электронная
360
печатная A5
407
18+
Человек с заклеенным ртом

Бесплатный фрагмент - Человек с заклеенным ртом

Стихи


Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-8624-3
электронная
от 360
печатная A5
от 407
До конца акции
13 дней

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Кто я?

Сгорали желанья мои,

Словно птицы,

И вновь возрождались

Из пепла, крича.

Я пал, как убитый

Боец на границе,

Сражаясь с врагом

Без щита и меча.


Летали ветра

По хрустальному дому,

Я строил и вновь

Разрушал потолки.

Я каждый день резал,

Увы, по живому,

Когда мне шептали

С небес: отсеки.


Неслась колесница

Истории давней

На помощь ко мне

По дороге ночной,

А я под колёса

Подкладывал камни

И пил за грехи,

Совершенные мной.


Я видел рассвет,

Умываясь слезами,

Готовый всё ниже

В страстях своих пасть.

И ныла душа,

Погруженная в пламя,

И злилась души этой

Каждая часть.


Летели ракеты,

Как точные стрелы,

И танки гудели,

По жизням скользя.

Я дул на костёр,

Где надежда горела,

Я жег транспаранты

Со словом «нельзя».


Я ложью очерчивал

Слово святое.

Я в лица плевал

Господам и судам.

Я каюсь. Я вою.

Сказать тебе, кто я?

Я — ты, ты и ты…

Моё имя — Адам.

Арена

Если недели несутся,

Как яркие фары,

Снова по кругу сверкая

Осколками дней,

Не пропусти долгожданного

В спину удара —

В эти минуты от боли

Ты станешь сильней.


Гнется, потеет и плавится

Тело гимнаста,

Красный платок возбуждает

Тупые рога.

Если готов ты к потере,

Кричит время: баста!

Смех пораженья не громок,

И ночь не долга.


Если же мысли, как тени,

Ползут по паркету,

Быстро меняя решенья,

Стремления, мечты,

Видя гримасы в кривых зеркалах,

Знай, что это,

Это и это, и это, и это —

Здесь всё — только ты!


Всё в этом цирке бесследно

Проходит когда-то.

Ярко сияет под куполом

Радуга слёз.

К ужасу зрителей

Падают вниз акробаты,

Но за спиной у тебя

Есть страховочный трос.


Это не горе,

А только игра в чёт и нечёт,

Жажда победы, где планка

Твоя высока,

Это арена надежды,

Где время не лечит,

Но приближает

Заветную радость прыжка.

Асфальт

Серый мир, ты любому

До боли знаком,

В свете ярких реклам

Ты приходишь в упадок.

Знай, ты будешь раздавлен

Дорожным катком.

Очень скоро ты будешь

Безжизненно гладок.


Пусть по улицам эхом

Проносится стон,

Превращая шаги

В бесконечное сальто,

Равнодушия нашего

Тысячи тонн

День грядущий впечатают

В толщу асфальта.


В этот вечер последний

Объятья крепки

Лишь у тех, кто прошёл,

Тротуар не разрушив…

Проминают всю Землю

Беды каблуки,

Увязают в дороге

И ноги, и души.


Как дорожный ремонт

Справедливо жесток!

Как приятен прохожим

Гудроновый запах!

Только кошки сбегут,

Не попав под каток,

Унося с собой память

О прошлом на лапах.


Нет, и чья-то душа

Здесь на крыльях любви

Поднимаясь, останется

Точно живая.

И раздастся пронзительный

Голос: «Дави!».

И планета умолкнет,

Навек застывая…

Берег, не плачь

Смыты следы твоей памяти

Тёмной волной,

Образы ищешь глазами,

Но нет их нигде.

В брызгах соленых растаял

Полуденный зной,

Катится, катится

Шар золотой по воде…


И растворяется в свете лучей

День за днём,

Месяц за месяцем

Годы уносит волна.

Прошлое тонет, забудь

На закате о нём,

Даже лучи не пронзят

Это море до дна.


Эхом последним в душе

Раздаются слова.

Речи, упреки и крик

Заглушает прибой.

В шуме морском

Лишь молитва надежды жива,

Это прощается день твой

Вчерашний  с тобой.


Звон телефонный сквозь время

И шум городской,

Голос страданий последних

И вой неудач, —

Всё на глазах поглощает

Вечерний покой,

Смыты следы твоей памяти,

Берег, не плачь!

Утро в чужом городе

Я теряюсь в каркасах и бликах

Железных конструкций,

Я в бетоне тону, и промяли

Асфальт каблуки.

Равнодушно легко

Мнут газоны тяжёлые бутсы

Каждой яркой росе,

Каждой чистой слезе вопреки.


В этом городе снов

Не могло всё случиться иначе.

Даже песня тоски

По-другому звучать не могла.

Звонким хаосом лет,

Разлетаясь без боли и плача,

Разбивается мысль о бетон

На осколки стекла.


Я транзитом… Я мимо…

Я просто слепой наблюдатель.

Не мои это улицы, крыши,

Проспекты, дома.

Не мои голоса…

Так зачем улыбнулся Создатель,

Открывая шлагбаумы в час,

Когда таяла тьма?!


Не игрок, не спортсмен,

Не боец я на линии фронта,

Не мыслитель седой,

Не мудрец над решеньем задач…

Так зачем же рассвет

Режет мир этот вдоль горизонта,

И в ладони мне падает

Яркий светящийся мяч?!

Депопуляция

Бредет чей-то скот

По долинам, навек заклеймен,

Отчаянье лет, словно ток,

Сквозь себя пропустив.

В пыли под копытами,

Как в механизме времен,

Пружин бесконечных

Стальной дребезжащий мотив.


Не нужно иметь в этом стаде

Ни зренье, ни слух,

Свернёт, покорится, лишь ты

Посильнее ударь,

Устанет ли в этом пути

Электронный пастух,

Невидимый миру рогатому

Призрачный царь?


Дорога безвестна, ровна,

Зелена и пряма,

Но так далека и на бойню

Ведёт прямиком.

А где-то сидят летописцы

И пишут тома,

Презренье своё запивая

Парным молоком.


И цель неясна даже тем,

Кто готовит отчёт,

Лета быстротечны,

Холодные зимы лихи.

Печаль, словно кровь,

По сосудам животных течёт :

За тысячи лет

Изменились, увы, пастухи.


Мелькают в глазах дни и ночи,

Бессилье и страсть.

И в песнях земли

Не хватает ни звуков, ни слов.

Забыты давно времена,

Когда царская власть

И мощь измерялись

Количеством в стаде голов…

Вердикт

В заброшенный город

Приходит решающий вечер.

Скрипящие двери

Закрыты давно на замки.

За стол совещаний садятся

Участники встречи,

Друг друга приветствуя

Кодовым жестом руки.


Над каждой фигурой

Зажженный светильник искрится.

Секрет нераскрытый

Таит каждый пристальный взгляд.

Минуты рассчитаны.

Скрыты желанья и лица.

У каждого гостя уже

Подготовлен доклад.


Замри, чтоб в вибрации воздуха

Ткань не слетела.

Не двигайся, в такт тебе

Вздрогнет и пламя свечи.

Умолкни, душа.

Не дыши, беспокойное тело.

Удар молотка. Сердце, сердце,

Прошу, не стучи.


Уже через миг

Тишина воцарится немая.

Сольются все речи

И тексты в единый курсив.

И кто-то привстанет,

Перчатки небрежно снимая,

И выпьет за встречу,

Последний вердикт огласив.


За окнами тихо зашепчут

Седые аллеи,

И встанут все гости,

О приговоренном скорбя.

И маски спадут. И от ужаса

Ты, весь белея,

В любом из собравшихся

Сразу увидишь себя.


И с криком ты бросишься

Мимо шуршащих акаций

Из тёмного дома,

Увитого страхами, прочь.

Но будет на плечи упрямо

Тебе опускаться

За вечером синим

Тяжёлая чёрная ночь…

Эскалатор

Мероприятий исполнен век.

Полон забот куратор.

В рамках программы

«Смертельный бег»

Движется эскалатор.


Ноги, бегущие вверх и вниз.

Монстры без лиц и судеб.

Тише, прохожий, остановись!

Люди, куда вы, люди!


Выделен небом двойной бюджет,

Светом! Ну что мы ропщем?!

Пресса, не спи и готовь сюжет

О воровстве всеобщем.


Справа и слева гремят пути,

Фар ослепляют пятна.

Кверху! И, звёзды зажав в горсти,

Быстро бегом обратно.


Лестницы, лестницы, скрежет, ток,

Пара рывков — и старость.

Сколько же в пропасть

Спешащих ног…

Сколько им жить осталось?


А наверху торжествует снег:

Выпущен детонатор!

В рамках программы

«Смертельный бег»

Рушится эскалатор!

Песня шамана

В мегаполисе гремящем,

Преисполненном обмана,

Среди шумного уюта,

Комфортабельного свиста,

Раздаётся голос дикий

Одинокого шамана,

Облаченного в легенды

Неизвестного артиста.


В прериях стального мира

Свет пронизывает кроны,

Смотрит лунный глаз печально,

Как в ветвях дрожит эпоха.

Сквозь века слышны мотивы,

И слышны страданий стоны,

От восторженного зова

До отчаянного вдоха.


Ты несись, реальность жизни,

Бесконечно, по спирали,

Не нарушь закон вселенной

И гармонию природы.

Неизбежен крик младенцев

В месте том, где умирали,

Исчезали, растворялись

Все великие народы.


Восполняя все утраты,

Мир поёт свои молитвы

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 407
До конца акции
13 дней