электронная
72
печатная A5
582
18+
Боги умирают среди звёзд

Бесплатный фрагмент - Боги умирают среди звёзд

Объем:
550 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-2584-7
электронная
от 72
печатная A5
от 582

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Двадцатый век был полон войн. Они разобщали одних и объединяли других. Однако самый значимый след оставила Холодная война: гонка вооружения, железный занавес и битва за космос.

Во второй половине двадцатого века человек впервые покинул Землю, вышел в открытый космос и высадился на поверхность Луны. Здесь был обнаружен газ «Гелий 3», на основе которого ученные вывели новое синтетическое топливо. Оно не только решило проблему, плавно назревающего в Советском Союзе, экономического кризиса, но и позволило учёным найти ответ на вопрос о том, как человечество сможет достичь других планет за весьма короткий срок.

70-е стали для человечества началом эпохи великих открытий, началом Золотого века. На протяжении почти семи десятилетий люди покоряли другие планеты, возводили на их поверхности города-колонии, исследовательские центры и рудодобывающие комплексы. Но и это был не предел.

В начале двадцать первого века Советский Союз начал подготовку к грандиозной экспедиции, целью которой было покорение новых космических горизонтов. Программа получила название — «Боги среди звёзд».

Пролог

Телеведущая указала женщине на объектив камеры:

— Пожалуйста, не смотрите на неё. Только на меня, хорошо?

Женщина в ответ кивнула.

— Вы готовы? — спросила девушка.

— Да.

— Отлично. Тогда начнем. Анна, скажите пожалуйста, вы помните тот день, когда весь мир узнал о том, без преувеличения, колоссальном инциденте?

Женщина стиснула губы, погружаясь в пучину воспоминаний:

— Я помню этот так, как будто это было вчера. Мне было тогда всего девять. Я никогда не забуду лица родителей, которые следили за всем происходящим через экран телевизора. Я тогда не понимала, насколько всё будет серьезно. Мне до сих пор сложно поверить в то, что всё началось с того самого случая.

* * *

— Вы действительно думаете, что эта трагедия стала началом развала? — сидевший напротив камеры мужчина, лет пятидесяти, демонстративно цокнул и махнул головой. — Этот инцидент не стал причиной кризиса, и не был его завершением. Та трагедия — это следствие хаоса, который царил во всем мире. Тот инцидент был неизбежен. Не верите мне? Спросите тогда у всех уважаемых политологов, экономистов и социологов. Подобные катастрофы — это не стихийное бедствие — а последствие долго нарастающего кризиса.

* * *

— Нам лгали. — произнёс старик, с ноткой презрения глядя на телеведущую.

— Кто лгал?

— Да все: начиная сверху и заканчивая самой захудалой газетёнкой. Никто не говорил нам правды. И совсем не потому что её не знали. Они-то как раз-таки знали. Просто правда настолько ужасная, что последствия её будут расхлёбывать еще дети наших детей!

— То есть, вы хотите сказать, что нам до сих пор лгут про тот инцидент?

— Само собой, — старик резко развел руками. — И я думаю, что мы никогда не узнаем правды.

* * *

— Вы хорошо знали его? — спросила телеведущая.

— Мы работали вместе. Работали долго. Однако я до сих пор не могу сказать, что знал его. Мне кажется, что даже для своих родных он был чужим.

— А как вы думаете, он мог бы, когда-нибудь представить, что произошедшее изменит страну.

— Страну? — повторил мужчина, сделав долгую паузу. — То, что там произошло, изменило весь мир.

Глава первая: Кто здесь?

Дата: [неизвестна]

День с начала…: [неизвестно]

Место действия: [неизвестно]

Очередной вдох дался ему с огромным трудом. Парень почувствовал резкую боль в груди и его моментально охватил приступ рвоты. Инстинктивно он попытался согнуться, однако не устоял на ногах, и повалился вперёд. В надежде опереться хоть о что-то, парень вытянул руки, но впереди ничего не оказалось.

Он упал на нечто твёрдое, холодное.

Теперь к прочим невзгодам добавилась боль в коленях, ладонях и голове.

Мучаясь от непрекращающейся тошноты, молодой человек ощутил, как по его лицу начинает стекать кровь.

— По-мо-гите, — выдавил он из себя, то и дело выплёвывая скопившуюся во рту слюну.

Парень даже не пытался подняться. Сжавшись в позе эмбриона, он ожидал, что кто-то поспешит к нему на помощь. Но поблизости никого не было.

Он хотел встать на ноги, но те тут же подкосились. Парень вновь упал, ощутив, как на него накатывает очередной приступ тошноты.

— По-мо… — повторил он, надеясь на то, что кто-то всё же ответит на его мольбы, однако очередной рвотный позыв прервал его. В ушах заложило, отчего парень мог слышать только стремительные удары своего сердца.

Не в силах встать на ноги, он попытался присесть. Оторвавшись от лужи рвоты и крови, молодой человек облокотился о ближайшую стену и прижал колени к груди.

Вдох, выдох, вдох, выдох. Теперь тошнота уже не так мучила его, а стягивающая боль в груди постепенно спадала. Взгляд метался из стороны в сторону, в надежде зацепиться за что-то знакомое.

Единственным источником освещения в погруженном во тьму помещении была небольшая панель управления крио-капсулой, из которой только что и выпал молодой человек. К счастью, её света было достаточно для того, чтобы разглядеть контуры мебели и научного оборудования.

С опаской осматриваясь по сторонам, парень понял, что находится в каком-то медицинском блоке. Об этом свидетельствовал хирургический стол с расположенной над ним огромной лампой, медтехника, стойки с дефибрилляторами и пара шкафов, на которых были нанесены красные кресты. Целиком же осмотреть комнату парню мешала не только тьма, но и все еще не сошедшая с глаз пелена.

Поняв, что помощи ждать не от кого, молодой человек предпринял очередную попытку самостоятельно встать на ноги. На этот раз, с огромным трудом, ему это удалось.

Боль в ногах всё ещё терзала его, но была уже не такой сильной как прежде. Тошнотворный ком более не ощущался в горле. А вот голова продолжала гудеть. Чувство было сравнимо с тем, как будто кто-то представил к виску молодого человека дрель, и медленно вгонял её сверло в мозг.

Проведя холодной рукой по лбу, он стёр с себя кровь, что сочилась из свежей раны, и попытался сделать пару шагов вперёд. К счастью, ноги его на этот раз не подвели. Практически на ощупь парень добрался до одного из медицинских шкафов. Он не искал что-то конкретное. Для него имело ценность всё, что могло хоть как-то помочь: бинты, одежда, информация, вода.

Вода. Воды ему не хватало, пожалуй, больше всего.

Первый шкаф оказался заперт на механический кодовый замок. Бессмысленно потыкав пару раз по кнопкам, парень переполз ко второму хранилищу, дверь которого оказалась открытой.

Внутри он нашел белый костюм, который скорее подошёл бы пациенту какой-нибудь больницы для душевно больных, нежели лазарета, а также легкие, мешковатые штаны и такую же неопрятную рубаху. Помимо этого, на полках шкафа парень разглядел небольшой фонарь, какие-то инструменты и пару медикаментов.

Перебирая небольшие картонные коробочки с еле читаемыми названиями, он искал хоть что-то, что, судя по описанию на упаковке, могло бы побороть его головную боль.

К счастью для него, поиски быстро увенчались успехом, и отыскав пачку обезболивающих, парень тут же отправил пару таблеток в рот.

На обратной стороне дверцы шкафчика висело небольшое зеркало. В его отражении виднелось неухоженное, отёкшее лицо мужчины лет тридцати. Длинные, грязные, влажные от пота и растаявшей крио-смеси светлые волосы переходили в бакенбарды и оканчивались небольшой бородой. На высоком лбу виднелась свежая ссадина — последствие падения на пол.

Глаза парня налились кровью из-за множества полопавшихся капилляров. Нижние веки набухли и приобрели трупный, фиолетовый оттенок. Губы были бледными и потрескавшимися.

Молодому человеку было трудно представить, что именно могло привести ко всему этому. Он не помнил ни того, как он попал сюда, ни того, чем он ранее занимался, ни даже своего имени. Единственное, в чём он был уверен, так это в том, что сон в крио-капсуле должен проходить без подобных последствий.

Переодевшись, он в очередной раз окинул взглядом комнату:

— Ау! Есть здесь кто-нибудь?

И в ту же секунду он пожалел об этом. Очередной рвотный позыв сковал его и заставил резко опуститься на колени. Казалось, что ещё немного, и подобно желудочному соку, которым был испачкан пол, из него уже начнут выходить внутренности.

— Успокойся. Успокойся. Успокойся, — шёпотом повторил он, прикрыв глаза. Или он только думал, что повторял, а на деле же эти слова попросту вертелись у него в голове.

Не торопясь, парень аккуратно опустился на пол всем телом, прижав руками колени к груди. Дышал он медленно, старался лишний раз не открывать глаза, а любые мысли гнал прочь из головы. Сейчас самое главное — прийти в себя, успокоиться и уже с трезвой головой смотреть на происходящее. Однако последнего он сделать так и не успел, поскольку тут же выпал из реальности.

Снов парень не видел, а открыв глаза, не мог точно сказать, сколько именно пролежал без сознания. Час, два. А возможно и целый день. Трудно судить о времени, когда ты находишься в закрытом помещении без единого окна. Но в одном молодой человек был уверен на все сто, он чувствовал себя намного лучше.

Неизвестно, сколько бы он пролежал на полу, если бы в конце комнаты неожиданно не загорелся яркий свет.

Парень медленно поднялся на ноги, и, сгорбившись от легкого недомогания, поковылял к заинтересовавшему его сиянию.

Как оказалось, источником света был небольшой терминал, вмонтированный в стену справа от двери. Миниатюрный, монохромный, чёрно-зелёный монитор, размером с книгу, слегка выступающая из стены клавиатура и небольшой динамик с микрофоном, явно предназначенный для голосовой связи.

Поначалу парень решил проигнорировать слегка поддергивающуюся надпись, высвечиваемую на экране терминала, и предпринял попытку выбраться из комнаты. Проведя рукой, он сумел нащупать панель, отвечающую за ручное открытие дверей, однако любое нажатие на кнопки было бессмысленным. Ещё несколько раз безнадёжно постучав кулаком по небольшой желтой кнопке, парень вновь перекинул взгляд на панель управления.

Присмотревшись, он с трудом разобрал периодически пропадающую надпись: «Кто здесь?».

Молодой человек тут же припал к клавиатуре и принялся вводить трясущимися от волнения и недомогания пальцами ответное сообщение. Он не знал, что именно писать. В его голове вертелось множество вопросов, которые он был готов вывалить, и при этом он даже не знал, как представиться. Ни фамилии, ни имени он не помнил.

«Я закрыт в каком-то помещении. Судя по всему, медблоке» — только и сумел он выдавить из себя.

Неизвестный собеседник не заставил себя долго ждать. Со звуком, походившим на треск, на экране, одна за другой, начали появляться буквы, образовывающие собой слова: «Кто ты? Где ты находишься?».

«Кто я? Где я?» — вертелось в голове молодого человека. Ему задавали элементарные вопросы, на которые он не знал ответа.

«Я только что проснулся. Вылез из крио-капсулы. Имя не помню, как и многого другого» — напечатал парень.

Как и в первый раз, ответ последовал спустя пару секунд, как будто собеседник и не набирал сообщения, а заготовил его заранее: «Если ты из медицинской крио-капсулы, то на её панели управления должно быть имя пациента, то есть — твоё имя».

Обернувшись, парень вновь обратил внимание на небольшой, тускло горящий экран, выступающий с правой стороны от камеры заморозки. Среди маленьких тумблеров, различных переключателей и ползунков, на панели виднелась тусклая надпись: «Имя пациента — Юргар Орсин. Состояние пациента — стабильно. Диагноз — [нет данных]. Помещён в заморозку — [нет данных]. Выведен из заморозки — [нет данных]»

— Юргар, — повторил молодой человек, пытаясь вырвать из пропасти своего сознания хоть какие-то частички потерянной памяти. И действительно, в голове у него начали всплывать фрагменты некоторых событий: учёба в школе, поступление в университет, его завершение с красным дипломом и последующее устройство на должность инженера. Он работал над чем-то грандиозным.

Но самых важных вещей, которые могли бы помочь в сложившейся ситуации, парень так и не вспомнил. Он не помнил, где работал в последний раз, над чем работал, куда собирался и где мог бы находиться. Всё это так и оставалось за ширмой, возведенной амнезией. По крайней мере, он вспомнил своё имя.

Юр — именно так называли его друзья и мать. Да и самому Юргару куда больше нравилось его «короткое» имя.

Парень бросился обратно к терминалу. Он припал на колени перед небольшой клавиатурой и принялся печатать сообщение: «Меня зовут Юргар Орсин».

В надежде на то, что неизвестный собеседник сумеет подбросить побольше информации, Юр принялся ждать ответа. Как и в прошлые разы, его не пришлось ждать долго: «Меня зовут Ари. Тебе нужно спешить. Только я могу тебе помочь. Всё что нужно — это добраться до рубки управления»

Только успел Юргар дочитать сообщение, как панель тут же погасла, а герметичная дверь с легким свистом, напоминающим дуновение ветра, ушла в потолок.

От неожиданности молодой человек вскочил и попятился назад, но осознав, что опасности нет, вновь подошел к коммуникатору. Но на какие бы кнопки он не нажимал, панель отказывалась работать.

— Так, ну хотя бы дверь открылась. — произнёс Юргар, проводя ладонью по лицу, стирая остатки пота.

Парень взглянул в дверной проём, но увидел в нём только сплошную темноту. И если комната, в которой он находился, хоть как-то освещалась, то впереди источников света почти видно не было.

— Ну ладно, — Юргар вытянул руку вперёд, пытаясь осветить фонарем, погруженный в полумрак коридор. — Нужно вытаскивать свой зад отсюда.

Стоило ему сделать пару шагов вперед, как дверь за его спиной тут же захлопнулась. Обрушилась, за считанную секунду, с характерным, резким звуком, который напугал парня ещё сильнее, чем при открытии.

Так, сжимая в руке еле живой фонарь, молодой человек остался один на один с темнотой и неизвестностью, которая скрывалась за ней.

— Ари, — неуверенно позвал Юр, в надежде на то, что девушка, связавшаяся с ним через терминал, находится где-то неподалеку.

— Ари!? — повторил он, делая неуверенный шаг вперёд.

Однако и в этот раз ответом ему была тишина. Гробовая, нерушимая и пугающая.

Разрезая тьму лучом фонаря, Юргар осматривал коридор. Он пытался понять, где именно находится. Но окружение не давало ему никаких ответов.

Изредка попадавшиеся двери в соседние комнаты были плотно закрыты, но по вывескам над ними можно было понять, что за металлическими заслонами скрываются технические помещения, склады, туалет и даже душевая комната.

Под потолком, вдоль всего коридора, тянулось множество труб и связок кабелей. На стенах же, в свою очередь, не было ничего лишнего. Их покрывали металлические панели белого цвета. В некоторых местах эти панели отсутствовали, словно их кто-то вырвал, или же они сами выпали со временем. Судя по всему, никому не было дела до того, чтобы привести помещение в порядок.

За вырванными панелями также проходили трубы. Подойдя к ним поближе, Юр услышал шум, присущий текущей воде.

То и дело, где-то за стенами, доносился странный рокот, сравнимый с топотом, как будто кто-то проносился рядом. Стоило Юргару услышать его, как он в тот же миг застывал на месте, цепляясь слухом за каждый, даже самый незначительный звук. Но со временем становилось понятно, что это всего лишь бушуют местные коммуникации. По крайней мере, Юргар хотел в это верить.

Пройдя по коридору десяток метров, молодой человек заметил на потолке сеть кроваво-красных аварийных огней. Парень сумел разглядеть расположенные на равном друг от друга расстоянии лампочки, из которых в лучшем случае горела лишь каждая десятая.

В крайне неприятном для глаз алом свете аварийных ламп, виднелась лёгкая дымка, просачивающаяся через весь коридор. Если бы не она, то Юр сразу бы увидел подвешенные под потолком камеры видеонаблюдения. По крайней мере, именно за них принял парень металлические коробки, закреплённые на обмотанных проводами стержнях с выпирающими объективами.

— Эй, там! Вы меня слышите? — прокричал Юргар, встав рядом с одной из камер и направив фонарь прямиком в объектив. Он пытался всячески привлечь внимание того, кто мог находиться по ту сторону. Даже помахал рукой, на всякий случай.

Однако Юр никак не мог узнать, следит ли кто-нибудь за камерами прямо сейчас, или же они просто ведут запись.

— Ари, надеюсь, ты видишь меня, — с придыханием произнёс Юр, отводя фонарь от камеры.

Решив, что стоять на месте смысла нет, он направился дальше. Парень старался идти медленно, тихо, вслушиваясь в любой шум, будь то собственные шаги, неровное дыхание, или звук циркулирующего в вентиляции воздуха.

Юргар не знал, чего ему стоит ожидать впереди. И эта самая неизвестность рисовала в голове его разнообразные картины, описывающие возможный сценарий произошедшего.

Интерьер помещений напоминал некую исследовательскую лабораторию, или даже борт космического корабля. Но, где тогда весь персонал? Люди ушли? Или их перебил инопланетный организм, который сумел просочиться на борт? Но если на корабль действительно проникло некое существо, то где же тогда тела его жертв?

А может это и не корабль вовсе? Может быть, это какая-то колония? Или подземный комплекс, в котором учёные, возможно даже под присмотром правительства, проводят различные эксперименты. Если это так, тогда кто же сам Юргар? Он один из ученых или же подопытный?

Раздумья парня были прерваны резким толчком. Стены коридора содрогнулись, в помещении раздался гул. Аварийное освещение предательски начало мигать, а в какой-то момент и вовсе отключилось.

Юргару показалось, что началось землетрясение. Он подскочил к ближайшей стене и ухватился за торчащую из неё трубу.

Неожиданно раздался оглушительный вой. Поистине, адский звук, одна только мысль о том, какова может быть природа его происхождения, приводила Юргара в ужас.

Этот звук можно было сравнить с «воем» кита. Что-то пролетело, проплыло или проехало прямо неподалёку от Юргара и того места, в котором он оказался. И это «что-то» было явно огромных размеров.

Вой сопровождался не только толчками, но и обрушением части обшивки. Несколько листов металла, покрывающего стены и потолок, повалились на пол. Грохота от их падения совершенно не было слышно, его полностью заглушал непрекращающийся шум.

Из оголённой проводки ударил фонтан искр. Несколько труб зашипело, и из них вырвался плотный столб пара.

Окружение постепенно начинало разрушаться. И, казалось бы, ещё совсем чуть-чуть… Но спустя пару секунд толчки прекратились. Они исчезли так же стремительно, как и появились.

Абсолютно не понимая, что произошло, парень простоял на месте ещё некоторое время, сжимая в правой руке фонарь, который остался единственным источником освещения. Бесцельно простояв у стены ещё полминуты, Юргар решил, что пора двигаться дальше. Делать этого ему совершенно не хотелось. Мало того, что вокруг было темно и жутко, так ещё и циркулирующий по вентиляции воздух проверял нервы молодого человека на прочность. То и дело из тянущейся под потолком вентиляции доносился гул, от которого парень постоянно подскакивал на месте и истерично начинал водить светом фонаря поверху, выискивая источник шума. Но в очередной раз убеждаясь в том, что это «бушует» неисправная вентиляция, продолжал идти вперёд.

А двигался Юр медленно, на каждом шаге пристально осматриваясь по сторонам. Он боялся упустить что-то важное, а в такой темноте сделать это было несложно.

Проходя мимо одной из запертых дверей, парень остановился, и, посветив в небольшой иллюминатор, постарался заглянуть внутрь недоступной для него комнаты.

Судя по всему, за металлическими дверями скрывалась операционная. Стены небольшой комнаты были обставлены множеством аналоговых компьютеров, которые по внешнему виду скорее походили на массивные шкафы-стенки. Посреди цилиндрического помещения располагался операционный стол, над которым свисал хирургический «станок» — прибор с множеством рук-манипуляторов, способный и сделать надрез, и провести операцию в теле человека, а после зашить рану. Для каждой цели у прибора имелась отдельная «конечность».

Неподалёку располагался и пульт управления этим медицинским монстром, который больше походил на робота-сборщика с конвейерной ленты какого-то завода.

Но Юр недолго вглядывался в мутное стекло иллюминатора. Вскоре внимание парня привлекла располагающаяся по соседству дверь. Отличалась она тем, что была единственной открытой, а из дверного проёма в погружённый в полумрак коридор просачивался свет. Тусклый, голубой, режущий уже успевшие привыкнуть к тьме глаза.

— Эй! — крикнул Юргар, медленно подходя к двери, — Есть здесь кто?

Как парень и ожидал, в ответ — тишина.

Юргар слегка прижался к стене, и медленно заглянул в дверной проём.

Внутри, судя по убранству, находился очередной медблок. Вдоль одной из стен стояло шесть крио-капсул. Неподалёку расположились койки с каким-то врачебным оборудованием: дефибрилляторы, капельницы и некая пластиковая коробка с множеством переключателей. В противоположной стороне, впритык друг к другу стояли металлические шкафчики. Из стен торчали баллоны, предположительно с воздухом.

Всё это напоминало комнату, в которой пришёл в себя Юргар, только здесь всего было в разы больше, да и помещение превосходило по размерам в несколько раз.

Зайдя внутрь, парень тут же обратил внимание на крио-капсулы. Подойдя к одной из них, парень провел рукой по покрытой инеем стеклянной крышке. На той стороне, как и стоило ожидать, он заметил человека. Мёртвого человека.

От увиденного Юргар вздрогнул, отступил назад, но вскоре вновь подошел к капсуле и принялся внимательно осматривать тело.

Судя по стянутой коже и ярко выпирающим костям, бедолага погиб уже давно. За достаточно продолжительное время его останки успели превратиться в некое подобие мумии.

— Твою мать!

Погиб ли он в крио-капсуле, или может смерть настигла его ещё до того, как тело поместили в стазис? Эти вопросы тут же всплыли в голове Юргара, но, решив, что даже узнав правду, он себе особо не поможет, парень направился дальше.

Подойдя к соседней капсуле, Юр вновь взмахнул ладонью, стирая со стеклянной крышки «гроба» тонкий слой инея.

Как и в первом случае, внутри крио-капсулы оказался труп мужчины. Однако эти останки заметно отличались от предыдущих. Этот бедолага явно погибал в муках. Страх и отчаяние застыли на лице погребённого заживо мужчины. Веки его были открыты, а ладони упирались в крышку.

В мертвом взгляде мужчины застыл непередаваемый ужас. В последние минуты своей жизни он явно понимал, что эта капсула стала его могилой, и никто ему не поможет из неё выбраться.

По открытому рту Юргар сделал вывод, что перед своей смертью, погибший пытался звать на помощь. О его сопротивлении и желании выбраться наружу свидетельствовали и царапины, оставленные на внутренней стороне стекла капсулы.

Третья крио-капсула была также плотно заперта, однако внутри никого не было. Удалось ли кому-то из неё выбраться так же, как и самому Юргару, или она изначально была пустой, парень не знал, и вряд ли вообще мог узнать. Электронное табло, на котором должна была содержаться информация о находящемся внутри человеке, было отключено, а любая попытка активировать устройство заканчивалась ничем. Оборудование было полностью обесточено.

А вот в четвертой крио-капсуле Юр вновь обнаружил труп, но на этот раз тело мужчины лежало с закрытыми глазами. На лице его читалось спокойствие, да и выглядел он так, как будто погиб во сне, тихо и безмятежно.

Осматривая очередное тело, Юр сделал для себя вывод, что все эти люди погибли от удушения. Скорее всего, они пробыли в крио-капсулах так долго, что в тех попросту кончился заряд, и по какой-то причине, устройства не открылись, высвобождая помещённых внутрь людей, а так и остались стоять запертыми.

Поняв, что смотреть здесь больше не на что, парень пошел дальше, но громкий стук тут же привлек его внимание. Повернувшись к осмотренной ранее капсуле, Юр заметил, что запертый в ней мужчина открыл глаза. Не имея возможности нормально сделать вздох, он принялся истошно бить руками по стеклянной крышке камеры, пытаясь открыть её.

Юргар застыл на месте, как вкопанный. Он хотел было броситься к незнакомцу на помощь, но внутренний голос вопил: «Беги. Беги как можно подальше от сюда».

Мужчина в крио-камере продолжал биться о стеклянную крышку, стараясь её разбить. Но все его попытки были тщетны.

Поборов охвативший его ступор, Юргар бросился к капсуле. Он попытался силой вырвать крышку стеклянного «гроба», но все его попытки были тщетны. Капсула была плотно заперта.

Осознав, что подобными методами он ничего не добьётся, парень прильнул к панели управления криокамерой. На небольшой консоли, усеянной десятками кнопок и парой тумблеров, Юргар пытался найти ту самую, которая отвечает за открытие капсулы. Но и эти действия напоминали попытки пробить кирпичную стену одной только головой. Нажимая на все клавиши подряд, парень не получил никакого результата. Консоль была неисправна.

Всё это время мужчина, замурованный в «холодильнике», продолжал биться руками и что-то кричать.

— Сейчас… сейчас… — нервно повторял Юр. Его сердце стремительно билось, мысли сплелись воедино. Ему казалось, что он борется не за жизнь того бедолаги, а за свою собственную.

Решив действовать по грубому, парень бросился к стоящему неподалёку дыхательному аппарату. Схватив баллон с воздухом, Юр вернулся к капсуле, и, замахнувшись, что есть силы нанёс удар по стеклу.

Раздался приглушённый гул металла.

Ещё один удар также не принёс никакого результата. Разве что на стекле возникла небольшая трещина.

— Сейчас я тебя вытащу! — прокричал Юргар, собираясь с силами для очередного удара. Но ему так и не суждено было вытащить бедолагу из плена.

Запертый в капсуле мужчина издал последний вздох, и, испустив дух, опустил голову. Вниз опустились и ладони, скользнув по стеклу крио-камеры.

— Проклятье! — выкрикнул Юргар. Бросив усталый взгляд на тело, парень заметил нечто странное во взгляде бедолаги. В последние секунды своей жизни он неотрывно смотрел на Юргара, однако не как на единственного спасителя, а наоборот, как на убийцу.

Парень отпустил баллон, и тот с грохотом повалился на пол, покатившись в сторону.

— Твою мать! — произнёс Юр, обеими руками схватив себя за сальные волосы. — Какого черта здесь происходит?!

В ту же секунду парень вспомнил про существование ещё двух капсул. Возможно, в них также находились люди, и, возможно, им ещё можно было помочь.

С этими мыслями Юр бросился к соседним аппаратам, но помогать там уже было некому. В «гробах» со стеклянной крышкой находились два иссохших тела.

От вида этого «кладбища», парню становилось плохо. Он прекрасно понимал, что мог бы разделить их участь. И только по счастливому стечению обстоятельств ему удалось выбраться из «крио-плена».

«Здесь нельзя оставаться», — подумал Юр и тут же бросился прочь из комнаты. Он не знал, куда именно бежит. Для него самым главным было как можно скорее найти выход.

В какой-то момент Юргару начало казаться, что окружающие его стены принялись сужаться, а потолок опускаться. Фонарь светил как раньше, но парень был готов поклясться, что тёмная пелена становилась всё плотнее и непрогляднее.

С трудом переводя дыхание, чуть-ли не захлёбываясь от собственной слюны, Юр хотел остановиться. Ему срочно требовался отдых. Но ноги подкосились, и парень грохнулся на пол. Выставил вперед обе руки, парень случайно выпустил фонарь. Тот упал на пол и откатился в сторону метров на шесть.

Перевернувшись на бок, Юргар уставился на лежащий в стороне фонарь. К счастью, тот сумел пережить падение и продолжил работать. Хотя без последствий, разумеется, не обошлось. То и дело фонарик отключался, но через секунду включался снова. И так раз за разом.

Юргару было тяжело подниматься на ноги, а потому до фонарика он решил доползти на корточках, используя весь свой запас ругательств, когда ему приходилось опираться на раненое колено.

Добравшись, наконец, до фонаря, Юр потянул к нему руку и в этот момент услышал еле различимый звук позади.

Парень замер. Странный звук напоминал чьи-то медленные и осторожные шаги, будто кто-то подкрадывался к парню сзади.

Стараясь дышать как можно медленнее и боясь пошевелиться, Юргар принялся вслушиваться в пугающие его звуки. Но стоило ему сосредоточиться, как повод для беспокойства тут же пропал — шаги затихли. На какое-то мгновение парень даже решил, что всё это ему только причудилось. Но спустя некоторое время услышал подозрительное шарканье.

Сердце Юргара забилось с невероятной силой. Он начал медленно поворачивать голову в сторону, стараясь краем глаза уследить за тем, что происходит у него за спиной. Но сзади было слишком темно, чтобы хоть что-то разглядеть.

Чувствуя нутром, что позади кто-то есть, Юргар тут же рванул вперёд, схватив фонарик и резко развернувшись, направил его в ту сторону, где, по мнению парня, стоял незнакомец.

Вопреки всем самым страшным ожиданиям, никого в коридоре Юргар не увидел.

Парень поднялся и ещё раз внимательно провёл взглядом по коридору, окончательно убедившись в том, что вокруг было пусто.

— Больное воображение, — пробормотал Юргар, развернувшись и медленно направившись в неизученную часть коридора.

Вдруг, где-то позади, послышался очередной странный звук. Сначала Юр даже не обратил на него внимания, приняв за работающую вентиляцию, но вскоре стало понятно, что звук тот напоминал шаги, и со временем они становились всё громче и громче.

Юргар остановился, развернулся и принялся вглядываться в темноту.

— Ари?! Ари, это ты? — с надеждой в голосе спросил Юргар, но ответа не последовало. — Кто здесь?

Незнакомец подходил всё ближе. На этот раз парень был уверен уже на все сто, что здесь кто-кто был, и этот «кто-то» явно не желал представляться.

— Эй, кто ты?! — с опаской повторил Юргар. Но вместо того, чтобы ответить, незнакомец только ускорил шаг.

Сердцебиение парня ускорилось, рука, в которой он сжимал фонарь, задрожала, а сам Юр начал медленно отходить назад.

— Слышишь, я вооружен! — прокричал он, схватив первое, что попалось ему на глаза — металлическую трубу. Сжав её в правой руке, а фонарь в левой, он принялся вглядываться в пустоту, откуда доносился нарастающий звук шагов.

— Стой! — воскликнул Юргар и нанёс удар металлическим прутом, со свистом рассекая воздух.

В ответ — тишина. Агрессивный выпад Юргара явно напугал незнакомца. По крайней мере, так посчитал он сам.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 582