электронная
20
печатная A5
295
16+
Боль в сердце

Бесплатный фрагмент - Боль в сердце

Стихи, сборник

Объем:
90 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-7174-3
электронная
от 20
печатная A5
от 295

Простое слово

Слова порою действуют на нервы,

Они остры как ржавая пила,

Настолько, что взрезают все консервы

Настолько, что срывают удила.

Они горьки, как молотая хина,

Но отвечать не стоит — никогда

Я просто их сотру — как пыль с камина,

Все это пена, дурь и ерунда.

На улицу! Там солнце плавит льдины!

А дворник посыпает все песком.

Там любят нас за деньги магазины

Там люди и я с ними не знаком.

И это хорошо — и это клёво —

Меня не жжет противных фраз иприт!
Как я люблю тебя — простое слово,

Которое никто не говорит

Синие джинсы

Проступают, проступают пятна,

Полысели лучшие штаны

Всё в утиль уходит безвозвратно,

Как и знамя преданной страны.

Где оно, в каком висит музее?

Часовые где, и где фузеи,

Порох где, и где лихой капрал?

Где присяги позабытой строки —

Все ушло — мы стали одиноки,

Старый глобус все про нас наврал.

Потеряли джинсы цвет индиго

А такие больше — не купить.

Над Театром новая квадрига —

Прежняя смирила свою прыть.

Лодка

Человек не слаб — он просто гибок.

Он страдает от своих ошибок

Он страдает от своих побед.

Он страдает, если правды нет.

Он не верит, если счастья много,

Если вдруг широкая дорога

Словно скоростная магистраль

Понесла его куда то вдаль.

Человек пуглив — ведь цепь предательств

Рушит веру в силу обязательств,

А бумага терпит это зло.

Он молчит — не тратит слово всуе,

А судьба всегда его прессует

Но он жив — порой врагам назло.

Как же быть, когда иссякла вера,

Если вся общественная сфера

Нам вещает — «всё у нас тип-топ!»

Человек способен соглашаться —

На словах — но чтобы не мешаться —

Он бежит одной из тайных троп.

Иногда его тропа — искусство,

Иногда к другому полу чувства

Очень часто — просто выпивон.

Как судить его? Он выживает!

И судьба его всегда кривая,

Он не верит в право и закон.

Неужели это царь природы?

Из него великие народы

Состоят и улучшают мир?

Так и есть, а впрочем, все каноны,

С виду хороши и непреклонны —

Но, увы, написаны людьми.

Спутался клубок противоречий,

Разрубить его? Но, право, нечем

Нет у нас надежного меча.

Так и тянем лямку. На планете

Царствуем — и все равно мы дети —

Бьется наша лодка о причал.

Боль в сердце

Упрощая,

Не выдумывая слов чудных,

Укорачивая строчки.

На мировом совещании —

Докладчик затих,

Сбился, перебирает листочки.

А-а, вот он —

Заготовленный пассаж,

Вывод о будущем благоденствии.

Призывает работать

И мировой экипаж

Выживет в космическом действии.

Да, перспектива

Борьба за ресурсы,

И лучшее будущее впереди.

Звучало красиво

Теперь мы в курсе,

Но что-то ноет в моей груди.

Господи, святы

Да это сердце!

Оно трепещет, оно болит.

Его не спрятать

От него не деться,

Его с трибуны не уговорить.

И валидола

Беру таблетку

И отключаюсь от новостей.

Успокоилось сердце

Стукает редко

В гулкой темнице грудных костей.

Спасибо вам

Работники аптеки,

Работники фармпрома, доктора.

Спасибо

За заботу о человеке,

За эту таблетку под языком с утра.

Это хорошее

Изобретение,

Железная помощь — как финский нож.

Втыкаешь таблетку

И без сомнений

Тупо с утра на работу идешь.

Больше нужно

Таких инноваций

Больше таблеток для добрых людей.

И меньше

Всяческих информаций,

Раздумий о будущем, политических идей.

Она существует —

Скорая помощь

На быстрых машинах к тебе прилетят —

Поставят укольчик

И ты — овощ,

На общей грядке — доволен и рад.

Отсутствует сердце

У моркови и репы,

Полили водичкой — растет ботва!

Вот это, я понимаю

Скрепы!

А что там с Америкой — трын-трава.

И так размышляя

В трамвае еду.

Валидола закончился сладкий яд.

Быть овощами —

Не наше кредо,

А сердце болит — и я этому рад!

Божий дар

Нет границ у злобы и агрессий.

Желчью писаны решенья «сессий» —

Отступили добрые года.

Как ты прав — печальный гений Кафка —

Выбор есть — петля или удавка

А Чиновник правит бал всегда.

Плутократ — его происхожденье,

Он банкует — и без снисхожденья

В свой бумажный клифт пакует всех.

И его ручные «Комитеты»

Нам с улыбкой жалуют запреты,

И решают — что добро, что грех.

Где же ты, сегодняшний Суворов?

Чтоб стремительно, без разговоров

Уничтожить вражеский редут.

И на нем поставить наши флаги.

А Гадюк отправить под коряги

Чтобы знали — русские идут.

Будет это? Нет, увы, не будет!

Кто же, кто же Муромца разбудит.

Просыпайся, спишь тридцатый год.

Окружают, окружают Тени,

Предлагают — «Встаньте на колени

И тогда отменим часть невзгод».

Будет это долго — долго длиться,

И когда почти падет столица

И в Смоленск уедут семь Бояр,

Все решит как прежде — ополченье,

Вера в правду, самоотреченье,

И любовь к Отчизне — Божий дар!

Игра в фараона

Мы все играем в фараона,

Где ходит джокер за туза.

Мы все играем в фараона —

И не играть, увы, нельзя.

А ставки выше, выше, выше!

Когда же лопнет этот банк?

Кто умер — значит, точно вышел

И приобрел печальный ранг.

И этот путь через утраты,

Через бездушную игру

Пяток господ приводит к злату

И к фараонову двору.

А дилер мечет и уныло

Мы ставим жизни за пятак,

Мы проиграем — это было.

Будь хоть мудрец — но ты — дурак.

Вороны

Не хватает слов для брани,

Слабоват словарь

В фас — нормальный — в профиль встанет —

Мерзостная тварь!

То ли это от испуга

В голове бардак,

Вроде притворялся другом —

Оказался враг.

И уже покрыта ими,

Лысая гора,

Может подружиться с ними

Всем пришла пора?

Вместе мы наденем фраки,

Будем пить шартрез,

То, что это гады — враки —

Это политез.

Вот такая заварушка,

Нет приличных слов,

Ух, идет у них пирушка

Попивают кровь!

Но недолго веселиться

Бесам — до утра,

Растворяет Солнце лица

Гонит со двора.

Полетят до океана

Черным вороньем,

И ругать я их не стану —

По хер их враньё!

Зеленая картонка

Подбирать слова

Случайною тирадой —

Этот метод как подземный блик

Где за старой брошенной оградой

Прячется мне незнакомый лик.

Он кому-то приходился братом

Может быть, он был простым солдатом, —

Это было — было так давно!

Жизнь его не сохранила пленка

Выцвела зеленая картонка —

Так случилось — видно суждено.

Облетели знаки препинанья

Не мешают, и воспоминанья

Все свились в один большой клубок!

Тонкой нитью — нитью Ариадны

Не тяни меня, прошу не надо,

Я устал, а путь еще далек!

Искра

Иногда в черствеющей душе

Что-то шевельнется.

И в замерзшем зимнем камыше

Вспыхнет искра солнца.

Лед не стал — зеленая вода

Медленно струится.

Так бывает — даже иногда

Не на кого злиться.

За соседний низкий бережок

Зацепилась дымка.

Солнца нет — вот там его кружок —

Робкий невидимка.

В тонкий снег спеленутый пейзаж

Без пустого блеска.

Это там — у них — ажиотаж

Жаркого бурлеска.

А у нас в замерзшем камыше

Вспыхнет искра солнца.

И в твоей истерзанной душе

Что-то шевельнется.

Дальше

— Будет что-то дальше?

— Да, конечно!

Но по-разному, кому какой расклад.

Для кого-то будет мрак кромешный,

Для кого-то яблоневый сад.

— Что же делать?

— Честные ответы?

— Разумеется!

— С сегодняшнего дня

Жить по правде, не других кляня,

Не ругая старые заветы,

Честно поглядеть в глаза себе,

Может, что и сменится в судьбе.

— Как твои советы мне проверить?

— Да никак — надеется и верить.

Наш Путь

Жар спадает, голова седеет,

Будто листья падают идеи,

На обочинах валяются слова,

Лозунги как жухлая трава.

Хмурый дворник все сметает в кучи.

Без моралей нам живется лучше?

Без призывов мы во всем вольны,

Как просторы дикой целины.

Отовсюду задувает ветер,

Мы одни на этом белом свете.

К нам лишь добрый теплый океан

Шлет теченья из далеких стран.

Только эти теплые посылки

Помогают жить в природной ссылке,

Наша доля, в общем-то, проста —

Верить в чудодействие Креста.

Очищаясь колокольным звоном,

Подчиняясь истинным законам,

Мы пройдем когда-нибудь Наш Путь,

Главное — с него не повернуть!

Целина

Круг, конечно же, прославлен квадратурой,

Что не смог построить Архимед.

Жизнь как круг — и всей своей фактурой

Делает вираж в остатке лет.

И она привычно транцендентна,

Непонятна, и таит сюрприз,

И кого то давит — перманентно,

Для кого то — ласковый каприз.

Круг не подчинился Пифагору,

Не сумел скрутить его Паскаль,

Тянешь, тянешь камень в эту гору,

А в итоге — прах — лишь горсть песка.

Но бывали редкие моменты,

Как на трассе яркие огни.

Но забудь их — это сантименты!

Записные книжки не храни!

Непокорна квадратура круга —

И она для всех, для всех одна.

В этом сила жизненного плуга —

Он идет — но сзади — целина!

На черных клетках

Красок нет — истерлись по дороге

Черно-белый мир — лишь «нет» и «да».

Не таким его создали боги,

Но таким он стал спустя года.

Почему писать законы люди

Научились — но любой закон

Не для всех — кого сурово судят,

А к кому толпятся на поклон?

Нет ответа — хоть ответ прозрачен —

К власть имущим жизнь благоволит

Тот силен — кто был на пост назначен —

И пока у власти — он рулит.

Он решает — кто условно белый,

И на этой шахматной доске

Кто-то черный — он, по ходу, смелый —

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 20
печатная A5
от 295