электронная
90 72
печатная A5
604
16+
Царь Горох и кот Баюн наступают
20%скидка

Бесплатный фрагмент - Царь Горох и кот Баюн наступают

Волшебные хроники


5
Объем:
556 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-6988-8
электронная
от 90 72
печатная A5
от 604

Кот Баюн и царь Горох наступают

Цикл Там, на неведомых дорожках…

Сушко Любовь

Царь Горох и кот Баюн Начало начал

Вступление

А не пора ли нам наконец написать историю славного царя Гороха да от начала до конца. Он все время царит в волшебных хрониках., чаще всего появляется в эпизодах, а то и больше, но ведь царь-то наш достоин отдельной истории, как и всякий, кто оказался бессмертным и обречен жить вечно вместе с котом Баюном, Бабой Ягой, Кащеем Бесмертным, Соловьем Разбойником.

Компания для царя подобралась распрекрасная, веселая, озорная, и очень старинная. Но ведь любому понятно, что все когда-то начиналось, что даже обретшие бессмертие, когда-то на свет появились, были детьми малыми, это потом они мужали и матерели, царями становились, если даже ими не рождались. Ведь и царь был самый первый когда-то, а до него точно царей не было на этом свете. И был им именно царь Грох наш прекрасный и славный, хотя вот гений наш считает, что это был царь Салтан, но вся история наша твердит именно о царе Горохе. Вот с него и начнем волшебные хроники. С первого царя в допотопные времена жившего и правившего в мире славянском. Пора отправляться нам в заповедный лес, да в те времена, когда еще самого царства и в помине не было, его надо было только построить от первого камня и дальше.

Глухие и древние, но очень интересные это были времена, скажу я вам.

Лирическое отступление

И воины и ведьмы, и волхвы,

вернутся к нам, забыв свои обиды.

И снятся удивительные сны.

И снова Русь потерянную видим.

И нас они хранят и нам поют

преданья старины, любви и света.

И все забыв на несколько минут,

мы слушаем во мраке песни эти.

О том, как ведьма к нам была добра,

как бился воин в схватке рукопашной,

О том, как волхв у дивного костра

творил заклятья. Для врагов он страшен.

Но только вместе все они могли

беречь и нежить этот мир прекрасный.

И где-то там, на краешке Земли,

сидит Горыныч, чудный и опасный.

И кот ученый ведьме говорит:

— Они сильны, но надо нам вмешаться

И там заря вечерняя горит,

и утренняя будет разгораться.

Над нашей Русью снова тишина,

и пир у князя будет вечно длиться.

И не падет бессильная страна,

и будет воин за свободу биться.

И будет волхв, взирая в небеса,

как птица, над просторами паривший,

Покой хранить, мы верим в чудеса.

И только Ладу светлую любивший

И Русичем оставшийся в душе,

не позабудет, не предаст, я знаю,

Чудесный край, и вновь преданья все,

перед огнем горящим вспоминаю.

И воины, и ведьмы и волхвы,

помогут мне поведать об ушедшем

И о грядущем. Звезды с высоты

осветят путь. Пусть облаком зловещим

Слетает Черномор — не устрашит,

и милой веры больше не разрушит.

Над Русью Сокол золотой парит,

Жар-птицы свет, пусть льется прямо в душу.

Не вечно и Кащею лютовать.

С весною вместе к нам придет Ярило.

И вот тогда мы будем пировать,

и Солнце мир осветит горделиво,

Где воины и ведьмы, и волхвы,

и русичи сильны и так прекрасны.

Ну а пока сомнения и сны,

и дивной сказки вязь, и голос страстный…

Часть 1 Переполох в заповедном лесу

Глава 1 Слухи и сплетни Домовых

Жили –были в заброшенном поселке Славенске Домовые Матвей, Мирон и Митрофан. Жили –не тужили, или все-таки тужили, вот это нам и предстоит с вами выяснить.

Жили они в полуразваленых домах, которые люди давно покинули. Ушли куда-то их люди и не было от них больше ни слуху, ни духу. Но Домовые не люди, уходить им никуда нельзя было. Домовым-то куда податься, если им положено из полон веков в своих домах оставаться, вот они там и остались. Есть люди или нет людей, какая разница, никто их от службы вечной не освобождал, потому что люди могут одуматься и вернуться домой, так часто и случается, и как они без Домовых жить станут? Это им в самом начале говорили, уходя, мол, оставайтесь и нас дожидайтесь.

А там, куда они ушли, там свои хранители есть, и негоже в чужой мир со своими Домовыми отправляться- это все всегда ведали и закона такого никто не отменял. Да если признаться честно, то легче и проще было Домовым без людей, тогда забот, холопот меньше. Только понятно, что все это до поры и до времени бывает, а потом, когда людей нет слишком долго, то уже и скучно становится Домовым. Ведь бездельничать они не привыкли, должны все время какими-то делами заниматься, а век на печке лежать никому не понравится.

Правда, их черти по указке Лешего часто навещают, но черти — это все-таки не люди, они пришли и ушли, новых дел натворив, вместе с тобой жить они не останутся, на чертей надейся, а людей всех-таки видеть порой хочется.

Первым Митрофан заскучал, стали ему сны разные сниться, потому что был он Домовым у самого князя местного, вот никак без того и прожить не мог, как ни старался. Подавай ему князя и все тут. И во сне к нему тот князь являлся и говорил, что плохо ему в Пекле, что совесть ему покоя не дает, что должны его дети и внуки вернуться на эту землю, там жить и помирать там, а не болтаться по свету как перекати поле.

Матвей и Мирон, чтобы успокоить Митрофана начали убеждать его, что жили они без людей и дальше проживут, но и сами скучать стали, видно тоска-печаль заразительна бывает, передается она по ветру от одного к другому.

А в тот вечер, с которого мы и начинает рассказ свой, и вовсе Домовые страх потеряли и плач устроили такой, что в лесу заповедном слышно их было. И так на три голоса они выли-плакали, что черти из болот своих повыскакивали и бросились к Лешему, чтобы узнать, а не случилось ли чего такого страшного.

— А я почем знаю, — пожал плечами Леший, — кто ж их Домовых поймет, давно они от рук отбились, и не люди, и не духи уже давно, а так, что-то не очень понятное между теми и другими мечутся, а ни к кому пристать не могут.

— Но все равно наши они друзья, — не сдавался черт Федор, который уже в те времена был серьезным и деловым, на всех остальных мало похожим. Сразу понятно, царем среди чертей он со временем сделается.

— А вот идите и посмотрите, что там у них такое случилось, — усмехнулся Леший, — не мне же туда отправляться. У меня и в лесу делов хватит, за всем не уследишь.

Черти поняли, что им надо сходить к Домовым, ночь длинная, а если так просто сидеть и ждать, то ничего не узнаешь, потом днем и заснуть спокойно не удастся.

Вот собрались три самых активных черта, и прямо к Домовым они и направились. Чем ближе подходили к поселку, тем шум и вой громче становился. Черти ускорили шаг, потому что хотели только одного — как можно скорее прекратить это безобразие, повыли и хватит, а то уже и птицы петь перестали — затихли. А пение птичье было значительно для них приятнее, чем вот этот вой, на волчий похожий.

Кстати, раз про волков вспомнили, что-то их давно не видать. Когда люди ушли из поселка, то и волки тоже пропали, пошли, наверное, поближе к другим поселкам, потому что без людей и волкам становится одиноко и неуютно в этом мире жить.

— Надо вернуть волков и людей, — заявил черт Федор

— А ты знаешь, как это сделать, — поинтересовался черт Стас.

— Не ведаю, но придумаю что-нибудь, вот может, и Домовые нам подскажут, что делать надо, чтобы волки домой вернулись.

— А мне без волков спокойнее, — говорил черт Авдей, — злые они и противные, того и гляди, что за бок укусят. Глазищи зеленые, ночью светятся, ужас прямо какой-то, а не звери. То ли дело лисички да зайчики, с ними хорошо и уютно жить, а волки пусть бегут, куда хотят.

Он оглянулся на всякий случай, вдруг волк появится, да речи его услышит, туго тогда ему придется.

— Просто так никакой волк кусаться не станет, — заявил Федор, — может, ты сам во всем виноват. Вот меня волки не кусают, а даже помогают, если что страшное случится, волк всегда на помощь придет.

Но Авдей ничего не успел ответить, они подошли к убогим жилищам, где мгновенно стих тот самый вой. Приближение гостей Домовые всегда чувствовали и выть переставали, что духов пугать?

Глава 2 Что случилось, Домовые?

Черти дружною толпой ввалились в крайний дом, вспомнили, что Домовые собираются на окраине, на время оставляя свои жилища без присмотра, когда начинается что-то важное. И не ошиблись. Все трое сидели по разным углам в глубокой печали.

— И что же такое у вас тут творится? — спросил Федор, — весь лес всполошился, как песенку вашу заслышал. Леший нас сюда отправил, чтобы посмотреть, что стряслось.

— Да пока еще ничего такого, — отвечал Мирон, он просто первый решил с чертями поболтать, — только все мы поняли, что перемены грядут большущие. Нам тут берегини сны отправили разные, и страшные и прекрасные. Одно только понятно, что возвращаются люди наши, и не только наши. Порой и чужих они с собой ведут. И со временем не только поселок малый, но и град большой тут будет.

— Так чего тогда ревете, или не этого вы ждали все это время? — удивился Стас, который и правда, ничего понять не мог. Плач всегда был к беде у них, а если люди возвращаются, то какая такая беда-то?

— А то и ревем, что не знаем, хорошо это или плохо, вроде и без них плохо, скучно, а как бы с ними не было еще хуже, отвыкли мы уже от них, но помним, что люди бывают хуже чертей всяких.

— Какие вы однако стали осторожные, а как Яга всегда говорит, чего быть, того не миновать, плохо ли, хорошо, но эта жизнь. Мы для людей созданы, они для нас, с этим надо как-то жить все равно.

Федор и сам понял, что каким-то он сильно умным кажется. Домовые –ребята простые, они могут и не понять всего этого, а потом снова плач устроят. Вон даже черти головами закрутили, не понимают тоже чего-то, хотя они и шустрые, и смышленые вроде. Просто далеко он от всех ушел, сильно далеко, а надо бы к духам быть поближе, тогда и они к тебе потянутся.

— Значит так, перестали плач устраивать по своей свободной жизни, вы не для того тут приставлены, пристроены, так сказать. Надо подготовиться к переменам, чтобы они не упали на головы наши, как шишки с елки.

Домовые и даже черти почесали макушки, так, словно шишки уже начали им на головы падать. Федор усмехнулся, не понимают они его, совсем не понимают, но хватит разговоры вести, надо к делам переходить. А дел у них сильно прибавится, всем миром и лесом надо браться за те дела.

Чертям не сильно это все понравилось, только кто их спрашивать станет, если призваны они людям служить и все для них делать, что потребуется?

— А мне приснилось, — что не только город у нас появится, но будет и свой царь, — заявил Домовой Мирон, его репой не корми, дай только о царях подумать да порассуждать.

— Ну, царя еще воспитать и вырастить надо, — отвечал Стас, ему хотелось на этот раз опередить Федора и самому поговорить обо всем, что будет, чем кончится, чем сердце успокоится.

— А нужен нам царь? — спрашивал Митрофан, в прошлом от князя пострадавший больше остальных, потом все-таки его прогнавший вместе с Банником, не хотелось ему теперь снова о царях думать, ведь и теперь такое тоже случиться может, раз уж началась такая песня, то и продолжится наверняка

— Царь всегда нужен, — стал спорить с ним Мирон.

И они внезапно сцепились, так что черти и глазом моргнуть не успели. А еще тихонями эти Домовые считаются, вон как бьются. Черти их, конечно, быстро растащили, но решили больше не рисковать, а то ведь и им достанется тоже, в драке всегда так бывает, начинают ее Домовые, а потом и чертям перепадает.

Когда черти растащили Домовых, то на пороге возникла Кикимора Анфиса и стала взирать на всех.

— Что тут творится? Никак мирно жить не можете? Но царь все равно появится, мне пряхи сказали, да и как нам всем без царя оставаться, так что успокойтесь, живите и ждите, пока будет у нас царь Горох.

Кикиморы всегда были с характерами, сложными характерами, но Анфиса просто от всех остальных сильно отличалась. И связываться с ней ни черти, ни тем более Домовые бы не рискнули. Жизни лишить не лишит, конечно, но хорошего мало все равно.

Глава 3 Трудно быть Кикиморой. Анфиса

Анфиса была Кикиморой, а это всегда трудно, потому что характер у нее был очень тяжелый, такой тяжелый, что не только среди Домовых, но даже среди чертей мужа она себе найти ну никак не могла. Все они от нее шарахались в разные стороны даже в пору ее молодости, а что говорить о зрелом возрасте? В зрелом она стала и вовсе несносной, но жить то как-то надо было.

И жила она на два мира, пока все было спокойно, среди Домовых оставалась, а как только со всеми поругаться успевала, бежала в лес.

Но в лесу было больше и духов и зверей, а потому и ругаться можно было чаще по любому поводу и без повода тоже, тогда отправляли ее на дальнее озеро в дремучем лесу, а уж когда и там терпение у духов кончалось, то на болото в лес мертвых.

Но в лесу мертвых ей становилось скучно, потому что там не с кем поругаться сроду, и она, отколов парочку упырей, без компании — то жить нельзя, затевала что-то новое, еще неведомое.

Заканчивалось все примерно одинаково, упыри, улучшив момент, от нее сбегали, и тогда она снова тайком возвращалась сначала в дремучий лес, к Соловью разбойнику, который был скор на расправу всегда, а с ней особенно, и тогда уж ей приходилось в заповедный отправляться. И так по кругу, как шутил черт Федор — происходил круговорот кикиморы в природе.

К моменту нашей истории Кикимора уже успела всем насолить в заповедном лесу и поглядывала в сторону Домовых, решив, что теперь она будет тише воды, ниже травы, и ничего такого страшного больше не позволит себя, чтобы не оказаться снова в лесу мертвых на болоте упырей.

Но чтобы действовать наверняка, заглянула Кикимора к пряхам, чтобы судьбу мира и свою судьбу у них выведать, а те и рассказали ей о том, что мир их сильно переменится, что там появится город Новгород, и воспитают они своего царя Гороха.

— Гороха? = недоверчиво переспросила Кикимора, что-то имя для царя какое-то не такое оказалось.

— Ты пришла спрашивать или свои желания высказывать? =строго строила старшая из прях, та, которая обрывали нити жизни людей, и потому считала себя самой главное.

— Спрашивать, матушка, спрашивать, да и чего это я, в самом деле, Гороха так Гороха, какая разница, как царя звать.

Кикимора лукавила, она считала, что в имени много скрыто, вот назвали ее Анфисой, так может потому она такая неустроенная, цветущая, — Яга говорила, будешь тут цвести и пахнуть, когда никто тебя не любит, может только пчелы, так толку-то от них мало.

Но возвращалась от прях Анфиса счастливая, она поняла, что не придется ей в лесу мертвых париться, если люди вернутся, целый город построят, ей будет где приютиться, и опять же выбор огромный, найдет себе жилье наконец, а может и мужичка какой отыщет, тихого да смирного, и будет жить поживать.

Конечно, люди умирают, а у нее бессмертие впереди, но и это не страшно, там и другие народятся, и одного из них она сама воспитает такого, какого хочется.

Размечталась Кикимора не на шутку. А тут и послышался плач Домовых. Она решила навестить их и рассказать обо всем, что случилось, а там и черти оказались. Компания веселая, одно плохо, они и без нее обо всем уже знали. Пряхи Мирону сон такой послали. Новости ее оказались и новостями больше, но Анфиса не печалилась, раз такая хорошая жизнь начинается.

— Хватит хныкать, пора готовиться к встрече, а то разбаловались тут совсем, словно только что на свет народились.

Черти переглянулись, и поняли, что жизнь закипела, просто бьет ключом, хорошо бы, чтобы на рога не попадала еще при этом.

И смекнул Федор, глядя на ее плутоватую физиономию, что на царя она много надежд возлагает, уж точно так просто все не оставит

Глава 4 Ведьму заказывали?

Кикимора Анфиса навела какой-то порядок среди чертей и Домовых, но им нужно было все как-то решить с девами более серьезными, чем строптивая, стервозная кикимора, которая живет так, как сама захочет, а потому веря ей нет никакой. А коли люди возвращаются, город строить собрались, то должно быть все ладом, и тут без ведьм не обойтись.

В дремучем лесу, напротив замка Соловья Разбойника примостились три избушки и жили там, не тужили три ведьмы Агата, Ажбета и Алина. Просто так вышло, что когда все люди ушли, ведьмы остались, не хотелось им никуда уходить, да и сказала Яга, что на других землях никакой силы у них не останется. Станут они простыми смертными, а вот этого наши девицы никак допустить не могли, как ни старались.

Они подозревали, что могут и не дожить до возвращения людей назад, но решили твердо, что обязательно доживут, и вот тогда и станут тут царицами, потому что нужны будут тем, кто вернулся еще больше, чем раньше.

Вот к ним, простившись с Домовыми, черти и отправились. Они не любили дремучий лес — уныло и пусто там было, заросло так все, что копыта можно было поломать. Но ради того, чтобы пообщаться с ведьмами, готовы были туда отправиться.

Да и потом, все время твердили друг другу черти, что ведьмы там живут, и ничего, а они чем хуже? Просто нежными очень стали, а ведь в дремучем лесу жизнь наверняка интереснее. Но никто не хотел этого на себе проверять.

№№№№№

Ведьмы встретили чертей спокойно, хотя в глубине души радовались их появлению, всегда хотелось с кем-то пообщаться и новости послушать, а уж когда черти пожаловали, то скучать, точно не придется.

У Водяного Степана были свои русалки, да и не слишком он разговорчив от природы, у Лешего свои Кикиморы, а ведьмы оказались чужими среди своих, и в большей мере они все-таки с людьми были, чем с духами. Но черти они и есть черти, они к людям, а значит, и к ведьмам тянулись вольно или невольно, вот и на этот раз решили они навестить наших девиц лесных и немного с ними поболтать.

— Ведьмы уже собрались в избушке у Агаты, они-то знали, что черти к ним скоро пожалуют и поджидали их в веселой компании. Но там, где собираются хотя бы две ведьмы, ссоры не миновать, а наших было три.

Они и стали спорить еще до прихода чертей, что лучше вместе с людьми жить или отдельно от них.

— Черти нас рассудят, — заявила Ажбета, как только те появились на пороге, — а то запутались мы в том.

Черти и ведьмы сразу разделились на пары, и стали забывать, зачем они тут собрались, все-таки не часто такие гости у них бывали. И если бы не ввалился в избушку Велес, то непонятно куда бы все это их завело, но заскрипела, готовая отвалиться дверь, и он появился на пороге.

— Ну, вот я вас и нашел, — услышали притихшие ведьмы, и как-то расправившие плечи черти

Глава 5 А вот и Велес

Это были те допотопные времена, когда Велес только-только оказался на земле. Он сам еще не понимал, что с ним такое случилось тогда, почему он провалился в пропасть с небес. А именно такой пропастью земля для него и показалась. Сначала он вообще ничего припомнить не мог, как и что оказалось, потом появился Ний и напомнил ему о том, что он оказался там не просто так, а была страшная битва с младшим братом, который его туда и скинул.

— Почто? Какая битва?

Кащею пришлось ему пересказывать историю о том, как вернулся Перун на небеса после сражения, как понял, что Велес уже с Дивой оказался, и пришел в ярость. А так как дело его было правое, то он и победил.

— И что теперь? — спрашивал Велес.

— А теперь ты будешь на земле обитать, и станешь богом всего земного, только беда одна не ходит, — тут же добавил Кащей и замолчал.

— А что еще может быть? — насторожился Велес.

— А то и будет, что хотя ты и бог всего живого, — он поднял вверх палец, показывая всю значимость этого дела, но только на острове Буяне да в лесу дремучем, где ни черта не разглядеть ты можешь вот таким красавцем быть, а во всем остальном мире медведь медведем.

Содрогнулся Велес, это стало для него настоящим откровением, ведь не могло быть такого, или все-таки могло? Может Кащей над ним просто издевается? Не похоже, он хоть и медведь, но один из главных богов, тем более на земле, так близко.

Вот к тому дню, когда Велес увидел всех чертей и ведьм, он как раз и осваивался в новом мире, и старался к нему привыкнуть, как бы трудно это не было.

Дремучий лес ему совсем не нравился, но тут он был красавцем таким, что любая ведьма могла чувств лишиться и в объятья его упасть. Собственно с ведьмами то самое и случилось. А черти оказались более устойчивыми к красоте его невиданной.

— Что за шум в дремучем лесу, не пойму, — строго заговорил бог всего живого, приводя ведьм в чувства. Люди вам не нужны, а сами мы тогда кому и зачем нужны? Я послал за ними, волки вместе с ними идут, чтобы в дороге не случилось чего, и без царя и людям и всем нам станет еще хуже, потому кончайте реветь и орать, готовьтесь встречать людей, и чтобы жили с ними в мире и согласии.

Велес уселся на сундук в красном углу, и каждая из ведьм, придя в себя, и полюбовавшись красой его дивной, решила как-то удивить своего бога, когда еще им свидеться придется.

И стали они, перебивая друг друга, рассказывать о том, что о завтрашнем дне им ведомо, пока рассказывала Агата о граде, который должен возникнуть на месте пустом, а Алина о том, как она будет помогать всем людям, от хворей их избавлять, и как они любить и жаловать ее за это станут. И сама словно крылья за спиной обрела, и взлетела бы, да боялась в объятьях Велесу упасть и там оставаться

В это время все и черти и ведьмы, и сам Велес взглянули на Ажбету, какой — то она тихой больно казалась.

Ей пришлось все-таки заговорить?

А мне странный сон приснился, видела я гусей-лебедей, которые у Кащея все время во владениях остаются, так прилетели они к нам сюда и кого-то из детишек похитили и с собой унесли.

Переглянулись черти и ведьмы, все они посмотрели тут же на Велеса.

Тот нахмурился и задумался. Не любил он о грустном думать, да деваться все равно было некуда. Раз ведьма такой сон запомнила, значит, он точно сбудется, и что тогда делать?

— Ажбета — тебе королевой ведьм оставаться, остальные пусть тебе подчиняются, а если ослушаются, то со мной дело иметь будут.

Агата и Алина фыркнули, но слова не сказали, да и что тут скажешь? Даже с чертями спорить не стоит, а уж с богом всего живого и подавно. Так и распределились их роли сами собой. Ажбете надо было быть осторожной, хотя ведьмы и подчинились, но легко могли ее в какой капкан или ловушку загнать, власть всегда так желанна бывает, что за нее на все пойти можно.

Велес растворился в воздухе, черти тоже домой засобирались, устали они за тот день, да и к встрече надо было подготовиться хорошенько, ведь совсем другая жизнь у них у всех начиналась теперь

Глава 6 Заговор ведьм

Все разошлись и ведьмы остались снова втроем. Алина и Агата были злы на Велеса, за то, что он выбрал их подружку и не хотел даже смотреть в их сторону. Ажбета про себя улыбалась, понимая, что ей придется заплатить за то, что она оказалась избранницей. Но хорошо было в на бумаге, а совсем плохэо оказалось в реальности и с этим надо было что-то делать, чем быстрее, тем лучше. Но как и полагали черти, каждая из них готова была столкнуть в пропасть соперниц и сама оказаться на вершине, только бы достался тот самый трон. Вот точно говорит Яга, что ведьма должна быть одна, и с одной-то хлопот не обберешься, а если их тут такое количество, как только Соловей с ними справляется. А Соловей и не справлялся. Он чаще всего просто старался обходить их стороной, если не получалось, то умело сталкивал друг с другом, и потом отходил в сторону и смотрел на то, что может получиться в итоге.

Ажбета пошла прогуляться к озеру, понимая, что ведьмы хотят поговорить о чем-то своем, и решила, что она оттуда послушает, что именно они хотят сказать, так как слух у нее был отличный, то она все прекрасно слышала. Но все оказалось совсем не так, как она думала сначала, потому что не успели ведьмы начать сплетничать, и Агата только сказала о том, что планам их пришел конец, как раздался голос какой-то незнакомки

— Ничего у нас не выйдет, — тяжело вздохнула Агата

— Еще как выйдет, — заверила незнакомка непонятно откуда взявшаяся, — месть — закуска, которую подают в холодном виде.

Ворон подлетел к Ажбете. Он не часто появлялся в дремучем лесу. Они обычно встречались в заповедном, когда Ажбета отправлялась туда к своим друзьям- товарищам, русалкам, Водяному, чертям. А ту прямо сюда пожаловал.

— Кто это? -спросила Ажбета

— Это богиня раздора. –спокойно отвечал ворон, — Эрида, конечно скверно тому, кто ее врагом окажется, с ней надо дружить.

Ворон уселся на ветку дерева, Ажбета на пенек присела, и он начал расскаывать о том, чем эта богиня знаменита.

Как она поссорила других богинь, подкинув им яблоко, как не могла ни с кем ужиться.

— Ты прям про нашу кикимору Анфису говоришь, — усмехнулась Ажбета.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90 72
печатная A5
от 604