электронная
108
печатная A5
364
18+
БРОД

Бесплатный фрагмент - БРОД

Поэтический сборник

Объем:
198 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-4847-9
электронная
от 108
печатная A5
от 364

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

                             Брод

Перед рассветом погружаюсь в тонкие миры,

Вдруг зацепив обрывки фраз и незнакомых судеб.

Тут напоказ и битвы, и норманнские пиры,

А встречи с некогда ушедшими меня не будят.

Чужих видений сумрак заполняет разум мой,

И чьи-то голоса влекут в непрожитые дали.

Пока не натолкнусь на взгляд со странною тоской,

И он поведает мне молча все свои печали.

Чуть рассветет. Баланс качнется и затопит брод,

На речке времени, что мир наш от иных скрывает.

Но бабка нашептала мне про этот переход,

Когда ей вышел срок переступить черту на крае.


                          Милее нет

Мы свиделись, когда почти забылось

Ушедшее тепло, тогда желанных встреч.

Она вернулась, словно бросив милость,

Влюбленному в виденье загорелых плеч.

Подумалось, что это ненадолго,

Но так хотелось погрузиться в миражи.

Наперекор всем злобным кривотолкам

Отдаться вновь объятьям нежной госпожи.

Забылись мы без всяких обещаний,

Лишь чья-то зависть долго щурилась вослед.

Ах, лето, все же я тебя прощаю,

И в сентябре тебя милей на свете нет.


                Проводник

Как тень от брошенного слова,

Скользнула мысль о сути бытия.

Незримой тяжести окова

Души непознанная мной стезя.

Томит сознания признанье

Никчемности блуждание во тьме.

Полночной мантры заклинанье

Не мною сотворенное во мне.

Как проводник чужого слова,

На ощупь чьи-то мысли распознав,

В блаженстве растворяясь снова,

В лесу соседнем слышу шелест трав.


              Прощание

Пахнет осенью в сонном пролеске,

Ждет покрова листва на траве,

И брусника сплела арабески,

Щеголяя в своем озорстве.

Тишиной укрываются клены,

Растеряв золотую парчу,

И багровые медальоны

На пригорке. Бери — не хочу.

Сколько щедрости на прощание…

Но дары пред святым алтарем

Скоро вьюга проводит в изгнание

Заунывным своим тропарем.


Учительница первая моя

Августейший дар познанья

На челе венцом печать.

В мирозданье созерцанья

Рождена повелевать.

Хетты, римляне и греки

Поклонялись божествам.

Льва не знавшие ацтеки

Золото тащила в храм.

Только умные детишки,

Позабыв свои дела,

С Вами изучают книжки

В мире таинства добра


             Позволь

С букетом нежных алых роз

Крадусь в покои чаровницы,

Пересекая все границы,

В мир восхищения и грёз.

Туман укроет, как плащом,

И не заметит дерзость стража,

Поздравлю первым, то не кража,

С твоим рожденьем, славным днем.

О нем поэты на Востоке

Писали лепестками роз,

Витиевато, но всерьёз,

Вплетая твое имя в строки.

Позволь невеже прикоснуться

Губами к нежности ланит,

Их близость так меня манит,

Позволь в объятьях нам проснуться.


   Подружка с рыжею копной

Мы были с осенью подружки,

Два ярких рыжих светлячка.

То две болтушки-хохотушки,

То два промокших хомячка.

Нам листопад был краше моря,

Плескались, брызгая листвой.

С дождями, как с волною споря,

Неслись вдвоем по мостовой.

Мы в мыслях были неразлучны,

И в снегопад, и в летний зной.

Признаюсь, что была ты лучшей,

Подружка с рыжею копной.


   Предрассветный  час

Неупокоенные души

Туманом стелются к ногам.

Все умоляют, чтоб послушал,

Бубнят невнятно по слогам.

Зависший мытарь меж мирами,

Боец, не осознавший смерть.

Все, соблазнённые дарами,

На трон дерзнувшие посметь.

Для них душа моя порталом

В мир, где любовь и чистота,

Где я хмельной от счастья в малом,

Где нет ни злата, ни креста.


                   На Пасху

Он охладел к своей избраннице на Пасху,

Едва не предлагал ей поиграть в снежки.

Забыл, как страстно добивался её ласки,

А нынче позволял намёки и смешки.

Стал увиваться подле встречных незнакомок,

Дерзил, пытаясь подхватить под локоток.

Вдруг затихал, всем видом говоря, что робок,

И чуток. Если пошалил, то лишь чуток.

Потом, раскаявшись, пытался всё загладить,

Врал, что научится держать в руках свирель.

И соловьём свистать, моля лишь о пощаде…

Весна простила — что там, ветреный апрель.


             Три  дня

Страстной недели увертюра

Как реквием звучит в четверг.

И светлой грусти партитура

Струной натягивает нерв.

Проросших зерен горький привкус

На тайной вечере ясней.

И я предательскому лику

Дорисовал черты мрачней.

Незримый образ Магдалины

Добавил в доме рыбака.

Взгляд обречённого мужчины,

Он знал о всём наверняка.


                     Лельник

Апрель однажды, аккурат на Лельник **

Сосенку стройную приметил у ручья.

И наблюдал за ней, укрывшись в ельник,

Когда узнал от ветра, что она ничья.

А та принарядилась, как на праздник,

В иголки прошлогоднюю листву вплела.

И бриз озерный, ветреный проказник,

Обрывок ленточки обвил вокруг ствола.

Апрель задумал подшутить над девой,

Тумана напустить, снежком припорошить.

Уж больно независимой и смелой

Гордячка показалась в эдакой глуши.

Да только всё к лицу зеленоглазой,

Смеётся — ты меня невестой нарядил.

Ещё бы мне рубины и алмазы…

И он до блеска звёзды чистил, что есть сил.

** Лельник (22 апреля) считается чисто женским праздником.

Приурочен богине Леле, которая являлась покровительницей девичьей любви


                       Монах

Строкою пуль побило штукатурку,

И у икон щербатых странный вид.

Монах, упрятав что-то под тужурку,

Средь позолоты на полу лежит.

Речей не слышно, и не курят ладан,

Щека прижалась к острому стеклу.

Спешил сберечь не клад и не награду,

Иконку не дал пришлым в кабалу.

Её сберег, закрыв тщедушным телом,

За это душу светлую отдал.

Всю жизнь был молчаливым и несмелым,

О нём лишь кто-то скажет — наповал.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 364