электронная
80
печатная A5
322
18+
Будни Марсограда

Бесплатный фрагмент - Будни Марсограда

Будущее начинается сегодня

Объем:
128 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-3991-2
электронная
от 80
печатная A5
от 322

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Введение

Каждому из нас хочется хоть одним глазком да заглянуть в будущее. И это не пустое любопытство. Как здорово было бы заранее знать, заранее подготовиться…

К сожалению, машину времени до сих пор так и не изобрели.

Что же нам остается?

Попробуем восполнить этот печальный пробел за счет силы мысли. В конце концов, именно мыслительный аппарат сделал человека человеком.

Но как?

Мы же не ясновидящие, не пророки… Как нам увидеть то, что еще не существует? То, что еще только предстоит создать и построить? Задача кажется неразрешимой.


Однако есть простой метод.

Давайте вспомним, что мы делаем, когда начинаем любое новое дело, будь то строительство дома, разработку очередного проекта или создание семьи.

В первую очередь мы всегда (ВСЕГДА!!!) создаем образ этого новшества в своем воображении. Прикидываем размер, стоимость, какие потребуются материалы, ресурсы, что нужно сделать в первую очередь и так далее.

И только потом, когда мысленный образ создан и проработан в деталях, мы начинаем воплощать его в реальность.

Внимание, закономерность!

Чем более полно и подробно мы создадим желаемый образ в голове, тем выше вероятность успеха.

Имея четкое видение цели и разработанный план, мы не мечемся хаотично, спотыкаясь на каждой неожиданности. Нет! Четко продуманный план позволяет добиться желаемого в кратчайшие сроки и с минимальными затратами.


Вообще говоря, это настоящее чудо. Казалось бы, мы всего-навсего строим воздушные замки. Все, что мы хотим создать, существует пока только в нашем воображении.

Мысль! Нечто совершенно нематериальное.

Однако постепенно это эфемерное и, вроде бы, сугубо иллюзорное построение, вдруг начинает проступать в реальности.

Нечто подобное можно было видеть в процессе проявки фотографии. Вот мы берем чистый белый лист и опускаем его в проявитель. Несколько мгновений ничего не происходит. Но потом тут и там начинают проступать некие черточки и пятна. Которые развиваются, увеличиваются в размерах, объединяются между собой… И вот из небытия уже выступило нечто узнаваемое и желанное. Чудо!

Чудо?

Да нет, обычный природный процесс. Закономерность.

Хотя и выглядит, как подлинное волшебство.


А самое потрясающее заключается в том, что мы можем сотворить это чудо в любой момент. Нужно только пожелать и сосредоточиться.

Так удивительно устроен наш мир.

Будущее, которое нас ждет, на самом деле начинается сегодня. Прямо в данный момент. Оно пока существует только в нашем воображении. Но мы можем дать ему возможность проявиться.

Строго в том виде, который мы пожелаем ему придать.

Пусть предложенные в этом сборнике повести и рассказы послужат вам для тренировки. Вы можете с чем-то не соглашаться, придумывать лучше, мысленно исправлять.

Так что давайте начнем. Помните, все возможно!

Будни Марсограда

«История ускорилась, и нам нужно от нее не отставать»

Глава 1. Первое столкновение

В Шереметьево-Марс меня встретили с сухой официальной вежливостью: пара протокольных улыбок, сдержанное рукопожатие, и это все. Собственно, другого я не ждал. Мало кто ликует и подбрасывает в воздух чепчики, когда к ним с проверкой приезжает инспектор из международной прокуратуры. Инспектор, призванный карать. Или, в самом лучшем случае, заявить, что «нарушений не обнаружено» и «вы можете продолжать работать». Но такое бывает редко, потому что нарушения есть всегда.

А в данном конкретном случае мне в центральном офисе заранее вручили целый список.

В общем, дело было ясное.


Не дожидаясь, пока с корабля сгрузят мой электромобиль, я пешком отправился к центральной гостинице, где мне был забронирован номер. Стандартный, разумеется. Все, что выше стандарта предлагалось оплачивать из собственного кармана, а я не миллионер.

Кстати, автомобильчик у меня совсем небольшой, не стоит представлять себе что-то габаритное и пафосное. Нет, это просто миниатюрное, шустрое устройство, позволяющее мне перемещаться быстро и не привлекая внимания. Возникло даже поверье, что Петр Ладыгин (это я, позвольте представиться) способен оказываться в пяти разных местах одновременно. Чушь, конечно, но, в любом случае, для моего дела автономный, независимый от местных властей транспорт, вещь совершенно незаменимая. Появляться там, где не ждут — залог успеха.

Но вернемся к нашему делу.

Улочка, по которой я шел, производила, надо признать, приятное впечатление. Опрятно, газоны расцвечены декоративными растениями, стены украшены яркими граффити в стиле Сикейроса. Плюс ко всему в паре мест я заметил баннеры, посвященные празднованию 1000-летия Москвы. Ну, это не удивительно. Марсоград (первое, кстати, поселение городского типа на Марсе) и земная Москва — города-побратимы.


Поднявшись в номер, я распаковал чемодан, включил воду в ванной и вставил в генератор голограмм флешку с изображением моей земной квартиры. Пять минут требуется, чтобы совместить предметы гостиничной обстановки с аналогичными на голограмме. В дальнейшем за перемещением мебели будет следить компьютер, так что риск сесть на изображаемый стул в то время как реальный унесен на кухню, сводится к нулю. Мне предстояло прожить в Москве-Марс как минимум до прихода следующего рейсового борта, так что стоило позаботиться о создании привычной обстановки. Чтобы ничто не отвлекало.

После этого я ополоснулся, надел свежую рубашку и отправился работать. То есть карать. Как это и было предписано инструкцией.


Офис местного градоначальника располагался, разумеется, в самом центре строений под главным куполом города. Даже забавно, как эти маленькие начальнички себя любят, и помещения всегда занимают так, чтобы их было видно со всех сторон. Ну-ну. По делам людей судят. А тут дела творятся такие, что даже с Земли заметили.

На минуту отвлекусь, чтобы обрисовать местную географию.

Итак, при строительстве первого марсианского города архитекторы широко использовали идеи Эбинера Говарда. Его концепция «Город-сад» на Земле не прижилась. Людям не понравились скучные концентрические улочки, образованные стандартными домиками и однообразными газонами. Природа Земли слишком богата, и жаль вгонять ее в прочерченные циркулем схемы.

Город-сад Говарда. Его схема легла в основу марсианского строительства

А вот на фоне мертвых марсианских песков соцветия куполов, прикрывавших отдельные районы, оказались настоящей находкой. Город получился красивый и функциональный: в центре — главный купол с большой площадью и основными административными зданиями, вокруг — малые специализированные купола. С одной стороны вроде бы всё собрано воедино, и доступ в любую точку открыт и удобен, а с другой, в случае какого-либо ЧП можно закрыть переборки, отсекая аварийный участок, и тем самым обеспечить безопасность населения.

Новые районы, которыми прирастал Марсоград, строились по такому же принципу, так что сверху, с орбиты, это поселение напоминало огромный букет. Как пелось когда-то в старой песне: «К цветку цветок, сплетай венок, пусть будет красив он и ярок»…


Задержавшись на секунду, чтобы продемонстрировать усталой секретарше свое удостоверение, я без стука толкнул дверь с табличкой «С. Г. Ротмистров» и воззрился на человека, ради которого меня сюда прислали.

Семен Ротмистров, прегрешения которого занимали пять страниц в присланном мне меморандуме, как ни в чем не бывало сидел за большим письменным столом и сосредоточенно изучал что-то в ноутбуке.

Был он широкоплеч, довольно молод и одет неофициально. Не в офисный пиджак, как можно было ожидать, а в джинсы и пеструю футболку с эмблемой Марсограда. Встретив такого на улице, вряд ли признаешь начальство. Тем не менее, это был он. Его фотографиями в Следственном комитете уже оклеили две стены.

С. Г. Ротмистров

— Разрешите представиться, — сказал я, извлекая удостоверение. — Старший ревизор международной прокуратуры Петр Ладыгин.

— Очень приятно, — кивнул Ротмистров, не отрываясь от ноутбука. — Присаживайтесь.

— Вы не поняли, — я добавил в голос металла. — Я — Ладыгин!

(Было у меня, признаться, несколько громких дел, после которых моя фамилия стала едва ли не нарицательной. Но до Марса, похоже, информация еще не дошла, и градоначальник никак не проявил растерянности. Так что пришлось продолжить).

— Я прибыл, чтобы отстранить вас от должности. Следующим рейсом сюда прибудет новый руководитель. А вы отправитесь на Землю, где вас ожидает суд.

— Вот как.

Ротмистров, наконец, оторвался от изучения экрана и поднял на меня взгляд. Глаза у него были голубые, ресницы светлые. Такой, знаете ли, взгляд теленка, которого внезапно оттащили от ведра с молоком.

— Ага, — произнес он, уясняя себе ситуацию. — Кому сдавать дела? Заместителю?

— Нет, мне, — заявил я с некоторым сладострастием. Знаем мы этих заместителей. За первые же три дня временного руководства такой деятель так подчистит документацию, что потом ни одна комиссия не разберется. Эти местные царьки, руководители автономных городков и удаленных поселков порой мнят себя очень умными. Но теперь нашла коса на камень. И на них есть управа. Уж я прослежу, чтобы все попало в руки следствия в первозданном виде.

— Угу, — сказал Ротмистров, что-то про себя соображая. — Ладно. Вот кресло, вот компьютер. Работайте.

Он встал и сделал несколько шагов к дивану. Большой кожаный диван бесстыдно стоял у дальней стены, отгороженный от окна стеллажом с книгами. С секретаршей он что ли на нем развлекается?

— Работайте, я пока посплю.

Увидев, как у меня ошеломленно взлетели брови, этот наглец счел нужным пояснить:

— За последние сутки спал часов пять.

После чего хладнокровно улегся лицом к стене и укрылся большим клетчатым пледом.

Вот и делай с ним что хочешь.

Я бы вызвал охрану, но… Короче говоря, пришлось молча сесть за компьютер и приступить к изучению его содержимого.

Глава 2. Авария

Города на Марсе с самого начала строились на основе канадских технологий. То есть большая часть пространства упрятывалась под грунт, а на поверхности, под большим прозрачным куполом, размещали оранжереи, плантации сельскохозяйственных растений, сады, парки и пруды, водоросли в которых особенно активно вырабатывали кислород.

Я развернул в ротмистровском ноуте схему города и принялся с интересом ее изучать. Не потому, что никогда прежде не видел. Сейчас подобные схемы можно купить в любой сувенирной лавке или в книжном магазине. В данном случае было важно обнаружить то, что на стандартных схемах не отражалось. То есть потайные склады, где накапливается неучтенное имущество и разнообразные незаконные постройки, которые в отчетах не отражают.

Ибо всякое преступление всегда (Всегда!) имеет материальную сторону. Ведь не ради же чистой любви к искусству Ротмистров системно и практически ежемесячно нарушает закон?

Параллельно я воткнул в свободный порт флешку с особой прокурорской программой. Она восстанавливала и копировала все файлы, удаленные в последние сутки. Почему? А вы думаете, я случайно сначала поехал в гостиницу обживаться? Нет, эта методика продумана давно. Местная власть, узнав о прибытии инспектора, спешно начинает зачищать грешки. То есть удалять их документальные подтверждения в компьютерах.

На это всегда нужно давать время. Потому что когда я прихожу в канцелярию, мне уже не нужно рыться в незнакомых папках, выискивая улики. Достаточно собрать уничтоженные и измененные в последние часы файлы. Как говорится, легкое движение руки и ву-а-ля! Все доказательства автоматически оказываются у меня на флешке.


Итак, я работал с компьютером, Ротмистров лежал на диване. (Возможно, действительно спал, я не приглядывался). Я увлекся и не заметил, как прошло часа полтора.

Вдруг дверь с треском распахнулась, и в кабинет ворвался встепанный мужчина в строительном комбинезоне.

Мазнув по мне ошалелым взглядом, незнакомец подскочил к дивану и, рухнув на колени, осторожно тронул Ротмистрова за плечо.

— Григорьич, — позвал он. — Проснись, у нас авария.

Отстраненный начальник рывком сел. Но по ошалелому виду заметно было, что еще не проснулся.

Потом он с силой потер ладонями лицо, и взгляд его стал осмысленным.

— Что? — спросил он кратко.

— Метеоритная атака. Пробито две секции внешнего ограждения.

— И что?

— Поставили времянку. Но ты же знаешь, воздух будет уходить.

— Прогноз?

— Какой на фиг прогноз, Григорьич? Давай разрешение на выдачу запасных блоков. За пару часов смонтируем, сады не погибнут.

— Откуда у меня запасные блоки?

— Ну, у тебя всегда есть.

— Неучтенка? — Ротмистров резко поднялся и сделал возмущенное лицо. — У меня?

— Э-э… — Мужик в комбинезоне растерянно почесал лоб и оглянулся на меня. Похоже, он только сейчас осознал, что я сижу в кресле начальника. — Э-э…

— Ваш новый руководитель, — представил меня Ротмистров. — Петр Ладыгин.

— Так, — сказал мужик, поднимаясь с колен и отряхивась. — Мне с вами в игры играть некогда. Или мы сейчас монтируем стандартные блоки защиты, или через два дня на поверхность можно будет выходить только в кислородных масках. А ближайшим рейсом треть персонала отправится на Землю.

Я, честно говоря, не очень поверил, что авария действительно имела место. Слишком уж вовремя. И как эффектно! Ротмистров выступает в роли спасителя, публика аплодирует стоя, прокуратура утирает слезы умиления.

Кроме того, я прекрасно знал, что существует противометеоритная защита, которая должна уничтожать все опасные космические камни на дальних подступах. И если она не сработала, то бардак в хозяйстве местного начальника гораздо глубже, чем видится на первый взгляд.

— Поехали, посмотрим на месте, — сказал я, вставая и застегивая куртку.

— Далеко это? — спросил Ротмистров у мужика.

— Неважно, — сухо отреагировал я. — У меня автомобиль. Показывайте дорогу.

Глава 3. Место происшествия

Возле поврежденного участка внешней оболочки купола собралась изрядная по марсианским меркам толпа. Три человека в синих спецовках, две дамы в комбинезонах службы озеленения, инспектор контроля качества воздуха, лаборант с дозиметром, пара подсобных рабочих, надевающих на ближайшие деревья защитные коконы, и еще человек пять, специальность которых мне так сходу определить не удалось.

Все они были раздражены и разговаривали на повышенных тонах.

Когда мы подъехали, все ринулись в нашу сторону.

— Что за бардак, Семен Григорьевич? — обратилась к Ротмистрову старшая дама. — Почему не устанавливают стандартный блок?

— Без вашего разрешения кладовщик не выдает, — крикнул глава рабочих в спецовках.

— Семен Григорьевич, — не отставала озеленительница, — если сады погибнут, пятнадцатилетний труд наших селекционеров… — Она сделала паузу, чтобы набрать побольше воздуха, и закричала: — Я на вас в суд подам!

— Так, ясно. — Ротмистров повернулся к мужчине, который призвал нас сюда, и сказал: — Вези блоки. Монтируйте. Сколько надо?

— Так два! — расцвел мужик.

— Езжай. Я сейчас позвоню, чтобы выдали.

— А машина?

— Дежурная где?

— Так ушла к Лабиринту Ночи. Там геологи обнаружили что-то интересное. Диспетчер не доложила?

— М-м… — Ротмистров искоса взглянул на меня.

— Э-э… — Я припомнил, что в процессе работы на компьютере, приходил запрос на выезд машины. Поскольку я еще не вошел в курс дела, то машинально нажал ОК и не придал этому значения.

— Так что с машиной? — напомнил о себе мужик.

— Бери инспекторскую, — распорядился Ротмистров.

Мужчина, ни на секунду не усомнившись, махнул рабочим, и дружная смена сноровисто загрузилась в мою ласточку. Мотор взревел, и… только задние габариты мигнули.

Шустрый тут народ, как я погляжу!

— Не понимаю, зачем эта комедия, — вновь выступила дама, дождавшись когда отстраненный начальник коротко переговорит по телефону. — Из-за вашей проволочки мы потеряли лишних триста кубов воздуха.

— 328 кубов, — крикнул издалека контролер воздуха, помахав своим прибором.

— 328! — обличающе повторила дама. — Вы — бюрократ!

— Элеонора Викентьевна, — со скрытым наслаждением повернулся к ней Ротмистров. — Ваш гнев мне понятен, но с сегодняшнего дня у вас новый руководитель. Вот, знакомьтесь — Петр Ладыгин.

— Что?!!

Я даже слегка попятился. Какие тут эмоции, однако!

— Так что все претензии к нему, — завершился Ротмистров.

— Какой еще Петр Ладыгин?!

— Элеонора Викентьевна, человек первый день на новом месте. Ну будьте немножко добрее, а?

Садовод Элеонора Викентьевна

— Добрее? — взвилась дама. — Я этого так не оставлю!

Ротмистров вздохнул.

— Ладно, поручик, — сказал он мне, — пойдемте. У нас еще дела.


Вообще-то, я старший советник юстиции, что соответствует званию полковника. Уж никак не поручика. Но так хотелось уйти подальше от скандальной садоводки, что я ни словом не возразил и спешно пошел за подозреваемым, даже не спросив куда он направился.

Глава 4. Да пребудет с вами сила

Пока мы открывали стандартную дверь со стандартной же табличкой «Посторонним вход воспрещен», ничто, как говорится, не предвещало.

Но едва мы переступил через порог, как в головы нам полетел огромный (тонны три, не меньше) стремительно вращающийся метеор. Я рефлекторно присел и перекатился в сторону. Профессия, знаете ли, вырабатывает определенные навыки. Хотя от камня такого размера и скорости уклоняться бессмысленно.

Затаившись за каким-то металлическим экраном, я прикрыл голову руками. Надо мной шел бой!

Подробностей я видеть не мог, но крики!

— Федя, атакую, прикрой справа!

— Газу, Юра, газу!

— А-а-а-а-а!!!

Стукотня скорострельной пушки. Взрывы.

— Да куда ж ты!

— Леша, сзади!

Снова выстрелы. Торжествующий крик:

— Н-на!!!

И мощнейший взрыв, сопровождаемый свистом осколков.

Блин!


— Молодой человек, — услышал я над головой интеллигентнейший голос с отчетливым еврейским прононсом. — Вам плохо?

Сделав над собой усилие, я сквозь растопыренные пальцы посмотрел вверх.

Там была офисная ячейка со всеми принадлежностями обычной канцелярии: монитор компьютера, стеллажи с разноцветными, продвинутого дизайна папками, яркие ярлычки наклеек-напоминалок, пришпиленные тут и там…

В центре восседал этакий классический еврей в очках. Возраст под 60, одет в клетчатую рубашку и утепленную душегрею.

Звуки боя между тем отдалились, и только откуда-то со стороны слышались радостные возгласы, смех и междометия.


— Фима, — услышал я голос Ротмистрова. — Разве можно так пугать неподготовленного человека?

— Сёма, — в той же интонации ответил обладатель клетчатой рубашки, — ты не предупредил о визите. А мы тренируемся.

Я понял, что происходит и встал. Было довольно неловко. А больше неприятно. Этот чертов Ротмистров нарочно поставил меня в дурацкое положение.

Теперь-то было понятно, что летящие метеоры и дроны, атакующие их со всех сторон, все эти вспышки, взрывы, и прочие «звездные войны» не больше чем изображения на огромном 3D экране, занимавшем в помещении верхнюю полусферу.

Внизу располагался стандартный опенофис. То есть большой зал, разделенный перегородками на индивидуальные ячейки. Люди (молодые парни не старше 20 лет) просматривались примерно в трети из них. Остальные ячейки были свободны. Что, в целом, производило впечатление некого запустения.


— О каких предупреждениях ты говоришь? — продолжал между тем снятый начальник. — После того, как твои парни прозевали метеорит. После того, как второй раз за месяц пробита внешняя оболочка купола… Вот, кстати, познакомься. Петр Ладыгин — прокурор с Земли. Интересуется причинами.

— Ой, держите меня семеро, — всплеснул руками обладатель душегреи. — Я так испугался, что весь дрожу.

Он сдвинул очки на кончик носа и воззрился на меня сквозь стекла.

— Снимать его приехали?

— Э-э… — я не ожидал такого вопроса и несколько сбился. — Да!

— Давно пора.

— Фима, — возмутился Ротмистров. — Ты совесть-то имей.

— Совесть? А сколько раз я просил у тебя людей? У меня шесть вакансий. Шесть! Мы закрываем периметр, можно сказать, собственными телами! Моими нервами!

— Много закроешь твоими нервами.

— А больше нечем. У меня текучка!

Он развернулся всем корпусом ко мне.

— Вы только подумайте! Стоит молодому человеку слегка опериться, войти в курс дела, влиться в коллектив… И тут бац! Его уже переманили в какой-то исследовательский центр. Все хотят двигать науку. А у меня не престижно. Про меня говорят, что это отстой для неудачников. И люди бегут!

— Фима…

— Бегут! — повторил клетчатый товарищ, подкрепляя слова энергичным движением ладони. — А он вместо того, чтобы поработать с людьми, напрячь СМИ и поднять престиж профессии… Он приходит ко мне и требует безопасности. Вам не смешно?!

— Фима, — перебил обладателя душегреи Ротмистров. — Я договорился с руководством космоакадемии имени Жуковского. Курсанты-выпускники будут отрабатывать практику на нашей базе.

— Курсанты?

— Да. В программе боевое слаживание и противометеоритная защита. Круглосуточно. Три экипажа в смену. Кстати, твоим ухарям пообещали льготы при поступлении. Так что скоро у тебя отбоя не будет от претендентов.

— Сёма! — развел руками пожилой хранитель периметра. Его многовековая общееврейская печаль растворилась в интригующей улыбке. — Какой ты, однако, Сема… Везде блат, а?

— Заткнись, — мрачно посоветовал Ротмистров. — Кстати, мы сейчас в столовую. Пойдешь с нами?

— Увы… — Пожилой Фима вздохнул и поправил очки. — Пока твои космодесантники не прибыли, я обречен на бутерброды.

— Ну, да пребудет с вами сила.

Глава 5. Первое здание на планете

Дом культуры, в котором размещалась столовая, производил странное впечатление. Построен он был в форме полусферы и некогда вмещал в себя первое марсианское поселение целиком. Так сказать, научный центр, зоны спорта и отдыха, спальни, столовая, гараж и защитный купол в одном флаконе. Сейчас, глядя на него, страшно было даже представить, в какой тесноте жили на красной планете первопроходцы.

Однако по мере роста города, службы одна за другой перебирались в собственные, гораздо более уютные здания, а полусфера целиком отошла в ведение культуры. Теперь основное место тут занимал большой актовый зал, к которому прилепились десяток комнатушек, где занимались кружки и клубы по интересам. Сбоку расположился кинотеатр на тридцать посадочных мест, для которого пробили отдельный вход. В подвале разместилась библиотека. И только столовая осталась на своем первородном, так сказать, месте. То есть там, где ее запланировали еще земные проектанты.

Мы подошли.

Запах готовящейся пищи, над которыми властвовал аромат свежевыпеченного хлеба, пробудил аппетит. Я как-то сразу вспомнил, что завтракал еще на борту рейсового корабля, а время уже давно перевалило за полдень.

Внутри, слава Богу, обошлось без спецэффектов. Никакие камни нам в головы не полетели, все выглядело мирно, а из актового зала, где шла репетиция к юбилейному концерту, доносилось мирное, умилительно-уютное пение детского хора.

Ротмистров быстрым шагом миновал бар, расположенный при входе, и направился к банкетным залам. Таковых, судя по всему, было два. И на пороге меньшего нас встретили едва ли не поклонами.

— Проходите, Семен Григорьевич, — радостно пропела статная дама в кокетливо надвинутом поварском колпаке. — Присаживайтесь.

Она оценила меня быстрым мимолетным взглядом. И вновь, с оттенком интимности в голосе, обратилась к Ротмистрову:

— Вам, как обычно? Представительский набор?

— Да, Валя. И побыстрее.

— Всегда-то вы торопитесь, Семен Григорьевич.

Дама уплыла за занавес. Но уже через пару минут явилась вновь в сопровождении двух милых официанток, которые несли подносы с яствами.

Один поднос ловко разгрузили перед бывшим начальником. Тарелки с другого (одарив меня лучезарной улыбкой) начали расставлять передо мной.

Набор блюд был невелик, но выполнен изумительно: наваристый борщ, румяная котлетка с жареным картофелем, две тарелочки с салатами (винегрет и оливье, обильно посыпанные укропом) и большой бокал с персиковым компотом.

— А новенький у нас на какую должность назначен? — поинтересовалась руководящая дама, размещая на столе салфетки и плетеную корзиночку со столовыми принадлежностями.

— Начальником будет, — ответил Ротмистров, погружая ложку в борщ. — Вместо меня.

Ах!

Официантка, все еще хлопотавшая возле меня, всплеснула руками и, неловким движением смахнув со стола тарелки, вывернула мне на штаны винегрет с оливье. Да так смачно, что я весь оказался в салатных ингредиентах.

— Ой, простите!

Ко мне с салфетками наперевес ринулись все трое. Причем так энергично, что я поспешно отскочил от стола. Куски свеклы и огурцов, конечно, не украшают, но если на меня опрокинут еще и борщ!

С бесконечными извинениями меня оттерли, сбрызнули водичкой и еще раз оттерли. Счастье еще, что одежда у меня из добротной ткани, иначе штаны пришлось бы выбрасывать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 322