электронная
Бесплатно
16+
CaptainSwan

Бесплатный фрагмент - CaptainSwan

Объем:
206 стр.
Возрастное ограничение:
16+

Скачать бесплатно:

Посвящение

Посвящаю эту книгу своим верным и преданным инет-друзьям. Спасибо вам, что на протяжении многих лет вы меня поддерживали и дарили стимул продолжать заниматься своим любимым делом. Были взлёты и падения, разочарования и радости и те моменты, когда мне совсем не хотелось верить в себя.

«Однажды в сказке» подарил не только любимую пару, на которую я до сих пор смотрю с восхищением, но и объединил нас — фанатов — со всех уголков нашей прекрасной страны и за рубежом. А что может быть прекраснее, чем общие интересы?

Благодарна Колину и Джен (хоть они никогда это не прочитают) за их вдохновение и эмоции, которые они мне дарили на протяжении пяти лет. Не забуду их улыбки и смех, взаимодействия и дружбу.

Спасибо за вашу любовь и преданность. Посылаю миллион поцелуйчиков из Кстово.

Всегда ваша, Александра Дорогова

1. Моя любимая Свон

Крюк стоял на пирсе, размышляя о событиях вчерашнего дня. Они наконец-то вернули Эмму. Тьма повержена. Мерлин вернулся в Камелот, чтобы восстановить его. Благодаря героям, которые сумели его убедить, что ничего не потеряно.

Сегодня весь город празднует победу над злом. А ведь казалось, что всё потеряно. Однако сердце Эммы оказалось светлее, чем все думали. Реджина побывала Спасительницей.

Она и не думала, что так всё выйдет. Когда надежд совсем не оставалось, Миллс на свой страх и риск пошла в пещеру, где была Тёмная Свон. Реджина дала понять, что не хочет сражаться. Она хотела спокойно поговорить с Эммой, как с подругой. Свон же ради всех пожертвовала своей светлой стороной. Реджине хотелось вернуть Свон, потому что поняла, что она изменила жизнь. Если бы не Эмма, то Миллс, наверное, Генри так и продолжал бы считать Злой Королевой. Да и с Мэри Маргарет они стали ближе, пока искали волшебника.

Мерлин говорил, что у Реджины светлой магии больше, чем тёмной. Волшебник заявил, что тьма уничтожена и это заслуга Реджины.

Это путешествие многому научило героев. А главное, вера, надежда и любовь победили зло.

— Киллиан, — мелодичный голос девушки позвал мужчину. — Вот ты где. А я тебя повсюду искала.

— Привет, красавица, — сказал Киллиан. — Я размышляю.

— О чём? — Эмма подошла ближе к мужчине, заглянув в глаза.

Они ещё не разговаривали о том, что тогда сказала Эмма. Те заветные три слова: «Я люблю тебя». Да и Киллиан не хотел загружать девушку. Она только что вернулась из тьмы, хотела побыть с сыном и родителями. Однако было сложно скрыть что-то от мисс Свон.

— Ты помнишь те слова, когда ты…

Мужчина не успел договорить, потому что почувствовал вкус губ девушки. Как же он давно хотел её поцеловать. Не было ни одного дня, чтобы он не думал о ней. Киллиан давно понял, что Эмма — его счастье. Он хотел быть с ней навсегда, создать с ней семью и чтобы она родила ему детей. Киллиан ждал много лет, чтобы обрести счастливый конец, и теперь никуда не отпустит его.

— Я всё прекрасно помню, — шепнула Свон. — Я люблю тебя, Киллиан. Я не думала, что могу кого-то полюбить сильнее Нила, пока не встретила тебя.

— Нил был хорошим мальчиком, как я его помню, — сказал Киллиан. — Он всегда будет отцом твоего ребёнка.

— Я обещала Нилу, что буду счастлива, — произнесла Эмма.

— Будь уверена, мисс Свон, я сделаю тебя счастливой, — сказал мужчина, прижимая девушку к себе. — Клянусь своим крюком.

— Я верю тебе, — улыбка Эммы сводила мужчину с ума.

Киллиан наклонился и поцеловал девушку. Страсть пылала в его жилах, сводя с ума. Наконец она с ним рядом. Теперь Киллиан не отпустит от себя Эмму. Он хотел, чтобы она стала его женой, но боялся, что торопит события.

— Эмма, Киллиан, вы всё пропустите, — голос Реджины заставил влюблённых прервать разговор. — Я вам помешала?

— Нет, мы сейчас, — ответила Эмма.

Реджина улыбнулась. Если раньше эта парочка её бесила лишь потому, что они скрывали свои отношения, при этом Эмма утверждала, что не избегает Киллиана, то сейчас, когда она была сама счастлива, несмотря на все проблемы, Реджина рада за мисс Свон. Девушка стала подругой, которой у неё никогда не было, подругой, которой так не хватало.

Они вернулись в кафе. Дэвид говорил речь в пользу Реджины и Мерлина, который, к сожалению, не захотел остаться в городе. Когда он увидел дочь и Киллиана рядом, он улыбнулся. Он видел, как глаза дочери сияют, как она счастлива рядом с этим человеком, поэтому он спокоен. Всё-таки Киллиан давно уже не пират, он стал героем, теперь мужчина — один из них.

К Эмме подошёл Генри, который обнял мать, шепча, чтобы она соглашалась. Только сначала мисс Свон не поняла, о чём говорит сын. Но увидев, что Киллиан встал на колени, а в руках у него была красная коробочка, потеряла дар речи. Девушка не думала, что Киллиан решится, получается, он давно был готов на большее.

— Эмма, ты станешь моей женой? — волнующим голосом произнёс Киллиан.

В толпе кто-то крикнул: «Целуй её!» — после чего раздался смех. Киллиан не стал упускать шанс. Он притянул к себе девушку и поцеловал. Раздались радостные возгласы и свисты. Дэвид и Мэри Маргарет стояли улыбаясь. Реджина и Робин незаметно для всех ушли, но при этом знали, что собирается сделать Киллиан. Миллс решила потом поздравить подругу.

***

Три года пролетели так незаметно, как будто только вчера была свадьба Эммы и Киллиана. А сегодня они уже родители маленькой Рокси, которой сегодня исполнился один годик. На день рождения малышки были приглашены родственники и близкие друзья. Конечно, первой близкой подругой стала Реджина. Они вместе с Робином пришли поздравить крестницу. Но пришли они не одни, а с близнецами — Майком и Лили. Им по восемь месяцев. Дети сразу побежали играть в специальную комнату для малышей, где за ними следила Белль. У миссис Голд была возможность следить не только за чужими детьми, но и за своим сыном — Беем. Сейчас ему было два года и три месяца.

Пришёл Генри, который поздравил сестрёнку. Вообще, парень много учился и не успевал помогать мамам. Лишь по выходным проводил время сначала у одной мамы, затем мчался к другой. И так целый год. На каникулах он предпочитал путешествовать с Киллианом на «Весёлом Роджере», которого вернули во время спасения. Тем более капитан обещал мальчику, что покажет весь волшебный мир.

Дэвид и Мэри Маргарет, которые во второй раз стали дедушкой с бабушкой, теперь не упускают свой шанс наверстать упущенное с первым внуком. С малышкой Рокси они возились так много, что Эмма находила время на себя и на порядок в городе. Нил уже говорил и ходил в детский сад, где были дети Авроры и Эшли.

Киллиан подошёл к жене и обнял её, шепча на ухо благодарности за дочь. Он был счастлив.

2. Предложение

После тяжёлого рабочего дня Эмма вернулась домой, облегчённо вздыхая, что она наконец сняла сапоги. Ноги ужасно гудели, и сама она так сильно устала, что была совсем не прочь выпить кофе и забраться в кровать, прижавшись к Киллиану.

Только при упоминании его имени на лице появилась улыбка. Ей так хотелось быстрее его увидеть, поцеловать и чтобы просто он оказался рядом. Ей показалось странным, что никто не вышел её встречать. Обычно к ней всегда выходил Киллиан или Генри. Она окликнула сначала Джонса, затем Генри, в ответ — никого. И только когда она зашла в гостиную, увидела покрытую лепестками роз дорожку, которая вела в сторону спальни. Её сердце забилось так, словно оно сейчас выпрыгнет. Закрыв на секунду глаза, она вновь открыла их, чтобы убедиться, что ей не показалось и что это действительно происходит с ней сейчас.

Никогда, никогда она так сильно никого не любила, как Киллиана. Она даже и не думала, что сможет полюбить после Нила, отца своего ребёнка. Джонс был тем человеком, кто смог добиться её, разрушить те стены, которые она возвела внутри себя. И после всех испытаний, выпавших на их долю, они наконец зажили нормальной жизнью. Той, о которой мечтали с Камелота. Поцелуи Джонса по утрам заставляли её улыбаться, он приносил ей завтраки в постель, и, несмотря на то, что он был с одной рукой, справлялся. Вечерами они сидели у камина под пледом и Киллиан с удовольствием рассказывал про морские приключения, про времена, когда он служил в королевском флоте. И кажется, не одной Эмме нравилось слушать его рассказы: Генри часто задавал вопросы, переспрашивал и хотел такие же приключения. Мужчина, конечно, не мог отказать мальчишке и обещал как-нибудь отправиться в морское приключение всем вместе.

Свон остановилась перед дверью в спальню и легонько дотронулась ручки. Она замерла, не решаясь войти. Эмма знала, что когда она зайдёт туда, её жизнь полностью изменится. Она чувствовала, что там её ждёт что-то приятное. Она сделала глубокий вдох и повернула ручку. Эмма сделала всего один шаг, прежде чем забыла, как дышать. Комната была вся освещена свечами, а дорожка из лепестков заканчивалась перед Киллианом. Он стоял в дорогом костюме от Brioni. В руке он держал красную розу. Эмма не успела ничего сказать, только лишь восхищённо ахнула. Киллиан протянул цветок, и их взгляды задержались друг на друге.

— Киллиан, это… — Эмма не смогла закончить предложение.

Джонс ничего не ответил. Вместо этого он опустился на одно колено и достал красную коробочку. Когда он открыл её, Эмма посмотрела на Киллиана и прикрыла рот руками, чтобы не завопить от радости.

— Что скажешь, Свон? Выйдешь за меня? — произнёс Киллиан.

Эмма не могла произнести ни слова. Она не верила в своё счастье, что он делает это. Свон не думала, что за несколько недель спокойной совместной жизни с Киллианом она станет задумываться о замужестве. Женщине было хорошо с ним, без него она не представляла жизни. И она была рада, что он нашёл общий язык с Генри, это было важно для неё.

А ещё ей хотелось ребёнка, потому что с сыном были упущены самые важные моменты его жизни. Он взрослый, у него появилась девушка, и с этим Эмме пришлось смириться. Она смотрела на счастливых родителей, которые не отходили от Нила. И каждый раз, когда они рассказывали ей какие-нибудь смешные истории о младшем брате, она искренне радовалась за них. Она представляла, каким Джонс может быть отцом, но боялась, что он не хочет детей. Хотя, когда она смотрела на Киллиана и Генри, у неё возникало сомнение.

— Свон? — Киллиан терпеливо ждал ответа, а её молчание наводило его на жуткие мысли.

— Да, Киллиан, да!

Джонс надел кольцо на палец любимой, а затем поднялся и притянул её к себе. Он нежно коснулся губами её губ, проведя пальцем по щеке. Она обхватила руками его шею, углубляя поцелуй. Джонс положил руку на её талию. Он был счастлив, что она согласилась, что она станет его законной женой. Для себя мужчина решил, что сделает всё, чтобы видеть улыбку любимой каждый день, сделает всё, чтобы Генри никогда ни в чём не нуждался. Конечно, он не сможет заменить парню отца, но он может стать другом, чтобы давать советы и проводить с ним больше времени.

— Я люблю тебя, Киллиан.

— Я люблю тебя, моя Эмма.

3. Любить, но не быть рядом

Он смотрел на неё сквозь подзорную трубу, ловя её улыбку и представляя звонкий смех. Она была такой красивой и настоящей. В груди резко защемило, и Джонс поспешил уйти скорее на свой корабль.

Джонс проклинал Зелену, эту ведьму, за то, что она обвела его вокруг пальца. Она смогла обмануть, заставив сказать имя любимой женщины, заклиная его губы. Теперь он просто не мог поцеловать Эмму, когда так сильно тянуло к ней. А если он расскажет о выходке ведьмы, то пострадает семья Эммы, люди, которые так дороги ей. Но главное, она угрожала Генри, поэтому Джонс не мог допустить, чтобы с ним что-нибудь случилось.

Надо же было так попасться на уловку, когда Свон начинала оттаивать к нему. Спустя столько времени она начала доверять ему и даже приглашала на ужин вместе со всеми. Но Джонс отказался. Просто бы не смог находиться рядом, зная, что он угроза для всей её семьи. Видимо, ему никогда не суждено найти свой счастливый конец. А уж тем более не быть с той, кто завладела его сердцем, — Эммой Свон.

Он сидел на пристани и пил ром, хотя сейчас ему это казалось гадостью. В его мыслях созрел план — уплыть из этого города, но он не мог. Зелена наверняка узнает, и тогда над Генри и Прекрасным точно нависнет опасность. Он действительно сильно привязался к этому пареньку, который напоминал Киллиану Бейлфайра.

Когда-то давно он приютил отца Генри на своём корабле, но лишь одна ошибка испортила всё. Портрет Милы, который Джонс хранил в каюте, нашёл Бэй и не поверил ни единому слову. Конечно, ведь парень считал его безжалостным пиратом, убившим его мать, но ведь всё было не так, как парню рассказал Румпельштильцхен. Если бы только Бэй выслушал тогда. И когда Киллиан узнал, что Нил — это и есть Бейлфайр, а он отец Генри, внутри что-то перевернулось.

— Вот ты где, — из мыслей его вырвал знакомый женский голос. Повернувшись к его обладательнице, мужчина усмехнулся.

— Что ты тут делаешь? — спросил Киллиан. — Разве ты не должна быть на семейном ужине?

— Реджина ушла домой, а за Генри присматривают родители, — ответила она. — Честно говоря, я хотела немного прогуляться. Не против будешь, если я составлю тебе компанию?

— Садись, — даже не глядя на неё, ответил Джонс.

— Серьёзно? — удивилась Эмма. — И даже никаких подкатов с твоей стороны? Лапочка, любимая?

Свон посмотрела на него. Она сразу заметила, что он что-то скрывает. Ещё в лофте родителей ей показалось странным, что он поспешил уйти, отказался с ними ужинать. Это уж точно не было похоже на того Киллиана Джонса, которого она знала. Ведь с самого начала он буквально не отходил от неё, пытался подкатывать, так что сейчас произошло?

Киллиан действительно изменился и очень удивил её сегодня. Быть может, его задел утренний разговор на пирсе, когда она сообщила ему о том, что собирается уехать, как только победит Зелену? Но это было не точно. Хоть Эмма и хотела, чтобы Генри жил спокойной жизнью, но ведь здесь их семья. Пусть сын ничего не помнит, но она найдёт способ, чтобы к Генри вернулась память. Свон знала, что настоящий сын хотел бы жить в городе с бабушкой и дедушкой, и с Реджиной.

— Не то настроение, — ответил Джонс.

Киллиану было сложно сдерживаться. Он старался держать дистанцию, но Эмма сама пришла сюда. В любой другой раз он бы радовался, но сейчас ему было больно оттого, что он не мог прикоснуться к ней.

— Так, ладно, — Эмма встала со скамьи. — Если не хочешь меня видеть, так и скажи.

Эмма уже собиралась идти, как Киллиан вскочил, подцепил её локоть крюком и притянул к себе. Он обнял её, а Свон не стала вырываться, только теснее прижималась к нему. Было такое странное чувство, которое Киллиан не мог объяснить. Между ними была невероятная сила притяжения. Так хотелось её поцеловать, даже помня, что его губы могут лишить её сил.

Их глаза встретились, когда расстояние сократилось до миллиметра между ними. Джонс вздохнул, когда послышался сигнал мобильного телефона. Эмма отскочила от Джонса, видимо, она сама не поняла, что только что произошло, и ответила на звонок.

— Да, я уже иду, — сказала Эмма, нажав отбой. — Что ж, мне пора. Спокойной ночи, Киллиан.

Джонс кивнул, наблюдая, как её фигура скрывается в темноте. Он дотронулся пальцем губ, где ещё чувствовал дыхание Эммы. Снова стало больно. Невозможно любить её, но при этом не быть рядом.

4. Две полоски

Этим утром Киллиан проснулся один в постели. Пустая вторая половина кровати говорила о том, что Эмма давно встала и, скорее всего, уже была на работе. С тяжёлым вздохом он встал с кровати и направился вниз, на кухню. На холодильнике была записка от Эммы: «Я ушла на работу, Генри в школе. Завтрак в холодильнике. Не забудь разогреть в микроволновке».

Микроволновке… Язык сломаешь. Да, Киллиан начинал привыкать ко всем электронным приборам, но с некоторыми до сих пор не мог справиться. Он помнил, как Генри целых три часа объяснял, что такое телевизор и как им пользоваться. Для примера он включил диснеевского «Питер Пэна» и смеялся, когда Киллиан увидел диснеевскую версию себя. Теперь он понял слова Эммы, сказанные ею тогда, на острове. К плите Киллиан ещё опасался подходить и лишний раз посторонился, чтобы не поджечь что-нибудь. Кое-как справившись с завтраком, Киллиан зашёл в ванную, чтобы забрать с полки свои кольца, которые оставил вечером. Благо они всё ещё лежали там — у Эммы была привычка перекладывать их и потом не помнить куда.

Джонс собирался уже выходить, как вдруг заметил на одной из полочек белую коробку. Он взял её в руки, и из неё что-то выпало. Джонс поднял предмет, но ничего, кроме двух красных полосок, не увидел.

— Вечно у Свон какой-то хлам валяется.

— Киллиан, — голос Мэри Маргарет раздался неожиданно.

Эмма предупреждала его, что должны заглянуть родители, забрать какие-то коробки. Он вышел к ним, всё ещё держа в руках тест. Мэри Маргарет держала на руках Нила, который вырывался порезвиться, и, когда он оказался на ковре, сразу кинулся к игрушкам, что оставил в прошлый раз. Эмма их решила положить в уголок на тот случай, если брат снова придёт в гости. Нил всегда тянет ручонки и улыбается при виде старшей сестры.

— Вот ты где, — сказала миссис Нолан.

Киллиан посмотрел на Дэвида, который наблюдал за сыном. Нил строил башню из кубиков и хлопал в ладошки каждый раз, когда она держалась. Но последний кубик всё же стал причиной крушения башни. Мальчик засмеялся, заставив улыбнуться родителей, и принялся строить заново. Джонс усмехнулся, ни капли не удивившись упёртости мальчика — это явно наследственное. Он показал, какие коробки нужно забрать.

— А что у тебя в руках? — спросила Мэри Маргарет, обратив внимание, что Киллиан что-то держит.

— Да это мусор, лежал на полке в ванной, — махнул рукой Джонс и уже хотел пойти обратно в ванную, чтобы выкинуть предмет в мусорное ведро.

— Ну-ка. — Мэри Маргарет забрала предмет. — Это же тест! — Она внимательно посмотрела на тест и чуть не вскрикнула: — Да он положительный!

— Что? — не понял Киллиан.

— Что? Что? — тут Дэвид опомнился и подошёл к жене, глядя на Киллиана. — Тест? Я правильно понял?

— Спокойно, Дэвид, — сказала Мэри Маргарет. — Киллиан, ты ведь не знаешь, что это?

— Понятия не имею, — произнёс Киллиан.

Изогнув бровь, Киллиан посмотрел на родителей Эммы. Лицо Мэри Маргарет осветилось счастьем, а Дэвид посмотрел так, что Джонсу показалось, что сейчас будет допрос. И что это всё из-за какой-то непонятной штуковины. Как только Эмма вернётся, он обязательно спросит у неё, что это такое.

— Всем привет, — сказала только что вошедшая в квартиру Эмма, попутно снимая с себя кожаную куртку и вешая её на крючок. Все взгляды были устремлены на неё, отчего ей стало неловко. — А… что у вас тут?

Она вернулась пораньше, потому что ей стало нехорошо. Август оказался рядом, приказывая идти домой, а сам обещал закончить за неё дела. Вообще, Бут иногда помогает в участке им с Дэвидом, и они стали подумывать, чтобы открыть вакансию. А теперь, когда Эмма узнала новость, придётся точно брать сотрудника. Правда, она хотела сначала провериться у врача, чтобы убедиться в правдивости теста.

— Эмма, можно тебя? — улыбнувшись, Мэри Маргарет поманила дочь за собой, и той ничего не оставалось, кроме как пойти вслед за матерью.

— Что такое? — взволнованно спросила Свон, когда они остались наедине.

— Эмма, это… это правда? — Снежка медленным, но верным движением руки достала тест и показала его Эмме.

— Откуда?

— Киллиан принёс, сказал, что нашёл на полке у вас в ванной.

— Он знает? — её дыхание участилось, и она широко распахнула глаза, выжидающе глядя на Мэри Маргарет.

— Нет. Более того, он не знает, что это такое.

Эмма облегчённо вздохнула, но под пристальным взглядом матери расслабиться ей не удалось.

— Мам, прошу, ничего ему не говорите. Тест может быть ошибочным, я схожу к врачу и выясню всё. Не хочу, чтобы он расстраивался.

Они вышли из ванной и подошли к беседующим любимым мужчинам. Точнее, Мэри Маргарет подняла сына на руки, а Эмма вернулась к Киллиану. Джонс улыбнулся и пытался скрыть своё нетерпение узнать, что же всё-таки происходит и почему миссис Нолан отвела Эмму в сторону.

— Дэвид, — Снежка позвала мужа, и тот не раздумывая подошёл к ней. — Я вот думаю, может, оставим их? Сам понимаешь, — прошептала она.

— Но… — Дэвид хотел что-то сказать. Он ещё раз посмотрел на Киллиана, а тот, ничего не понимая, хотел уже разобраться, что всё это значит. — Ладно.

Дэвид счастливо улыбнулся, глядя на дочь и не веря, что она уже такая взрослая, затем положительно кивнул.

— Что ж, голубки, мы на прогулку с Нилом, не скучайте! — весело пролепетала Снежка, вручила Дэвиду сына и вытолкнула его за дверь.

Эмма улыбнулась и вернулась к любимому. Его взгляд ей говорил, чтобы она незамедлительно всё объяснила, но вместо этого она просто коснулась его губ. Этого было достаточно, чтобы Киллиан обнял её и практически забыл обо всём. Рядом с ней он буквально сходил с ума, забывал все проблемы и хотел, чтобы эти мгновения никогда не заканчивались.

Отстранившись от неё, но всё так же обнимая за талию, Киллиан посмотрел на Свон. Эмма поняла, что всё равно придётся что-то объяснять и ложь — это не вариант. Но женщина не знала, как ему сказать, хотя и знала, что он будет рад. Он не один раз поднимал тему детей, а она каждый раз переводила темы. Не то чтобы она не хотела детей, это не так. Эмма мечтала стать настоящей матерью и дать малышу всё то, чего не смогла дать Генри, оставив его. Мысли о сыне и как он отнесётся к этой новости тоже волновали Эмму. Она боялась, что он будет ревновать, тем более когда у него такой ранимый и сложный возраст.

— Эмма, — в его голосе послышалось волнение. — Я всё же хочу узнать, что это за штуковина.

— Я хотела сначала убедиться в том, что это правда… — она начала издалека, понимая, что совсем запутала Киллиана. — Эта, как ты её называешь, штуковина — тест на беременность. — Она запнулась, внимательно наблюдая за взглядом мужчины. — Вот эти две полоски означают, что он положительный.

— И? — спросил Киллиан, всё равно ничего не понимая.

— Я должна убедиться, — она снова тянула.

— Свон, ну говори уже!

— Я жду ребёнка, — она это сказала тихо, практически шёпотом, но это стало поводом, чтобы Киллиан подхватил её на руки и стал кружить. — Киллиан, отпусти меня, — произнесла Эмма, когда почувствовала, что голова закружилась. — Ещё ничего не известно, это может быть ошибочный тест. Именно поэтому я хотела сначала пойти к врачу и убедиться, так ли это.

Казалось, что Джонс совершенно не слушал. Он положил руку на её живот и очень нежно стал поглаживать. Эмма не могла сдержать улыбку, ведь сердце подсказывало, что там действительно живёт человечек. Реакция Джонса радовала женщину, но оставался Генри, который вот-вот должен вернуться из школы.

— Киллиан, давай пока Генри не будем говорить? Завтра я к врачу схожу, а потом посмотрим, — произнесла Свон.

— Боишься, что он не так отреагирует? — спросил Джонс.

Генри в последнее время был нервный и постоянно скрывался. Киллиан старался не лезть к нему с расспросами, но чувствовал, что ему нужна помощь. Однако начать разговор не решался, думал, что это само пройдёт у него.

— Привет, — голос Генри раздался неожиданно. — А что вы не хотите мне говорить?

— Ты голодный? — спросила Эмма, не отвечая на вопрос сына. — Мой руки, я сейчас что-нибудь приготовлю.

— Я хотел пообедать с Реджиной и Зеленой, — сказал Генри. — Не обидитесь?

— Конечно, иди, — сказала Эмма, но на душе стало грустно, что он будет обедать у второй матери. — Передавай им привет.

Генри кивнул и скрылся за дверью. Эмма вздохнула, а когда Киллиан обнял её, смогла улыбнуться. Привыкнуть к тому, что Генри приходится делить, было слишком тяжело, но за пять лет Свон смогла это сделать. Тем более что они с Реджиной давно стали подругами. Было много трудностей, с которыми они сталкивались, но это только укрепило их большую семью.

— Эмма, он взрослый парень и всё поймёт, вот увидишь, — сказал Киллиан. — Нам нужно подумать, где делать детскую комнату. — Свон хотела что-то сказать, но он перебил её: — Без возражений!

Женщина закатила глаза, потому что прекрасно знала его. Если он что-то решил — обязательно доведёт до конца. Иногда он бывает невыносим, но за это она его и любит. Так сильно, что если бы он не вернулся к ней, она не смогла бы жить дальше. Просыпаться с любимым по утрам было самым прекрасным, что могло с ней случиться. Знать, что это не сон, а действительно происходит наяву. И сейчас, когда все битвы со злодеями закончились, а они давно в статусе мужа и жены, они могут расширить их маленькую семью.

5. Вместе

— Киллиан, а ты уверен, что это хорошая идея? — спросила Свон, когда они стояли на причале.

Джонс повернулся к жене и изогнул бровь. Целую неделю они с Генри уговаривали Эмму отправиться в это путешествие. Вместе они придумали целую стратегию, чтобы Эмма согласилась. Даже Дэвид, который изначально не хотел отпускать дочь и внука с Киллианом, смирился несмотря на то, что он дал благословение на брак дочери с бывшим пиратом. Просто зная, как будет нервничать и переживать Мэри Маргарет, он хотел убедиться, что это путешествие и правда никому не навредит. Эмма и Киллиан смогут отдохнуть от сторибрукской суеты, а Генри — от школы. Парню уж больно хотелось в море, пуститься в приключения, а Киллиан не мог отказать.

— Мам! Ну ты же согласилась уже, — на помощь Киллиану пришёл Генри.

Генри выглядел очень счастливым. Он держал в руке рюкзак, в который, казалось, положил всё подряд, чтобы не было скучно. Ему не терпелось уже в море, и парень смотрел на Эмму, надеясь, что она всё же переступит порог корабля.

— Хорошо, хорошо, — сдалась Эмма, глядя на любимых мужчин.

Иногда ей казалось, что они сговариваются, как с этим путешествием, которое продлится не какие-то несколько часов или день, а целых полторы недели. Она не хотела в него отправляться, потому что после победы над Злой Королевой в офисе накопились дела. Надо было разобраться ещё с кипой бумаг, но отдохнуть ей тоже хотелось. Тем более она видела, как Генри рвался в приключения, видела, как Киллиан обещал ему, что он никогда не забудет их. Её сердце радовалось, что они подружились.

Она улыбнулась и, пока никто не видит, положила руку на живот. Эмма не знала, как скажется это приключение на её положении, но портить настроение сыну ей не хотелось. Видеть улыбку на его лице — это всё, что желало её сердце. Он давно хотел побыть обычной семьёй, без ведьм, магии и вечно занятых матерей. А это было действительно так. За всем этим они не заметили, как он вырос и стал пятнадцатилетним подростком. И, хоть Генри чаще всего ночует у Реджины, в этом путешествии Эмма хотела быть рядом с сыном.

Женщина решила, что пока не будет говорить Киллиану, что они скоро станут родителями. Она скажет ему, когда они вернутся и останутся вдвоём. Хотя было трудно скрывать, когда сердце рвалось рассказать ему. Эмма была уверена — Киллиан будет рад, потому что он мечтал о дочери. Она тоже хотела, чтобы это была девочка, хотя ей было всё равно, главное, что это их с Киллианом малыш. Как только Генри оказался на корабле, он сразу встал за штурвал. Киллиан поцеловал Эмму в щёку и сказал, чтобы она не скучала, а он скоро вернётся, только покажет парню, как правильно управлять кораблём.

Эмма вышла на верхнюю палубу и подошла к перилам. Ветер развевал волосы. Перед ней открывался потрясающий морской вид. Она не видела ещё такой красоты и теперь понимала, за что Киллиан так любит море. Оно такое спокойное, тихое, беззаботное. Солнце уже садилось где-то за горизонтом, и была видна тропинка, отражающая по воде разноцветные блики.

— Скучала, лапочка? — Киллиан обнял Эмму, положив руки ей на талию, и развернул любимую к себе. — Не замёрзла?

— Ты пришёл, и мне стало теплее, — произнесла Эмма. — Где Генри?

— Ушёл в каюту, — ответил Киллиан. — Сказал, что хочет книгу почитать.

От её улыбки на душе Киллиана стало тепло. Он так же смотрел на неё влюблёнными глазами, наслаждался каждой минутой, проведённой с нею. Джонс не думал, что полюбит кого-нибудь после Милы, пока не встретил Эмму. И он до сих пор испытывал самые искренние и настоящие чувства к Эмме.

Он со смехом вспоминал их первую встречу, как она привязала его к дереву и её реакцию на то, что он капитан Крюк. Она была такой закрытой, недоступной, но для него — открытая книга. Киллиан вернулся в Нью-Йорк за ней, чтобы привезти обратно в Сторибрук. Узнав о том, что Нил жив, Джонс отступил, а когда тот погиб — старался держаться к Эмме ближе. Она постоянно старалась избегать его, была холодной, скрывала свои чувства. А потом началась их история любви… И как оказалось, у них истинная любовь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.

Скачать бесплатно: