электронная
100
печатная A5
399
18+
Секрет Певца. Бумажное сердце

Бесплатный фрагмент - Секрет Певца. Бумажное сердце

Книга вторая


5
Объем:
234 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-9938-6
электронная
от 100
печатная A5
от 399

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Секрет Певца

Бумажное сердце

Книга вторая


Мая Смирнова

Увижу ли я тебя снова?

Скучаешь ли ты по мне?

Автобус, который идет до дома, и кафе, в которое мы всегда ходили…

Песни о любви, которые ты играл для меня и наши вечерние прогулки…

Это мои воспоминания о тебе, понимаешь?

Груз вины перед тобой — это слишком жестоко, чтобы быть наказанием за любовь.


Время лечит, так говорят люди. Но правда ли это?


В один прекрасный день судьба решила продолжить свои коварные игры и свела Кетрин и Алекса снова. К чему на этот раз приведет их жестокая судьба?

Пролог

Очнувшись, я обнаружила себя в больничной палате — подключенной к капельнице и с дыхательной маской на лице. Мое зрение было полуразмытым, однако, несмотря на это, я заметила два человеческих силуэта рядом с кроватью, в которой я лежала. Силуэт в белом, который наверняка принадлежал врачу, что-то объяснял на французском человеку, стоявшему напротив него, однако мне сложно было разобрать слова.

Мое зрение постепенно улучшалось, и через несколько мгновений я могла четко видеть. Стоявший рядом доктор оказался женщиной лет двадцати. Она пыталась что-то объяснить моей бабушке, стоящей лицом ко мне, с выражением полного спокойствия на лице. Увидев, что я очнулась, бабушка нахмурилась и, ничего не говоря, вышла в коридор. В этот момент мне сделалось обидно и снова захотелось умереть.


— Вы очнулись? — обратился ко мне врач на английском языке. — Как ваше самочувствие?

Я ничего не ответила, отворачиваясь к стенке, чтобы спрятать показавшиеся на глазах слезы.

— Если бы скорая помощь опоздала на несколько минут, то вас бы сейчас не было в живых, — вздохнув, сообщил врач. — К счастью, вас вовремя доставили в нашу больницу, и мы смогли предотвратить вашу смерть. Доза обезболивающих, принятая вами, чуть не убила вас. Ах да! — спохватилась женщина. — Мы наложили несколько швов на ваши порезы. Они, оказалось, были в нескольких миллиметрах от вен. Вы находитесь в больнице уже больше двадцати часов.


Повернув голову, я увидела бабушку. Она, попросив врача выйти, села в кресло напротив кровати, около окна.

— О чем ты думала? — сердито обратилась ко мне бабушка. — Совсем с ума сошла? Что бы мне пришлось делать, если бы ты умерла? Ты единственный человек из семьи, через которого я могу передать компанию в надежные руки! Ты об этом не подумала?!

В этот момент я поняла, что услышанный мною крик, когда я погружалась в воду, скорее всего, был у меня в голове. Даже если он принадлежал бабушке, то она сейчас вела себя так, словно ничего не случилось и моя жизнь ничего для нее не значит. От этих мыслей мне снова захотелось умереть.

Я попыталась присесть на кровати, но из-за слабости у меня это не получалось. Бабушка, встав с кресла, подошла ко мне и попыталась уложить меня обратно, говоря, что я не должна сейчас напрягаться.

— Не трогайте меня… — еле слышно сказала я, не узнав свой охрипший голос.

— Что-что? — не поняла женщина.

— Не трогайте меня! — Правой рукой я оттолкнула от себя бабушку. — Не трогайте!

— Кетрин…

— Вы опять за свое? — со слезами на глазах я посмотрела на женщину. — Неужели даже после того, как я чуть не умерла, вы все еще волнуетесь о компании больше, чем о вашей внучке?.. Вы даже не поинтересовались моим самочувствием. Не спрашиваете, что толкнуло меня на это… Все, о чем вы думаете, — это бизнес. Знаете, в какой-то момент перед тем, как потерять сознание, я услышала чей-то крик ужаса и глубоко пожалела о своих действиях, при этом думая, что это был ваш крик. Однако… теперь мне кажется… что это была просто галлюцинация и никакого крика не было… Вы бы никогда не закричали, узнав, что я умираю. Вы никогда не волнуетесь за меня. Для вас я всего лишь пешка в шахматах, которой вы распоряжаетесь, как хотите… Было бы лучше, чтобы я действительно умерла…

Женщина резко подняла руку вверх, я зажмурилась в ожидании пощечины. Однако, к моему большому удивлению, бабушка передумала.

— Если бы ты сейчас не находилась в таком плачевном состоянии, то я бы точно ударила тебя, причем сильно, — холодно сказала женщина, опуская руку. — Если бы я о тебе не переживала и не заботилась, то, поверь моим словам, тебя бы сейчас тут не было. А теперь заткнись и направь свои силы на скорейшее выздоровление. У тебя скоро начнутся экзамены в школе, и ты должна получить высокие оценки по каждому предмету. Однако если ты не хочешь возвращаться в школу, тогда ты прекрасно можешь сдать экзамены в специальных центрах города. — С последними словами бабушка направилась к выходу и покинула палату, захлопнув дверь.

Вытирая скатывающиеся слезы, я кое-как встала с кровати и, одной рукой держась за капельницу, а другой за стенку, дрожа, подошла к окну. На улице было темно и горели фонари, освещающие улицы Парижа. Вздохнув, я дрожащей рукой потянулась к ручке и открыла окно. Теплый ветер дотронулся до моей кожи, играя со спутанными распущенными волосами. Я слабо улыбнулась, на мгновение закрывая глаза.


— Кетрин? — услышала я знакомый мужской голос позади меня.

Открыв глаза, я медленно обернулась. В палату вошел молодой человек, в котором я узнала Джеймса. За последние несколько месяцев кудри парня стали немного длиннее, а черты лица более резкими. Он был одет в темный костюм с черным галстуком.

— Джеймс? — удивленно прошептала я. — Что ты…

Но договорить я не успела. Мои ноги неожиданно стали ватными, и я почувствовала, как начинаю падать на пол. Парень, подбежав ко мне, поймал меня, этим предотвратив мое падение.

— Ты не должна сейчас вставать. — Джеймс помог мне вернуться и лечь в постель.

— Что ты здесь делаешь? — повторила я.

— Как твое самочувствие? — игнорируя мой вопрос, парень пошел в другую часть палаты и принес стул, который он поставил рядом с кроватью.

— Глупый вопрос, если и так все очевидно, — слабым голосом ответила я, отворачиваясь к стенке.

— Ты права… — вздохнул Джеймс. — Прости… Если тебе интересно, наша ситуация ничем не лучше. Я слышал, что твоя бабушка собирается предложить большую сумму денег моим родителям, а они любят деньги. Если она это сделает, то мой отец закроет глаза на произошедшее.

Я тяжело вздохнула в ответ, посмотрев на свою перевязанную левую руку.

— Я не хочу этого… — прервала молчание я.

— Ты прекрасно знаешь, что я всеми силами стараюсь покончить с этим, — услышала я в ответ. — Однако на какое-то время нам придется смириться с этим, особенно после того, что ты натворила.

Я сглотнула при последних словах парня.

— Я не специально… — сказала я, повернув голову к Джеймсу.

— Я тебе верю, — щелкнув пальцами на руках, сказал молодой человек. — Кто знает, может, мы и сможем выпутаться из этой ситуации, однако никакой гарантии я тебе не могу дать. — Джеймс поднялся и поправил мое одеяло. — Отдыхай и набирайся сил. Как только у тебя будет свободное время, расскажи мне про этого Алекса. Мне любопытно, что он за человек и как мог заставить тебя пойти на такой риск.

Глава 1

Спустя шесть месяцев


Так незаметно пролетело полгода.

Был вечер, и я сидела в кафе Cafe De Flore в ожидании своего заказа, перед тем как отправиться домой. Передо мной лежала раскрытая тетрадка, в одной руке я держала ручку, а другой подперла подбородок. В кафе играла спокойная песня, слова которой мне напоминали о прошлом. Я тяжело вздохнула, закрывая тетрадку и убирая ее в сумку.


Our first text messages and phones calls were so awkwardly funny but cute. Our first date was as sweet as caramel and the break up was as bitter as a cup of a black coffee, baby. The memories of you, always bring me here to this cafe. You know, I started drinking black coffee because of you, my love…


— Наши воспоминания всегда приводят меня в это кафе, — повторила я слова песни шепотом, вздохнув. — Однако в моем случае я пью не черный кофе из-за тебя, а латте.


Последние шесть месяцев для меня были довольно тяжелыми, но, несмотря ни на что, время пролетело очень быстро. После моей попытки самоубийства, поговорив с бабушкой, я пришла к решению не возвращаться в школу и сдать нужные мне экзамены в другом месте. Конечно, я совсем не хотела разговаривать с бабушкой, но ничего не могла поделать. После окончания экзаменов бабушка сообщила мне, что вместо певицы я могу стать пианисткой, что мне не очень сильно нравилось. Я, конечно, люблю играть на пианино, но не до такой степени, чтобы связать свою жизнь с ним. Помимо этого, бабушка не позволила мне пройти прослушивание в компании CUFU и отправила им сообщение, в котором извинялась за беспокойство и говорила, что у меня нет больше желания стать певицей, что было ложью. Я стояла на своем и продолжала бороться за свою мечту, однако со временем это становилось все труднее и труднее.

Сразу после экзамена и выпускного Тейлор, не попрощавшись со мной, уехала в другую страну — в какую именно, я точно не знала. Джо уехал ближе к середине июня. Мы успели еще раз встретиться перед его отъездом. Я не знала, будет ли у меня в будущем возможность еще раз его встретить, но надеялась на лучшее. Гарри и Джордан тоже уехали, и единственным человеком, который остался и с которым я поступала в университет, был Оливер.

После моего восемнадцатого дня рождения в июле я получила водительские права и могла спокойно передвигаться по городу своим ходом. Все каникулы перед университетом я была вынуждена помогать бабушке с бизнесом. Я постепенно начинала понимать, как все работает, но не очень хорошо. Помимо постоянной работы мне приходилось ходить на свидания с Джеймсом, который остался в стране до конца его каникул. Не хочу жаловаться, но постоянные свидания с человеком, в котором я совсем не была заинтересована, мне постепенно начинали надоедать. Одно из них мы провели на концерте классической музыки, так как это был любимый жанр музыки Джеймса. Сначала мне было довольно интересно, но ближе к концу я начала засыпать, и нам пришлось покинуть зал.


За время, проведенное вместе с Джеймсом, я смогла узнать его получше. Конечно, я помнила все, что он рассказал о себе несколько месяцев назад, но это было только маленькой частью его самого. У молодого человека был мягкий характер. Джеймс всегда был откровенным со мной и никогда не врал. Несмотря на нашу сложную ситуацию, он оставался спокойным и позитивным. Однако я заметила, что парень со временем становился все серьезнее и хладнокровнее, что меня немного напрягало. Джеймс говорил мне не беспокоиться и довериться ему, но, судя по его поведению, все ухудшалось.

Джеймс попросил меня рассказать ему про Алекса, но я не стала, так как считала это лишним. Парень не напрягал меня с этим, что меня радовало.

По словам Джеймса, он никогда не пьет алкоголь и занимается в тренажерном зале по три-четыре раза в неделю, что было заметно по его телосложению, особенно по широким плечам и накачанным рукам. Любимой же музыкой парня, как я уже говорила, была классическая, в основном потому, что она помогала ему сосредоточиться на работе и различных задачах.

Примерно недели через две или меньше Джеймсу исполнился двадцать один год, и на день рождения его семья пригласила нас на ужин в дорогой французский ресторан. Помимо меня с бабушкой были приглашены еще люди, которых я совсем не знала, но, несмотря на это, вечер прошел хорошо.


Алекс… ах, Алекс, Алекс. Я точно не знала, чем он занимался все это время. По слухам, ему потребовалось больше месяца, чтобы разгрести проблемы, которые создала для него моя бабушка. Как он это сделал и чем все лето занимался, я не знала. Перед выходом своего альбома Алекс начал вести вечернюю программу на радио, в которой поднимал разные темы — начиная с творчества и заканчивая психическим здоровьем. Программа была на английском, что меня вначале удивило, так как сама радиостанция была французской, однако, не найдя никаких для себя объяснений, я смирилась. Программа обычно начиналась в восемь часов вечера и шла полтора часа, так как молодой человек любил расширенно отвечать на вопросы слушателей, которые задавали ему в прямом эфире.

Что же касается его альбома, он вышел в начале октября и состоял из девяти песен, среди которых были песни She Takes Me и Sweet Confusion — мои самые любимые. Конечно, мне нравились и остальные, но эти две были дороги и близки моему сердцу.

Помимо всего этого, я слышала, что Алекс недавно умудрился ввязаться в какой-то большой скандал с популярной актрисой, имени которой я еще не могла найти. Что именно было причиной скандала, я тоже точно не знала и предположить не могла.


Сейчас было начало ноября, и в последнее время я начинала сильно уставать из-за работы в университете и личных проблем. К тому же я была вынуждена помогать родителям Джеймса и его старшему брату Джаксону с организацией выставки в музее искусств, который был частью их бизнеса. Выставка должна была состояться на следующих выходных. Спрашивается, почему я им помогала? Ну я же была почти невесткой для них или, по крайней мере, собиралась ей стать, и я была обязана проводить с ними как можно больше времени и помогать им. Например, на этих выходных я должна была наконец-то встретиться с женой Джаксона, Валентиной. Мы собирались познакомиться с ней намного раньше, но получилось так, что Валентина посещала свою семью в Италии, после чего, вернувшись во Францию, родила ребенка. Несмотря на все мои попытки вежливо отказаться от встречи, так как я не хотела беспокоить ее особенно, потому что Валентина должна была заботиться о ребенке, у меня ничего не получилось.


Было уже начало восьмого, поэтому я поспешила покинуть кафе и погулять где-нибудь, перед тем как отправиться домой. Заплатив за напитки, я вышла на улицу и села в свою машину серебряного цвета. Программа Алекса должна была начаться меньше чем через час, поэтому я решила послушать его альбом. Немного покопавшись в дисках, я наконец-то нашла нужный и вставила в дисковод. Заиграла первая песня Secret, слова которой рассказывали о том, что у каждого человека в этом мире существуют свои маленькие секреты, о которых он не может никому рассказать. В случае парня его секрет заключался в том, что он не мог никому рассказать о демонах, с которыми борется каждый день. Другими словами, песня была грустной и связанной с депрессией, поэтому я пропустила ее. Вторая песня называлась So Lucky и лично мне не нравилась. Она была слишком попсовой, к чему я никогда не могла привыкнуть. А вот третья песня была как раз моей любимой. She Takes Me. Поставив ее на повтор, я завела машину и, выехав на проезжую часть, поехала в сторону Эйфелевой башни.

Машина заполнилась спокойными звуками гитары и пианино, под которые Алекс пел знакомые слова, вызвавшие у меня улыбку. Не буду лгать, я скучала по нему, и сильно. Несмотря на все, что между нами произошло, я все так же продолжала его любить, так как на какой-то промежуток времени Алекс сделал мою жизнь чуточку ярче и заставил меня позабыть обо всех моих проблемах. Печально, что так все неожиданно закончилось.

Припарковав машину около парка, я выключила музыку и, взяв с собой сумку, вышла. Вставив наушники в уши и включив She Takes Me, я направилась в сторону башни, по дороге улыбаясь, вспоминая мои прогулки с Алексом. Наши совместные вечерние прогулки по паркам были моим любимым воспоминанием с ним — возможно, потому, что после тяжелого и занятого дня чувство счастья и комфорта при нахождении с любимым человеком было для меня новым. Я усмехнулась, вспомнив, как парень втайне от меня вернулся во Францию и устроил мне сюрприз. Словно это произошло вчера — я оборачиваюсь и вижу Алекса, стоящего в нескольких шагах от меня и с улыбкой машущего мне рукой. Серая рубашка подчеркивала его широкие плечи, и под нее хорошо были подобраны темно-синие джинсы. Но стоило мне моргнуть, как молодой человек растворился в воздухе.

Грустно улыбнувшись, я поднялась на башню. Народу было немного, но меня это не беспокоило. Я подошла к перилам и, положив на них руки, посмотрела на освещенный Париж. Холодный ветерок играл с моими распущенными волосами и вызывал мурашки по коже. Я повернулась лицом в сторону ветра и быстро забрала волосы в хвост, прежде чем снова посмотреть на город.


— Станешь ли ты моей девушкой? — раздался шепот Алекса у меня в голове.

— А? Да, конечно.


Прикусив губу, я обняла себя и опустила голову, стараясь сдержать слезы, прежде чем в последний раз посмотреть на город и отправиться домой.

Глава 2

Была небольшая перемена, во время которой я сидела в компьютерном зале и заканчивала знакомиться с документами, которые отправила мне бабушка через мой компьютер. Под конец сдавшись, я закрыла программу Microsoft Word и открыла Google. Написав «Алекс Хернандес скандал с актрисой», я нажала на кнопку поиска.

— Эйо! — Ко мне на диван плюхнулась Ана и, подвинувшись ко мне ближе, посмотрела на монитор компьютера. — Чем занимаешься?

Ана была высокой черноволосой девушкой с карими глазами и узким лицом. Родом же Ана была из Америки, но большую часть жизни прожила во Франции. Так же, как и я, Ана была на факультете музыки, а познакомились мы с ней через ее подругу, которую зовут Джаз. Джаз была шатенкой с ярко-зелеными глазами и немного смуглой кожей, а родилась она на Кубе. В начале учебного года Оливер познакомил меня с ней, представив ее как свою девушку, что меня слегка удивило. Так как Оливер был похож для меня на вампира, Джаз рядом с ним смотрелась немного странно. Другими словами, если бы у Дракулы была девушка-человек, то Оли и Джаз шикарно смогли бы их сыграть. А так они смотрелись довольно мило.

Ана была давней подругой Джаз, и я могла найти множество отличий в их характерах. Например, логика. Ане было намного проще найти логическое объяснение чему только можно. Однажды Джаз пожаловалась нам, что на протяжении нескольких дней она просыпалась по ночам из-за странных звуков в гостиной. А так как Джаз была одной из тех, кого можно легко напугать и кто постоянно находится в параноидальном состоянии, она подумала, что у нее дома поселился призрак или, еще хуже, демон. Немного посмеявшись, Ана предположила, что звуки в гостиной подруги издает ее кот, так как в это время Джаз действительно завела в доме кошку. Для начала Джаз не поверила, но после того, как мы дружно у нее остались дома на ночь и в разгар ночи пошли в гостиную искать источник звуков, Джаз наконец-то успокоилась, когда мы обнаружили, как ее кот точит когти о ножки журнального столика.

Ана рассказала мне, что она собирается преподавать музыку в начальных классах школы, из-за чего ей приходилось посещать дополнительные занятия по детской психологии.

Что же касается Джаз, то она была довольно громкой девушкой с высоким голосом, который мне периодически надоедал не на шутку. Как я сказала раньше, она была довольно пугливой и постоянно в паранойе. Конечно, когда ей нужно было, Джаз могла найти логическое объяснение для различных задач, но у Аны это получалось намного лучше. Джаз училась на факультете журналистики и после окончания университета собиралась приложить усилия, чтобы получить работу в какой-то телепрограмме, название которой я, к сожалению, не запомнила. И да, я забыла упомянуть, что Джаз была старшей дочерью ректора нашего университета. Также Джаз была фанаткой Алекса, что вначале меня немного напрягало, поскольку она задавала мне много вопросов о нем, такие как: какая была у него реакция на новости про нас; каково мне было с ним встречаться; скучаю ли я по нему и т. п. Конечно же, я не отвечала на все, и под конец девушка перестала приставать ко мне с расспросами. К счастью для меня, Джаз не была такой большой фанаткой, как Тейлор.

— Да так… — Я поспешила закрыть компьютер. — Ничего особенного.

Ана быстро забрала у меня компьютер и, открыв его, просмотрела историю Safari.

— Алекс Хернандес скандал с актрисой, — прочитала вслух девушка, посмотрев на меня. — Или же с Фионой Голдблюм.

— Фиона Голдблюм? — Я удивленно подняла брови.

Фиона была американской актрисой, знаменитой своими ролями во многих широко известных фильмах и сериалах. Я мало что о ней знала, однако слышала, что у Фионы была довольно плохая репутация. Многие говорили, что последние несколько лет актриса начала много выпивать и курить, из-за чего постоянно случались скандалы и драмы, что слегка уменьшило ее популярность.

— Алекс был замечен с Фионой, когда та курила марихуану в одном из отелей. — Ана вернула мне компьютер. — Многие считают, что Алекс, возможно, курил вместе с актрисой. Также они были замечены направляющимися вместе в один номер. Думаю, ты прекрасно поймешь, что, по мнению людей в интернете, произошло между ними, несмотря на то что Алекс отклоняет слухи. Фиона же говорит, что то, о чем говорят люди, чистая правда. Другими словами, скандал довольно большой, и никто не знает, кому верить, а кому нет. Поводится расследование, и есть подозрение, что Фиона дала Алексу какой-то наркотик, что, конечно, возможно, если посмотреть на ее репутацию и дурные привычки.

У меня отвисла челюсть, и я поспешила почистить историю браузера. Из того, что я знала об Алексе, я не могла понять, как связать концы с концами. Если бы кто-то спросил мое мнение насчет этого скандала, то я бы сказала, что Фиона врет и Алекс невиновен. Как его бывшая и человек, который его когда-то знал, я имела право так считать.

— Эй! — Подруга помахала у меня рукой перед лицом. — Очнись.

— А? Прости. — Я убрала руку девушки от моего лица.

— Не бери в голову, — вздохнула Ана. — Этот скандал тебя не касается никаким боком.

— Привет, девчонки! — К нам подошла Джаз, держа в руках картонную подставку, специально сделанную для напитков. — Я купила нам попить! — Сев с другой стороны от меня, девушка поставила корзинку на стол и, достав из нее пластиковый стакан, на котором было написано имя Аны, протянула через меня подруге. — Макиато с холодной карамелью для Аны. Горячий латте для нашей Кетрин, — Джаз достала картонный стакан с моим именем и протянула его мне. — И напоследок, — подруга достала оставшийся пластиковый стакан, — холодный эспрессо для меня.

Мы поблагодарили Джаз, после чего засмеялись.

— Как насчет девичника на этих выходных, хм? — поинтересовалась Джаз. — Что-то мы давно его не устраивали. Соберемся и останемся на ночь у меня дома. Посмотрим фильмы, повеселимся, поговорим и тому подобное.

— Я за, — отпив маккиато, сказала Ана.

— Я, к сожалению, не могу, — вздохнула я, поставив стакан на журнальный столик напротив нас и убирая компьютер в чехол, прежде чем положить его в рюкзак.

— С чего это вдруг? — удивилась Джаз и толкнула меня локтем. — Ты ведь вроде бы говорила, что будешь свободна на этих выходных.

— Поменялись планы, простите, — тяжело вздохнула я.

— Интересненько. На что именно? — поинтересовалась Ана.

— Помните, я рассказывала вам, что жена брата моего жениха хочет со мной познакомиться? — спросила я.

Подруги молча кивнули.

— На этих выходных у нее есть свободное время, и мне не хочется показаться грубой, прося перенести день или время встречи, — коротко объяснила я.

— Тогда как насчет совместного ужина сегодня вечером? — предложила Ана.

— У меня свидание с женихом, — сдерживая смех, сказала я.

— Боже мой, какая же ты занятая! — воскликнула Джаз, и мы вместе с ней засмеялись.

— Мне тебя жалко, Кет, — просмеявшись, продолжила говорить подруга. — Я думала, что быть ребенком из богатой семьи замечательно… — Джаз отрицательно покачала головой. — Я беру свои слова назад.

Мы снова громко засмеялись.

Когда я вернулась после занятий домой, у меня осталось совсем немного времени, чтобы привести себя в порядок и поехать в ресторан, находившийся на другом конце города. Быстро приняв душ, я переоделась в вечернее платье нежно-серебристого цвета, без рукавов, с открытой спиной и юбкой до пола. Под платье подобрала легкую белую накидку, длинные сережки с цепочкой и белые туфли на невысоких каблуках. Что же касается макияжа и волос, то я решила не заморачиваться и, нанеся совсем немного косметики, расчесала волосы и оставила их распущенными. Затем взяла маленькую черную сумочку и поспешила спуститься вниз, где на улице меня уже ждала машина.


Джеймс был вынужден вернуться из Америки в Париж из-за выставки, о которой я упомянула раньше. Так как нам приходилось притворяться, что мы смирились с нашей участью, то Джеймс предложил мне поужинать сегодня и провести немного времени вместе, чтобы наши семьи ни о чем не подозревали. В моих планах на сегодня было спросить парня, есть ли у него какие-нибудь идеи, чтобы наконец-то покончить с этой ситуацией. Получилось так, что после моей попытки совершить самоубийство, на протяжении всего полугода, нам с Джеймсом постоянно приходилось притворяться, что мы не против нашей свадьбы, и со временем это начинало мне надоедать. Как я уже говорила раньше, я никакой симпатии к парню не испытывала, и для меня он был не больше чем другом, я совсем не видела его в роли моего мужа. Джеймс был со мной полностью согласен, однако он говорил, что не все так просто и мне придется еще немного подождать.


Ресторан, в котором у нас была назначена встреча, был с европейской кухней. Я не любила ходить по дорогим и модным ресторанам и предлагала Джеймсу встретиться где-нибудь в другом месте, но выяснилось, что родители парня все еще не доверяли нам, и за нами до сих пор следили, поэтому мне ничего не оставалось делать, как слушаться парня.


Когда я зашла в здание, напротив входа меня встретила официантка, которая спросила, заказан ли для меня стол, и если да, то на мое имя или на чье-то другое. Проведя меня к столу, официантка предложила налить мне вина, но я вежливо отказалась и попросила принести воды. Вскоре к столу подошел молодой человек, в котором я узнала Джеймса.

Джеймс был одет в темный костюм с черным галстуком, а его кудри были слегка подстрижены.

Поздоровавшись и заказав нам блюда, Джеймс поинтересовался, как у меня с учебой и много ли помощи просит моя бабушка. Я, конечно, рассказала, что меня вынуждают много работать.

— Не напрягай себя, — выслушав меня, сказал парень. — Еще не хватало, чтобы ты в больницу слегла.

— Тебе-то какая разница? — поинтересовалась я, беря стакан воды в руки. — Ведь я все равно за тебя замуж не выйду.

— Согласен, — вздохнул парень. — Однако я же говорил, что не могу ничего гарантировать на все сто процентов. Не все так просто, как кажется.

— Как долго нам еще притворяться и идти у наших семей на поводу? — Я знала, что сказанные мной слова были довольно грубы, но ничего не могла поделать. Мне начинал надоедать весь этот спектакль, и я хотела поскорее покончить с ним. С каждым днем мне становилось все труднее помогать бабушке по бизнесу и одновременно бороться за свою мечту. У меня начинало складываться такое впечатление, что я превратилась в марионетку, которую дергали за веревочки все кому не лень.

— Кетрин, успокойся, — прочистив горло, сказал мне Джеймс. — Я же обещал тебе, что разберусь со всем этим сам.

— Разбираешься сам уже больше полугода, — вздохнула я, скрестив руки на груди. — Неужели я совсем ничем не могу помочь?

— Если бы ты не начала встречаться с Алеком и не попыталась себя убить, то наша ситуация не ухудшалась бы.

Скажу честно, меня удивляло, как молодой человек держал себя в руках. Если бы я была на его месте, то я бы на этом моменте начала выходить из себя.

— Его имя Алекс, а не Алек, — поправила я Джеймса.

— Какая разница? — закатил глаза парень. — Он остается одним и тем же человеком. О мой бог… — Джеймс тяжело вздохнул. — Теперь я понимаю, почему некоторые люди совершенно не имеют желания заводить ни с кем серьезные отношения, не говоря уже о свадьбе. Постоянные ссоры.

— Мы не встречаемся, — напомнила я. — Поэтому наши «отношения», — я подняла руки и показала кавычки в воздухе, — не настоящие и не считаются.

— С точки зрения наших семей, мы встречаемся или же помолвлены. Другими словами, ты обещана мне в жены твоей бабушкой. И если я не смогу ничего предпринять, тебе не останется выбора, кроме как смириться и выйти за меня.

— Ты мне угрожаешь? — слегка наклонив голову, я удивленно посмотрела на молодого человека. — Ты же вроде бы тоже против нашей свадьбы.

— Да, я против, — согласился Джеймс. — Однако если Богу так угодно, то могу и жениться на тебе.

— Ты и твой Бог… — Я покачала головой и, взяв свой стакан, отпила из него воды.

— Когда у тебя назначена встреча с Валентиной? — поинтересовался Джеймс.

— Завтра на час дня, если не ошибаюсь, — ответила я, не смотря на парня.

— Сделай мне одолжение, не говори ей ничего лишнего и будь настолько вежлива, насколько можешь. — (Я чувствовала взгляд Джеймса на себе, из-за чего мне стало неуютно, и, поставив стакан обратно на стол, отвернулась в сторону.) — Я говорю это тебе для твоего же благополучия.

Глава 3

К моему большому удивлению, после ужина Джеймс предложил сходить в музей Musée Marmottan Monet, и я была совсем не против, так как давно мечтала там побывать. Это был музей изобразительных искусств шестнадцатого века. Из того, что я знала, в коллекции музея находилось более трехсот живописных работ различных художников: Берты Моризо, Эдгара Дега и многих других.

Мне было очень приятно, что Джеймс предложил мне туда сходить, несмотря на то что я в очередной раз на него рассердилась. Это было у нас уже не в первый раз. За последние несколько свиданий в августе я несколько раз срывалась на него по одной и той же причине. Это было глупо с моей стороны, так как Джеймс и вправду старался нам помочь, но я ничего не могла с собой поделать. Периодически нужно было и выругаться. Успокаивало только то, что Джеймс прекрасно это понимал.

К тому времени, как Джеймс довез меня до дома, на часах было полдевятого и моя бабушка должна была быть дома. Поднявшись в свою комнату и ополоснувшись, я переоделась в пижаму и подошла к балкону. Приоткрыв его, я услышала звук только что начавшегося дождя. Я усмехнулась, бросив полотенце на стул, прежде чем вышла на балкон. Холодный воздух вызвал у меня мурашки по коже, однако не заставил вернуться в теплую комнату. Я улыбнулась, снова подумав, насколько это было странно, что больше полугода назад, в конце марта и начале апреля, в Париже шли дожди, хотя из того, что я знала, погода должна была быть ясной. Я закрыла глаза и, обняв себя, постояла еще немного на балконе, наслаждаясь шумом дождя, прежде чем вернуться в тепло.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 399