печатная A5
720
18+
Book #1

Бесплатный фрагмент - Book #1


Объем:
228 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
18+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4493-2922-6

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Introduction

В мире очень мало хороших книг — найти достойные очень сложно. Еще меньше в книгах хороших идей и умных мыслей.


Зажечь искру, заставить думать и смотреть на вещи по-другому — вот цель данной книги.

Посвящается моему сыну

Про духовное развитие

Духовное развитие значительного большинства людей неизбежно определяется их повседневными занятиями.


Человек, затративший всю свою жизнь на отправление немногих простых операций не имел случая упражнять свой разум.


Он бывает обыкновенно настолько тупым и невежественным, насколько это возможно для человеческого существа.

Karl Marx — Das Kapital

Про стоимость вещей

Неверно, что при товарном обмене равная стоимость обменивается на равную стоимость. Стоимость вещей состоит лишь в их отношениях к нашим потребностям.


Мы стремимся отдать бесполезную для нас вещь с тем, чтобы получить необходимую; мы хотим дать меньше взамен большего.

Étienne Bonnot de Condillac — 1776

Про инвестиции и богатство

Кто делает то, что делают все — получает то, что получают все.

Про всеобщее счастье

Для свободной нации, у которой рабство не допускается, самое верное богатство заключается в массе трудолюбивых бедняков.


Чтобы сделать общество (которое, конечно, состоит из не-рабочих) счастливым, а народ довольным даже его жалким положением, для этого необходимо, чтобы огромное большинство оставалось невежественным и бедным.


Познание расширяет и умножает наши желания, а чем меньше желает человек, тем легче могут быть удовлетворены его потребности.

Bernard Mandeville — 1728

Про членов правления

В акционерных предприятиях возникают новые мошенничества с платой за управление, т.к. рядом с действительным управляющим появляется множество членов правления и контроля, для которых управление и контроль фактически служат лишь предлогом к ограблению акционеров и к собственной наживе.

Karl Marx — Das Kapital

Tales of Old Japan

Основной добродетелью самурая считалась лояльность, т.е. верность своему сюзерену-даймио, верность до гроба, соединявшаяся со слепым повиновением, беззаветной преданностью и бескорыстным самопожертвованием. Верность обязывала и к кровавой мести за оскорбление, нанесенное сюзерену.


Самурай, лишенный чести, прогнанный, например, за какой-либо проступок своим даймио, становился ронином, т.е. скитальцем, бродягой. Иногда, впрочем, самурай добровольно становился ронином. Это бывало именно тогда, когда самурай принимал обет кровной мести за оскорбление, нанесенное его сюзерену, но, не желая вовлекать своего господина в акт мести, объявлял себя ронином.


Славнейшим эпизодом в рыцарских летописях Японии является подвиг 47 ронинов, которые в 1703 г. все до единого покончили с собой на могиле своего господина после того, как выполнили обет кровавой расплаты с его врагом.

В. А. Золотарев — Трагедия на Дальнем Востоке. Русско-Японская Война 1904—1905 гг.

Правило С. О. Макарова

Если вы встретите слабейшее судно, — нападайте, если равное себе, — нападайте и, если сильнее себя, — тоже нападайте… продолжайте ваше нападение, пока не уничтожите неприятеля.

В. А. Золотарев — Трагедия на Дальнем Востоке. Русско-Японская Война 1904—1905 гг.

О государственном устройстве

Авторы, писавшие о республиках, насчитывают в них три вида правления, которые они называют принципатом, правлением оптиматов и народным правлением, так что основатель государства должен выбирать один из этих трех, по его мнению, наиболее подходящий.


Другие писатели, причем, по мнению многих, более мудрые, полагали, что существует шесть видов правительств, из которых три дурные, а три сами по себе хорошие, но столь легко поддающиеся разложению, что и они становятся губительными. К хорошим относятся три вышеназванных, дурные же вытекают из первых, и каждый из них похож на себе подобный, так что они легко сменяют друг друга: принципат может быстро стать тиранией, правление оптиматов — сосредоточить власть в руках меньшинства, народное правление без труда переходит в произвол.


Таким образом, если основатель республики вводит в своем городе один из этих трех режимов, то ненадолго, ибо никак нельзя помешать ему скатиться в свою противоположность из-за сходства в данном случае добродетели и порока.


Это чередование форм правления возникло стихийно: в начале мира, когда обитателей было мало, они жили, рассеявшись по свету наподобие зверей; когда же население увеличилось, люди стали соединяться вместе и в целях наилучшей защиты начали отличать в своей среде тех, кто был сильнее и храбрее, назначая их предводителями и подчиняясь им. Из этого родилось представление о разнице между делами хорошими и пристойными, с одной стороны, и вредными и преступными — с другой.


Когда кто-либо наносил ущерб своему благодетелю, между людьми возникали ненависть и сострадание, они порицали неблагодарных и почитали тех, кто проявлял признательность. Думая о том, что подобная обида может быть нанесена и им, люди пришли к установлению законов во избежание подобного зла и к назначению наказания для нарушителей, откуда и явилось понятие справедливости. Все это привело к тому, что при избрании государя обращались уже не к самому сильному, а к тому, кто был благоразумней и справедливей.


Но когда титул государя стал передаваться по наследству, а не по выбору, наследники повели себя иначе, чем отцы, и, забыв о доблестных деяниях, вообразили, что роль государя состоит только в том, чтобы превосходить прочих в роскоши, сластолюбии и во всех других видах распущенности; так что государи стали внушать ненависть и соответственно испытывать страх, который толкал их к нанесению обид, откуда и рождалась тирания. Вскоре все это привело к переворотам, тайным сборищам и заговорам против государей, в которых участвовали отнюдь не самые слабые и робкие, а те, кто превосходя других своим благородством, величием души и знатностью, не могли выносить позорных поступков государя.


Большинство подчинялось влиянию этих могущественных людей, поднимало оружие против государя и, сбросив его, входило в подчинение к своим освободителям. Последние, возненавидев единоличный образ правления, составляли собственное правительство и поначалу, памятуя о временах тирании, руководствовались установленными законами и ставили общую пользу выше своего блага, тщательно следя за исполнением всех публичных и частных надобностей. Но когда власть переходила к их детям, которые не ведали переменчивости судьбы, никогда не испытывали зла и не хотели довольствоваться гражданским равенством, то они начинали потакать своей алчности, тщеславию, вершить насилие над женщинами, и таким образом правление оптиматов вырождалось в олигархию, враждебную всякой гражданственности.


Через малое время их ожидала судьба тирана, потому что разочарованная их правлением толпа была готова пойти за любым возмутителем спокойствия; быстро находился кто-нибудь, кто свергал этих правителей с помощью большинства. Но так как память о единоличном государе и о творимых им несправедливостях была еще свежа, то, отменив правление меньшинства и не желая вернуться к правлению одного, люди обратились к народовластию, в котором ни государь, ни олигархия не могли играть никакой роли. Всякий режим пользуется поначалу некоторым уважением, поэтому и народное правление держалось какое-то время, но недолго, не дольше жизни установившего его поколения, поскольку совершался переход к произволу, не щадящему ни властей, ни частных лиц; всякий делает что хочет, и повседневно творится множество безобразий, поэтому по необходимости или по подсказке какого-нибудь доброжелателя, чтобы обуздать произвол, люди снова обращаются к единоличному правлению; отсюда начинается новый виток, который постепенно, по вышеуказанным причинам, снова ведет к произволу.


Таков круг, в котором вращаются все государства, меняя своих правителей и образы правления; но последние повторяются редко, потому что навряд ли какая-то республика сможет пережить несколько раз такие преобразования и сохранить при этом свою целостность. Скорее всего, в ходе этих испытаний, из-за отсутствия умения и сил она станет частью соседнего государства, обладающего лучшим устройством; если же этого не случиться, такая республика будет обречена на вечную перемену указанных режимов.

Niccolò Machiavelli — Il Principe

Про победу

Про кого в древности говорили, что он хорошо сражается, тот побеждал, когда было легко победить.


Поэтому, когда хорошо сражавшийся побеждал, у него не оказывалось ни славы ума, ни подвигов мужества.


Поэтому, когда он сражался и побеждал, это не расходилось с его расчетами.

Сунь-Цзы — Искусство стратегии

Про советников

Князь У-хоу однажды совещался со своими слугами, и среди них не оказалось ни одного, кто мог бы с ним сравниться по уму. Поэтому, покидая зал совета, он имел довольный вид.


У Ци тогда выступил и сказал: «В прежние времена чуский князь Чжуан однажды совещался со своими слугами, и среди них не оказалось ни одного, кто мог бы с ним сравниться по уму. Поэтому, покидая зал совета, он имел опечаленный вид. Шэнь-гун спросил его: «Государь, у вас опечаленный вид, отчего это?» И тот, ответил: «Я слышал, что на свете всегда бывают совершенные, что в государстве никогда не бывает недостатка в умных. Кто сумеет получить в наставники совершенного, тот — ван; кто умеет получить в друзья умных, тот — гегемон. Но вот я… У меня нет талантов. И среди моих слуг нет ни одного, кто мог бы сравниться со мной по уму. Чуское государство в опасности.


Чуский Чжуан-гун был опечален этим. Вы же, государь, этим довольны. В душе своей я побаиваюсь».

Сунь-Цзы — Искусство стратегии

Война — это путь обмана

Война — это путь обмана.

Поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь;

если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься;

хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко;

хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко;

заманивай его выгодой;

приведи его в расстройство и бери его;

если у него все полно, будь наготове;

если он силен, уклоняйся от него;

вызвав в нем гнев, приведи его в состояние расстройства;

приняв смиренный вид, вызови в нем самомнение;

если его силы свежи, утоми его;

если у него дружны, разъедини;

нападай на него, когда он не готов;

выступай, когда он не ожидает.


Все это обеспечивает вождю победу; однако наперед предугадать ничего нельзя.

Сунь-Цзы — Искусство стратегии

Про расчет

Кто — еще до сражения — побеждает предварительным расчетом, у того шансов много; кто — еще до сражения не побеждает расчетом, у того шансов мало.


У кого шансов много — побеждает; у кого шансов мало — не побеждает; тем более же тот, у кого шансов нет вовсе.


Поэтому для меня — при виде этого одного — уже ясны победа и поражение.

Сунь-Цзы — Искусство стратегии

Про правила ведения войны

Сунь-цзы сказал: по правилам ведения войны

наилучшее — сохранить государство противника в целости, на втором месте сокрушить это государство.

Наилучшее — сохранить армию противника в целости, на втором месте — разбить ее.

Наилучшее — сохранить бригаду противника в целости, на втором месте — разбить ее.

Наилучшее — сохранить батальон противника в целости, на втором месте — разбить его.

Наилучшее — сохранить роту противника в целости, на втором месте — разбить ее.

Наилучшее — сохранить взвод противника в целости, на втором месте — разбить его.


Поэтому сто раз сразиться и сто раз победить — это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего — покорить чужую армию, не сражаясь.

Сунь-Цзы — Искусство стратегии

Про правило стратегического нападения

Поэтому самая лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска.


Поэтому тот, кто умеет вести войну, покоряет чужую армию, не сражаясь; берет чужие крепости, не осаждая; сокрушает чужое государство, не держа свое войско долго.


Он обязательно сохраняет все в целости и этим оспаривает власть в Поднебесной. Поэтому и можно не притупляя оружие иметь выгоду: это и есть правило стратегического нападения.

Сунь-Цзы — Искусство стратегии

Про условия победы

Поэтому знают, что победят в пяти случаях:

— побеждают, если знают, когда можно сражаться и когда нельзя;

— побеждают, когда умеют пользоваться и большими и малыми силами;

— побеждают там, где высшие и низшие имеют одни и те же желания;

— побеждают тогда, когда сами осторожны и выжидают неосторожности противника;

— побеждают те, у кого полководец талантлив, а государь не руководит им.


Эти пять положений и есть путь знания победы.

Сунь-Цзы — Искусство стратегии

Про знания на войне

Поэтому и говорится:

если знаешь его и знаешь себя, сражайся хоть сто раз, опасности не будет;


если знаешь себя, а его не знаешь, один раз победишь, другой раз потерпишь поражение;


если не знаешь ни себя, ни его, каждый раз, когда будешь сражаться, будешь терпеть поражение.

Сунь-Цзы — Искусство стратегии

Про войну

Если нет выгоды, не двигайся;

если не можешь приобрести, не пускай в ход войска;

если нет опасности, не воюй.


Государь не должен поднимать оружие из-за своего гнева; полководец не должен вступать в бой из-за своей злобы.


Двигаются тогда, когда это соответствует выгоде; если это не соответствует выгоде, остаются на месте.


Гнев может опять превратиться в радость, злоба может опять превратиться в веселье, но погибшее государство снова не возродится, мертвые снова не оживут.


Поэтому просвещенный государь очень осторожен по отношению к войне, а хороший полководец очень остерегается ее. Это и есть путь, на котором сохраняешь и государство в мире и армию в целости.


Сунь-цзы сказал: война — это великое дело для государства, это почва жизни и смерти, это путь существования и гибели. Это нужно понять.

Сунь-Цзы — Искусство стратегии

Про запланированный разгром

Интересная запись по вопросу о посылке эскадры на Дальний Восток имеется в мемуарах С. Ю. Витте, который со слов присутствовавшего на нем министра иностранных дел Ламсдорфа передает, что все собравшиеся на совещании сомневались в успехе посылки эскадры, но Николай II решил отправить эскадру «вследствие лёгкости суждения, связанного с оптимизмом, а с другой стороны, потому, что присутствующие не имели мужества говорить твердо то, что они думали».


На вопрос царя о мнении Рождественского, последний ответил: «Экспедиция эта очень трудная, но если государь император прикажет ее ему совершить, то он станет во главе эскадры и поведет ее на бой с Японией…».


Если все, что граф Витте пишет в своих воспоминаниях о совещании в Петергофе, соответствует действительности, то на основании его записи можно сделать следующие выводы.


Во-первых, совещание на высшем уровне носило чисто формальный характер, т. к. Николай II, заранее решивший послать эскадру на Дальний Восток, надеясь, что она может изменить ход войны в пользу России, не хотел считаться с мнением тех, кто был против этого.


Во-вторых, несмотря на то, что на совещании присутствовали ведущие министры правительства и высшие военные руководители, понимавшие бессмысленность посылки эскадры на Дальний Восток, никто из них не решился твердо и открыто заявить об этом, боясь попасть в немилость к царю.


И, наконец, в-третьих, из присутствующих на этом совещании лиц лучше всех знал состояние 2-й Тихоокеанской эскадры и действительную ее ценность контр-адмирал Рождественский, занимавший пост начальника Главного морского штаба. Поэтому он и должен был в первую очередь открыто, как этого требовала сложившаяся обстановка, интересы флота и его пост ответственного руководителя, доложить председательствовавшему на совещании царю бесполезность в сложившейся на театре военных действий обстановке посылки эскадры на Дальний Восток. Но контр-адмирал З. П. Рождественский не сделал этого. Желая угодить Николаю II, он занял беспринципную позицию «как прикажете».


Когда так отвечает рядовой офицер, занимающий небольшой пост и отвечающий за небольшое подразделение, это тоже не хорошо, но не так опасно. Когда же на такую точку зрения становится один из высших руководителей флота, отвечающий за его состояние в целом, то это не только опасно, но и страшно, т.к. может привести, по существу, к запланированному разгрому.


В этом, как показывает анализ документов и материалов, заключалась главная ошибка Рождественского в вопросе о посылке 2-й Тихоокеанской эскадры на Дальний Восток, приведшая к разгрому ее японцами у Цусимы, и большая вина его перед флотом и Отечеством.

В. А. Золотарев — Трагедия на Дальнем Востоке. Русско-Японская Война 1904 — 1905 гг.

Про сказки

Стояло тут еще трое парней; случилось, что собрались они зайца поймать, а шли они на костылях и на ходулях; один был глухой, другой — слепой, третий — немой, а четвертый — и ногой вовсе двинуть не мог.


Может, вы хотите узнать, как все это кончилось? Слепой — тот первый увидел, что по полю заяц бежит; немой крикнул хромому, а хромой — хвать зайца, да прямо за шиворот.


А вот было еще: собралось несколько человек плыть по земле — натянули они паруса и поплыли себе по широкому полю; переплыли через высокую гору, и что ж? — утонули бедняги.

Братья Гримм

Про штык

Береги пулю в дуле! Трое наскочат — первого заколи, второго застрели, третьему штыком карачун!

Суворов А. В.

Про самурайских гадов

По дороге я наслушался солдатских разговоров — большинство соглашалось, что бить самураев, конечно, надо. Вспоминали Порт-Артур и Цусиму, японскую оккупацию Приморья во время Гражданской войны, зверскую казнь Лазо, Хасан и Халхин-Гол. Ругали американцев, которые норовят загребать жар чужими руками. Гадали, какая предстоит война: большая или малая, длительная или короткая? Сошлись на том, что мы их, самурайских гадов, в порошок сотрем недели за четыре — то есть почти угадали…

А. Кошелев — Советско-Японские Войны 1937—1945 гг.

Про заветы

Грабь награбленное

В. И. Ленин — 1918 г.

Про ВЧК

Общество и пресса не понимают правильно задачи и характер нашей комиссии. Они понимают борьбу с контрреволюцией в смысле нормальной государственной политики и поэтому кричат о гарантиях, судах, о следствии и т. д.


Мы не имеем ничего общего с военно-революционными трибуналами, мы представляем организованный террор. Это нужно сказать открыто.

Ф. Э. Дзержинский — июнь 1918 г.

Про религию

Религия — это вздох угнетённой твари, сердце бессердечного мира, подобно тому как она — дух бездушных порядков.


Религия есть опиум народа.

К. Маркс — 1844 г.

Про болото

Глубоко внутри каждый чувствует возможность покинуть болото и жить на солнце. Но страх перед солнцем, перед свободой, страх перед собственными возможностями вынуждает нас оставаться в привычной среде. Он вынуждает нас считать приемлемыми смрад и неподвижность, топь и темноту. И при этом с каждым днем мы все глубже погружаемся в эту трясину. С каждым днем, проведенным там, все труднее становится ее покинуть.


И каждый занят тем, как бы избавиться от вони, как бы получше устроиться в грязном липком болоте, как бы приятнее провести время медленного погружения в трясину. Но каждый, кто это понимает, должен начать отвечать за себя самого и искать путь к солнцу.

Heinz Körner — Johannes

Le battement d’ailes du papillon

В жизни я ненавижу три вещи — прищепки, киви и водопроводчиков.


Лет тридцать назад я жил в одном местечке на четвертом этаже. Однажды я постирал вещи и повесил их за окном. Одна прищепка сломалась, и мои подштанники полетели вниз. Чтобы их поднять надо было поскорее спуститься, как собственно я и сделал — там я и встретил свою жену. Мы поженились и у нас родился малыш.


Пятнадцать лет спустя мой сын увлекся мотокроссом. Он начал участвовать в соревнованиях, так вот за день до одних соревнований моя жена купила киви. Тогда еще не было моды на них — я съел парочку. Мне стало плохо — вызвали врача, врач сказал, что у меня аллергия на киви. На следующий день я не мог поехать с сыном — поехала моя жена. Они попали в аварию — сын скончался на месте, а жена выжила… Потом она всегда обвиняла меня в смерти сына. Она бросила меня, у меня началась депрессия, я потерял свою работу…


Вобщем я решил покончить со всем сразу. Десять пакетов аспирина и два антидепрессанта и со всем будет покончено. Я их все засунул в рот, пошел налить стакан воды. Я только потом узнал, что в тот день не было воды, потому что водопроводчики ремонтировали линию. И вот я, стою с полным ртом таблеток, и нет ни капли воды. Я нашел бутылку с маслом, выпил — меня вырвало… Вобщем мне не повезло…

Le battement d’ailes du papillon — 2000

Про кудесников

Не только в Скандинавии, но и в России Финны и Чудь славились волшебством, подобно как в древней Италии Тосканцы. Нестор рассказывает, что новогородцы ходили в Эстонию узнавать будущее от тамошних мудрецов, которые водились с черными крылатыми духами. Один из таких кудесников торжественно осуждал в Новегороде Веру Христианскую, бранил Епископа и хотел идти пешком через Волхов. Народ слушал его как человека божественного.


Ревностный Епископ облачился в святительские ризы, стал на площади и, держа крест в руках, звал к себе верных Христиан. Но ослепленные граждане толпились вокруг обманщика: один Князь Глеб и дружина его приложились к святому кресту. Тогда Глеб подошел ко мнимому чародею и спросил: предвидит ли он, что будет с ним в тот день?


— Волшебник ответствовал: «Я сделаю великие чудеса».


«Нет!» — сказал смелый Князь — и топором рассек ему голову. Обманщик пал мертвый к ногам его, и народ уверился в своем заблуждении.

Карамзин Н. М. — История Государства Российского

Про боевых товарищей

В сборнике 1935 года «Легендарный начдив» помещено свидетельство Ивана Дубового:


Противник открыл сильный пулемётный огонь и, особенно помню, проявлял «лихость» один пулемёт у железнодорожной будки… Щорс взял бинокль и начал смотреть туда, откуда шёл пулемётный огонь. Но прошло мгновение, и бинокль из рук Щорса упал на землю, голова Щорса тоже…


Голову смертельно раненного Щорса бинтовал сам Дубовой. И умер Щорс у него на руках. «Пуля вошла спереди, — пишет он, — и вышла сзади».


Эксгумация тела, произведенная в 1949 году в г. Куйбышеве при перезахоронении подтвердила, что Николай Щорс был убит с близкого расстояния выстрелом в затылок.

Про храбрость

— Can a man still be brave if he’s afraid?


— That is the only time a man can be brave.

George R.R. Martin — A Game of Thrones — 1996

Про ассоциативную память

Во время осады Константинополя в 1453 году венгерский литейщик Урбан отлил туркам медную бомбарду калибром 24 дюйма (610 мм), стрелявшую каменными ядрами весом около 20 пудов (328 кг). Для ее транспортировки на позицию потребовалось 60 быков и 100 человек.


Чтобы устранить откат, позади орудия турки выстроили каменную стенку. Скорострельность этой бомбарды составляла 4 выстрела в день. Кстати, скорострельность крупнокалиберных западноевропейских бомбард была примерно того же порядка.


Перед самым взятием Константинополя 24-дюймовую бомбарду разорвало. При этом погиб и сам ее конструктор Урбан.


Напомнило сразу другую историю:


There are many methods to cracking a safe. Each method has an inverse relationship between quickness and cleanness.


The quickest is Lipchiski Method, named for its originator, Theodore Lipchiski.


The Lipchiski Method requires a stick of dynamite and a match. Very quick. But as we learned when Lipchiski blew himself up in Toledo, it’s not clean.


Hence, I teach the circular-saw method. Not the quickest, but the cleanest. You and your loot will emerge unharmed. This is the method that I was taught. It is what I believe in.

Welcome to Collinwood — 2002

Про Гражданина

— Вы богаты, мистер Чкалов? — спросил делец.


— Да, очень богат.


— В чем выражается ваше богатство?


— У меня 170 миллионов.


— 170 чего — рублей или долларов?


— Нет. 170 миллионов человек, которые работают на меня так же, как я работаю на них.

Валерий Павлович Чкалов — 1937

Про чайник Рассела

Если я предположу, что между Землёй и Марсом вокруг Солнца по эллиптической орбите летает фарфоровый чайник, никто не сможет опровергнуть моё утверждение, особенно если я предусмотрительно добавлю, что чайник настолько мал, что не виден даже мощнейшими телескопами.


Но если бы я затем сказал, что коль моё утверждение не может быть опровергнуто, то недопустимо человеческому разуму в нём сомневаться, мои слова следовало бы с полным на то основанием счесть бессмыслицей.


Тем не менее, если существование такого чайника утверждалось бы в древних книгах, каждое воскресенье заучиваемых как святая истина, и осаждалось бы в умах школьников, то сомнение в его существовании стало бы признаком эксцентричности и привлекло бы к усомнившемуся внимание психиатра в эпоху просвещения или же инквизитора в более ранние времена.

Bertrand Arthur William Russell — 1952

Про словопрения

Иногда мы вступали в споры и очень любили словопрения и всегда старались опровергнуть друг друга, а такая склонность к препирательствам, кстати говоря, может превратиться в дурную привычку и часто делает человека невыносимым в обществе, так как он начинает всем противоречить; это же в свою очередь не только отравляет беседу, но и вызывает отвращение и враждебность со стороны тех, с кем вы могли бы иметь дружественные отношения.


Я приобрел эту привычку, начитавшись отцовских книг религиозно-полемического содержания. Люди здравомыслящие, как мне с тех пор довелось убедиться, редко себя так ведут, кроме юристов, университетчиков, а также всех, получивших образование в Эдинбурге.

The Autobiography of Benjamin Franklin — 1771—1788

Про профессионала

Видел ли ты человека, проворного в своем деле. Он будет стоять перед царями, он не будет стоять перед простыми.

Книга притчей Соломоновых — 22:29

Про подход

Тот, кто однажды сделал вам добро, охотнее снова поможет вам, чем тот, кому вы сами помогли.

The Autobiography of Benjamin Franklin — 1771—1788

Про лицо

Надо следить за своим лицом,

чтоб никто не застал врасплох,

чтоб не понял никто, как плох,

чтоб никто не узнал о том.


Стыдно с таким лицом весной.

Грешно, когда небеса сини,

белые ночи стоят стеной —

белые ночи, черные дни.


Скошенное (виноват!),

мрачное (не уследил!),

я бы другое взял напрокат,

я не снимая его б носил,

я никогда не смотрел бы вниз,

скинул бы переживаний груз.

Вы оптимисты? И я оптимист.

Вы веселитесь? И я веселюсь.

Александр Моисеевич Володин

Про зло

На тысячу обрывающих листья с дерева зла, есть лишь один, рубящий его под корень.

Henry David Thoreau

Про закон

Закон нарушить нельзя. Можно лишь самим разбиться о закон.

Cecil Blount DeMille

Про эффективного человека

Эффективный человек мыслит не проблемами, он мыслит возможностями.

Стивен Кови — 7 навыков высокоэффективных людей

Про наследие

Своим детям мы можем завещать лишь два непреходящих наследия: одно — это корни, второе — это крылья.

Плутарх — Сравнительные жизнеописания

Про ценности

Вот почему никто не осудил дерзости, которую пришлось выслушать даже такому прославленному человеку, как полководец Деркиллид. Какой-то юноша не уступил ему места и сказал так: «Ты не родил сына, который бы в свое время уступил место мне».

Ликург — Плутарх — Сравнительные жизнеописания

Про законы

Как паутина, так и законы, — когда попадаются слабые и бедные, их удержат, а сильные и богатые вырвутся.

Солон — Плутарх — Сравнительные жизнеописания

Про слабость

Да, слабость, а не любовь, производит безграничные печали и страхи у людей, не укрепленных разумом против ударов судьбы; у них нет даже способности наслаждаться, когда им дается в руки предмет их желаний, потому что мысль о возможности лишиться его в будущем, заставляет их вечно мучиться, трепетать, опасаться.

Солон — Плутарх — Сравнительные жизнеописания

Про Фемистокла

«Вот что, жена! Афиняне властвуют над Грецией, я — над афинянами, надо мною — ты, а над тобою — сын, пусть же он не злоупотребляет своей властью, благодаря которой при всем своем неразумии оказывается самым могущественным среди греков».

Фемистокл — Плутарх — Сравнительные жизнеописания

Про тиранию

Тирания — прекрасное местечко, только выхода из него нет.

Солон — Плутарх — Сравнительные жизнеописания

Про Драконтовские законы

Итак, Солон прежде всего отменил все законы Драконта, кроме законов об убийстве; он сделал это ввиду жесткости их и строгости наказаний: почти за все преступления было назначено одно наказание — смертная казнь; таким образом, и осужденные за праздность подвергались смертной казни, и укравшие овощи или плоды несли то же наказание, как и святотатцы и человекоубийцы.


Поэтому впоследствии славилось выражение Демада, что Драконт написал законы не чернилами, а кровью.


Когда Драконта спросили, почему он за большую часть преступлений назначил смертную казнь, он, как говорят, отвечал, что мелкие преступления, по его мнению, заслуживают этого наказания, а для крупных он не нашел большего.

Солон — Плутарх — Сравнительные жизнеописания

Про счастливую жизнь

«Царь Лидийский! Нам, эллинам, бог дал способность соблюдать во всем меру; а вследствие такого чувства меры и ум нам свойствен какой-то робкий, по-видимому, простонародный, а не царский, блестящий.


Такой ум, видя, что в жизни всегда бывают всякие превратности судьбы, не позволяет нам гордиться счастьем данной минуты и изумляться благоденствию человека, если еще не прошло время, когда оно может перемениться.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.