электронная
441
печатная A5
1149
12+
Бог погладил меня по голове и сказал…

Бесплатный фрагмент - Бог погладил меня по голове и сказал…

Книга-медитация


5
Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-3466-3
электронная
от 441
печатная A5
от 1149

Об авторе

Оказалось, написать о самой себе сложно. Не знаешь, с какой стороны начать рассказывать. И что нужно рассказать о самой себе, чтобы это было уместно. Начинаешь перебирать в голове то одно, то другое, в итоге не знаешь, за что схватиться, и хватаешься совсем не за то, что нужно.

Когда я смотрю на свою жизнь, я иногда удивляюсь тому, насколько много событий в нее поместилось. Иногда мне кажется, что я прожила много жизней в одной, и я переродилась так много раз, что некоторые воспоминания кажутся воспоминаниями из прошлой жизни. Я ли это была? Кажется, вряд ли.

Мое детство было одновременно прекрасным и непростым. Маленькая деревня в 250 км от Владивостока, море из окна в 5 минутах от дома, много природы, свободы, прогулки с друзьями целыми днями напролет. Прятки на гаражах, сальто и пятнашки на натянутых рыболовных сетках между деревьями, прыжки в море с пирса, мидии и ежики на кострах, игры в дочки-матери на ржавых баржах, радость от новых розовых велосипедов из Японии, корейский виноградный сок и сладости. Были и тяжелые моменты в семье: лихие 90-е, строгости в школе и другие сложности, которые в каком-то смысле заставляли взрослеть не по годам, грызть гранит науки, чтобы выжить и уехать во Владивосток учиться после школы — предел мечтаний на тот момент.

В детстве я никогда не мечтала уехать никуда, кроме Владивостока. О Москве или путешествиях даже не было мыслей — слишком заоблачно и слишком нереально. Хотя вся моя комната была завешана разными картами: карта Дальнего Востока, Приморского края, России и мира в нескольких вариациях. Я любила разглядывать другие страны и читать о них. Но тогда мне казалось, что это невозможно — в них попасть. И единственная страна, в которую я тайно мечтала попасть, это Америка.

После третьего курса университета я на лето улетела в Москву. Мне было 18. Первый самолет, первый раз в столице, первый раз вообще за пределами Приморского края. У меня открылись глаза. Москва показалась каким-то другим миром, другой страной — всё здесь было по-другому. Здесь я, наконец, почувствовала то, о чем читала в книгах «здесь Русью пахнет» — на Дальнем Востоке Русью мне не пахло никогда. Эта поездка в Москву и Санкт-Петербург вдохновила меня окончить университет экстерном — ждать еще 2 года до свободы было слишком долго. Я вернулась и подала документы.

Учиться на экстерне было сложно: маленькая комната в общежитии, где 6 человек на 9 квадратных метров, у которых ничего в жизни не поменялось, плюс работа и подработки, которые я была вынуждена брать. Часто спрашиваю себя: как я это смогла? С утра 4 курс, после обеда 5 курс, в перерывах работа, сдача экзаменов. Я даже на танцы ходить успевала. За год экстерна я научилась большему, нежели за 3 года очного обучения. Научилась быстро читать, общаться с преподавателями один на один, уметь найти выход из любой безвыходной ситуации. Госы. Диплом… В день, когда я защитилась, я пришла в общежитие и… очень помню этот момент: мне казалось, что я могу все. Вот любое вообще желание. Любое. Все могу, что захочу. И поездка в Москву после такого сложного года мне казалась мелка.

В этот момент подруга, которая окончила иняз и тоже только что вернулась с защиты диплома в комнату, сказала: «А поехали куда-нибудь за границу?» У меня загорелись глаза. Какая Москва? Я поеду в Америку! Еще полгода подготовки: документы, языковые курсы, тесты, водительские права — и я оказалась в Аризоне, а потом во Флориде.

Ну вот, не знала, что о себе написать, теперь не могу остановиться.

Жизнь в Америке полностью перевернула меня, я словно родилась заново. Во мне появилась другая «я», американская я, которая потом так на многое повлияет в моей жизни.

После Америки я больше не могла жить только в России, поэтому путешествия стали неотъемлемой частью моей жизни. Азия, Индия, Европа, студенческая мечта автостопного путешествия Москва — Владивосток.

В моей жизни был период индийских ашрамов, безумных автостопных путешествий по Азии и Европе, несколько лет каучсерфинга — когда ты принимаешь у себя иностранцев со всего мира и останавливаешься у них дома (couchsurfing.org), несколько лет работы в Большом театре переводчиком самых лучших хореографов мира, учеба в испанском университете по гранту.

Но, пожалуй, самое любимое мое занятие было и остается — расширение своего собственного сознания. Именно благодаря этому я делала то, что делала: а именно — преодолевала страхи, находила ограничения, искала новые подходы к себе, новые возможности найти свои истинные желания и реализовать их.

Так я полюбила психологию и разные ее направления, так я стала привносить это в свою работу с детьми, в преподавание языка и в тексты в соцсетях, которые всегда были неотъемлемой частью моей жизни. Мне всегда нравилось делиться тем, что я знаю и осознаю. Осознавать и вербализировать это в тексты — что может быть вкуснее этого? Стихи я писала в детстве, но после переезда в Америку и внедрения второго языка я перестала их писать. Возвращение стихов в мою жизнь, да еще и в такой форме — большой подарок, благословение и счастье для меня. Эти стихи не просто слова и строчки, это концентрированные состояния, чувства, осознания и озарения. Пусть они найдут свое место в вашем внутреннем мире.

Предисловие

В старом альбоме с моими детскими фотографиями мама вела записи моих смешных фраз и выражений. Там же написано, что в 3 года я сочинила первое стихотворение:

«У меня грибочки есть,

Не могу их сразу съесть,

Я пожарю и отдам

Лучше нашим кабанам».

Впрочем, жили мы в квартире и кабанов я к тому моменту вживую ни разу не видела, по маминым словам, кроме как в книгах.


Потом стихи я сочиняла регулярно, особенно в подростковом возрасте, но значения этому никогда не придавала и особой ценности в них не видела.


Осенью 2018 стихи ворвались в мою жизнь, как свежий ветер в окно. Это было очень неожиданно и необычно, потому что особой любви к поэзии я никогда не питала. Я начала выкладывать их сначала в «Инстаграме» и удивлялась обратной связи.


Я чувствовала, что в этих стихах что-то особенное, ведь они приходили мне из очень тонких состояний сознания. Я проживала глубоко большие трансформации, и стихи отражали эти изменения. К моему удивлению, это чувствовалось многими людьми, и они писали мне такую обратную связь, какой я никогда не ожидала.


Я не могла не писать и не публиковать, но за формирование этой книги я благодарна своим читателям, потому что именно они дали мне понимание, что эти стихи большая ценность и они очень нужны миру и в форме книги тоже.


Я оставлю некоторую обратную связь, которую получала на протяжении этого года.


Я благодарю каждого человека за лайки и слова, за поддержку, личные истории и просьбы. Без вас ничего бы не было!

Отзывы

«Стихи Ясны, написанные на высоких частотах сознания, играют на струнах твоей души, то пробуждая в ней трепетные, давно забытые острые чувства собственной подлинности, „настоящести“, то утешают твою боль, дарят мир, тепло, покой.»

Аурелия Дрихель

«Каждый раз, когда читаю Ваши стихи, ОЩУЩАЮ, что это всё — мои мысли, которые роятся в моей голове и которые я не умею излагать в такой нежной, легкой, неповторимой манере.»

Ева Иринова

«Так люблю вашей души парение, как легкой реки поток, свободный слог, мирастихотворение, каждый раз чувствуя: он про меня, про мою легкость, моментами сложность бытия. Так что хочется самой говорить стихами, мыслить просто, пропевая суть воздушными словами… За ВДОХ-НОВение благодарю! Love and light Yasna! And stay true!»

Кати Пирвели

Я вчера провела больше часа в вашем профиле, Ясна. Меня настолько вдохновили ваши чудесные стихи, что впервые в жизни посетило вдохновение тоже что-то написать. Спасибо вам огромное за то, что вы несете в мир, за глубину в межстрочье и ваше тепло.

Irina Brechko


«У меня своеобразные отношения с поэзией, но ваши стихи воспринимаются на каком-то совершенно другом уровне. Они сразу образами и смыслами проникают в душу. И воспринимаются, как белые, хоть в них и есть рифмы. Как-то очень музыкальны и трепетны.»

Анонимно

«Ясна, твои стихи, как бальзам для усталой души… Ты — инструмент в руках Божьих! Ты нам помогаешь открывать нас самих же!»

Liliia Mikołajczak

«Ясна, твои стихи — такие невероятные по своей глубине! Их можно перечитывать и перечитывать, и каждый раз доставая из себя что-то совершенно новое, до этого момента совершенно неизвестное самой себе. Спасибо, что ты делишься всем этим с нами!»

Marina Weinberg

«Каждый раз, читая твои стихи, пишу свои… Каждый! Для меня удивительно. Правда, ты пробуждаешь моё сердце и душу своим творчеством. Иногда специально их читаю, бужу себя. Перечитываю их. Прям движение души.»

Анна Свиридова

«Стихи Ясны помогают поднять из глубины такие вещи/темы/установки/страхи, с которыми ты уже сжился, сроднился. Помогают увидеть их. Увидеть, и значит, дают возможность избавиться от них. А значит, вспомнить, кто ты и зачем ты.»

Алина Косарева


«У Ясны живые стихи. Каждое стихотворение пропущено через бескрайнюю вселенную. Они чистят душу не потому, что тебе это необходимо, а потому что это гениально. Очень светлый человек высокого уровня.»

Оксана Демина

Инструкция к прочтению

Мои стихи — это не я,

Не личность, что привыкли видеть,

Которую можно любить и ненавидеть.


Мои стихи для тебя,

Если ты хочешь больше слышать душу,

Если ты чувствуешь — есть что-то лучше.


Мои стихи — твой личный ответ,

Ты слышишь то, что в тебе есть и чего нет,

И вспоминаешь, что в тебе свет.


Мои стихи — твоим ушам услада,

За беготню по воплощениям награда,

Ты слышишь то, что тебе прям сейчас надо.


Ты пропускай их через свою грудь, слышишь?

И проверяй, что ты живешь и дышишь.

Тогда почувствуешь то, что не опишешь словами языка никогда.

1. Бог погладил меня по голове и сказал…

Чтобы не попасть в час пик, я присела за столик у окна в кафе, и взгляд мой упал на красивый зелёный блокнот, очевидно кем-то ненароком оставленный и любимый. Я не смогла удержаться и открыла его. С первых же слов автор этого блокнота завладел всем моим вниманием. Это были очень нужные слова не только в тот вечер, но и в той жизни.


«Сегодня утром я упала. Упала на том же месте, где падала много раз. Я избегала этого места, ходила мимо него на цыпочках, носила с собой соломку, но, несмотря на всё это, я снова там оказалась, снова больно шлёпнулась и лежала, рассматривая землю без сил на то, чтобы встать. Мне казалось, что всё, на этот раз можно я умру прямо здесь? Я больше не могу. Этим падениям нет конца и края, и у меня больше нет сил подняться.


Лежалось, в принципе, хорошо. Не холодно и не жарко. Лёгкое отупение. Между мирами. И не живу. И не умираю. Просто больно и сил нет. Ни на что. И тем более на то, чтобы подняться и идти дальше.


Как пишут в книгах: смеркалось. Смеркалось и лежалось. Тихо так. Боль не проходит, ноет.


И вдруг среди всего этого безобразия Бог подошёл ко мне, погладил по голове и сказал: «Вставай, пожалуйста, иди дальше. Ты нужна мне, и я очень рассчитываю на тебя. Если ты сможешь пройти этот путь, многие пойдут за тобой по протоптанной дорожке. Я знаю, что ты сможешь. И поэтому рассчитываю на тебя. Вставай, пожалуйста».


Бог был ласков, и я ясно увидела, что тот путь, который я уже проделала, был, безусловно, самым тяжелым участком, впереди уже сильно полегче. Это придало мне силы. Но больше всего мне нравилось то, что Бог погладил меня по голове.


С тех пор я научилась мягко падать и быстро вставать. И в те моменты, когда я лежу, уткнувшись носом в землю, я вспоминаю, как Бог гладил меня по голове, и поднимаюсь, чтобы с этим чувством и этими прикосновениями погладить по голове тех, кто упал и не может встать из-за того, что им кажется, что дальше они не смогут идти.


Бог по-прежнему рассчитывает на меня. А я вспоминаю, как он гладил меня по голове…»


Бог балуется и по утрам пишет моей рукой стихи. Сегодня я варила кашу на завтрак, а он принёс бумагу, ручку, посадил меня и писал! Бог передаёт вам привет!


#1

Души безбрежной,

Души мятежной

Колыбель.


Смотри в глаза мне,

Дыханье чувствуй

И выходи за дверь.


Сердцами помни,

Глазами видь

И будь собой.


Держись за землю

Двумя ногами,

Иди с мечтой.


О счастье, радости,

С тобой и без,

И не сворачивай с тропы в лес.


Иди, родная,

Иди, родной,

И знай, чувствуй, я с тобой.


Твой Бог


#2

Ко мне приходил Бог,

Ботинками топоча,

Он наступил на порог,

Я встретила, хохоча,

Наговорила глупостей сгоряча.


Со мной он тихонько сидел,

Вглядываясь в глаза,

Взгляд его чист и смел,

Я лепетала, как стрекоза,

Не поднимала глаза.


После он задал вопрос:

«Кто ты? Зачем ты здесь?

Знаешь? Зачем тогда

Вся твоя глупая спесь,

Путанная ере́сь?


Знаешь — так говори, звучи,

Не знаешь — молчи, ищи,

Не трепещи, не ропщи,

Хочешь, вари борщи, но ищи,

С солью не переборщи».


Ко мне приходил Бог.


#3


— Господи, а если я останусь одна и мне станет страшно? Если меня будет болтать по волнам, как кораблик бумажный? Если я свою песню не подхвачу и в какую-то чужую реальность снова улечу? Если я раны не залечу и, пряча страхи, нервно захохочу?


Страшно, что ответит, — молчу.


— Милая, это будет просто твой опыт. Пазлики твоей картины. Игрушки на ёлке твоей витрины. Просто иди и иди вперёд: кто-то поймет, кто-то мимо пройдет, а кто-то даже с тобой пойдет. Не так уж важно. Главное, чтобы ты сама знала, куда плывет твой кораблик бумажный.


#4


— Господи, у меня сегодня к тебе только один вопрос: у тебя есть обезболивающее от этих дыр в груди, неприлично зияющих? Обязательно внимание окружающих, привлекающих, даже просто прохожих и незнакомцев, как будто специально зазывающих, заманивающих.


— Есть. Обезболивающее — это твоё самой себя принятие, твои самой себе согревающие объятия, растапливающие холодное, замерзшее, уставшее сердце с многими захлопнутыми давно и наглухо дверцами. Неважно, это манна небесная или дыра чернеющая — важно сердце ли твоё греющее. Саму себя прежде всего греющее.


#5

Снова Бог на порог, а я застываю в картине «Не ждали…».

Плакала, уповала, тропу в темноте теряла,

К небу взывала, руки, ну да, признаю, опускала.


И он, нет, не хмурясь, а хитро прищурясь, взглянул на меня

И вдруг похлопал по плечу, как друг, и смотрит, и молчит,

И больше ничего не говорит.


#6


Стою на мостике, шарю в темноте рукой, шепчу: «Господи, тут есть кто живой?». Включаю фонарик, свечу в темноту, вдруг луч набредает на какую-то красоту.


Замираю, едва дыша… Господи, так это же душа! Красивая, из-под твоего карандаша.


Господи, почему она не блестит? Почему в ней огня нет? Почему она не горит? Холодом веет, плесенью, смрад…


«Я ответить был бы и рад… Но ты и сама посмотри на людской маскарад: самозабвенно играют роли, детей отдают на растерзание школе, сами не чувствуют своей воли…»


Господи, больше не говори, больно от боли, я все поняла, извини, мне пора, у меня дела.


Стою на мостике, смотрю, кому руку подать, уже два часа никого не видать. Спасибо, Господи, начало светать.


#7


Твой Бог говорит с тобой через меня. Через других он не смог достучаться. Видит, что ты немного грустишь, потерян (а), может, слегка «на грани» и в Гималаи в позе лотоса готов (а) умчаться.


Он говорит тебе, что твоя жизнь и твои дары, твоё присутствие в этом мире — необходимы, это острая ценность, даже если ты никуда не выходишь и просто сидишь в своей квартире.


А если ты ещё из квартиры выйдешь, пойдешь по улице, пару деревьев обнимешь, запостишь селфи и сторис в «Инстаграме», про чем живёшь и почему не звонишь маме, какие у тебя внутри осознанности процессы, новые друзья, новые интересы, идей замесы.


Твой Бог тихонечко в усы улыбается, сдвигает настройки твоей реальности до отметки «счастливая», шепчет: «Я думаю, тебе понравится!». Любимыми и созвучными людьми с тобой обнимается и… наша общая реальность потихонечку в новую плавится.


#8


Что может быть лучше, чем вместе чувствовать? Бог любит тебя через меня.


Я наслаждаюсь твоим голосом, твоими глазами и происходящими со мной в твоём присутствии чудесами. Не только со мной. С нами.


С тобой я чувствую свои крылья. И как пространство искрится. Я чувствую космос и то, как космос во мне и тебе, через меня и через нас старается заземлиться.


Я чувствую то, что невозможно сказать словами, но, может быть, взглядами, искрящимися между нами.


Что может быть лучше, чем вместе чувствовать? Бог любит меня через тебя.


#9

И ты скажешь: «Господи, мне так жить кисло без жизни смысла…».

И он улыбнется тебе улыбкой ребенка,

Робким и тихим «мяу» котенка,

Милой мордашкой в книжном на полке совёнка

И скажет:


«Милая моя, радоваться — твоей жизни смысл,

Радоваться и смеяться,

Телом, землёй и своим воплощением наслаждаться!

Наслаждаться и баловаться!».


#10


— Господи, так хочется поговорить с тобой, можно я наберу? Стою у прилавка, мне тут предлагают тарифы разные: христианство, мусульманство, Будда-Шива-Кришна unlimited, что же выбрать в этот раз, не пойму.

Через разные тарифы уже звонила: то связь плохая, то обрывает на середине, то купите, говорят, пакет СМС, и тогда мы удалим ваш лишний грешный баланс и стресс.

Господи, а можно мне с тобой тет-а-тет, без посредников поговорить, вживую, так, чтобы не пришлось звонить? Да и пусть остается грешный баланс и стресс, к черту эти заманчивые СМС, мне кажется, я не буду их тратить, видимо, кто-то хочет просто денег на таких, как я, наколошматить.

— Конечно, в любой момент, хочешь сейчас?

— Да.

— Понял. Подойди к зеркалу, смотри в отражающуюся пару глаз. Это и есть твой Бог, который с тобой в любой момент. Вне времени, вне тарифов, вне четырех стен.

Просто долго, не отрываясь, в глаза смотри и чувствуй, чувствуй, себя ищи — ту себя, что частичка света, частичка единого целого Бога, золотистого цвета, теплая, живая, родная, та, что единственная в своем роде такая и в то же время часть меня и всех остальных. Один тариф и один баланс у тех, кто в живых.

Голос его затих. Зеркала не было под рукой, сделала камеру телефона на селфи-режим… Господи, мы смотрим себе и тебе в глаза и дрожим.


#11


Звонила сегодня Богу, просила опять подмогу, говорила ему: «Помоги, пожалуйста, сама девочка, похоже, что не справляется». Бог оторвался от поедания ухи, взял мою руку и в самой с собой чате «Телеграма» набирал рифмованные стихи.


Пишет: «Не говори чепухи — сама не справляется. Посмотри внутри, найди взрослую часть себя, на которую детская опирается. Это детской кажется, что она не сможет, взрослая все знает, она тебе и поможет».


Я закрывала глаза, чтобы рассмотреть взрослую часть. Оказывается, она действительно есть, только я не привыкла ее замечать. Привыкла детскую видеть, через нее «любить», через нее «ненавидеть». Через нее встречаться с людьми, через нее в отношения идти, через нее на другой берег грести. У меня вообще глаза как будто ребенка. Какая взрослая часть? Дайте ещё пеленку!


Что за взрослая часть такая? Ответственность? Самостоятельный выбор? А вдруг я совершу ошибку? А вдруг это непоправимо? Нет, это все слишком зыбко.


И губки рыбкой, застенчивой как бы полуулыбкой, коротенькие штанишки, в свою комнату, дверью хлопнуть и залечь за книжку в придуманные кем-то миры. А что? Умненькая, читающая, пусть растет ещё до поры.


До поры до времени, время вот и пришло. Бригада человекоангелов над тобой, дорогая, работает, чтоб наконец дошло.


Дошло, что ты уже взрослая, всамомделишная и большая. И это совсем не значит, что жизнь теперь трудная, скучная, страшная и, мол, «а ты тут кто такая?».


Это значит для начала принять, что ты тут в своем собственном мире совсем одна и это не поменять. Нет ни одного человека, который сможет тебя увидеть полностью и все твое богатство обнять. Никого. Кроме тебя самой. И для этого ты и здесь. Ты есть у себя самой.


Детская часть заплакала, взрослая ободрилась. Кажется, она так долго ждала этого, ей про это даже сны снились. Детская извела гору салфеток, взрослая за ней ухаживала, принесла ей конфеток.


Долго ли, коротко ли, к вечеру наконец полегчало, отпустило, музыка зазвучала.


Что и говорить: не привыкла я через взрослую часть жизнь жить, как это, что это — могу только предположить.


#12


Летела в Амстердам, вдруг в самолёте раздался его звонок:


— Малышка, ты мне звонила, а теперь я хочу позвонить тебе. Хочу сказать, что люблю и восхищаюсь, что сколько бы ни было испытаний и как бы ни было порой сложно и ты падала больно, ты продолжаешь идти и проживать самое главное — всё возможно.


Глажу тебя по личику воздухом рядом, обнимаю тебя человека с соседнего кресла взглядом, когда прилетишь на место, зайди, побалуй себя мармеладом, шоколадом или чем-то другим, чем захочешь.


Ну чего ты плачешь? Ладно, вижу, плачешь и одновременно хохочешь. Смехом своим нашу реальность щекочешь. Прошу тебя, переставай уже плакать и давай почаще хохотать. Улыбаться, смеяться, радоваться и танцевать.


Пришло время твою и нашу реальность менять. Менять и освобождать. Все происходит прямо сейчас — больше нечего ждать.


Ещё позвоню! Тебе пора.


Мой Бог положил трубку. Гудки. Ищу в рюкзаке носовые платки.


#13

А что такое Бог?

Это дерево,

Это птичка,

Это ребенка спящего личико.

Это камушки под ногами,

Это птички над облаками.


Это стульев передвиганье,

Это кому-то данное обещанье,

Это в предсказательной печеньке послание.


Это все, что ты чувствуешь, видишь,

Крепко любишь и страшно ненавидишь.

Даже то, что ты кого-то обидишь,

Это тоже, всё это — Бог.


#14

Если вдруг что-то случится,

И ты не знаешь, что делать,

К Богу ты обратиться

Можешь прямо и смело.


К Богу внутри, что дремлет,

Ждёт своего часа,

К Богу внутри, что жаждет

Встречи с тобой сейчас прям.


И даже если привыкши,

Что Бог — это где-то внешне,

Икона, церковь и дикши,

В себя загляни, не брезгуй.


Ты Бог, но забыл об этом.

Ты свет, но горишь ты тускло.

Прислушайся, вспоминаешь?

Направь свои мысли в то русло.


Вдохни полной грудью, дышишь?

Ты чувствуешь воздух осенний?

Ты чувствуешь свою грудь и в ней же

Дыхание всей Вселенной?


#15


Они говорят: «Благослови тебя Бог», — а у меня вопрос, он действительно б мог? Благословить меня, полюбить меня, починить меня? Жить через меня?

Через мои неровности, шероховатости, через призму всех травм, зажатостей? Он бы мог? Скажи мне сам, пожалуйста, Бог?

Ты можешь через меня струиться? Светом литься? Блесточками искриться? Через меня заземлиться? Через меня ребенком родиться?

Можешь? Я, правда, не знаю как. Ты поможешь? Поможешь мне стать шире? Поможешь мне пропускать тебя в себя, видеть тебя в своем мире? Ты мне поможешь? Я знаю, только вместе мы сможем.

2. Лети, душа, лети

В топе страхов я тут обнаружила страх избавиться от страха! Обнаружила вот, сижу, смотрю на него, подмигиваем друг другу, переглядываемся. Я ему, мол, привет, не видела тебя раньше, а ты тут такой кабанчик, сидишь и посмеиваешься в усы. И правда, так хорошо бояться, хотя бы привычно и понятно. А не буду бояться, и что?


А он такой, мол, да, я тут уже сто лет сижу, пугаю тебя. И улыбается, хитрыми глазами такими смотрит и смеется. И мне уже даже не страшно смотреть ему в глаза и рассматривать усы.


И я такая, мол, да ты не такой уж и страшный вообще-то. Милый вполне себе, добрый, наверное, ко всему в добавок. А он мне, мол, ну да, это я внешне только такой внушительный, а вообще я хороший и добрый и даже общительный.


Ну и я ему, мол, я тогда тебя не буду бояться и от страхов тогда смело, прям пачками буду избавляться. А он такой — да, пожалуйста, все, как ты хочешь. И посылает мне воздушный поцелуй. И я разворачиваюсь, иду в другую сторону, оглядываюсь разок, он мне машет, мол, иди-иди, если вдруг захочется побояться, так я тут все время сижу, если что, не боись, будет желание, забегай на огонек!


И я поворачиваюсь вперёд, смотрю вдаль за горизонт и ничего там не вижу, кроме неба и воды. И вдруг вспоминаю, боже, я же умею летать. Распускаю крылья и лечу.


#1

Я пришла напомнить тебе, кто ты.

Подержать тебя за руку на судьбы твоей повороте.

Если тебе тревожно, сложно,

Ты ко всему относишься осторожно,

Вспомни, почувствуй — всё возможно!


Я пришла напомнить тебе, зачем ты.

Напомнить тебе, когда ты пришел,

Ты же знал, кем ты.

Вдохновляешься чем ты?

Если тебе грустно, пусто, в огороде растет капуста,

И ты думаешь, что вырастить что-то другое слишком сложно,

Вспомни, почувствуй, что всё возможно!


#2

Ты знаешь, кто ты?

Ты большая и очень красивая душа.

Ты загружаешься в тело кусочками, не спеша.

Иногда ты похожа на колюченького ежа.

Иногда ты канатоходец, балансирующий на кончике ножа.

Иногда ты рыбак, увидевший вдруг моржа.


Кем бы ни был ты в этот момент и вдруг,

Прежде всего ты сам себе друг.

Сам себе спасательный круг.

Сам для себя самый любимый на земле.

Подойди к зеркалу, улыбнись сам себе.


#3

Ты знаешь, что нет никого тебя лучше,

Равно как и кого-то худше.

И «посмотри на него» — слова душ заблудших,

А «смотри только в себя» — твои.


И если вдруг зубов скрежет,

И твою душу кто-то ножом режет,

Вспоминай, как сквозь шторы свет брезжит,

И всё равно себя люби.


И если творчество твоё угасло,

И подливать в огонь нет масла,

Не говори себе «всё, баста»,

А просыпайся и себя живи.


#4


Не важно, кто ты, где ты и то, что ты меня сейчас не слышишь. Не важно, как ты выглядишь и чем ты дышишь. Не важно, печатаешь ты или пишешь. Важно одно: душу ты свою слышишь?


Ты слышишь шепот в темноте? Плеск в воде? Видишь след на песке? Звездочку вдалеке? Чувствуешь пульс в руке? Из дома выскакиваешь налегке?


Важно, ты вообще дышишь? Ты живешь? Себя слышишь? Ты нам об этом расскажешь? Напишешь? Или живёшь так, что ничего не колышешь?


Чувствуешь, что что-то не так? Что раз за разом попадаешь впросак? Что кто-то вслед тебе кричит «ты дурак»? Всё происходит с тобой не просто так.


Может, пришла твоя пора вспомнить, кто ты, зачем ты тут, что ты хотел решить, узнать, сделать? Может, пришла пора заглянуть в себя смело?


#5

У меня мягкая начинка,

Поцарапавшаяся об внешнюю реальность.

Начинка с горчинкой, перчинкой и витаминкой,

Научившаяся выдавать себя за нейтральность.


Эта нежно-воздушная начинка,

Испугавшись суровости реальности,

Демонтировалась, растворилась и застряла

Где-то на краюшке виртуальности.


Оглядевшись, присмотревшись и насобачившись,

Говорит: «Пора, дорогая, не напрячешься!».

Она шепотом, на тоненьких лапочках появляется,

Наблюдая, как мир вокруг изменяется.


Становится ближе и даже чудеснее,

Местами причудливей, интереснее,

Живее, роднее, полнее, кругленький,

Как шар земной, ставший родным, даже родненьким.


И я вечерами начинку пробую:

Лизну ее или руками потрогаю,

Смотрю ее в зеркале, в селфи, в словах людей

И чувствую: я становлюсь живей.


#6

Пойдешь со мной туда, где лето настежь раздето?

Где душу радуют груши, которые можно скушать.

Пойдешь со мной босичком по тёплому полу?

Попить молочко и, может быть, воду.

Послушаешь со мной щебет птичек?

Красивые песни синичек, хлопот ресничек.

Покушаешь со мной ежевику, голубику, чернику,

Бруснику и, может быть, даже клубнику?

Пойдешь со мной?


#7

Знаю, есть лестница в небеса

И есть лестница в чудеса.

Там, где желтая, оранжевая полоса.

Чередуются, подают голоса.


А ещё есть лестница в тормоза,

Где сомнения, страхов леса,

Где бодает коза, обхитряет лиса,

После белой чёрная идет полоса.


Стою я на перепутье дорог,

Вижу: кто-то прошёл, кто-то не смог.

Вглядываюсь то ли в туман, то ли в смог,

Души своей оббиваю порог.


Руки кладу на грудь, умоляю: «Пусти!».

Слышу: «Улыбнись! Не грусти!

Дверь всегда открыта. Прости.

Только когда ты хочешь, можешь войти».


#8

Страшно, горло першит,

Голос немного дрожит,

Стрелка часов бежит,

Судьба вердикты вершит.


Маяком души,

Проводником в глуши,

Свет пусть горит, не туши,

За руку подержи.


#9

Вы спрашиваете меня, как

Вытащить себя из норки,

Понять, какой модели ты сборка,

Как перестать дышать хлоркой.


Вы спрашиваете меня, как

Не делать вид, что жизнь ваша пустяк,

И ваша душа здесь не просто так

Среди людей, как холостяк.


Не знаю, честно, что с нами будет,

Но каждого из нас будят,

И только мы себя сами судим,

Как будто мы вовсе не люди.


И я, правда, не знаю ответ,

Знаю только одно: в каждом из нас свет,

Даже если вы скажете «нет»,

То, что ты говоришь, — это бред.


#10

А что если мы самолёты?

И каждый летит, кто куда,

Имея в кабине пилота,

Забыв, что всё это игра.


И, отправляясь в полет,

Тебя твой зовёт самолёт,

Он на Земле тебя ждёт

И материнским сердцем зовёт.


И что если ты самолёт?

Кто в твоей кабине пилот?

Жмот, крот, обормот?

Или тот, кто душой живёт?


#11


Я сейчас в голове — моё любимое место. Сижу, дышу, вдруг понимаю, как же тут тесно, пресно, неинтересно. А вот кроме головы, где ещё быть? Мне неизвестно.


В сердце? А как это? Это так непривычно. Лично. Слишком лично. Страшно. И кажется, неприлично. Что подумают люди? Я всех люблю! Боже! Что будет?!


А будет счастье! В любую погоду ненастную. В любое тебя отвержение, оскорбление, неуважение — в тебе жизни горение. Искристое, теплое, жаркое, согревающее, яркое. Любое событие воспринимается жизни подарками.


Вот прям сейчас решаю… Так и быть! Срочно переезжаю!


#12

Это непостижимо уму,

Ходим по тонкому льду,

Смотрим в пасть опасному льву,

Говорим: «Что происходит? Я не пойму!».


То ли во сне, то ли впрямь наяву

Требуем: «Дайте моё, я себе заберу,

Будет моё, не дам никому,

Не смей отобрать, не спрашивай, почему».


Если истину найду, к ней прильну,

В глаза себе загляну, душу свою обниму,

Если даже пойду ко дну, быстро всплыву,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 441
печатная A5
от 1149