электронная
30
печатная A5
310
18+
«Богема» в облезлом кресле

Бесплатный фрагмент - «Богема» в облезлом кресле

Рассказы


Объем:
98 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-4704-5
электронная
от 30
печатная A5
от 310

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Богема» в облезлом кресле, или Сонькины кошмары

Очередной день не предвещал ничего необычного.

Девятнадцатилетняя Сонька, дочь своего отца, по совместительству одного из самых богатых людей страны, собиралась на очередную вечеринку. Открыв свой гардероб, который занимал площадь стандартной трёхкомнатной московской квартиры, пробежавшись глазами по одежде, раздраженно закричала во весь голос:

— Опять нечего надеть! Что за жизнь?!

На крик прибежала горничная, которую Сонька послала так далеко, что бедная женщина могла бы трижды дойти с подмосковной Рублевки до своего дома в Украине, чем один раз туда, куда её Сонька посылала каждый день.

Сотрясая воздух, Сонька выбрала то, что ей казалось наиболее подходящим для закрытого клуба, оделась и стала спускаться к своей машине. Уже на лестнице, которую отец заказывал в Италии, из натурального дуба инкрустированного яшмой и янтарём, Сонька во весь свой неслабый голос сообщила всему дому, что уезжает по неотложным делам и будет неизвестно когда. От ее, несвойственного девушкам, гортанного баса вперемешку с нецензурными словами дом замер и лишь где-то вдалеке послышался слабый звон богемского хрусталя ручной дувки. Сонька проследовала к своей машине и, усевшись в свой Мерседес с чувством собственного достоинства, поехала в Москву.

Сонька любила свою машину, поэтому всегда водила аккуратно. Было уже темно, поэтому ехала молодая гонщица со скорость 60 км/ч. Друзья всегда смеялись над ней, называя «Шумахером на пенсии». Но, Сонька не обижалась, считая их уродами, спешащими на тот свет. Вот и сегодня, она не изменяла своим принципам. То, что произошло дальше, для Соньки стало абсолютным кошмаром. В какой-то момент перед машиной возник огромный светящийся шар. Его диаметр был больше пяти метров. Он практически поглотил машину вместе с Сонькой. От неожиданности она резко нажала на тормоза, но вместо того чтобы остановиться, машину стало крутить и всасывать вглубь шара. Сонька почувствовала, как ее тело начинает отрываться от сиденья. Но, благодаря тому, что ее держал ремень, Сонька ощущала лишь возникшую откуда-то невесомость, после чего потеряла сознание.

Очнулась Сонька, от непривычного ее уху шума поезда и девочки, которая сидела рядом и постоянно, тыкая пальцем Соньке в бок, кого-то спрашивала о состоянии сидящей рядом тети.

— Знала бы эта дурочка, кто я — возвращаясь к реальности, возмущенно думала Сонька — не орала бы так, что в голове мозги сотрясаются. То, какой голос у самой Соньки и как его воспринимают, когда слышат, она не знала. Считая себя избранной, она была уверена, что ее любят все.

Сонька открыла глаза и увидела, что сидит в метро на станции «Проспект Мира». Мимо ходили люди, не обращавшие на Соньку никакого внимания. Это задевало. В жизни Соньку больше всего раздражало, когда ее не замечали. Она привыкла быть в центре внимания. Но, находясь под землей, она не сильно раздражалась, что ее не видят. В глубине души, она даже хотела, чтоб ее никто не видел, и мысленно благодарила спешащих, по своим делам, людей. Осмотревшись по сторонам, Сонька ахнула. На ней, вместо ее дорогих шмоток были старые лохмотья. Сонька никогда не видела бомжей, но по рассказам знала, что от них плохо пахнет, и одеваются они на помойке. То, что было одето на Соньке, именно на помойке и можно было найти. Но, так думала только сама Сонька. Приглядевшись, она поняла, что большинство женщин в метро, одеты так же, как и она.

Сонька, пыталась понять, как она из своей комфортной машины попала в эту «яму». Но, сколько бы вопросов не возникало, ответов она не находила. Сидеть дальше в метро не было смысла, поэтому она решила, что в клуб все же попасть надо, пусть и в этих лохмотьях. Она была уверена, что пройдет дресс-код, так как все служащие клуба знали ее в лицо. Да и как было не знать самую завидную и богатую невесту. С горем пополам, доехав до Арбата, она решила поймать такси, но обнаружила, что банковских карт и наличных денег у нее нет.

— Обокрали — решила Сонька и потянулась в карман за телефоном. Но в одежде, которая была на ней, карманов не было. Это удручало, но, зная владельца клуба, Сонька понимала, что он пойдет ей на встречу и откроет кредит, под ее отдых. Кое-как найдя клуб, ведь пешком она никогда к нему не ходила, Сонька уверенным шагом пошла к дверям. Охрана встала у нее на пути.

— Вы в своем уме? — с вызовом бросила она им и попыталась пройти дальше. Но, амбалы, с непроницаемыми лицами, оттолкнули ее.

— Вы что, не видите, кто идет? — почти закричала Сонька и вновь пошла на таран. Парни переглянулись, подхватили ее под руки и почти что отбросили от себя. Шлепнувшись на асфальт, Сонька в бешенстве забыла все русские слова, а от удара мягким местом об мостовую, даже нецензурные слова не соединялись воедино. Сонька так и сидела на асфальте, а изо рта выскакивали отдельные буквы, которые даже саму Соньку ставили в тупик. Она не понимала, как после таких нечленораздельных фраз, можно дальше орать на этих холуев. Наконец поднявшись, она приняла вызывающую позу и, справившись с запором мыслей и поносом букв решила проучить этих неучей.

— Вызовите полицию — крикнула она охранникам.

Один из них не долго думая, достал телефон и произнес фразу, которая заставила Соньку запыхтеть.

— Тут у нас бомжиха, агрессивно-ненормальная, пришлите наряд. И назвав адрес клуба, вновь принял безразличный вид.

Такого унижения, Сонька вынести не смогла и с криком «убью» кинулась на охранника. Тот, быстро взмахнул рукой, и Сонька-«терминатор» вновь отлетела на некоторое расстояние, еще сильнее ударившись всем своим дорогим телом.

Только она поднялась, как к клубу, с воем, подъехала полицейская машина. Из нее вышли два вальяжных, жующих жвачку защитника то ли бедных, то ли богатых.

— Ну, чего тут у вас? — спросил тот, который сидел за рулем.

— Да вот, какая-то ненормальная, с кулаками, пытается прорваться внутрь.

— Я тебе, дебил, не ненормальная, а дочь одного из богатейших людей страны — срываясь на визг, заорала Сонька. Она даже сама не ожидала, что может так визжать.

Полицейские подошли к ней и попросили документы. Только сейчас, Сонька сообразила, что все ее документы в машине. А машина, неизвестно где. Она назвала свою фамилию и как могла, объяснила ситуацию. Полицейские переглянулись, посмотрели на Соньку, обдав ее уничижительным взглядом снизу вверх, после чего, сказав ей, чтоб стояла на месте, пошли к своей машине. Подойдя к полицейской рухляди, как оценила марку машины Сонька, парни в форме заржали в голос. Один из них протянул руку внутрь машины и, вытащив рацию, громко сказал: «нужна психушка, чем быстрее, тем лучше», после чего поспешили вернуться обратно к стоявшей в ступоре Соньке. Видимо для того, чтоб ненормальная девица не убежала.

— Вы что, не поняли, кто я? — справившись с возмущением от услышанного, спросила Сонька.

— Поняли, поняли — безразлично ответил тот, второй полицейский, сидевший на месте пассажира.

— Тогда, про какую психушку вы там говорили? — продолжала одолевать парней в форме Сонька. — Я позвоню отцу, и вас сгноят в постовых, это в лучшем случае.

— А в худшем? — ехидно улыбаясь, спросил второй.

— Об этом лучше не думайте — с вызовом ответила она.

Парни переглянулись и тот, что был за рулем, как иллюзионист, быстро и незаметно надел на Соньку наручники.

— Вы что, совсем…? — дальше последовал набор непечатных слов — вы вообще…?

— Заткнись — резко бросил первый полицейский. И сказал он это так, что Сонька закрыла рот на полуслове и продолжать тираду желание пропало.

Спустя некоторое время, подъехала машина с красными крестами и из нее вышли два огромных «шкафа» в сопровождении миловидной дамы средних лет. Они надвигались на Соньку, как бульдозеры. Полицейские, при виде такой представительной делегации оживились, но даже они, глядя на этих крупных санитаров, слегка поёжились.

— Кто тут впал в бешенство? — улыбаясь, спросила дама в синих одеждах.

Сонька всегда считала, что врачи должны носить белый халат, а не синие штаны с какой-то рубашкой того же цвета.

— Да вот девица доказывает нам, что ее папаша миллиардер — весело произнес один из полицейских. — Утверждает, что позвонит папаше и нас сошлют в постовые.

— Ну, это знакомо — ответил один из санитаров. — Сегодня одна тетка нас убеждала, что она прилетела с Альфа Центавра, чтобы научить землян варить золото из одуванчиков. Пока мы ее везли, она нам целую лекцию прочитала, что ждет Землю, если она не вернется на свой корабль, который «припаркован» в районе Рублевки.

Сонька насторожилась, и вся погрузилась в слух.

— Ну, а вы чего? — спросили полицейские в один голос.

— Отвезли ее в нашу «Альфа-Центавра», ей сделали укол, наверно, сейчас спит в своем отдельном корабле с мягкими стенами — со смехом произнес санитар.

— А может она и правда, с этой «Альфы»? — неожиданно для себя выпалила Сонька.

— Все, включая врачиху, посмотрели на Соньку, про которую на какое-то время забыли, рассказывая про ненормальную тетку.

— Может в Москве инопланетная эпидемия, какая-то? — со смехом спросил полицейский, который и вызывал врачей.

— Да нет, просто осень — ответил один из санитаров — поэтому у шизофреников обострения.

Соньку порадовало сообщение об обострении. Она поняла, что надо сыграть резкое выздоровление, чтобы не попасть в больницу, где будут колоть уколы и целыми днями придется спать. Она резко встряхнулась. Такое преображение, она видела в фильме. И, как ни в чем не бывало, посмотрев на присутствующих, спросила:

— А что тут происходит?

Все резко замолчали, уставившись на изменившуюся шизофреничку.

— А вы что, ничего не помните? — спросила дама в синих штанах. По-другому, Сонька не могла ее определять.

— Нет — своим гортанным басом ответила Сонька.

— Вы недавно утверждали, что ваш папа, миллиардер — продолжила свой допрос врачиха.

— Да вы что? — неподдельно удивилась Сонька. Она умела сыграть удивление. Такие приемы она усвоила уже с детства, когда что-либо совершала. И ее взгляд, который излучал полное удивление и казался настолько искренним, всех всегда обманывал. Вот и сейчас, казалось, что окружающие ее люди явно не знали, как реагировать на такие изменения в поведении, якобы больной.

— Да — продолжила врачиха.

— А, вот этих милых мальчиков, — тыча пальцем, с облезлым лаком на ногтях, в полицейских — вы вообще пытались сослать на Колыму.

— Да это тебя, надо лечить — промелькнуло в голове у Соньки — я даже придумать такого не могла, кто я и где Колыма? — А и правда, где же Колыма? — продолжила мысленные вопросы Сонька, но осеклась и уже в слух продолжила.

— Я не знаю, как так получилось, у меня бывают провалы, видимо погода будет меняться — собрала все свои познания об обычной жизни Сонька.

Врачиха посмотрела вначале на санитаров, потом на полицейских.

— Это не наш клиент. И не дожидаясь ответа, повернулась и пошла к машине. Оба амбала, как послушные собачонки, развернулись и посеменили вслед за ней, бросив оставшимся безразличное — «пока!».

Сонька вновь осталась с полицейскими. Эта ситуация уже не на шутку утомила её.

— Так может теперь, вы скажите свои данные? — спросил полицейский, доставая какую-то записную книжку из кармана куртки. В этот момент, из записной книжки вывалилась ксерокопированная фотография Соньки. Это была даже не фотография, как вначале подумала онемевшая Сонька, а фоторобот. Полицейский, поймав ее взгляд, наклонился и поднял фоторобот. На него смотрела девушка, очень похожая на Соньку. Внизу были исходные данные: Симонова Софья Аркадьевна. Мало того, что имя с отчеством и фамилия совпадали, так, к ужасу Соньки, совпадали и другие данные. Одно несовпадение все же было, это адрес проживания. На фотороботе указывалось, что проживает Сонька в спальном районе Москвы, в Новых Черемушках. Но, спорить с полицейскими не хотелось. Тот, который сидел за рулем предложил отвезти Соньку в отдел и там разобраться. Второй с ним согласился. Не согласилась с таким развитием событий, только Сонька, но, будучи в наручниках, решила с ними не спорить. Тем более ей самой уже становилось интересно, кто та девушка с фотографии и почему их данные совпадают. Даже, если бы Соньку отпустили, где находятся эти Новые Черемушки, Сонька не знала, поэтому самым простым вариантом, было бы, поехать с полицейскими и пусть они сами расскажут ей, кто, где и почему.

С мигалкой и сиреной, до ближайшего отдела полиции они доехали за пять минут. Соньке помогли вылезти из машины, но наручники так и не сняли. Она протянули запястья к лицу полицейского, в надежде, что он снимет с нее эти железки, но тот, как будто и не заметил ее жеста, взяв под локоть, повел внутрь обветшавшего двухэтажного здания. В нос ударил густой запах пота, перегара и табачного дыма. У Соньки на мгновение перехватило дыхание. Но, собрав все свое мужество, она продолжила свое погружение в жизнь низших слоев общества, о которых она только слышала вкратце из рассказов прислуги. Ее подвели к стеклянному окну, за которым сидел не очень трезвый, седовласый мужик в форме и что-то пытался писать. Получалось у него плохо, потому что чернила переставали вылезать из ручки ровно на половине слова. Ему приходилось трясти ручку, чтобы хоть как-то заполнить какую-то бумажку. Тряся ручку, он заходился такими фразами, которые даже Сонька не знала. Хотя ненормативную лексику она изучила очень хорошо. Это единственное, что связывало ее с народом. Сонька еще в детстве читала, что-то про русский фольклор и поэтому считала, что мат — это и есть то, самое русское, без чего нельзя прожить в российском обществе. Она могла выдавать такие фразы, что у окружающих отпадало желание с ней спорить или уж тем более ругаться. Но то, что выдавал этот дядька в форме, даже Соньке слушать было тяжело. Наконец он дописал свою бумагу и медленно поднял свои глаза. На долю секунды она отшатнулась от окошка. Взгляд этого седовласого мужика был ужасный. Один глаз был светло-серый, и смотрел на нее, а другой карий смотрел куда-то в переносицу. От такого взгляда, у Соньки появились позывы тошноты.

— Не вздумай здесь рыгать — произнес он. — Тебе вообще чего тут?

Сонька не знала, как объяснить «чего она тут» и просто показала запястья, на которых были надеты наручники. Полицейские, привезшие Соньку, как назло, куда-то делись. Мужик, с разными глазами что-то сказал другому полицейскому, помоложе и снова повернулся к Соньке. Разговор Сонька не расслышала, хотя любопытство ее распирало. Пока, косоглазый, собирался с мыслями, как гриб из-под земли, вырос тот самый молодой и, взяв Соньку под локоть, повел куда-то вглубь здания. Сопротивляться не было сил, поэтому Сонька послушно шла за полицейским. Они подошли к какой-то железной двери. Парень, достал маленький ключик и, в одно мгновение, с ее рук исчезли наручники. Ну, а потом, отодвинув задвижку, парень в форме затолкнул Соньку внутрь. Пока Сонька собирала все свое возмущение, за ее спиной лязгнул засов, и шаги с той стороны стали удаляться.

Понимая, что деваться ей некуда, Сонька стала осматривать помещение. Это была обычная камера для преступников. Вонь и грязь раздражали. Такого, Сонька не могла представить даже в страшном сне.

— А может, я сплю? — подумала она и ущипнула себя с такой силой, что издала непонятный звук. — Нет, похоже, ничего не изменилось. Значит, все происходит наяву.

В этот момент засов заскрежетал и, когда открылась дверь, кто-то из темного коридора скомандовал Соньке: «выходи, руки за спину». Она подчинилась.

Выйдя в коридор, она увидела одного из тех полицейских, который ее привез. Радости Соньки не было предела. Она была готова его расцеловать. Но каменное лицо этого мужлана остановило ее порыв. Ее привели снова к тому окну, за которым сидел косоглазый дежурный. Это она потом поняла, кто он.

— Все-таки я не совсем дура — думала Сонька — не зря детективчики почитываю. — Вот и с этим косым сообразила.

Ее размышления прервал знакомый голос. Но, обернувшись, она увидела странного вида мужика. Вроде лицо его напоминало отца, но странная борода искажала знакомые черты. Руки были мозолистые, а под ногтями проступала грязь.

— Дочка, ну куда же ты пропала? — бросился к Соньке непонятный мужик. — Мы с мамой уже пять дней места не находим!

Сонька отшатнулась от этого непонятного отца.

— Какие пять дней? — с возмущением спросила она. — Да и какая я вам дочь? Вообще, ты кто такой.

— Опять началось — выпалил полицейский, который доставил Соньку в отдел. — Ну что, снова психушку что ль вызывать?

Фраза о психиатрической больнице вернула Соньку в русло здравого смысла. Она на мгновенье замерла.

— Папа, папа приехал — как можно громче закричала она и повисла на шее мужика.

Тот опешил, после чего произнес:

— Да что с тобой? Ты меня папой только в детстве называла, а последние пять лет кроме как, «аркашка-барабашка» и не звала.

— С ума сойти, неужели правда? — опять включила изумление Сонька.

— Мы можем идти? — спросил полицейского отец.

— Да, только пусть распишется, что претензий не имеет, и идите отсюда — выдавил из себя косоглазый.

Сонька быстро поставила свой автограф на бумагах, и они вышли из этого захолустного и вонючего здания.

Сонька была сконфужена. Называть отцом мужика, пусть и похожего на ее отца, она не могла. Да и спрашивать о чем-то сил не было. Поэтому она решила прибегнуть к прозвищу, озвученному самим этим мужиком.

— Итак, «аркашка-барабашка», рассказывай, куда делись наши богатства? — начала она разговор.

— Ты, о каких богатствах говоришь? — изумился отец. — Главное богатство у нас с матерью, это ты.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 30
печатная A5
от 310