электронная
86
печатная A4
741
16+
Босиком до небес

Бесплатный фрагмент - Босиком до небес

Роман-трилогия

Объем:
190 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-6038-0
электронная
от 86
печатная A4
от 741

Отзывы на книгу

***

«Название произведения — это первое что меня зацепило. Захотелось узнать, почему же «капитан, так назвал свой корабль». Осознание смысла этих трёх слов, приходит не сразу. Чтобы прочувствовать магию этих слов, я проделала увлекательный путь. Это — то самое произведение, слова в котором строятся в предложение, находящие отклик в сердце.

Такая книга нам сегодня просто необходима. В ней нет резкости и суеты. Всё произведение пропитано светлыми эмоциями и душевными переживаниями. Вот именно такую литературу ХХI века, с правильной смысловой нагрузкой и красиво выстроенной композицией, нужно вводить в школьную программу.


Отзыв Мили на 1-ю книгу «Босиком до небес» — студентки из города Уфы».


***


Неважно кто ты: бедный или богатый, молодой или уже в годах, мужчина или женщина, живёшь в большом городе или маленьком селе, русский, дагестанец, цыган, еврей… Важно, что ты человек, способный любить, ценить, уважать жизнь, себя и окружающих тебя людей. Наверное, это и есть основная мысль замечательного произведения «Босиком до небес».

Удивляет и поражает, с какой точностью автор описывает своих героев, как точно подчёркивает характеры и нравы людей разных национальностей. Спасибо Богу, что создал нас такими индивидуальными, друг на друга не похожими, со своими достоинствами и недостатками. Главные герои произведения — это люди, воплотившие в себя все самые лучшие качества человека, люди, на которых хочется равняться, но даже они способны совершать ошибки, ведь наша жизнь так не предсказуема.

Читая страницы с красочным описанием природы и быта дагестанцев, невольно окунаешься в их жизнь, и хочется сделать глоток чистого горного воздуха, выпить студёной воды, попробовать ароматных хинкали. Автор с особой любовью и трепетом описывает черты характера дагестанских людей, их отношения к семье, родителям, детям, жёнам, которые не всегда одобрены и понятны мне, русской девушке. Но такова жизнь, у каждого свои законы.

Автор не только погружает читателя в жизни отдельно взятых людей, но и заставляет нас не забывать об исторических событиях ХХ века, которые коснулись всех и повлияли на дальнейшую судьбу каждого.

Дочитав до последних страниц книги, понимаешь, что книга заканчивается, но история главного героя только начинается. Это рождает надежды, что автор не остановится на достигнутом и порадует продолжением столь удивительной, искренней, трогающей сердце историей. Хочется пожелать ему творческих успехов и процветания.

Читательница, Василина, 26 лет.


***

Хочется выразить автору благодарность. Его книга так актуальна в наше время.

«Босиком до небес» очень легко читается, в то же время эта книга невероятно глубокая. Данное произведение как глоток свежего воздуха с гор. Эд достоверно рассказал нам обычаи кавказского народа. Во время чтения всегда находишься внутри этой книги, в событиях, которые описаны, не хочется отрываться от этого увлекательного путешествия и выходить в реальность. Возникает сильное желание узнать, чем же закончится история этого несгибаемого человека.

В этой книге показано три поколения этого рода. Их стойкость, воля, непоколебимость, устремлённость. У главного героя книги есть свои мечты, но жизнь ведёт по своим дорогам, показывает лицевую и изнаночную стороны. Здесь мы видим, к чему может привести та или иная ситуация, поведение людей в этот момент. Проживаешь все испытания, сопереживаешь. Очень бы хотелось, чтобы молодое поколение, сопоставляя все факты, сумело сделать выводы для себя и училось на ошибках других.

Вы знаете, бывают книги,

которые способны чему-то научить.

Они просты снаружи, но в них такая глубь…

И мысль приходит сразу:

как автор может знать всю боль и радость жизни,

и их умело, в красках, правдиво описать.

Знать испытал немало, как «молодой черкес»,

в итоге вышла книга с названьем «Босиком до небес».

После прочтения этой книги захотелось побывать в этих местах и увидеть эту необычайную красоту и парящую свободу своими глазами.

Очень хочется пожелать удачи автору этих увлекательных захватывающих книг Эду, в описании следующих жизненных событий. Спасибо за подаренные чувства и эмоции. Ждём новых книг.

Читательница из Нового Уренгоя, 45 лет.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Лучи заходящего солнца грели своим теплом каменистые склоны, по пологому участку густо произрастала трава, питаемая росой холодных ночей и вниманием солнца, которого было достаточно. Жизненный цикл сезонной растительности очень изменчив, после ранних цветов приходят следующие и глушат своей мощью предыдущие растения. В этот летний месяц в горах особенно сочная листва и травы.

На небольшой лужайке вблизи от журчащей по каменистым порогам речки, лежал на спине пятилетний мальчик. Земля прогрелась, и ему было уютно. Тело мальчика было худощавым, а глаза имели мерцающий оттенок осознанности. Юная душа этого чистого в своих помыслах существа переполнялась глубокими переживаниями. Он встретился с Мамой. Видел её. Глаза мальчика были направлены вверх, в безграничную глубь атмосферного океана, руки — раскинуты. Малышу казалось, что он взлетает в манящую высь и от этого впечатления испытывал лёгкость, сравнимую с полётом. Глаза его наполнились слезами, и только он знал, от чего у него слёзы и от чего у него улыбка, сменившая все предыдущие эмоции.

ГЛАВА 1

Более 100 лет до наших дней, начало ХХ века

Молодая девушка Александра собралась вечером на поле, принадлежащее помещику Адивлину. В доме очень скромно стало с недавних времён с пропитанием. После слухов, что по всей царской России идут перевороты, проходят митинги коммунистов–большевиков, данное явление дошло и до этих мест Рязанской губернии. Люди стали скрытными. Фабрики испытывали сбои. Забастовки участились. Аресты соседей и знакомых шли повсеместно. Многих увольняли с работы.

Александра, чтобы как-то помочь пропитанию семьи, после ареста отца, решила собрать немного овощей для того, чтобы подкормить младшего братика и маму. Взяла с собой мамино фамильное кольцо, чтобы обменять на овощи, в случае необходимости. Местные крестьяне рассказывали, что строгий черкес сторожит те угодья и никому не даёт спуску, кто желает подкормиться помещичьими плодами. Слух о «черкесе грозном» откуда-то с кавказских гор её не остановил. Голод берёт вверх и ведёт к поиску пищи по своим путям, пусть даже тернистым.

Идя по дороге, от районного уездного центра, Александра хрустела яблоком. Жизнь в ней буйствовала от избытка чувств. Молодость и красота этой девушки радовала всех соседей и знакомых. К тому же Саша была очень искренней, образованной и вежливой. Пройдя по дороге, она решила свернуть в поле. Увидев обилие овощных грядок со свисавшими с них плодами, Саша была очарована порядком на поле и обилием урожая. Недалеко залаяла собака, Александра в забытьи не обращала внимания на лай. Сочные плоды укладывала нежно и внимательно в два мешочка, специально предназначенных для овощей. Глядя на красоту заливного простора и под воздействием ароматов, исходивших от растительности, под лучами заходящего солнца, Саша незаметно для себя уснула на мягкой траве у поля. Полные мешочки стояли рядом.

Проснулась Александра от окрика крепкого, уверенного мужского голоса с явным отличием от рязанского произношения. Она была поражена видом всадника, сидящего на скакуне Ахалтыкинской породы. Глаза его излучали блеск. И она побежала. Куда там ей, от человека верхом на лошади не убежишь. Черкес обратил внимание на красоту и статность этой девицы. Прежде он её никогда не видел. Явно не из местных крепостных. Лицо её и походка подсказывали ему в ней проявление аристократизма. Когда он ухватил её за мешочек, то обомлел от смелости её взгляда. Глаза — излучают энергию женской силы, а черты лица напоминают родовитость хороших кровей. Несмотря на это, он и вида не подал о своём умозаключении.

— Ты что это, красавица, одна тут делаешь в столь поздний час?

Ответа не последовало, а лишь только небольшое трепетание её ресниц выдало волнение молодой красавицы.

— Я раньше тебя никогда не видел. И что у тебя такое в мешках? Может помочь тебе с ношей?

В его глазах она увидела хищный прищур и поняла — это черкес, про необузданность которого она слышала.

— Что ты несёшь?

Саша молча потупила взгляд, как маленькая девчонка, которую застали за баловством. Всё поняв, всадник сошёл с коня.

— Ты знаешь, что это частная собственность Адивлиных? Я здесь надсмотрщик за прилегающими угодьями. Все, кто попадаются за хищение — отвечают за это. Придётся отрабатывать столько, сколько потребуется.

— Мне ничего не надо. Это я случайно для братика и мамы нарвала и хотела с Вами произвести обмен на кольцо, только где Вы находитесь — я не знала, — сказала Саша, глаза её были искренними, а слова убедительными.

У «грозного черкеса» Александра не увидела даже вспышки ярости. Она слышала, что он может кнутом ударить крестьянина, который попадётся на хищении, и что наказать может по-своему усмотрению. Порядок в этих угодьях был чёткий. Никто не знал, кто он и откуда, слышала разговоры, что горец. У черкеса, в свою очередь, возникла странная мысль о том, что эта милая девушка по сердцу ему, но он тут же отогнал эту мысль. Ведь он был высланным с далёкого Северного Кавказа в эти места пожизненно и закреплён по решению приговора к помещику Адивлину.

Так произошла встреча Александры и Хасана, и был он вовсе не черкес, а дагестанец из горного селения.

— Меня зовут Хасан, — представился он первым.

— А меня — Саша, Александра значит, — ответила девушка после небольшого замешательства.

— Царское имя у тебя, — сказал Хасан.

Её поразила сила его взгляда и выразительность в словах. Беспокойство ушло, и они немного поговорили. Он поинтересовался, почему её семья в затруднительном положении. После рассказа Саши Хасан в очередной раз почувствовал всем своим существом, что наступает иное время, и предчувствия его не обманули. Встречу с Сашей Хасан воспринял как знак Аллаха, и устойчивое чувство благородства овладело им, после того как она показала колечко, которое предназначалось в обмен за овощи.

— Ты возьми это с собой, а колечко оставь себе, — сказал Хасан Саше, поняв её искренность.

Странное расположение этого человека пробудило чувство уважения к нему у Саши.

— Ну как же, ведь Вы никому не даёте спуску.

— Время сейчас действительно меняется и наша встреча — предзнаменование свыше. Оставь мне адрес твоего дома, и я приду к вам как добрый знакомый, — сказал Хасан, нарушая прежние свои правила.

Саша зачем-то откликнулась на предложение Хасана ещё раз увидеться и сказала место своего проживания.

— Совсем стемнело… — сказал Хасан, — садись на моего коня и мешочки возьми, а я поведу его за узду.

Саша повиновалась. Когда Хасан помогал ей расположиться в седле, она почувствовала силу его рук, и странное волнение пробежало по всему её телу. Хасан вывел Сашу к пригороду и у её дома попрощался с ней.

На следующий день в доме Саши был настоящий пир, из овощей наготовили еды. Семья ожила.

— Вот только мужчины в доме не хватает, — сказала мама, — совсем в упадок приходит хозяйство.

Работники из родного дома Саши все разбежались после ареста отца, и теперь её семья проживала, постепенно продавая фамильные ценности. Посмотрев вновь на колечко, висящее теперь на цепочке, окаймляющей её шею, Саша подумала о Хасане, и сердечко её участило пульс, пронзающий приливом энергии всё её тело. При мыслях о Хасане ей становилось безмятежно и спокойно. Саша не понимала, что всё это время продолжала вспоминать встречу с человеком в поле.

Хасан всю ночь не мог сомкнуть глаз. Человек он очень дисциплинированный, живущий по строгому режиму, вдруг испытывает чувство бессонницы. Жены нет, будущее смутно, в стране перемены, что дальше…

— Увидим, что увидим, — подумал он, — надо к этой девушке Александре идти, познакомиться с семьёй. Может и вправду отклик сердца к этой неверной, исповедующей другую религию, не случаен. Посмотрим, новый день — новые заботы.

Однако сила, заставляющая его вновь и вновь вспоминать лицо, глаза и грациозный стан этой Саши, местной девушки, не давала ему покоя. Хасан осознавал теперь, что влияние этой встречи сильно меняет его восприятие теперешней действительности. Он как будто прозрел. Выполняя ежедневно обязанность надсмотра за имением, он не замечал ритма жизни за пределами этих земель. Новое чувство с устремленностью в завтрашний день успокоило его, и он не заметил, как провалился в сон.

Сон Хасана

Хасану снился один и тот же сон, события его юности.

— Там, где-то в горах, есть древняя дорога, через перевалы можно попасть в Грузию Тифлисскую губернию Российской империи, — сказал Хасан своему побратиму, другу детства, показывая рукой вперед, — в селении жизнь монотонна, может, покажешь мне Керим, где эта дорога.

— Я слышал от отца, что раньше они делали набеги через перевал, и мне кажется, я знаю, как пройти туда.

Это было их первое серьёзное предприятие, не считая стычек в виде драк с враждующим семейством.

— Давай, Керим, сходим за перевал. Может красавиц выкрадем для себя в жёны, — предложил Хасан шутя.

Керим был смел и предан по-братски. Не усмотрев шутливого тона в словах Хасана, он сказал, что собираться будут два дня и на третий отправятся в путь.

— Что нам целыми днями барашек только пасти что ли? — встрепенулся Хасан.

— И вправду пойдём. Родителям скажем, что в горы идём за диким луком, — согласился друг.

На том и поладили. Незаметно для домочадцев Хасан запасался лавашем и сыром, экономил на том, что брал с собой на пастбище. Дедовский нож он носил теперь на поясе, как подобает взрослому мужчине. Хасан был полон сил и желаний познавать другой мир. Кровь предков играла в нём. Испокон веков жители его села делали военные набеги на соседние поселения других народов и возвращались с богатыми трофеями. Случалось, что приводили с собой из походов и новых жён.

В условленном месте начинается тропа в селение. Поднимается она вверх на тысячи метров, и чужак вряд ли пройдёт по тропе. Существование ловушек и изгибов над пропастью знают только местные, и проникнуть чужакам в их селение под самыми небесами невозможно. Рассказывать о тропе или говорить о расположении селения с чужаками строго запрещалось. Это было табу, усвоенное с молоком матери каждым жителем. От всех этих установленных жителями правил их место пребывания было недоступно для других народов. Все обычаи строго соблюдались, и нарушение устоев подвергало смертельной опасности всех жителей. Знал об этом и Хасан. Ходить за перевал тоже было нельзя, но смекалка и порыв двух верных друзей неудержимо толкали их на поход за перевал. Узнать другие горные долины — это мечта с детства каждого мальчишки горца. Без необходимости этого делать нельзя, знал каждый с рождения, но Хасан с Керимом отличались от сверстников своей отвагой и заносчивостью. Разве удивительно, что они отправились в это путешествие? Теперь уже нет. Произошло то, что должно было произойти.

Прокричали петушки то там, то здесь во дворах селения, и Хасан с Керимом тронулись в путь. Что ждёт впереди этих двух смельчаков? Знание Аллаха неведомо смертным. Далеко засветло, ещё в полутьме, Хасан, проснувшись, направился во двор. Взял верёвку, мешок с лавашем и сыром, спички, соль и немного вяленого бараньего мяса — деликатес горцев. Керим ждал в условленном месте без мешка.

— Что случилось? — спросил Хасан. — Ты совсем не подготовился, ведь может быть, много дней пути нам предстоит.

— Отец догадался, что я что-то затеваю, и запретил мне три дня выходить за пределы дома. Ты же знаешь, мой отец Салих очень мудр и проницателен, — сказал Керим.

— Все в селении знают, что твоей отец Салих умеет предвидеть и знает истину, которая неведома другим. Ну что тогда? Воля отца — закон! — сказал Хасан.

— Ты мой побратим и я пойду с тобой, как решил тогда.

— Зачем? Ты же знаешь, ослушавшийся отца сын может быть изгнан из родительского дома.

— Я уже могу отвечать за себя сам и иду с тобой за перевал.

— Ну, тогда идём, брат.

Пройдя спуск по тропе и выйдя за старой мельницей к ручью с родниковой водой, друзья вдоволь напились. Вода здесь особенная, придаёт сил и утоляет чувство голода. Данное свойство воды уникально: в селении никто не болеет, и зубы сохраняются до глубокой старости у всех жителей. Благодаря этому источнику, дарующей земли нашей, местные люди отличаются своим здоровьем и силой. Хасан набрал воды в мешок, сделанный из пузыря буйвола. И друзья перешли ущелье. Поднимались очень долго и лишь к вечеру через заросли терна они увидели в дымке вечернего неба другую долину. Блики заходящего солнца отражались в быстрой горной речке, шумевшей внизу той долины.

Примостились на горном уступе для ночлега. Хасан дал Кериму душегрейку из барашка, чтобы ему было теплее. Керим одет был легко. Хорошо, что лето было в самом разгаре, и в этих новых склонах климат был теплее и мягче, чем в селении. Поделив лаваш и сыр, друзья поели, запили водой, взятой из источника, а затем начали устраиваться на ночлег. Неожиданно раздался треск в колючем кустарнике. Беспокойство овладело Хасаном, но чтобы не показывать перед побратимом своего волнения, он схватил камень и с силой бросил в кустарник. Двумя скачками отпрянул от зарослей огромный горный архар, и друзья, засмеявшись, наблюдали за удаляющимся нарушителем их спокойствия.

Утром спуск к реке, кажущийся почти рядом, оказался затяжным. Пройдя по тропам горных козлов, побратимы очутились у реки внизу той долины к вечеру следующего дня. Путешествие приобретало затяжной характер. Отступать эти взрослеющие подростки не хотели и, пополнив запасы воды, поев диких ягод, отправились дальше на подъём следующей горы. Пройдя несколько часов пути, им удалось обогнуть гору, склон которой был более пологий, чем горы, окружающие их селение и знакомые им с детства. Деревья произрастали здесь больших размеров. Кроме дубрав, друзья обратили внимание на ровные стволы высоких деревьев. Лес становился гуще и перед самым заходом солнца Хасан и Керим обнаружили вырубленный участок леса и что-то наподобие дороги, по которой вполне можно двигаться на арбе.

— Значит, здесь были люди, и после трёх дней пути мы скоро увидим другой народ и их селение.

— Точно по рассказу моего отца, где-то в этих местах большое поселение другого народа. Они заселились много столетий до нашего времени в этих местах, и жизнь у них процветает. Местность очень похожа на ту, какую описывал мой отец. Теперь нам нужно быть осторожней, потому что языка мы их не знаем, а в горных селениях всякое случается. Могут подумать, что мы лазутчики и выведываем тайну их богатства.

— Ерунда, обычай гор гласит — путника приюти, накорми, обогрей и считай его посланником небес.

— Да, но отец говорил о коварстве прибрежного народа. Будем внимательными, — сказал Керим, — если повезёт, то скоро мы с тобой, Хасан, увидим другой народ и их земли.

— Да скорее бы. Хочу твоей сестрёнке подарок принести. Я взял несколько курительных трубок из орехового дерева с собой, обменяем на их изделия, — сказал Хасан.

— Ты запасливый и предусмотрительнее меня. У тебя даже свой кинжал есть, — сказал вздыхая Керим другу.

— У тебя другие преимущества Керим, ты знаешь несколько языков.

— Да, отец обучил меня с детства языкам, и даже немного знаю грузинский. Слава Аллаху, у меня такой мудрый и знающий отец Салих, пусть года его продлятся многие времена.

— К сожалению, твой отец Салих может посчитать тебя как сына без уважения к нему, потому что ты ослушался его предостережений никуда не выходить из дома несколько дней.

— Велика моя благодарность мудрости отца, дарованная ему Аллахом, но ты же знаешь — я не мог иначе. Я дал тебе слово, дорогу знал только я. Потом объясню ему, что медведь часто стал появляться в ближних наших горах и за диким луком я не мог моего лучшего друга отпустить одного. Он мудр и поймёт меня.

— Хорошо, — сказал Хасан, — но нужно будет из леса принести собранный дикий лук и другие плоды.

— Есть у меня хорошее место на примете, где обильно всё произрастает, — ответил Керим.

Друзья много говорили о родных, о своих мечтах и обо всём, что знали про жизнь. Незаметно пролетело время, и они уже шагали по каменистой дороге, которая очевидно часто служит для коней и нагруженных повозок. Это было видно по колеям, оставленным от колес.

— Наверное, это селение много больше нашего. Есть дорога из леса, а может оно настолько большое, что мы и представить себе не можем, — предположил Хасан.

Увлеченные новыми открытиями и желанием увидеть другой народ, друзья ускорились и совсем забыли об осторожности.

— Нужно перекусить. Дорога идёт вниз по обрывистым уступам, — сказал Хасан.

Керим принял благодарно кусок лаваша и сыра. С каким-то упоением он ел в этот раз, и чувство сердечных воспоминаний нахлынули на него Отец, сестра, мама — все предстали в его сознании, и ему стало грустно и стыдно перед отцом, оттого что он ему не сказал, куда они направились с Хасаном.

— Дружба — это честь, — подумал Керим, он не мог оставить брата одного в этом походе.

Вдруг раздался голос на незнакомом языке для Хасана. И они с Керимом увидели пожилого горца в одежде, отличающейся от стиля их народа. Керим с детства имел тяготение к учениям и знаниям языков и различил в словах незнакомого старца диалект схожий с языком народов черноморского побережья. Из рассказов своего отца Салиха, он знал, что так говорят у берега моря, которое называют почему-то Чёрным.

— Вот бы узнать, почему море названо Чёрным, — в голове Керима мелькнула маленькая мечта, ещё в детстве его посещавшая, — для этого нужно дойти до берегов и своими глазами увидеть отгадку.

Пожилой незнакомец был немного встревожен, что было видно по его бегающему взгляду. Осматривая с головы до ног двух друзей, незнакомец явно заинтересовался.

— Интересно, как близко море, которое называется Чёрным, если человек, говорящий на языке народа с берегов этого моря, встретился им здесь, — подумал Керим.

— Встретив незнакомца в горах, будь осторожен и не переходи ему дорогу. Чаще всего — это абреки, люди, вставшие на путь войны по собственному выбору, — собрав тут же всё своё внимание, Керим вспомнил слова отца Салиха, познавшего много схваток с другими народами и имеющего большое количество трофеев из набегов.

По книгам, которые были в их доме, Керима научили грамоте и письменности. Он очень стремился познавать.

— Лучше барашков паси — сыра будет в достатке и всегда мясо на столе, — переживал отец от этого пристрастия сына, когда тот читал очередную книгу.

Пожилому незнакомцу, с виду было 90 лет. В затёртых кожаных сапогах, в бурке, отличного покроя папахе и свисающим кинжалом — вид у него был престижный по меркам гор. Из своей наблюдательности от природы Керим приметил, что с такими поношенными сапогами из кожи человек много и далеко ходит. Посох, на который легко наваливался плечом незнакомец, был искусно сделан. Гладко отшлифованное дерево сверкало слегка на солнце. Снизу посох был заострён и выглядел как наконечник искусно сделанного копья, который упирался в камень. Верх посоха был с изгибом, ручка на изгибе была отделана для удобства кожей. Рядом со стариком находился пёс огромных размеров с обрезанными ушами и без хвоста. Собака казалась крупнее волка из-за густой шерсти.

— На абрека этот человек не похож, на странника — тоже, для чабана он уже пожилой, — думал Керим, — у нас в селении молодёжь занимается отарой, чтобы дать заслуженно отдохнуть достойным родителям. Кто же он?

Хасан не задумывался о том, кто этот человек. Единственная цель у него — увидеть другой народ и выйти к морю, которое называют Чёрным, для того, чтобы, как и Керим, утолить свою любопытную мысль, почему оно Чёрное.

Старик что-то проговорил, немного просветлел и с хищной улыбкой стал удаляться по дороге, позвав с собою своего пса и взвалив мешок на плечо.

— Наверное, этот человек собирал орехи в лесу. Видно, что его мешок полон до верха!

— Что-то мне совсем не по душе эта встреча, — сказал Керим.

— Оставь сомнения, мы не проронили ни слова, — сказал Хасан.

— По нашей одежде этот человек догадался, что мы чужаки, и что он скажет своим близким, неизвестно, — ответил Керим.

— На всё воля Аллаха, пойдём по дороге, брат, — проговорил Хасан.

— Его слова я немного понял, но они со странным акцентом. Отец говорил, что в этой стороне много враждующих князей, которые долгие времена делят селения и пастбища между собой, — произнёс Керим.

— Нам то что? Мы не лезем в их вражду, а идём как мирные путники. Ты же знаешь Закон, Керим.

Настроение двух верных друзей изменилось после встречи с незнакомцем. Он привил беспокойство им.

— Давай спустимся по извилистой дороге вниз, а там решим дальнейший свой путь, хорошо? — предложил Хасан.

Они начали спуск по извивающейся дороге по склону отвесной скалы. За каждым поворотом была неизвестность, друзья решили немного отдохнуть и напиться воды, которую набрали в реке. Вода, взятая из источника у родного селения, закончилась, а местная вода сильно отличалась по вкусу. Увидев кустарник, тень от которого падала на ровную площадку, среди камней, Хасан с Керимом устроили себе привал.

Внезапно друзья услышали приближающийся стук копыт.

— Прятаться, пожалуй, мы не будем, — сказал Хасан.

— Конечно, нет, — ответил Керим.

— Мы ничего дурного не затеваем и зла никому не желаем.

— Верно, Хасан, — согласился Керим.

Друзья привстали, чтобы клубы пыли не накрыли их лица. Всадников было двое. Один с небольшой бородой и в чёрной папахе на вороном жеребце. Костюм горца и кожаные сапоги были на нём точно в пору, и от этого он выглядел уверенно и гордо. Второй — на гнедой лошади, несмотря на то, что он помоложе, у него проступала небольшая поросль на подбородке. Одежда ему была велика, и папаха была на нём изрядно изношенная от времени и солнца.

Тот всадник, который постарше, знаком показал младшему остановиться. Конь и кобыла их фыркали и глубоко дышали. Было очевидно, что гнали они своих четвероногих во весь опор.

— Салам алейкум, — поздоровался Керим.

Незнакомец ответил иначе, но Керим, зная другие языки, понял, что они христианской веры. Хасан тоже догадался своим чутьём, что это иноверцы. Он слышал, что армянские поселения, грузинские долины и некоторые другие народности, когда-то обратились в другую веру. Сам Хасан, почитал только Аллаха Милостивейшего, Милосердного и Всевидящего. Честно осознавая внутреннюю неприязнь к этим людям, возникшую вдруг, Хасан показал это выражением своего лица — ноздри у него раздулись, а глаза прищурились в изучающем взгляде. Керим завязал разговор с новыми знакомыми.

— Это дядя и его племянник, — переводил слова Керим, — они из деревни за этими горами и сказали, что недавно у них украли девушек и угнали рогатый скот. Несколько мужчин были ранены при попытке догнать. Все были на уборке урожая, и поэтому врагам удалось осуществить затеянное. Старец, которого мы видели, потерял коня — это их дедушка.

— От нас что они хотят узнать? — спросил Хасан.

— Интересуются, знаем ли мы людей, вероломно напавших на них. Много страданий принесли те люди, — говорит старший.

Племянник беспокойно ёрзал в своём седле и постоянно держал одну руку под накидкой из овечьей шкуры. Хасан искоса наблюдал за ним, наученный в «уроках» с кровными врагами, он знал, что держать руку за пазухой при разговоре с мужчиной нельзя. Когда намерения чисты — человек с открытым взглядом и руками.

— Буду внимательным, пока Керим выясняет, что к чему, и кто эти люди, и бдительным. Не нравятся мне эти люди, какие-то суетливые, — подумал Хасан.

— Они в обиде на ограбивших их, поэтому осторожнее Керим, такие мстят за свои обиды людям, не причастным к их потерям. Могут причинять зло, — сказав это, Хасан сделал вид, что говорит о каких-то обыденных вещах своему другу.

— Я им сказал, что мы братья и наше селение мирное, а идём мы посмотреть, почему назвали море Чёрным, — сказал Керим.

— Один из них объяснил, что до моря два дня ходу пешком через ущелье и по прибрежным горам.

— А от чего они остаются в сёдлах, а не спустятся на землю, чтобы уравняться с нами, это не вежливо! — высказался Хасан. Он не любил заносчивость и неуважительность в людях.

Дядя был старше племянника, и было очевидно, он руководит их поведением. Заметив, что один из двух встреченных имеет при себе кинжал, он призадумался. У них было скрытое желание пролить кровь. В открытых поединках они были изворотливы и всегда старались подставить других на ножи вместо себя. Но тут им виделся шанс погасить свой гнев и накопившиеся обиды, убив этих чужаков. Кто их найдёт здесь в горах. Волки растащат их тела и кости. Только причина, почему они стали действовать опрометчиво быстро, была в Хасане. Настороженность и внутренний холодок пробежал по жалкой душе старшего из них, когда он увидел чуткий прищуренный взгляд Хасана и висевший кинжал на его поясе. Племянник ждал сигнала от дяди. Они обо всём заранее договорились. Усыпить бдительность этих чужаков и уничтожить их — такова была их цель.

— Там два мусульманина, их можно проучить и забрать кинжал, так как с ними никого нет, — так сказал им старик.

Дед, который их направил, был старым и опытным. После его слов они и бросились в порыве на поиск чужих. По глазам этих двоих друзей племянник понял, что они мирные и злобы в них нет. Но чувство жажды крови предвосхищало его. Племянник ждал, только взгляд Хасана заставлял его вжиматься и ёрзать в седле. Он всем своим видом старался создавать вид спокойствия. От глаз Хасана его внутренняя сущность не смогла утаиться. Старший разговаривал с Керимом, а Хасан всё время поглядывал на племянника, как будто высматривал его настрой.

Хасан продолжал наблюдать, и у юноши со временем возникло ощущение, что он лисица, попавшая в капкан. Дядя всё не подавал знак, и племянник начал крутиться от нетерпения на лошади вокруг своей оси. Присутствующие не обращали на это особого внимания. Керим общался, Хасан затягивал мешок.


Хитрый старик в это время добрался до своего дома. Их посёлок начинался прямо внизу скалы в долине, которую Хасан с Керимом не могли видеть из-за выступа горы. Долина была спрятана среди гор, и её простор был виден только внизу. Горы и дороги к ней были так проложены, что обнаруживалось селение ниже. Запивая виноградным вином мясо молодого ягнёнка, он размышлял:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 86
печатная A4
от 741