электронная
288
печатная A5
507
18+
Будни Ведьмы

Бесплатный фрагмент - Будни Ведьмы


5
Объем:
222 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-9212-1
электронная
от 288
печатная A5
от 507

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ЗАКЛАДКА

Кейн сидел за лакированным резным деревянным столиком, в одном из залов Библиотеки Лиферия. Этот зал был немногим меньше остальных. Второй этаж громадного здания. Здесь были собраны труды ученых о других смежных мирах, которые хоть раз пересекались с этим. Кейн просто читал. Ничего не искал, ничто его не тревожило. Художественная литература давно потеряла для старого вампира свою притягательность. А вот, вместо сказок, книги о других мирах были, пожалуй, более занимательным чтивом. Граф наткнулся на историю «колыбельного» мира Кристы. Ему стало интересно, откуда прибыла эта неугомонная, юная и неопытная душа.

Мягкий рассеянный свет от настольной лампы. Пляска теней от нескольких свечей. Теплые тона отблесков огня, запах старых книг и древесины — всё приводило вампира в умиротворение. Особенно сейчас ему хотелось уединения, после очередной разборки со своей благоверной в таверне. Девчонка опять вывела графа из себя наглой провокацией, на глазах у вампира стала приставать к одному из посетителей, симпатичному парню, стихийному магу огня. Тормента сделала это в отместку за то, что Кейн отказался взять её на остров Академии «Око неба». Хотя Сальватор и объяснил, что сейчас там собираются мастера со всего континента на семинар, на который как раз и хотела попасть магичка, но он был только для мастеров. И упертая девчонка никак не могла понять, что ей нельзя присутствовать при обмене древними знаниями посвященных. И отказ Кейна закончился провокацией на ревность и ремнем по попе благоверной.

Взбалмошная особа умчалась с оскорбленным видом, будто это она графа в объятьях другой застукала, а не она сама умышленно на его глазах парня тискала за все непристойные места ниже спины.

Кейн со злостью вспомнил эту сцену и перелистнул очередную страницу, пытаясь отвлечься на книгу и вообще понять, откуда это берутся такие вот магички…. Под кончиками пальцев на желтоватом папирусе что-то прощупывалось. Кейн перелистнул ещё на несколько страниц вперед и увидел закладку. Обычная закладка, какими пользуются читатели. Узкий цветной картонный предмет. Закладка была сделана в виде рябиновой веточки. Искусно вырезанный силуэт тонкой ветви с переплетением ярко-красных ягод и красивых, по-осеннему раскрашенных листьев. На ягодках был припорошен снежок. Золотое тиснение создавало общий контур. Щедро насыпанные блестки придавали мерцание нарисованному снегу и маленькие искорки на ягодках дополняли рисунок ощущением влажного блеска свежих плодов. Кейн поднес этот кусочек картона к носу, пытаясь уловить чутким обонянием ноты запаха владельца. Аромат точно был женским. Даже осталось легкое амбре сладковатых духов. И скорее всего раса была человеческой. Запах человека ночной хищник ни с каким не перепутает.

Кейн закрыл книгу. Что бы ещё раз её изучить. Обложка была сделана вручную и очень потертая. Мир вселенной «Солнечной системы», планета «Земля», это точно мир Кристы, «колыбельный». Сальватор перелистнул титульный, никаких пометок не было ни вначале, ни в конце книги. Видимо, кроме Кристы и пары её подруг сюда могли и другие иномирцы «земляки» прибывать. Или просто кто-то так же заинтересовался одним из бесчисленных миров…. Кейн решил об этом глубоко не задумываться. Просто оставил закладку на той же странице, где и нашел. Просто одна мимолетная мысль вызвала лёгкую заинтересованность. Случайно забыта «веточка», или же хозяин собирался продолжить чтение.. А точнее хозяйка.

— МУХОХОХОХО!!!!!!!!!! Чва?! Ищешь там полезные советы, как общатцо с девушками? — Послышался звонкий голос прямо над ухом вампира, от чего он тут же поморщился.

— Крис! Ты бы не могла хотя бы в Библиотеке снижать децибелы?

— А зачем тебе книга про мой мир? — Сияла магичка и с кошачьим любопытством заглядывала в глаза вампира.

— Просто случайно наткнулся и решил пролистать. — Спокойно ответил граф, отводя нависшую девушку от себя в сторону, к плечу.

— НУ ОГА! — Хохотнула та. — Чо ищешь та? — Продолжала магичка свой допрос, видимо в полном недоверии к словам графа.

— Где у тебя выключатель? Как думаешь, тут инструкций не прилагается? — Невинным взглядом уставился на неё Кейн.

Крис проигнорировала его шутку и стала тереться о плечо щечкой, тиская при этом своими ладошками и поглаживая по груди. Девушка ткнулась носиком в мужскую щеку, потом провела линию губами по коже, оставляя теплые ощущения и медленно приближалась к его губам. Граф уже чувствовал, что до пробуждения его инстинктов недалеко. Но её выходка в таверне требовала наказания. К тому же они в библиотеке, за несколько кварталов от дома.

— Кристи. Я читаю, — глядя в глаза ответил Кейн.

Тормента остановилась и удивленно уставилась на вампира. В глазах так и читался вопрос — а не обмурлел ли граф. Брюнетка поперхнулась, облизнулась и выпрямилась, скрещивая руки на груди в позе Геракла.

— Мммффммыы.. — Она шумно выдохнула, видимо уже подбирая язвительные слова. А язвить и выстегивать она умела. И лучше бы ей сейчас помолчать, что граф и помог ей сделать.

— Дорогая, а давай ты пойдешь домой… и приготовишь ужин… можно и со свечами… можно и сразу без ужина… НО ДОМА. — Кейн вздернул бровь и смотрел на эти искристые голубые глаза. А вот когда он домой явится, вампир решил не уточнять. Пусть девушка немного потерзается ожиданием для профилактики.

— Я передумала. Пойду в таверну! — Задрала Криста нос и демонстративно поправила свой жесткий черный корсет, из которого выглядывал боевой стилет. Отряхнула бедра, от несуществующих соринок и умышленно провела по покатым округлостям ладошками, прижимая ткань. Махнула кистью руки, подкидывая черные блестящие волосы и ещё раз контрольно качнула бедром, шагая к выходу.

— Кристи, даже не думай выкидывать очередную выходку. — Спокойно и не глядя уже на девушку, сказал граф.

Та остановилась. Обернулась и кинула через плечо.

— Ничо, ты меня потом ремнем воспитаешь! — С нахальной ухмылкой снова провоцировала она.

— Кристи, вот ты так всегда! Я тебе про секс — ты мне о высоком, я тебе о высоком — ты мне про секс. Я уже согласен на то, на что согласна ты, но ты тут же меняешь мнение и даже не на моё! А просто на какое-угодно, лишь бы снова сказать что-то наперекор! Тебе это удовольствие доставляет или ты просто от природы сплошная Роза Ветров?

Кейн не вынес и все же высказал своё легкое возмущение. Забыл вампир, что он разговаривает и более того, пытается спорить с женщиной! А она уже развернулась. Кейн тут же накрыл лицо раскрытой книгой.

— Матерь Божья… — Сполз он чуть ниже в кресле, уже ощущая, какая на него надвигается Гроза… — Согласен, дорогая, взять тебя на остров. — Выдал Сальватор «белый флаг», не отрывая от лица книги. — А теперь… ДОМОЙ, ЖЕНЩИНА! — Показал он, все так же не глядя, вытянутой рукой в сторону выхода.

Крис тут же переменила свой эмоциональный фон с угрожающего разразиться скандалом на лёгкое смятение и потом радостное удовлетворение. Девушка победоносно подбоченилась, подняла гордо свой подбородок и пошла домой. Она ведь не догадывалась, что ей просто предложили на остров. А когда именно и пустят ли в само додзё на занятия — никто ничего не уточнял.

Граф приподнял край развернутой на лице книги и одним ярко-алым глазом выглянул на «поле боя». Магички уже не было. Сальватор поджал губы и завел за затылок руку с зажатой книгой, будто собирался запустить её в след, но сделал лишь лёгкое обозначение угрозы. Кейн уже собрался отложить чтение или просто переключиться на другую тему, как где-то за соседним стеллажом огромного ряда книг услышал негромкое движение. То ли шелест страниц, то ли шуршание дамского платья, Сальватор сразу не разобрал. Он вообще вдруг удивился, что с его чутким слухом и обонянием не заметил ещё чьего-то присутствия. Но потом списал это всего лишь на невнимание. Вполне естественно, что он мог быть в читальном зале не единственным посетителем, и скорее всего просто не обращал на обстановку внимания, будучи глубоко погруженным в свои мысли про строптивую особу горячих кровей.

— Какая изумительная игра оттенков. — Послышался певучий приятный голос.

Кейн смотрел в сторону прохода меж стеллажами и ожидал появления обладательницы голоса. Он уже поднялся, все ещё удерживая в руках книгу, раскрытой на странице с закладкой.

Мужчина не сразу понял, к чему отнести слова незнакомки. На его глазах появился стройный силуэт в длинном одеянии в пол. Глаза скрывались под короткой вуалью миниатюрной кокетливой женской шляпки, скорее походившей на огромный цветок, который гармонично красовался в изумительной прическе темных, но не черных волн волос, всего лишь отбрасывая тень прозрачной тайны на эти глаза.

— Оттенков? — повторил Кейн, скорее не вопросительно даже, а риторично.

Женская ручка прошлась указательным пальцем по цветным корешкам стоящих в неровный ряд книг. Потом её взгляд упал на закладку в книге у Кейна, с цветными осенними рябиновыми листьями.

— Да… Весь мир имеет оттенки… Не так ли? — Произнесла дева философскую общую фразу, о смысле которой у вампира сейчас не было возможности задуматься, потому что он вдруг уловил какие-то знакомые ноты аромата. Но сразу не смог вспомнить откуда они знакомы.

— Си… Оттенки есть у всего… — Кейн стал подозревать, что фраза имеет ещё какой-то смысл, кроме прямого текста. — Эти вот листья… — Он открыл книгу в своей руке. — Какие переливы осени. Здесь не так много посетителей, именно в этом зале и именно среди книг по этой вселенной… Какой интересный вираж случайностей… Кто-то забыл закладку, или просто оставил… в той книге, которую я случайно взял…

Девушка подошла и с легким наклоном головы бросила взгляд на рябиновую ветвь.

— Рябинушка… — Констатировала она, безо всяких дополнительных комментариев по поводу версий, откуда эта закладка в книге.

— Си… Рябина… Символизирует обычно у жителей того мира мудрость и защиту от фей и колдовства. Как иронично. В мире, где почти нет уже магии, иномирец оттуда взял с собой в этот мир, пронизанный магическими законами символ оберега от колдовства.

— Это Древо Жизни у галлов. В скандинавской и древнегерманской мифологии рябинушка посвящена Тору (Донару) и защищает от магии. — Вторила теми же знаниями незнакомка.

Это ещё больше стало настораживать Кейна. Сколько забавных совпадений за раз…

— Вы знакомы с этой книгой? — Вдруг заинтересовался Сальватор.

— Я столько разных книг перелистывала долгими тихими вечерами… — Певучий голос незнакомки снова не дал никакого прямого ответа.

Кейн по какой-то причине никак не мог прочесть её мыслей. Он только ощущал легкий фон эмоций. Большего ему считывать не удавалось. Он тут же опустил глаза на символ защиты от магии в его руках, но это была лишь картонная закладка.

— Как забавно… — озвучил он свои мысли, без подробных разъяснений. — У меня к вам только один вопрос, но от чего-то мне кажется, что именно на этот простой вопрос я не получу ответа. Тогда рискну просто предложить чашечку чая.

— Возможно, если только зеленого, — мягко согласилась девушка и проплыла к соседнему от графа креслу. Медленно в него опустившись, она посмотрела на мужчину из-под вуали.

Дама прибыла сюда за знаниями и ответами на вопросы, которые ей никак не удавалось найти в старинных фолиантах в своем мире, он потерял веру в волшебство и магию, но там, где она жила еще сохранились воспоминания. И несмотря на большое количество шарлатанов, встречались все же настоящие мастера, один из них и посоветовал девушке наведаться в иной мир. И встретить здесь, среди старинных томов, жителей этой вселенной было большой удачей. К тому же, девушка прониклась легкой симпатией к этому вампиру и к его даме сердца. Но она так же чувствовала его усталость от постоянных бурь, которые он сам иногда и провоцировал. А вот, вспыльчивая сеньорита, явно не хотела этого замечать. У девушки вдруг возникло желание — в меру дозволенного пространством, хоть немного, хоть чем-то натолкнуть его. Не ее, она не готова. Именно этот порыв послужил причиной согласия на предложение графа.

Вампир воспользовался самым банальным приемом — под предлогом чая изучить интересующую личность. К тому же в обманчивом свете пламени свечей и ламп Библиотеки не было возможности рассмотреть те ускользающие черты незнакомки, что мог бы открыть графу солнечный свет. Он с легким, едва обозначенным наклоном головы предложил деве свой локоть, и они вышли из здания.

Рядом на залитой осенним солнцем улочке было открыто кафе. Осень рассыпала над городом всё своё красочное буйство, окропляя цветом страсти листву. Над открытой террасой склонялись кроны цветастых деревьев. Кейн немым жестом предложил именно это место. Сюда доставали золотистые солнечные лучи.

Граф помог удобно расположится спутнице и сел рядом. Со стороны сердца присаживаться не рискнул. Аура сокрытия так и витала вокруг этой особы. И лучше не пытаться считать информацию со стороны сердца. Сальватор так и не распознал, какая магия его не подпускает в мысли этой девы. Солнце скатывалось по почти прозрачной вуали, так и не приоткрыв завесу тайны цвета этих больших глаз в легкой тени. Искры под пушистыми ресницами было видно, но цвет было сложно разобрать. Мужчина поймал себя на мысли, что уже слишком пристально и слишком долго изучает прелестницу рядом.

— Позвольте предложить «Яблочный чизкейк». — Вампир просмотрел меню в разделе зеленых чаев. Этот был наиболее подходящим под настроение ситуации. Кусочки фруктов добавляли те озорные ноты вкуса с легкой кислинкой, но неизменно сладким основным тоном. Аромат как нельзя лучше подходил под это настроение сменой знойного лета на цвета осени. — Но, если я даже не получу от вас ответа, я всё же к концу нашей встречи надеюсь сам для себя прояснить, что меня так настораживает в вашем образе… — Напомнил недавний диалог Сальватор.

— Настораживает? — Слегка удивилась девушка, — смею надеяться, что эта настороженность не скрывает в себе что-то неприятное? Вы ко всем незнакомкам так опасливо-предвзяты? — Уста девы вновь сложились в мягкую легкую полуулыбку. В это время лучик ускользающего солнца скользнул на вуаль, вырывая на миг черты, скрытого под ней лица, но все, что сумел разглядеть граф — это мягкий чуть лукавый взгляд зеленых, как у кошки, глаз.

— Скорее это моя интуиция. — Граф продолжал изучать то, чего никак не мог понять. — Бывает ощущение, словно порыва теплого ветра с той стороны, откуда нужно идти. Это словно в паруса заблудшего в океане корабля. Как часто для меня за мои века были почти не заметные ни кем другим мелочи самыми сильными катализаторами. Чувственная натура любого из существ вообще вещь странная. Иногда ничего не означающее одно простое слово может привести к буре с последствиями. И наоборот, не имеют эффекта даже длинные нравоучительные оды. И вот сейчас я смотрю на Вас и думаю… что в вашем образе меня натолкнет на мои следующие шаги к правильности моей личной судьбы… Или может наоборот? Может что-то коснется и ваших мыслей….

Кейн оставил все попытки. Он просто решил насладиться вдруг случившейся встречей.

— А… Вы сейчас имеете ввиду философское изречение «случайности не случайны»? — Девушка на миг опустила взгляд на белоснежную чашку с зеленым чаем с мятой, потом вновь подняла на графа глаза. — А не считаете ли вы, что все, что происходит вокруг нас, происходит с нами, вносит едва заметные коррективы в наши жизни? Может, вам стоит задуматься над другим вопросом: «Почему на одни „случайности“ мы обращаем внимание, а на другие, не менее корректирующие в чем-то наши мысли и поступки — нет?»

Сальватор сложил руки перед собой в замок. Пристально посмотрел на девушку.

— То есть, это такой ненавязчивый укор, от чего я заинтересовался именно вашей персоной среди всех сегодня промелькнувших лиц? — Кейн открыто улыбался, сверкая белоснежными клыками. — Забавно. Действительно… Так и вправду, от чего же? Вот это я и пытаюсь понять… И да, если Вы стали невольной свидетельницей моей перепалки с дражайшей Кристой — прошу простить, что потревожили ваше умиротворение своими страстями. — Рубиновые глаза искрились на солнце в тени черных ресниц. Кейн снова вспомнил эту чертовку. — Женщины такие загадочные.- Иронично протянул мужчина, поглядывая на эту вуаль над чувственными губами девы, которые периодически складывались в мягкую, немного лукавую закрытую улыбку. — Вот хоть просто бери и срывай… эту таинственную вуаль над чувствами женщин. — Вполне неоднозначно выдал дерзкую фразу Кейн, все так же скрещивая перед собой руки и в упор глядя на девушку. Может эта фраза хотя бы приведет к какой-то красноречивой реакции. Обычно в порыве эмоций мысли становятся более открытыми.

Девушка подалась немного вперед и на удивление спокойным и даже заговорщицким голосом произнесла очень негромко:

— Так что же Вы не сорвали? Что остановило? — На губах играла всё та же лукавая улыбка. — Или не хватило смелости, а может, решительности для такой прямоты?

В эту минуту старый вампир почувствовал себя мальчишкой. Уж не призывала ли эта дева его к откровенному разговору о женских душах и сердцах? Кейн вдруг задумался… А с чего он вообще решил, что магичка его не понимает? И с чего он взял, что это именно он её воспитывает, а не наоборот? Он каждый раз всяческими приемами пытался заставить её делать то, что считал нужным для себя. И вырывал те слова, которые сам хотел от неё услышать. Может он что-то упустил в «процессе воспитания»?! Тут вампира осенила очень убийственная догадка…. Вероятно, магичка и от него ждала чего-то вполне определенного… Может слов… Может действий… Граф надменно сам себя оправдывал, что и так сказал и сделал уже все что нужно! Она не такая уж и глупая, должна и сама все понимать, а не пытаться добиться от Сальватора чего-то там из этих женских штучек своими детскими провокациями. Сейчас вампир уже стал сомневаться, что в те моменты, когда он её «воспитывал» ремнем и прочим, «воспитателем» был именно он…. Но чего же в таком случае Криста от него ждала? «Дорогая, ты стареешь! Надень Крест и больше не снимай!» — от такого варианта Кейн опасался получить катаной в ребра. При чем за одно слово «стареешь», не говоря уже о свободе выбора…

— Да мало ли… Что я там под вуалью вдруг увижу… такое… неожиданное… — Не подумав, ляпнул Кейн, погруженный в свои мысли о том, кто кого все же воспитывает… Алые глаза сейчас были очень выразительными… Вот так одна простая игривая фраза привела старого вампира в полное смятение… — Ээм… Прошу прощения… — Кейн похлопал ресницами, не зная, как сразу объяснить, что фраза имела подтекст к его глубоким мыслям. — Я имел ввиду… В общем не важно. В чем-то вы правы.

Сальватор расцепил руки и уложил локти на стол, так же таинственно склоняясь вперед, ближе к скрытым в тени глазам незнакомки и тем же тихим тоном спросил чисто риторически:

— Ну а если всё же картина под «вуалью» меня не устроит? Что же тогда? — нарочито обеспокоенным голосом сказал вампир.

Девушку все больше забавлял собеседник. Странно так распорядилось мироздание, что возраст сознания не зависит от количества прожитых лет.

— С чего вы взяли, что вас не устроит? У нас ведь не одна вуаль. Открыв первую, вы обнаружите вторую, нас нельзя полностью раскрыть, пускай перед вами впереди вечность, даже на нее вуалей хватит. Кроме того, думаю, что вас это не только устроит, а вызовет восхищение, — обронили эти мягкие губы с полуулыбкой. — И, если Вы во всем…. — Показала легким жестом на свою женственную фигуру леди, охватывая изящной кистью весь силуэт, напоминающий песочные часы, — нашли какие-то достоинства, за которые можно ценить, то и тайна под вуалью вас непременно устроит и приятно удивит, ибо это часть единого целого! Ну, в крайнем случае, примиритесь, как минимум, а как максимум будете эту тайну хранить, как зеницу ока.

Кейн окатил искристым взглядом привлекательный силуэт.

— Какая увлекательная игра всех этих наслоений тайных смыслов. — Граф уже в открытую дал понять, что тоже не против пофилософствовать про женские сердца, и вполне понимает, о чем тут речь. — Это же просто шедевр живописи. Когда нарисованные ветви в близи, при отдалении складываются в женские черты… Когда пара ярких точек при приближении открывается далеким чужим миром… Целой планетой… Когда цвета сливаются, рождая оттенки… Кстати о мирах… — В уголке губ Кейна играла ухмылка. — Ваш мир, как я вижу, полон мудрецов, раз даже такие юные, как вы, создания способны смутить старого вампира простыми словами и заставить задуматься о глобальном…

Кейн так осторожно начал подводить к тому ответу, который его интересовал. Незнакомка в ответ слегка рассмеялась, а потом, справившись с собой и вернув на лицо легкую полуулыбку, произнесла:

— Прошу прощения… Словом «ваш» вы хотели так ненавязчиво узнать отсюда я или нет, или же так тонко намекнули, что вы сами не из этого мира? — Губы под вуалью сияли уже открытой улыбкой ровных жемчужных зубов.

Дева так легко раскусила эту тонкую игру и не отвлеклась на комплименты…

— Все, что я хочу узнать… что мне сегодня послало Небо в помощь роста личности.. — Так же ушел от прямого ответа граф.

— Надеюсь, что Небеса не зря стараются… И вы сможете оценить их дар, — в тени лукаво сверкали зеленые глаза девы.

— Кто знает. Тут уж ничего не прочтешь наперед в книгах… — сделал умышленную паузу Кейн, намекая сразу этой игрой слов и на встречу среди книг, и на тайные мысли незнакомки, которые он так и не прочел. — судеб… — Добавил «точку» вампир над своей мыслью. Потому что даже Книги Судеб порой не пишут ничего вперед.

— Как странно, что именно в такой волнительный момент мне пора уходить! — Улыбнулась незнакомка. — Но все же, горячо надеюсь, что вам покажет свои строки хотя бы одна страница из неизведанного доныне. И верю, что вы, именно вы, сможете воспользоваться даром небес, открыв для себя… — Она сделала небольшую паузу, — одно из сокрытых вселенной чудес, а может, прописных её истин.

— Действительно странно, что именно сейчас! Когда речь о таких волнительных вещах, как неизведанное! — Кейн иронично вздернул бровь, очень надеясь, что девушка поймет этот намек, на то, что он так и не смог прочесть её мыслей. Граф только мог догадываться, что этой фразой леди намекала и на его сердечные страсти, где уже давно пора было пооткровенничать со своей пассией, и на все философские взгляды про «неслучайные случайности». — Неизведанное иногда так тщательно охраняется. Ну вот, словно высшей магией… — Продолжил иронизировать Кейн про недоступность из-за магических барьеров и все тех же Книг судеб, которые могли, но не писали будущего.

— Ну что Вы, Ваше сиятельство. Конечно, лестно, что вы так высоко оценили мои скромные способности, но… — Незнакомка вновь сделала интригующую паузу, а потом продолжила, мягко, почти невесомо, дотронувшись до его предплечья, закрытого перчаткой: — все куда прозаичнее, чем вы думаете… Иногда достаточно и просто обычного оберега, вроде рябиновой веточки… — Она убрала руку с его перчатки, в тоже время, ее лицо озарила открытая теплая улыбка.

Тут Кейна как током обожгло. Он вдруг захотел вернуться и ещё раз рассмотреть эту закладку. Вампир рефлекторно по своим мыслям повернул голову в сторону здания Библиотеки. Задумался буквально на несколько мгновений… Но когда обернулся, его спутницы уже не было. Словно мираж, она растаяла среди этой волшебной осени. И вроде бы ещё присутствовал этот её тонкий таинственный сладковато-свежий аромат… И вроде бы она где-то рядом… Кейн стал озираться, пребывая в огромном удивлении. Но девушку поблизости не обнаружил. Граф уж совсем как мальчишка, помчался назад в Библиотеку. Словно именно там сейчас тают последние ответы на его незаданные вопросы. Тают, словно слова на песке в прибое, и он точно не успеет их прочесть. Когда вампир ворвался в читальный зал черной стремительной тенью и снова взял в руки ту книгу, он просто глубоко вздохнул и захлопнул её вновь… Закладки не было…

Может вернулась к владелице… Может ее скрыла книга… А может…

ЧТО-ТО В МИРЕ СЛОМАЛОСЬ…
Глава 1 Верный выбор случайности

Солнечный день. Солнечный Лиферий. Любимый графом Лиферий, полный жизни, гармонии и настоящего солнца. Воздух настолько густой ото всех этих ароматов, от пронизывающих энергий, от магии, от всего, чем наполняет его местная жизнь…. Он словно не только пахнет, но даже имеет вкус. Вкус цветочной пыльцы, вкус солоноватого бриза с гавани.

Черноволосый вампир давно забыл о другом… Что не все миры такие… Он и хотел об этом забыть и уже давно не вспоминал свой опыт в колыбельной параллели Кристы. Здесь он мог быть собой. Жестоким или романтичным — все принимается, как есть.

Магичка пропадала где-то весь день в делах. У Кейна не было в этот день ни занятий, ни планов, как его провести. Он просто гулял по городу. По дороге пестрая толпа бросала в шум мыслей и чувств. И никаких агрессивных нот. Разумеется, и у этого мира есть тень, и тут есть боль и отчаяние. И поединки и трагедии. Мировой баланс Света и Тьмы. Но все же…

Чутким слухом вампир уловил ритмичный стук чего-то о мостовую. Он слегка повернул голову. Ему под ноги уже катились яблоки, весело подскакивая. Опытным глазом граф уже оценил произошедшее. На мостовой быстро скрылась повозка с тройкой запряженных лошадей. Кто-то сильно спешил. А низкорослая бабулька не рискнула переходить и попятилась назад. Наткнулась спиной на прохожего и выронила корзину яблок. Сальватор повел угольной бровью. Челка закрывала один алый глаз. Граф нехотя подошел и стал собирать яблоки. Не то чтобы он горел желанием помочь, просто он мужчина, и он рядом. И это не сложно, к тому же, есть и моральные обязательства. Да, они есть, как бы в других мирах не кричали пафосно фразы «никто никому ничего не должен». В этом мире все понимали, кто и что должен. Потому и была гармония. К процессу сбора яблок подключилась и проходящая мимо девушка.

— Ох.. Ох матушки-батюшки… — Причитала бабулька, походившая на маму гнома. Очень низенькая, а запах грибов придавал такой оттенок лесной жительницы. — Благодарствую.

— А что произошло? — Глянула девушка на мужчину в черном одеянии и с катаной на руке. Но первая пришедшая мысль тут же бесследно пропала. Разумеется, вампир был бы первым подозреваемым в происшествии, но только не здесь… Девушка рассудительно сделала простой вывод, что он шел мимо и вызвался помочь. Вампир, как вампир. Да, опасный хищник. Но есть и не менее опасные существа, что обитают рядом. Она только задержалась на его огненно-алых глазах. Молчавший бесстрастный граф вызвал лишь настороженность, и то лишь относительно его вида существ.

Кейн положил в корзину последнее яблоко. Скрюченные пальцы бабушки едва удерживали вес плетеной клади. Девушка старательно обтирала все плоды своим подолом, перед тем, как положить их в корзинку.

— Ну вот, хорошей дороги, — юная прелестница приветливо улыбнулась старушке и та засеменила дальше через мостовую.

— Извините, — кинул граф через плечо сопящему кучеру. Тот терпеливо ждал, когда все раскатившиеся по проезжей части яблоки будут подобраны. Видимо, время у него было и человек вошел в положение. На извинения графа он дернул усами в некоем подобии ухмылки а ля «да ладно, бывает» и погнал вперед.

Рядом раздался вздох. Кейн его услышал все тем же чутким слухом вампира. В городском шуме грустные вздохи тают, и сливаются с хором жизни, как капля в океане. Девушка встала в растерянности. Сальватор тоже задержался. Ему вдруг стало интересно, как рассыпанные яблоки повлияли на путь девы. Человеческая раса. Открытый доступ к её мыслям, и граф этим воспользовался. Незнакомка торопилась на встречу. Она устраивалась на работу и теперь опоздала на собеседование. А опаздывать было нельзя. Вот и впала дева в растерянность… Стояла и вздыхала.

— Вы куда-то торопились? — Поинтересовался граф.

— Ох. Да я уже опоздала, — грустно улыбнулась девушка в ответ.

— Ну, может можно ещё что-то исправить?

— Я не знаю… — Снова вежливо улыбнулась девушка. — Я кондитер. На работу устраивалась в маленькое кафе. И там строгий хозяин. У него доставка на дом и потому он ценит пунктуальность. Теперь буду искать по другим объявлениям… Ничего, все в порядке.

— Забавно. — Изогнул иронично граф свою черную бровь. — Ты ведь знаешь закон взаимодействия, верно?

— Это вы о случайностях? Да, я в «Сфере четырех» просто обожаю предмет «Сила мира».

— Си… Вельтизарио… Он отличный философ.

— Ой… — Девушка ойкнула, вспомнив графа.

— Ммм… У Кристы в «Огниво» тоже нужен кондитер. Она ещё и соседнюю таверну себе во владение получила. Там много теперь с посетителями и детей. Видишь — кто-то очень спешил по своим делам. Было явно что-то жизненно важное. Тормозни он из-за старухи — не успел бы. Не рассыпь старуха яблоки — ты бы не опоздала, и шанса на лучшую работу бы не было. Не остановись я помочь бабке — не помог бы и тебе, найти нечто лучшее. Поверь, у Торменты хорошие организаторские способности и она прекрасно ладит с бухгалтерией. Дела идут в гору, и потому она набирает штат для появившейся новой таверны. А маленькое кафе со строгим хозяином… Ну… — Кейн приподнял уголки губ в ироничной закрытой улыбке. Снял защитный браслет с левой руки и вручил в ладошки девы. — Отдай Торменте. И предложи свою кандидатуру кондитера. Она не строга при собеседовании, потому что оценивает всегда результат, а не красивые речи. Наверняка даст тебе шанс сразу поработать. И дальше только от тебя зависит. А краг пусть не снимает, она утром собиралась сама на кухне похозяйничать. — Граф скептично вспоминал все попытки готовить своей неугомонной пассии.

— О, Вездесущий! «Огниво» — такая замечательная таверна, просто самое оживленное местечко! — Девушка была в восторге и полна благодарности. — Спасибо!

Кейн хлопнул ресницами и пошел дальше. Он вообще направлялся в Библиотеку.

Занятый разговором с девушкой, граф не знал, что у этого события был еще один невольный свидетель. И этот свидетель смотрел с легкой улыбкой на Его сиятельство. Девушка в вуали, как всегда в последнее время, наведалась в параллельный мир ради старых фолиантов местной Библиотеки. Когда рассыпались яблоки, дама была слишком далеко и не успела бы на место происшествия раньше графа и его новой знакомой. Увидев, что они помогли старушке, девушка остановилась и просто наблюдала за рыцарем и самаритянкой, думая о том, что в ее мире такое поведение людей было редкостью. Они бы еще могли получить от пострадавшей в свою сторону пару ласковых. Кинув последний взгляд на своего знакомого, дева удалилась в направлении Библиотеки немногим раньше Его сиятельства.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 507