электронная
32
печатная A5
460
18+
Боль на сердце

Бесплатный фрагмент - Боль на сердце

Объем:
290 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-4971-3
электронная
от 32
печатная A5
от 460

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От автора

Я не желаю вызвать жалость, сочувствие и прочие слёзы у тех, кто прочтёт эту книгу. Я просто захотел немного правды, как это не глупо звучит в наше лживое время. Моё желание — показать жизнь одного отброса общества, как их принято называть. Печально складывается их стезя. Такой участи не пожелаешь и врагу. Но это суровая реальность, от которой не убежишь и не уйдёшь. Увы, нашим многим мечтам не суждено сбываться. Но за большие купюры с Франклином всё возможно

Создавая эту книгу, я хотел показать, где мы живём! В нас не осталось ни капельки милосердия. Мы стали зверьми. Сколько можно этому продолжаться? Мой герой, Денис, один из немногих, кто попытался вылезти из глубокой убивающей изнутри ямы. На это способны очень немногие. У него хватило силы духа и воли. Но он жил с постоянным порицанием — никто. У него фактически нет родителей, он всего добивался сам, но никто не оценивал этого кроме верных друзей, которые всегда могли прийти на помощь, и любимой девушки. Все говорили — бомж, мальчик с улицы, он недостоин быть рядом с нами, ходить по одной улице с людьми, которые таковыми себя считают. В конце он сдался. Он больше не мог поедать кусок пирога жизни. Слишком солёным он был и невкусным. И люди вздохнули с облегчением. Проводили тварь в иной мир. Но нелюди на самом деле мы.

Да, многие ребята с улицы воруют, идут на убийство, выбирают неправильный путь в жизни. Им нечего делать. Они заложники роковых обстоятельств. Им нелегко существовать с постоянным клеймом. Поставили бы себя на их место. Да, у них нет жалости, они не умеют прощать, но этому научила их улица, а не они сами стали убийцами. Им приходилось только защищаться. У них тоже есть мечты о светлом будущем, которое для них никогда не настанет. Мы лишаем их даже этого. Они разучились грезить о сладкой жизни. Почему они не могут быть рядом с нами? Кто придумал такой закон? Почему наши чиновники только приводят упрямую статистику о количестве беспризорников и их грабежах, но и пальцем не шевелят, чтобы помочь им. Конечно, денег от налогов не хватает. Им, как и всем нам, тоже хочется дышать свободным воздухом, радоваться свету, который в их жизни бывает не очень и часто, вздохнуть когда-нибудь полной грудью. Неужели они и этого недостойны?

Самое страшное, что так называемые отбросы не виноваты. Такая судьба, ребята не могут её изменить. Из-за непутёвых родителей, которые запили, из-за матери-малолетки, которой не нужен ребёнок в пятнадцать лет… Причин много. Но их можно предотвратить, надо только думать в правильном русле и нужным местом. Хватит боли, унижений! Устали!!! Не только они, но и все чувствуют себя плохо от постоянных потерь, обид, тычков…

Почему можно отрываться на бедняках? На бомжах? На тех, кто ниже по социальному статусу? Вроде бы живём в XXI веке, где свобода слова и многие другие «свободы». Однако их нет. Правительство душит непомерными налогами, ценами. Повышает учителям зарплаты на 10%, а отбирает их квартплатой. Всем плевать на других, думы только о себе. Нет никакой поддержки и опоры. В таких условиях мы должны сплотиться, но мы становимся злее, жёстче. Всё время огрызаемся и умеем только качать права. И никто не вспомнит об обязанностях.

Да, такое время. Но времена не меняются, меняются люди! Пора бы это осознать.

Судьба мальчика с улицы затронула жизни других людей. Людей из высшего общества, элиты. Он так или иначе изменил их пути, жизненные пути. Заставил пересмотреть приоритеты их жизни, расставил, хотя бы некоторых, на свои места. Ведь именно таким людям дозволено менять жизнь к лучшему. Тем, кто знает все прелести жизни с обратной стороны. Именно они могут поселить в нашем сердце немного добра и тепла, которых им так не хватает.

Хочу обратиться к тем, кто взял мою книгу в руки, если она выйдет в свет. Мне удастся — я буду писать. Может так, мы одумаемся? Я вовсе не возвеличиваю свою книгу. Просто хочу понять, почему это происходит с нами? За что мы ненавидим друг друга? Почему наша ненависть столь сильна? Почему мы отгораживаемся невидимой стеной и не можем посочувствовать, помочь близким? Откройте глаза и посмотрите, где мы находимся!

Я стремился показать людей, которые окружают нас, показать и самих себя. Ведь мы стали неузнаваемы. Мы можем нагрубить, унизить каждого, даже не задумываясь, зачем мы это сделали. У нас нет опоры, которая преследовала бы нас по жизни. Все костыли сломались. Возможно, мы стали такими, потому что поддались обстоятельствам. Так требовал мир, время. Но мы обязаны изменить всё, что натворили за долгие годы. Мы можем стать единым целым. Это очень важно, когда есть могущество и сила, которая едина. Сейчас мы никогда не принимаем в свой круг нищих, плохо одетых. Почему? Они не виноваты, что не смогли украсть при распаде Союза. Я не хочу говорить о тех, кто спился по собственной воли. Каждый может упасть из князей в грязи. В наше время это очень практикуется.

Давайте относится к друг другу добрее, ласковее. Не надо грубых слов. На плевок отвечать плевком. Уже все устали быть в постоянной настороженности, ожидая какого-нибудь подвоха от ближних или от посторонних людей. Хватит!

Мы можем ещё сделать этот мир лучше и прожить достойно свой век, оставя хорошую память внукам, а также нормальное полноценное европейское культурное общество, к которому мы так жадно стремимся, но не хотим сделать к нему и шаг навстречу.

Пора, пора меняться. Если не хотим больших разочарований. Пора бы взглянуть на жизнь с человеческой точки зрения. Пока окончательно не превратимся в зверей.

P.S. Не судите строго за первый опыт писательства в семнадцать лет…

Боль на сердце…

— Денис, а Денис? — спросил мальчишка, лицо которого покрывала грязь вперемешку с пылью. На мордашке блестели ввалившиеся от недоедания глаза. Взгляд выражал любознательность и какую-то усмешку. Будто бы он заранее знал, что собеседник не ответит на будущий вопрос

— Чего тебе, Игорёк? — нехотя ответил Денис. Очевидно, просьбы Игоря, так звали соседа, который вечно лез со своими расспросами в самое неподходящее время, надоели ему по самое горло. Сейчас, как раз, часы отдыха и блаженства. Сейчас можно немного помечтать о вкусной и тёплой пище, о доме, наполненном добротой. О многом. Главное, чтобы желудок не сводился до коликов и не раскатать губу до самого неба. Ведь так больно падать.

— Сколько тебе лет?

— Я же тебе говорил! Неужели не помнишь? — изумился мальчик.

— Ну, скажи, — заканючил Игорь.

— Восемь, столько же, сколько и тебе.

— Неправда, я на два месяца старше тебя!!! — насупился товарищ. — Зачем обманывать?

— Хорошо, только отстань! — Денис повернулся на другой бок.

В воздухе повисла пауза. Подвал, где сидели, а точнее обитали наши герои, отнюдь не отличался чистотой. Сильно грязный пол, на нём какие-то ящики неизвестно из-под чего. На стенах висели полочки, сделанные неумелой детской рукой. От этого они смотрелись немного кривыми. Одеяла, на которых лежали мальчишки, непонятно почему выглядели абсолютно чистыми. Скорее всего, они заботились о своих так называемых постелях. На ящике, служившем столом, лежали несколько старых газет и один пожелтевший и рассыпающийся глянцевый журнал. В общем обстановка желала лучшего. Да и какая обстановка может быть в подвале, когда с трудом отгоняешь крыс, так и норовивших, чем-либо поживиться, и дышишь непонятным смрадом, который и в лёгких уже не помещается.

Шёл 1993 год. Тяжёлые времена. Только что отгремела перестройка, на пост президента взошёл Борис Николаевич Ельцин… Что говорить, вряд ли кто забудет этот период жизни. Да и президент на танке не такая и роскошь, поглядеть-то надо.

Ребята никак не могли взять в голову, почему они оказались в каком-то грязном подвале, в котором, как оказалось, жили страшные и огромные крысы. Их детским головкам ещё не суждено было понять, почему они здесь, а какой-то точно такой же ребёнок, извините за выражение, жрёт каждый день шоколад, прикусывая чёрной икрой, и жиреет на глазах родителей, стремящихся засунуть ему в рот ещё кусочек. Хотя они и не понимали этого, но за восемь лет своей жизни научились выживать не хуже взрослого человека.

— Денис, — снова обратился к товарищу Игорь.

— Чего тебе ещё?

— Ты хочешь есть?

— Глупые вопросы ты задаёшь. Конечно, хочу. — И в своём воображении он нарисовал маленький кусочек хлеба. Желудок предательски заурчал и начал сжиматься. Денис незаметно от Игоря скорчился. Вот и домечтался. Ещё и Игорь аппетит нагоняет! Неужели самому не хочется?

— Я тоже, — тяжело вздохнул Игорёк, будто прочитал недовольные мысли друга.

С самого первого дня, оказавшись на улице, ребята поняли, что их лучшие друзья — ноги. Очень важно было быстро бегать. Также в их головы чётко заложилось — хочешь иметь достойную жизнь, имей много денег. Раз их нет, крутись, как хочешь. Умей воровать, выпрашивать и многое другое. Правда, до первого ребята пока не опустились. Совесть, которая осталась, не позволяла. Что-то человеческое, что будет преследовать их ещё всю жизнь, давало о себе знать.

Денис и Игорь прекрасно изучили жизнь, могли дать фору любому взрослому. Только выживать у них плохо получалось. Всегда не хватало денег, еды… Если бы всё хорошо шло, то они уже жили бы в первоклассном подвале: без мусора и с авторитетами улиц. Но чтобы там жить, надо зарабатывать деньги и отдавать им дань. Друзья не могли этого делать. Зарабатывали мало. Видимо их внешний вид не внушал людям, что им нечего есть — грязная куртка на два размера меньше, разбитые ботинки, изодранные в лохмотья штаны. Все эти вещи ребята достали с большим трудом из местной помойки — бомжи не давали, говоря, что это их территория.

Сейчас, обитая в подвале, друзья молились Богу, чтобы жилище не нашёл кто-нибудь ещё. Место-то тёплое и обжитое. Хуже если найдёт Косой — местный глава улиц, имевший свою банду подростков и державший в узде милицию в метро… Они у него были на плохом счету. Просто не хотели подчиняться правилам улиц. Этим варварским и жестоко справедливым законам.

Мальчишки, вдохнув воздух, пахнувший сыростью и гниением, улеглись спать с мечтою, что завтра всё будет хорошо.

* * *

Следующий день начался как обычно. Апрельское солнце постепенно вылезало, освещая ещё не растаявший снег. И жгло, что хотелось забыть обо всех проблемах и всецело подставиться радостным лучам. И хоть на секунду забыть, кто мы и чего стоим в этой жизни.

Люди медленно выходили из своих тёплых квартир, спеша каждый по своим делам. Никому не было дела до остальных.

Денис и Игорь тоже не отставали. У них была своя особая работа — попрошайничество. Проснувшись около девяти, они прибрались в своей «комнатёнке» и вышли на улицу, вдыхая уже по-весеннему тёплый воздух. На дворе стояло 9 апреля. Они знали это точно по своему календарю. Договорившись встретиться в 15:00 у своего дома, ребята разбрелись зарабатывать деньги на еду. В подвале было оговорено самое главное из пищи и, если получится, оставить ещё денег.

Игорь пошёл на какой-то вокзал, где его не прогоняли два дня. Может просто не замечали маленького ребёнка в такой толпе? Вчера он там заработал на целую буханку хлеба! С боевым настроем Игорь вошёл в ворота.

Денис же пошёл, как считалось, в самый опасный район. Именно там обитал Косой. Но эти улицы были очень прибыльными. Конечно, сильным мира сего всегда достаётся самый лакомый кусочек. Денисом вовсе не двигала жажда показать свою крутизну и похвастаться перед другом. Нет, он хотел накормить его. Он знал, что встретит Косого, но всё-таки в душе надеялся, обойдётся.

Найдя, где можно сесть, Денис вытянул руку и стал всматриваться в лица прохожих, при этом не забыв состроить самую жалостливую мину. Может. Хоть этим проймешь бездушных обывателей. Вот мужчина в очках, видимо профессор — рассеян и смотрит в одну точку. Красивая девушка прогуливается с парнем. Денис ойкнул. Полная тётка наступила ему на ногу. Как же она не увидела маленького мальчика?

За два часа он наклянчил, как говорят, кот наплакал. Он надеялся, что у Игоря больше и хотел встать, но не смог. Произошло то, чего он боялся — встреча с Косым и его ребятами. Как только Денис попытался привстать, ему надавили на плечи, и он плюхнулся на пятую точку. Было обидно, но не от боли, он к ней привык, а оттого, что мимо шли сотни прохожих и не один не вступился за восьмилетнего сопляка. Даже дяденька милиционер, стоящий в десяти метрах, не пошевельнул пальцем, чтобы разогнать эту шайку.

— Сколько раз тебе нужно говорить, хочешь работать здесь, плати дань, — будто разжёвывал слова Косой. — Тебя нужно учить по-плохому? Взяли его, ребята, — приказал он своим молодчикам.

Вели Дениса недолго, около десяти минут. За это время на улице никто не оглянулся на него…

Били упорно, делая так, чтобы он не потерял сознание.

— Понял науку? — хамовато спросил Косой, по-другому он не мог.

Денис поднял на него взгляд. Раньше он видел Косого только издалека, теперь же рассмотрел внимательно. Ростом выше ста восьмидесяти сантиметров, на вид около семнадцати лет. Чёрные усики пробивались над верхней губой, глаза абсолютно пустые, на левой брови шрам от рассечения. Одежда намного лучше, чем у Деньки. «Украл», — подумал Денис. Лицо выражало только злость и ненависть. Ещё бы! Какой-то пацан вторгся на его территорию да и не платит вдобавок. Он уничтожающе посмотрел на малыша:

— Чего молчишь, язык проглотил? Я тебе ясно объяснил?

— Трус, — еле двигая языком, произнёс мальчик.

— Ты так заговорил…

Теперь били ещё сильнее…

Через несколько часов Денис попытался очнуться и встать. Получалось плохо. Сильно кружилась голова, во рту ощущался кислый привкус крови, он её отчаянно сплёвывал. Правый бок готов разорваться. Нестерпимо болел глаз, им он плохо видел — всё расплывалось.

Кое-как он приподнялся и первым делом полез в карман за деньгами. Их все до единой копейки забрал Косой. Внезапно он снова упал…

На неведомом автопилоте Денис вылез из помещения, где его били. Что это было, он так и не понял. В свой подвал мальчик шёл, старательно избегая оживлённых улиц.

— Где ты был? — встревожено спросил Игорёк. — Время уже семь.

«Сколько же я пролежал?» — подумал Денис.

— Мама дорогая, которой нет, — закатил глаза Игорь, когда увидел побои, — что случилось? Хотя нет, знаю. Ты ходил на территорию Косого?

Денис слабо кивнул.

— Немедленно ложись, — проявил инициативу Игорь, — сейчас приду.

Мальчишка убежал, а Денис послушно лёг на «кровать». Очевидно, он снова потерял сознание, потому что Игорь тряс его за плечо, приговаривая:

— Давай, поднимайся, лечиться будем! — и он показал на какие-то мази.

— Где ты это взял?

— Купил, — коротко ответил Игорь.

— Откуда деньги? — не унимался Денис.

— Заработал на вокзале, — с гордостью ответил друг. — Теперь не двигайся, будем делать перевязку. Наверняка сломаны рёбра. Месяц точно пролежишь.

— Что? — вскочил Денис и туту же упал от боли. — Ты будешь кормить меня?

— Лежи и не рыпайся.

После всех процедур боль поутихла, рёбра уже не горели. Денис сомневался, что Игорь всё это купил. Друг клялся, да, правда, но в душе Деньки заскребли кошки вместе с сомнениями.

Больше всего тронуло то, что Игорь помог другу не бросил в трудную минуту.

* * *

Уже три недели Денис никуда не выходил, но он не хотел, чтобы Игорь вкалывал за двоих. Дурацкое чувство совести и всепоглощающее чувство дружбы всё-таки завладели им.

Однажды Дениска всё-таки решил выбраться не работу, думая, что в таком состоянии ему больше дадут. Но он, обессиленный, даже не дополз до выхода. Пришедший Игорь покачал головой:

— Что ты делаешь? А если бы зима? Воспаление лёгких, и я бы тебе уже не помог!..

Откуда-то стали появляться шоколадки, жевательные резинки, конфеты… Всё это приносил Игорь Денису, чтобы тот скорее поправлялся. Денис настораживался, но, скрепя сердце, верил другу. Настоящая дружба никогда не должна ничем подтачиваться.

* * *

Незаметно в окно постучалась осень. Ребята худо-бедно оделись. 5 сентября справили день рождения Игоря, а 5 ноября — Дениса.

Так и пришла зима, подчистую изменив их жизнь.

Как-то в середине декабря Денис отправился на рынок — клянчить деньги. Люди неохотно, надо признать, расставались с деньгами, что поделать, Новый год на носу. Денис очень сильно замёрз и хотел уже идти домой, как увидел Игоря. Чего скрывать, дети любят всякие шпионские игры, потому Дениска решил понаблюдать за другом. Казалось, что Игорь кого-то высматривал в огромной толпе. Внезапно он сунул руку в карман проходящему мимо мужику, а тот даже ничего и не почувствовал. Денис решил смотреть за этим мужиком. Прохожий подошёл к лотку с газетами и что-то сказал. Затем опустил руку в карман и начал там шарить. Естественно, он ничего не нашёл. Извинившись перед продавцом, мужик с задумчивым видом скрылся из зоны наблюдения Дениса. Мальчик в свою очередь побежал на всех парах домой. Игорь был уже в подвале.

— Что ты наделал? — схватился за голову Денис.

— Что такое? Я тебя не понимаю! Влетел как ужаленный…

— Конечно, не понимает. Зачем украл у мужика кошелёк?

— Ты об этом. Ладно. Чем, по-твоему, я тебя лечил? Знаешь, сколько лекарства стоят? С вытянутой рукой неделю будешь стоять!

— Но это же воровство!

— Видел, у кого я воровал? Он даже не забил панику. Знаешь, почему? У него дома в 100 раз больше лежит. Я не трогал пожилых женщин и бедных мужчин, потому что у них нет денег. Они отличаются от нас с тобой тем, что у них есть жильё.

— Как же ты можешь их различать?

— Легко. По одежде, по сумкам, по… лицам. Это написано на роже. Я могу научить и тебя, хочешь? Это нетрудно. Зато будем нормально есть!

— Х-хорошо, — неуверенно кивнул Денис.

На следующее утро они отправились на тот же рынок, только зашли с другой стороны.

— Смотри вон тётка со здоровой сумкой. Наверняка вчера получила деньги. Её не трогать. Мужик идёт. Ищет на опохмел. Вот и наш клиент.

Уверенным шагом Игорь подошёл к какому-то мужчине. Не прошло и десяти секунд, как вчерашняя операция была проделана снова.

— Давай, теперь ты. Смотри на ту тётку.

— Но она бедно одета!

— Смотри в её глаза. Это жадность. Кошелёк в сумке. Дура! Сумка-то раскрыта!

Денис спокойно подошёл к ней и, как только она отвернулась от него, он схватил кошелёк и также спокойно пошёл к Игорю.

— Молодец! — похвалил друг.

Довольные они пошли в ближайший магазин. Ребята ещё не знали, какая буря на них надвигается.

* * *

Новый 1994-ый год встречали вместе и с особой радостью. На ящике, который служил столом, взгромоздились две шоколадки, бутылка минералки, несколько жевательных резинок и грамм четыреста конфет. Всё это они заработали. Нет, особо много и часто они не воровали. Не хотели в детский дом или ещё хуже в детскую колонию. Просто для того, чтобы не умереть с голода.

Денис научился отличать обеспеченных от бедных, и умело вытаскивал кошельки. Даже купил Игорю в подарок шарф, только самый дешёвый, а тот ему — варежки.

Как водится, всё хорошее быстро заканчивается. Съедены все сладости, завершился праздник, денег снова стало не хватать. Какой-то постоянный закон жизни, что в раю земном остаёшься не навечно.

9 января мальчишки снова пошли на рынок. Они были неопытными воришками и не догадались сменить место добычи…

«Клиенты» словно повымирали. Игорь и Денис, уже в который раз расходились по сторонам, но так ничего и не получили. Они стояли у какого-то лотка и угрюмо разговаривали. Неожиданно, в метрах тридцати от них, остановился, по их мнению, буржуй.

— Он мой, — прошептал Игорь.

Оглядываясь по сторонам, он двинулся по направлению к мужику. Тот выбирал мандарины. Всё было прекрасно. «Не надо», — шепнул внутренний голос, но Игорь уже лез в карман. Быстро нащупал что-то твёрдое, он схватил это. ЭТО внезапно щёлкнуло. Игорь истошно заорал и вытащил руку из кармана. На пальцах висела мышеловка. Тёмно-красные капли крови капали на изумительно белый снег. Как-то неестественно сочетались эти красивые притягательные цвета в данной ситуации. Нужно бежать, но Игорь не мог двинуться с места из-за болевого шока. Тогда он понял, быть беде. Лишь Денис успел убежать.

— Попался! Сколько тебя уже ловим, гадёныш! Успокойтесь, граждане, милиция, — сказал, обращаясь к народу мент. Толпа уже сходилась на бесплатное представление.

Денис стоял в оцепенении. Игорь попытался бежать, но споткнулся о ногу мента и ударился рукой с мышеловкой. Сделалось ещё больнее. Кровь из детских пальцев закапала быстрее. Даже дыхание перехватывало. То ли от случившегося несчастья, то ли от ощущений, которые вызывала мышеловка.

— Куда собрался, а? — и он наступил ногой на пальцы Игоря и тут же отдёрнул её. Казалось, крик мальчика слышала вся Москва. — Вставай.

Игорь послушно поднялся на ноги. Наконец Денис вышел из оцепенения и накинулся на мужика.

— Отпусти его, отпусти! — бил он его по голове.

— Ты кто ещё? — мент без всяких усилий скинул его со спины.

Денис не сдавался. Он собрал всю свою в кулак и врезал менту в челюсть. Тот выхватил пистолет.

— Стреляй, — процедил сквозь зубы Денис.

Оперативник не выстрелил. Он знал, что товарищи пойманного будут стоять насмерть друг за друга. Они как волки, которые всегда заступятся за своих. Этот случай исключением не был. Мент видел яростный огонёк в глазах мальчика и готовность на всё. Он убрал оружие, но врезал с ноги под дых Денису. Упав, мальчишка захрипел:

— Пусти его, — и тут же начал отхаркиваться кровью.

Игорь смотрел на Дениса и верил в него. Однако друг не мог пошевелиться, да и Игоря держали двое, да и пальцы нестерпимо болели, хотя мышеловку сняли. Денис лежал на снегу. Игоря потянули к машине:

— Денис! — крикнул он.

Тот лишь моргнул глазами.

Толпа начала расходиться, что ещё делать. Представление окончено и то, что мальчик лежит без движения на снегу, всех радовало. Будет о чём сплетню пустить.

Денис лежал на снегу около получаса. Он замёрз, понимал, надо идти к подвалу. Собрав последние силы, он пошевелился, стало нестерпимо больно. «Лучше остаться здесь и умереть от холода, чем двигаться», — подумал он. Внезапно кто-то его поднял, и свет в глазах мальчика померк.

Игоря везли в машине, остро пропахшей бензином. Хотя, чем она ещё может пахнуть? Руку он держал наотвес, и на каждом бугре она отвечала болью. Такой сильной он ещё никогда не испытывал.

Привезли в какое-то отделение. Название он не прочитал, просто не умел. В приёмной кто-то заорал:

— Поймали?

— Куда он денется! — счастливо ответил мент, поймавший Игоря.

— Где он только научился так ловко щипачить, — изумился дежурный.

— Жрать захочешь, ещё не то сделаешь, — не поднимая глаз, произнёс Игорь.

— Чего ты вякнул?

— Чего слышал, — огрызнулся Игорь.

— Молокосос! Фамилию, имя, отчество. Быстро и чётко, — заорал дежурный.

Мальчик молчал.

— Глухонемой, что ли?

Тупости дежурного оставалось только поражаться. Как пацан может быть глухонемым, когда он только что разговаривал с тобой!

— Игорь, 1984-ый год рождения, — дрогнувшим голосом ответил Игорь.

— Кто тебя просил называть год рождения? — вскипел дежурный.

Остальные менты стояли чуть поодаль и ржали над этой сценой во всю глотку.

— Это всё? — скорчил рожу дебила мент. — Где фамилия и отчество?

— Не знаю! — в сердцах крикнул Игорёк.

— Как ты со старшими разговариваешь?! Год рождения, дату, фамилию, имя, отчество. Быстро! Немедленно!! Сейчас же!!!

— Игорь, 5 сентября 1984 года, — чуть не плача выдавил из себя мальчик.

— Ты меня достал!

— И меня тоже, — отвесил звонкий подзатыльник Игорю другой мент.

— Давайте его в третью, быстро язык развяжется, — подошёл третий.

Игорь знал, его не могут посадить в тюрьму, они просто издеваются над ним. Но зачем?

— Заходи, — подтолкнули его.

Ему ничего не оставалось делать, как зайти. Дверь камеры захлопнулась.

— Приветик, — сказал какой-то парень лет семнадцати.

— Привет, — буквально пропищал Игорь.

— Что? Вы слышали чего-нибудь, ребят? — соскочил он с нар.

— Нет, — дружным хором протянула камера.

— Запоминай! Здесь ты отвечаешь чётко и громко. Понял? — он увидел окровавленные пальцы Игоря и нажал на них.

— Да-а, — от боли заорал мальчик.

Он осмелился и ударил этого парня.

— Ну ни фига себе! — изумился он. Такой наглости не ожидалось. — Бей его, пацаны!!!

Вся камера, опять-таки дружно, весело повскакивала со своих мест и начала бить маленького мальчика, который и не пытался защищаться.

— Получай! Получай! — неслось со всех сторон.

Только когда Игорь потерял сознание, они остановились…

Очнулся Игорь на следующий день, точнее утро. Всё тело готово было разорваться на части от жуткой боли. Будто каждая клетка стремилась разложиться, поделиться на две части, тем самым убив хозяина.

— Проснулся, — улыбнулся всё тот же парень. И было замахнулся, но ударить не успел.

В камеру вошёл мент и забрал Игоря.

— Куда опять? — прохрипел Игорёк, шагая по грязному обшарпанному полу.

— К твоему другу, — показал ряд гнилых зубов «служитель закона».

«Неужели Денис?» — пронеслось в голове у мальчика, но на улице стоял… Косой.

— Вот и мой друг пришёл, — сказал он, — иди, иди, не бойся, не обижу…

На этот раз это точно конец, пронеслось в голове Игоря.

* * *

Денис проснулся.

— Долго же ты спишь, — раздался приятный голос над его головой.

Мальчишка открыл глаза и увидел перед собой лицо какой-то женщины. На вид ей было около тридцати лет. Большие карие глаза с любовью смотрели на Дениса так, как на него ещё никто не смотрел. Маленький рот расплывался в улыбке, вздёрнутый нос шевелил упорно ноздрями, уши немного топорщились, что делало её более красивой. Пепельные волосы рассыпались по плечам. От неё так и исходила теплота, душевность, какое-то тепло. От женщины веяло ароматом любви, настоящей материнской любви. Это чувствовалось сразу же, хватало первого взгляда, чтобы определить это. На уголках губ заиграла улыбка, маленький рот открылся.

— Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого, — заверила она его.

И Денис почему-то ей поверил, хотя не имел такой привычки.

— Как тебя зовут?

— Денис, — еле ответил он.

— Всё, молчи, больше ни слова. Хорошо он тебя покалечил. Сволочь, а не мент. В больницу тебе нельзя, документов нет. Хотя надо бы. Буду тебя сама выхаживать. Тебе сейчас нужно больше отдыхать. Так что ложись и спи.

После этих снов он снова погрузился в сон, будто женщина владела навыками гипноза. Проснулся он снова от боли. Над ним склонилась та же самая женщина. Денис почему-то мгновенно успокоился.

— Спокойно, — прошептала женщина, — я только сменю повязку. Кстати, меня Саша зовут.

— Денис, — улыбнулся мальчик. Он чувствовал, от этой женщины исходило душевные, самые настоящие и искренние чувства, он верил ей всё больше и больше.

— Ты уже говорил, — улыбнулась в ответ Саша. — Есть хочешь?

Денис смущённо кивнул.

— Теперь не стесняйся, говори, что хочешь. Жить будешь у меня!

— Где мой друг? — взволнованно поинтересовался Денис.

— Не знаю, — развела руками Саша, — вряд ли ты его теперь увидишь. Его увели те милиционеры.

— Как же так? Он мой друг. Мы просто хотели есть… Мы… Я… Не виноваты… Наши родители… — забился он в горячке.

— Успокойся, всё будет хорошо, — она обняла его. — Теперь поешь, ты слишком слаб.

Он неловко дёрнулся, боль отрезвила его. Денис сник, и вяло заработал ложкой. Мысленно он поклялся, что обязательно найдёт Игоря. Ведь он неизвестно где, и неизвестно, что с ним. В то время как он, Денис, прохлаждается в тёплой кровати под присмотром хорошего человека. Такого он простить себе не мог.

Как только Денис поправился, они пошли по магазинам. Мальчик понял, Саша не очень богата, она тратила отложенное на чёрный день. Но она радовалась этому. Денис ещё не понимал, как приятно для кого-то делать хорошее.

Придя домой, они начали весело разбирать покупки: цветная курточка, кофты, свитера, штаны, ботиночки, несколько учебников, чтобы Денис осенью сразу пошёл во второй класс — Саша вызвалась помочь ему с первым, а именно научить писать, считать и читать. Ещё Саша обещала сделать ему документ, куда впишут Сашину фамилию. И тогда, она станет почти матерью Дениса. Он был несказанно рад. Она открыла ему новую страницу в его жизни — чистую и незапятнанную. С ней он догадался о значении слова «мама». С ней его дни стали счастливыми. Он вкусил, что такое нормальная жизнь, где нет грязи, и не бегают рядом крысы, где никто не пытается отнять кусок хлеба и выкинуть с нагретого места. Только всё время было стыдно за то, что он так и не предпринял попыток найти Игоря.

Среди веселья раздался звонок в дверь. Саша побежала открывать.

— Это опять ты! — раздался голос Саши из коридора, который не выражал ничего хорошего. В нём ясно чувствовался испуг.

— Кого ты ещё ожидала увидеть? Может, я войду? — услышал Денис низкий, сварливый, чем-то недовольный голос.

— Входите, мадам, — с иронией произнесла Саша.

В комнату вошла женщина примерно того же возраста, что и Саша. Несмотря на холодную погоду, одета она была, по мнению Дениса, легко. Он не знал, что она приехала на машине. На даме красовался лёгкий полушубок нараспашку, нелепая красная шапка и жёлтые… брюки. Блузка была синяя. Видимо женщина никогда не смотрела на себя в зеркало. Ногти у ней были выкрашены в оранжевый цвет. Оставалось догадываться, как она сохранила естественный цвет волос. Больше всего раздражал её низкий противный голос. Он так и звенел в ушах и никак не хотел выходить из головы.

Её вид так и выражал гордость и стать. Она — королева, а остальные — никто. Как чинно она преодолела расстояние от коридора до кресла! Мальчик даже рот разинул.

— Кто это? — указала она на Дениса, как на вещь. — Ещё одного родила? Да он переросток! Ты не замечаешь? Срочно нужно позвонить в Книгу рекордов Гиннеса. Ты станешь богатой и известной.

— Маша, что тебе надо? — Саша устало закрыла глаза. — Снова хочешь ссоры? Мне кажется, ты итак отняла у меня всё, что могла. Я признаю, у меня нет сил бороться с тобой.

— Сколько раз тебе говорить, не называй меня этим мерзким именем! Я — Эдита!!! — гордо выпалила безумная тётка и без приглашения уселась в кресло.

— Хорошо, Маша, — нарочно ответила Саша, желая разозлить незваную гостью.

— Кто же эта лапочка? Как тебя зовут? — протянула она свои ногти к Денису. Тот ударил её по рукам. — Фи! Какое скверное воспитание. Чему ты его учишь? Может, он не знает кого ударил?

— Не подходи к мальчику! — кинулась Саша к Денису и обняла его. — Ты забрала у меня Дашеньку, его я тебе никогда не отдам! Сволочь!!! — зло выкрикнула она и крепче обняла Дениса.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 32
печатная A5
от 460