электронная
200
печатная A5
421
16+
Бульф

Бесплатный фрагмент - Бульф

Объем:
66 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0051-7481-9
электронная
от 200
печатная A5
от 421

Глава 1

I

Вечером Матвей возвращался из школы: он учился в седьмом классе, во вторую смену. Ему было двенадцать. После долгих посиделок в душных кабинетах чудно выйти на улицу и почувствовать, как дует легкий прохладный ветерок. Совсем недалеко виднелись горы, и было грустно наблюдать за тем, как солнце постепенно теряется за большими горными массивами, проливая на них последние кровавые оттенки. С портфелем на перевес Матвейка (так его называли в школе) шел с другом детства Егором. Он был на один год старше Матвея и зачастую обращался с ним как с младшим братом. В левой руке Матвей держал пакет со сменной обовью:

— Ой, как они надоели со своей сменкой! Меня же, Егор, не пустили, прикинь! Пришлось бежать домой, потом еще историчка наорала за то, что на урок опоздал… — сетовал Матвей.

— А о чем ты думаешь, когда из дома выходишь? О своей Анечке? Она в отличие от тебя сменку не забывает… — подтрунивал Егор друга.

— Заткнись, пожалуйста. Я очень устал, — оборвал его Матвей.

Аня училась в параллельном классе и была любовью Матвея несколько лет. Она росла в относительно богатой семье. Если в младших классах молодая особа хоть иногда могла отвечать на вопросы и положительно реагировать на знаки внимания Матвея, то избыточный пафос и необоснованная гордыня, пришедшие к ней еще в шестом классе, сильно поменяли девочку. Теперь она игнорировала даже обычные ненавязчивые слова приветствия со стороны влюбленного. Егор, как близкий человек, разумеется, был в курсе этого, однако, часто глумился над ним и всячески подкалывал. Они часто шутили друг над другом, но при всем при этом Егор был отличным товарищем. Когда Матвея пытались оскорбить или как-то обидеть старшеклассники, Егор вставал на защиту и нередко был побит сам. Также, он часто покупал Матвею воду или что-нибудь из выпечки.

Вот они дошли до перекрестка, попрощались фирменным рукопожатием, которое они придумали сами, и разошлись по своим сторонам. С чувством радости он возвращался домой, где его ждала бабушка. Еще в детстве он потерял мать в автокатастрофе, отец же запил и ушел из семьи. Жив он или мертв никто не знает. Все остальные родственники или ушли в мир иной, или разъехались по разным городам, не имея особого желания поддерживать связь друг с другом. Поэтому единственный родной человек, который остался у Матвея, была его бабушка по маминой линии — Наталья Сергеевна, которую все молодые ребята с почтением звали бабой Нютой. Дом, в котором они жили, был очень мал: кухня, кровать, печь еще с тех времен — все это находилось в одной комнатке. Ванную они принимали в большом цветном пластмассовом тазе. Крохотная прихожая была сделана отдельной комнаткой, еще с одной дверью, выходившую уже в основную часть дома. Наталья Сергеевна всегда замыкала обе двери, в соображениях безопасности. Еще они имели маленькую поляну, огражденную уже старыми низким деревянными изгородями. Здесь находился обычный сельский туалет. Также, на этой поляне паслась корова — их основной источник дохода. Так сложилось, что пенсию баба Нюта получала крайне маленькую, поэтому приходилось продавать молоко. Вечером она доила корову и загоняла в сарайчик, где для кормилицы было приготовлено уютное, хоть и тесное, место с теплым сеном.

Открыв дверь и войдя в домик, Матвей почувствовал пряный и манящий запах, исходящий из кухни. Наталья Сергеевна примерно знала, в какое время должен придти ее внук и оставляла дверь, ведущую из гостиной на кухню, чуть приоткрытой.

— Ба, привет, я пришел.

— Привет, Матвеёк, быстрее переодевайся и иди кушай, пока ничего не остыло.

Наталья Сергеевна безумно любила своего внука: он — всё, что у нее осталось. Матвей был очень похож на ее дочь, многие манеры были тоже скопированы от матери. Характер и мужской стержень он унаследовал от мужа Натальи Сергеевны — примера настоящего мужчины, закончившего жизнь восемнадцать лет назад от рака легких. Вообще Матвей был худощав, но широкоплеч, невысокого роста, с голубыми материнскими глазами, небольшим немного искривлённым носом. У него были густые светлые волосы. В холодное время года он ходил с заросшими волосами на голове, а летом же любил носить очень короткую стрижку.

Переодевшись, Матвей приступил к ужину: котлеты с пюре, сладкий яблочный компот и маленькая шоколадка, как сюрприз от бабушки. Затем он пошел наколоть дров для печи: был конец сентября, и, несмотря на дневную жару, ближе к ночи становилось прохладно. Наталья Сергеевна пошла доить корову, а позже загнала ее в сарай. Закончив свои дела, они умылись и начали готовиться ко сну. Бабушка Нюта спала на кровати, которая находилась в самом углу дома. Матвей же спал на полу на овечьих шкурах, возле печи. Это было его любимым местом: мягкие шкуры, нежная перьевая подушка и тепло, отдающееся от печи — все это наполняло чувством комфорта и уюта, и мальчик засыпал в то же мгновенье.

Наталья Сергеевна прожила тяжелую жизнь: трудное детство, обусловленное смертью матери еще в раннем возрасте, постоянный поиск работы, обманы, отчисление из университетов, унижения, смерть мужа, а затем и собственной дочери, которую она любила больше всех на этом свете… Часто она просыпалась среди ночи и тихонько плакала из-за очередного сна, где присутствовали воспоминания и призраки прошлого. Ее седые короткие волосы, подстриженные под каре, были всегда ухожены, несмотря на нелегкий быт. Серо-голубые глаза очень сочетались с ее волосами и маленьким носом. Она была немного полновата и всегда носила всего несколько цветных платьев: светло-розовое, голубое и белое, которое она использовала в качестве ночной рубашки. Наступила ночь. Звездное небо вместе с Луной освещали весь поселок. Было слышно, как ветер колышет листья деревьев. Матвей спокойно и крепко уснул. Маленький мальчик не мог предвидеть свою судьбу наперед, как и ты, читатель, как и все люди на этой планете. К сожалению или к счастью, нам не дана такая способность. Как развернется его жизнь, какие события и испытания будут у него на пути, никто и никак не мог предугадать…

II

Рано утром Матвей отправился за дровами, затем в магазин. Позавтракал, немного помог бабушке по дому и принялся за уроки. Он не был отличником, но учился неплохо, зарекомендовав себя как прилежного ученика.

После обеда он отправился на учебу. Встретившись с Егором, он узнал, что к ним в школу в десятый класс пришли новые ребята. Матвея эта информация особо не заинтересовала. Его внимание больше привлекла собака, которая лежала на траве рядом с магазином выпечки и кормила своих еще совсем крохотных и до боли милых щенят. Он очень любил собак, и такое зрелище привело его в восторг, но потрогать или погладить их он не решился: вдруг мамочка почувствует опасность и убежит или, наоборот, набросится. Матвейка достал из портфеля бутерброд, который ему положила бабушка, отломил большую часть и кинул собаке. Рядом с ней уже лежала еда, которую ей подкидывали работники магазина. Но мальчик решил внести и свой вклад в доброе дело: вдруг собака всё видит и запоминает тех людей, которые ей чем-то помогли.

— У тебя у самого живот урчит, а ты едой разбрасываешься! — возмутился Егор.

— Ничего, потерплю. Ей в отличие от нас надо и самой кушать и щенят кормить, — заботливо ответил Матвей.

Учебный день прошел как обычно. Только одно смутило Матвея. Аня, к которой он еще не особо успел остыть, ходила за руку с одним из этих новых парней. В наше время девочки считают модным общаться со старшеклассниками, и Матвей это хорошо понимал. Но неприятный осадок ревности остался в душе ребенка. Вообще, новенькие ему не очень понравились. Их было трое, парни дружили между собой, но отличались хамоватостью. Все они были высокие, одевались в темную одежду и, что стоит отменить, недешевую. Видно, были не из бедных семей. По приходу домой Матвей всё рассказал бабушке — она была его самой близкой подругой.

— Не обращай на них внимания. Отучатся еще пару классов, уйдут и забудешь, как они выглядели. А сейчас старайся просто держаться от них подальше. Никто не знает, что у них на уме, — дала дельный совет бабушка.

И вправду сказать, никто и предположить не мог, что у них на уме. Но Матвей не совсем всерьез воспринял ее слова. У него есть Егор, и вместе они сила. Даже если в обычной мальчишеской потасовке они выходили проигравшими, после их уже старались не трогать. Сам Егор был габаритнее Матвея. Выше на несколько сантиметров, он был толстоват, глаза были карие. Ходил он с одной и той же короткой (боксерской) прической круглый год. С чужаками Егор был груб и дерзок. Жил он с матерью, отцом и маленькой трехлетней сестренкой. Всё шло по обыденному до тех пор, пока не произошел один случай…

III

Однажды Егор и Матвей сидели в столовой и полдничали. Как вдруг один парень из той тройки, проходивший мимо, толкнул руку Матвея, когда тот пил сок. Его звали Игнат.

— Ты дурак?! — воскликнул до предела возмущенный Матвей.

— Ты это мне сказал?! — спросил изумленный Игнат.

— Зачем ты это сделал? — не унимался Матвей.

— Не уходи от вопроса, рахит. Ты меня дураком назвал? — продолжал придираться подросток.

Матвей был смелым парнем, но не любил встревать в потасовки и передряги. Да и кто любит это делать? Уверен, что ты, мой читатель, предпочел бы жить с минимальным количеством конфликтов в своей жизни.

— Это сделал ты? Ты мою руку толкнул?

— Да я, и что?

У Матвея начинали наворачиваться слезы под глазами. Он сам не понимал почему. Чувство сильного гнева и ненависти, которые его еще никогда не посещали, давили на него изнутри. Ему хотелось ударить, избить обидчика. Тут вмешался Егор.

— Не лезь к нему, придурок!

— Слишком смелый? — переключился Игнат на Егора.

Егор был лишь маленькой фигуркой на фоне высокого и жилистого десятиклассника. Они приблизились друг к другу достаточно сильно для первого удара. Игнат ударил ладонью Егора по лицу, тот сразу же решил ответить ударом кулака в живот. Однако после своего удара старшеклассник немного отдалился, что помешало Егору в задуманном. Тогда он решил напасть на обидчика. Увидев всё это, социальный педагог, которая пришла купить кофе, сразу начала кричать и разнимать мальчиков. На шум прибежали учитель по технологии, рослый и крепкий мужчина сорока лет, а также другие ребята, которые находились вокруг. После того, как их разняли, Игнат молча покинул столовую. Егору же социальный педагог приказала последовать в ее кабинет. Матвею ничего не оставалось кроме как помыть руки и идти на уроки.

После занятий мальчики встретились на пороге школы, чтобы как обычно вместе пойти домой.

— Тебя Лариса Семеновна ругала? Почему она не позвала того урода? — спросил Матвей.

— Не знаю, меня она не ругала. Сказала только, чтобы я не лез к этой троице. Но мне все равно, что она сказала. Если бы не она, я бы сломал ребра и изуродовал лицо этому псу!

Всю дорогу они шли, обсуждая эту ситуацию. Идти им было не очень долго. Жили они примерно полкилометра от школы. По пути они снова заметили собаку с щенятами. Собака была красивой и изящной, будто за ней кто-то ухаживал. По породе она была схожа с черным курцхааром. Матвею очень хотелось взять с собой хотя бы одного щенка, как они подрастут, но он понимал, что бабушка будет против, так как ухаживать за ним возможности нет.

Придя домой, баба Нюта сразу заметила розовые пятна на белой рубашке внука.

— Матвеёк, как так получилось?

— Привет, Ба. Да в столовой ножка у стула сломалась, когда я пил и пролил весь сок на себя.

Как бы много Матвей не доверял бабушке, ему было стыдно признаваться из-за чего на самом деле эти пятна.

— Ничего, Матвеёк, завтра утром постираю. Хотя даже в нечистой рубашке девчонки без ума от тебя. Иди кушай, все готово и стоит на столе, а как поешь, на тумбочке под полотенцем возьми сюрприз.

Хозяйственного мыла для стирки оставалось очень мало, но баба Нюта почувствовала: что-то произошло у маленького Матвейки. Обладая колоссальным жизненным опытом, она не стала задавать никаких вопросов, а тем более ругать за рубашку. Покушает, отдохнет и сам всё расскажет.

Матвей покушал, умылся и лег на свое скромное местечко. Ему стало грустно и немного страшно. Какие выходки будут у этих парней в следующий раз?

Наступил новый день. Матвей встретился с Егором на том же перекрестке.

— Привет, Егор. Слушай, может нам и вправду стоит держаться от них подальше?

— Это теперь им придется держаться подальше от нас!

Он достал раскладной нож из кармана. Само орудие было небольшим, но имело достаточно острое лезвие.

— Зачем ты взял эту штуку в школу!?

— А что ты предлагаешь делать? Думаешь, теперь они от нас просто так отстанут?

Матвей не знал, что делать в таких ситуациях. Задумавшись, они пошли дальше. Проходя мимо магазина выпечки, они снова увидели собаку с ее милой компанией. Это немного подняло настроение Матвейке.

Придя в школу, Егор и Матвей впали в недоумение: той безумной тройки вместе с Аней не оказалось. И на следующий день тоже.

— Может их наконец исключили? — с надежной подытожил Матвей.

— Хоть бы! — поддержал Егор.

Так прошло несколько недель. Матвей стал понемногу забывать о том инциденте. Он начал еще лучше учиться и приходить домой в настроении. Один раз он даже принес бабушке тюльпаны, правда, сорванные с чужого палисадника. Наталья Сергеевна была на седьмом небе от счастья за проявленное внимание со стороны ее любимого внука. Однако из-за скрытой внутренней тревоги, которая невольно сидела в мальчишке, он иногда задавался вопросами: куда они пропали? вернутся ли они?

Ответ он получил очень скоро…

IV

Шел октябрь. Утро было довольно солнечным. Дул прохладный осенний ветер, коричнево-оранжевые и желтые листочки начинали постепенно покидать свои с деревьея. Наступил тот самый период, когда ребята, шагая из дома до школы, искали места, куда падали теплые солнечные лучи, и, останавливаясь, грелись, получая некую эйфорию, а затем нехотя шли дальше. В этот день Матвей добирался до школы один: Егор приболел и остался дома. В осенний период он болел достаточно часто.

Придя в школу, в толпе всех школьников Матвей увидел знакомую фигуру — ей оказалась Аня. Это был очень нехороший знак. «Если Аня в школе, значит эта троица тоже здесь», — подумал Матвей. Его охватило чувство непонятного страха. То происшествие в столовой не было причиной его состояния: интуиция- вот что ему подсказывало о будущих последствиях столкновения с ними. Мальчишка решил отнестись к этому максимально нейтрально и пошел на уроки, тем более их было всего четыре. Как бы просто он не старался смотреть на эту ситуацию, чувство напряжения не уходило от него до последнего. На уроках он сидел задумавшись, а на переменах тщательно всматривался в толпу, надеясь не увидеть там тех неприятных личностей.

По окончании последнего урока Матвей собрал свои вещи и пошел домой. Достигнув того самого магазина, где продавали выпечку, он не увидел там собаки, с ее маленькой командой, которая являлась причиной для его улыбки… Только что-то похожее на черный пакет, лежавший вдали под деревом. Матвей немного смутился. Приближаясь к этому дереву, он начал понимать, что то самое черное пятно все меньше и меньше становится быть похожим на пакет. Подойдя вплотную, он увидел ужасающую картину: это был не пакет, а та самая собака, которая теперь лежала со вскрытым брюхом, изуродованной мордой, небрежно выброшенная под дерево. У него закружилась голова и охватила непонятная паника. «А где же щенята?!» — подумал Матвей. Повернувшись, он заметил движение каких-то силуэтов за магазином. Пройдя туда и спрятавшись за углом здания, он увидел ту самую троицу. В руках они держали щенков, которых было четверо. Тело пятого уже бездыханно лежало под ногами старшеклассников. Один из подростков кинул щенка об стену магазина, другой, представив беззащитное животное в роли футбольного мяча, стал бить его ногами. Игнат же стал кидать живых щенков в канализацию, куда затем отправились и уже их мертвые собратья. Матвею стало сразу понятно, что с матерью щенков расправились именно они. Он перестал контролировать себя. Взяв стеклянную бутылку из мусорного бака, он понесся на первую попавшуюся цель. Этот план оказался почти успешным. Он разбил бутылку об голову одного из противников, тот зашатался и упал, схватившись за рану, из которой потекла кровь. Затем Матвей будто бы проснулся: он, поняв, что с оставшимися двумя старшеклассниками он справиться не сможет, рванул изо всех ног, скидывая портфель и пакеты: один — со спортивной формой, другой — со сменной обовью. Бегал он очень хорошо и быстро, но обезумевшие подростки начинали постепенно догонять свою цель. Матвей направился в сторону школы и не прогадал. Учитель по технологии, у которого окна всегда были открыты и выходили на школьный двор, услышал странные звуки быстро бежавших людей и оскорбительные возгласы. Он вышел на улицу и сразу понял, что происходит. Он встал между Матвеем и подростками, оттолкнув одного из них.

— Убирайтесь отсюда, поддонки! В следующий раз я вышибу из вас всю дурь! — приказным тоном пригрозил учитель негодяям.

Преследователи немного постояли, затем с пафосом развернулись и ушли, постоянно оглядываясь назад и о чем-то говоря друг другу. Трудовик (его школьное прозвище) не имел понятия, из-за чего состоялась эта погоня. Но он хорошо знал Матвея и уважал его как хорошего ученика и воспитанного парня. Та компания ему сразу не понравилась: ему уже приходилось наблюдать, как они глумились над мальчишками младших классов.

— Спасибо большое, Иван Борисович, но я бы и так смог убежать.

— Убежать ты, возможно бы и смог. Ноги у тебя сильные, но вот только их руки длиннее. Будь осторожнее, малыш.

Под фразой «их руки длиннее» Иван Борисович подразумевал то, что даже если бы Матвей и смог убежать, старшеклассники в любом случае его бы нашли и схватили. Мальчик этого тогда не понял. Он понял только то, что в крайних ситуациях у него есть опора.

Немного подождав, Матвей с опаской вернулся за своими вещами: к счастью, он начал сбрасывать их примерно за сто метров от школы. Однако когда он их нашел, с гневом и сильной обидой заметил, что среди всех вещей не было сменной обуви, а портфель порван. Домой Матвей возвращался окольными путями. Идти в одиночку там, где бродила эта компания, было глупо. «Они пошли к своему другу, об чью голову я разбил бутылку. Ему наверняка нужна помощь. В любом случае я уверен, что они там», — рассуждал про себя Матвей.

Добравшись до дома, Матвей рассказал бабушке, что подрался с парнями из другого села, которые якобы приехали на соревнования по футболу. После этого он почти сразу лег на свое теплое местечко. Наталье Сергеевне было очень больно наблюдать за тем, как страдает ее внук. Она прекрасно осознавала, что любимый Матвейка всё выдумал и причина всего происходящего совсем другая. Бабушка села на овечью шкуру рядом с внуком, который был отвернут к печке, желая уйти из этого мира страданий и погрузиться в царство Морфея. Поглаживая его по голове, она страдала вместе с ним. Это естественно: если человек тебе очень дорог, ты невольно становишься частью его жизни. Все его победы и поражения, всё его горе и счастье ты ощущаешь на себе более, чем собственные.

— Рано или поздно тебе, мальчик мой, придется сделать выбор: или жить, постоянно шагая по огненной дорожке, не зная, где и когда тебя может обдать огнем, однако, на пути будут встречаться много материальных благ. Или же смириться с тем, что имеешь, и жить спокойно. В первом варианте много денег, славы, авторитета и знакомств, сопровождаемые большим риском, который может привести к страданиям и горю. Во втором же случае — умеренная жизнь, без гонки за высокими ценностями, а с любовью к тому, что уже имеешь.

Наталья Сергеевна была очень мудра и уже поняла, какой выбор сделает ее внук. Характер он унаследовал от ее мужа и своей матери: ни один ни другая никогда не сидели на месте и всегда старались добиться большего.

Затем она встала и пошла заканчивать вязать свитер внуку. Зимы были холодные, необходимо было запастись теплыми вещами. Матвей еще долго не мог заснуть. «Что будет завтра? Как мне дойти до школы?» — думал он. Ему было страшно. Ребята, ранее с которыми были стычки, переставали досаждать или после словесных перепалок или после драк. У этих же парней не было границ, этим они и были опасны.

На следующий день Матвей вышел пораньше: он шел по другой дороге, чтобы минимизировать шанс столкновения с той компанией. В роли сменной обуви он взял с собой громоздкие зимние ботинки. Её было достаточно принести, но надевать необязательно. Все шло обычно до большой перемены. После небольшого перекуса Матвей шел по коридору к лестнице, чтобы добраться до нужного кабинета. Вдруг он увидел, как из-за угла гардероба вышел Игнат и стал целенаправленно двигаться к нему. Матвей остановился: его будто парализовало. Подойдя вплотную, подросток схватил семиклассника за воротник и грубо прижал к стене.

— Итак, щенок, пришло время ответить за свои слова и действия, — процедил сквозь зубы старшеклассник.

Игнат подтянул мальчика к себе, затем снова достаточно сильно прижал его обратно. Матвей ударился затылком об стену. Страх и ненависть начали его переполнять. От безвыходности он ударил старшеклассника ногой и попал прямо в пах. Подросток отпустил мальчишку, однако, немного придя в себя, вновь направился к своей цели. Разные оскорбительные слова доносились из его уст. Все это происходило на перемене на глазах всех учеников. Большая часть школы собралась вокруг этой пары. Никто даже не думал разнимать: такое зрелище не каждый день увидишь! Лишь некоторые девочки стояли в смятении, понимая, что хорошим это не кончится. Игнат сильно ударил Матвея по ногам. Тот упал. Какие-то секунды подросток стоял и бездействовал, равнодушно глядя на семиклассника. Он думал, как же бить мальчика дальше: руками или ногами? Матвей был вроде того щенка: такой же беспомощный и не ведавший, что его ждёт дальше. Все это время второй участник банды стоял в толпе- его звали Валерой. Бесчувственно смотря на происходящее, он только ехидно улыбался. Игнат подошел к Матвею и наступил на его пальцы. Мальчик закричал от боли. В этот момент раздался оглушительный удар. Подросток пошатнулся и упал на колени, взявшись за голову. Это был Иван Борисович. Услыхав сильный шум, он вышел посмотреть на происходящее. Увидев, как тот самый ненавистный старшеклассник издевается над Матвейкой, учитель по технологии не стал ждать и мощным ударом в весок вывел Игната из равновесия. Затем он склонился над семиклассником, чтобы помочь ему встать.

— Я сделаю всё, чтобы эти отморозки больше здесь не учились. Вставай, малыш… аккуратно поднимайся. Куда он еще тебя ударил?

Матвей не успел ответить, как в ту же секунду к спине Ивана Борисовича подбежал Валера, обхватил руками шею учителя и начал душить. Мужчина с трудом поднялся на ноги и стал всеми способами пробовать оторвать от себя ученика: он пытался и укусить руку Валеры и резкими движениями сбросить подростка… В этот момент подошел Игнат и со злостью ударил учителя ногой в живот. Иван Борисович застонал и силы стали покидать его. Подростки не остановились и решили забить учителя ногами. Это перешло уже все границы, и кто-то из учителей, стоявших в толпе, вызвал полицию: в основном в школе преподавали женщины, поэтому как-то физически лезть в этот конфликт им было бессмысленно. Отдел полиции находился недалеко от школы: сотрудники появились уже через несколько минут. Моментально они схватили подростков. Один из них, проверив состояние учителя, потребовал вызвать скорую.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 421