электронная
432
печатная A5
569
12+
Братская могила

Бесплатный фрагмент - Братская могила

Стояли намертво под Тулой…


5
Объем:
272 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-5075-1
электронная
от 432
печатная A5
от 569

О боевых действиях и героях тех кровавых дней декабря 1941 года

Моему Прадеду Понурову Христофору Еремеевичу и его товарищам по оружию посвящается.

Воин Христофор

В моем сознании существует образ человека, которого не довелось узнать. Война унесла его совсем молодым. Он мой прадед. Имя его — Христофор (Χριστόφορος), что в переводе с греческого означает исповедующий веру Христа.

Крестьянин и воин, семьянин и защитник Родины, простой русский человек, отдавший жизнь во имя мира на земле.

В моих мыслях он появляется в лаптях и крестьянской одежде из сукна, подпоясанный грубой тесьмой. Иногда я представляю его в избе, сидящим за столом с деревянной ложкой в руке, хлебающим вкуснейшие щи из русской печки. Порой возникает фигура воина в окопах или бегущего в атаку. Высокий, статный, молодой и крепкий мужчина.

Он отец, муж, крестьянский сын, рядовой 322 стрелковой дивизии. Ему 37 и он погиб в 1941 в мясорубке под Тулой, в бою под деревней Михайловское Болоховского района.

О военных действиях

322 стрелковая дивизия, сформированная в августе 1941 года на территории Горьковской области, была брошена в гущу событий на защиту Москвы.

Личный состав был набран из уроженцев Горьковской области. Это единственная дивизия, которую горьковчане провожали на фронт после митинга на площади Минина. Боевое крещение получила 7 декабря 1941 года в битве за подмосковный районный центр Серебряные Пруды и к исходу этого дня овладела городом.

Фашисты рвались к Москве. Военноначальники бросили все силы, чтобы не пропустить врага.

Шли кровопролитные бои, погибали тысячами, сотнями отцы, мужья, сыновья…

Из книги Ольги Яковлевой «Иван»:

«В Горьком шло формирование 322—й дивизии. Отец воевал командиром взвода 1089-го стрелкового полка 322-й стрелковой дивизии Западного фронта, ему шёл двадцать первый год. Защита Москвы была основной задачей нашей армии. Надо было отбросить врага от столицы и вселить веру в наших бойцов, что немцы могут отступать и терпеть поражение. Героизм наших солдат и офицеров был беспредельно велик, как велики были и потери. Сводки сообщали, что каждый бой приносил 42% безвозвратных потерь, в которые не входили погибшие в госпиталях. Жизнь солдата-окопника длилась в среднем две недели. Приходило пополнение, потом снова и снова. От бомбёжек немецкой авиации многие теряли рассудок. Наша артиллерия и авиация ещё не набрали силы и военного опыта. Артиллерия была и сопровождала наши дивизии, но она безнадёжно отставала на марше от пехоты, в огромных снежных заносах, теряя лошадей и трактора при авианалётах противника. Артподготовки для пехоты не было, врага брали пулемётами, винтовками, штыками и криками „Ура!“. Убежать за окоп нельзя — это дезертирство. Только вперёд! Не пойти из окопа в атаку можно только мёртвому или смертельно раненному. Пехота и танки — основной кулак в контрнаступлении под Москвой. Хотя в сильные морозы танки стояли, как наши, так и немецкие. А пехота шла в бой…».

Из книги А. Лепехина «На Дедиловском направлении»: «Со стороны Новоселебного подходила к д. Криволучье пешая батальонная колонна 1089 полка 322 дивизии. При подходе к Криволучью колонна была атакована 3 танками из деревни и двумя танками сбоку, со стороны Быковки. Два орудия успели сделать по два выстрела и были раздавлены танками. Но бойцы не запаниковали и не разбежались, а приняли бой. И в том бою погибло 142 человека вместе с командиром… 13 декабря 3 батальон 1089 полка 322 дивизии вырвался вперед без поддержки основных сил дивизии и был атакован 5 немецкими танками на окраине д. Криволучье. Две пушки были разбиты в первые минуты боя, но наши бойцы приняли бой. За час боя наши потери составили 142 человека, а немцы — без потерь! Самое обидное, что через день, подошедшими основными силами, д. Криволучье и Дедилово были освобождены с минимальными потерями с нашей стороны и серьезными потерями с немецкой… Приказ по 1-му Гвардейскому Кавалерийскому корпусу 18 декабря №125 Дедилово

1. Третий б-н 1089 сп, усиленный 3 орудиями ПТО (45 мм), подходя к с. Криволучье в 8.00 14.12.41. был атакован с фронта 3 танками, а затем 2 танками с фланга с дистанции 500–600 метров. По команде командира батальона капитана Мильера, бат-н беспорядочно начал развертываться под уничтожающим огнем танков противника. Орудия ПТО, сделав по несколько выстрелов, вышли из строя. Шедшая впереди батальона разведка в количестве 10–15 человек на дистанции 50 метров, естественно не могла предупредить б-н о танках противника, других же мер охранения у бат-на не было, а так как батальон шел в походном порядке, развертывание запоздало. Танки противника начали охватывать б-н с трех сторон давя живую силу, обоз и орудия. В результате 30 минутного боя (бойцы и командиры отстреливались из винтовок по танкам) батальон потерял до 150 чел. убитыми и до 60 ранеными. В числе убитых к-р б-на Мильер, комиссар б-на и весь комсостав 9 и 8 рот.

2. Непосредственными причинами неудачного боя третьего бат-на 1089 сп под Криволучье считаю.

а) Отсутствие в полосе действий дивизионной и полковой разведки 322 сд и 1089 сп.

б) Отсутствие батальонной разведки третьего бат-на и 1089 сп и надлежащего охранения на походе.

в) Большое удаление главных сил 1089 от третьего б-на 1089 сп (они находились в момент боя в р-не Михайловка, Новоселебенское) т. е. 10 км. Вследствие чего имеющийся в распоряжении командира 1089 сп дивизион 886 АП не мог поддерживать третьего бат-на 1089 сп.

г) Слабое управление в 1089 сп, выразившееся в плохой связи командира полка со своим третьим батальоном.

3. О событиях в бат-не командир 1089 сп узнал в 12.00 14.12.41. Штаб полка не принял мер к контролю за действиями третьего б-на, Штаб 1089 сп вообще плохо учитывает силы и состав своих подразделений, до сих пор нет точного учета и списка погибших, а командование дивизии, сложив всю вину на героически погибшего командира бат-на и комсостав, не сочло нужным расследовать о случившимся и немедленно донести мне, а лишь только под моим давлением, спустя двое суток, занялось выяснением обстоятельств неудачного боя третьего бат-на, но так и не выяснило. Трупы погибших были убраны не заботой командира и военкома 1089 сп, а распоряжением командования 2 Гв кд под руководством капельмейстера 108 кп. Это обстоятельство тоже говорит о преступном безразличии командования дивизии и полка к погибшим героям.

Приказываю:

1. Военному прокурору 1 Гв кк произвести детальное судебное следствие обстоятельств неудачного боя третьего батальона 1089 сп пришедшего в 8.00 14.12.41 у Криволучье.

2. Комдиву 322 сд срочно представить мне к посмертной награде героев бойцов и командиров третьего батальона 1089 сп, мужественно погибших в бою с танками.

3. Настоящий приказ прочесть всему среднему н/с конницы, а в пехоте от комбата и выше. Из этого тяжелого урока сделать поучительные выводы.

Командир 1 гв. кавкорпуса Военный комиссар Нач Штаба корпуса Генерал-майор Белов ст. батальонный комиссар Полковник Грецов. ЦАМО ф.3533 (1 ГКК), оп.1, д. 17, л. 130.»

В газете «Правда» от 23 декабря 1941 есть статья «На пепелище»: «…Сейчас эти поля под снегом. По ним вчера шли немецкие танки. На капитана Мильера шла целая группа танков. У капитана было 100 человек. Никто из них не дрогнул, никто не отошёл назад. Они все погибли, но не пустили врага. В этом селе сейчас для них роют братскую могилу. Незабудки будут расти на этой могиле. Придет время мы выгоним немцев с родной земли, и будут наши дети, наши внуки ходить к этим могилам, как к святым местам. И холмы на поле незабудок напомнят о героях гвардейцах. Никогда их народ не забудет!…».

Мной было принято твердое решение поехать на могилу прадеда и поклониться его светлой памяти, почтить минутой молчания, помянуть, привезти ему горсть землицы с его малой родины. Той земли, на которой он сеял, которую пахал, по которой ходил босыми ногами. Пусть будет земля ему пухом, а память вечной! Память о нем, о них-его товарищах по оружию.

Не так давно, года искала маршрут и местонахождение братской могилы прадеда, случайно наткнулась в Youtub на видео

https://www.youtube.com/watch?v=_SPAiFC9cYQ

которое сняли в Шварцевском на праздновании 9 мая. В ролике кроме торжественной части и церковной панихиды отсняты имена героев, которые увековечены на мраморных плитах. Вот оператор ведет по строкам на камне… я вижу запись: «Понуров Х. Е. 1904», сердце екнуло, застучало быстрее обычного, навернулись слезы, мысль в голове только одна: «Это он, наш Христофор. Мы скоро приедем!»

В песелке Шварц нашли они покой

Дорога к братской могиле

Тула. Московский вокзал
Тула. Московский вокзал
Тула. Автостанция

Путь в Тулу не близок, но не так далек. Дорога Городец-Заволжье, электропоезд от Заволжья до Нижнего Новгорода, поезд «Ласточка» до Москвы, а в Москве пересадка до Тулы.

В 2015 году мы проезжали Тулу по пути из Ейска. Остановка была 2 часа и мое сердце, моя душа разрывались от желания сойти с этого поезда и поехать в Шварцевский, где похоронен Христофор.

Позволить себе это я не могла на тот момент. Тогда мысль поехать и поклониться светлой памяти прадеда еще крепче вселилась в мой разум, решение стало тверже, в голове просто стучало: «Приехать! Тула, я не прощаюсь, обязательно вернусь!»

Мой муж поддержал меня в этом начинании, без слова согласился поехать. И вот мы с Димой в Туле. Ночь. Вокзал. И все самое важное еще впереди. Переночевав в комнате отдыха автовокзала, приличная чистенькая комната, мы отправились на пригородном автобусе (до автостанции от Московского вокзала едет троллейбус №6, сойти на остановке «Улица Луначарского») в поселок Шварцевский. По продолжительности путь составил 1 час 20 минут.

Из Тулы выезжали старыми улочками. Сначала ехали по улице Плотина Демидова, а потом свернули на Староникитскую.

Дома с покосившимися заборчиками и резными ставнями, старые кирпичные застройки, а вот на угловом доме памятная таблица, на которой указано, что в 1941 году в этом доме был штаб стрелковой дивизии. Я рисовала в своем воображении картины военных дней, когда по этим улицам мог проходить мой прадед, могли идти наши земляки к месту дислокации.

Далее мы выехали за город и автобус помчал нас по трассе рязанского направления. Минут через двадцать пути мы свернули налево и по пути следования я стала замечать уже до боли знакомые названия населенных пунктов, о которых читала много литературы, которые указаны в донесении о безвозвратных потерях.

Глаз радовало яркое летнее солнышко, поля покрытые пышной зеленью. Где то они были совсем ровными, а в некоторых местах с небольшими бугорками или углублениями. И опять я пыталась представить себе события 1941 года, рисовала картины сражения. В какой то момент мне стало немного страшновато и жутко. Вспомнила кадры документального фильма:


https://ok.ru/video/245416462904?fromTime=13


Вдруг заметила, что мой супруг сидит с не менее озадаченным видом. Заметив мой вопросительный взгляд он сказал: «Смотри какое ровное поле, здесь не спрятаться, не скрыться…» Мы думали об одном и том же…

Тем самым автобус подъехал к пункту назначения. Милая женщина на автовокзале Шварцевского любезно согласилась проводить нас и поинтересовалась кто из наших родственников захоронен в братской могиле.

Братская могила

Мы вошли в тихий парк, где поют птицы. Ухоженная могила с цветами, обелиск и плиты с выбитыми именами героев.

Поскольку перед поездкой я изучила внимательным образом и списки, и материалы, которые есть в большом объеме в сети Интернет, фамилии на плитах мне знакомы, некоторые из одного района, многие из одной области с нами и нашим героем Христофором Еремеевичем.. Герои, воины, мужья, отцы, сыновья… покоятся здесь.

Прочитала молитву об упокоении, прадед был православным. С собой привезли земли от крыльца дома, в котором жил Христофор Еремеевич и посыпали на место захоронения. Пусть земля ему будет пухом, а память о нем вечной! Пусть помнят потомки о защитницах нашей русской земли.

«Они отдали жизнь за счастье других», — надпись на мемориале. Другие… кто они? Это мы: я, ты, он, она… Помните и почитайте наших великих предков!

Мы ведем тихий диалог. Муж речетативом сказал несколько строк из песни композитора Гамзатова на слова Френкеля «Журавли»:


Мне кажется порою, что солдаты

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.


Есть замечательный ролик:


https://www.youtube.com/watch?v=0wRLUYf2A98


Прадед погиб в возрасте 37 лет. Он был моложе… Как мне обращаться к нему? Дед? Нет… он воин Христофор. «Покойся с миром, Христофор Еремеевич!», — мысленно проговорила я, уходя.

На бетонной стеле прикреплены алюминивые таблички с именами героев. На постаменте-новый, обновленный список на мраморных плитах.

Поселок Шварц. Братская могила и обелиск.


Учетная карточка воинского захоронения
Учетная карточка воинского захоронения
Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 432
печатная A5
от 569