электронная
90
печатная A5
406
16+
Цена одиночества

Бесплатный фрагмент - Цена одиночества

Объем:
302 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-6209-4
электронная
от 90
печатная A5
от 406

— Мамуль, я как раз подумываю о том, чтобы весь ресторан украсить живыми цветами. И непременно белыми. Розы, лилии. Как тебе? Мне кажется, что шарики это так простонародно, — увлечённо листая свадебный каталог, девушка активно делилась новыми идеями с мамой и женихом, — Стасик, а ты что скажешь? Тебе нравится?

— Лично я твою идею с цветами полностью поддерживаю. Думаю, папа тоже будет не против, — мать красавицы-невесты, Арина Кирилловна, с готовностью принимала любой её каприз. Хочешь кучу одинаково-белых лимузинов? Пожалуйста! Свадебное платье от известного французского модельера? Нет вопросов! Путешествие на Мальдивы? Конечно, деточка. Родители счастливы выбросить на это чёртово мероприятие как можно больше денег. Главное, чтобы их сокровище было довольно.

— Стасик, а ты что молчишь? — получив одобрение от матери, девушка переключила всё внимание на жениха. Ему ведь тоже полагалось прыгать от радости.

— Делай, как знаешь, дорогая, — Стас прибегнул к любимой фразе отца, когда мать точно также приставала к нему с вопросами. А как тебе новые шторы в гостиной? А не пора ли нам сменить мебель? А куда мы отправимся в очередное путешествие?

У отца такой трюк всегда получался. Мама, довольная тем, что ей дали карт-бланш на любые безумства, моментально успокаивалась. А вот с Татьяной этот приём, похоже, не срабатывает. Сразу становится ясно, что у девушки испортилось настроение. В глазах заплясали опасные огоньки.

— Ты хочешь сказать, что тебя наша свадьба совсем не интересует? — у неё даже голос зазвенел от плохо скрытой ярости, — может, ты и жениться на мне передумал? Ты давай, скажи! У меня желающих достаточно. Или ты думаешь, что один такой подарок?

Новый приступ раздражения, как всегда, начался слишком внезапно. Стас до сих пор не мог к ним привыкнуть, хотя по мере их сближения, его невеста всё чаще демонстрировала несносный характер. Он беспомощно оглянулся на будущую тёщу, привычно ожидая от неё поддержки. И как всегда, Арина Кирилловна всё взяла в свои руки.

— Милая, не заводись. Что ты хотела, обсуждая с мужчиной такие тонкости? Ты думаешь, он вообще сможет отличить живой цветок от искусственного? Они же ничего не понимают в красоте. Мужчины должны зарабатывать деньги, и на этом всё… Кроме того, мне кажется, Стас вообще не думает о самом процессе свадьбы. Он больше мечтает о том дне, когда вы, наконец-то, станете мужем и женой.

Арина Кирилловна была по-настоящему мудрой женщиной. Она всегда и для всех находила нужные слова. Стас даже удивлялся, как она могла воспитать такую безбашенную дочь, как Татьяна. В кого она вообще пошла этим своим несносным характером? Или характер не зависит от воспитания и заложен природой уже при рождении? Ведь существует много доказательств, что так оно и есть. Взять, к примеру, их с братом. Родились и выросли в одной семье, а такие разные. Он серьёзный, ответственный. А Тимка… Он так и остался ребёнком в свои двадцать с лишним лет.

— Если бы он и правда мечтал об этом дне, то не затягивал бы так с этим делом, — Татьяна никак не желала успокаиваться, — я вообще хотела в день всех влюблённых пожениться. Представляешь, как это романтично? А Стас уехал на два месяца и сорвал нам всю подготовку!

— Милая, я же по делам ездил. Сама знаешь, что у отца сейчас серьёзные проблемы в бизнесе, ему нужна моя помощь…

— Я прекрасно знаю, про проблемы твоего отца. И спасёт его только помощь моего отца. Но он её не получит, пока мы не поженимся. Ты не хуже меня знаешь условия!

Татьяна выпрямилась в кресле, словно радуясь, что нанесла такой точный, такой болезненный удар. Это и в самом деле было метко. Прекрасно зная о ситуации в семье Стаса, она нещадно этим пользовалась, старательно напоминая ему о зависимости всего их будущего от одних только её капризов.

А ситуация и впрямь была патовая. Бизнес его отца, дело всей его жизни, терпел медленный крах. Кредиторы наступали со всех сторон. Благополучие их семьи было под угрозой. Компанию могло спасти только серьёзное денежное вливание. Поэтому появление Якова Кудрина, председателя правления крупного холдинга, было воспринято отцом Стаса как некая Божья благодать. Но ничего сверхъестественного, к сожалению, не наблюдалось. Просто у Якова Антоновича была единственная дочка, которой он подыскивал подходящего мужа. Татьяна положила глаз на Стаса, а любящий папа кандидатуру будущего зятя одобрил.

Мнение самого Стаса никто особо и не спрашивал. Его родителям Татьяна понравилась, и отец быстренько обрисовал сыну ситуацию, пояснив, что очень скоро они могут остаться даже без жилья, поскольку всё имущество уйдёт в счёт погашения многочисленных долгов. Стороны пришли к соглашению меньше, чем за месяц, и мать с дочерью Кудрины стали готовиться к роскошной свадьбе. Стасу бы хотелось, чтобы вся эта подготовка прошла как-нибудь без его участия, но Татьяну это не устраивало. Она хотела, чтобы жених проявлял активное участие и восторгался всеми её идеями.

— Мам, а что с квартирой? — внезапно вспомнила девушка, отвлекаясь от очередной ссоры с женихом, — ты уверена, что всё будет готово в срок? Документы, ремонт и прочее?

— Уверена, — тепло улыбнулась ей мать, — твой отец сказал, что всё уже почти оформлено… Я понимаю, ты не любишь ждать, но это того стоит, поверь мне. Шикарный вариант.

— У нас будет своё гнёздышко, любимый! — забыв о ссоре, Таня улыбнулась уголками губ, лишь создавая видимость улыбки, но Стас успел привыкнуть к таким «эмоциям» невесты. Прочитав где-то, что если много гримасничать, то могут прежде временно появиться морщины, девушка решила беречь свою идеально гладкую кожу. И теперь от неё невозможно было добиться ни единой гримасы. Она с завидным упорством искореняла любое проявление мимики, отчего её лицо стало походить на безжизненную маску. Стас даже мысленно прозвал её «мумией».

А вот шикарный вариант для Стаса не казался таким уж и шикарным, если хорошо подумать. Квартира, которую им покупали Кудрины, была большой, просторной. Но минус в том, что находилась она в том же подъезде, что и жилище Таниных родителей. На два этажа ниже. Получается, что после свадьбы вся их семейная жизнь будет проходить практически на глазах тестя с тёщей. Таня, разумеется, была в восторге. Как же, не придётся расставаться с любимой мамочкой. Можно и дальше сплетничать за чашкой чая, да бесконечно болтаться по магазинам и ресторанам. Именно к такой жизни и привыкла его невеста с самого детства.

Вот Стас и относился к престоящему подарку на свадьбу весьма скептически. Собственная квартира это, конечно, хорошо. Но если б она ещё была чуть подальше от будущих родственников. А если в гости захочется приехать, так Татьяна всегда на машине. Но его мнения никто спрашивать не собирался. Впрочем, как и по многим другим вопросам. Яков Антонович просто поставил его перед фактом, ожидая благодарностей.

— Да, дорогая, — послушно отозвался Стас. Первые навыки в будущей семейной жизни почти отработаны до автоматизма. Да, дорогая! Да, Яков Антонович! Да, Арина Кирилловна! Вот и всё, что от него требовалось. Да ещё почаще выглядеть счастливым, чтобы ни Татьяна, ни Кудрины и не думали сомневаться в том, что этот брак для него предел всех мечтаний.

— Нам ещё нужно будет нанять прислугу. Но этим я сама займусь. Ты же мне поможешь, мама? — немного оживившись, проговорила Татьяна. Во всём, что касалось их новой квартиры: ремонт, мебель, прислуга, она принимала живейшее участие. Может, только ради этого она и собиралась замуж? Знала, что любящие родители позаботятся о её комфортном существовании.

— Конечно, детка, — с готовностью ответила Арина Кирилловна, — мы обратимся в наше агентство по персоналу. У них всегда самые лучшие варианты. Думаю, повара и горничной-экономки вам на первое время хватит, правда? А потом уже и о няне подумаем.

По дороге домой настроение у Стаса немного поднялось. Прощаясь, Таня выбежала вместе с ним в подъезд и сама бросилась на шею, целуя и шепча на ухо о том, как сильно она его любит и с каким нетерпением ждёт их свадьбу. Целуя её в ответ, молодой человек подумал, что на самом деле всё не так плохо, как ему иногда кажется. Да, его невеста капризная и избалованная, и временами напоминает своим поведением маленькую девочку, несмотря на то, что ей уже исполнилось двадцать три года. Но это, скорее всего, из-за данного ей воспитания. Таня единственный ребёнок в семье, всё внимание родителей с детства было обращено только на неё. Вот и получился такой, временами несносный, характер. Но зато она его любит. И со временем у них всё будет хорошо.

— Какие у тебя на завтра планы? — спросила Таня, обвивая руками его шею и подставляя губы для поцелуя, — может, сходим куда-нибудь? В ресторан, к примеру? Поужинаем, выпьем вина.

— Мне работать надо будет, — Стас с трудом отказался от такой заманчивой перспективы. Хотелось, конечно, не ужина в ресторане, а того, что обычно бывало после него. В постели Татьяна была необыкновенной. Смелой и раскованной. Ему иногда даже интересно становилось, где же она обучилась всем этим штукам. Но спросить так и не осмеливался. Ясно же, что кто-то был у неё ещё до него. Пытался как-то осторожно расспросить у неё о бывших, но девушка в резкой форме дала понять, что это, собственное, не его дело. Больше он и не спрашивал. Да и какая, по сути, разница? У всех есть своё прошлое. Это же не главное. Главное для них — это их совместное будущее.

— А послезавтра? Родители уедут на дачу. Квартира свободна. Грех не воспользоваться такой возможностью, — Таня снова приблизилась к нему так, что он почувствовал тонкий аромат духов на её коже. Распущенные волосы щекотали ему лицо, а голос завораживал и обволакивал. Действительно, возможность была отличная. Смешно признаваться, но им приходилось искать место и время для занятий сексом. Стас в свои двадцать пять всё ещё жил с родителями. Не то, чтобы он не мог позволить себе снять собственную жилплощадь, но просто с родителями было как-то привычней и удобней. Благодаря матери, можно было не думать о бытовых проблемах. Всегда убрано, постирано, приготовлено. Таня тоже жила с родителями. Яков Антонович был ярым противником всех добрачных отношений. Сначала штамп в паспорте, а потом и всё остальное. Так что для близости оставалось слишком мало вариантов. К их первой ночи Стас снял номер-люкс в самом дорогом отеле города. Ему показалось это романтичным — свечи и лепестки роз на постели. Но невеста ему заявила, что больше она по гостиницам ночевать не собирается. Чувствует себя дешёвой шлюхой, которую сняли на ночь, как и сам номер. И с тех пор приходилось ждать, когда родители Тани уедут в свой загородный дом, чтобы побыть наедине. Благо, что в последнее время это случалось всё чаще и чаще.

— Танюш, я бы с радостью, но у меня сейчас и правда очень много работы, — Стасу не хотелось отказываться от такой соблазнительной возможности приятно провести вечер, но отцу нужна была его помощь. Дела в фирме шли отвратительно. Новых заказов давно не было, кредиторы наседали. Отец без устали повторял, что спасти их может только очень крупный инвестор. К сожалению, на горизонте пока был только один желающий: Яков Кудрин. Да и тот собирался финансировать их только после свадьбы. А пока предстояло справляться своими силами.

Татьяна этого понимать не хотела. Все проблемы бизнеса были от неё бесконечно далеки. Ей нужно было только то, что интересовало её саму. Миг — и глаза её опасно сузились. Молодой человек сразу понял, что сказал не то. Настроение у девушки снова испортилось.

— Тебя только работа твоя и интересует, и больше ничего. А жена нужна так, чтобы просто была, вроде мебели, так? — отойдя от него, со злостью в голосе проговорила она, — и правильно, зачем жена, если есть работа, правда?

Стас с тоской посмотрел на закрытую дверь квартиры Кудриных. Не позовёшь же сейчас Арину Кирилловну на помощь. Да и не будет она постоянно рядом с ними. Пора ему и самому учиться погашать вспышки ярости у будущей жены. Тем более, он уже давно понял, как можно повлиять на её настроение.

Подойдя к ней, он снова заключил её в кольцо своих рук. Медленно, бережно, осторожно. Прекрасно понимая, что она в любой момент снова может его оттолкнуть и осыпать проклятиями. В плохом настроении она становилась непредсказуемой. Но сейчас она доверчиво к нему прильнула, прижав кулачки к груди. Похоже, снова наступило хрупкое перемирие.

— Не говори глупостей, Танюш, мне очень хочется побольше времени проводить с тобой. Я не могу дождаться того дня, когда ты уже станешь моей женой, — прошептал он, целуя её за ушком, так, как ей всегда нравилось, — ради тебя я отложу все свои дела, только бы ты была счастлива, родная! Куда ты хочешь пойти? В какой ресторан?

Татьяна, не колеблясь ни минуты, выбрала самое дорогое и модное заведение. Туда, куда был запрещён вход простым смертным. Где стоимость ужина за один вечер была выше, чем месячная зарплата у простых служащих. Стас сам бы не захотел идти в столь пафосное место, но приходилось привыкать к запросам невесты. Таня считала, что у неё должно быть всё самое лучшее.

Возвращаясь домой, Стас задумчиво смотрел на дорогу, машинально поворачивая руль на знакомых поворотах. Минут двадцать пришлось простоять в возникшей из ниоткуда «пробке», но и к этому он отнёсся довольно-таки философски. Подумаешь! Зато есть немного времени посидеть в тишине и спокойствии. Этого ему в последнее время катастрофически не хватало. На работе суета вечная, дома мать со своими расспросами. А в свободное время у него теперь Таня. Вроде все признаки успешного молодого человека на лицо, но почему же он тогда чувствует себя, словно загнанная лошадь?

Во дворе дома ему с трудом удалось найти немного свободного места, чтобы втиснуть машину. Кто придумал такую крошечную парковку во дворе, где сплошные многоэтажки? Если приезжаешь домой вечером, то перед тобой возникает нешуточная проблема: куда поставить машину? И ведь никто не против платной стоянки. Даже наоборот. Многие спали бы спокойней, зная, что их транспортное средство под надёжной охраной. Так нет же! Ближайшая к ним платная парковка в двух кварталах отсюда. Оставить там машину, и как домой добираться? Пешком или на такси? В общем, сплошное неудобство. То ли дело просторный подземный гараж в доме у Кудриных. Машина в закрытом помещении, да ещё и мест больше, чем жильцов в доме. Стас поймал себя на мысли, что впервые с нетерпением думает о переезде на новую квартиру, купленную Яковом Антоновичем. Наверное, там и правда будет удобнее жить.

— Стасик, это ты уже? Проходи скорее, раздевайся! — выглянув на шум в прихожей, мать вышла ему навстречу, помогая снять куртку и повесить её в шкаф, лёгким толчком отправляя в ванную мыть руки. Такой привычный с детства ритуал. Какие бы ни были у него проблемы на работе, или ещё раньше, в школе, но дома ему всегда становилось легче.

— Я тебе тут чай с пирожками приготовила. Или ты покушать хочешь? Ты только скажи, я мигом всё сделаю, — когда он вернулся из ванной, мать суетилась на кухне, по которой летали соблазнительные ароматы чего-то мясного. Ужин готовит к приходу отца.

— Спасибо, чая с пирожками мне вполне хватит, — не желая отвлекать её от приготовлений, Стас привычно занял своё любимое место у окна, наблюдая за размеренными материнскими движениями. Ещё один ритуал, знакомый с детства. Их семья всегда жила в достатке, но мать почему-то не признавала никаких помощниц по-хозяйству. Всё предпочитала делать сама. Говорила, что ей не нравятся посторонние люди в её квартире. А ещё, что она и так сидит дома, а если у неё ещё и домработница будет, то она и вовсе может превратиться в ленивую бездельницу.

Раньше Стас считал, что так делают все женщины. Или работают, или занимаются домом. Самому ему хотелось, чтобы его собственная жена сидела дома и занималась хозяйством. Воспитывала детей и ждала его с работы. Совсем как мать. Но познакомившись с Таней и её матерью, он неожиданно узнал, что у некоторых богатых дам есть интересы помимо работы и дома. В частности, мать и дочь Кудрины проводили уйму времени во всевозможных спа, салонах красоты, а также в поисках эксклюзивных нарядов и украшений. Ну и на светских тусовках, чтобы можно было похвастаться этими самыми нарядами и украшениями перед такими же богатыми бездельницами. Не сказать бы, что он был доволен таким положением дел, но спорить ему и в голову не приходило. К тому же, было почти невозможно представить Таню в фартуке, на кухне, готовящую ужин. Да она вряд ли плиту сможет включить без подсказок. И зачем, если для этого есть собственный повар?

— Что сегодня у Танюши было интересного? — интересуется мать, поставив перед сыном кружку крепкого чёрного чая и тарелочку с пирожками собственного приготовления. Странный такой вопрос. Лет десять тому назад она таким же тоном интересовалась, что интересного у него было в школе.

— Как обычно, — Стас медлил с ответом, грея пальцы о горячую чашку, — Таня с матерью обсуждали детали свадьбы, а я сидел и со всем соглашался.

— А как ты хотел? — присев возле сына, Нина Борисовна сочувственно ему улыбнулась, — это же праздник, в первую очередь, для девушки. Исполнение мечты, сказка, если так можно сказать. А мужчине остаётся только соглашаться и исполнять эту сказку.

Она замолчала и мечтательно улыбнулась. Наверное, вспомнила свою собственную свадьбу. Давно это было. В прошлом году родители отметили серебряный юбилей. В красивом белом фотоальбоме хранились чёрно-белые снимки их общего торжества. Денег у них тогда было немного и свадьба получилась скромной. На чьей-то квартире вместо ресторана, а в качестве приглашённых только близкие друзья.

Но как же светились лица его родителей. Лишь взглянув на них становилось сразу понятно, насколько сильно они влюблены друг в друга. Эта влюблённость и была главным украшением их скромного праздника. И столько лет спустя, они всё ещё любили друг друга. Стас же им по-доброму завидовал. Как им повезло, что они смогли встретить свою половинку. Вот бы и ему так. Жениться на той, которая заставит сердце биться чаще. На той, к которой после работы захочется возвращаться домой.

— А мне даже исполнять ничего не придётся, — криво ухмыльнулся молодой человек, — Татьяна сама чётко знает, чего хочет. А Яков Антонович подпитывает все её капризы деньгами. Вот и всё.

— Не расстраивайся, сынок, — мать ласково погладила его по руке, — Танюша хорошая девушка, хоть немного и избалованная. Она любит тебя, это и невооружённым взглядом видно.

Стас кивнул, не в силах спорить. Да, может, и любит. Вон как со свадьбой торопится. Ей бы характер ещё поспокойней, чтоб не выходила из себя по каждой мелочи. Когда он в прошлый раз попросил перенести церемонию, и не получилось у них зарегистрироваться на День Святого Валентина, как она того хотела, она пришла в бешенство и расколотила две китайские вазы, стоявшие у Кудриных в гостиной. Хорошо хоть, не об его голову. Хотя в тот момент ему хотелось спрятаться куда-нибудь подальше от разъярённой фурии, в которую так внезапно превратилась его невеста.

— Отец не звонил? — поинтересовался он, вспомнив, что сейчас тот должен был вести переговоры с каким-то потенциальным инвестором, который мог бы спасти их компанию. Ну или хоть немного отсрочить её полный крах. Стас собирался быть рядом с отцом на этой встрече. А вместо этого потратил драгоценное время, обсуждая, лентами, шарами или живыми цветами будет украшен банкетный зал.

— Нет. Зато Тимка звонил. Спрашивал, на какую дату назначили свадьбу. Собирается приехать.

— Да неужели?

Стас и сам собирался в ближайшее время послать брату приглашение. Но то, как говорила о нём мать, словно тот сделает всем огромное одолжение, если приедет, вывело его из себя. Да уж, младший брат по-прежнему его главная заноза в заднице. Несерьёзный, несобранный, неуравновешенный. Полная противоположность ему самому. Пять лет назад, закончив школу, Тим решил получать образование не в родном городе, как это делал Стас, а отправился за границу. Отец оплатил ему поездку, хотя братишка решил изучать какое-то непонятное программирование вместо экономики. Вот если бы он стал экономистом, мог бы принести существенную пользу семейному делу. Стас тогда пытался поговорить с братом, объяснить ему перспективы. Наставить, так сказать, на путь истинный. Бесполезно. Тим с детства был слишком упёртым. Делал только то, что нравилось ему. А Стас ему завидовал. Ему тоже хотелось свободы действий. Жить, ни на кого не оглядываясь. Но так, как у Тима, почему-то не получалось. Всегда оставалось противное чувство, что он кому-то что-то должен. Что не оправдал чьих-то ожиданий. Пренеприятное это чувство. И очень тяжёлое.

2

— Станислав Альбертович, ваш кофе, — секретарша, молоденькая девушка, недавняя выпускница какого-то там техникума, аккуратно поставила на стол перед ним чашку с горячим напитком.

— Спасибо, Тома. Отец ещё не приехал? — Стас с трудом оторвался от бумаг, которые просматривал с самого утра, пытаясь обнаружить что-нибудь такое, важное. Вдруг, с расчётами не всё верно, и на самом деле их фирма не на грани финансового краха. Пустые мечты, конечно. Но уж лучше так, чем сидеть, смотреть в одну точку и думать о том, чем могут закончиться очередные переговоры отца с представителем банка о предоставлении им нового кредита.

— Нет, и даже не звонил, — Тамара скорбно покачала головой. Как и все служащие компании, она была в курсе финансовых проблем хозяев, и от души им сочувствовала. Ей рассказывали, что Альберт Данилович основал эту фирму ещё в молодости и начинал с ремонта дачных домиков. Он всю душу вложил в «Строй-Яр». Обидно будет, если она разорится. Да и ей самой тогда придётся несладко. Работы лишится, и куда потом идти? Высшее образование она так и не получила, опыта работы секретарём пока маловато, меньше года назад сюда пришла. А здесь и работа спокойная, и не пристаёт никто. Не считают, что секретарша должна быть ещё и кем-то вроде проститутки. Альберт Данилович, насколько она знала из слухов и сплетен, своей супруге не изменял. Да и Станислав Альбертович был в высшей степени порядочным человеком. Правда, от более близких отношений с сыном шефа она бы отказываться не стала. Молодой, красивый, вежливый. Но он на неё внимания обращал не более, чем на любую другую сотрудницу офиса.

— Что же он так долго? Ведь с самого утра уехал, — пробормотал Стас, ни к кому конкретно не обращаясь, уставившись в одну точку.

— Может, вам ещё что-то нужно? — стремясь ему помочь, спросила девушка. Самой не по себе становилось от того, как он переживает. Развеяться бы ему сейчас, прогуляться. Но нет. Все мысли только о работе.

— Спасибо, Тома, ничего не надо. Сообщите мне только, когда отец приедет. Хорошо? — даже не посмотрел на неё нормально. Взгляд рассеянный, улыбка вымученная. Даже обидно стало на минутку. Неужели нельзя хоть раз посмотреть на неё, как на красивую девушку? Она ведь внешне ничуть не хуже его невесты. Только шмотки не брендовые. В этом, конечно, ей бесконечно далеко до Кудриной. Но зато она на человека живого похожа, а не на идеально-дорогую куклу, которая даже улыбаться не умеет по-человечески. И что он в ней нашёл?

Хотя, по этому вопросу Тому остальные сотрудницы офиса давно просветили. Да она и сама догадывалась. Не вчера вроде на свет появилась. Отец этой самой дамочки был в городе известной личностью, денежным мешком, если можно так сказать. Так что союз Станислава Альбертовича с Кудриной был выгоден в первую очередь самим Ярским. Ладно, это дело решённое. Но почему он ей так верность хранит, никакой интрижки на стороне не заведёт? Неужели правда любит эту кисломордую мымру?

Не успела Тома покинуть кабинет, оставив сына шефа в гордом одиночестве, как он и просил, как на неё накинулась сгорающая от любопытства Алёна из бухгалтерии. Главная любительница посплетничать в их дружном коллективе. Всегда всё про всех знает. Томе даже казалось иногда, что Алёна больше времени проводит в коридорах офиса и кабинетах других сотрудников, чем на своём непосредственном рабочем месте.

— Ну что там? — жадно стала расспрашивать Алёна, — известно что-нибудь о начальстве?

— Нет. Станислав Альбертович сам ничего не знает. Отца дожидается.

— Эх, долго он слишком. Значит, плохо дело, — горестно вздохнула Алёна, — отказали ему в банке. Как пить дать, отказали. Наверное, пора работу новую подыскивать. Пойду-ка я резюме себе пока составлю. Да и рекомендации бы приличные получить не мешало…

— Ой, не каркай ты лучше! — в сердцах оборвала её Тамара. Алёна сейчас озвучивала её затаённые страхи и сомнения, и от этого девушке стало совсем не по себе. Может, и правда начинать работу новую подыскивать? Так, на всякий случай. Алёна вон старше неё, опытней. И то сразу решила, что «Строй-Яр» доживает свои последние дни.

— А тут хоть каркай, хоть не каркай, а результат всё один будет, — флегматично пожала плечами бухгалтерша.

— Может, Станислав Альбертович ещё спасёт фирму. Недаром же он на Кудриной жениться собрался, — сказала Тома, — а у неё отец богатый. Поможет финансированием.

— Дай-то Бог, — вздохнула Алёна, — только смотрю я, не торопится что-то наш Стасик в ЗАГС-то бежать. Два раза уже свадьбу откладывал. Того и глядишь, найдёт себе эта дамочка нового жениха. И тогда нас уже ничего не спасёт.

Пока сотрудницы обсуждали незавидную участь их компании, Стас у себя в кабинете думал о том же самом. Вроде недавно ещё всё шло хорошо. Фирма занимала в строительном бизнесе не последнее место, заказчики были довольны, владельцы получали стабильный доход. И тут из-за одной ошибки всё пошло наперекосяк. Отцу внезапно показалось, что «Строй-Яр» приносит слишком мало денег, захотелось выжать побольше. Сэкономил на материалах, и как результат — обрушение кровли в только что построенном торговом центре. К счастью, обошлось без жертв, он ещё не был сдан в эксплуатацию. И даже удалось избежать суда, хотя за подобное и предусматривается уголовная ответственность. Но пришлось выплатить более чем солидный штраф. Но и это не самое страшное. Самое страшное — это потеря репутации. Отец тут же лишился гранта на строительство новой школы. Заказчики почти перестали к нему обращаться. Нечем стало платить рабочим, пришлось брать кредиты, и теперь не хватало денег, чтобы их отдать. Заложено уже было всё, что можно. Долговая яма затягивала всё больше.

На столе у него высилась гора папок с отчётами о тех объектах, которые им всё же доверили выполнять, но заниматься ими Стас не спешил. Сначала хотелось узнать, чем закончится поездка отца в банк. Их последняя надежда. Интересно, сколько времени прошло с тех пор, как он уехал? И позвонить-то нельзя. Вдруг отвлечёт его от важного разговора.

Побродив кругами по кабинету, Стас залпом выпил кофе, принесённый Тамарой. Эх, сейчас бы лучше коньяку с приличной выдержкой. Больше толку. Чтобы убить время, снова сел за стол, придвинул папки с отчётами. Попытался отключиться от всего постороннего, сосредоточиться на ровных колонках цифр, но ничего не получалось. Просидев так около получаса и не добившись абсолютно никакого результата, он с раздражением отбросил бумаги в сторону. Почему отец до сих пор не вернулся? Почему он так долго? Может, позвонить Тамаре и узнать, не приехал ли ещё?

Дверь распахнулась в тот момент, когда Стас, полностью потерявший терпение, взял в руки телефон, намереваясь, наплевав на всё, позвонить отцу. А вот и он сам. Уставший с виду, но по выражению лица не понять, чем же закончилась его встреча. Зашёл, плотно закрыв за собой дверь, отсекая всех любопытствующих. И только потом подошёл к столу, тяжело опустился в кресло.

— Ну? Папа, не молчи! К чему вы там пришли? Что решили? — не в силах больше терпеть, Стас присел на край стола возле отца. Ну давай же, сообщи хорошую новость! Скажи, что компания сможет выбраться из этого чёртова кризиса!

— Кредита не будет. Никакого. Нигде, — Альберт Данилович произнёс это медленно, почти по слогам, словно суровый приговор. А это и был приговор всему их будущему. Они разорены. Счета фирмы скоро заморозят. Им придётся объявить о банкротстве.

— Это конец, — прошептал он потрясённо. Столько лет коту под хвост из-за одной-единственной ошибки. Разве это справедливо?

— Нет, сын, не конец, — Альберт Данилович встал, чтобы быть ближе к сыну, просяще заглянул ему в глаза, — ты же сам знаешь, какой у нас есть выход. Женись на Татьяне. Только её отец сможет нас спасти. Подумай о семье, прошу тебя. Мать не выдержит такого удара. Мы же нищими станем. Что с Тимом будет? Так и не получил профессию, одно баловство только…

Обидно. И чертовски несправедливо. Почему он должен жертвовать своей жизнью ради общего блага? Разве он решил сэкономить на том чёртовом центре? Нет! Он даже пытался отца отговорить от неразумной экономии. Бесполезно же было. И слушать ничего не захотел.

— Ну почему ты так артачишься, Стас? — негромко продолжал уговаривать его отец, — понимаю, нелегко, когда вот так, без выбора. Но если подумать, Татьяна ведь идеальной женой будет. Умная, красивая, воспитание отличное. А уж связи какие, и не подкопаешься. Сам бы женился, будь я помоложе. Ты же лучше неё никого не найдёшь.

Стас же продолжал молчать, краем уха слушая уговоры отца. Как тут объяснишь, почему он до сих пор упрямится? Два раза уже откладывал свадьбу, бесконечно пытался найти выход из этой безнадёжной ситуации, не привлекая капиталы Кудрина. Он и сам до конца не понимал, почему. Просто чувствовал, что это неправильно.

— Она же не просто так уцепилась за ваш брак. Она же любит тебя!

Стас нахмурился. Слушать было противно. Нашли самый простой выход, и радуются. А то, что ему при этом быть крайним, думать не хотят. Не сказав отцу ни слова в ответ, он взял со стола свой телефон и направился к встроенному, незаметному с виду, шкафу в углу кабинета. Достал пальто. Совсем забыл про время, и теперь нужно было торопиться.

— Сын, ты куда? — всполошился Ярский-старший, заметив, что Стас собирается уйти.

— В ресторан опаздываю, — буркнул Стас уже у двери, — совсем забыл, что мы с Таней сегодня собирались поужинать. Извини, дома поговорим.

Даже думать не хотелось о том, что будет, если он опоздает на встречу. Такого Татьяна ему так просто не простит. А её испорченное настроение дорогого стоит. Стас поспешно вышел из кабинета, едва уловив последнее отцовское напутствие: «Постарайся ускорить свадьбу, сынок!».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 406