару лет. У моего друга дочка тогда служила в армии и в один прекрасный день стала жертвой нападения террористов, которые хотели задавить ее, стоящую на автобусной остановке, тяжелым грузовиком. Как после мой друг рассказал, к нему на балкон залетели две вороны и заклевали белого голубя, точно так же, как нашего хамелеона. Так вот, в то время, когда вороны терзали голубя, дочку моего друга должна была сбить машина с террористами. Ее кто-то толкнул буквально за долю секунды до наезда машины и спас ей жизнь! Что странно, она рассказала после, что рядом с ней никого не было и она не могла понять, кто ее толкнул и спас от удара. Чудом она спаслась от смерти, но что удивительно — это происходило одновременно: растерзание голубя и спасение этой девушки. То, что произошло, — одинаковый случай с нашим хамелеоном! Наверное, тоже какая-то опасность ожидала и маму тогда? Вот такая связь! Что ты об этом можешь сказать, Мери-ли?

— Лион! Ты знаешь, я тоже припоминаю похожий случай. И я думаю, в какой-то степени душа жертвуется для спасения другого человека. Я согласна с тем, что вороны в какой-то степени чистильщики! Делают свою работу! Лион, смотри, хамелеон заснул у меня в руках, так приятно…

— Действительно, очень мило! Мери-ли, тут есть кушетка, ложись, если хочешь. Отдохни, до утра все равно никуда не пойдем, переночуем здесь.

Мери-ли аккуратно прилегла на кушетку, чтобы не тревожить хамелеона, и тут же заснула. Лион присел рядом с ними и тоже закрыл глаза. Сильный гром нарушил ночной покой. Начался проливной дождь, обильные струи воды проливались по всему лесу. Дождь был таким сильным, что за десять минут ручьи уже текли, как реки в джунглях Амазонки. Вода прорвалась в домик, где находились Лион с Мери-ли. Вода поднялась и коснулась руки Мери-ли, от испуга она проснулась и упала в воду. Лион схватил ее за руку и прижал к себе. Вся намокшая, Мери-ли прижалась к Лиону. Бедный напуганный хамелеон перебрался с руки Мери-ли на голову, вцепившись ей в волосы. Сверкнула очередная молния и ударила в дерево, которое стояло рядом с домиком. Вспыхнул огонь, который перекинулся на деревянный домик, и Лион, схватив Мери-ли, выбежал из хижины. Огонь быстро охватил деревянную хижину. Горящее дерево рухнуло рядом с домиком, Лион прикрыл Мери-ли от искр своим телом. Горящие ветки слегка задели спину Лиона, и просто чудо, что дерево не раздавило их, а упало рядом на расстоянии пары метров от них. В воде оно быстро потухло, дождь погасил весь вспыхнувший огонь. Лион отпустил Мери-ли и почувствовал на спине боль от ожога. Но смотря в прекрасные глаза Мери-ли, которые благодарили его за спасение, он просто забыл про боль, и она утихла.

Воды становилось все больше, и дальше идти стало уже невозможно. Они как будто оказались на дне раньше высохшего озера или русла реки, которое начало наполняться, — вода поднялась уже почти по грудь. Дождь лил не прекращая. Лион осмотрелся, ища возможности спасения от потопа, и увидел дерево, упавшее от удара молнии. Он схватился за него, потянув за собой Мери-ли. Так, держась за дерево, они и поплыли по течению. Лион одной рукой держался за дерево, а второй рукой придерживал Мери-ли, чтобы она не соскользнула. Наступила утро, но солнца не было видно из-за густых облаков. Стало чуть светлее, и впереди сквозь дождь показалась большая река, куда течение несло Лиона и Мери-ли, уцепившихся за дерево. Скорость течения все увеличивалась. Мери-ли охватила страх.

— Лион, что будем делать? Что с нами будет, мы же погибнем!

— Ты только держись, Мери-ли, держись крепче за меня! Не падай духом, все будет хорошо! С Божьей помощью! Будем плыть по течению и посмотрим, куда выведет нас река!

Река оказалась бурной, изобиловала водоворотами, острыми камнями, торчащими со дна, и вода в ней была серого цвета. На одном из водоворотов Мери-ли не удержалась, сорвалась, вода понесла ее по течению. Лион отпустил дерево и бросился спасать Мери-ли. Нырнув, Лион быстро догнал ее и поймал за талию, но, проплыв вместе около пяти метров, они сорвались в обрыв с водопадом. Сам водопад был небольшим, около двух метров. Они свалились вниз, как в круглый бассейн, и Лион сразу вытянул Мери-ли на воздух, чтобы она не захлебнулась. Рядом оказался берег, но он был обрывистым. Лион, удерживая Мери-ли за талию, потихоньку начал плыть к берегу. Добравшись до него, Лион схватился одной рукой за камни и начал подниматься вверх, подтягивая за собой Мери-ли. Под ногами скользила глина, сверху лил дождь. Единственное, что спасало, это корни деревьев, которые торчали из земли со всех сторон. За них приходилось хвататься, подтягиваться и таким образом подниматься вверх. Поднявшись достаточно высоко, где вода уже не могла их достать, они остановились на маленькой площадке в горе. Мери-ли была вся мокрая и дрожала от холода. Лион заметил какую-то щель между камней. Слегка раскопав ее руками, он обнаружил, что это вход в маленькую пещеру, затем взял Мери-ли за руку.

— Нам надо рискнуть и зайти внутрь. Это единственный выход укрыться от дождя.

— Хорошо, Лион, родной, я вслед за тобой!

— Может, вас пропустить первой? Вы же женщина…

— Нет, спасибо! Я после вас, сударь!

— Но ведь раньше женщин всегда пропускали вперед! Еще со времен, когда люди жили в пещерах.

— Ладно! Хорошо, Лион, я слышала что-то подобное, но точно не помню причину.

— Если в пещеру наведывался незваный гость или же враг, он там прятался. Когда хозяева возвращались к себе в пещеру, мужчина пропускал женщину вперед, и в этом случае враг нападал в первую очередь на женщину, а мужчина в это время мог отразить нападение.

— Значит, женщину использовали как приманку и как бы жертвовали ей? Какой ужас!

Лион улыбнулся и, аккуратно ступая, вошел в маленькую пещеру. Мери-ли вошла следом за ним. Дождь шел не переставая, и уровень воды в реке продолжал подниматься. Пройдя несколько метров, Лион провалился ногой в какую-то яму и съехал на спине куда-то глубже, потянув собой Мери-ли. Они вдвоем покатились как по детской горке и оказались в какой-то норе, где кто-то обитал, судя по тому, что везде было разбросано сено. В норе было относительно светло, свет каким-то образом умудрялся проникать внутрь.

— Лион, с Божьей помощью мы в убежище! Тебя любит твой Бог! Везде выручает!

— Да ладно, Мери-ли!

— Я это видела своими глазами, когда ты боролся с теми ужасными собаками! Рядом с тобой можно ничего не бояться! Лион, извини, я, наверное, сниму себя мокрую одежду, и если тебе не сложно, отвернись, пожалуйста! Нам нужно согреться, а то мы заболеем, ведь сколько времени находились под холодным дождем. Я вся прямо-таки дрожу изнутри от холода.

— Конечно, Мери-ли, я только соберу сена побольше! Оно нас и согреет.

Лион быстро собрал в углу как можно больше сена. Тем временем Мери-ли сняла с себя одежду, оставив лишь бюстгальтер да нижнее белье, и развесила ее на уступах камней. Она просто осветила пещеру своей красотой! Лион старался не оборачиваться в сторону Мери-ли, но исходящее от нее обаяние даже на расстоянии окутывало его, который тоже снял одежду, вернее, то, что осталось после схватки с собаками. Затем он прилег в уголочке, прикрыв себя сеном, а Мери-ли потянулась к Лиону, стеснительно прикрывая себя руками, распустив волосы. Мери-ли обнаружила хамелеона, который на протяжении всего этого времени держался всеми силами в золотистых волосах Мери-ли, тем самым выжив чудом. Мери-ли взяла смелого хамелеона аккуратно и выпустила на висящие корни в стенах пещеры.

— Вот ты и нашел себе новый дом, здесь столько жучков и насекомых у тебя будет, просто вдоволь.

Затем Мери-ли прилегла. Она ждала, что Лион сам потянется к ней. Ей было так неловко просить у Лиона, чтобы он ее согрел, а это было необходимо сейчас для нее. Ей так хотелось хоть глотка теплоты! Лион, будто почувствовав это, действительно взял ее за руку, затем притянул и прижал к себе. Мери-ли буквально прилипла к груди Лиона и почувствовала эту огромную, нежную теплоту. Лион без всякого лишнего касания просто согревал Мери-ли своим мускулистым телом. Вдруг в темноте сверкнула пара красных глаз, Лион чуть приподнялся и увидел лисицу, которая медленно стала приближаться к незваным гостям и, оскалив зубы, собралась напасть, но, принюхавшись к Лиону, отскочила назад. Мери-ли тут же заметила, как несколько маленьких лисят вылезли из укрытия навстречу матери. У них также сверкали глазки, и они с любопытством и нетерпением выглядывали из-за комочка сена.

— Лион, лисица, принюхавшись, испугалась тебя, как настоящего льва! В тебе есть облик царя зверей, и это чувствуется!

— Так будь осторожнее, когда находишься близко ко льву!

— Нет, Лион, я тебя совсем не боюсь!

Лисята от любопытства уже теряли терпение, и, несмотря на запрет лисицы, они подбежали к Мери-ли и начали нюхать и прижиматься, ласкаясь хвостами, а один даже начал подыгрывать и заманивать ее поиграть. Мери-ли очень обрадовали маленькие лисята. Тем временем Лион, видя, что все спокойно, повернулся и заснул.

Лисята окружили со всех сторон Мери-ли, прижались к ней и стали согревать ее, они были очень пушистые и мягкие. Мери-ли посмотрела в сторону Лиона, который уже спал и слегка похрапывал, затем обняла лисят и тоже, закрыв глаза, погрузилась в сон. Лисята, согревшие Мери-ли, от тепла тоже заснули, а за всем этим строго наблюдала мама-лисица, но не решалась подойти. Прошло несколько часов, капли воды разбудили Мери-ли, пролившись по ее нежной коже. Открыв глаза, она увидела, что рядом не было ни лисят, ни их мамы. Лион по-прежнему крепко спал. Мери-ли приподнялась и проверила свою одежду, которая уже почти подсохла, затем накинула на себя полусухую майку и решила подняться наверх, посмотреть, не прекратился ли дождь. Она поднялась и не торопясь вышла наружу. Дождя не было и, хотя небо было еще в тучах, слышно стало пение птиц. После дождя все вокруг стало зеленым. Вдруг совсем рядом послышались голоса людей. Мери-ли заметила двоих всадников на роскошных конях, которые направлялись в ее сторону. Вначале она обрадовалась, увидев людей, и пошла навстречу, но, приблизившись, один другому крикнул:

— Смотри, какая женщина, Гарри! Надо спасти ее от одиночества, да какая она красавица! Пришло время повеселиться!

Другой кивнул головой в знак согласия и цинично рассмеялся. Мери-ли, услышав это, быстро повернулась и забежала обратно в пещеру. Войдя, сразу кинулась будить Лиона.

— Вставай, Лион, родной! У нас гости с плохими намерениями! Тут двое мужчин хотят меня изнасиловать!

Лион едва открыл глаза, не понимая, что происходит.

— Какие гости? Какое изнасилование? Ты о чем, Мери-ли? Наверное, тебе во сне приснилось!

— Какое во сне? Они вот-вот уже войдут сюда! Одевайся, Лион, прошу тебя!

Лион быстро оделся, еще не проснувшись до конца.

— Послушай, Мери-ли, ты сделай вид, что одна тут находишься, а я с ними разберусь!

Он отступил в сторону и укрылся сеном. В это время двое незнакомцев с радостными криками забежали в пещеру.

— Иди сюда, милашка, где ты? Не бойся, красавица!

С криком и смехом забежавшие в пещеру застали Мери-ли в напуганном виде, как будто она была поймана в ловушку. Один из них, которого звали Гарри, уже начал снимать с себя куртку, а второй шел рядом с ним как поддержка. Мери-ли потихоньку отошла назад, откуда и выпрыгнул Лион с львиным видом. Схватив их за головы, он мощно треснул их лбами и вырубил обоих на месте. Бедолаги даже не успели ничего понять, как упали без сознания.

— Вот, Мери-ли, теперь есть во что одеться! Одежда сама пришла к нам. Просто прелесть!

Лион раздел обоих, передал Мери-ли подходящую майку, правда, она была длинновата, но зато Мери-ли надела ее в качестве платья. И куртку натянула сверху, что было кстати, снаружи было еще прохладно. Лион тоже оделся, после чего снял кожаные ремни с брюк мужчин и связал обоих между собой, стянув им руки и ноги, да так сильно, чтобы они запомнили этот день надолго.

— Лион, ты знаешь, они прибыли сюда на конях. Так что не только одежду принесли нам, но еще и позаботились о транспорте. Я же говорила тебе, что Бог любит тебя и в беде не оставит.

— Прекрасно! Мери-ли, но кто я такой и что из себя представляю, чтобы меня так любил Всевышний?

— Значит, есть у тебя призвание и важная миссия! Ты должен осуществить ее в жизни!

— Я никогда не задумывался над этим! Ладно, пойдем отсюда, Мери-ли. Пора выбираться из этого леса. Кстати, куда подевалась лисица с лисятами?

— Не знаю, когда я проснулась, их уже не было.

— Хорошо, тогда я заваливаю эту пещеру и перекрываю выход!

Выйдя из пещеры, Лион завалил песком вход и перекрыл его двумя огромными камнями. Мери-ли, смотря на это, чувствовала, что ей стало как-то не по себе.

— Мы, конечно, не имеем права решать судьбу людей. Но они недостойны пощады, по-моему, так им и надо!

— Да, Мери-ли, ты права, люди действительно разные! Вместо того чтобы, увидев беззащитную женщину, поддержать и помочь ей, они поступили как последние скоты, тем самым выбрав свой путь.

— Ты прав, Лион. Каждый человек выбирает свою дорогу в этой жизни. Так что никого не надо и нельзя жалеть! Нам это нужно хорошо запомнить. Мы иногда жалеем людей, не зная, какие поступки они совершали в прошлом.

— Люди ценятся своими поступками…

— Лион, смотри, вот и те кони!

— На вид такие роскошные, наверное, дорогой породы? Мери-ли, ты же разбираешься в лошадях?

— Это итальянские жеребцы! Очень дорогие. Лион, наверное, пора уже в дорогу, домой! Транспорт у нас есть, поедем, проводишь меня до дома.

— С удовольствием! Только надо еще найти дорогу.

Вновь заморосил дождь. Мери-ли взялась за приручение коней, приласкав обоих, привела одного из них к Лиону. У нее был опыт с лошадьми, она знала, как с ними надо общаться. Лион смело взялся за повод, несмотря на то что никогда не ездил верхом. Подпрыгнув и овладев конем, Мери-ли подняла его на дыбы как профессиональная всадница. Лион наслаждался картиной. Женщина развернула коня в сторону леса и помчалась как ураган на своем скакуне. Лион решил тоже попробовать резко рвануть, но чуть не свалился, схватившись за гриву коня, он еле удержался в седле. «Да, лучше ехать не спеша», — подумал Лион, а Мери-ли уже почти не было видно. Но вот показался выход из леса. Мери-ли с радостным лицом дождалась появления Лиона, а увидев его, подскочила и опять поставила коня свечкой, приветствуя своего спасителя и светясь от счастья.

— Лион, я отсюда уже знаю дорогу! Едем скорее!

— К тебе домой, Мери-ли?

— Ну да! Не бойся, я же тебя не съем!

— Мери-ли, я провожу тебя до дома и пойду своей дорогой!

— Нет, Лион, ни в коем случае! Я не отпущу тебя! Дай мне теперь достойно поухаживать за тобой! Прошу тебя!

— Хорошо! Только я не хочу, чтобы у тебя возникли неудобства из-за меня.

— Какие неудобства? Во-первых, я живу одна, у меня одна лишь горничная дома. Все нормально!

Лион улыбнулся и рядом с Мери-ли продолжил путь. По дороге Лион начал рассказывать:

— Мери-ли, ты знаешь, когда человек проходит через какие-то трудности, это немного похоже на спортивный тренажер! Вот представь себе, что индеец из леса, который не знаком с цивилизованным миром, приехал в город и заглянул случайно в окно спортивного зала, куда люди приходят прилично одетые, а потом переодеваются и начинают заниматься спортом на тренажерах. Они прилагают усилия и преодолевают сопротивление. При этом потеют, устают и еще за это платят деньги. У индейца возникает вопрос: может, лучше на эти деньги купить еду или одежду? Но что происходит в реальности? Человек, который занимается на тренажерах, действительно тратит силу и его мышцы напрягаются, устают, но зато в дальнейшем они укрепляются и организм становится еще более сильным, начинается рост мускулатуры. Так и в жизни: когда человек преодолевает препятствия и проблемы, душа человека очищается и поднимается на уровень выше. В прямом смысле так и получается — уровень души человека поднимается, когда мы преодолеваем свою лень и отрицательные качества своего характера: вспыльчивость, гордость и несдержанность!

— Очень интересное сравнение! Я никогда не слышала такого.

— Дорога у нас длинная, я еще много чего могу рассказать. Было время, когда я посещал уроки Торы. Ты слышала про Тору еврейского народа?

— Лион, конечно же, я знаю про Святую Тору и считаю, что еврейский народ — очень мудрый народ!

— Мери-ли, Тора для нас — основа жизни. Кто соблюдает ее и живет по ее законам, тот счастливый человек, и это я видел своими глазами!

— Лион, извини, мы уже около моего дома! Вот как твой Бог нас быстро привел! Я время в пути не заметила.

— Мери-ли! Бог — он для всех народов! Не только мой или только еврейского народа. Когда мы принимали Святую Тору, у всех народов мира была возможность поучаствовать в этом чуде и тоже принять законы Святой Торы! Когда с небес до земли стоял огненный торнадо, и миллион людей были свидетели этого, и был слышен голос с небес.

— Лион, подожди, я об этом впервые слышу! Когда это происходило? Боже мой, как интересно! Я хочу, чтобы ты подробно рассказал мне эту историю.

— Да, конечно, с удовольствием, Мери-ли!

— Вот и мой дом! Тот, что с правой стороны!

Мери-ли первая подскакала к дому, показывая дорогу Лиону. Дом был двухэтажный, небольшой. Из калитки вышла женщина с радостным лицом. Это была прислуга. Увидев Мери-ли, она, счастливая, выбежала навстречу и открыла дверь.

— Мери-ли! Вы вернулись! Наконец-то! Какое счастье, мы уже везде заявили о вашей пропаже! Ваш отец до сих пор с командой спасателей обыскивает все вокруг! Слава богу, вы живы и здоровы!

Мери-ли спрыгнула с коня и крепко обняла прислугу, поцеловав ее как родную сестричку. Затем повернулась в сторону Лиона.

— Лион! Эта моя домработница, она как сестра мне! Ее зовут Жулиет. Она для меня все! Жулиет — это Лион, мой спаситель.

Лион слез с коня и подошел к женщинам поближе. Жулиет взяла руку Лиона и прижала ее к своей груди.

— Даже не представляете, какое счастье и радость вы вернули в наш дом! Мери-ли — наша праведница! Спасибо вам большое, я ваша должница, Лион! Друг мой!

Жулиет была родом с Кубы из Латинской Америки. Она была стройная, слегка пышных размеров, но очень красивая и жизнерадостная женщина средних лет. Она обняла Мери-ли за талию, взяла за руку Лиона и проводила их домой. На входе в дом была надпись большими буквами «Мери-ли Фазель». Зайдя в дом и проходя по коридору, Лион удивился необычной архитектуре в особняке. Все было сделано из разноцветного стекла и хрусталя с красивыми изображениями. На огромных витражах были изображены картины борьбы Геракла с крылатым львом, изображения Самсона и Далилы. Еще одна картина изображала царя Давида, стоящего против Голиафа, и напротив, в другом окне — как Давид побеждает льва, ослепляя его с помощью отраженных от своего щита солнечных лучей. Все картины были украшены цветами и птичками, порхающими в небесах. В прихожей стояла хрустальная тумбочка, а на ней — разные сувениры, золотые изделия, по центру стоял необычный подсвечник. Лион сразу узнал его. Эта была ханукия.

— Лион, извини! Я пойду приведу себя в порядок. Это займет немного времени, а Жулиет побудет с тобой и позаботится, чтобы ты чувствовал себя как дома!

— Мери-ли, спасибо! Не беспокойся обо мне, я тоже пойду умоюсь и обработаю раны.

— Да, Лион, конечно! Жулиет поможет тебе во всем, и увидимся за ужином.

— Хорошо.

— Нет, пожалуй, Лион, я сама поухаживаю за тобой.

— Не надо, Мери-ли, отдохни.

— Все нормально, пойдем!

Она взяла Лиона за руку и потащила ванную комнату. Там женщина достала сумку первой помощи, и вместе с Жулиет они быстро промыли и обработали раны на теле Лиона. Затем Мери-ли принесла одежду.

— Это одежда моего отца, Лион! Все новое.

— Спасибо большое, Мери-ли! Знаешь, я видел у вас ханукию, подсвечник, что стоит на тумбочке! Откуда она у вас?

— А, этот подсвечник! Его подарили моему отцу, и это длинная история. Лион, ты одевайся, отдохни, а за ужином я обязательно тебе ее расскажу.

Затем Мери-ли поцеловала Лиона в щечку, а Жулиет внезапно тоже поцеловала его в другую и прошептала с латинским акцентом:

— Наш спаситель. Ты наша любовь!

Лион покраснел от поцелуев. Женщины вышли, оставив его в покое, чтобы молодой человек спокойно смог переодеться и отдохнуть. Лион принял душ и надел новую одежду, а затем вышел в зал. Тут никого не было, зато в углу стоял просторный диван. Лион просто свалился на него, утонув в мягких подушках. Через пару минут он уже сладко спал. Во сне ему виделось, что находится он в своем родном городе, который весь опустел. Навстречу ему одиноко шла девушка, которая спросила:

— Вы знаете, где тут находится синагога? Проводите меня, пожалуйста.

Лион, показывая дорогу девушке, знал, что ведет ее правильно, но пришли они почему-то в большой судебный зал. Лион удивился, что вроде шли к синагоге, а попали в зал правосудия. Зайдя внутрь, девушка подвела Лиона к месту, где судья задает вопросы виновным и свидетелям. Это место огорожено деревянными столбиками. Девушка привела Лиона к этому месту, затем она спросила:

— Лион, ты хочешь оказаться там?

Лион посмотрел туда и дотронулся до деревянных столбиков, которые были очень красиво вырезаны. Затем подумал, что на этом месте стоят люди, провинившиеся в чем-то. Их судят.

— Нет, я бы не хотел оказаться там!

— Тогда веди меня в синагогу!

Девушка была серьезно настроена. Они вдвоем вышли и пошли в синагогу.

Лион проснулся в тревоге. Этот сон был настолько реальным! Как будто все происходило наяву. Прокрутив сон в голове еще раз, Лион догадался, что девушка, привидевшаяся ему во сне, была Шаббат Малка — Королева Шаббата, исходя из того, что сегодня пятница и время приближается к Каббалат святого Шаббата. И надо идти в синагогу! Как это делали предки.

— Лион, все нормально? — с улыбкой обратилась к нему подошедшая Мери-ли. Она обняла его и взяла за руку.

— Да! Я как будто провалился, заснул на диване так сильно, что ничего не помню.

— Я знаю, мы с Жулиет тебя видели и накрывали на стол тихо, чтобы ты не проснулся. Пойдем поужинаем вместе.

Жулиет позаботилась накрыть стол прекрасным ужином. На столе было все: горячий суп, жареная рыба, мясо, приготовленное в остром соусе, напитки, вино и коньяк. Мери-ли посадила Лиона рядом с собой, она выглядела изумительно, одетая в красивое платье. Она вся сияла и ожидала комплиментов от Лиона, ведь нарядилась она только для него. Но, наверное, Лион еще не до конца проснулся, что бывало с ним часто. Мери-ли подняла бокал с вином, пригубила и повернулась к Лиону приятной улыбкой.

— Лион, ты интересовался подсвечником? Хотя у меня много антиквариата в доме, но именно этот подсвечник привлек твое внимание.

— Да! Он такой необычный! Это же ханукия?

— Да! Лион, я расскажу, как она попала в нашу семью. История моих предков и корни моего прадедушки исходят из Польши. Он сражался за освобождение Америки во времена Джорджа Вашингтона в 1775 году. Его привезли в Америку еще маленьким, он прошел множество унижений со стороны поляков, так как был из еврейской семьи.

— Твой прадедушка еврей?

— Да. Как видишь, у меня корни еврейского народа. Но за годы многое изменилось, к сожалению. Смешанные браки… Но я все-таки наполовину еврейка.

— Так приятно об этом слышать, Мери-ли! Ты с такой гордостью сказала об этом.

— Спасибо, Лион! Конечно же, я горжусь быть частью великого и избранного народа! Но, к большому сожалению, в те времена не очень-то уважительно относились к евреям!

— Это правда! Мой отец рассказывал, что это из-за того, что еврейский народ считается избранным. Многие завидуют этому, взять, к примеру, тот случай, когда в 1414 году по всей Европе чума уносила миллионы жизней. Из ста человек умирало девяносто! К удивлению для всех, она обходила стороной еврейские семьи. А причина — еврейский народ соблюдал законы Святой Торы! Обмывание рук, соблюдали чистоту тела (микве). Другие народы, видя такое, вместо того чтобы взять пример и спастись от зловещей чумы, наоборот, начали злобно завидовать и стали избивать евреев за то, что они не умирают от чумы! Просто поражаешься, как зависть приводит людей к таким поступкам!

— Зависть! Лион, это и есть проблема человечества, с зависти начинаются все беды и проблемы. Завидуя, человек становится недовольным, злым, может начать воровать и способен даже убить! Кстати, Лион, у меня дома хранится письмо моего прадедушки, в котором он рассказывает о чуде, связанном с этой ханукией. Жулиет! Посмотри, пожалуйста, в нашей тумбочке, оно должно лежать под сувенирами.

Жулиет встала и грациозной походкой, слегка покачивая бедрами, пошла к тумбочке. Было ясно, что она тоже пыталась привлечь внимание Лиона и произвести на него впечатление. Она не была соперницей Мери-ли, но время от времени строила глазки Лиону. Подойдя к тумбочке, она нежно и медленно наклонилась, открывая под ханукией маленький ящичек, затем достала оттуда письмо и также красивой и вызывающей походкой вернулась к столу. Жулиет, передавая письмо в руки Мери-ли, наклонилась перед Лионом, чтобы тот оценил ее красоту и почувствовал ее аромат. Мери-ли не спеша открыла старинную плотную бумагу и заодно наблюдала за Жулиет, которая так старалась приблизиться к Лиону. Мери-ли слегка смутило такое поведение служанки, которую она считала преданной подругой. После возвращения Жулиет на свое место Мери-ли успокоилась и, улыбнувшись, продолжила:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 308
печатная A5
от 669