электронная
72
печатная A5
293
6+
Буба

Бесплатный фрагмент - Буба

Повесть

Объем:
20 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-0117-8
электронная
от 72
печатная A5
от 293

1

Несмотря на то, что май ещё не отсчитал свои последние деньки, последний школьный звонок уже известил о наступлении долгожданных летних каникул. Уютное и раздольная черноморская станица, расположенная по соседству с бывшей Тмутараканью, каждый день пополнялось отдыхающими, почти что со всех республик бывшего Советского Союза. Уже прошло более 15 лет, как распалась советская империя, а божественный климат Анапы и Тамани, словно эликсир молодости и здоровья, как привлекал, так и по сей день привлекает на семейный и детский отдых людей со средним доходом и ниже. Российские магнаты и нувориши тоже потянулись на кубанское Причерноморье, так как отдыхать на южных морских рубежах родного Отечества стало в высших российских деловых кругах делом престижным. В этом их ненавязчиво убедил не только молодой и энергичный российский президент, но и стремительно развивающаяся отечественная сфера санаторно-курортных и досуговых услуг.

Черноморское побережье Кубани — это Северный Кавказ, отроги которого начинаются с анапского Высокого берега, а, значит, и Россия на южном черноморском побережье начинается с Анапы и Тамани. Труженики разношёрстного отечественного, не только крупного, но и среднего бизнеса, наперегонки стали скупать земли на черноморском побережье Кубани и возводить на них свои мини-гостиницы, виллы и дачные коттеджи. Эти разнообразные по размерам и архитектуре строения в «мёртвый сезон» сиротливо смотрятся на фоне станичного пейзажа, но летом, с начала июня и по сентябрь, они оживают детским смехом, песнями, плясками, светскими тусовками и частыми ночными сабантуйчиками.

Со станичниками у взрослого населения «временщиков» отношения на сугубо коммерческой основе: всё, что выращивается и производится станичниками на их личном подворном хозяйстве, без всяческих потерь реализуется по «красной» цене отдыхающим. Овощи, фрукты, ягоды,, хлеб, яйца, птица и вся мясомолочная, экологически чистая продукция местных товаропроизводителей раскупается с самого утра. А коль проспал, то заводи мотор и на рынок в город, к перекупщикам, за товаром сомнительного происхождения и не гарантированного качества.

У станичной школьной молодёжи свои отношения как к владельцам чудо-юдо особняков, так и к их чадам, но в большинстве случаев дружеские. Этот паритет установлен Бубой, заводилой станичной школьной молодёжи, атаманшей в юбке. Бубой её назвал ещё в первом классе сосед по парте Иван Коваль. Прозвище было дано по первым буквам фамилии, имени и отчества (БУБа — Бондарь Ульяна Богдановна) и приклеилось оно к ней с самого первого дня и, очевидно, на всю жизнь. После школы Иван пришёл домой с разбитым носом, а Ульяна с глазами воспалёнными от слёз. Вечером, за ужином, делясь с родителями своими впечатлениями о своём первом школьном дне, она всё рассказала: и про прозвище, и про Ивана, и про драку.

— То, что ты постояла за себя — это похвально, только, вот, носы бить ни кому не надо, — вставая из-за стола, с усмешкой произнёс хозяин семьи. — Лично мне нравится… Буба. Это личность, это талант… это сгусток энергии… это любовь к жизни…

— Буба Касторский, мой любимый герой из фильма «Неуловимые мстители», его играл кумир всех времён и народов, неподражаемый Борис Сичкин, — ударившись в воспоминания, с придыханием и теплотой прошептала хозяйка дома. — Он был моим кумиром и если тебе, доченька, дали прозвище «Буба», докажи всем, что ты тоже, как и тот киногерой, талант и личность, которая, делая богоугодные дела, может увлечь за собой станичную школьную молодёжь. В школе и в институте у меня тоже было прозвище … «Дока», так как я кроме обязательной школьной или же институтской программы, познавала факультативно ещё множество смежных дисциплин и охотно консультировала своих одноклассников и однокурсников. Прошло уже более десяти лет, как мы окончили институт, но до сих пор наш домашний телефон принимает звонки однокурсников и в большинстве случаев звучит одно и то же: " Привет, Дока! Это твой сокурсник Кока! Не стыкуется у меня дебет с кредитом в моём семейном бизнесе. Подскажи оптимальный путь решения проблемы. Я очень надеюсь на тебя». — Я чувствую, что они по-прежнему нуждаются в моих консультациях и советах. И я делюсь ими, но консультации и советы по амурным и семейным проблемам не даю, так как и я, и твой отец, дорогая и любимая наша доченька, до конца не разобрались в этой удивительной науке под кодовым названием «Любвиведение». Мы её с интересом познаём в разных плоскостях ежедневных забот, хлопот и проблем и, как мне кажется, будем познавать её до самой тризны. Я обладаю огромнейшим объёмом информации, но чем больше я знаю, тем чётче ощущаю, что я ещё ничего не знаю… Парадоксы информатики…

— А меня до сих пор знакомые величают Пифагором, толи за мою любовь к математике, толи из-за штанов, вернее шаровар, которые я носил в начальных классах, — смеясь в кулак, произнёс отец. — Пифагоровы штаны во все стороны равны! Почему они равны? Потому, что Пифагор не ходил семь дней «на двор»! Почему он не ходил? Те-о-ре-му выводил! … Так, что, дочь, твоё прозвище не обидное, а наоборот почётное и ты докажи всем, что носишь его по заслугам. Ну, вот, мои любимые, и все пирожки-рогалики… пора заняться делом по хозяйству.

Тяжёлый груз свалился с её плеч, — Буба, так Буба… Я буду вашим не только кумиром, но и атаманом …вот увидите… — про себя произнесла Ульяна.

2

Для Бубы закончился благополучно учебный год, по всем предметам «хорошо» и «отлично» и лишь по поведению «удовлетворительно». Восьмой класс позади, а впереди — выпускной девятый, после которого можно поступать в любой городской техникум или колледж, или же получит общее среднее образование в школе соседней станицы. В семье этот вопрос ещё не обсуждался и, скорее всего, до конца первого полугодия нового учебного года подниматься, на семейном Совете, не будет.

— Надо срочно собрать «круг» и распределить обязанности среди своих подопечных, — делая пометки в журнале станичных казачат-волонтёров, сама с собой разговаривала Буба. — В станице осталось семь одиноких пожилых казаков и казачек, которым тяжело самостоятельно на личном подворье. Надо организовать ежедневную помощь: выполоть и продёргать траву на грядках, натаскать в бочки воды для полива, подмести тротуар перед домом. Бабке Евдокии и деду Сандаку (Трофим Степанович Сандаков, кавалер двух орденов Славы, освобождал Кубань от немецко-фашистских захватчиков и после войны поселился в станице) наколоть и сложить на зиму дрова. посетить бабу Нюру и бабу Тоню, деда Василя, деда Сашка и деда Христофора, назначить трёх человек, ответственных за дом деда Порфирия, проведать его в больнице. И, напоследок, проучить Красавчика!?

Красавчик — это сынок крупного краевого предпринимателя, построившего особнячок на окраине станицы. Ежегодно, вот уже пять лет подряд, родители привозят своё чадо в станицу на всё лето. Не одного, а в сопровождении Вероники Изольдовны, гувернантки, повара и сторожа в одном лице. Веронику Изольдовну он, конечно же, за человека не считал и вёл себя с ней, как молодой барин, возабнившим себя полноправным хозяином жизни, но когда над ним сгущались краски, он шёл к ней на поклон и величал не иначе как фрау Верзольд.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 293