электронная
360
печатная A5
648
18+
Бонжур, Канада!

Бесплатный фрагмент - Бонжур, Канада!

Ад для мужчин и рай для женщин

Объем:
198 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-5068-9
электронная
от 360
печатная A5
от 648

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От автора

Имеется множество книг, написанных о Канаде: о ее истории, природе, «погоде и молодежной моде», но данная книга стоит немного особняком, поскольку в ней идет речь о франкоязычной провинции Канады — Квебеке и непосредственно, о городе Монреале. Множество интересных и местами юмористических историй об обитателях города и их нравах, которые могут кого-то удивить, кого-то шокировать, но уж точно не оставить равнодушным.

Чем именно город Монреаль отличается от других мегаполисов Северной Америки? Почему его называют «Город грехов»? Как монреальцы ходят на свидания? Почему мужчинам-эмигрантам тут не очень «сладко»? Что означает фраза «два одиночества» применительно к Монреалю? Что тут делают голливудские суперзвезды и как Сицилийская «Коза Ностра» прижилась на Монреальской земле? На эти и на многие другие вопросы вы найдете ответы в этой книге.

Желаю Вам, дорогой читатель, приятного чтения.

Введение

«Не путайте эмиграцию с туризмом, здесь все равно будет не так, как вы ожидаете» — эти слова матерых эмигрантов я часто вспоминала по приезду в страну, поскольку они оказались верными. Хотя мне, тогда 10 лет назад, читающей впечатления о Канаде, данное высказывание казалось нелепым, зато сейчас, после 10 лет своей эмиграции, являясь самым «матерым волчарой с пропалинами в шкурке», я делюсь впечатлениями с будущими эмигрантами, а также с теми, кто просто интересуется такой темой как «наши за границей».

Обращаясь к читателю, скажу сразу чего вы в этой книге не найдете. Я не являюсь эмиграционным консультантом и никаких советов по эмиграции я не даю, и давать не собираюсь, не смотря на многочисленные вопросы и просьбы в мой адрес. Иммиграционное законодательство Канады очень сильно поменялось за последние десять лет и для достоверной информации вам лучше обращаться к квалифицированным источникам, например, на официальный иммиграционный сайт Канады. Раздача советов по эмиграции за деньги и без — по моему глубокому убеждению является прямой дорогой в Ад, на которую я сворачивать совершенно не собираюсь. И посему вы не найдете в данной книге подробной инструкции как побыстрее попасть в Канаду и заполучить заветный «международный проездной билет по странам мира» под названием канадский паспорт, как выйти побыстрее замуж и переехать в страну, где и как устроиться на работу, как снять квартиру и купить градусник, и какой сорт колбасы вкуснее в каждом отдельно взятом городе Канады. За всей этой информацией я вам посоветую отправиться на YOUTUBE, где бесчисленное количество ваших бывших соотечественников и расскажут, и покажут и градусники, и отвертки, и колбасу.

Точно также вы не найдете в ней строгих социологических и прочих выкладок, поскольку я не задавалась целью написать книгу-справочник по Канаде, такие книги и сайты вы тоже легко найдете в интернете.

Так, о чем же моя книга? Эта книга о 10-ти летнем пути, который привел к полной внутренней трансформации, многие вещи стали восприниматься совсем по-другому. Также эта книга о канадцах, об их жизни, их нравах и обычаях, о том, что нашему человеку может показаться «странноватым» или «нелепым», но в тоже самое время чрезвычайно интересным.

Также вы найдете много интересных историй о Канаде и канадцах из моего личного опыта и опыта моего ближайшего окружения.

Хочу особо подчеркнуть то, что мой опыт и мои впечатления являются очень субъективными. Нет людей, которые абсолютно одинаково будут воспринимать одно и тоже явление, точно также впечатления о стране и об эмиграции будут у всех разными. Равно как и я, ни в коем случае не претендую на роль истины в последней инстанции.

Говорят, что деньги и власть меняют человека в худшую сторону, но я не согласна с этим утверждением. Думаю, что не меняют, а отражают, помогают выявиться тем чертам характера, которые в человеке присутствовали изначально. Этот принцип можно отнести и к эмиграции. Жизнь в другой культуре и ментальности является на первых порах сильным стрессом и от личностных качеств человека зависит то, насколько он перенесет этот процесс и к какой внутренней трансформации это приведет.

И вот обо всем этом будет эта книга.

Часть 1. Страна обетованная: Бонжур, Монреаль!

Глава 1. Наполеон в городе

«Наполеон в городе что ли?» была моя первая мысль при пробуждении, когда я еще не успела открыть глаза. «Откуда столько французской речи за окном, какого хрена? Где я нахожусь?». «Ой, мы же в Монреале и прилетели только вчера» — всплыло в памяти воспоминание о вчерашнем дне.

«Повторите-ка, пожалуйста еще раз, — обращалась я к местным людям, — а еще раз, помедленнее, пожалуйста, я записываю». Как же был не похож это французский язык на тот, который я изучала в «Альянс франсэз», вроде бы слова и фразы те же самые, а вот произношение и акцент… более чем странное, по-моему субъективному мнению.

Хотя в этом нет ничего удивительного, ведь эти два языка — квебекский французский и французский французский исторически развивались никак с друг другом не связанными и разделенными океаном.

У меня было несколько знакомых из Франции, приехавших жить в Монреаль, двое из них, когда описывали первые дни по приезду, признались, что не понимали произношения, хотя их понимал каждый житель Монреаля — квебекуа («квебекуа» — франкоязычный житель провинции Квебек). Поэтому даже у этих французов из Франции адаптация к языку заняла некоторое время, так что же говорить об эмигрантах?

Столицу провинции город Квебек часто называют «французским сердцем Северной Америки», я считаю вполне по праву и абсолютно справедливо, поскольку после американизированной англоязычной Канады, и для приезжающих американских туристов этот городок смотрится настоящим «Европейским «Раем-Диснейлендом».

Провинция Квебек на французском Belle Province (прекрасная провинция) территориально является самой большой из 10-ти провинций Канады с единственным государственным французским языком, со своей провинциальной законодательной системой и во всем себя позиционирует как «государство в государстве». И как же они докатились до жизни такой?

Глава 1.1. Куда Вас, сударь, к черту занесло?

«Что-то наша страна отстает в открытии Нового Света от Испании», подумал однажды французский король Франциск I («исторический» факт в моей свободной интерпретации) и решил профинансировать экспедицию в Новый Свет с целью открытия «новых земель, богатых золотом, пряностями и шелками». И, таким образом, первооткрывателем Квебека стал Жак Картье, который первым провел систематическое исследование и посему считается первооткрывателем Канады.

«Куда Вас, сударь, к черту занесло, неужто Вам покой не по карману?», подумал бы Жак Картье, если бы был нашим современником. Высадившись на полуострове Гаспе и установив 9-ти метровый деревянный крест, он объявил таким образом данную землю собственностью короля Франции, полагая что река Св. Лаврентия является путем в Азию.

И так было положено начало французской экспансии в Новый Свет. Сейчас уже трудно в это поверить, но раньше назвать Канаду «англоязычной страной» было совсем нельзя, поскольку владения Франции простирались аж до долины Миссисипи, Миссури, Огайо. Луизиана — это название штата раньше землям было дано в честь французского короля Людовика XIV (по-французски Луи). Американский порт Детройт — бывший французский фотр Детруа. Но конечно далеко не вся современная Канада была французской, ей была территория современного Квебека, Ньюфаундленд, Новая Шотландия, Новый Брансвик и остров Принца Эдуарда. Остальные территории Канады были попросту не освоены, хотя по берегам Гудзонова залива примостилось несколько английских форпостов.

Но вернемся к нашим королевским особам. После трех экспедиций Жака Картье, король Франциск отказался дальше финансировать путешествия, будучи разочарован тем, что ни золота, ни шелков найдено не было. Зато в Новых Землях было найдено много пушного зверья и рыбы, посему некоторые французские рыбаки поселились на берегах Ньюфаундленда, обмены с индейцами привели в будущем к большой торговле пушниной. Данные фактории финансировались купцами, которые в свою очередь получили от короля монополии. И посему вполне справедливо будет сказать, что коммерческий интерес и завоевание ресурсов было самой первой мотивацией при заселении Нового Света, а никак не обращение «дикарей язычников в христианство» и несения образования местному населению.

Кардиналом Ришелье была создана компания под названием «Новая Франция», которой он дал монополию на торговлю пушниной, в обмен на обязательство колонизации Новой Франции.

Что касается Монреаля, то официальная версия происхождения названия города, которая начертана на бронзовой книге, расположенной в парке Монт Рояль, гласит: «2 октября 1535 года Жак Картье, первооткрыватель Канады, поднялся на эту гору, сопровождаемый индейцами из деревни Ошлага и впечатленный красотами ландшафта, раскинувшегося перед его взором, дал этому месту название „Королевская гора“, от которого произошло название города Монреаль.» Официальным днем рождения Монреаля все-таки считается другая дата 17 мая 1642 года, когда евангелисты основали миссию-форт, расположенную на месте сегодняшнего центра города, названную Вилль Мари в честь Пресвятой Богородицы Девы Марии и основоположником считается Поль Шомеди де Мезоннев, который являлся губернатором колонии. Официально так город Монреаль был зарегистрирован в 1832 году и в 1860 году стал самым крупнейшим городом всей Британской Северной Америки и главенствующим экономическим и культурным центром Канады.

Но вернемся к колонизации Новой Франции.

Колонизация шла чрезвычайно медленными темпами, и ничего в этом удивительного нет, поскольку суровые зимы, злобные ирокезы (поселения которых находились на территории современного Монреаля) кого угодно оттолкнут от такой «эмиграции». Блестящий выход из положения придумал Король-Солнце, то есть Людовик XIV, он собрал всех девушек-бесприданниц и сделал им предложение, от которого они не могли отказаться: дав им приданое за государственный счет и отправить в Новую Францию. Их называют «дочери короля» (Les filles du roi термин, придуманный Маргарит Буржуа, основательницей ордена Нотр-Дам, монастыря, школ, больниц и приютов). Когда при общении с местными людьми вы упоминаете о так называемых Les filles du roi, то они ехидно посмеиваются, типа «Ой, та знаем мы, кто были на самом деле эти девушки», хотя на самом деле и не знают. Это были девушки из обедневших дворянских семей и мелкой буржуазии, то есть образованы и грамотны. Ведь причины для брака в то время были совсем другие, ни красота, ни умение готовить в расчет не брались, а в расчет тогда бралось благородство и зажиточность семьи. И вот с последним у этих девушек были проблемы.

А вот, когда говорят, что отправляли в Канаду девушек легкого поведения, было и такое, но их отправляли в Луизиану.

И если вы хотите очень сильно разозлить квебекуа, скажите ему или ей, кто мол были те первые поселенцы, которые заселяли вашу провинцию? Проститутки, уголовники и католические священники. И посмотрите на его реакцию. А лучше не смотрите. Нет, лучше вообще об этом не говорите, помалкивайте. А еще вас может удивить реакция, если коренной квебекуа историю провинции не знает совсем, такое тут тоже встретить можно.

В период с 1663 по 1673 год в страну въехала тысяча девушек, и в течение короткого времени они были замужем (король-таки сдержал обещание, дав каждой из них неплохое приданое).

Но как бы там ни было, до середины XVIII века на территории Новой Франции проживало около 70 тыс. человек, а на территории британских колоний более 2 миллионов при том, что Новой Франции принадлежали довольно огромные территории и посему «оттяпывание по кускам» территорий британцами — это процесс вполне закономерный и закончился этот процесс подписанием Парижского договора в 1763 году, положивший конец Семилетней войны, а также существованию Новой Франции.

И хотя Новая Франция и прекратила свое существование, британцы получили большую «головную боль» на свой британский флаг. Все дело в том, что все население Квебека, которого на тот момент уже составляло около 90 тысяч, было католическим, а американцы и англичане — протестантским, поэтому ни о какой насильной ассимиляции квебекуа ни в протестантство, ни в британское законодательство и речи быть не могло. Более того, начавшаяся война за независимость в штатах, стала угрозой присоединения Квебека к восставшим и именно во избежание оного британцы разрешают квебекцам исповедовать католицизм, признают квебекское гражданское право во главе с католиками. Великобритания добилась своего: франкоканадцы не поддержали американцев в борьбе за независимость, когда те вторглись в Квебек в 1775 году.

Таким образом, 50 тысяч лоялистов, поддерживающих британскую корону, бежавших из Соединенных Штатов в Канаду в последствии составили основу той самой англоязычной части Канады, разделив ее на Верхнюю Канаду (англоязычную) и Нижнюю Канаду (франкоязычную).

И все бы хорошо, но, как известно, власть и отстаивание национальной идеи — две большие движущие силы, франкоканадцы продолжали добиваться сохранения языка, своего законодательства и прочих «прав и свобод» устроили «восстание патриотов». Окончательное формирование Квебека как провинции заканчивается только в 1867 году — год рождения Доминиона Канады Актом о Британской Северной Америки (Два региона провинции Канада, Канада Запад и Канада Восток (не путать с современными Западной Канадой и Восточной Канадой), были переименованы в Онтарио и Квебек).

Особенно активно националистические идеи стали усиливаться в 30-х годах XX века, когда и была создана националистическая партия, выступавшая за независимость Квебека. Особенно крайне ультраконсервативным было правление премьер-министра Мориса Дюплесси (1945—1960) и, хотя экономически это было периодом процветания Квебека, но с другой стороны из-за ультраконсервативной социальной политики и вмешательства католической церкви в государственные структуры этот период многие историки называют «Великой тьмой».

Отдельного разговора заслуживает католическая церковь, поскольку католическое прошлое наложило огромный отпечаток на саму провинцию и на менталитет ее жителей. В это сейчас трудно поверить, но до 60-х годов под управлением католической церкви находились такие государственные заведения как банки, учебные заведения, медицинские заведения и прочие. Традиционные роли в семье тоже очень тщательно соблюдались, женщина не имела права ни на работу без разрешения мужа, ни на открытие своего банковского счета, ни на жалобу в полицию в случае семейного насилия. Обязанностью женщины было родить обязательно больше 10 детей. По семьям каждое воскресенье ходил католический священник и если в семье было меньше 10 детей, то священник всячески критиковал женщину и «мотивировал» мужчину на как можно большее количество детей.

Если вы пообщаетесь с пожилыми квебекуа в возрасте от 70 лет и старше, то вы с удивлением обнаружите какое большое количество у них братьев и сестер. Я знаю людей, у которых по 13, по 18 родных братьев и сестер. Даже взять не такую пожилую квебекскую суперзвезду Селин Дион (родилась в городке Шарлемань к западу от Монреаля) — она самая младшая в семье из 14 детей. У меня есть один знакомый дедуля-квебекуа, так вот он рассказывает, как он еще помнит те времена когда католические священники ходили по домам проверяли количество детей, сколько еще планирует появиться. Рассказывает, что школы были раздельными для мальчиков и девочек, преподавали в них католические священники. У женщин единственной обязанностью было только семья и рождение детей.

Есть еще исторический факт, о котором всячески не любят вспоминать квебекуа и тем более об этом говорить, но как бы там ни было это часть истории уже из документов, перекочевавшее на теле-радио каналы. Этот факт называется «Сироты Дюплесси» (названных по имени того самого ультраконсервативного квебекского премьер-министра). Кто были эти дети? У незамужних девушек, которые рожали детей вне брака, насильно изымались дети, а также дети из бедных семей, если католический священник решил, что семья не в состоянии их прокормить. Эти дети помещались в католические приюты, католические храмы, где использовались в качестве бесплатных работников и клиники для душевнобольных, где над ними ставили опыты (тем, кто мне не верит — Гугл в помощь http://www.cbc.ca/archives/categories/society/youth/the-duplessis-orphans/a-dark-history-revealed.html).

И все эти вышесказанные явления послужили своего рода «консервацией» квебекского сообщества с их желанием сохранить свою идентичность, и, как следствие, некоторым отставанием в экономико-социальном развитии от их англоязычных соседей. Но времена меняются, и большие перемены пришли в провинцию в начале 60-х годов ХХ века.

Глава 1.2. О, времена! О, нравы!

Так вот, если у дедушек и бабушек-квебекуа по десять братьев и сестер, то у них у самих по двое-трое детей, а вот уже у их внуков (моих ровесников) по одному-двум или же вообще не хотят иметь детей. М-да, времена изменились очень кардинально.

И стали меняться эти времена с 60-х годов двадцатого века. У ближайших соседей в это время — «секс, наркотики и рок-н-ролл», обкуренные марихуаной хиппи, провозглашающие свободную любовь, детки, восстающие против буржуазно-консервативных ценностей родителей и уходящие из дома, ливерпульская четверка патлатых парней, сводящих с ума девочек от 12 до 82 лет.

Изменения в Квебеке не заставили себя долго ждать и этот период в истории называется «Тихой революцией»: консервативное правительство сменилось либеральным, католическая церковь полностью лишилась государственной власти и права, католические церкви стремительно опустели, государственные институты перешли в управление либералами, женщины наконец-то получили право на работу и образование (что на самом деле увеличило доходы домохозяйств) и перестали рожать по десять детей. Происходит национализация предприятий, появляется наконец-то франкоязычный бизнес. В политике происходят постоянные конфликты за власть между англоканадцами и франкоканадцами Квебека, которые все больше и больше пропагандируют национальную идею. Была создана партия националистов-сепаратистов «Квебекская партия» в 1967 году генераль де Голль, посетивший Квебек, выступил перед монреальцами и произнес свою знаменитую фразу «Vive le Québec libre» (Да здравствует свободный Квебек) чем привел монреальцев в дикий восторг. Короткий интервал времени тут даже просуществовала террористическая организация «Фронт освобождения Квебека», которая похитила британского дипломата Джеймса Креста и министра труда Квебека Пьера Лапорта. Последний был найден мертвым, на этом террористическая деятельность закончилась. Эти события вошли в историю как Октябрьский кризис.

Далее к власти приходит Националистическая партия, после этого в 1977 году принимается «Билл 101», по которому единственным государственным языком Квебека утверждается французский. Здесь даже имеется так называемая «языковая полиция», которая следит за тем, чтобы все вывески малого и среднего бизнеса в Монреале были исключительно на французском языке. Исключения составляют только крупные американские или англоканадкие сети (Wallmart, Best Buy и другие).

Негативным последствием принятия данного языкового закона явилось обязательство вести бизнес исключительно на французском языке и поэтому очень много бизнеса переехало в Торонто и тем самым Монреаль перестал быть экономическим центром Канады, уступив это первенство Торонто. Монреаль остался только культурным центром Канады.

Дважды проводился референдум за отделение провинции от Канады (1980 и 1995 год), но из-за небольшого перевеса противников сепаратизма сему событию не суждено было осуществиться.

За все время моего проживания в провинции националистическая партия приходила к власти однажды, но после правящего срока была переизбрана очень большим количеством голосов против, поскольку сепаратистские идеи эмигранты не очень поддерживают, и их можно понять, ведь они ехали в страну Канада, а не в страну Квебек.

Глава 2. Монреаль — город контрастов

«Мы не канадцы и не квебекцы, мы — монреальцы» прочла заголовок одной из статей на монреальском блоге. «А ведь верно заметили, так и есть!», — подумала я.

Этот город действительно уникален тем, что он является своеобразным «миксом» американской и европейской культуры и тем самым не похож ни на города в англоязычной Канаде, ни на маленькие квебекские города, расположенные к северу от Монреаля, ни на города Соединенных Штатов.

«Ах, какая тут Европа, как все замечательно, как все по-европейски, ну просто голова кружится от восторга, — захлебывался от восхищения Монреалем американец из Техаса, приехавший в Монреаль на джазовый фестиваль.

«Европа? Франция? Да ты что? Издеваешься что ли? — возмущенным тоном ответили мне две девушки-француженки, приехавшие на стажировку в Монреаль на мое замечание о том, что Монреаль — это маленькая копия Европы. — Да Европой тут и не пахнет! Фи! Какое тут все американизированное,» — сморщили свои вздернутые французские носики девушки.

Вот такие вот две абсолютно разные реакции на один и тот же город я получила от представителей «Старого» и «Нового Света».

Я почти что уверена, что Монреаль — единственный город, у которого стрип-клубы и секс-шопы расположены на одной улице с католическими храмами. Особенно забавно туристам делать фото на одной из таких улиц — статуи Христа на крышах храмов в позе, благословляющей людей и под ними на той же улице стрип-клубы. А что? Очень даже удобно, зашел в такой клуб, погрешил себе вволю, перешел дорогу, зашел в храм, покаялся, падре отпустил грехи. Вышел из храма, прошел сто метров, зашел в секс-шоп, пофантазировал, потом зашел в следующий стрип-клуб, погрешил. Перешел через дорогу — опять в церкви покаялся. Учитывая католическое прошлое провинции, очень даже мудрое решение вопроса «опиума для народа», нужно «делать деньги, не отходя от кассы».

Монреаль — крупный мегаполис с населением чуть больше 4 млн. человек (на 2016 год) очень напоминает своего рода «вавилонскую башню» после того, как Бог там смешал языки. Именно так, по крайней мере, я себе это представляю.

Вам необязательно изучать географию и страноведение в школе, если вы родились в Монреале, поскольку можете встретить представителя из той страны, куда на глобусе вы случайно ткнули пальцем и уж будьте уверены в том, что при разговоре с этим представителем, он вам расскажет о своей жизни все, что вам нужно знать и даже то, что не нужно. Ну и после 10—20 таких вот задушевных разговоров, вы вполне можете себе составить представление о стране, даже не въезжая в нее.

Как и в любом эмигрантском мегаполисе, тут имеются эмигрантские гетто, где можно встретить максимально концентрированное количество эмигрантов одной национальности. Но если вы посмотрите на флаг Монреаля, то там символами представлены четыре крупнейшие диаспоры, которые, собственно говоря и составляют исторический «костяк» города: королевская французская лилия — символ франкоязычного большинства, ланкастерская английская роза — символ английской диаспоры города, трилистник — символ ирландской и чертополох — символ шотландской диаспоры.

Все дело в том, что очень большой поток англоговорящих эмигрантов прибыл в город в начале XIX века, в основном, это были ирландцы и шотландцы, поскольку в 1840 году в Ирландии разразился ужасный голод из-за неурожая картофеля. Историки указывают, что в то время более 30 тысяч ирландцев прибыло в Канаду. В основном это были представители сельской глубинки, впрочем, как и для шотландцев.

Также в то время было большое число немцев, которые прибыли в качестве наемников, помогающих Британии бороться против американцев в войне за независимость с 1776 по 1783 год. После войны большое количество их поселилось в районе Монреаля.

Очень большое количество эмигрантов прибыло в Канаду в ХХ веке в течение нескольких «эмиграционных волн». Первая самая крупная волна была в 1905—1914 и состояла в основном из эмигрантов Центральной и Восточной Европы. В 50-х годах была очень большая волна эмигрантов из Италии, что на тот момент позволило итальянскому языку стать третьим по популярности. Следующей эмигрантской волной были 70-е годы, когда географически увеличилось количество стран, из которых приезжали эмигранты. Наиболее быстрорастущие группы эмигрантов, говорящих на арабском и испанском языках, за ними следуют группы, говорящие на китайском, вьетнамском, фарси, пенджаби, хинди, бенгали. Русскоязычных жителей Монреаля насчитывается около пятидесяти тысяч человек.

И несмотря на, казалось бы, перевес англоязычных диаспор, все-таки в городе более 60 процентов населения, у которых родной язык французский, на втором месте идет население, у которого родной язык английский, есть большой процент людей — «билингвы» у которых оба языка являются родными, но если сложить все вместе другие языки, на которых говорят в Монреале, то они займут второе место, опередив английский.

Глава 2.1. Два одиночества

Должна сказать, что диаспоры англофонов и франкофонов иногда называют «Двумя одиночествами», это определение пошло из названия романа, принадлежащему монреальскому писателю Хью Мак Леннану, написавшему «Два одиночества», в котором повествуется о кризисе самоопределения молодого человека «билингва» (двуязычного).

Дело в том, что такой неявный конфликт действительно имеет место. Очень редко, но вы все-таки можете встретить (редко, потому что все-таки в Канаде такие вещи, как свобода слова и толерантность имеют место) подобное отношение как:

«Зачем нам учить английский? Мы — квебекуа, на нашей провинции один государственный язык — французский. А все англоязычное должно из нашей провинции либо исчезнуть, либо перейти на французский язык. И вообще, вы — англофоны — захватчики-оккупанты, хотите истребить наш язык и нашу культуру, убирайтесь из нашей провинции».

«Племя малообразованных плебеев, что с них взять» — отвечают на это англофоны.

И этот конфликт имеет под собой историческую основу. Как я писала в предыдущих главах, в XIX-начале XX века Канада переживала бурный экономический рост, и Монреаль был крупным экономическим центром (до того, как он уступил место Торонто и еще Монреаль был столицей Канады с 1844 по 1849 года, пока столицу не перенесли в Оттаву). «Двигателем прогресса» во все это время выступал класс деловых людей, преимущественно британского происхождения.

Что же касается жителей-квебекуа, они в основном проживали в сельской местности и благодаря влиянию и контролю католической церкви, направленной на сохранение языка и культуры «любой ценой», они оставались в некотором роде «законсервированными» и представляли собой исключительно рабочий класс, работающий на своих англо-американских боссов.

И посему, становится совершенно понятным, что английский язык давал его носителю определенный статус и поэтому, если житель-квебекуа хотел по «пищевой цепочке» добраться в мир бизнеса — ему нужно было становиться двуязычным. И то не факт, что получится. У монреальского бизнеса (впрочем, как и у всего города) было «английское лицо».

Но, как я уже и писала, после Тихой Революции, принятии языкового закона, мир англоязычного бизнеса покинул Монреаль, но в квебекском французском языке оставил после себя много англицизмов плюс очень сельский сленг, ну и, в конечном итоге, получаем ту гремучую «термоядерную» смесь, именуемую квебекский французский язык.

Что же происходит сейчас, в XXI веке? Англофоны с франкофонами на территории Монреаля продолжают жить как два одиночества в «гражданском браке»: и друг другу чужие, и «квартиру на обмен не выставишь».

Очень часто наблюдала, как двое людей ведут беседу одновременно на двух языках: франкофон с англофоном и прекрасно друг друга понимают, каждый говорит на своем родном языке, поскольку на слух они друг друга понимают, но из-за языкового барьера и отсутствия большой практики отвечают собеседнику на своем родном языке. Вот из-за этого, а также, потому что в квебекском французском языке очень много англицизмов, «официальным» языком Монреаля является френглишь (Frenglish=French+English).

Учитывая то, что граница с США находится в 2-х часах езды от Монреаля, немного странноватым кажется нежелание жителей города учить английский язык, причем не только люди «низкого класса», но и среднего, так называемые «синие воротнички». Часто они даже в Штаты не ездят как туристы. А если едет семья, то должен находиться хотя бы один член семьи, который говорит по-английски. Часто таким образом, люди «обрезают» себе возможности роста в бизнесе и путешествиях. Что касается англофонов, то они тоже не сильно то и стремятся учить французский язык. Знаю здесь бизнесменов, работающих либо с иностранцами, либо онлайн исключительно на английском языке, хотя повторюсь еще раз, все бизнес-документы должны быть на французском языке. Точно также знала и бизнесменов, которые по этой причине (и по другим причинам квебекского законодательства и налоговой системы) переводили бизнес в английские провинции Канады.

Что касается государственных учреждений, то везде можно попросить документ для заполнения на английском языке, то есть пока что здесь это действует, поскольку большое количество эмигрантов въезжает в провинцию каждый год.

Но если вы будете выезжать вглубь провинции, в отдаленные маленькие города, то там люди и не говорят, и не понимают по-английски совсем. Монреаль действительно можно назвать город-билингв (и даже больше языков, когда дети эмигрантов тут учат французский в школах, английский тоже по желанию, плюс родной язык родителей, а то и два языка). Что касается англоязычной Канады, то никакого французского языка вы там не услышите (или услышите с большим трудом) и желания учить этот язык у них нет. И, впрочем, этому желанию неоткуда взяться, поскольку люди свой бизнес ведут на английском языке, а если они захотят в качестве туристов посетить Монреаль, то, как я уже сказала, этот город на самом деле двуязычный и объясниться на английском языке тут туристы смогут без проблем.

Глава 2.2. Монреаль как «праздник жизни»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 648