электронная
100
печатная A5
399
16+
Celistic. Эхо мира

Бесплатный фрагмент - Celistic. Эхо мира

Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-4438-9
электронная
от 100
печатная A5
от 399

Эхо мира

Yesterday is history,

Tomorrow is mystery,

But today is gift.

That’s why we call it — The Present

На борту «Клермонта», одного из старейших ламарянских крейсеров, собралось все верховное командование планеты. Главным вопросом на повестке дня единогласно был выбран Промос, поэтому, наскоро расправившись с остальными проблемами, ламаряне приступили к докладам о спутнике Промоса — Фавро. Ситуация выглядела обнадеживающей. Через третьих лиц Ламару удалось скупить большую часть производства на спутнике и выдавить остальные компании, пустив финансовые потоки в обход Промоса. Вот-вот должна была завершиться кампания по нахождению вредных веществ в промосианской продукции. Если все пойдет по плану, Промос попадет в экономическую блокаду, и торговый центр Целистики вернется на Ламар. Все были довольны услышанным, и только генерал ламарянских войск высказался скептически, взяв последнее слово:

— Безусловно, мы применили все финансовые, юридические и политические инструменты, чтобы загнать Промос в угол, — сказал он. — Но остается вопрос, который меня беспокоит: насколько далеко Промос будет готов зайти в ответ?

Глава 1: Восход

Медленно, натужно, и, кажется, даже чуть проседая, взлетала грузовая баржа. От грохота проснулся паренек. Он щурился на солнце, только что приподнявшееся над горизонтом, и пытался сообразить, где он. Впрочем, этот вопрос оказался не сложным — несмотря на рассвет, над головой до сих пор висела характерная лимонная долька Фавро. Он был на Промосе.

Но как он сюда попал? Смутно вспоминалась полусонная высадка из какого-то корабля, и кто-то кого-то зачем-то бил. Кто? Кого? Зачем? Он сел на бордюр, покопался в растрепанной шевелюре и похлопал по карманам (заодно с облегчением убеждаясь, что били явно не его). В карманах почти ничего не было, только салфетка с коряво набросанным номером. На уголке салфетки чуть выделялся логотип какой-то кафешки с маленькой шахтерской планетки Огрид. Что этот номер означает, он не знал, и чтобы не беспокоиться по пустякам, тут же выкинул салфетку в ближайшую урну. Вокруг в остатках предрассветной дымки раскинулось широченное взлетное поле, еще пустое, только где-то на горизонте слабо проглядывались постройки терминалов, и где-то там, должно быть, ждали вылетов корабли. Паренек встал, потянулся и широким шагом направился через поле. Стрекотали танарки, между трещинами перебегали юркие стилисы. Мимо пролетел одинокий флаер работников космопорта. Наконец показались корабли. Огромные махины, которым скоро предстояло вылетать. Казалось, что они спали. Паренек коснулся рукой обшивки одного из кораблей, и ему показалось, будто внутри рокочет мерное дыхание исполинского зверя.

Кораблей на Промосе было полным-полно. Всего пятьдесят лет назад, когда люди бежали на Целистику с умирающей Земли, корабли казались спасительными ковчегами. Люди воспринимали их как сокровище и последнюю надежду. Но с того времени родилось и выросло уже два поколения людей. Людей, которые никогда не видели Земли. Зато они видели перед собой огромный новый неизведанный мир с множеством заселенных планет. Для них корабли были пропуском в этот мир, и богатые торговые планеты, такие как Промос, Ламар или Сайф были для нового поколения узловыми точками, где пересекались пути множества путешественников, туристов, промышленников и торговцев. Отсюда постоянно кто-то улетал, и здесь всегда можно было найти путь в нужную сторону, а чаще всего и работу, которая бы обеспечила едой по пути.

И тут паренек вспомнил, что он здесь делает (он всегда вспоминал, когда видел космически корабли). Ищет своих родителей. Он уже не помнил, когда покинул их, зачем и на какой планете. В голове оставался смутный образ маленького домика у моря. И плескалась вода приятного мягкого оттенка. Он странствовал от планеты к планете, от одной системы к другой, пытаясь понять, какому из многочисленных миров принадлежит этот образ. Впрочем, долго он на одной мысли не задерживался, налицо были значительно более насущные проблемы — хотелось есть.

— Эй! Ты чего тут?!

Сбоку приближался неприятный тип в спецовке ремонтника. Только сейчас паренек понял, что все еще стоит, положив руку на обшивку.

— Как называется этот корабль?

— Он называется: «Не твое дело, свалил отсюда, хмырь».

— «Карпатия», — паренек механически ответил самому себе, и тут повернулся к ремонтнику, указывая на чемоданчик у того в руках. — Если я скажу, где в корабле неисправность, вы поделитесь со мной бутербродами?

— Ну, давай, попробуй.

— У «Карпатии» почти на исходе источник питания бокового стабилизатора. Если вы не замените его — будет сильно трясти при взлете.

— Да ладно? И с чего ты это решил?

Паренек растер в пальцах пыль, оставшуюся после касания обшивки. Понюхал.

— Это песок Сайфа. Всего одним слоем, значит, вы были на планете один раз и не привыкли к пылевым бурям. Обычно у новичков на Сайфе быстро изнашиваются стабилизаторы, — он сам не знал, откуда у него в голове вся эта информация. Да и не задумывался. Просто он всегда говорил то, что считал правильным. Нужные слова приходили сами.

Ремонтник усмехнулся: «Не были мы ни на каком Сайфе. Гуляй, парень. Нечего тут крутиться».

Тот поднял глаза: «Вы врете. У нас уговор, и я выполнил свою часть. Теперь выполните вашу». Парень говорил спокойно и даже не задумывался о том, а что если он ошибается? У него были глаза фанатика. И фанатизм, тлеющий у него внутри, готов был на все ради одного — восстановления справедливости.

Смена Джесс подходила к середине. Она зябко ежилась в лучах встающего солнца, расположившись высоко-высоко на площадке рядом с трубой старого военного завода. Завод давно не работал. Промос сворачивал военные производства, стараясь сделать из Каполе крупный туристический центр. Однако на всякий случай завод все еще охраняли роботы… ну, точнее они должны были охранять его. Последние несколько дней охранную систему чинили, и на пост приходилось выходить людям. Делать было нечего, Джесс просто смотрела вдаль, на корабли раскинувшегося на горизонте космопорта, широкую магистраль к Каполе, аккуратные домики предместий столицы Промоса.

«Ты же замерзла совсем», — казал рядом кто-то.

Джесс встрепенулась и тут же заметила у себя над головой человека. Он сидел на краю трубы, смотря в сторону восходящего солнца, свесив ноги, и явно собирался завтракать бутербродами. Удивлению девушки не было предела. Как он туда забрался вообще?! Человек спрыгнул на смотровую площадку, пролетев добрых пятнадцать метров, и Джесс подумала, что сейчас он разобьется. Но в последний момент перед приземлением у него из ботинок ударили снопы пламени, смягчившие падение.

— Скажи, крутые! — довольно ухмыльнулся паренек. — Слайдерами называются. Совсем новое изобретение, я даже не знал, что у меня такие есть.

Только сейчас девушка пришла в себя: «Вы вторглись на охраняемый военный объект! Требую, чтобы вы срочно покинули территорию!»

— Ужас какой, ты не только замерзла, но еще и голодная, — паренек совершенно не слушал. — Изводишь себя из-за полнейшей чепухи. Вот, держи, — он положил на перила сверток с бутербродами.

— Вы, вообще, кто такой, гражданин? Ваши документы, пожалуйста.

Он вдруг загрустил, опустив глаза: «Я и сам не знаю… прости».

— Как это не знаешь? А имя?

— И имя не знаю. Просто забываю постоянно. В конце концов, какая разница?

— Чудной, — Джесс сама не заметила, как перешла на «ты». — С луны ты, что ли, свалился…

И тут дверь открылась. На площадку вышел полицейский, который должен был сменить девушку через несколько часов.

— Не спится что-то, — прокомментировал он свое появление. — О! Я смотрю, тут у тебя бутерброды с колбасой! А у меня как раз чай в термосе.

Таинственного незнакомца в пределах видимости уже не было, и рассказывать о нем Джесс не захотела.

А сам таинственный незнакомец всего через час вышел из попутного флаера на окраине Каполе. Вдалеке высились огромные стройки этого зарождающегося мегаполиса. Ослепительно белые, с изящными скошенными гранями небоскребы, многоярусные магистрали и арки. Паренек даже присвистнул, представляя, каким станет город в ближайшие годы. Но бурчащий от голода живот прервал все другие мысли.

Быстрыми шагами паренек зашел в придорожное кафе. Публики внутри было немного, все больше строители, водители и экипажи отлетающих кораблей. Посетители завтракали, играла негромкая музыка, шустро сновала одна-единственная официантка. Паренек подошел к стойке и улыбнулся широкоплечему бармену.

— Доброе утро, — сказал он. — Я ищу работу, которой мог бы заплатить за еду.

— Работы у нас всегда хватает, — бармен добродушно протирал стакан. — А что ты умеешь, малец?

— Я могу указать на человека, который пришел ограбить ваше заведение.

— Это занятно! Эй, Диззи, останови музыку! Тут к нам фокусник пожаловал! — все внимание окружающих переключилось на паренька. — Давай, парень! — бармен даже зааплодировал, некоторые посетители осторожно поддержали. А паренек отступил на центр, вполне довольный реакцией.

— Сейчас я покажу человека, который пришел в это заведение с самыми несправедливыми намерениями, — он пошел по кругу, декламируя и оглядывая посетителей. — Этот человек пришел сюда не для того, чтобы поесть, не для того, чтобы встретить старого друга. А для того, чтобы ограбить вас! Настоятельно рекомендую вам заранее вызвать полицию, иначе вы рискуете стать его жертвами, — последнее он сказал совершенно серьезно, но ответом был лишь хохот. — Кто же этот негодяй? Может быть, вы? — он ткнул пальцем в престарелого фермера. — Или вы, девушки? Не-ет! Все значительно-значительно интереснее!

Кружа и размахивая руками, он приближался к дальнему столику, проход к которому был занавешен. Парень так увлекся, что не заметил, как меняется в лице бармен. Тот уже собрался окрикнуть, но было поздно — парень торжественно отдернул занавеску и с криком «Ага!» вцепился в плечо сидящего там человека. Этот был холерического вида мужичок в строгом костюме. Он удивленно поднял голову на непрошеного посетителя. По помещению пронесся гул удивленных голосов — многие его знали. Но паренька было уже не остановить.

— Кого мы поймали! — декламировал он. — Это не просто грабитель! За его плечами предательства, коррупция, убийства конкурентов, махинации с правительственными заказами… — и только сейчас парень сам начал понимать, что он говорит. Он не мог себя остановить, так что говорил все тише и тише, тогда как мужичок аккуратно снял руку, вытер салфеткой губы и поднялся, — …организация «черного» рынка, управление бандами…

Тут подбежал бармен:

— Пускай себе грабит! — выкрикнул он, пытаясь оттянуть паренька назад.

— О, спасибо за разрешение, — мужичок подманил к себе нескольких дуболомов, до этого обедавших за другими столиками, чтобы не беспокоить босса. — А вы, молодой человек, откровенно нарвались.

— Ха! — смущение паренька прошло в одно мгновение, он обернулся к посетителям. — Ребята, давайте, ну не голыми же руками мне их учить уму-разуму.

Где-то в стороне послышался ответный смешок, и паренек тут же поймал брошеную железку — импульсный кастет. Противники не дожидались, пока он снова обратит на них внимание. Они кинулись в атаку разом. Сработали слайдеры, и паренька мгновенно отнесло на десяток метров назад. Еще не успел он врезаться в стену, как слайдеры на мгновение включились снова, расшвыривая столы и стулья. Тремя короткими слайдами паренек оказался за спинами оппонентов. Спружинил, и четвертым выдал мощный апперкот, усиленный импульсом кастета. От удара двое обломов вылетели в окно, а третий застрял головой в люстре. Но паренек только расходился. «Ха!» — выкрикивал он с каждым новым полускольжением, мелькая, будто на ускоренной съемке, проскальзывая где-то между секундами, и только искрой вспыхивал импульсный кастет.

Полиция приехала быстро — всего через несколько минут. Картина, которую застали полицейские, была по меньшей мере необычной. Оба главных виновника драки сидели в пыли перед баром, обнявшись, и паренек что-то убежденно шептал на ухо мужичку. С приездом полиции он вскочил: «Наконец-то! — тут же обернулся, погрозив пальцем: Попомни мои слова!» — и был несказанно удивлен, когда его сковали наручниками и затолкали в полицейский флаер. Внутри паренек нос к носу столкнулся с Джесс.

— Так, — начала она со вздохом. — Слушай внимательно, — она остановила его попытки заговорить. — Ты только что нарвался на Дентона, и по правде говоря, он получил за дело. Но тебя сейчас, да еще и без документов сгноит в тюрьме его банда. И сделать мы ничего не сможем, Дентон подвязан с профсоюзом строителей, которые нам нужны — кровь из носа. Поэтому я тебя отпущу и как-нибудь разберусь с профсоюзом, но… — она выдержала паузу, — …ты пообещаешь, что сегодня же покинешь Промос. Понятно?

— Я у тебя в долгу, — сказал парень.

— Забудь о долгах. Ты на первом же корабле улетаешь отсюда. Иначе тебя найдут.

— Я не могу забыть о долгах. Долги я должен возвращать.

— Ну да. Можешь отправить мне еще один сверток с бутербродами оттуда, куда тебя занесет.

— Нет. Ты спасла меня, Джесс, — в том, что он знал ее имя, на этот раз не было ничего мистического — имена у полицейских были на бирках. — Если когда-нибудь ты сама попадешь в беду, я найду тебя и вытащу.

— Договорились. Все. Пошел отсюда.

Паренька выкинули из машины за баром, и еще несколько минут он просто сидел, отходя от событий и думая, где бы все-таки найти еды. Потом он взглянул на импульсный кастет и протянул его куда-то в сторону: «Спасибо. Отличное оружие, — из тени здания вышел человек, взявший кастет назад. — Вы, я так понимаю, капитан „Карпатии“?»

В тени усмехнулись: «Как ты догадался?»

— У пыли Сайфа очень специфический пряный запах, от которого не отделаться и за неделю.

Из тени протянулась рука. Паренек поднялся, облокотившись на нее и, наконец, рассмотрел этого человека — тоже молодой, с короткими темными волосами, наглый и самоуверенный.

— Как тебя зовут?

— Не знаю. Зови меня Эл.

— «Эл» это от «Эллис». Слишком пафосно для тебя. Пускай будет Бакстер.

— Не важно. Похоже, мне нужно срочно покинуть планету. Могу я занять каюту у тебя на «Карпатии»?

— А куда тебе нужно добраться, Бакстер?

— Не знаю. Куда угодно.

— «Карпатия» вылетает на спутник Промоса — Фавро.

— Значит, на Фавро.

— Хорошо, — капитан вызвал свой флаер и открыл перед Бакстером дверь. — Заваливайся.

А внутри флаера заблокировал все выходы и навел на пассажира пистолет: «А теперь, Бакстер, скажи мне, кто ты на самом деле?» Повисла тишина. Паренек смотрел на оружие с удивлением и даже не пытался сопротивляться.

— Я… я не знаю. Путешественник.

— Хорошо. Давай расскажу то, что знаю я. Сегодня утром ты крутился у моего корабля, каким-то образом разузнал, откуда мы летим, и сломал руку моему главному механику. Потом ты нашел меня… как ты это сделал, вообще?

— Может, нам нравятся одинаковые бары? — паренек попытался жалко улыбнуться.

— Да неужели? А потом я проверил тебя по базам. И знаешь, друг, там по тебе ничего. Нет никакого Эла, никакого Бакстера, твои данные даже по ассоциациям ничего не выдают. Ты что-то вроде хакера, который не оставляет следов? Или как это все объяснить? Что? Ты? Такое?

— Я не знаю, честно, — казалось, что паренек заплачет.

— А что ты знаешь, вообще?!

— Ну… я голодный, — заныл он.

Капитан вздохнул, опуская оружие.

— Ладно. Все равно нам нужен механик. — Он задумался и вдруг выдал: Ты почему-то мне нравишься, парень. Знатную трепку задал этим подонкам, — он протянул руку. — Зови меня Лесли, — подмигнул. — Ну что, убираемся с этого несчастного планетоида?

Глава 2: Пружина

От тряски паренек свалился с койки, больно ударившись о металлический пол. Он невнятно замычал и потянулся, смотря по сторонам. Где он на этот раз? «А, точно, на каком-то космическом корабле», — понял он сразу, как только вспомнил причину тряски. Источник питания бокового стабилизатора на исходе, и антигравы неправильно рассчитывают напряжение, создавая тряску. И тогда он вспомнил о своих родителях. Он всегда вспоминал о них, когда думал о космических кораблях.

В любом случае, на «Карпатии» родителей было, точно — их не найти там. Лучше уж сходить и заменить источник питания в стабилизаторах. Правда, куда идти, он не знал. Наверное, вчера ему показывали, но это было настолько не важно, что он забыл. Да и вообще, он обожал исследовать все вокруг. Не переставая зевать, парень вышел из своей каюты и прошелся по помещениям корабля. Уютные отделанные красным деревом коридорчики сменялись небольшими комнатками. Парень почувствовал, будто сонным будничным утром идет по маленькому частному мотелю, затерянному где-то в одном из небольших поселений Балива. «Карпатия» ему так понравилась, что он пообещал себе, что когда-нибудь обязательно станет капитаном этого корабля. Вдалеке мелькнула какая-то девушка. Парень приветливо помахал ей рукой, но она нервно оглянулась и сразу же скрылась в одном из боковых ответвлений. Он только пожал плечами и тут заметил на одной из кают строгую надпись «Не входить!». Глаза паренька сразу загорелись. Он, наверное, еще вчера там все облазил, так что, если какой вред можно было причинить — он был уже причинен. На этом колебания закончились — паренек толкнул дверь и проник в полутемное помещение.

Узкий коридор был сверху донизу заставлен шкафами с какой-то электроникой. Со всех сторон свисали провода. Паренек присмотрелся внимательней к одной из полок и аж присвистнул. Там была не просто электроника, а разобранное оружие и взрывчатка! Он шел мимо шкафов, пока не увидел где-то в глубине стол, освещаемый только одной настольной лампой. За столом, углубившись в какие-то чертежи и детали, сидел сухой человек с острыми узкими чертами. Тут бы пареньку и скрыться, будь у него хоть какое-то чувство такта. Но нет.

«С добрым утром», — он довольно помахал рукой.

Человек вдруг оказался стоящим вплотную, и звериное чутье паренька подсказало, что ему сейчас достанется, причем совершенно справедливо и за дело. Они так стояли с минуту, готовые сорваться как сжатые пружины. А потом хозяин каюты указал на выход — «к капитану, сейчас».

Кают-компания была такой же уютной, как и все на «Карпатии». Изящный стол вился узорчатыми изгибами, кое-где каплями отходили столики поменьше. Капитан Лесли завтракал ближе к центру. За угловым столиком жадно вгрызался в мясо крупный детина. Над ним стояла виденная ранее девушка. Она что-то раздраженно наговаривала детине, бросая короткие взгляды по сторонам. Паренька подвели к капитану почти что за шкирку.

— Это недопустимо! Вы должны что-то предпринять, иначе я отказываюсь от своего места!

— О! Вы познакомились, — капитан поднял глаза от тарелки и отключил компьютер, сводки в котором как раз проглядывал. Толи он догадался, что произошло, толи следил за своими пассажирами через компьютер. — Это Ричард Хок, он гениальный конструктор в области вооружений и, как видите, высоко ценит приватность, — перевел взгляд на Хока. — Удовлетворены?

Тот пробурчал что-то неразборчивое, но паренька отпустил.

— А я Макс! — представился паренек, протягивая руки сразу обоим.

— Вчера был Бакстером, — капитан захохотал.

— Да? Ну не важно.

— И правда. Прошу вас, Хок, снимите со своей двери эту чертову табличку и просто запирайте ее на ключ-карту.

— Но как же тогда он поймет…

— Да не поймет он, Хок, не поймет. Вы на него посмотрите.

Тот снова что-то скорее уже прошипел, чем пробурчал. И тут все присутствующие, кроме Макса, вздрогнули. В стену между ними воткнулся кинжал. Детина издалека аж взвыл: «Видела?! Видела?! Даже внимания не обратил!»

Девушка тут же отвесила тому смачный подзатыльник: «Билл, перестань!»

— Билл Таггард, — прокомментировал капитан, — как услышал о твоих, Макс, вчерашних приключениях, так успокоиться не может.

А Билл уже тянул руку, поигрывая вторым кинжалом: «Эй, ты! Да, ты! Иди-ка сюда! Давай!»

Капитан откинулся на спинку кресла и с интересом смотрел, как паренек смущенно переминается: «А девушку зовут Аннет. Только не спрашивай ее ни о чем, пожалуйста. Все равно не расcкажет». Билл тем временем встал, опрокинул в глотку последнюю бутылку спиртного и пошел вперед сам, еще издалека грозя пальцем: «Ты хоть знаешь, в чей каюте летишь, хмырь?! Моего родного брата!» Никто из окружающих вступаться за паренька не собирался, но, когда Билл уже почти подошел, капитан Лесли взглянул на свой компьютер и негромко сказал: «Гиперлэндер». Все замерли. Капитан не торопясь встал, стряхнув с рукава крошки: «Так, ребята и зверята, давайте прервемся». И к Максу: «Нам сейчас нужно будет причалить для дозаправки. Давай, ты займешься стабилизатором, чтобы мы им док не сломали. Кстати, тут уже рукой будет подать до Фавро». Остальным: «Ну, я думаю, вы тоже какие-нибудь дела себе найдете». Взял паренька за плечо и потащил к выходу: «Идем».

— Необычные у вас пассажиры, капитан Лесли.

Тот снова улыбнулся: «По сравнению с тобой, Макс, они просто дети. Давай, сделай испуганный вид, будто я тебя спас. Не нужно задевать гордость Билла. Мы же не хотим, чтобы тебе пришлось превратить его в отбивную».

«Карпатия» спустилась на дальнюю орбиту Фавро. Там собралось огромное множество кораблей разных планет. Два старинных Ковчега даже были переоборудованы в промосианскую станцию. От спутника нескончаемым потоком отлетали пассажирские и грузовые баржи. Рядом крутились мелкие корабли торговцев, а вдалеке стояли боевые фрегаты Ламара. Спутник кипел жизнью, и Промос отстраивали специально, чтобы заработать на этой жизни. «Карпатия» казалось мелкой рыбкой в этом бурлящем событиями океане.

«Прошу разрешения на стыковку», — Лесли обратился к капитану «Гиперлэндера». Официально ламаряне никого не пускали на свои корабли, но многие капитаны барж приторговывали топливом, которого раздутый военный бюджет Ламара и так выдавал выше крыши. С «Гиперлэндером» ситуация была чуть сложнее — ламаряне мечтали переоборудовать этот корабль в будущем, сразу как с Фавро начнут поступать достаточно крупные кристаллы, чтобы на их основе сделать лазерную пушку устрашающей величины. Считалось, что именно наличие огромных лазерных пушек в будущем позволит строить тяжелые боевые флотилии. Поэтому ламарянам был жизненно важен Фавро. Не в ближайшее десятилетие, конечно. И даже не факт, что в ближайший век, но на эту баржу они возлагали самые что ни на есть большие надежды.

«Стыковка разрешена», — отозвались с «Гиперлэндера».

«Дамы и господа, — обратился Лесли к пассажирам по интеркому, не пропустите редкой возможности. В ближайшие полчаса все желающие смогут прогуляться по докам крупнейшего правительственного корабля Ламара».

Глава 3: Гиперлэндер

Билл Таггард вышел в стыковочный отсек, увешавшись тяжеленными сумками. Вещей на нем было так много, что присутствие под ними самого Билла можно было заметить только по характерному кряхтению. Он наградил недобрым взглядом троих пассажиров «Карпатии» (четвертый — Хок — остался у себя в каюте), еще чуть постоял, переминаясь с ноги на ногу, а потом вдруг пробурчал: «Я, пожалуй, останусь» и направился назад. Аннет тихонько прыснула со смеху.

— Что это с ним?

— Фобия у него. Боится разгерметизации при стыковке, — пояснил капитан Лесли.

— Давно с ним летаете?

— Ну, скажем прямо, Таггард не самый скрытный человек на свете, так что его привычки изучаются в первый же день.

Тем временем по помещению разнеслась череда металлических щелчков. Сигнальные лампы загорелись зеленым, и люк начал медленно открываться. Стыковка завершилась. Аннет и капитан задержались, а паренек, разбираемый любопытством, протиснулся в полуоткрытый проход. Сразу за стыковочным коридором открывалось огромное помещение доков «Гиперлэндера». Пока что даже у самых богатых планет не было целиком построенных «с нуля» боевых линкоров (хотя и ходили слухи о массовом производстве на Сайфе), поэтому «Гиперлэндер» был переоборудован из крупнейшего Ковчега. Причем переоборудован — по высшему разряду. Уже в доках над головой раскидывался купол, проецирующий вид на окружающий космос, будто бы потолок прозрачный. Посетителям казалось, что они стоят на витающей в космосе площадке. Можно было подойти к краю, положить руки на бордюр и заглянуть куда-то вниз. Паренек восхищенно шел рядом с бордюром, твердо решив найти какого-нибудь командующего и попытаться остаться здесь. А если ничего не выйдет — проникнуть вглубь скрытно. Его воображение рисовало где-то внутри извилистые технические коридоры и забитые компьютерами комнаты управления, комфортабельные ярусы для отдыха будущих защитников Ламара и в самом центре, святая святых — недостроенная гигантская лазерная пушка, ждущая, когда на Фавро будет найден подходящий кристалл.

Как раз вдалеке показался капитан Лесли, и паренек направился к нему. Вокруг капитана «Карпатии» собралось с десяток местных техников и даже кто-то из командования «Гиперлэндера» — топливная система кораблика почему-то отказывалась забирать у линкора горючее. Ламаряне торопились с починкой, опасаясь, как бы потом не всплыла правда об их махинациях. Терпение у командующего заканчивалось, и он был готов вот-вот выпроводить гостей ни с чем: «Вечно у тебя что-то не так, Лесли!»

— Ну, что я могу поделать, командор Армстронг, без горючего мы даже до ближней орбиты не доберемся.

— Ничего, я тебя подтолкну, — проворчал командор. — Сейчас, только сапоги начищу.

— Капитан Лесли, скажите…

— Чего тебе, парень?

— А я мог бы перевестись на «Гиперлэндер»?

— Забудь, Макс. Они тебя не возьмут.

Тот сразу поник: «Почему?»

— Потому что мы сейчас будем грабить эту посудину.

— Как это «грабить»? — паренек отступил. Почему-то на этот раз его обостренное чувство справедливости не требовало вмешаться.

— Смотри сам.

Лесли отодвинул одного из механиков и протянул руку к топливному модулю, что-то там нажимая. Механизм тут же задергался, трансформируясь, и вот уже вырос целый робот. Ламаряне опешили, а робот поводил из стороны в сторону головой-дулом, и вдруг дал мощный залп по дверям, ведущим в центральные помещения линкора. Первым пришел в себя командор: «Ты с ума сошел, Лесли?! Ты хоть представляешь, во сколько нам обошелся каждый сантиметр этой обшивки?!»

Тот, кажется, вообще никогда не переставал улыбаться.

— Ты-то чего беспокоишься? Теперь спишешь на нас не только топливо с дверью, но и вообще все, что вы растащили с баржи.

Командор почесал в затылке: «Вообще, да», — тем временем пыль рассеялась, и стало видно, что дверь выстояла, даже не погнувшись. — «И что дальше? Ты серьезно думал, что сможешь хотя бы выбраться из доков при помощи этой штуки?»

— Ну, честно говоря, я просто хотел проверить, работает ли она вообще. Они там на Сайфе сейчас распродают всякий металлолом после уаджийской войны, ну я и позарился. Солидная штуковина, да? А что с дверью… — он поднес ко рту передатчик. — Аннет?

— Еще минуточку, пожалуйста, — отозвались оттуда. — Ага. Готово.

Дверь открылась. Командор опять чесал в затылке.

— А ты, значит, Лесли, в террористы какие заделался, что ли? Или, ну я не знаю, мародерствуешь?

— Какие неприятные слова «террорист», «мародер».

— Ну, а кто еще?

— Пират. Космический пират. Мы взяли тебя на абордаж и сейчас ограбим. Совсем как пираты, только в космосе.

— Ты же понимаешь, что находишься в окружении десятков боевых кораблей рядом с целой базой. А у тебя на борту даже оружия-то нет.

— Буду, значит, первым и последним!

Тот только повел бровью. И тут в доки вломилась капсула. Она врезалась в пол, выплюнув человека. Это был Билл Таггард. В каждой руке он держал по многоствольному пулемету и тут же принялся решетить ими потолок, потом с перекатом прыгнул за укрытие и закричал оттуда: «Давайте! На меня! В очередь!» Лесли помахал ему рукой.

— Спокойно, Таггард, они не сопротивляются.

— Почему не сопротивляются?!

— Ну, а зачем им?

Билл сплюнул.

— Да пошли к черту эти казенные баржи! Давай грабить частных торговцев!

Лесли хотел что-то ответить, но ему помешал передатчик: «Капитан, истребители на подходе».

— Ага, спасибо, Хок. …Аннет, кристаллы у тебя?

— Сейчас. Почти.

Лесли обвел присутствующих взглядом.

— Так, ребята и зверята, давайте назад на корабль. У нас мало времени, — он нажал что-то на роботе, но тот не сдвинулся с места. — Вот черт! Так и знал, что здесь что-то не работает! — повернулся к командору. — За сколько купишь? Отличная вещь, гремит, трансформируется. Движок — зверь!

Армстронг обошел робота, будто смотрел в зубы коню.

— Хм. Даже не знаю. Пятнадцать тысяч.

— Я за нее выложил двести семьдесят и правую почку бывшей жены!

— Семнадцать.

Тем временем через док пролетело несколько мелких транспортников, груженых кристаллами. Они обогнули людей и скрылись в «Карпатии».

— Капитан, по нам вот-вот откроют огонь!

Но Лесли продолжал торговаться: «Двадцать две».

— Двадцать.

— Двадцать и твою клевую фуражку. Я знаю, у тебя пять штук запасных.

— Идет, — они ударили по рукам. — Ты как, в «Пьяный хэнджер» на Портене все еще заглядываешь?

— А то! Каждые выходные!

— Давай там тогда пересечемся.

— Ага, забились.

Лесли последним забежал в закрывающийся люк «Карпатии».

Он бежал по коридорам, одновременно командуя: «Включить громкую связь! Вывести мне на компьютер вид за бортом! Отлетаем сейчас же!»

— Капитан, мы еще не отстыковались.

— К черту стыковочный отсек! Давай-давай! Разворачиваемся.

А вокруг собирались мелкие боевые корабли. Люди пока что не понимали, что происходит. С «Гиперлэндера» приходили сбивчивые сообщения. Кто-то куда-то стрельнул, где-то оказались взломаны системы. Большинство думали, что случилась какая-то поломка и не готовились никого атаковать, тем более что время было не военное. Многие пытались связаться с «Карпатией». Эфир прямо-таки бурлил.

Лесли запрыгнул в кресло второго пилота (за главным пультом уже сидел Хок), изучая окружающую обстановку. Кораблики приближались огромными кучами. Многим было просто любопытно посмотреть, что там с этим дорогущим ламарянским крейсером. Пролететь через всю эту кучу корабликов было не сложно, если воспользоваться неразберихой. Но вот стоящие вдалеке линкоры — другое дело. Мимо этих проскользнуть было совершенно нереально. Все понимали, что с орбиты Фавро их никто не выпустит.

Глава 4: Эфир

— Давай прямо на них, — скомандовал Лесли.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 399