электронная
280
печатная A5
782
18+
Бог нам не поможет

Бесплатный фрагмент - Бог нам не поможет

В эпицентре урагана


Объем:
634 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-9743-6
электронная
от 280
печатная A5
от 782

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пре­дис­ло­вие

Пос­вя­ща­ет­ся мо­ей до­чери Ми­рос­ла­ве,

ко­торая толь­ко на­чина­ет свой жиз­ненный путь.

Ни­ког­да не ду­мала, что на­пишу кни­гу…

Ощу­щение то­го, что твои лич­ные фан­та­зии и ми­ропо­нима­ние улег­лись в аб­за­цы и воп­ло­тились в об­ра­зах, очень при­ят­ное, слов­но ты сде­лал что-то очень важ­ное.

Я не стре­милась сде­лать кни­гу мас­со­вой, хо­тя, от­кро­вен­но ска­зать, бы­ло бы очень неп­ло­хо. Я лишь же­лала ос­та­вить сво­ей до­чери свет, ко­торый нес мой ге­рой кни­ги сквозь ть­му. Тот свет, что есть в каж­дом из нас и, ко­торый мы дол­жны под­держи­вать, слов­но олим­пий­ский огонь для бу­дущих по­коле­ний и ос­ве­щать свой путь.

Пусть тя­га к доб­ру и все­му свет­ло­му ста­нет для нее тем ма­яком, ко­торый по­мога­ет ко­раб­лям не сбить­ся в на­мечен­ном кур­се в не­настье. Ког­да ть­ма сгу­ща­ет­ся над во­дой и ос­та­ет­ся на­де­ять­ся лишь на Бо­га, хо­чу, что­бы она осоз­на­ла, что внут­ренний свет и си­ла это и есть тот са­мый Бог, уже воп­ло­щен­ный в нас са­мих…

Свет­лой до­роги, моя ма­лыш­ка!

Часть 1. В ЭПИ­ЦЕН­ТРЕ
УРА­ГАНА

Гла­ва 1

2021 год. Па­лисей­дс, Рок­ленд ка­ун­ти, Нью-Й­орк. 01:30

В мяг­ком крес­ле с вы­сокой спин­кой, прик­рыв ве­ки, си­дел се­дой хо­зяин до­ма. Ста­рый му­зыкаль­ный центр на­певал ему го­лосом Джу­ли Круз. Про­фес­сор Си­вирен лю­бил му­зыку. Хо­тя, за­чем мер­тво­му му­зыка?

Кар­ти­на, пред­став­шая пе­ред по­лицей­ски­ми, ока­залась ба­наль­ной, но не без эле­мен­тов ху­дожес­твен­ности: раз­бро­сан­ные кни­ги по по­лу ос­тров­ка­ми ле­жали на кре­мовом пер­сид­ском ков­ре, выт­ряхну­тые шкаф­чи­ки ак­ку­рат­но по­ко­ились друг на дру­ге, а рас­ко­лотые ки­тай­ские ва­зы, фар­фо­ровые ста­ту­эт­ки и стек­лянные гра­фин­чи­ки куч­кой бы­ли сме­тены в раз­ноцвет­ную го­ру стек­ла, на­вер­ху ко­торой кра­сова­лась бе­лая ат­ласная ро­за. Раз­би­тый ста­кан с про­литы­ми вис­ки ва­лял­ся на по­лу и мед­ленно то­нул в кро­ви, вы­текав­шей из жер­твы. А из рас­пахну­той две­ри до­ма гром­ко зву­чала ме­лодия «Rocking back inside my heart».

Удив­ленные по­лицей­ские сто­яли пос­ре­ди ком­на­ты, не ше­лох­нувшись, и аб­со­лют­но мол­ча рас­смат­ри­вали мес­то прес­тупле­ния. За­летав­ший в дом че­рез рас­пахну­тую дверь снег, мед­ленно ло­жил­ся на бо­тин­ки блюс­ти­телей по­ряд­ка, ус­ти­лая пол бе­лым пок­ры­валом. Ка­залось, за­воро­жен­ные ме­лоди­ей и сне­гопа­дом все зас­ты­ли и вот-вот, слов­но гра­ци­оз­ные сне­жин­ки зак­ру­жат­ся в тан­це. Но при­быв­ший на мес­то прес­тупле­ния де­тек­тив, лей­те­нант ко­ман­дир Росс, с полминуты понаблюдав за нерасторопными подчиненными, криком зас­та­вил всех вздрог­нуть и прос­нуть­ся:

— Да вык­лю­чите же эту гре­баную хрень! У нас что здесь -вы­пус­кной бал?

По­лицей­ские при­еха­ли на удив­ле­ние быс­тро. Бди­тель­ные со­седи со­об­щи­ли о стран­ностях, про­ис­хо­див­ших в до­ме про­фес­со­ра. Му­зыка иг­ра­ла неп­ри­выч­но гром­ко, а свет в ком­на­те то вклю­чал­ся, то вык­лю­чал­ся, что их сильно нас­то­рожи­ло. Они попы­тались доз­во­нить­ся нес­час­тно­му, но труб­ку ник­то не взял, хо­тя в ок­не мель­ка­ла тень. Тог­да встре­вожен­ные со­седи поз­во­нили в по­лицию.

Ночь 14 но­яб­ря бы­ла нес­по­кой­ной и мно­жес­тво пат­ру­лей со­вер­ша­ли рейд. Зво­нок пе­рех­ва­тили де­журив­шие не­пода­леку по­лицей­ские, уже в тре­тий раз со­бирав­ши­еся зап­ра­вить­ся пор­ци­ей бур­ге­ров и го­ряче­го ко­фе. И каж­дый раз, подъезжая к за­кусоч­ной, они со­вер­ша­ли по­чет­ный круг в хо­лос­тую, про­ща­ясь с пыш­ны­ми бу­лоч­ка­ми и ко­фей­ным аро­матом.

В этот раз вы­зов не был лож­ным. Да уже и есть им рас­хо­телось, гля­дя на эту бу­рую за­сыха­ющую жид­кость на по­лу. Еще и де­тек­тив на­орал, ис­портив нас­тро­ение. Впро­чем, все про­ходи­ло по обыч­но­му сце­нарию.

— Те­перь на­дол­го, — ска­зал один по­лицей­ский дру­гому, мах­нув го­ловой в сто­рону на­чаль­ни­ка. — Раз этот при­был, бу­дет, как бо­бик, ню­хать и про­бовать на вкус все, что уви­дит.

— И не го­вори, — под­хва­тил злоб­но вто­рой. — Са­мый до­тош­ный из всех.

— Виль­ямс, ты что-то об­ро­нил, -неожиданно за­метил де­тек­тив Росс.

Оба по­лицей­ских обер­ну­лись и бро­сили взгляд на пол, пок­ру­жились вок­руг се­бя и, ни­чего не най­дя, воп­ро­ситель­но пос­мотре­ли на иро­нич­но улы­ба­юще­гося де­тек­ти­ва.

— Что не наш­ли моз­ги? — гру­бо бро­сил Росс. Кста­ти, — снис­хо­дитель­но яз­ви­тель­ным то­ном до­бавил де­тек­тив, -по­ка я тут, как бо­бик все вы­нюхи­ваю, вы, ре­бята, мо­жете жрать свои гам­бурге­ры спо­кой­но! Най­ду я ва­ши моз­ги и яй­ца то­же, не пе­режи­вай­те.

По­лицей­ские ви­нова­то по­тупи­ли взгляд, удив­ля­ясь его от­менно­му слу­ху и от­кро­вен­но по­доз­ре­вая де­тек­ти­ва в сверхъ­ес­тес­твен­ных спо­соб­ностях.

По ра­ции сно­ва пос­ту­пил вы­зов: еще од­но убий­ство в Па­лисей­дс. На этот раз в бу­кинис­ти­чес­кой лав­ке на уг­лу Ва­шин­гтон-Спрингс ро­уд и Хай­ленд -аве­ню.

— И не тес­но этим мок­рушни­кам-то в од­ном рай­он­чи­ке, — про­бур­ча­ли по­лицей­ские.

— Так, гос­по­да, про­дол­жа­ем, — офи­ци­аль­ным то­ном ско­ман­до­вал Росс. Пой­мав взгля­дом пе­рег­ля­дыва­ющих­ся сер­жантов по­лиции, он пох­ло­пал в ла­доши, что­бы прив­лечь их вни­мание и на­кинул на ли­цо улыб­ку боль­ше по­хожую на ос­кал: — Что, ма­ло ве­селья?! Хо­тите всю ночь здесь про­тор­чать?

По­лицей­ские за­мота­ли го­ловой.

За­кон­чив с ос­мотром на мес­те прес­тупле­ния, Росс нап­ра­вил­ся к сво­ему чер­но­му Пон­ти­аку, при­пар­ко­ван­но­му ря­дом, раз­мышляя над де­лом уби­того про­фес­со­ра.

«Эк­сперт зак­лю­чил: моз­го­вая фун­кция жер­твы прек­ра­тилась за не­кото­рое вре­мя до выс­тре­ла. Ка­ким об­ра­зом это слу­чилось и за­чем пот­ре­бова­лось уби­вать итак не­живо­го бед­ня­гу — воп­рос ин­те­рес­ный».

За­курив тол­стую си­гару и каш­ля­нув, он от­ки­нул го­лову на спин­ку крес­ла ав­то­моби­ля и уми­рот­во­рен­но прикрыл веки, нас­лажда­ясь про­цес­сом. Та­бач­ный дым по­тянул­ся вверх, зак­ру­чива­ясь в клу­бок и мед­ленно рас­тво­ряясь в са­лоне ав­то­моби­ля, за­тума­нивал от­ра­жение глаз во­дите­ля в зер­ка­ле зад­не­го ви­да.

Де­тек­тив А­арон Росс со­рока двух лет был вы­соким ши­рокоп­ле­чим муж­чи­ной. Ос­трый нос с кры­латы­ми ноз­дря­ми при­дава­ли хищ­ное вы­раже­ние его красивому ли­цу. Гус­тые чер­ные бро­ви в со­чета­нии с длин­ны­ми вол­нисты­ми во­лоса­ми смо­ляно­го цве­та кон­трас­ти­рова­ли со свет­ло-зе­лены­ми гла­зами де­тек­ти­ва, что де­лало его взгляд прон­зи­тель­ным и яс­ным. Изог­ну­тые гу­бы, слов­но сле­пок со скуль­пту­ры Апол­ло­на Бель­ве­дер­ско­го в об­рамле­нии му­жес­твен­но­го под­бо­род­ка, за­вер­ша­ли не­веро­ят­но эстетичный ан­самбль об­ли­ка детектива. С та­кой внеш­ностью мож­но бы­ло поз­во­лить се­бе лю­бое не­ряшес­тво в об­ра­зе, что он силь­но прак­ти­ковал. Оде­вал­ся Аарон Росс по пос­ледне­му пис­ку мо­ды, правда только сре­ди без­домных и поп­ро­ша­ек. И ес­ли не счи­тать его до­рогие кро­коди­ловые бо­тин­ки, то это­го муж­чи­ну лег­ко мож­но бы­ло бы при­нять за ни­щего. Но А­арон ни­ког­да не был ни­щим. Жил он в прос­торных апар­та­мен­тах Ман­хетте­на на уг­лу Ри­вер­сайд ро­уд и 116 ули­цы и мог се­бе поз­во­лить ежед­невный обед и ужин в при­лич­ных рес­то­ранах. Че­го как раз -та­ки он тер­петь не мог. Про­дук­ты он по­купал в лучших су­пер­марке­тах города и го­товил до­ма. Ку­харить он ско­рее лю­бил. Этот про­цесс от­вле­кал его от бес­ко­неч­ной че­реды ра­бочих мыс­лей и да­вал моз­гу пе­редох­нуть. Ужи­нал всег­да в оди­ночес­тве, ес­ли не счи­тать до­мочад­ца Рос­са — ко­та по име­ни Лю­тера.

Не то, что­бы де­тек­тив не лю­бил лю­дей, ско­рее сто­ронил­ся об­щес­тва жи­вых. Его мно­голет­няя де­тек­тивная де­ятельность вы­рабо­тала ус­той­чи­вое убеж­де­ние, что жи­вым до­верять нель­зя, а не­кото­рых нуж­но вообще опа­сать­ся. За­пис­ная книж­ка у Рос­са в те­лефо­не за­нима­ла не­малый объ­ем па­мяти, но нас­то­ящие друзья в ней не во­дились. Это был волк оди­ноч­ка и по­ка ему это нра­вилось.

Росс при­вык все де­лать сам и лю­бую ме­лочь при­нимал серь­ез­но, за что его и не лю­били под­чи­нен­ные в от­де­ле. Из­лишняя скру­пулез­ность де­тек­ти­ва вос­при­нима­лась сот­рудни­ками, как уг­ро­за пе­рера­бот­ки и поз­днее воз­вра­щение до­мой к хо­лод­но­му ужи­ну и не­доволь­ной же­не. За­то де­ла он рас­ка­лывал и зак­ры­вал так же быс­тро, как они ус­пе­вали от­кры­вать­ся. В от­де­ле да­же на­чали хо­дить слу­хи, что де­тек­тив вла­дел яс­но­виде­ни­ем или неч­то по­доб­ным. Но чем кон­крет­но, ник­то не мог да­же пред­по­ложить, собс­твен­но, как и сам де­тек­тив Росс. Иног­да он за­думы­вал­ся, по­чему у не­го так быс­тро по­луча­лось сво­дить и выс­тра­ивать це­поч­ки, «брать след» и вы­чис­лять лич­ности прес­тупни­ков. Воп­ро­сом бо­жес­твен­ный ли это был нюх или так встав­ля­ла ма­риху­ана, он не за­давал­ся. Мно­го раз Росс пы­тал­ся бро­сить эту вредную привычку и каж­дый раз на­ходил­ся по­вод и оп­равда­ние про­дол­жить. И глав­ным в этом спис­ке бы­ла его го­лов­ная боль. Росс об­ра­щал­ся за по­мощью к ме­дикам, но об­сле­дова­ние содержимого его головы ни­чего кон­крет­но­го не по­казало, и док­то­рам оставалось только сослаться на пе­ре­утом­ле­ние. По­это­му, за­вязав с ме­дици­ной, детектив час­тень­ко для снятия бо­левого син­дрома покури­вал тра­вы, ко­торые ему по­сове­това­ла од­на сель­ская баб­ка. Ког­да тра­вы за­кон­чи­лись, рав­но, как и баб­ка по­чила, Росс не на­шел ни­чего луч­ше ма­риху­аны. Боль она не снимала, но за­то име­ла от­вле­ка­ющий ма­невр. И мо­жет, он бы и даль­ше по­кури­вал ее, ес­ли бы од­нажды с ним не слу­чил­ся за­гадоч­ный слу­чай.

В тот день де­тек­тив вер­нулся до­мой под ут­ро с ос­трой го­лов­ной болью. Обез­бо­лива­ющие от­ка­зались по­могать на от­рез. По­это­му, по при­выч­ке вы­курив тра­ву, Росс по­чувс­тво­вал не­кото­рое об­легче­ние и за­был­ся сном, си­дя в крес­ле, так и не пе­рей­дя на свою кро­вать, сто­ящую ря­дом.

Но боль от­сту­пила лишь для то­го, что­бы уда­рить с но­вой си­лой. Рос­са раз­бу­дили рвот­ные по­зывы и свое со­дер­жи­мое ужи­на в ви­де со­ору­жён­но­го нас­пех бу­тер­бро­да он наб­лю­дал на по­лу. Го­лова кру­жилась, пуль­си­рова­ла, слов­но ос­трая зуб­ная боль. И вдруг в этот са­мый мо­мент он ус­лы­шал не­обыч­ные зву­ки, до­нося­щи­еся из гос­ти­ной. Встать фи­зичес­ки не по­луча­лось, как бы он ни си­лил­ся: все плы­ло и кру­тилось пе­ред гла­зами. Меж тем тревожные стран­ности про­дол­жа­лись. Росс слы­шал, как би­лась по­суда на кухне, рва­лась обив­ка ди­вана и все это соп­ро­вож­да­лось бе­шеным ши­пени­ем ко­та. То, что там ору­довал не Лю­тер, а чу­жак, бы­ло яс­но с са­мого на­чала. И по­ка Росс пы­тал­ся под­чи­нить се­бе свое не­пос­лушное те­ло, что­бы под­нять­ся с крес­ла, про­изош­ло неч­то из ря­да вон вы­ходя­щее. Де­тек­тив вне­зап­но уви­дел се­бя в гос­ти­ной, си­дящим на ди­ване, а пе­ред со­бой неизвестную фи­гуру муж­чи­ны в чер­ном, ко­торый что-то ис­кал, бро­сая ве­щи хозяина квартиры на пол. За­тем чу­жак под­ско­чил к де­тек­ти­ву и дви­нул ру­кой в ли­цо Аарону, слов­но на­мере­вал­ся уда­рить по но­су. Но уда­ра Росс не ощу­тил. Про­ис­хо­дящее бы­ло нас­толь­ко прав­до­подоб­но, что это встрях­ну­ло его и при­вело в чувс­тва. Обнаружив себя сидящим все в том же крес­ле спаль­ни, в ко­тором и зас­нул, он опешил. В довершении всех странностей был его кот Лю­тер, который продолжал спать, как ни в чем не бы­вало, свер­нувшись ко­моч­ком на ко­ленях хо­зя­ина.

Обом­лев, Росс, наконец, сор­вался с мес­та и вбе­жал в гос­ти­ную. Все сто­яло на сво­их мес­тах. Ни ку­соч­ка раз­би­того стек­ла на по­лу или раз­ре­зан­ной обив­ки на ди­ване. Сердце лихо отбивало удары, отдавая в виски болью. Еще раз осмотревшись и не найдя ничего сверхнеобычного, детектив выдохнул, ус­та­ло мах­нул ру­кой, сос­лавшись на ре­алис­тичность сна и решил за­быть об этой стран­ности.

А днем поз­же на квар­ти­ру де­тек­ти­ва про­изош­ло на­паде­ние. Все выг­ля­дело точ­но так же, как Росс уже ви­дел в сво­ем ви­дении. На по­лу ва­лялись раз­би­тые та­рел­ки и бо­калы. Обив­ка ди­вана бы­ла нещадно ис­кром­са­на. Все шка­фы выт­ряхну­ты, белье рас­ки­дано. Ка­мера на­руж­но­го наб­лю­дения на вхо­де за­фик­си­рова­ла фи­гуру муж­чи­ны в чер­ном ком­би­незо­не. Увы, ни­каких улик, ни­каких при­мет. Из по­хищен­но­го был толь­ко ко­жаный пор­тфель де­тек­ти­ва, в ко­тором хра­нились ма­тери­алы рас­сле­дова­ния за­гадоч­но­го убий­ства жен­щи­ны, те­ло ко­торой по­лицей­ские об­на­ружи­ли в ле­су. Слу­чай был прес­тран­ный. Ее те­ло, це­ликом пок­ры­тое ли­ша­ем, бес­след­но про­пало из мор­га, а ут­ром его обнаружили в лесу. В этой си­ту­ации Рос­са боль­ше все­го за­ботил не факт про­изо­шед­ше­го обыс­ка в его апар­та­мен­тах, а ве­щие гал­лю­цина­ции за день до это­го. И, хо­тя, де­тек­тив не осо­бо ве­рил в сверхъ­ес­тес­твен­ное, все же на ду­ше бы­ло нем­но­го жут­ко­вато. Пос­ле это­го слу­чая Росс ре­шил на вся­кий слу­чай за­вязать с тра­вой окон­ча­тель­но и бес­по­ворот­но, а по­тому пе­решел на ка­чес­твен­ный та­бак.

До­курив си­гару, де­тек­тив по­тер ли­цо ру­кой, пы­та­ясь смах­нуть ус­та­лость, за­вел дви­жок сво­ей мол­нии и со свис­том снял­ся с мес­та, слов­но гон­щик, зас­та­вив груп­пу по­лицей­ских вздрог­нуть и приг­нуть го­ловы, буд­то с ог­лу­шитель­ным гу­лом над ни­ми про­нес­ся ре­ак­тивный са­молет.

Ви­димо, гул «са­моле­та» Рос­са рас­слы­шали и воз­ле бу­кинис­ти­чес­кой лав­ки. Ха­рак­терный свист шин не ос­та­вил сом­не­ний в том, что приб­ли­жал­ся бе­шеный Пон­ти­ак не­уем­но­го и пыл­ко­го до ра­боты де­тек­ти­ва.

— Ну ты пря­мо ноч­ной де­мон, — пос­ме­ял­ся де­тек­тив Ней­тон Пирс, ра­бота­ющий на мес­те прес­тупле­ния в ма­гази­не.

— Один ты, по-мо­ему, толь­ко и ез­дишь на этом старье.

— Я люб­лю клас­си­ку, — от­ве­тил А­арон, — или рет­ро ес­ли хо­чешь. Что ин­те­рес­но­го ка­тать­ся на но­водель­ных плас­ти­ковых ерун­до­винах или на маг­нитной по­душ­ке. Все раз­ме­рен­но и ров­но, а я люб­лю чувс­тво­вать ско­рость, ког­да под ко­леса­ми ис­крит. Вот это ез­да!

Они вош­ли внутрь стек­лянной две­ри книж­но­го ма­гази­на с вы­вес­кой «зак­ры­то».

— Мок­ру­ха, как ви­дишь…, — вздох­нув, со­об­щил Пирс. -Хо­зя­ин лав­ки 65 лет­ний Гот­вальд Эш­ли при­поз­днил­ся на ра­боте и был зас­тре­лен.

Оба де­тек­ти­ва оза­дачен­но смот­ре­ли на те­ло.

— Па­лисей­дс се­год­ня ту­сит. Два убий­ства в од­ном рай­оне, — отметил Росс.

— Пу­ля прош­ла на вы­лет, — кон­ста­тиро­вал свое зак­лю­чение эк­сперт, ос­матри­вавший труп. — Смерть нас­ту­пила при­мер­но ча­са пол­то­ра на­зад. За­кон­чив с уби­тым, он под­нялся с ко­лен и до­бавил: — Выс­трел был со­вер­шен в сер­дце.

По­чесы­вая свою бо­роду, эк­сперт за­дум­чи­во про­дол­жил: — Я в не­кото­ром не­до­уме­нии. Его моз­го­вая де­ятель­ность бы­ла прек­ра­щена до ос­та­нов­ки сер­дечной. Это оз­на­ча­ет, что стре­ляли в не­го, ког­да он уже был на том све­те. Сле­дов пы­ток и на­силия на те­ле нет.

Росс мот­нул го­ловой от удив­ле­ния. «Се­рия, зна­чит…», -по­думалось ему.

— И ни од­ной за­цеп­ки, как и в слу­чае с убий­ством про­фес­со­ра, я прав? — усмехнулся детектив.

Пирс толь­ко по­вел бро­вями, не­доволь­но пог­ля­дывая на ча­сы.

— Убий­ца кни­голюб или он не лю­бит по­рядок? — ос­матри­вая раз­бро­сан­ные кни­ги на по­лу и нес­коль­ко пус­тых книж­ных по­лок, по­ин­те­ресо­вал­ся Росс, пробираясь вдоль стеллажей.

— Ну мы тут уже ус­пе­ли при­кинуть. Су­дя по ка­тало­гу, по­хище­на толь­ко ас­тро­номи­чес­кая эн­цикло­педия. Вро­де ка­кая-то спе­ци­али­зиро­ван­ная бы­ла, не для сред­ней ру­ки, — за­дум­чи­во ответил де­тек­тив Пирс, пе­рех­ва­тив не­до­уме­ва­ющий взгляд Рос­са.

— Сэр, — об­ра­тил­ся лей­те­нант Сам­мерс, изу­чая ве­щи по­кой­но­го, — в те­лефо­не жер­твы был вклю­чен дик­то­фон. Есть сох­ра­нен­ная за­пись.

— Вклю­чай, че­го ждешь! — от­ве­тил не­тер­пе­ливо Пирс, по­спешив к не­му.

Сна­чала на за­писи был шо­рох, за­тем по­явил­ся ди­алог и го­лос жер­твы: «Про­шу вас, сох­ра­ните мне жизнь! То, что вы ищи­те-вам не по­может. Про­шу в-вас, про­шу! Я…, у ме­ня, у ме­ня…». Его пе­ребил ме­тал­ли­чес­кий го­лос убий­цы: «Наз­ва­ние 27 пла­неты, и я сох­ра­ню твою жал­кую жизнь», за­тем наступила па­уза, после которой пос­лы­шались стран­ные зву­ки, слов­но уль­траз­ву­ковая бор­ма­шина в сто­мато­логи­чес­ком ка­бине­те за­жуж­жа­ла, об­ра­баты­вая зуб. Сно­ва во­цари­лась пол­ная ти­шина. Ее нарушил жут­кий стон, ско­рее все­го при­над­ле­жав­ший жер­тве. Сно­ва ти­шина, прервавшаяся шумом, гро­хотом. После раздался выс­трел. От­да­лен­но пос­лы­шал­ся жен­ский визг. За­тем еще раз выс­трел и сно­ва ти­шина. Че­рез нес­коль­ко се­кунд дик­то­фон воспроизвел шум па­да­ющих книг с по­лок. А пос­ле раз­дался со­вер­шенно не­обыч­ный низ­кий виб­ри­ру­ющий звук, от ко­торо­го всем слу­шате­лем ста­ло не по се­бе. Это напомнило окружающим шум втя­гивав­ше­го пыль пы­лесо­са, за­тем глу­хой удар и сно­ва ти­шина. На этот раз -окончательная.

По завершении за­писи сле­дова­тель Пирс еще дол­го та­ращил­ся на по­гас­ший дис­плей те­лефо­на. Его боль­шие ка­рие гла­за поч­ти не мор­га­ли. Кар­ти­на по­ходи­ла на «Преж­девре­мен­ную ос­та­нов­ку моз­го­вой фун­кции де­тек­ти­ва Пир­са».

— Ни­чего по­доб­но­го я еще не встре­чал! -не­ожи­дан­но опом­нившись, вы­палил сле­дова­тель. -Хм, ес­ли жер­тва бы­ла зас­тре­лена од­ним выс­тре­лом, вто­рой был пред­назна­чен жен­щи­не, — нер­вно рас­суждал он. — Это же жен­ский визг был, так? И что, черт возь­ми, за стран­ный воп­рос о 27 пла­нете?!

Гля­дя, как Пирс пы­тал­ся оси­лить за­гад­ку, пло­хо скры­вая раз­дра­жение и не­доволь­ство, Росс не­воль­но улыб­нулся.

— Че­го ты так ки­пятишь­ся, Нейт? — обод­ря­юще пох­ло­пывая Пир­са по спи­не, на­чал он. Ну, бу­дет у те­бя еще од­на го­лово­лом­ка в тво­ем спис­ке рас­сле­дова­ний.

— Лад­но те­бе, А­арон, го­вори пря­мо, — пе­ребил его Пирс, нем­но­го при­уныв­ший от пред­сто­ящей ра­боты. — Я те­бя знаю уже лет 10. Хо­чешь заб­рать де­ло и выс­лу­жить­ся, я толь­ко за. Нут­ром чувс­твую, что ра­боты здесь бу­дет мно­го, а ре­зуль­та­тов ма­ло. Это де­ло по тво­ей час­ти. Нет у ме­ня же­лания ис­кать то, не знаю, что. У ме­ня сын же­нит­ся, дочь ро­дит на днях, а я тут весь за­вален ра­ботой. За­бирай ра­ди Хрис­та!

— Ра­ди Хрис­та свя­тое де­ло заб­рать! — ве­село по­дыто­жил А­арон. -Толь­ко от­чет сос­тавь. А я по­хода­тай­ствую о пе­реда­че в мои ру­ки. Лад­но, я до­мой в душ, а по­том в от­дел. Под­тя­гивай­ся ут­ре­цом.

— До­мой в душ? Не пос­пать, а прос­то в душ! — вос­клик­нул ото­ропев­ший Пирс. -За­чем те­бе душ, А­арон? — ос­трил кол­ле­га. -Ис­ку­пай­ся в Гуд­зо­не, что­бы вре­мя не те­рять! Слу­шай, ну, где ты бе­решь этот вот за­ряд? — в со­тый раз любопытствовал Пирс, изум­ля­ясь бь­ющей че­рез край энер­гии у де­тек­ти­ва Росса. — Не жрешь тол­ком, не спишь. От­ку­да столь­ко по­зити­ва, не пой­му?

— Есть у ме­ня один сек­рет…, — ти­хо с серь­ез­ным ви­дом со­об­щил А­арон. — Каж­дое ут­ро на­тощак я…, -на­мерен­но сде­лав па­узу, он улыб­нулся то­му, как Пирс весь в не­тер­пе­нии склонил го­лову в его сто­рону во вни­мании, — по­тяги­ваю из тру­боч­ки ак­ку­муля­тор­ный элек­тро­лит.

Пирс под­жал гу­бу и мет­нул не­доволь­ный взгляд в сто­рону сво­его со­бесед­ни­ка.

— Иди к чер­ту, су­пер­мен, блин! -съ­ехид­ни­чал Пирс улы­ба­юще­муся Рос­су. -Ва­ляй уже в свой душ. Я, кста­ти за­писал­ся в тре­нажер­ный зал, — бро­сил тот в след уда­ля­юще­муся де­тек­ти­ву Рос­су. -Зав­тра на­чинаю но­вую жизнь!

— Я пом­ню, у те­бя уже был один день но­вой жиз­ни! — с ус­мешкой при­пом­нил обер­нувший­ся Росс. –Ты еще тогда на ра­боту впер­вые при­шел рань­ше всех, ус­тавший от про­беж­ки и прос­тывший от бод­ря­щего ду­ша. Я те­бе все чай с ли­моном но­сил, помнишь? Захвачу-ка я снова лимоны.

— На этот раз все бу­дет ина­че, мой друг, -ра­дос­тно от­ре­аги­ровал Пирс. — Вот уви­дишь. Бу­дешь по­том за­видо­вать мо­ей прес­су­хе. Все, яз­ва, ка­тись от­сю­да!

Всю до­рогу до от­де­ла, де­тек­тив раз­мышлял: «Не­воз­можно не свя­зать эти два убий­ства вмес­те. Тот же под­черк. Раз­рыв во вре­мени меж­ду ни­ми все­го 30 ми­нут. У обе­их жертв сначала прек­ра­тилась моз­го­вая де­ятель­ность, за­тем был про­из­ве­ден выс­трел в сер­дце. Один ге­нетик, дру­гой вла­делец книж­но­го ма­гази­на. Ка­кая связь меж­ду по­кой­ны­ми — мог­ли ли они быть друзь­ями? Убий­ца хо­тел уз­нать наз­ва­ние 27 пла­неты — как это мож­но свя­зать… По­хоже на ка­кую-то нез­доровую кли­нику… И где ис­кать это­го „кра­сав­ца“ … На за­писи от­четли­во слы­шен жен­ский визг… Зна­чит, нуж­но ис­кать жен­щи­ну, ко­торая бы­ла свя­зана с уби­тым вла­дель­цем ма­гази­на или воз­можно с уби­тым про­фес­со­ром…».

Гла­ва 2

Хай­вэй. Нью-Й­орк

Под ка­потом рез­во ры­чало 8 ци­лин­дров кол­лекци­он­но­го Пон­ти­ака GTO The Judge 1969 го­да. Росс мчал­ся по хай­вэю, ос­тавляя за со­бой клу­бы ды­ма. В эти ми­нуты, ощу­щая под со­бой эту ди­кую мощь ав­то­моби­ля, он лю­бил Нью-Й­орк. Бу­ря эмо­ций тре­пала его ду­шу, слов­но вры­ва­ющий­ся ве­тер че­рез ок­но ав­то­моби­ля наб­ра­сывал­ся на его от­росшие куд­ри. Каж­дая ми­ля бы­ла для не­го но­вой пор­ци­ей ад­ре­нали­на и кай­фа. Каж­дое дви­жение ру­ля — мол­ни­енос­но при­нятое ре­шение, пол­ный кон­троль над со­бой. И А­арон лег­ко бы от­ка­зал­ся от всех ощу­щений в жиз­ни, кро­ме того чувс­тва, что да­вал ему его чер­ный блес­тя­щий Пон­ти­ак: сво­боду, ве­тер, ско­рость.

Ог­ни го­рода про­носи­лись ми­мо с бешеной ско­ростью, прев­ра­ща­ясь в бес­ко­неч­ную жел­тую по­лос­ку све­та. Нью-Й­орк не спал.

Въ­ехав на мост Джор­джа Ва­шин­гто­на, и до­ехав до его се­реди­ны, Росс ос­та­новил­ся. Мос­ты бы­ли для не­го из­люблен­ным мес­том для раз­мышле­ний, осо­бен­но ночью, ког­да они так та­инс­твен­но под­све­чива­лись ог­ня­ми. Он вы­шел из ав­то­моби­ля, за­жег си­гару, вы­курил ее, нас­лажда­ясь ви­дом, от­кры­вав­шимся с мос­та на го­род и ре­ку, а за­тем стре­митель­но вер­нулся в ма­шину, хлоп­нул двер­цей, за­вел дви­гатель, на­пол­нив ре­вом ноч­ную ат­мосфе­ру вок­руг, рез­ко кру­танул руль вле­во, пе­ре­ехал сплош­ную ли­нию раз­метки и ре­шитель­но рва­нул на ско­рос­ти 180 в об­ратную сто­рону, слов­но вспом­нил, что за­был по­тушить по­жар.

У до­ма про­фес­со­ра Си­вире­на он заг­лу­шил дви­гатель. «Цирк у­ехал», — по­думал Росс о по­лицей­ских ноч­ных де­жур­ных, -«Эти бал­бе­сы на­вер­ня­ка ос­та­нови­лись где-ни­будь на обо­чине, жрут свои пон­чи­ки, ос­тавляя жир­ные пят­на на фор­ме, и тра­вят оче­ред­ные глу­пые бай­ки, а заодно про­мывают мне кос­точки, ка­кой я дос­та­вала».

Вой­дя в дом, Росс еще раз ос­мотрел­ся по сто­ронам и дви­нул­ся к книж­ным пол­кам, взгля­дом ища то, за чем при­ехал — пор­трет де­вуш­ки за стек­лом сер­ванта. Это бы­ла вы­рез­ка из жур­на­ла для фи­зиков, уже нем­но­го выц­ветшая от ста­рос­ти. Воз­можно, по­это­му, Рос­са она не за­ин­те­ресо­вала сра­зу при обыске. Но те­перь он был уве­рен, что имен­но этот об­раз ему гре­зил­ся нес­коль­ко раз. То ли во сне, то ли на яву де­тек­тив не при­пом­нил, но его ней­рон­ные им­пуль­сы под­ска­зыва­ли ему, что это было то са­мое ли­цо.

Тог­да, при­ехав на ос­мотр мес­та убий­ства, он лишь мель­ком бро­сил взгляд на ее пор­трет и не при­дал зна­чения. На мос­ту же эти два об­ра­за сош­лись в один. Росс вгля­делся в фо­тог­ра­фию. На вид лет двад­ца­ти; зе­леные гла­за, длин­ные каш­та­новые во­лосы и чу­дес­ная улыб­ка. Мож­но бы­ло бы за­любо­вать­ся этим милым ли­чиком, ес­ли бы смот­ревший на нее был не А­арон Росс, а совсем дру­гой муж­чи­на. Де­тек­ти­ву до кра­соты ни­како­го де­ла не бы­ло. Па­док на хо­рошень­ких жен­щин он не был. Эта чер­та его ха­рак­те­ра, по­жалуй, ему нра­вилась в се­бе осо­бен­но.

Росс вытащил из рамочки вы­рез­ку и пос­мотрел на обо­рот­ную сто­рону. Уви­ден­ное его по­рази­ло. Над­пись бы­ла блед­ной, но еще чи­табель­ной. Де­тек­тив был так оша­рашен, что не­воль­но оз­ву­чил про­читан­ное вслух: -Моя 27 пла­нета. 2018 год.

На миг Росс впал в оце­пене­ние от мыс­ли, ка­ким не­ведо­мым об­ра­зом он по­луча­л та­кие под­сказ­ки. Слов­но сам черт, а мо­жет ан­гел вел его по уже на­писан­но­му сце­нарию.

По­ложив фо­то се­бе в кар­ман и на­дев ко­жаные пер­чатки, Аарон по­дошел к пись­мен­но­му сто­лу про­фес­со­ра и от­крыл ящик. Ни­чего осо­бен­но­го: кан­це­ляр­ские при­над­лежнос­ти, за­пис­ная бу­мага и шка­тул­ка, об­тя­нутая чер­ным бар­ха­том, внут­ри ко­торой хра­нилась пус­то­та. В уг­лу ящи­ка ле­жала ви­зит­ни­ца и по­золо­чен­ная за­пис­ная книж­ка. Росс про­лис­тал ви­зит­ки и не об­на­ружил ни­чего, за что бы он мог за­цепить­ся. За­писей в блок­но­те уби­того не бы­ло, толь­ко те­лефон­ные кон­такты и ад­ре­са. За­пис­ную книж­ку де­тек­тив то­же прих­ва­тил с со­бой. Но на пути к выходу из дома, внезапно появившееся странное чувство остановило его и, вслушиваясь в тишину, что хранило это жилище, детектив еще раз медленно прошелся глазами по стеклянным стеллажам, застывшим в них статуэткам, статуям, молчаливо хранящих секрет своего хозяина и тихо тикающим напольным часам.

«Стран­ный дом», -отметил он. -«За ис­клю­чени­ем ка­мер ви­де­онаб­лю­дения сна­ружи, боль­ше ни­какой сов­ре­мен­ной тех­ни­ки здесь нет. Да­же мик­ро­вол­новки. Очень стран­но… В наш то век тех­ни­ки и элек­тро­ники!»

Озадаченно поджав губу и погрузившись в размышления, Росс вышел из парадной, хлоп­нув за собой дверью.

В опус­тевшем до­ме раз­дался глу­хой от­звук; он прокатился по потолку и, разбудил хрустальную люстру, которая изящно издала тонкий звон. За­тем пос­лы­шал­ся ро­кот дви­гате­ля и сти­ха­ющий шум уда­ля­ющих­ся ав­то­мобиль­ных шин по ас­фаль­ту.

Гла­ва 3

1969 год. Рас­копки близ го­рода Ка­ража­ла. Ка­зах­стан

Го­лые мок­рые от по­та спи­ны ра­бочих, ко­торые за два дня уже ус­пе­ли за­гореть и об­лезть, блес­те­ли на сол­нце, то раз­ги­ба­ясь, то сги­ба­ясь, втыкая ло­паты в зем­ную твердь. Ка­залось, это были не лю­ди, а ме­хани­чес­кие ма­шины, не зна­ющие что та­кое ус­та­лость. Ло­паты в их ру­ках, слов­но иг­лы швеи, поб­лески­вая на сол­нце, впи­вались ос­три­ем в зем­лю и вы­ныри­вали наг­ру­жен­ные зем­лей.

По ме­ре рас­ко­пок ста­нови­лось воз­можным раз­гля­деть объ­ект, с бе­шеной ско­ростью рух­нувший с не­бес на зем­лю. Это бы­ло неч­то бес­формен­ное ме­тал­ли­чес­кое, по­ходив­шее ско­рее на от­ва­лив­ший­ся ку­сок кос­ми­чес­ко­го ко­раб­ля.

Удар был не силь­ным, но все же го­род вздрог­нул от сот­ря­сения. Спец­служ­бы Ка­зах­ста­на сре­аги­рова­ли на удив­ле­ние так же мол­ни­енос­но, как и са­мо па­дение ос­колка. Объ­ект иден­ти­фици­рова­ли, как не­из­вес­тный кос­ми­чес­ко­го про­ис­хожде­ния пред­мет и мес­то быс­тро об­несли за­бором с колючей про­воло­кой, пос­та­вили уси­лен­ную ох­ра­ну, из­ме­рили уро­вень ра­ди­ации и, ко­неч­но же, за­сек­ре­тили все, что мож­но бы­ло за­сек­ре­тить.

Уже пер­вый вы­пуск но­вос­тей, вы­шедший че­рез 20 ми­нут, со­об­щал о па­дении ме­те­ори­та. Да­лее оперативно ор­га­низо­вали ин­тервью со сто­лич­ным на­ци­ональ­ным пе­даго­гичес­ким уни­вер­си­тетом, где выс­ту­пил за­веду­ющий ка­фед­рой те­оре­тичес­кой и эк­спе­римен­таль­ной фи­зики, док­тор тех­ни­чес­ких на­ук и про­фес­сор Ма­рат Кур­ба­ев с ком­мента­ри­ями и от­ве­тами на воп­ро­сы от те­лез­ри­телей, как выг­ля­дит ме­те­орит и по­чему он упал.

Но­вость пок­ру­тили сут­ки и боль­ше к ней не воз­вра­щались. На сле­ду­ющий день лю­ди уже за­были о не­ведо­мом ме­те­ори­те и ник­то не знал, что на мес­те его па­дения ки­пела бур­ная де­ятель­ность по из­вле­чению то­го, что на­ходи­лось внут­ри.

По окон­ча­нии рас­ко­пок ра­бочих спешно соб­ра­ли и груп­пой вы­вез­ли с тер­ри­тории в не­из­вес­тном нап­равле­нии. Боль­ше бе­долаг ник­то не ви­дел.

Тех­ни­ки сде­лали док­лад, что объ­ект яв­лялся от­ло­мив­шей­ся частью не­из­вес­тно­го кос­ми­чес­ко­го ап­па­рата, внут­ри ко­торо­го об­на­ружи­ли хо­лодиль­ную ком­пак­тную ка­меру с со­суда­ми с за­моро­жен­ным ве­щес­твом.

­ Ис­сле­дова­ние хи­миков по­каза­ло, что в ем­костях на­ходил­ся ге­нети­чес­кий ма­тери­ал организмов не­из­вес­тных зем­ной на­уке.

Уже че­рез 5 ча­сов ти­шину ла­геря на­рушил шум дви­гате­ля неопределенного ле­татель­но­го ап­па­рата, из ко­торо­го по­яви­лись не­из­вес­тные лю­ди, оде­тые в ка­муф­ляжную фор­му. Без­мол­вно с важ­ным ви­дом они про­шес­тво­вали к дис­танци­он­но­му пун­кту ко­ман­до­вания и скры­лись внут­ри. Как ни странно, ник­то даже и не за­метил сре­ди де­лега­ции стран­ное су­щес­тво в чер­ном ко­жаном ком­би­незо­не с оч­ка­ми на гла­зах рос­том не боль­ше 120 сан­ти­мет­ров. А ес­ли кому-то и удалось уло­вить стран­ный си­лу­эт, то мог спи­сать сие явление на пло­хую ви­димость в ноч­ное вре­мя су­ток. Ведь че­го толь­ко ночью не мог­ло по­мере­щить­ся.

В по­меще­нии гость ма­лень­ко­го рос­та надел пер­чатки, взял свой кейс и во­шел в от­дель­ный от­сек, в ко­тором на­ходи­лась ла­бора­тория. Пе­ред ним сто­яли гер­ме­тич­но упа­кован­ные об­разцы с жид­костью. Пришелец ос­то­рож­но взял од­ну еди­ницу загадочного ве­щес­тва, от­крыл свой че­модан­чик с рентгенологическим определителем, вста­вил кап­су­лу в вы­ем­ку и надавил на пуск. Пос­ле нес­ложных ма­нипу­ляций ви­зитер вер­нул кап­су­лу в строй ко всем ос­таль­ным, сло­жил все имев­ши­еся в ла­бора­тории об­разцы в хо­лодиль­ный кон­тей­нер, зас­тегнул свой че­модан­чик и че­рез нес­коль­ко ми­нут по­кинул бокс.

Утром, при­ехав­шее на мес­то па­дения кос­ми­чес­ко­го об­ломка, ко­ман­до­вание Ка­зах­ста­на об­на­ружи­ло ла­герь не ох­ра­ня­емым. Вся служба безопасности находилась без сознания, а по пробуждении, выяснилось, что потеряла слух. Их по­луб­ре­довые бор­мо­тания о втор­же­нии иноп­ла­нетян и зах­ва­те ла­геря для со­вер­ше­ния та­инс­твен­но­го ри­ту­ала, ко­ман­до­вание соч­ло коллективным умо­поме­шатель­ством. Воп­рос о еди­нов­ре­мен­ной по­тере слу­ха, ко­неч­но, оза­дачи­л на­чаль­ство, но глав­ное ра­зоча­рова­ние и за­гад­ка их жда­ла в пус­той ла­бора­тории, где, к со­жале­нию, не об­на­ружи­лось ни од­ной кап­су­лы с уни­каль­ным ге­нети­чес­ким ма­тери­алом, до­бытых с рас­ко­пок…

Меж тем, ус­пешно вы­пол­нив сек­ретную мис­сию, за­гадоч­ная ко­ман­да в ка­муф­ля­же пе­ресек­ла Ат­ланти­ку на сво­ем лич­ном воз­душном тран­спор­те и ни од­на спец­служ­ба ми­ра не смог­ла за­фик­си­ровать их пе­ред­ви­жение.

Передача ценного груза была произведена в Нью-Мексико близ Санта-Ана-Пуэбло. Летательный аппарат спецагентов встречал бронированный вездеход с холодильником для биоматериала.

Вскоре ав­то­тех­ни­ка свер­ну­ла с ас­фаль­ти­рован­ной трас­сы в сто­рону горной цепи Арчулеты Месы и скры­лась сре­ди ее вершин, ос­та­вив пос­ле се­бя пыль­ное облако.

Гла­ва 4

1973 год. Ин­сти­тут име­ни Иоганна Гуттенберга. Май­нц. Гер­ма­ния

— Та­ким об­ра­зом, вы­яв­ля­емые из­ме­нения яв­ля­ют­ся ге­нети­чес­ки­ми, а не мор­фо­логи­чес­ки­ми и от­но­сят­ся к бо­лее вы­соко­му уров­ню ор­га­низа­ции ге­нети­чес­ко­го ма­тери­ала клет­ки, — по­дыто­жил про­фес­сор Вла­димир Си­вирен, чи­тав­ший лек­цию в Уни­вер­си­тете име­ни Гуттенберга.

— Ска­жите, про­фес­сор, — об­ра­тил­ся из лек­ци­он­но­го за­ла сту­дент, — воз­можно ли во­об­ще, опи­ра­ясь на уже су­щес­тву­ющие ис­сле­дова­ния и от­кры­тия, пред­по­ложить син­те­зиро­вание ис­кусс­твен­но­го че­лове­ка?

Про­фес­сор всмот­релся в зал и, сняв оч­ки, от­ве­тил:

— На­ука ша­га­ет ма­лень­ки­ми ос­то­рож­ны­ми шаж­ка­ми, но быс­тро. На се­год­няшний день она по­ка не об­ла­да­ет та­кой мощью, но ге­нети­чес­кая кор­рекция че­лове­ка мо­жет стать реаль­ностью бли­жай­ше­го бу­дуще­го. Ген­но-мо­дифи­циро­ван­ный че­ловек для бу­дущей ге­нети­ки ста­нет аб­со­лют­но обык­но­вен­ным про­цес­сом. Это воп­рос вре­мени.

— Про­фес­сор, — вык­рикну­ли сно­ва из за­ла, — вы упо­мяну­ли о ге­нети­чес­кой кор­рекции ге­нома че­лове­ка, но су­щес­тву­ют ли уже сей­час прак­ти­чес­кие раз­ра­бот­ки ме­тодов при­нуди­тель­но­го встра­ива­ния ге­нов дру­гих ор­га­низ­мов в че­лове­чес­кую ДНК с целью ле­чения нас­ледс­твен­ных ге­нети­чес­ких за­боле­ваний. Ска­жите кон­крет­нее, нас­коль­ко этот ме­тод сей­час изу­ча­ет­ся?

— В на­ши дни про­водит­ся мно­го ис­сле­дова­ний в дан­ной об­ласти и мно­го от­кры­тий, мои друзья… — на­чал про­фес­сор, и вдруг не­ожи­дан­но для всех он рез­ко хлоп­нул по сто­лу ла­донью.

Раз­да­вив па­ука, кра­дуще­гося ря­дом с за­пис­ной книж­кой на сто­ле, он скло­нил­ся над мер­твым тель­цем на­секо­мого, внимательно его изу­чая. А затем, ловко ух­ва­тив дву­мя паль­ца­ми за нож­ку, под­нял вы­ше на уро­вень глаз, де­монс­три­руя без­жизнен­ный скрю­чен­ный от уда­ра труп па­ука сту­ден­там, и объ­явил пос­ле не­дол­гой па­узы:

— Вот, к при­меру, че­лове­чес­кая ко­жа при­об­ре­тет проч­ность па­ука, ес­ли вжи­вить в че­лове­чес­кое ДНК ген этого насекомого, от­ве­ча­ющий за свой­ство кож­но­го пок­ро­ва. Че­ловек пе­рес­та­нет чувс­тво­вать боль, че­го как раз-таки ли­шено это су­щес­тво, а его ко­жа станет не­уяз­ви­мой, по­тому, что кож­ный пок­ров па­ука нас­толь­ко тверд, что ес­ли бы это существо бы­ло рос­том с ме­ня, то, уда­рив его рукой, я бы сло­мал ее о бро­ню. Толь­ко пред­ставь­те, ка­кие без­гра­нич­ные воз­можнос­ти от­кры­ва­ют­ся на­уке и, как свой­ства па­ука мог­ли бы по­мочь че­лове­ку в ле­чении мно­гих за­боле­ваний!

Пос­мотрев с не­ким со­жале­ни­ем на мер­тво­го бе­дола­гу, про­фес­сор бро­сил его в му­сор­ную кор­зи­ну, а за­тем про­дол­жил:

— Но опять же, это все в бу­дущем. Нуж­ны го­ды ис­сле­дова­ний преж­де, чем бу­дет внед­рен тот или иной ме­тод, поз­во­ля­ющий вы­лечить ге­нети­чес­кие де­фек­ты или усо­вер­шенс­тво­вать здо­ровые. За­кон не поз­во­ля­ет эк­спе­римен­ты с че­лове­ком, а по­тому за­дача для уче­ных пред­сто­ит не­лег­кая.

— Про­фес­сор, рас­ска­жите о му­таци­ях, — кри­чали из за­ла.

Си­вирен улыб­нулся:

— О му­таци­ях мож­но го­ворить бес­ко­неч­но! Все мы, в ка­кой-то ме­ре, му­тиру­ем в про­цес­се эво­люции. Че­лове­чес­кий ге­ном име­ет лишь 1 про­цент уни­каль­ных ге­нов. Ес­ли го­ворить о сос­та­ве ге­нов, то мы име­ем 60-ти про­цен­тное сходс­тво с пло­довой муш­кой дро­зофи­лой. У нас 90 про­цен­тное сходс­тво с мышью, а так­же весь­ма не­малое нас­ледс­тво от ки­шеч­ной па­лоч­ки, жи­вущей в на­шем тол­стом ки­шеч­ни­ке.

А­уди­тория сде­лала удив­ленные гла­за, а кто-то от предвкушения интересных фактов за­ер­зал на сту­ле.

— Взять луч­ших дру­зей че­лове­ка: со­бак и ко­шек… У нас оди­нако­вые с ни­ми ге­ны! Прос­то ре­гули­ру­ют­ся они по-раз­но­му, что и де­ла­ет нас уни­каль­ны­ми тво­рени­ями при­роды. Вот еще при­мер: го­лубой цвет глаз… — это ре­зуль­тат му­тации в ге­не HERC2. У но­сите­лей та­кого ге­на сни­жена вы­работ­ка ме­лани­на в ра­дуж­ной обо­лоч­ке гла­за. Воз­никла эта му­тация при­мер­но 6—10 тыс. лет на­зад на Ближ­нем Вос­то­ке… Так что…, — по­дыто­жил он, — все лю­ди с го­лубы­ми гла­зами мо­гут счи­тать­ся родс­твен­ни­ками.

— Да! — ска­зал, улы­ба­ясь один из сту­ден­тов. — Или му­тан­та­ми.

Про­фес­сор поб­ла­года­рил слу­шате­лей и объ­явил об окон­ча­нии лек­ции.

По­зитив­но нас­тро­ен­ные сту­ден­ты, вы­ходи­ли из лек­то­рия и толь­ко один из них за­дер­жался, что­бы по­гово­рить с про­фес­со­ром в удоб­ную для не­го ми­нут­ку.

Ал­фи был не­мец­ким ан­гли­чани­ном вы­соким, ху­дым и не­обы­чай­но ум­ным сту­ден­том. На ка­фед­ре кле­точ­ной би­оло­гии уни­вер­си­тета пар­ню про­рочи­ли зва­ние бу­дуще­го светила на­уки. Он тя­готел ко все­му, что при­носи­ло зна­ния и, упо­ен­ный бе­седой на ин­те­ресо­вав­шие его те­мы, мог ча­сами го­ворить с про­фес­со­ром. Си­вире­на он счи­тал бо­жес­твом, и ес­ли бы пос­ледний был не про­тив, то тот пок­ло­нял­ся бы ему с ре­лиги­оз­ностью фа­нати­ка.

К слову сказать, про­фес­сор Си­вирен был дей­стви­тель­но та­лан­тли­вым ге­нети­ком. Его ро­дите­ли им­мигри­рова­ли из Со­вет­ско­го Со­юза и осе­ли в Ан­глии в про­вин­ци­аль­ном го­род­ке. Вла­димир по­лучил от­личное об­ра­зова­ние, за­кон­чил ма­гис­тра­туру и легко заслужил уче­ную сте­пень.

Бу­дучи мо­лодым уче­ным в воз­расте 30 лет, он от­крыл рес­трик­ци­он­ные фер­менты, ка­тали­зиру­ющих ре­ак­цию гид­ро­лиза нук­ле­ино­вых кис­лот. Бла­года­ря это­му ста­нови­лось воз­можным, слов­но «би­оло­гичес­ки­ми нож­ни­цами», вы­резать один ген из ДНК и вкле­ить дру­гой. Но Но­белев­скую за свои нож­ни­цы он не по­лучил. Сло­жилось так, что в то­же са­мое вре­мя та­кое же от­кры­тие бы­ло со­вер­ше­но пле­ядой блес­тя­щих аме­рикан­цев, ко­торые и бы­ли но­мини­рова­ны на по­луче­ние пре­мии.

Но Си­вирен не от­ча­ивал­ся и про­дол­жал ис­сле­дова­ния, хо­тя фи­нан­си­рова­ние шло, мяг­ко ска­зать, ту­го, что очень воз­му­щало уче­ного. Пос­ле оче­ред­но­го скан­да­ла с ди­рек­ци­ей уни­вер­си­тета, ему от­кро­вен­но за­яви­ли, что на­уч­ная де­ятель­ность про­фес­со­ра дол­жна на­ходить­ся су­губо в рам­ках ин­те­ресов ин­сти­тута и фи­нан­си­ровать его эго­цен­тризм они боль­ше бы­ли не в сос­то­янии. Мес­тные га­зеты раз­ду­ли скан­дал до не­веро­ят­ных раз­ме­ров, что еще боль­ше нав­ре­дило ре­пута­ции Си­вире­на, пос­та­вив под сом­не­ние про­фес­со­ра, как блес­тя­щего про­фес­си­она­ла.

Од­нажды, по­сетив на­уч­ную кон­фе­рен­цию в Кель­не и выс­ту­пив там со сво­ей ге­ни­аль­ной речью о ге­нети­чес­ких тран­сфор­ма­ци­ях бу­дуще­го, он был приг­ла­шен в ис­сле­дова­тель­ский ин­сти­тут Май­нца. Си­вирен был на эмо­ци­ональ­ном взле­те от ос­на­щения ла­бора­торий и пе­редо­вых кли­ничес­ких воз­можнос­тей заведения. Тог­да же уче­ный и при­нял пред­ло­жение, сде­лан­ное ему ру­ководс­твом кли­ники ин­сти­тута, пе­ре­ехав в Гер­ма­нию, где ус­пешно и с раз­ма­хом про­дол­жил на­уч­ные изыс­ка­ния, со­вер­шив еще мно­жес­тво но­вых от­кры­тий в об­ласти ге­нети­ки.

Карь­ера Си­вире­на пош­ла в го­ру: о нем пи­сали на­уч­но по­пуляр­ные жур­на­лы, но­вос­тные га­зеты и да­же па­ру раз про­фес­сор зас­ве­тил­ся в эфи­ре Гес­сен­ско­го те­леви­зи­он­но­го ка­нала «Hr-fernsehen».

Но но­вые по­беды не вскру­жили го­лову уче­ному. Си­вирен прес­ле­довал бо­лее вы­сокие це­ли, а так­же вкла­дывал не­мало уси­лий в по­пол­не­ние на­уч­ных ла­бора­торий но­выми кад­ра­ми. Ему очень хо­телось за­жечь ог­нем мо­лодое по­коле­ние, пре­ис­полнив их сер­дца здо­ровым аван­тю­риз­мом в их бу­дущих ис­сле­дова­ни­ях и от­кры­ти­ях, и пе­редать им олим­пий­ский фа­кел на­уки. Для это­го он раз­ра­ботал мас­су обу­ча­ющих ме­тодик, ру­ководств для прак­ти­кан­тов, а так­же с удо­воль­стви­ем чи­тал лек­ции всем, ко­му бы­ло ин­те­рес­но их пос­лу­шать.

Сту­ден­ты бес­край­не ува­жали Си­вире­на и каж­дый раз его а­уди­торию по­сеща­ло все боль­ше слу­шате­лей. Од­ни си­дели в про­ходе на сту­пень­ках, дру­гие пря­мо на по­лу и да­же дверь при­ходи­лось ос­тавлять от­кры­той, по­тому что в двер­ном про­еме то­же тол­пи­лись же­ла­ющие ус­лы­шать речь Си­вире­на. Пос­ле выс­тупле­ний вок­руг уче­ного всег­да ро­илась тол­па сту­ден­тов с воп­ро­сами. Про­фес­сор осо­бен­но ста­рал­ся ни­кому не от­да­вать пред­почте­ния, но ан­гли­чанин Ал­фи все же стал для не­го ис­клю­чени­ем.

Сту­дент на­пом­нил про­фес­со­ру его са­мого в мо­лодос­ти: ам­би­ци­оз­но­го, не­тер­пе­ливо­го, пыл­ко­го и по­мешан­но­го на на­уке пар­ня.

Ал­фи уда­валось час­тень­ко удив­лять про­фес­со­ра сво­им нес­те­ре­отип­ным взгля­дом на на­уку. Сту­дент был, слов­но при­шель­цем, рас­по­лагав­шим тон­ной зна­ний, за­писан­ных в ко­ды и зна­ки, но без уме­ния пре­об­ра­зовать их в бук­вы и сло­ва, по­нят­ные зем­ля­нам.

Про­фес­сор ве­рил, что од­нажды Ал­фи взор­вет уче­ные умы сво­им ге­ни­ем, а по­тому ста­рал­ся ему по­могать в его про­ек­тах. И, ес­тес­твен­но, Си­вирен поз­во­лил бу­дуще­му уче­ному сту­пить на по­рог сво­ей свя­той оби­тели — ла­бора­торию, в ко­торой от­ны­не па­рень про­падал це­лыми дня­ми, по­лучая бес­ценный опыт в наб­лю­дени­ях за ис­сле­дова­ни­ями ге­ни­аль­но­го уче­ного.

Ал­фи стал цен­ным по­мощ­ни­ком и, ко все­му про­чему, ока­зал­ся хо­рошим и по­нима­ющим со­бесед­ни­ком, что под­ку­пило про­фес­со­ра и, в свою оче­редь, прев­ра­тилось для Ал­фи в боль­шую уда­чу. Пар­нишка стал сви­дете­лем са­мого нас­то­яще­го на­уч­но­го про­рыва.

Про­фес­сор соз­дал пер­вую в ми­ре ме­тоди­ку ис­кусс­твен­но­го вы­ращи­вания че­лове­чес­ко­го зу­ба пу­тем прог­рамми­рова­ния ство­ловых кле­ток. Ме­тод, хо­тя и ре­волю­ци­он­ный в сто­мато­логии, все же раз­ви­тия даль­ней­ше­го не по­лучил по при­чине низ­кой кли­ничес­кой эф­фектив­ности. Но Си­вире­на это не огор­чи­ло. Ве­ря, что его ра­бота не бы­ла нап­расной, он ус­по­ка­ивал се­бя тем, что воз­можно, он прос­то опе­редил свое вре­мя. Уче­ный убеж­дал се­бя, что в бу­дущем его тру­ды обя­затель­но пой­мут и ре­зуль­та­ты ис­сле­дова­ний при­несут поль­зу лю­дям.

Еще че­рез 2 го­да Си­вирен вы­рас­тил пер­вую в ми­ре ген­но — мо­дифи­циро­ван­ную мышь, в ДНК ко­торой был вклю­чен ген кры­сы. Гры­зун из про­бир­ки вдвое пре­вышал до­пус­ти­мые раз­ме­ры. По­лучив ус­той­чи­вость к ин­фекци­ям, жи­вот­ное про­демонс­три­рова­ло еще и по­вышен­ную моз­го­вую фун­кцию, ка­кой не мог­ли пох­вастать­ся да­же са­ми кры­сы.

Увы, приз­на­ния сво­им зас­лу­гам уче­ный опять не снис­кал, хо­тя и был это­го дос­то­ин. Мел­кие шаж­ки, ни­чего не зна­чив­шие для на­уки, при­носи­ли сла­ву и по­чет, а круп­ные ос­та­вались без вни­мания, что бе­зум­но раз­дра­жало Си­вире­на. Иног­да ему ка­залось, что не­кая про­тиво­дей­ству­ющая ему си­ла спе­ци­аль­но сдер­жи­вала его от гран­ди­оз­но­го ус­пе­ха.

Все это по на­рас­та­ющей на­чало при­водить про­фес­со­ра в ярость и рож­да­ло же­лание отом­стить уз­ко­лобым спе­ци­алис­там и кри­тикам. А по­тому он при­нимал ак­тивное учас­тие на сим­по­зи­умах и кон­фе­рен­ци­ях, пря­мо за­яв­ляя о сво­их боль­ших воз­можнос­тях, как уче­ного. Его выс­тупле­ние с док­ла­дом: «Но­вая эра. Но­вое че­лове­чес­тво», в ко­тором Си­вирен рас­ска­зал о не­из­бежной эво­люции че­лове­чес­ко­го ге­нома, ско­рее нас­то­рожи­ла ко­мис­сию, чем за­ин­те­ресо­вала. Боль­шая часть уче­ных мас­то­дон­тов ста­ли на­зывать Си­вире­на бе­зум­цем, а ос­таль­ные от­кро­вен­но нас­ме­хались.

Для са­мого Си­вире­на та­кая ре­ак­ция бы­ла ожи­да­ема, и он да­же был ей рад. Вмес­те с тем, уче­ный хо­рошо по­нимал, что от­ны­не до­рогу ему не да­дут. Но это лишь до­бав­ля­ло про­фес­со­ру бун­тар­ско­го ду­ха и зас­тавля­ло ид­ти даль­ше с за­вид­ным уп­рямс­твом и ве­рой в свои убеж­де­ния, в ко­их Си­вирен был по­хож на И­ису­са, доб­ро­воль­но ша­гав­ше­го на Гол­го­фу. Соз­на­вая, что его рас­пнут, он все ярос­тнее от­ста­ивал свои убеж­де­ния, и как вы­разил­ся один его кол­ле­га: «осоз­нанно от­ре­зая се­бе, как уче­ному, путь впе­ред». На са­мом де­ле, для Си­вире­на «путь впе­ред» оз­на­чал топ­та­ние на мес­те, как это де­лало боль­шинс­тво уче­ных.

«Воз­можно», — ду­мал он, — «пос­ле то­го, как мои тру­ды обол­гут, а ме­ня офи­ци­аль­но сде­ла­ют су­мас­шедшим и зап­рут в пси­хуш­ке, в бу­дущем мои ра­боты вос­крес­нут. Мои тру­ды приз­на­ют, а ме­ня наг­ра­дят пос­мер­тно. Ведь об­щес­тво на­чина­ет це­нить та­лан­ты толь­ко пос­ле их смер­ти. Же­латель­но му­чени­чес­кой! И чем чу­довищ­нее бы­ла рас­пра­ва над ге­ни­ем, тем яр­че и силь­нее за­гора­лась его звез­да!»

— Пом­нится у Свиф­та: «Ког­да на све­те по­яв­ля­ет­ся ге­ний, то уз­нать его мож­но хо­тя бы по то­му, что все ту­пого­ловые со­еди­ня­ют­ся в борь­бе про­тив не­го», — вслух при­поми­ная вы­раже­ние, за­гово­рил про­фес­сор, смот­ря из ок­на кли­ники взо­ром ве­лико­го пол­ко­вод­ца.

— Мой ку­мир Ни­колай Ко­пер­ник! На его тру­ды зап­рет длил­ся бо­лее 200 лет. А Га­лилей? — вос­клик­нул он с но­вой си­лой, мет­нув пол­ный тер­за­ний взгляд на стел­лаж с на­уч­ны­ми кни­гами. — Его оп­ле­ван­ный ге­ний под­вер­гся ин­кви­зиции по при­казу па­пы Рим­ско­го! При­везен­но­го на но­сил­ках, боль­но­го и уже прес­та­рело­го вы­нуж­да­ли пуб­лично от­ка­зать­ся от сво­его уче­ния. Вот про­хин­деи и уб­людки!

— А Джор­да­но Бру­но! — за­ходил нер­вно по сво­ему ка­бине­ту Си­вирен. — 8 лет уче­ный, си­дя в кры­синой ка­мере, от­стаивал свои уче­ния, что Все­лен­ная бес­ко­неч­на и в ней мно­жес­тво звезд, напо­добие на­шего Сол­нца со мно­жес­твом оби­та­емых ми­ров!

— Как же обид­но за них! — нем­но­го сба­вив пыл, вы­дох­нул про­фес­сор и с грустью по­весил го­лову.

— А Ци­ол­ков­ский? — вспом­нил не­уем­ный уче­ный, сно­ва вспых­нув, буд­то кос­тер, в ко­торый под­ли­ли мас­ло. — Еще в 19 ве­ке Ци­ол­ков­ский, ге­ни­аль­ней­ший ум ко­торо­го при­думал по­ез­да на вод­ной по­душ­ке! Он явил ми­ру идею о за­селе­нии кос­ми­чес­ко­го прос­транс­тва с ис­поль­зо­вани­ем ор­би­таль­ных стан­ций, выд­ви­нул идею о соз­да­нии кос­ми­чес­ко­го лиф­та! — гром­ко го­ворил Си­вирен, ты­кая ука­затель­ным паль­цем в воз­дух.

В по­рыве сво­его гне­ва про­фес­сор да­же не за­метил, как за стек­лянной пе­рего­род­кой за ним наб­лю­дали. Ка­кое не­лепое и сме­хот­ворное впе­чат­ле­ние он про­из­во­дил на сво­их кол­лег, при­вык­ших ви­деть на­чаль­ни­ка, го­ворив­ше­го вслух с са­мим со­бой. Сдер­жи­вая улыб­ку, они наб­лю­дали за Си­вире­ным, рас­ха­живавшего по сво­ему ка­бине­ту, без­звуч­но для них от­кры­вая рот и ты­кая паль­цем к не­бу.

— Его ос­виста­ли и наз­ва­ли су­мас­шедшим! — про­дол­жал про­фес­сор. — Нас­коль­ко че­ловек сво­ей ал­чностью и глу­постью от­бра­сыва­ет свой прог­ресс на­зад! А Ни­колай Ло­бачев­ский — неп­ризнан­ный ве­ликий уче­ный, ко­торый в 24 го­да уже был про­фес­со­ром. Вся его жизнь — это нас­мешки и кри­тика над ге­ни­аль­ней­шим соз­да­телем «не­ев­кли­довой ге­омет­рии»! Толь­ко спус­тя 50 лет один из его пос­ле­дова­телей на­пишет:

«Ни­колай Ива­нович, прос­ти нам,

Так ус­тро­ен уж ев­кли­дов мир.

В жиз­ни воз­да­ет­ся и кре­тинам,

Пос­ле смер­ти — ге­ни­ям од­ним!» — за­кон­чил про­фес­сор.

На­конец, его взгляд упал на стек­лянную пе­рего­род­ку ла­бора­тории и спох­ва­тив­шись, что сно­ва стал объ­ек­том нас­ме­шек сво­их под­чи­нен­ных, с гроз­ным ви­дом за­весил жа­люзи.

Та­кими мыс­ля­ми те­шил и ус­по­ка­ивал се­бя про­фес­сор Си­вирен, про­дол­жая свою ге­ни­аль­ную ра­боту. Ка­залось, что он шел по до­роге один. И как бы он ни ста­рал­ся, на­уч­ное со­об­щес­тво его от­торга­ло, как не­нуж­ный, вы­шед­ший из строя эле­мент, и по­лива­ло грязью.

Воз­можно, в этом бы­ла ви­на са­мого Си­вире­на; он пу­гал и шо­киро­вал об­щес­тво вмес­то то­го, что­бы сле­довать пра­вилам и нор­мам. Но для Си­вире­на на­ука оли­цет­во­ряла сво­боду, и он не при­ем­л ил ни­каких за­конов и ра­мок. Уче­ный ис­крен­не по­лагал, что, от­кры­вая но­вые го­ризон­ты, че­ловек обя­зан был сло­мать ста­рые гра­ницы. И кто знал, что бу­дут зна­чить но­вые от­кры­тия в срав­не­нии со ста­рыми.

На ка­фед­ре пе­ред сту­ден­та­ми он пе­рес­тал появ­лять­ся. Его поб­ла­года­рили за ус­лу­ги, а на его мес­то был при­нят дру­гой лек­тор. Ас­пи­ран­тов к не­му боль­ше не наз­на­чали. Все ос­таль­ные сот­рудни­ки ко­со пог­ля­дыва­ли на Си­вире­на, хо­тя и про­дол­жа­ли ра­ботать под его на­чалом. На­чаль­ство тер­пе­ло вы­ход­ки уче­ного и про­дол­жа­ло фи­нан­си­ровать его ис­сле­дова­ния толь­ко в ви­ду зас­луг про­фес­со­ра, его боль­шой поль­зы и вы­годы для кли­ники. Сос­то­ятель­ные кли­ен­ты очень щед­ро оп­ла­чива­ли не­офи­ци­аль­ные, но ре­волю­ци­он­ные ме­тоды уче­ного в ле­чении мно­гих бо­лез­ней, в осо­бен­ности Пар­кинсо­на, ко­торые раз­ра­ботал Си­вирен. Но да­же, и ру­ково­дите­ли кли­ники час­тень­ко на­зида­тель­но со­вето­вали про­фес­со­ру по­уба­вить пыл и пе­рес­тать кош­ма­рить уче­ный ко­митет, пос­то­ян­но ты­кая Си­вире­на в ежед­невные опуб­ли­кован­ные статьи в прес­се, изоб­ли­ча­ющие на­туру про­фес­со­ра и сво­дящие на нет все его зас­лу­ги и та­лан­ты.

Но про­фес­сор вид­но ро­дил­ся ис­тинным ре­волю­ци­оне­ром. Иног­да пос­ле оче­ред­ной схват­ки с со­об­щес­твом уче­ных, Си­вирен воз­вра­щал­ся в свою ла­бора­торию и не­воль­но ожи­дал ша­ги тех, кто уже дав­но его стре­мил­ся смес­ти с пу­ти. Ему так и ви­делись лю­ди со сми­ритель­ной ру­баш­кой. И от это­го каж­дое его выс­тупле­ние на кон­фе­рен­ции ста­нови­лось все мощ­нее и яр­че.

Же­лая взор­вать а­уди­торию, зас­та­вить их брыз­жать слю­ной и ха­ять с но­вой си­лой его ге­ний, он под­ко­выри­вал, слов­но гной­ный на­рыв этих уче­ных му­жей сво­ими сме­лыми и под­час бе­зум­ны­ми иде­ями, упи­ва­ясь изум­ленны­ми ли­цами этих на­пыщен­ных ин­дю­ков. Он знал, о чем квох­ча­ли меж­ду со­бой эти важ­но­го ви­да ин­три­ганы и, как ста­рались хо­датай­ство­вать за ис­клю­чение экс­тре­мис­та Си­вире­на из гор­дых ря­дов на­уч­ных де­яте­лей.

Но про­фес­сор бо­ял­ся не сми­ритель­ной ру­баш­ки, ко­торую же­лали на не­го на­пялить все, ко­му не лень. Страх, что он не ус­пе­ет за­кон­чить свою на­чатую гран­ди­оз­ную ра­боту нап­рочь ли­шало его по­коя. В то вре­мя, ког­да че­лове­чес­кое ДНК еще изу­чалось и бы­ло не най­де­но мно­жес­тво от­ве­тов на воп­ро­сы ге­нети­ков, ра­бота Си­вире­на бы­ла нас­то­ящей фан­тасти­кой сво­его вре­мени.

В тай­не от ру­ководс­тва кли­ники, про­фес­сор ра­ботал над лич­ным про­ек­том, син­те­зируя ис­кусс­твен­но­го че­лове­ка. Бу­дучи неп­ло­хим кон­спи­роло­гом от рож­де­ния, про­фес­сор все тща­тель­но спла­ниро­вал и пре­дуга­дал воз­можные осеч­ки. Ни од­на ду­ша не дол­жна бы­ла про­нюхать. Ни од­на, кро­ме той, что ока­залась так приб­ли­жена к про­фес­со­ру…

Од­нажды Ал­фи при­шел в ла­бора­торию рань­ше обыч­но­го. Си­вирен был сроч­но выз­ван на про­веде­ние слож­ной опе­рации. Ал­фи, имев­ший до­пуск в ла­бора­торию, как и в лю­бой дру­гой обыч­ный день прис­ту­пил к ра­боте над сов­мес­тным с про­фес­со­ром про­ек­том по ус­ко­рению ме­табо­лиз­ма мы­шей, как вдруг он об­на­ружил вклю­чен­ный эк­ран компь­юте­ра, го­лосо­вая фун­кция ко­торо­го со­об­щи­ла о за­вер­ше­нии ана­лиза дан­ных.

Ал­фи со­об­ра­зил, что вто­ропях про­фес­сор не смог прер­вать про­цесс об­ра­бот­ки ин­форма­ции и ос­та­вил компь­ютер вклю­чен­ным. Сту­дент кли­ком вер­нулся в пред­ла­га­емое ме­ню, пос­ле че­го пе­ред ним всплы­ло окош­ко с вра­ща­ющей­ся мо­делью че­лове­чес­ко­го ске­лета. В па­рал­лель­ном же ок­не мель­ка­ли строч­ки, со­дер­жа­щие ин­форма­цию по хро­мосом­ным на­борам, уже ис­поль­зу­емых ор­га­низ­мом. Ал­фи за­ин­те­ресо­вано со­щурил гла­за, со­об­ра­жая, что к че­му. На­мере­ва­ясь де­таль­нее изу­чить про­цесс, он це­ликом раз­вернул прог­рамму, как вдруг на по­роге ла­бора­тории по­явил­ся Си­вирен.

Про­фес­сор с ужа­сом в гла­зах та­ращил­ся на мо­лодо­го че­лове­ка, ведь он ни­как не ожи­дал уви­деть сво­его по­мощ­ни­ка в та­кой ран­ний час.

Ал­фи дер­нулся от не­ожи­дан­ности и рез­ко встал из-за сто­ла, не­лов­ко пы­та­ясь объ­яс­нить при­чину сво­его внед­ре­ния в «свя­тую свя­тых» про­фес­со­ра.

По рас­те­рян­ной ре­ак­ции пар­ня и его блуж­да­юще­му взгля­ду Си­вирен мо­мен­таль­но до­гадал­ся, что Ал­фи про­нюхал о сек­ретном про­ек­те. Внут­ренний го­лос про­фес­со­ра уже ус­пел сде­лать вы­вод, что его вы­зов в опе­раци­он­ную был судь­бо­нос­ным и Ал­фи по ка­кому-то зло­му ро­ку суж­де­но бы­ло здесь ока­зать­ся имен­но в это вре­мя и рас­крыть эту тай­ну. Что ос­та­валось де­лать про­фес­со­ру: приб­ли­зить пар­ня и сде­лать со­учас­тни­ком прес­тупно­го эк­спе­римен­та, что­бы тай­на нас­коль­ко воз­можно ос­та­лась тай­ной, но пос­та­вить при этом под удар бу­дущую карь­еру Ал­фи, как уче­ного или прос­то выг­нать его нав­сегда?

Си­вирен ве­рил, что все тай­ное ста­нови­лось яв­ным, а зна­чит его эк­спе­римент обя­затель­но бу­дет трак­то­ван, как прес­тупле­ние про­тив че­лове­чес­тва и тог­да бу­дущее Ал­фи нав­сегда ом­ра­чит­ся свя­зями с прош­лой де­ятель­ностью бе­зум­ца Си­вире­на, сме­лые раз­ра­бот­ки ко­торо­го всег­да бы­ли оха­яны, ос­ме­яны и не при­няты в на­уч­ных кру­гах. Ли­бо, мож­но бы­ло нав­рать Ал­фи с три ко­роба об эк­спе­римен­те, за­путать его в рас­сужде­ни­ях и ли­шить пар­нишку воз­можнос­ти по­сещать ла­бора­торию. И пусть бы тот про­дол­жал за­нимать­ся сво­ими де­лами, прок­ла­дывать свой путь в на­уке, ос­но­выва­ясь на лич­ном опы­те. В воп­ро­се ус­пешно­го гря­дуще­го мо­лодо­го уче­ного Си­вирен не сом­не­вал­ся, а по­тому ре­шение о том, как пра­виль­но пос­ту­пить с пар­нем, ко­торый был ему сим­па­тичен, про­фес­сор при­нял не­замед­ли­тель­но.

Си­вирен про­шел за свой ра­бочий стол и с доб­рым вы­раже­ни­ем глаз ти­хо на­чал свою речь:

— Ал­фи, ты единс­твен­ный, кто мо­жет ме­ня по­нять. Я имею вви­ду, что ты осоз­на­ешь важ­ность и сек­ретность мо­его про­ек­та и сох­ра­нишь мой труд в тай­не. Ты та­кой же, как и я. Мы по­хожи. Мы сме­лые и бе­зум­ные. В те­бе пот­ря­са­ющий по­тен­ци­ал, Ал­фи, ко­торый те­бе еще пред­сто­ит рас­крыть ми­ру. Я дал те­бе мно­го зна­ний и на мо­ей креп­кой ба­зе ты под­ни­мешь флаг на­уч­ной ре­волю­ции. Но пусть это бу­дут твои идеи.

Го­ворил это Си­вирен во­оду­шев­ленно и Ал­фи да­же по­верил, что все бу­дет имен­но так. А по­том, слов­но при­дя в се­бя, и не поз­во­ляя Си­вире­ну его за­путать, пе­ребив, от­ве­тил:

— Про­фес­сор, флаг и ре­волю­ция — это за­нима­тель­но. Но все-та­ки, что за про­ект? Я прав­да хо­чу знать и не уй­ду, по­ка вы не ска­жете мне.

— Я ду­мал, ты приб­ли­зитель­но уже по­нял, раз­ве нет? — уди­вил­ся про­фес­сор.

— Да, — от­ве­тил не­реши­тель­но Ал­фи, — ка­жет­ся вы хо­тите син­те­зиро­вать че­лове­ка?

Ска­зав это, Ал­фи не по­верил сво­ей сме­лос­ти. Вро­де бы за компь­юте­ром он смек­нул, что про­ис­хо­дило. Но про­из­не­ся вслух эту фра­зу, с од­ной сто­роны он осоз­нал всю фан­тастич­ность про­ек­та, с дру­гой — его ре­аль­ное су­щес­тво­вание. Толь­ко не­дав­но про­фес­сор го­ворил на лек­ции, что ис­кусс­твен­ный че­ловек пред­мет об­сужде­ния бу­дуще­го ге­нети­ки, как вдруг пе­ред че­лове­ком по­яви­лась воз­можность не толь­ко заг­ля­нуть за грань на­уки бла­года­ря ге­ни­аль­нос­ти про­фес­со­ра, но и при­нять учас­тие в соз­да­нии ле­ген­ды! Эта бе­зум­ная идея наш­ла воп­ло­щение. Но ка­кой же она бы­ла не­веро­ят­ной для мо­лодо­го уче­ного и в то же вре­мя, чер­тов­ски обал­денной! Это взбу­дора­жило пар­ня. Кровь его за­бур­ли­ла с бе­шеной ско­ростью, пульс, ог­лу­шая, зас­ту­чал.

— Ал­фи, — серь­ез­но нас­тро­ен­ный на том, что­бы убе­дить пар­ня по­кинуть ла­бора­торию, об­ра­тил­ся Си­вирен, — по­гово­рим по­том. Сей­час те­бе нуж­но ус­по­ко­ить­ся. Пой­ди до­мой.

— Те­перь то я точ­но ни­куда не уй­ду! — ре­шитель­но от­ре­зал па­рень. — А бу­дете вы­гонять, я бу­ду спать на крыль­це. Вы зна­ете, ме­ня дос­та­точ­но, что­бы по­нять, что я не шу­чу. Вы ви­дели не раз, ка­кой я нас­тырный! Итак, вы соз­да­ете че­лове­ка?!

Не­удов­летво­рен­ный мол­ча­ни­ем про­фес­со­ра, Ал­фи нас­тырно приз­вал от­ве­тить на воп­рос.

— Да, — приз­нался про­фес­сор. — Пер­вый в ми­ре ген­но-мо­дифи­циро­ван­ный ре­бенок.

Мед­ленно по бук­вам, слов­но для ту­пого­лово­го сту­ден­та про­гова­ривал про­фес­сор.

— Он унас­ле­довал ге­ны трех жен­щин и двух муж­чин… — про­фес­сор на­мерен­но сде­лал па­узу, а за­тем про­дол­жил свою речь в на­деж­де воз­звать к рас­судку Ал­фи.

— Ал­фи, — об­ра­тил­ся он к сту­ден­ту, ко­торый смот­рел на про­фес­со­ра ог­ромны­ми гла­зами и мол­чал, как ры­ба, потеряв дар ре­чи.

— Ал­фи, ты мо­жешь это ос­мыслить?

Па­рень кив­нул го­ловой и пос­ле ко­рот­кой па­узы ти­хо по­ин­те­ресо­вал­ся: — На ка­ком эта­пе сей­час на­ходит­ся ваш про­ект?

— Этап за­чатия за­кон­чен, Ал­фи. Эм­бри­он уже раз­ви­ва­ет­ся. И по­ка что, все идет иде­аль­но, — так же вкрад­чи­во и ти­хо до­бавил про­фес­сор. — Ты мо­жешь в это по­верить? По­ка эти уз­ко­лобы пы­та­ют­ся со­вер­шить эле­мен­тарные от­кры­тия, я уже соз­даю че­лове­ка!?

Ал­фи уви­дел, как в гла­зах Си­вире­на вспых­ну­ли ис­корки. Так у не­го за­гора­лись гла­за всег­да, ког­да шла речь о чем-то дей­стви­тель­но уди­витель­ном. Ал­фи с лю­бопытс­твом наб­лю­дал, как про­сыпал­ся внут­ренний де­мон про­фес­со­ра, ведь эти ис­кры всег­да за­ража­ли мо­лодо­го уче­ного.

Ал­фи пос­то­ял в рас­те­рян­ности с ми­нуту, пос­мотрел на Си­вире­на и про­из­нес: — Это же взрыв баш­ки, про­фес­сор! Вы же ге­ний! По­чему это тай­на, черт возь­ми?!

— По­тому что этот эк­спе­римент не при­мет об­щес­тво! — от­ве­тил эмо­ци­ональ­но Си­вирен, ста­ра­ясь не кри­чать. — Как и все мои про­ек­ты, его за­губят, не дав за­кон­чить! — ти­ше про­тара­торил он, сох­ра­няя кон­спи­рацию. — Мне нап­ле­вать, что они ска­жут по­том, ког­да ор­га­низм вы­рас­тет. Но сей­час, ког­да он так у­яз­вим, я обя­зан его сох­ра­нять и обе­регать!

— Ал­фи, — ак­центи­рован­но и твер­до об­ра­тил­ся Си­вирен к изум­ленно­му сту­ден­ту, сто­яще­му пос­ре­ди ла­бора­тории, — в дан­ную се­кун­ду ты в смя­тении. Я знаю, это бе­зумие для те­бя, но не для ме­ня. Те­бе слож­но еще это осоз­нать. Ты пой­мешь ме­ня. По­том! Пос­лу­шай, что я ска­жу… — взяв за пле­чи пар­ня, Си­вирен уса­дил его на стул, и то­роп­ли­во по­дод­ви­нув свой, про­дол­жил:

— В на­уке нет мес­та ску­ке и шаб­лонно­му мыш­ле­нию. Здесь пос­то­ян­но нуж­но ид­ти по то­му пу­ти, по ко­торо­му ник­то не хо­дил, прок­ла­дывая свои мар­шру­ты и от­вергая уже сде­лан­ные от­кры­тия, слов­но они бы­ли не­вер­ны. Это иг­ра! Час­то в сле­пую. Иг­ра, в ко­торой наг­ра­да — все­го лишь воз­можность шаг­нуть впе­ред на сан­ти­метр. Но это то­го сто­ит, Ал­фи! Ра­зуме­ет­ся, не все, мой ми­лый маль­чик, та­кие спорт­сме­ны, как я!

— Нем­но­гие уче­ные ста­вят на кар­ту всю свою жизнь и ре­пута­цию ра­ди на­уки, но толь­ко та­кие и по­беж­да­ют, — хрип­ло объ­яс­нял про­фес­сор. — Ты бу­дущий ве­ликий уче­ный, Ал­фи! И я ве­рю, что твои та­лан­ты да­дут мно­гое че­лове­чес­тву и на­уке. Но сей­час, ког­да те­бе ста­ло из­вес­тно о том, что я за­те­ял, ты боль­ше не смо­жешь жить, как рань­ше! Те­перь ты зна­ешь, что то, че­го не мо­гут дру­гие уче­ные, не зна­чит, что не мо­жет на­ука! И по­это­му, ты дол­жен ид­ти впе­ред, не ог­ля­дыва­ясь на мне­ния дру­гих. Пусть это ста­нет для те­бя твер­дой уве­рен­ностью, что не­воз­можно­го не су­щес­тву­ет!

— А сей­час Ал­фи, те­бе при­дет­ся уй­ти, — пос­ле не­дол­гой па­узы со­об­щил про­фес­сор, гля­дя в ши­роко от­кры­тые гла­за пре­дан­но смот­ря­щему на не­го дру­га, — прет­во­рив­шись, буд­то ни­чего не про­изош­ло. Сде­лать это ра­ди се­бя. Мы же ведь еще не зна­ем, что там даль­ше бу­дет с этим эм­бри­оном. Мо­жет он не ста­нет в ито­ге пол­но­цен­ным че­лове­ком. Это от­кро­ет­ся и ме­ня прос­то об­ви­нят в прес­тупле­нии про­тив че­лове­чес­тва и за­судят. Я не знаю, как все сло­жит­ся. Я прос­то де­лаю то, что мне под­ска­зыва­ет моя ин­ту­иция. И пусть я от­ве­чаю за пос­ледс­твия, но не ты!

— С че­го вы ре­шили, что вас за­судят? — изу­мил­ся Ал­фи. — То, что вы уже смог­ли сде­лать — это же ска­чок длин­ною в лет пять­де­сят неп­ре­рыв­ной ки­пящей ра­боты в ге­нети­ки. Вас наг­ра­дят!

— Нет, черт по­бери! — поч­ти кри­ча, оса­дил пар­ня Си­вирен, сос­ко­чив со сту­ла, как ужа­лен­ный. — Я ре­волю­ци­онер, Ал­фи! А ре­волю­ци­оне­ры в на­шем ми­ре ли­бо си­дят, ли­бо ле­жат. На клад­би­ще!

За­тем по­низив тон, Си­вирен объ­яс­нил: -Ты дол­жен быть дру­гим! Я пло­хой уче­ный! Я мно­го рис­кую. Я от­даю при­ори­тет толь­ко по­ложи­тель­ным мо­мен­там эк­спе­римен­тов! Я ма­ло уде­ляю вни­мания по­боч­ным эф­фектам мо­их опы­тов. А их мно­го, Ал­фи! Пос­ледс­твия! Это то сло­во, ко­торое ос­та­нав­ли­ва­ет мно­гих, за ис­клю­чени­ем прес­тупни­ков, как я. Я это осоз­наю! Как и то, что я выб­рал имен­но этот путь. И что ме­ня изум­ля­ет пе­ред са­мим со­бой -я выб­рал бы его сно­ва! Глу­по удив­лять­ся, что кол­ле­ги ме­ня не при­нима­ют за ге­ния. Ведь я боль­ше по­хож на соз­да­теля Фран­кен­штей­на! Рань­ше я злил­ся, что мои тру­ды ос­та­вались без вни­мания в на­уч­ных кру­гах. Те­перь я по­нял, что я дей­стви­тель­но опе­редил свое вре­мя, и они прос­то не по­нима­ют суть мо­ей ра­боты и опи­сан­ные ме­тоды. Я ра­но ро­дил­ся, Ал­фи! Но зна­ешь, иног­да я пред­став­ляю се­бя по дру­гую сто­рону бар­ри­кады, там, где ме­ня осуж­да­ют — я час­то с ни­ми сог­ла­сен. Та­кие, как я со­вер­ша­ют гро­мад­ные про­рывы в на­уке, ша­га­ют се­мимиль­ны­ми ша­гами, но час­то не­ак­ку­рат­но и как пра­вило, это при­чиня­ет боль и стра­дания тем, кто ос­та­ет­ся по­зади. Толь­ко пред­ставь, сколь­ко мо­жет быть жертв по­доб­ных эк­спе­римен­тов! Что ес­ли этот ис­кусс­твен­ный ре­бенок ро­дит­ся с врож­денны­ми ге­нети­чес­ки­ми от­кло­нени­ями, не­из­вес­тным еще на­уке? Что бу­ду де­лать я? Я бу­ду с этим жить и каж­дый день при­нимать всю его боль, слов­но свою или я бу­ду даль­ше иг­рать­ся с его ген­ной сис­те­мой, пы­та­ясь из­ле­чить пе­редо­выми ме­тода­ми, и при­нося но­вые му­ки? Я не знаю, Ал­фи! Но по­хоже то, что я сде­лал — это не вклад в на­уку, а чу­довищ­ное прес­тупле­ние, пос­ледс­твия ко­торо­го мо­гут кос­нуть­ся и те­бя, тво­его бу­дуще­го! Ког­да это от­кро­ет­ся, а это слу­чит­ся так или ина­че, ты не дол­жен сто­ять ря­дом со мной. Ты слиш­ком та­лан­тлив, что­бы се­бя гу­бить! Ес­ли ты лю­бишь, дей­стви­тель­но лю­бишь на­уку, ты прос­то обя­зан сей­час по­вер­нуть­ся ко мне спи­ной и по­кинуть ла­бора­торию нав­сегда. Дру­гого шан­са не бу­дет! Сей­час на кар­те твое бу­дущее. Воз­можно это бу­дущее че­лове­чес­тва, по­тому что та­кие та­лан­ты, как ты прос­то так не рож­да­ют­ся. Ты обя­зан во имя бу­дуще­го на­уки сей­час же уй­ти. По край­ней ме­ре, по­ка я твой друг — я умо­ляю те­бя сде­лать это!

За­кон­чив речь, Си­вирен сел на стул и от­вернул­ся от Ал­фи, слов­но они бы­ли чу­жими людь­ми и про­фес­со­ру бы­ло стыд­но пе­ред ним.

Ал­фи сто­ял пос­ре­ди ла­бора­тории в рас­те­рян­ности и час­то мор­гал гла­зами, как он при­вык это де­лать, ког­да что-ли­бо очень тща­тель­но об­ду­мывал.

— Нет! — пос­лы­шалось твер­дое вос­кли­цание Ал­фи, — я не уй­ду!

Про­фес­сор вздрог­нул и сно­ва раз­вернул­ся на сту­ле к сту­ден­ту с удив­ленно под­ня­тыми бро­вями.

— Ро­ковое сте­чение об­сто­ятель­ств при­вели ме­ня сю­да, ког­да вас не бы­ло. Мое вре­мя 6 ве­чера. Это вре­мя, ког­да я по­яв­ля­юсь в ва­шей ла­бора­тории. Се­год­ня все пош­ло не так, как обыч­но про­ис­хо­дит. Это бы­ло…, — он за­меш­кался в по­ис­ках под­хо­дяще­го объ­яс­не­ния, а за­тем, сно­ва за­тара­торил: -… на­ложе­ние двух из­ме­рений, в ко­тором я Ал­фи ти­пич­ный сту­дент, бу­дущий уче­ный ге­нетик в ка­ком-ни­будь ис­сле­дова­тель­ском ин­сти­туте, буд­ни ко­торо­го про­ходят за про­цес­сом наб­лю­дения вро­де то­го, как вли­яет ас­пи­рин на уже дав­но из­вес­тный про­цесс ра­боты сер­дца и дру­гого из­ме­рения, в ко­тором я, воз­можно уче­ный без име­ни, не приз­нанный ка­лека­ми и моз­го­выми ин­ва­лида­ми об­щес­тва уче­ных, но по-нас­то­яще­му за­нима­ющий­ся раз­ви­ти­ем бу­дуще­го на­уки. Там, где я от­кры­ваю гра­ницы и ле­чу к но­вым го­ризон­там, ту­да, где све­тит но­вая эра че­лове­чес­тва. И пусть ме­ня сож­гут на кос­тре, как чер­нокниж­ни­ка! Мне все рав­но! Мы ни­ког­да не ум­рем, про­фес­сор! Че­лове­ка мож­но убить, но идея бес­смертна! Она бу­дет жить в умах дру­гих уче­ных и в кон­це кон­цов, мы из­ме­ним мир к луч­ше­му. Лю­ди пе­рес­та­нут бо­леть, ста­реть и уми­рать. А ва­ша ти­рада про жес­то­кость и по­боч­ные эф­фекты, лишь ук­ре­пила ме­ня в ве­ре в вас и ва­шу вме­ня­емость. Вы нас­то­ящий уче­ный, одер­жи­мый на­укой и ее бу­дущим, как и по­ложе­но быть лю­бому фа­нату сво­его де­ла. Ина­че ни­чего не сдви­нет­ся с мес­та. Все про­рывы со­вер­ша­лись имен­но та­кими фа­ната­ми, как вы и как я. У вас есть сер­дце, про­фес­сор! Вы не прес­тупник! А по­боч­ные эф­фекты че­ловек по­луча­ет да­же, вы­пивая пи­люли и таб­летки! Но Ми­нис­терс­тво здра­во­охра­нения не гно­бит се­бя за это. По­боч­ные эф­фекты по­луча­ют и при ле­чении ра­ковых опу­холей, не так ли?! Но поль­за ле­чения пре­выша­ет воз­можные и да­же оче­вид­ные рис­ки для здо­ровья дру­гих ор­га­нов че­лове­ка и ни од­на ду­ша не пе­режи­ва­ет по это­му по­воду. Врач, наз­на­ча­ющий та­кое ле­чение, про­дол­жа­ет его наз­на­чать, по­тому что дру­гого ме­тода нет. Или он ду­ма­ет, что нет. А мо­жет так удоб­но ду­мать! В его го­лове да­же не рож­да­ет­ся мысль о том, что нуж­но до­бивать­ся от на­чаль­ства внед­ре­ния но­вых ме­тодов ле­чения, ко­торые уже су­щес­тву­ют, но на­ходят­ся в сто­лах ла­бора­торий, оп­равды­вая все это тем, что нет дос­та­точ­ных кли­ничес­ких ис­пы­таний. И луч­ше пусть боль­ной ум­рет от не­эф­фектив­ности наз­на­чен­но­го и одоб­ренно­го ле­чения, чем они поп­ро­бу­ют что-то но­вое. Ведь за­кон не поз­во­ля­ет эк­спе­римен­ты с че­лове­ком. К чер­ту та­кие од­но­бокие за­коны! А что те­рять без­на­деж­но боль­ным? И бла­года­ря та­ким, как мы, та­кие ме­тоды рож­да­ют­ся. И они не бу­дут ле­жать в сто­ле в то вре­мя, как лю­ди уми­ра­ют от не­из­ле­чимых бо­лез­ней, ко­торые на са­мом де­ле ле­чат­ся прос­то и быс­тро. Ме­тоды бу­дут ра­ботать и раз­ви­вать­ся. Они бу­дут спа­сать мил­ли­оны жиз­ней, не взи­рая на зап­ре­ты мил­ли­ар­де­ров, ко­торые со­бира­ют свое сос­то­яние за счет дру­гих жиз­ней. Я не ищу сла­вы, про­фес­сор! Я хо­чу быть по­лез­ным! Толь­ко тог­да я бу­ду ува­жать се­бя и лю­бить на­уку.

Про­фес­сор слу­шал Ал­фи, не пе­реби­вая. Ко­неч­но, па­рень во мно­гом был прав. Но его речь зву­чала слиш­ком мак­си­малист­ской. Он был еще так мо­лод, что­бы по­нять, что, иног­да ша­гая мил­ли­мет­ро­выми шаж­ка­ми, но в сог­ла­сии со сво­ей со­вестью и за­коном, мож­но до­бить­ся боль­ших ре­зуль­та­тов на пу­ти к но­вым го­ризон­там, ни­чего при этом не те­ряя.

Ког­да сту­дент за­мол­чал, Си­вирен, осоз­на­вая ка­кой путь выб­рал его воспитанник, толь­ко зак­рыл гла­за, мыс­ленно хо­роня его свет­лое бу­дущее. И по­чему он не от­клю­чил компь­ютер? Увы, это на­вер­ня­ка бы­ла судь­ба. Че­ловек име­ет сво­боду вы­бора! Но в тот мо­мент, ког­да он его де­ла­ет, прев­ра­ща­ет­ся в за­лож­ни­ка сво­его пу­ти. И Си­вирен все от­четли­вее это ви­дел.

Гла­ва 5

2021 год. Нью-Й­орк. США

По длин­но­му ко­ридо­ру уп­равле­ния по­лиции ско­ро ша­гал де­тек­тив Росс, уди­витель­ным об­ра­зом сох­ра­няя при этом валь­яж­ность ви­да. По ме­ре то­го, как он про­ходил от­де­лы с от­кры­тыми две­рями, его при­ветс­тво­вали сос­лу­жив­цы. Осо­бен­но ожив­лялся жен­ский пол.

— Де­тек­тив Росс, как ва­ше се­год­няшнее нас­тро­ение? — спра­шива­ли они, флир­туя с кра­сав­цем хо­лос­тя­ком.

— На бук­ву Х.., — вспо­миная ста­рый анек­дот, всег­да от­ве­чал Росс, пре­дос­тавляя им вы­бор.

Росс дав­но и чет­ко про­вел чер­ту меж­ду лич­ны­ми и ра­бочи­ми от­но­шени­ями, по­лагая, что сов­ме­щение по­доб­ных ро­лей ска­залось бы от­ри­цатель­но на его ра­боте, су­лив мас­сой не­нуж­ных ему спле­тен и за­моро­чек. Бу­дучи пре­дан­ным сво­ему де­лу, он не пе­рехо­дил на раз­личные вит­ки от­но­шений, вы­жимая из се­бя лишь скром­ный флирт, да­бы под­держать здо­ровую ат­мосфе­ру в кол­лекти­ве и соз­дать об­раз об­щи­тель­но­го че­лове­ка. Тем бо­лее, пос­ле тра­гичес­кой ги­бели сво­ей же­ны Шел­ли, он, ка­залось, сов­сем за­был про то, что на Зем­ле су­щес­тво­вал жен­ский пол.

Де­тек­тив Росс пос­ледние лет 5 ред­ко улы­бал­ся. По­доб­ное по­веде­ние ни­кому не тре­бова­лось объ­яс­нять. И, как бы он не ста­рал­ся про­яв­лять ра­душие, его об­раз все боль­ше на­чинал по­ходить на сви­репо­го вол­ка, ди­чав­ше­го с каж­дым днем, но жен­щин это толь­ко боль­ше прив­ле­кало. Ведь те­перь он был за­вид­ным хо­лос­тя­ком, да к то­му же кра­сивым, слов­но жи­вое воп­ло­щение ста­туи гре­чес­ко­го бо­га, умс­твен­ные спо­соб­ности ко­торо­го гра­ничи­ли со сверхъ­ес­тес­твен­ны­ми. Его обес­пе­чен­ность при­тяги­вала не мень­ше, чем кра­сота, а карь­ера твер­до шла в го­ру, уве­личи­вая и без того неп­ло­хой за­рабо­ток. Но, ка­залось, са­мого об­ла­дате­ля «по­чёт­ных ти­тулов», ко­торы­ми втай­не наг­ра­дили его жен­щи­ны в от­де­ле, не осо­бо де­лало счас­тли­вым.

Ко­торый год он с од­ним и тем же ка­мен­ным вы­раже­ни­ем ли­ца вхо­дил в де­пар­та­мент по­лиции, рас­тя­гивал гу­бы в улыб­ке, жал ру­ку кол­ле­гам и спеш­но сле­довал по ко­ридо­ру.

Вот и се­год­ня он с ис­кусс­твен­ной улыб­кой поз­до­ровал­ся с сек­ре­тар­шей и скрыл­ся за дверью сво­его ка­бине­та.

— Всю ин­форма­цию о про­фес­со­ре Вла­дими­ре Си­вире­не. Не­мед­ленно, — рез­ко и гром­ко, пря­мо на вхо­де пот­ре­бовал Росс, бро­сив взгляд на эк­ран, ви­сящий на сте­не.

— Я уже док­ла­дывал, де­тек­тив Росс, — от­ве­тила элек­трон­ная па­нель по име­ни Эб.

— Еще раз, Эб, — воз­му­тил­ся де­тек­тив наг­лости ис­кусс­твен­но­го ра­зума. — Мо­жет что-то упу­щено.

Меж­ду тем Росс усел­ся в свое ко­жаное крес­ло с вы­соким под­го­лов­ни­ком, по­ложив ру­ки на стол, и скрес­тил их меж­ду со­бой в ожи­дании.

— Про­фес­сор Вла­димир Си­вирен 1938 го­да рож­де­ния, — по­вино­вал­ся Эб, -мес­то рож­де­ния Со­вет­ский Со­юз, го­род Мос­ква. В 1954 го­ду пе­ре­ехал в Ве­ликоб­ри­танию в Кем­бридж, графс­тво Кем­бриджшир. Мес­то уче­бы: од­но­имен­ный уни­вер­си­тет -Кем­бридж­ский.

— Даль­ше, Эб. Это я слы­шал, даль­ше! — не­тер­пе­ливо ряв­кнул Росс.

— В воз­расте 35 лет пе­ре­ехал в Май­нц, Гер­ма­нию, где про­дол­жил уче­ную де­ятель­ность. В кон­це 1976 го­да пе­ре­ехал в США и ра­ботал в Ко­лум­бий­ском Уни­вер­си­тете вплоть до вы­хода на пен­сию. Был зас­тре­лен в 2021 го­ду. Не же­нат. Есть дочь Си­бил.

— Эб, най­ди ин­форма­цию по его до­чери. Все, что есть, -су­хо ско­ман­до­вал де­тек­тив.

— Зап­рос об­ра­баты­ва­ет­ся, — ис­полни­тель­но от­ве­тил Эб. -Ин­форма­ция най­де­на. Си­бил Си­вире­на, мес­то рож­де­ния — при­ют в Дет­моль­де, Гер­ма­ния. При­ем­ная дочь про­фес­со­ра.

— Год ее рож­де­ния?

— 2001 год, — от­ве­тил Эб.

— Ин­форма­ция по ее ма­тери, Эб? — удив­ленно зап­ро­сил де­тек­тив.

— Зап­рос об­ра­баты­ва­ет­ся, — от­ве­тил эк­ран, за­тем про­дол­жил: — Ин­форма­ция о ма­тери не най­де­на.

— Черт! — вы­ругал­ся Росс. — Под­клю­чись к ар­хи­ву при­юта в Дет­моль­де. Он там, на­вер­ня­ка, единс­твен­ный. Най­ди год, ког­да ее удо­чери­ли. Лю­бые све­дения, ка­кие есть.

Росс от­ки­нул­ся на спин­ку сту­ла, ожи­дая ре­зуль­тат. В раз­мышле­ни­ях он расслабленно опустил веки, как вдруг пос­лы­шались зву­ки сра­ботав­шей сиг­на­лиза­ции его ма­шины, о чем так­же од­новре­мен­но про­сиг­на­лизи­ровал и элек­трон­ный бре­лок на клю­чах Рос­са. Он сос­ко­чил с крес­ла и бро­сил­ся к ок­ну. Дверь Пон­ти­ака бы­ла распахнута нас­тежь. Де­тек­тив пу­лей сбе­жал вниз и уже че­рез се­кун­ду, как ему по­каза­лось, был ря­дом с ав­то­моби­лем. Но не ус­пел он и ру­ку про­тянуть к две­ри сво­его ав­то, как по­чувс­тво­вал, что его те­ло под­бро­сило вверх, и Росс об­на­ружил се­бя за­вис­шим в стран­ной пус­то­те. Гус­тое и плот­ное прос­транс­тво пол­ностью об­во­лок­ло те­ло де­тек­ти­ва. Вре­мя, ка­залось, зас­ты­ло. Зву­ки от­сутс­тво­вали. Все, что мож­но бы­ло ощу­щать в та­ком ва­ку­уме, соз­давшем­ся вок­руг Росса — силь­ная виб­ра­ция и ослепляюще-яркий свет. Че­рез нес­коль­ко се­кунд Аарон по­нял, что на са­мом де­ле он наб­лю­дал за сво­им по­лыхав­шим в ог­не ав­то­моби­лем. Вдруг пе­ред его гла­зами по­яви­лись по­мехи, как ес­ли бы он смот­рел сло­ман­ный те­леви­зор. По­мехи рас­се­ялись, буд­то пе­рек­лю­чили ка­нал и пе­ред ним сно­ва по­яви­лась кар­тинка его ав­то­моби­ля, но еще це­лого до взры­ва, слов­но за­гадоч­ный ки­но­опе­ратор от­мо­тал плен­ку на­зад и сно­ва пос­та­вил фильм с то­го мо­мен­та, ког­да за­рабо­тала сиг­на­лиза­ция, а тем вре­менем ря­дом с его Пон­ти­аком ока­залась не­кая фи­гура в чер­ном.

Нез­на­комец вскрыл двер­цу ма­шины и вы­тащил из бар­дачка пор­трет де­воч­ки, ту са­мую фо­тог­ра­фию, ко­торую де­тек­тив прих­ва­тил с со­бой из до­ма про­фес­со­ра. За­тем не­из­вес­тный по­ложил ка­кую-то ма­лень­кую шка­тулоч­ку на си­дение и прос­то ис­чез из ви­димос­ти в один мо­мент. После чего раз­дался взрыв…

Пе­ред тем, как оч­нуть­ся от зву­ков ми­галок и си­рены, Росс сно­ва очень яс­но уви­дел пе­ред со­бой ли­цо де­вуш­ки с той са­мой фотокарточки. От­крыв гла­за, он об­на­ружил се­бя ле­жащим ли­цом на ас­фаль­те. Вок­руг не­го стол­пи­лись взвол­но­ван­ные кол­ле­ги, которых растолкал приближавшийся врач ре­ани­мато­лог. Не­пода­леку по­жар­ные уже ту­шили нес­коль­ко го­рящих ма­шин, пла­мя на ко­торые пе­реш­ло по со­седс­тву от Пон­ти­ака.

— Вы в по­ряд­ке, де­тек­тив? — ос­матри­вая его глаз­ное дно и ца­рапи­ну на ли­це, спро­сил врач.

Росс был нем­но­го не в се­бе: кру­жилась го­лова и по­чему -то силь­но ло­мило в гру­ди в об­ласти сер­дца. Пы­та­ясь по­нять, что про­изош­ло, у не­го по­яви­лась боль в го­лове. Де­тек­ти­ву приш­лось сдать­ся и приз­нать, что с ана­лити­кой со­бытий ему сле­дова­ло пов­ре­менить.

— Росс, — об­ра­тил­ся, ус­ме­ха­ясь на­чаль­ник уп­равле­ния, — ты че­го на но­гах не дер­жишь­ся? Сто­ял ря­дом с уп­равле­ни­ем, а по­том вдруг улег­ся и соз­на­ние по­терял. Я по­думал, ты это по­шутить так на­думал. По­казы­ва­ешь, как те­бе жаль свой Пон­ти­ак.

— Ме­ня от­бро­сило взрыв­ной вол­ной, Хэнк… — еле ше­веля гу­бами от­ве­тил Росс, ру­кой ощу­пывая свое ли­цо.

— Ну да! Сна­чала выз­вал по­жар­ных по те­лефо­ну, всем крик­нул «ло­жись», а по­том вдруг в от­ключ­ку? — зас­ме­ял­ся Хэнк.

— Что? — оша­раше­но воз­му­тил­ся Росс. — Ни­куда я не зво­нил. Ме­ня от­швыр­ну­ло! Я чу­дом ос­тался в жи­вых!

— Росс, ты вид­но, дей­стви­тель­но свой Пон­ти­ак обо­жал, что его взрыв лишил тебя ра­зума, — со­об­щил Хэнк. -Да­вай со­берись. Ес­ли нуж­но, возь­ми вы­ход­ной, лад­но, но в от­дел воз­вра­щай­ся. Ты нам ну­жен.

Де­тек­тив смот­рел на на­чаль­ни­ка, в изум­ле­нии под­няв бро­ви. Ему ка­залось все это пол­ной не состыковкой. Как он мог выз­вать по­жар­ную, ког­да яс­но пом­нил, что на­ходил­ся в дру­гом сос­то­янии, да­леком от со­вер­ше­ния по­доб­ных дей­ствий? Ему бы­ло труд­но объ­яс­нить че­лове­чес­ким язы­ком, ис­поль­зуя об­щепри­нятые оп­ре­деле­ния, что же с ним про­изош­ло на самом деле.

«Од­но из двух…», — ду­мал он про се­бя, — «…ли­бо ме­ня пе­ренес­ло в прош­лое, ли­бо прош­лое про­нес­лось пе­редо мной».

Но воз­можно, дей­стви­тель­но в сос­то­янии стрес­са де­тек­тив мог прос­то не за­пом­нить де­тали и ма­шиналь­но поз­вонить в по­жар­ную служ­бу. На этот мо­мент Росс в чем-ли­бо уве­рен не был.

На­чаль­ник все еще что-то го­ворил, но де­тек­тив его не слу­шал.

— На счет ма­шины, не расс­тра­ивай­ся, -до­нес­лось до Рос­са. -Возь­мешь лю­бую из на­шего пар­ка. Там есть из че­го выб­рать, да­же на твой при­веред­ли­вый вкус. Я знаю, ты лю­бишь старье. Там, ка­жет­ся, есть од­на раз­ва­лина. Сто­ит с 2017 го­да.

— Эй, — ух­мыль­нув­шись, при­обод­рил на­чаль­ник, — вы­ше нос!

И Хэнк уда­лил­ся, пох­ло­пав сво­его под­чи­нен­но­го по пле­чу.

— Я в по­ряд­ке, спа­сибо, — от­махнул­ся Росс от вра­ча, ко­торый пы­тал­ся об­ра­ботать сса­дину на ску­ле. -Все нор­маль­но, я в нор­ме.

Док­тор хо­тел ему по­мочь под­нять­ся, но А­арон жес­том по­казал, что спра­вит­ся сам, и врач толь­ко бес­по­мощ­но раз­вел ру­ками.

Де­тек­тив встал на но­ги, от­ряхнул брю­ки от пы­ли и еще дол­го за­дум­чи­во смот­рел на «ма­хина­ции» по­жар­ни­ков вок­руг его сго­рев­ше­го Пон­ти­ака. «И все это из-за фо­тог­ра­фии?» — мыс­ленно спра­шивал он се­бя. «Это­му га­дены­шу, что спа­лил мою ма­шину, то­же нуж­на бы­ла ин­форма­ция об этой дев­чонке. Ви­димо, те­перь он ищет ее, и я дол­жен най­ти ее первым. А по хо­ду вы­яс­нить, ка­ким об­ра­зом я был спа­сен от взры­ва и уз­рел прош­лое.»

В том, что уви­ден­ное бы­ло ре­аль­ной кар­ти­ной прош­лых со­бытий, как ни стран­но, де­тек­ти­ва да­же не сму­щало. При­выч­ка до­верять сво­ей ин­ту­иции, ко­торая ни­ког­да его не под­во­дила бы­ла его жиз­ненным кре­до и вы­руча­ла мно­жес­тво раз из раз­личных опас­ных пе­ред­ряг. «Ты нас­то­ящая ищей­ка», — с постоянством твердил ему шут­ли­во Хэнк. — «Не каж­дая со­бака мо­жет пох­вастать­ся та­кой ин­ту­ици­ей и ню­хом, ка­кие есть у те­бя, А­арон.»

В­бежав, как уго­релый в свой ка­бинет, Росс дос­тал из ящи­ка пис­то­лет Sauer SIG P229 улуч­шенной мо­дели и су­нул его в ко­буру.

Пос­лы­шал­ся элек­трон­ный го­лос Эба:

— Ин­форма­ция по ма­тери де­воч­ки от­сутс­тву­ет. При­ют Дет­мольд не най­ден.

— Черт, черт! — ру­гал­ся Росс. — Мес­то уче­бы Си­бил? Эб, быс­трее!

— Зап­рос об­ра­баты­ва­ет­ся.

И тут де­тек­тив за­мер в раз­мышле­ни­ях. Че­рез се­кун­ду, он рез­ко гля­нул на мо­нитор Эба, за­тем на свои на­руч­ные ча­сы, стрел­ки на ко­торых ос­та­нови­лись.

— Э­эээб…, — нас­то­рожен­но протянул де­тек­тив, -сколь­ко сей­час вре­мя?

— 9 ча­сов, 33 ми­нуты и 30 се­кунд, де­тек­тив.

— Ты ведь за­фик­си­ровал взрыв мо­ей ма­шины, да? — по­ин­те­ресо­вал­ся де­тек­тив в на­деж­де на по­ложи­тель­ный от­вет.

— Да, де­тек­тив.

— Кра­сав­чик, Эб! — ра­дос­тно вос­клик­нул Росс.

— По­кажи точ­ное вре­мя взры­ва, сроч­но.

— 09:03, — со­об­щил Эб.

В го­лове у Рос­са про­нес­лась мысль о том, что ес­ли бы он зво­нил в по­жар­ную часть, то Эб дол­жен был так­же за­фик­си­ровать ис­хо­дящий зво­нок. Вся со­товая связь сот­рудни­ков де­пар­та­мен­та ра­бота­ла на об­щей ба­зе с Эбом.

— Вре­мя мо­его звон­ка в по­жар­ную часть? — зап­ро­сил де­тек­тив.

— 09:02.

Росс гля­нул сно­ва на свои на­руч­ные ча­сы. Стрел­ки про­дол­жа­ли ука­зывать 09:02.

— Что за… — не­пони­ма­юще гаркнул де­тек­тив. — Я выз­вал по­жар­ную до взры­ва!? Как это воз­можно? По­чему я это­го не пом­ню?! Черт! На­до спе­шить… Лад­но, по­думаю по­том. Эб, под­го­ни мне на­деж­ную ма­шину ко вхо­ду, я дол­жен ус­петь най­ти де­воч­ку пер­вым.

— Да, де­тек­тив, ма­шина уже в пу­ти. Мо­жете спус­кать­ся че­рез ми­нуту, -ис­полни­тель­ным то­ном от­ве­тил Эб.

Бе­лый спор­тивный се­дан с по­катой кры­шей а­уди А9 Concept с люминесцентной подсветкой ко­лес ждал де­тек­ти­ва у вхо­да. Дверь ав­то­мати­чес­ки от­кры­лась, впус­кая де­тек­ти­ва в бе­жевый ко­жаный са­лон. При ви­де рез­вой ло­шад­ки Росс удив­ленно под­нял бро­ви. Ему яв­но нра­вилось то, что подъ­еха­ло к не­му:

— Ты уди­вил, Эб!

— Де­тек­тив, — проз­ву­чал уз­на­ва­емый го­лос Эба по мо­биль­но­му Рос­са, — вы мо­жете быть со мной на свя­зи 24 ча­са в сут­ки. Я имею дос­туп ко всей элек­тро­нике ав­то­моби­ля. Удач­ной по­ез­дки. Мар­шрут к мес­ту уче­бы Си­бил Си­вирен за­дан.

— Доб­рый день, де­тек­тив. Прис­тегни­те рем­ни бе­зопас­ности, — поп­ри­ветс­тво­вал бор­то­вой компь­ютер «нем­ки».

— Не-ет… -ра­зоча­рован­но про­тянул Росс, взгля­нув на бес­пи­лот­ное уп­равле­ние ма­шины. — Эб! Что ты мне под­су­нул, под­лец!

Об­те­ка­емая бе­лос­нежная а­уди плав­но сдви­нулась с мес­та. По­думав о том, как она бу­дет пол­зти по до­роге, Росс сде­лал не­доволь­ную ми­ну на ли­це, зас­ку­чав по-сво­ему Пон­ти­аку. Но толь­ко а­уди отъ­еха­ла с крыль­ца, ма­шина мол­ни­енос­но наб­ра­ла ско­рость, что при­ят­но уди­вило Рос­са.

— Да! Ма­лыш­ка! — вос­клик­нул Росс. -Ты ведь спор­тивная тач­ка. Да­вай, выж­ми на пол­ную!

Дви­жение по ав­то­магис­тра­ли бы­ло до­воль­но ожив­ленным, но быс­трым, хотя ско­рость осо­бо не ощу­щалась. Же­лание взять­ся за руль и пе­рек­лю­чить пе­реда­чу, ощу­тить под со­бой мощь спор­тивно­го движ­ка, не по­кида­ло Рос­са. Ему ка­залось ди­ким не­дос­татком и ко­лос­саль­ной ошиб­кой то, к че­му дви­гал­ся тех­ни­чес­кий прог­ресс, прев­ра­щая ви­дение ин­же­неров бу­дуще­го в кар­ти­ну бу­дуще­го для каж­до­го. Ведь да­леко не все хо­тели ви­деть имен­но то, что так на­вязы­вал им за­бот­ли­вый про­из­во­дитель, пос­те­пен­но мо­дер­ни­зируя ус­та­рев­шее и сле­дуя за мод­ны­ми тен­денци­ями. Бес­пи­лот­ные ав­то­моби­ли с элек­трод­ви­гате­лями, ко­торые ве­ли раз­го­вор с во­дите­лем, за­од­но ска­нируя фи­зичес­кое и пси­холо­гичес­кое сос­то­яние пас­са­жира, а за­тем ис­хо­дя из по­лучен­ных дан­ных, при­нима­ли ре­шение про­дол­жать дви­жение или от­везти че­лове­ка в мед­пункт, бы­ли на пи­ке по­пуляр­ности. Та­кие ма­шины са­ми се­бя ди­аг­ности­рова­ли, выд­ви­гая вла­дель­цу ав­то только тре­бова­ния о за­мене той или иной зап­части, ког­да сис­те­ма счи­тала это нуж­ным. Пер­вы­ми, кто на­чал поль­зо­вать­ся эти­ми бес­пи­лот­ны­ми ав­то бы­ла поч­то­вая и на­лого­вая служ­ба. За­тем спи­сок рас­ши­рил­ся и в нем по­яви­лись не­кото­рые ве­домс­тва по­лиции и да­же так­си. Та­кие бес­пи­лот­ни­ки очень быс­тро за­во­ева­ли прес­тиж и бы­ли наз­ва­ны са­мым бе­зопас­ным тран­спор­том в ми­ре.

Но толь­ко не в ми­ре Росса. Он ка­тего­ричес­ки про­тивил­ся на­вяз­чи­вому нов­шес­тву и по­лагал, что та­кие ма­шины нуж­ны толь­ко ин­ва­лидам и глу­пым дев­чонкам, ко­торые за­няты за ру­лем всем, чем угод­но, кро­ме вож­де­ния. К то­му же, Росс до­верял толь­ко се­бе са­мому. Ка­кой бы со­вер­шенной сис­те­ма не бы­ла, она всег­да да­вала сбой. Да и чем еще бы­ло за­нимать­ся во вре­мя по­ез­дки, ког­да че­ловек не яв­лялся учас­тни­ком до­рож­но­го дви­жения. И Росс, от­кро­вен­но го­воря, стра­дал от не­чего де­лания, си­дя в са­лоне ав­то­моби­ля. Он то за­дирал но­ги на со­сед­нее си­дение, то опус­кал их, на­жимал на вся­кие кно­поч­ки, ис­сле­дуя со­дер­жи­мое выд­ви­гав­шихся ящич­ков и по­лочек, под­ста­кан­ни­ков и дер­жа­телей.

— Де­тек­тив, -пос­лы­шал­ся го­лос с элек­трон­ной па­нели а­уди, — мо­гу пред­ло­жить вам к прос­мотру филь­мы, те­ле, ра­дио пе­реда­чи, му­зыку, обу­ча­ющие прог­раммы.

За­катив не­тер­пе­ливо гла­за квер­ху, слов­но в те­ат­ре, ра­зыг­ры­вая свое не­доволь­ство про­цес­сом ез­ды, де­тек­тив все же выб­рал ра­дио.

Заз­ву­чала элек­трон­ная му­зыка. Росс раз­дра­жен­но пе­рек­лю­чил вол­ну и ос­та­новил­ся на ток-шоу. Го­лос ве­дуще­го быс­тро про­тара­торил анонс.

— И се­год­ня для на­ших ра­ди­ос­лу­шате­лей по­явит­ся воз­можность лич­но по­об­щать­ся с вос­крес­шим. В на­шей сту­дии осо­бый гость, че­ловек, ко­торый про­вел в ко­ме 9 лет. Его мозго­вая де­ятель­ность бы­ла офи­ци­аль­но приз­на­на мер­твой. На­пом­ню, что зна­мени­тый про­ект «Ре-ак­ти­вация» уже 5 лет ус­пешно воз­вра­ща­ет ве­гета­тив­но жи­вых, но с от­сутс­тви­ем моз­го­вой де­ятель­нос­ти лю­дей к жиз­ни. Итак, Карл Мон­ти у нас в сту­дии. Мы вас при­ветс­тву­ем, Карл! Спа­сибо, что сог­ла­сились при­нять учас­тие в на­шей пе­реда­че. Мы зна­ем, что Вос­крес­шие неосо­бо лю­бят све­тить­ся на пуб­ли­ке, но тем не менее вы здесь и мы очень рады! Вы пе­ренес­ли тя­желей­шую трав­му моз­га и 9 лет на­ходи­лись в ко­ме. На что по­хожа ко­ма?

Карл Мон­ти го­ворил очень мед­ленно и не­кото­рые окон­ча­ния слов прог­ла­тыва­лись.

— Ме­ня ча­сто па­шива, что я ви­дел, ко­та на­ходил в сос­то­яни меж жи­зи и сме­ти. Но я пом­ню то­ко миг. Я не ви­де тан­ней или людь в бе­лых одеж. Я пом­ню тем­но­ту, зве­ды и не­обы­тьно ле­кость в те­ле. Со­то­яние бы­ло, слов­но я рас­тво­ил, как са­хай в ки­пяке и ис­пы­тывал нас­лас­де­ни от эта­ва про­цес­са. Это все, сто мне уда­лось пом­ни по­ле по­обуж­де­ня.

— Как вы оч­ну­лись, Карл? Вам бы­ло труд­но воз­вра­щать­ся к нам?

— Не. Я прос­то от­кры гла­за, сво­но по­ле ноч­но­го сна. Ког­да я прос­нул, я спо­сил, ко­тор­ы час. Я ехал на рабо­ту, ко­гда по­пал в ава­ри и оть­нув­си, ду­мал, что опа­здыва. Я даже пом­ню шуть­ку, ко­то­ру ус­лы­ша за не­коль ми­нут до аварии.

— Так по­дели­тесь же с на­ми! -не уни­мал­ся ве­селый ве­дущий.

Росс ус­тал слу­шать бес­цель­ную бол­товню и от­клю­чил ра­дио, ос­тавшись в ти­шине наб­лю­дать за мед­ленны­ми по­воро­тами бес­пи­лот­ни­ка, въ­ез­жавше­го на пар­ко­вую тер­ри­торию учеб­но­го за­веде­ния Си­бил.

Уни­вер­си­тет Сент-Джо­на, в ко­тором учи­лась доч­ка про­фес­со­ра праз­дно­вал се­год­ня юби­лей со дня сво­его ос­но­вания. Раз­ноцвет­ные флаж­ки и ша­рики ук­ра­шали те­нис­тую ал­лею из де­ревь­ев, ве­дущую к па­рад­но­му вхо­ду. Росс спеш­но вы­шел на­ружу, а а­уди са­ма от­плы­ла на пар­ковку.

Про­демонс­три­ровав ох­ранни­ку свой же­тон де­тек­ти­ва, Росс по­ин­те­ресо­вал­ся, где мож­но най­ти Си­бил Си­вирен. Секь­юри­ти, пос­мотрев ее имя в ба­зе дан­ных, со­об­щил де­тек­ти­ву но­мер эта­жа и ком­на­ты.

Ока­зав­шись на мес­те, Росс поч­ти нес­лышно по­дошел к две­ри. Су­дя по ти­шине внут­ри ни­кого не бы­ло. С по­мощью не­хит­ро­го прис­по­соб­ле­ния, а имен­но жен­ской шпиль­ки, он лег­ко вскрыл за­мок и дверь по­далась.

Ос­мотрев ком­на­ту, де­тек­тив нап­ра­вил­ся к бе­лой тум­бе, сто­яв­шей нап­ро­тив вход­ной две­ри. Те ящи­ки, ко­торые не от­кры­вались, он взла­мывал и, как ока­залось, совершенно нап­расно: белье, ха­латы, пи­жама, нос­ки, кол­готки, гал­стук в го­рошек и ку­ча ре­зинок для во­лос — все, что он об­на­ружил. За­тем приш­ла оче­редь книг, сто­яв­ших на пол­ках: учеб­ни­ки по ге­ог­ра­фии, по ис­то­рии, по ана­томии, би­оло­гии, ас­тро­номии… Вне­зап­но Росс ос­та­новил­ся.

«Кни­ги по ас­тро­номии ис­кал убий­ца», — мель­кну­ло у не­го в го­лове. Он схва­тил с пол­ки ас­тро­номи­чес­кую эн­цикло­педию, про­читал ог­лавле­ние, по­лис­тал стра­ницы, пок­ру­тил в ру­ках и зах­лопнул ее об­ратно.

В ком­на­те еще был шкаф, ко­торый так­же под­вер­гся наг­ло­му втор­же­нию ос­тро­го гла­за де­тек­ти­ва. Его со­дер­жи­мое не уди­вило по­лицей­ско­го: паль­то, нес­коль­ко плать­ев, кур­ток, ко­жаных пид­жа­ков и два шел­ко­вых са­рафа­на очень стран­ной рас­цвет­ки, по­ходив­шие на ка­кие-то на­род­ные кос­тю­мы.

Хлоп­нув двер­цей шка­фа, де­тек­тив еще раз при­цель­но ос­мотрел­ся: пер­си­ковые ру­лон­ные штор­ки на ок­нах, ту­алет­ный бе­лый сто­лик с кос­ме­тикой, пу­шис­тый ков­рик под но­гами: в це­лом, са­мая обыч­ная дев­чачья ком­на­та. Но од­на де­таль его все же за­ин­те­ресо­вала. На сте­не у из­го­ловья кро­вати Си­бил ви­сел ват­ман с на­рисо­ван­ной от ру­ки Сол­нечной сис­те­мой и обоз­на­чени­ем пла­нет. Толь­ко к вось­ми об­щепри­нятым до­бави­лись еще нес­коль­ко, ко­торые Росс за­читал вслух:

— Це­рера, Плу­тон, Ма­кема­ке, Ха­умеа, Сед­на, Эри­да, пла­нета Икс.

В сто­роне бы­ли еще: Ква­вар, Орк, Не­мези­да, Тю­хе, а ря­дом, бы­ла про­веде­на па­рал­лель тех же са­мых пла­нет, но со мно­жес­твом спут­ни­ков, под­пи­сан­ных рус­ски­ми бук­ва­ми, ко­торые Росс не смог про­читать, но сде­лал сни­мок.

Вто­рой ри­сунок изоб­ра­жал звез­ды: Аль­фа Цен­тавра А и В, Прок­си­ма Цен­тавра, звез­да Бар­нарда, Лу­ман 16, WISE 0855—0714, Си­ри­ус, Ла­ланд 21185.

«Хм! Дей­стви­тель­но за­гад­ка! -по­думал де­тек­тив. — Все­го на­меша­но». Но то, что де­вуш­ка мог­ла бы при­от­крыть за­весу тай­ны чис­ла 27 в этом сом­не­ний у де­тек­ти­ва не бы­ло.

«Где же ты, Си­бил?» -воп­ро­шал про се­бя Росс.

Де­тек­тив спус­тился вниз и веж­ли­во поп­ро­сил ох­ранни­ка под­нять ин­форма­цию, на­ходи­лась ли де­вуш­ка на кам­пу­се в ночь убий­ства ее от­ца и ког­да в пос­ледний раз она по­кида­ла сте­ны уни­вер­си­тета. Ба­за дан­ных по­каза­ла, что мисс Си­вирен от­ме­тилась на вхо­де вче­ра ве­чером и боль­ше кам­пус не по­кида­ла.

«Зна­чит, ночь она про­вела на кам­пу­се. Тог­да где она сей­час? Мо­жет я опоз­дал или ей пря­мо сей­час нуж­на моя по­мощь? Не­уже­ли я опоз­дал!» — про­мель­кну­ло в го­лове де­тек­ти­ва.

Росс ки­нул­ся по лес­тни­це об­ратно на этаж. Де­тек­тив сту­чал в две­ри со­кур­сни­ков Си­бил, но ник­то по­нятия не имел, где она на­ходи­лась.

Ком­нат бы­ло еще очень мно­го и каж­дую от­кры­вать, оз­на­чало те­рять дра­гоцен­ное вре­мя. Что-то нуж­но бы­ло придумать кар­ди­наль­ное и об­легчить се­бе задачу. Росс мед­ленно вы­дох­нул и ин­стинктив­но зак­рыл гла­за. Как толь­ко его ве­ки соп­ри­кос­ну­лись друг с дру­гом, ко­ридор рез­ко су­зил­ся, а по­том сно­ва при­нял свой при­выч­ный мас­штаб, но в зер­каль­ном нап­равле­нии. Две­ри ис­па­рились и все ком­на­ты Росс мог наб­лю­дать нас­квозь, не де­лая ни ма­лей­ше­го те­лод­ви­жения. Стоя на мес­те, он ос­мотрел ли­ца всех сту­ден­тов в ком­на­тах, но Си­бил об­на­ружить так и не уда­лось. Ту­але­ты, кух­ня и зал от­ды­ха — бы­ли так­же прос­мотре­ны им в мо­мент.

Удив­ленный са­мому се­бе, де­тек­тив рас­пахнул гла­за. В прош­лом по­доб­ное с ним уже слу­чалось, но впер­вые за все вре­мя ему уда­лось это сде­лать осоз­нанно. Ока­зыва­ет­ся, этим про­цес­сом мож­но бы­ло уп­равлять и при не­об­хо­димос­ти ис­поль­зо­вать. Но по­чему воз­можность уп­равле­ния этой спо­соб­ностью к не­му приш­ла толь­ко сей­час, он не по­нимал. Сколь­ко бы он вы­иг­рал вре­мени, рас­сле­дуя труд­ные слу­чаи, ес­ли бы мог пол­но­цен­но вла­дел сво­им да­ром!

Росс спус­тился вниз и вы­шел в сад. В те­нис­той ал­лее бы­ло мно­жес­тво сту­ден­тов и ему пред­ста­вилась воз­можность по­рас­пра­шивать мо­лодежь о Си­бил. Но и здесь он по­тер­пел фи­ас­ко. Уз­нать уда­лось ма­ло.

Си­бил Си­вире­на бы­ла нес­коль­ко скрыт­ной де­вуш­кой. Она от­лично учи­лась, хо­тя и час­тень­ко про­пус­ка­ла лек­ции. В выс­во­бодив­ше­еся вре­мя она про­пада­ла в биб­ли­оте­ке за чте­ни­ем на­уч­ных книг, иног­да бы­ла за­мече­на си­дящей у мо­нито­ра компь­юте­ра да­леко за пол­ночь, пог­ло­щён­ная чте­ни­ем оче­ред­ной статьи по фи­зике. Сту­ден­тка бы­ла на хо­рошем сче­ту у пре­подов, а на ка­фед­ре фи­зики, поль­зо­валась боль­шой сим­па­ти­ей са­мого де­кана и час­тень­ко за­читы­вала свои док­ла­ды на свободные темы. На счет ве­село­го вре­мяп­репро­вож­де­ния взгля­ды де­вуш­ки со сверс­тни­ками не сов­па­дали, хо­тя не­сом­ненно, под­ру­га у нее бы­ла. Зва­ли ее Элис Бернс. И как наз­ло, ее то­же не бы­ло в уни­вере.

Де­тек­тив вер­нулся за руль сво­ей а­уди, раз­мышляя, о воз­можном мес­те на­хож­де­ния Си­бил: «В до­ме про­фес­со­ра де­вуш­ка вряд ли те­перь уже по­явит­ся, на кам­пу­се ее нет. В спис­ках ба­зы про­пав­ших и пос­тра­дав­ших она не зна­чит­ся. Дру­зей не име­ет, пар­ня, су­дя по все­му, то­же.»

Ку­да от­пра­вить­ся ее ис­кать Росс не знал, а его шес­тое чувс­тво сей­час мол­ча­ло, как раз­ведчик на доп­ро­се.

На этот раз де­тек­тив, обо­шел го­лосо­вое уп­равле­ние ма­шиной и вы­жал кноп­ку стар­та на пол­ную. А­уди рва­нула впе­ред.

— Эб, — об­ра­тил­ся де­тек­тив к ба­зе, — что там с родс­твен­ни­ками мисс Си­бил Си­вирен?

— Зап­рос об­ра­баты­ва­ет­ся, — от­ве­тил Эб, слов­но ожи­дал свя­зи с на­чаль­ни­ком.

— Родс­твен­ни­ков нет, — от­ра­пор­то­вал ро­бот.

Де­тек­тив вздох­нул. По стек­лу па­дали круп­ные кап­ли дож­дя. Не­бо за­волок­ло. На­чинал­ся ли­вень.

— Эб, пос­мотри ад­рес ро­дите­лей мисс Элис Ма­ри Бернс.

— Зап­рос об­ра­баты­ва­ет­ся.

Че­рез нес­коль­ко се­кунд сно­ва пос­лы­шал­ся го­лос элек­трон­но­го Эба. — Лей­кхерст — аве­ню, Джек­сон, де­тек­тив.

— Я еду ту­да, Эб, до­ложи на­чаль­ству.

Гла­ва 6

Джек­сон, Нью-Джер­си, США

Со­кур­сни­ца Си­бил Элис, гос­тившая у сво­их ро­дите­лей, встре­тила де­тек­ти­ва очень нас­то­рожен­но и со­об­щи­ла, что не об­ща­лась с под­ру­гой с тех пор, как по­кину­ла уни­вер­си­тет.

— Элис, — об­ра­тил­ся к ней де­тек­тив, — отец Си­бил убит. В учас­тке она не по­яви­лась. На кам­пу­се ее нет. Ее те­лефон­ный но­мер не об­слу­жива­ет­ся. Где сей­час она мо­жет быть, как ты ду­ма­ешь?

Де­вуш­ка от­кро­вен­но расс­тро­илась из­вестию об убий­стве от­ца сво­ей под­ру­ги и, буд­то бы не ус­лы­шав воп­рос де­тек­ти­ва, про­дол­жи­ла со­болез­но­вать: — Она ведь так о нем за­боти­лась. Он стра­дал по­терей па­мяти, а Си­бил пос­то­ян­но во­зила его в раз­ные кли­ники на ле­чение, нес­мотря на то, что это не при­носи­ло ре­зуль­та­тов. Она очень хо­тела вер­нуть ему па­мять. А кто его убил, вы уже наш­ли?

— Мы идем по сле­ду. Воп­рос нес­коль­ких дней. Элис, — об­ра­тил­ся с серь­ез­ным ви­дом де­тек­тив, — ес­ли ты что-то зна­ешь о Си­бил, хоть что-то…, обя­затель­но со­об­щи. Ей мо­жет гро­зить опас­ность. Кро­ме те­бя ей по­мочь не­кому.

Элис прит­во­рила за со­бой дверь, спус­ти­лась с ве­ран­ды до­ма, и они с де­тек­ти­вом, слов­но хо­рошие зна­комые, поб­ре­ли по до­рож­ке, про­гули­ва­ясь вдоль ал­леи гус­то раз­росших­ся вя­зов, иг­ру­шеч­ных за­город­ных до­миков с зе­лены­ми лу­жай­ка­ми и кус­та­ми бе­лых роз.

— Пос­ледний раз я ви­дела Си­бил три дня на­зад. Это бы­ло в день мо­его отъ­ез­да к ро­дите­лям, — взвол­но­ван­но на­чала Элис. — Си­бил, как обыч­но си­дела за компь­юте­ром, что-то чи­тала или ис­ка­ла в ин­терне­те. Я у­еха­ла днем в по­лови­не треть­его, а она ос­та­валась в ком­на­те на кам­пу­се. Это все. Пар­ня у нее нет. Родс­твен­ни­ков, кро­ме от­ца то­же. Не бы­ло… -огор­ченно поп­ра­вила она.

Элис за­жала нап­ря­жен­но гу­бу и, нах­му­рив бро­ви, про­дол­жи­ла:

— Ес­ли это по­может следс­твию… Си­бил пос­ледние дни бы­ла нап­ря­жен­ной. Но за день до мо­его отъ­ез­да, она при­бежа­ла ра­дос­тная. Ее отец вро­де вспом­нил имя че­лове­ка, ко­торо­го по его прось­бе она дол­жна бы­ла най­ти. Но все ее по­пыт­ки бы­ли бе­зус­пешны­ми, ведь очень слож­но най­ти че­лове­ка толь­ко по име­ни. Тем бо­лее, что имя вов­се не ред­кое.

— Элис, ты пом­нишь это имя? — с на­деж­дой спро­сил Росс.

— Имя звуч­ное, ка­жет­ся …. Нет, из­ви­ните, — си­лилась в по­пыт­ках де­вуш­ка. — Не пом­ню. Я тог­да вся в сво­их за­ботах бы­ла.

— Ска­жи, — пе­ребил ее де­тек­тив, — она час­то не но­чева­ла на кам­пу­се?

— Да, она мог­ла но­чевать в до­ме от­ца. Си­бил обо­жала от­ца и мно­го вре­мени про­води­ла с ним.

— А она ког­да-ни­будь упо­мина­ла циф­ру 27?

— Нет, не упо­мина­ла, -вы­пали­ла Элис, но за­тем осек­лась. -Хо­тя, зна­ете, она же бу­дущий фи­зик ядер­щик. Жи­вет в ми­ре чи­сел и урав­не­ний. Впол­не воз­можно, что и упо­мина­ла ка­кие-ни­будь, но я не об­ра­тила вни­мания.

— Элис, ку­да она мог­ла пой­ти еще? По­думай, это важ­но! Воз­можно, ты ей жизнь спа­сешь.

— Да я ес­ли бы зна­ла… -за­дума­лась огор­ченно де­вуш­ка. — Она ведь на ма­шине ку­да угод­но мог­ла у­ехать.

— Ма­шина за­регис­три­рова­на на ее фа­милию? — уди­вил­ся де­тек­тив.

— На­вер­но, ес­ли ез­дит на ней, — от­ве­тила Элис, — хо­тя и не час­то. На тер­ри­тории Уни­вер­си­тета она ее не пар­ку­ет. Ос­тавля­ет на уг­лу Ге­талс аве­ню и 170-й ули­цы.

Де­тек­тив Росс ос­та­вил де­вуш­ке свою ви­зит­ку и на­казал поз­во­нить, ес­ли та вспом­нит что-ли­бо по­лез­ное.

На уг­лу Ге­талс аве­ню дей­стви­тель­но ока­зал­ся при­пар­ко­ван­ный ста­рень­кий пот­ре­пан­ный форд в точ­ности, как опи­сала под­ру­га Си­бил.

Де­тек­тив по­дошел к ав­то­моби­лю и пос­ту­чал по кры­ше ла­донью: — Ну здравс­твуй, ста­руш­ка, по­хоже мы с тво­ей хо­зяй­кой лю­бим клас­си­ку.

Он заг­ля­нул внутрь. В са­лоне бы­ло пус­то и толь­ко раз­бро­сан­ные плас­ти­ковые ста­кан­чи­ки ва­лялись пов­сю­ду.

Росс вер­нулся в свою а­уди. Ос­та­валась толь­ко на­деж­да, что вско­ре де­вуш­ка при­дет за сво­ей собс­твен­ностью.

— Эб, — об­ра­тил­ся де­тек­тив к сво­ей элек­трон­ной ба­зе, — сде­лай зап­рос па­толо­го­ана­тому. Что там по вскры­тию Вла­дими­ра Си­вире­на и вла­дель­ца книж­ной лав­ки Гот­валь­да Эш­ли?

Ро­бот че­рез нес­коль­ко се­кунд от­ра­пор­то­вал:

— Смерть нас­ту­пила от воз­дей­ствия на го­лов­ной мозг силь­но­го теп­ло­вого из­лу­чения в обо­их слу­ча­ях. Ис­точник из­лу­чения не оп­ре­делен. Кож­ный пок­ров на те­ле у обо­их не на­рушен, сле­дов на­силия не име­ет­ся. Выс­тре­лы в сер­дце но­сили ско­рее раз­вле­катель­ные на­мере­ния убий­цы.

— Со­еди­ни ме­ня с па­толо­го­ана­томом, Эб, — при­казал де­тек­тив.

Кар­ти­на, опи­сан­ная па­толо­го­ана­томом, бы­ла дей­стви­тель­но прес­квер­ной. Моз­ги жертв выг­ля­дели так, буд­то под­вер­глись мощ­ней­ше­му элек­три­чес­ко­му раз­ря­ду и в связи с этим осо­бен­но то и смот­реть бы­ло не­чего. Но бы­ла еще од­на стран­ность, ко­торая так­же за­ин­те­ресо­вала де­тек­ти­ва: в во­лосах обе­их жертв бы­ли об­на­руже­ны спо­ры пле­сени.

— Эб, от­правь мой зап­рос в ла­бора­торию по оп­ре­деле­нию ти­па пле­сени на го­ловах жертв.

Шес­той час ли­вень не прек­ра­щал по­ливать и без то­го мок­рые ули­цы Нью-Й­ор­ка. Приб­ли­жалась пол­ночь, ког­да де­тек­тив уже соб­рался бы­ло по­кинуть мес­то ожи­дания, как вдруг воз­ле ма­шины Си­бил на­рисо­валась фи­гура в жел­том дож­де­вике. Че­ловек сел в ма­шину де­вуш­ки, за­вел дви­гатель и дви­нул­ся по пус­тынно­му шос­се. Росс пос­ле­довал за фор­дом, не вклю­чая фар.

Гла­ва 7

Ман­хеттен. Нью-Й­орк. США

Си­бил доч­ка про­фес­со­ра Си­вире­на бы­ла не­обы­чай­но кра­сивой де­вуш­кой. Та­ким мас­терс­твом не вла­дел ни один ху­дож­ник ми­ра, с ка­ким рас­пи­сала внеш­ность Си­бил са­ма при­рода. Здесь она не пос­ку­пилась. Ог­ромны­ми зе­лены­ми гла­зами, об­рамлен­ны­ми пыш­ны­ми рес­ни­цами, тон­ким ак­ку­рат­ным но­сиком и вос­хи­титель­но кра­сивой ли­ни­ей губ мож­но бы­ло лю­бовать­ся ча­сами. Длин­ные во­лосы вол­на­ми спа­дали до са­мой та­лии, слов­но это бы­ли и не во­лосы вовсе, а нити зо­лотого шелка. Толь­ко свое шел­ко­вое ве­лико­лепие Си­бил пе­ри­оди­чес­ки не­щад­но пря­тала в кон­ский хвост, а на го­лове пос­то­ян­но но­сила кеп­ку. Де­вуш­ка не при­над­ле­жала к разряду ху­дышек, а име­ла дос­та­точ­но ок­руглые фор­мы. Пыш­ные бед­ра в со­чета­нии с тон­чай­шей та­ли­ей и стройными ножками сво­дили с ума каж­до­го муж­чи­ну. Это бы­ла настоящая дочь Вальфрейи, в крепком теле которой заключались красота Аф­ро­диты, изящность нимфы и воинственная сила Афины. В огромном сердце викингши легко уживались неподдельная доброта и стойкий боевой дух валькирии, привитый ей таким восточным видом единоборств, как айкидо, ко­торым де­вуш­ка вла­дела мас­тер­ски. Но об этом ник­то ни­ког­да не знал, ведь при­менять свои силы ей еще не доводилось.

Сибил бы­ла об­щи­тель­ная, жиз­не­радос­тная и очень лю­била по­хохо­тать, по­шутить и повеселиться, но в ви­ду сво­его по­ложе­ния предпочитала все же вес­ти спокойный об­раз жиз­ни, производя впечатление скуч­ной заз­най­ки, но это касалось только ее сокурсников и преподавателей. С незнакомцами она не контактировала, но если случалось, то при пер­вом зна­комс­тве с этой девушкой, могло показаться, что эта осо­ба — обал­денная ши­пуч­ка со вку­сом клуб­ни­ки. При дальнейшем общении та­кое ми­молет­ное впе­чат­ле­ние уле­тучи­валось, но появлялось другое, нечто более изысканное. Она была подобна то­низи­ру­ющему кок­тей­лю, дос­тавляющему при пер­вом глот­ке удо­воль­ствие лю­бому гур­ма­ну и неожиданно взры­вающему его ре­цеп­то­ры сво­им яр­ким фрук­то­вым вку­сом. С пос­ле­ду­ющи­ми глот­ка­ми непременно сле­довал нок­да­ун, бла­года­ря глу­бине и мно­го­об­ра­зию от­тенков, ко­торые ос­тавля­ли пос­ле се­бя дол­го­иг­ра­ющее пос­левку­сие и не­уемное же­лание пов­торной пор­ции.

Де­вуш­ка бы­ла ум­на и име­ла пот­ря­са­ющие ана­лити­чес­кие спо­соб­ности. Единс­твен­ной стран­ностью, что ок­ру­жа­ющим сра­зу бро­салось в гла­за — ее ма­неры по­веде­ния, как и ми­ровоз­зре­ния боль­ше со­от­ветс­тво­вали умуд­ренной жен­щи­не, не­жели мо­лодой. И хо­тя, она обо­жала ве­селить­ся, в ком­па­нии сверс­тни­ков де­вуш­ка от­кро­вен­но ску­чала. Это и по­нят­но, ведь как мог­ло быть взрос­лой жен­щи­не ин­те­рес­но сре­ди де­тей.

И ник­то да­же и не до­гады­вал­ся, что в дей­стви­тель­нос­ти воз­раст этой мо­лодой осо­бы приб­ли­жал­ся к от­метке 41. Да! Би­оло­гичес­ки Си­бил не ста­рела. Ее отец не толь­ко знал об этом. Именно с его по­дачи это и на­чалось, ког­да он собс­твен­но­руч­но ос­та­новил про­цесс ста­рения в ее ге­нах, что с са­мого рож­де­ния де­воч­ки хра­нилось в глу­бокой тай­не. И Си­бил на­мере­валась про­дол­жить эту тра­дицию. В про­тив­ном слу­чае, она бы ста­ла по­пуляр­ным эк­спо­натом или иг­рушкой в ру­ках уче­ных му­жей.

Соз­на­вая, что дру­зей у нее, воз­можно, ни­ког­да не бу­дет, в ви­ду ее пос­то­ян­ной мо­лодос­ти и зре­лос­ти од­новре­мен­но, она все же не при­нима­ла это за дра­му. Де­вуш­ка во­об­ще от­но­силась к жиз­ни не­серь­ез­но. То, что она не ста­рела, Си­бил да­же ра­дова­ло, ведь это да­вало ог­ромное пре­иму­щес­тво во вре­мени. За мно­гие го­ды она убе­дила се­бя в том, что этот звез­дный дар или прок­ля­тие дан ей для то­го, что­бы она ус­пе­ла за­кон­чить свою мис­сию. По­это­му внут­реннее вре­мя не осо­бо ее вол­но­вало, хо­тя она в пол­ной ме­ре осоз­на­вала ему це­ну и тра­тила его толь­ко с поль­зой и вы­годой, об­ме­нивая на ин­форма­цию.

Си­бил бы­ла страс­тной от­кры­ватель­ни­цей всего но­вого и не­из­ве­дан­но­го, а по­тому все свое вре­мя пос­вя­щала изу­чению и чте­нию. Кни­ги бы­ли ее друзь­ями и учи­теля­ми. Она не от­да­вала пред­почте­ния оп­ре­делен­но­му жан­ру или пи­сате­лю, а ста­ралась чи­тать все, что ей по­пада­лось на гла­за на вол­но­вав­шие ее те­мы. Но в од­ном она все же бы­ла ярой фа­нат­кой: Си­бил обо­жала ми­фы, ле­ген­ды и сказ­ки на­родов ми­ра. Она, слов­но чер­ная ды­ра, пог­ло­щала лю­бую ин­форма­цию, ка­са­ющу­юся дан­ной тематики. Это не толь­ко бы­ло ей ин­те­рес­но. Она с пол­ной серь­ез­ностью от­но­силась к та­кому ро­ду ин­форма­ции и с дет­ских лет по­лага­ла, что имен­но в ска­зани­ях и на­род­ных пре­дани­ях со­дер­жа­лись спря­тан­ные ре­алии бы­тия, не ис­ка­жен­ные лож­ны­ми ис­то­ричес­ки­ми дан­ны­ми. И, взрос­лея, де­вуш­ка толь­ко боль­ше убеж­да­лась в сво­ей пра­воте. Дру­гие бы наз­ва­ли такое увлечение су­мас­шес­тви­ем или глу­постью, и Си­бил, хо­рошо это по­нимая, осо­бен­но не рас­простра­нялась о сво­их су­щес­тву­ющих взгля­дах на ре­аль­ность.

Сказ­ки и ми­фы бы­ли ее глав­ны­ми пу­тевы­ми ни­тями в рас­сле­дова­нии, ко­торое она про­дол­жа­ла весь­ма дли­тель­ное вре­мя. За 20 лет по­ис­ков от­ве­тов на свои воп­ро­сы, Си­бил прод­ви­нулась дос­та­точ­но да­леко. Кар­ти­на, ко­торую она по­лучи­ла в ре­зуль­та­те сво­ей рас­сле­дова­тель­ской мис­сии, воз­ло­жен­ной на се­бя со­бой и от­цом, по­лучи­лась мас­штаб­ной и ис­черпы­ва­ющей. И ес­ли бы не убий­ство папы, ко­торое ее силь­но по­шат­ну­ло, она бы так и шле­пала даль­ше, бесс­траш­но всмат­ри­ва­ясь в но­вые го­ризон­ты. Но те­перь Си­бил дей­стви­тель­но не бы­ла уве­рена в пра­виль­нос­ти сво­их дей­ствий. Отец поп­латил­ся сво­ей жизнью, пы­та­ясь ос­та­новить бе­зумие, тво­ряще­еся в ми­ре и открывшееся ему, и те­перь, воз­можно, опас­ность гро­зила и ей, ведь следуя по кровавым следам, оставленных отцом, она вышла на туже самую тропу.

И сейчас в этот дож­дли­вый поз­дний час, за­вер­нувшись в теп­лый плед в мяг­ком крес­ле у вы­соко­го ок­на с ви­дом на ноч­ной го­род, мисс Си­вирен мыс­ленно сос­тавля­ла план даль­ней­ших дей­ствий. Эту не­делю она прос­то дол­жна бы­ла от­си­деть­ся здесь, в бе­зопас­ном мес­те, где ни од­на ду­ша не смог­ла бы ее най­ти. Ее убе­жище на­ходи­лось в са­мом сер­дце Ман­хетте­на, а отец всег­да го­ворил: «Ес­ли хо­чешь что-то спря­тать, по­ложи на са­мое вид­ное мес­то». А уж ку­да вид­нее, чем в сер­дце Нью-Й­ор­ка…

Это бы­ли скром­ные апар­та­мен­ты, куп­ленные на день­ги ее от­ца и за­регис­три­рован­ные на не­мец­ко­го граж­да­нина, дру­га про­фес­со­ра Алфи Бома. О том, что у Си­бил бы­ла квар­ти­ра, зна­ли толь­ко трое: она, отец и его друг. Отец счи­тал, что при­об­ре­тение нед­ви­жимос­ти, та­ким об­ра­зом, сох­ра­нит тай­ну о ее оби­тате­лях и в итоге позволит укрыться дочери от опасности.

Си­бил вспо­мина­ла от­ца каж­дую ми­нуту. Ес­ли бы она толь­ко мог­ла пре­дот­вра­тить его ги­бель! Ведь она на­веща­ла его в ту зло­получ­ную ночь и с убий­цей мог­ла встре­тить­ся ли­цом к ли­цу. Но, что Си­бил смог­ла бы сде­лать, ока­жись она пе­ред убий­цей? У нее не бы­ло от­ве­та на этот воп­рос. Вместо него в ее сердце покоилось со­жале­ние, что это тра­гичес­кое со­бытие она не пре­дуга­дала.

Ей ужас­но хо­телось поп­ро­щать­ся с па­пой, но она по­нима­ла, что ее по­явление на по­хоро­нах об­на­ружит и прив­ле­чет вни­мание к ее пер­со­не, че­го ни­как до­пус­кать бы­ло нель­зя. Но за­тем девушку осе­нило. Что, ес­ли она пе­ре­оде­нет­ся и ис­поль­зу­ет грим, пос­то­ит в сто­рон­ке и ис­чезнет?! Хо­тя бы та­ким об­ра­зом ей удас­тся про­водить от­ца в пос­ледний путь, ведь он был единс­твен­ным род­ным для нее че­лове­ком.

Те­перь, ког­да она ос­та­лась сов­сем од­на, Си­бил чувс­тво­вала се­бя об­на­жен­ной. Ее за­щит­ная ру­баш­ка, буд­то бы бы­ла не­ожи­дан­но сор­ва­на и пре­дана ог­ню, а перед ее взором разверзлась пропасть ужасов и неизведанных ею страхов. А ведь с па­пой эти чувства ей были незнакомы. И, хо­тя, про­фес­сор на про­тяже­нии 10 лет стра­дал сла­бо­уми­ем, он про­дол­жал за­ботить­ся о до­чери: готовил ей ужин, покупал ей подарки, справлялся о здоровье малышки. Си­бил в свою оче­редь де­лала все воз­можное, что­бы его вы­лечить. Во­зила по кли­никам в на­деж­де, что па­мять к не­му вер­нется в прежнем объ­еме, но шли го­ды, он ста­рел, и ник­то не мог по­мочь. Прав­да, час­тень­ко у не­го про­ис­хо­дили вспыш­ки оза­рения и утраченная па­мять к не­му час­тично воз­вра­щалась. Ког­да он смот­рел в род­ные ему гла­за до­чери и слы­шал лю­бимый го­лос, го­воря­щий на род­ном рус­ском, про­ис­хо­дило чу­до, буд­то бы Си­бил пос­редс­твом язы­ка ак­ти­виро­вала его моз­го­вую де­ятель­ность. В эти ми­нуты казалось, что отец выз­до­рав­ли­вал, а его раз­го­воры бы­ли пол­ностью адек­ватны­ми, хо­тя, и очень не­дол­ги­ми. Но да­же это­го Си­бил бы­ло дос­та­точ­но. Для нее та­кие прос­ветле­ния бы­ли све­жим глот­ком и лу­чиком на­дежды, что од­нажды па­мять вер­нется к от­цу, и все ста­нет, как раньше.

Но на календаре перелистывались страницы и с каждым новым годом на­деж­да га­сла, как свеча на ветру. Про­фес­сор все боль­ше вре­мени ос­та­вал­ся в сво­ем ми­ре, блуж­дая по ил­лю­зор­ным тун­не­лям ра­зума в по­ис­ках вы­хода на­ружу, а дочь все мень­ше ле­ле­яла меч­ту о его воз­вра­щении в ре­аль­ный мир.

Не­задол­го до убий­ства от­ца, Си­бил, как обыч­но его на­веща­ла. Тог­да она бы­ла силь­но расс­тро­ена его пол­ной фрус­тра­ци­ей. Отец си­дел в сво­ем лю­бимом крес­ле, слу­шал му­зыку и буб­нил се­бе под нос ка­кие-то слож­ные ма­тема­тичес­кие вы­чис­ле­ния. Вдруг не­ожи­дан­но для Си­бил, он слов­но оч­нулся ото сна и с аб­со­лют­но вме­ня­емым ви­дом тре­вожно об­ра­тил­ся к до­чери:

— Си­бил, за­пом­ни имя! Ты дол­жна отыс­кать че­лове­ка с этим име­нем. Си­бил, слы­шишь, Си­бил!

Дочь ки­вала головой и смот­ре­ла в гла­за от­ца с го­тов­ностью вы­пол­нить все, о чем бы он не поп­ро­сил. Про­фес­сор выговаривал с дол­ги­ми па­уза­ми, кон­цен­три­ру­ясь на сво­их мыс­лях, что да­валось ему с боль­шим тру­дом:

— Он по­может те­бе, Си­бил.

— Па­па, кто он? — спра­шива­ла она от­ца, нежно дер­жа его за ру­ку.

Про­фес­сор заж­му­рил­ся, нах­му­рив лоб, за­тем рас­пахнул гла­за, ок­руглил их, слов­но че­го-то ис­пу­гав­шись, и про­из­нес: — Го­ра, го­ра све­та. Го­ра све­та! — пов­то­рял отец вновь и вновь, а по­том за­мол­чал и сно­ва впал в свой при­выч­ный транс.

Си­бил, ус­по­ка­ивая, гла­дила папу по ру­ке. Ей бы­ло горь­ко смот­реть на от­ца в та­ком сос­то­янии, в ко­тором он на­поми­нал ей жи­вую кук­лу. Дочь про­дол­жа­ла ис­кать сво­его родного человека в его от­сутс­тву­ющем взгля­де, но он, ка­залось, боль­ше ее не ви­дел. Гла­за про­фес­со­ра прев­ра­тились в две го­лубые стек­ляшки, та­кие же пус­тые, как окон­ные стек­ла заброшенного дома. Си­бил ста­ло нес­терпи­мо боль­но.

— Па­па, ты где-то да­леко во ть­ме, и ты не мо­жешь выб­рать­ся, но я знаю, ты слы­шишь мой го­лос, -про­из­несла она по-рус­ски. — Я всег­да с то­бой, слы­шишь? Твоя Си­бил всег­да бу­дет ря­дом, где бы ты ни был. Па­па…

Его взгляд был все еще об­ра­щен в ни­куда, но из не­бес­но- го­лубых стек­ля­шек по­тек­ли сле­зы. Си­бил, сглот­нув ко­мок го­речи, под­сту­пив­ший к гор­лу, со злостью и болью смах­ну­ла сле­зу со сво­ей ще­ки. Она не хо­тела пла­кать, но сле­зы не спра­шива­ли ее и про­дол­жа­ли лить­ся.

Ког­да она опом­ни­лась, то об­на­ружи­ла се­бя ры­да­ющей на ко­ленях от­ца, а его ру­ка бе­реж­но ле­жала на ее го­лове. Он ус­по­ка­ивал доч­ку, пог­ла­живая ее мягкие каш­та­новые во­лосы.

— Ты здесь, па­па?! — об­ра­дова­лась Си­бил. — Ты со мной!

Слов­но бла­годать сош­ла на Си­бил в тот мо­мент. На душе вне­зап­но ста­ло лег­ко и свет­ло, буд­то ан­гел коснулся сво­им кры­лом и бла­гос­ло­вил ее. Си­бил пе­репол­ня­ла неж­ность к от­цу. Она под­ня­лась с ко­лен, очень неж­но по­цело­вала его ру­ки и улыб­ну­лась сво­ей вол­шебной си­яющей улыб­кой. В этот мо­мент отец смот­рел на нее сов­сем не пус­тым взгля­дом. Гла­за из­лу­чали то са­мое чувс­тво, ко­торое ис­пы­тыва­ет каж­дый ро­дитель, впер­вые увидевший свое ди­тя пос­ле дол­гой раз­лу­ки. И сей­час этот взор был та­ким же, как и мно­го лет на­зад, ког­да Си­вирен смот­рел в гла­за сво­ей ма­лыш­ки.

Про­фес­сор всег­да бо­гот­во­рил Си­бил. Она бы­ла его кос­мо­сом, его все­лен­ной. Иног­да он ут­вер­ждал, что Си­бил бы­ла ди­тем звез­ды, ко­торое бы­ло за­чато и рож­де­но на зем­ле.

И де­воч­ка впи­тыва­ла каж­дое сказанное папой сло­во, которое благодарно отзывалось в ее сердце и воплотилось во многих талантах. Будучи еще маленькой, Сибил име­ла пот­ря­са­ющие навыки к быс­тро­му ус­во­ению ин­форма­ции. Уже в три го­да про­фес­сор за­метил, что она про­яв­ля­ла удивительные способности в ма­тема­тике, а так­же демонстрировала лин­гвис­ти­чес­кие дарования.

Вместе они ставили интереснейшие хи­мичес­кие опы­ты и про­води­ли увлекательные эк­спе­римен­ты по фи­зике. Но боль­ше все­го Си­бил ин­те­ресо­валась генетическим аспектом ра­боты от­ца, изучая азы биологии, что не могло не льстить ученому. И, хотя Си­вирен гор­дился высокой содержательностью своей до­чери, в то­же вре­мя он сильно бо­ял­ся, что, проникнувшись этой наукой, она за­хочет пой­ти по его сто­пам. Судь­бу ге­нети­ка он ей не же­лал, а по­тому ста­рал­ся от­вле­кать доч­ку от этой области и наг­ру­жал ее кни­гами на разные тематики, частенько подсовывая ей для развлечения простые сказки.

Од­нажды, про­читав «Ля­гуш­ку-ца­рев­ну», де­воч­ка нас­толь­ко бы­ла пот­ря­сена ра­зыг­равши­мися в кни­ге со­бытиями, что в те­чении нес­коль­ких не­дель бы­ла одер­жи­ма по­ис­ком Ко­ще­ева ло­гова и ис­крен­не по­лага­ла, что все ля­гуш­ки и яще­рицы мо­гут го­ворить на че­лове­чес­ком язы­ке.

К 7 го­дам Си­бил пом­ни­ла на­изусть все рус­ские, ев­ро­пей­ские сказ­ки, а так­же пре­дания и ле­ген­ды на­родов мира. Она зна­ла поч­ти все ста­рос­ла­вян­ские, кель­тские, древ­негре­чес­кие, еги­пет­ские и шумерские ми­фы. Си­бил учи­ла по­эзию и чи­тала на­изусть по­эмы и бал­ла­ды. Ее па­мять хра­нила ты­сячи ле­генд и ис­то­ричес­ких со­бытий, ко­торые тран­сфор­ми­рова­лись в об­ра­зы, пе­реп­ле­тались друг с дру­гом и скла­дыва­лись, слов­но паз­лы в од­ну боль­шую кар­тинку.

Иног­да по воз­вра­щении с ра­боты, про­фес­сор зас­та­вал доч­ку над изу­чени­ем зна­мени­тых мар­шру­тов по­ляр­ных эк­спе­диций по географическим картам, а иног­да ему в руки попадались многочисленные записи и инс­трук­ции по вы­жива­нию в раз­личных кли­мати­чес­ких ус­ло­ви­ях, записанных детским почерком, что не могло не вызвать улыбку на лице отца.

Си­бил не хо­дила гу­лять с деть­ми, как все ее сверс­тни­ки. Она не на­веща­ла дру­зей, по­тому что их у нее не бы­ло. Де­воч­ка жи­ла, слов­но в дру­гом из­ме­рении. И, конечно, это не могло не отразиться на ее психике. Сибил часто мог­ла си­деть в одиночестве, за­писы­вая свои мыс­ли и грус­тить, глядя в окно на чердаке. В та­кие ми­нуты про­фес­сор, не взирая на свою исключительную занятость, бро­сал всю ра­боту и про­водил вре­мя с доч­кой, объ­яс­няя при­роду ее тре­воги и вол­не­ний. Надо сказать, что ему удавалось мастерски выводить дочь из мрачной обители подростковой депрессии, после чего они вместе дискутировали на разные темы, к примеру, Сибил обожала го­ворить о кос­мо­се, пла­нетах, темной материи. А пе­ред сном па­па са­дил­ся к ней на кра­ешек кро­вати, от­кры­вал кни­гу, оде­вал оч­ки и на­чинал чи­тать сказ­ки, каж­дый раз на­чиная с од­ной и той же фра­зы: «В од­ном царс­тве го­сударс­тве жи­ли-бы­ли…». Его го­лос всег­да ус­по­ка­ивал девочку и нас­тра­ивал на доб­рый сон.

Сказ­ки Си­бил вос­при­нима­ла по-осо­бому. Это бы­ло единс­твен­ное прос­транс­тво, где все дей­ствия име­ли для нее за­кон­ченные дей­ствия: доб­ро всег­да по­беж­да­ло зло. Они учи­ли де­воч­ку об­разнос­ти, ко­торый со­еди­нял в се­бе мно­жес­тво ду­хов­ных уров­ней. И по­это­му отец го­ворил с доч­кой толь­ко на рус­ском язы­ке, при­вивая ей лю­бовь к язы­ку с детс­тва.

— Па­па, а прав­да, что рус­ский язык нын­че не та­кой бо­гатый, ка­ким он был дан лю­дям? — спра­шива­ла ма­лень­кая Си­бил.

— Да, ма­лыш­ка, — от­ве­чал, взды­хая отец. — В прош­лом он был нам­но­го силь­нее и мо­гучее. Язык да­ет сво­ему на­роду ве­ликую вол­шебную си­лу, ко­торая зак­лю­чена в об­разнос­ти. Без нее он ста­новит­ся «без об­разным», по­нима­ешь, сол­нышко. То есть без об­ра­за. Кро­ме то­го, в нем, как и в ска­зани­ях сок­рыт ге­нети­чес­кий код глу­бин­ной па­мяти на­рода. То­му, кто оси­лит код, от­кро­ет­ся нас­то­ящая ис­ти­на.

— Ка­кой код, па­па? — ин­те­ресо­валась лю­боз­на­тель­ная Си­бил.

— Ге­нети­чес­кий, ми­лая, а те­перь спать! — улы­ба­ясь от­ве­чал отец.

И, за­сыпая, во­об­ра­жение Си­бил ри­сова­ло кар­ти­ны раз­ных на­родов се­вера, ин­дей­ских и аф­ри­кан­ских пле­мен, жи­вущих да­леко в жар­ких джун­глях, ко­торых уг­не­тали и по­рабо­щали, зас­тавляя го­ворить на со­вер­шенно чуж­дом им язы­ке но­вого све­та и пок­ло­нять­ся со­вер­шенно иным бо­гам. А па­па си­дел ря­дом, ох­ра­няя сон ма­лыш­ки и пог­ла­живая ее ма­лень­кие руч­ки…

При воспоминаниях о прошлом у Си­бил сно­ва покатились сле­зы. Зас­ти­лая гла­за, круп­ные кап­ли сте­кали по ще­кам. Ей бы­ло труд­но по­нять, шел ли все еще ли­вень или это ее сле­зы ис­ка­жали ви­димость че­рез окон­ное стек­ло. Об­раз от­ца так и сто­ял пе­ред ее взо­ром и, от­то­го ей де­лалось еще боль­нее на ду­ше. В гла­зах отца, ко­торые соз­на­ние Си­бил про­еци­рова­ло на стек­ле, дочь ви­дела дож­дли­вую ули­цу Нью-Й­ор­ка, холодный блеск ог­ней не­бос­кре­бов и чер­ное не­бо над серым мегаполисом.

Че­лове­чес­кая па­мять очень ко­рот­кая. Все быс­тро за­быва­ет­ся. Сей­час ей ста­ло по-нас­то­яще­му страш­но, что вос­по­мина­ния об от­це сов­сем ско­ро ста­нут не та­кими яр­ки­ми, как сейчас. И, хо­тя, они при­носи­ли ей нес­терпи­мую боль, Си­бил хо­телось сох­ра­нить каж­дую кру­пицу, что свя­зыва­ла ее с па­пой. Это все, что ей ос­та­валось.

Боль и злость грыз­ли ее из­нутри, зас­тавляя го­реть же­лани­ем отыскать убий­цу. Си­бил бы­ла уве­рена, что по­лиция, имея в сво­ем ар­се­нале да­же са­мые пе­редо­вые розыскные ме­тоды, не смо­жет вый­ти на та­кого ро­да прес­тупни­ка, а зна­чит, ей при­дет­ся дей­ство­вать сво­ими си­лами. И без слов было ясно, на что прес­тупник был спо­собен, а по­тому, отважившейся на самостоятельные поиски убийцы Сибил не­об­хо­димо бы­ло все очень тща­тель­но про­ду­мать и спла­ниро­вать, ина­че в слу­чае про­вала, ей гро­зила таже пе­чаль­ная участь, что нас­тигла ее от­ца. Но это не ос­та­нав­ли­вало ее ни на се­кун­ду.

Вот ес­ли бы толь­ко она мог­ла про­ник­нуть в дом отца! Си­бил пом­ни­ла, что в его ла­бора­тории хра­нилась мас­са по­лез­ных инс­тру­мен­тов и при­боров, ко­торые по­мог­ли бы ей в ее об­сто­ятель­ствах. В профессорском доме под по­лом она са­ма лич­но спря­тала са­моза­ряд­ный пис­то­лет five-seven — бо­евое ору­жие от­ца. Имея дуль­ную ско­рость поч­ти в 700 мет­ров в се­кун­ду, FN спе­ци­али­зиро­вал­ся на по­раже­нии бро­нежи­лет­ни­ков и для во­ен­ных яв­лялся ору­жи­ем пос­ледне­го шан­са. Имен­но та­ковым он для от­ца и явил­ся бы, ес­ли бы тот смог за­щищать­ся, держа ствол не в укрытии, а под руками.

Уп­равлять­ся с ог­нес­трель­ным ору­жи­ем отец на­учил Сибил еще в детс­тве, но но­сить его с со­бой не поз­во­лял. И дочь, глу­боко ува­жая отцовский запрет, ни­ког­да не сме­ла его ос­лу­шать­ся. Сей­час она впер­вые жа­лела, что не сде­лала по-сво­ему. Воз­можно, в тот ро­ковой ве­чер, ее не­пос­лу­шание спас­ло бы ему жизнь. Но те­перь по­яв­лять­ся в том рай­оне бы­ло слиш­ком опас­но. Убий­ца мог лег­ко выс­ле­дить ее, а зна­чит ей при­дет­ся об­хо­дить­ся сво­ими си­лами и ис­поль­зо­вать те зна­ния, что име­лись в дан­ный мо­мент в ее распоряжении.

Она вздох­ну­ла. Сле­зы за­кон­чи­лись, ос­та­вив ей рас­пухшие крас­ные гла­за. Си­бил по­дош­ла к ок­ну. Упрямый ли­вень не прек­ра­щал­ся и, ка­залось, толь­ко на­бирал обо­роты. Ее ма­шина, ко­торую она поп­ро­сила при­пар­ко­вать в квар­та­ле от мес­та те­переш­не­го на­хож­де­ния, по­яви­лась точ­но в ого­ворен­ное вре­мя и вид­не­лась из ок­на. Это нем­но­го об­ра­дова­ло де­вуш­ку, по­тому как ав­то­мобиль ей был не­об­хо­дим, ведь очень ско­ро она со­бира­лась им вос­поль­зо­вать­ся…

Де­тек­тив Росс, при­пар­ко­вав­шись ря­дом с автомобилем девушки, наб­лю­дал как нез­на­комец в жел­том пла­ще ос­та­вил ее форд сто­ять на парковке и дви­нул­ся даль­ше по тро­ту­ару. Росс пос­ле­довал за ним. Наг­нав сза­ди «жел­тый плащ», де­тек­тив тол­кнул прес­ле­ду­емо­го в про­ем меж­ду до­мами и креп­ко при­жал его к сте­не. Од­но­го вы­раже­ния ли­ца Рос­са хва­тило то­му, что­бы по­нять серь­ез­ность на­мере­ний на­падав­ше­го. Че­ловек ис­пу­гал­ся и, слов­но ма­лень­кий ре­бенок, вы­ложил все, что знал.

А знал он, как вы­яс­ни­лось, нем­но­го: ни име­ни, ни ад­ре­са. По его сви­детель­ствам вче­ра поз­дно ве­чером не­кая де­вуш­ка в чер­ном пла­ще зап­ла­тила ему, что­бы тот пе­рег­нал ма­шину с од­но­го ад­ре­са на дру­гой. Па­рень вы­пол­нил ра­боту и по­лучил вто­рую по­лови­ну сум­мы, за­чис­ленную ему на со­товый но­мер. Клю­чи он ос­та­вил в ма­шине под ков­ри­ком. Росс пот­ре­бовал по­казать ему но­мер от­пра­вите­ля, но к со­жале­нию, ни­какой ин­форма­ции не уда­лось оп­ре­делить. От­пустив пар­ня в плаще на все че­тыре, не­доволь­ный де­тек­тив вер­нулся об­ратно в ма­шину.

Рос­су по­ряд­ком на­до­ели эти прят­ки под дож­дем и незаметно для себя он позволил негодованию охватить его дух. Но, взяв себя в руки, детектив быстро нашел и положительную сторону этого события, что принесло ему немного облегчения, ведь, сла­ва бо­гу, Си­бил бы­ла в доб­ром здра­вии, чего, собственно, он и хотел. Прик­ре­пив к дни­щу ав­то­моби­ля де­вуш­ки жу­чок сле­жения, Росс ре­шил по­дож­дать хо­зяй­ку фор­да еще нем­но­го, толь­ко в до­маш­ней ат­мосфе­ре. В лю­бом слу­чае, де­тек­тив был уве­рен, что благодаря гаджетам так или ина­че эта дол­гождан­ная встре­ча про­изой­дет, стоит ей только приблизиться к своей машине. Но даже если она проигнорирует свой транспорт, у детектива оставался еще один вариант, где Аарону Россу могло бы сулить свидание с этой девушкой. Зав­траш­ний день ну прос­то обя­зан был зас­та­вить Сибил Сивирен по­кинуть свое ук­ры­тие и по­явить­ся на по­хоро­нах профессора, а уж там де­тек­тив ее не упус­тит…

По­хоро­ны про­фес­со­ра Си­вире­на бы­ли нем­но­голюд­ны­ми. На мо­гиле при­сутс­тво­вали со­седи уче­ного и еще двое не­из­вес­тных в стро­гих кос­тю­мах и паль­то. Де­тек­тив Росс прис­таль­но сле­дил за ни­ми, а те, в свою оче­редь сле­дили за де­тек­ти­вом.

Пос­ле ре­чи свя­щен­ни­ка, Росс по­дошел к за­гадоч­ным нез­на­ком­цам и пред­ста­вил­ся. На воп­рос о том, зна­ли ли они про­фес­со­ра, Росс по­лучил стран­ное мол­ча­ние в ответ. Оч­ки они не сня­ли, а их ру­ки в пер­чатках да­же не дрог­ну­ли. Сто­яли эти лю­ди без ка­кой-ли­бо ре­ак­ции на внешние раздражители, как ча­совые сол­да­ты с вы­тяну­тыми и при­жаты­ми к те­лу ру­ками. Они поч­ти не ше­вели­лись и про­дол­жа­ли мол­чать.

— Эй, я за­дал воп­рос! — не­пони­ма­юще пос­мотрел на них Росс, ожи­дая хоть ка­кой-то ре­ак­ции.

Но в от­вет сно­ва бы­ла ти­шина.

— Как сим­во­лич­но, — про­из­нес де­тек­тив, — на клад­би­ще лег­ко хра­нить ти­шину мер­твым. А ес­ли вы, ре­бята, жи­вые, то вам все же при­дет­ся со мной по­гово­рить.

Но эти двое да­же и не ше­лох­ну­лись. Росс по­чувс­тво­вал, как на­чина­ет раз­дра­жать­ся. Он по­дошел к од­но­му из них вплот­ную, пы­та­ясь заг­ля­нуть за оч­ки. Но тот и не дер­нулся, слов­но и вправ­ду был не­живой.

— Слу­шай­те, — разъ­яс­нял Росс, — гос­по­да, я ведь мо­гу вас и за­дер­жать. Как вам нра­вит­ся та­кая…

И тут Рос­са сва­лила с ног жут­кая го­лов­ная боль, ка­кой он еще не ис­пы­тывал преж­де. Он упал и стал из­ви­вать­ся, как уж на рас­ка­лен­ной ско­воро­де. Его го­лова по­каза­лась ему оре­хом, ко­торую нещадно пы­тались рас­ко­лоть зу­билом. Его за­тош­ни­ло, от­кры­лась рво­та. К Рос­су ки­нулись свя­щен­ник и де­жур­ные полицей­ские, вызвавшие по ра­ции не­от­ложку. Му­ча­ясь от бо­ли, Росс все еще пы­тал­ся удер­жи­вать вни­мание на этих дво­их, но все, что он мог ви­деть — лишь от­по­лиро­ван­ные чер­ные бо­тин­ки, все еще сто­ящие на том же са­мом мес­те.

Ско­рая, оправдав свое название, при­еха­ла быс­тро, но к то­му мо­мен­ту де­тек­ти­ву не­ожи­дан­но ста­ло лег­че. Боль от­пусти­ла, так­же рез­ко, как и на­катила. Хо­тя го­лова все еще кру­жилась и его нем­но­го под­ташни­вало, Росс вско­чил на но­ги, вы­рыва­ясь из рук вра­чей и хо­тел бы­ло по­бежать за эти­ми дву­мя не­из­вес­тны­ми, но ози­ра­ясь по сто­ронам, он не смог по­верить гла­зам: их след прос­тыл. Росс был обес­ку­ражен и обес­си­лен, и по­это­му сдал­ся на ми­лость мед­ра­бот­ни­кам, ко­торые уло­жили его на но­сил­ки и вве­ли то­низи­ру­ющие инъ­ек­ции.

Вда­леке за де­ревь­ями с за­пад­ной сто­роны клад­би­ща сто­яла строй­ная фи­гур­ка в пла­ще и цве­тами в ру­ках. Муж­ские усы и прик­ле­ен­ная ще­тина не осо­бо шли Си­бил к ли­цу, но так тре­бовал ее план. Де­вуш­ка наб­лю­дала за про­ис­хо­дящим в ужа­се. Она пос­та­ралась хо­рошо за­пом­нить пор­трет че­лове­ка, ко­торый ве­дет рас­сле­дова­ние убий­ства ее от­ца, хо­тя, и на­ходи­лась на при­лич­ном рас­сто­янии от эпи­цен­тра со­бытий. Но да­же и так было очевидно, что де­тек­тив пос­тра­дал по ви­не тех са­мых нез­на­ком­цев, воздействовавших на жертву телекинетическим способностями. И ес­ли эти кук­лы мог­ли сот­во­рить с полицейским средь бе­ла дня та­кое, то од­но­му чер­ту бы­ло из­вес­тно, на что они еще бы­ли спо­соб­ны.

Все это убе­дило Си­бил в серь­ез­ной опас­ности то­го пу­ти, по ко­торо­му она ос­ме­лилась шагать. Но от­сту­пать бы­ло не­куда, хо­тя ско­рее все­го она прос­то не хо­тела сда­вать­ся. Си­бил бы­ла уве­рена, что убий­ца на­мере­вал­ся ее най­ти, а она не ос­тавля­ла на­деж­ды в свою оче­редь отыс­кать его. И наб­лю­дая за всем этим прес­тран­ным дей­ством на клад­би­ще, она нашла подтверждение своим размышлениям: в смер­ти от­ца был от­ветс­тве­нен не один че­ловек, а це­лая груп­па лиц, что еще боль­ше по­дог­ре­ло ярость Си­бил.

С это­го мо­мен­та де­вуш­ка ре­шила для се­бя, что все, что она сде­ла­ет, бу­дет в па­мять об от­це и во имя его — Вла­дими­ра Си­вире­на — ве­лико­го уче­ного, уни­каль­ный труд ко­торо­го пра­витель­ство ис­поль­зо­вало в сво­их це­лях, а за­тем выб­ро­сило на по­мой­ку, как не­нуж­ный хлам, от­жав все, что тот мог дать. И хо­тя у нее не бы­ло то­му до­каза­тель­ств, в сво­ей пра­воте она да­же не сом­не­валась.

Гла­ва 8

Ман­хеттен. Нью-Й­орк. США

А­арон прос­нулся глу­бокой ночью в сво­ей кро­вати. Сна­чала он прос­то ос­матри­вал спаль­ню, слов­но впер­вые ее ви­дел. Чер­ный шпон гар­де­роб­но­го шка­фа и стек­лянная дверь в ком­на­те уже не на­поми­нали ему о прош­лом с Шел­ли. Все здесь бы­ло ина­че. Пос­ле то­го, как же­на умер­ла, он об­но­вил ин­терь­ер, что­бы ни­чего не на­поми­нало о бы­лом. Слиш­ком бо­лез­ненны­ми бы­ли для не­го вос­по­мина­ния. И хо­тя, сер­дце свое, как ему ка­залось, он по­хоро­нил вмес­те с ней, пос­ле ре­мон­та Росс все же по­чувс­тво­вал не­кое об­легче­ние — уже не так бы­ло тош­нотвор­но про­сыпать­ся и за­сыпать в пол­ной пус­то­те. По­тихонь­ку, он при­выкал к сво­ему оди­ночес­тву, а оно прис­матри­валось к оди­ноко­му хо­зя­ину до­ма. Ко­неч­но, про­изош­ло это не в один день…

Пять лет ми­нуло со дня по­хорон Шел­ли. По­нача­лу он мно­го пил, бро­сил служ­бу и прев­ра­тил­ся в зат­ворни­ка. Росс, буд­то соз­на­тель­но вы­нес се­бе при­говор и зак­лю­чил се­бя в оди­ноч­ную ка­меру на все эти го­ды, по­ка од­нажды во сне он не уви­дел свою лю­бимую. Это был сон, вдох­нувший в не­го жизнь и про­будив­ший его некогда пылкий дух.

Она приш­ла к не­му в ее лю­бимом кре­мовом платье, лег­кая и све­жая, по­хожая на об­ла­ко, что­бы со­об­щить сво­ему воз­люблен­но­му, что его вско­ре ждет смерть от тос­ки, ес­ли тот не прек­ра­тит тер­зать свое сер­дце, что бес­ко­неч­но и глу­боко ра­нило ее, и не да­вало по­коя ее ду­ху в ми­ре ином.

По ее уве­рени­ям Росс дол­жен был встре­тить свою истинную судь­бу, ка­кой бы она ему не пока­залась пе­чаль­ной и ис­полнить очень важ­ную мис­сию. Дух Шел­ли слез­но про­сил его вер­нуть­ся к жиз­ни и пе­рес­тать тра­тить свое вре­мя впус­тую. Пос­ле это­го Росс бро­сил пить, при­вел се­бя в фор­му и вер­нулся в по­лицию.

Каж­дый раз де­тек­тив вспо­минал этот сон с бла­гого­вени­ем.

Вот и сей­час, ле­жа в кро­вати и, гля­дя не ми­гая в по­толок, он пой­мал се­бя на том, что его гу­бы рас­плы­лись в улыб­ке.

Опом­нившись, что уже по­ра на подъ­ем, Росс мет­нул взгляд на ча­сы. Под­хо­дило к 8. Мыс­ли о ра­боте зас­та­вили его не­мед­ленно вско­чить на но­ги и бро­сить­ся в ван­ную ком­на­ту, что­бы при­нять душ. Че­рез 5 ми­нут он уже пил ка­пучи­но, раз­мышляя о ми­нув­шем со­бытии.

Вклю­чив те­леви­зор, детектив дал го­лосо­вую ко­ман­ду по­доб­рать ин­форма­цию на те­му энер­ге­тичес­кой ата­ки. Ведь то, что слу­чилось на клад­би­ще, по убеж­де­ни­ям Рос­са, бы­ло ни­чем иным, как ас­траль­ным на­паде­ни­ем. А те ре­бята однозначно являлись аген­та­ми сек­ретной служ­бы пра­витель­ства США. Но те­перь его за­боти­ли да­же не их сверхъ­ес­тес­твен­ные навыки, а то, ка­кой ме­тод за­щиты мож­но бы­ло при­менить про­тив та­ких вы­род­ков и, нас­коль­ко глу­боко в све­те но­вых об­сто­ятель­ств ему нуж­но бы­ло ко­пать в рас­сле­дова­нии убий­ства про­фес­со­ра. Встре­ча на клад­би­ще убе­дила его в том, что убий­ца то­же мог иметь по­доб­ные спо­соб­ности, с какими он столкнулся вчера и вынужденно опробовал их на себе. Очевидно, как белый день, что та­кие лю­ди всег­да на­ходи­лись под не­усып­ным кон­тро­лем «свы­ше», а зна­чит и ис­кать нуж­но бы­ло не столь­ко са­мого ис­полни­теля, сколь­ко за­каз­чи­ка. И по всей ви­димос­ти, здесь пах­ло иг­рой на очень вы­соком уров­не.

На эк­ра­не по­явил­ся спи­сок за­голов­ков на вы­бор. Но ни один не со­дер­жал ин­форма­ции о пря­мом бо­левом воз­дей­ствии на че­лове­ка.

Пос­та­вив круж­ку с не­допи­тым ко­фе на стол, де­тек­тив на­кинул по­тер­тую ко­жаную кур­тку пи­лот и, зах­лопнув дверь, нап­ра­вил­ся по длин­но­му ко­ридо­ру к лиф­ту.

В кар­ма­не за­виб­ри­ровал мо­биль­ник и де­тек­тив пос­пе­шил от­ве­тить.

— Росс, слу­шаю.

— Де­тек­тив Росс, — пос­лы­шал­ся юный жен­ский го­лос.

— Да, слу­шаю, пред­ставь­тесь.

— Это Элис Бернс, од­но­кур­сни­ца Си­бил Си­вирен. Вы про­сили со­об­щить, ес­ли я вспом­ню ка­кие-то де­тали.

— Да, Элис, я вни­матель­но слу­шаю, — от­ве­тил Росс.

— Я не уве­рена на 100 про­цен­тов, но ка­жет­ся, я вспом­ни­ла кое-что, на счет име­ни то­го че­лове­ка, ко­торо­го ищет Си­бил. Она упо­мина­ла го­ру све­та. Я пос­мотре­ла в Гуг­ле и об­на­ружи­ла, что это зна­чение под­хо­дит толь­ко од­но­му име­ни. Имя не ред­кое…

— Так что за имя, Элис? -за­ин­те­ресо­ван­но пе­ребил ее Росс, вхо­дя внутрь зер­каль­ной ка­бины лиф­та.

— Это имя А­арон. Она ищет че­лове­ка с ва­шим име­нем, — с вол­не­ни­ем со­об­щи­ла Элис.

— Де­тек­тив, вы ме­ня слы­шите? — гром­ко спро­сила де­вуш­ка.

Росс, буд­то не рас­слы­шал со­бесед­ни­цу. Не­ожи­дан­но нах­лы­нув­шие на не­го стран­ные ощу­щения в ка­бине эле­вато­ра пол­ностью зав­ла­дели его соз­на­ни­ем. С за­дум­чи­вым ви­дом Росс взгля­нул на свое от­ра­жение в зер­каль­ной сте­не лиф­та.

— Де­тек­тив? — пос­лы­шал­ся сно­ва го­лос Элис. — Вы слу­шали ме­ня?

— Да! — опом­нился Росс, не по­нимая, что собс­твен­но с ним про­ис­хо­дило. — Элис, ты мо­лодец. Это важ­ная ин­форма­ция.

— Ес­ли я еще что-ни­будь вспом­ню, — ска­зала де­вуш­ка, — я поз­во­ню. И еще, де­тек­тив, вам не­зачем сле­дить за мо­им до­мом.

— Стой-ка, сле­дить за до­мом? — встре­пенул­ся Росс.

— Да, уже вто­рую ночь под мо­ими ок­на­ми сто­ит ма­шина, — приз­на­лась де­вуш­ка.

— Я не ста­вил наб­лю­дение, Элис, — от­ве­тил де­тек­тив, ощу­тив лег­кий хо­лодок стра­ха за бе­зопас­ность де­вуш­ки, про­бежав­ший по поз­во­ноч­но­му стол­бу к шей­но­му от­де­лу.

На дру­гом кон­це нас­ту­пила па­уза. Росс ли­хора­доч­но со­об­ра­жал, кто бы мог сле­дить за до­мом и при­шел к вы­воду, что ник­то из его ре­бят не мог был бы быть занятым наб­лю­дени­ем то­го рай­она. Да и он не да­вал та­кого ука­зания.

— Элис, — об­ра­тил­ся он, — ты сей­час зво­нишь из до­ма?

— Да, — ис­пу­ган­но от­ве­тила де­вуш­ка. — А что? Что-то не так?

— Элис, не пу­гай­ся, все нор­маль­но, — ус­по­ка­ивал де­вуш­ку де­тек­тив. — Но сде­лай вот что: выг­ля­ни не­замет­но из ок­на и опи­ши мне, что ты ви­дишь? Толь­ко не­замет­но, хо­рошо?

— Да, хо­рошо, сей­час, — поч­ти ше­потом про­из­несла Элис.

В вол­ни­тель­ном ожи­дании де­тек­тив сно­ва взгля­нул на свое от­ра­жение в зер­ка­ле и взгляд за­цепил­ся за неч­то стран­ное, про­ис­хо­див­шее в его гла­зах.

На миг ему по­каза­лось, что цвет глаз на­чал ме­нять­ся. Всмат­ри­ва­ясь в их глу­бину, слов­но в кол­дов­ское озе­ро, де­тек­тив по­чувс­тво­вал, что лифт вне­зап­но прек­ра­тил дви­жение. Ос­ве­щение вдруг по­гас­ло. Че­рез нес­коль­ко се­кунд ка­бина рез­ко по­еха­ла вниз так, буд­то обор­ва­лись тро­сы. Рос­са подбро­сило к по­тол­ку, пос­ле че­го так же рез­ко ка­бина за­мер­ла на мес­те. При­зем­ле­ние де­тек­ти­ва на пол бы­ло не из при­ят­ных, но высказать свое негодование по этому поводу времени не оказалось: лифт про­дол­жил с том же ду­хе: по­ехал и сно­ва ос­та­новил­ся. Уда­рив­шись о дно ка­бины в оче­ред­ной раз, у Рос­са вы­било из рук мо­биль­ный. Не смот­ря на стран­ное по­веде­ние лиф­та А­арон, ста­рал­ся сох­ра­нять спо­кой­ствие. Он на­шарил те­лефон ру­кой и то­роп­ли­во прис­та­вил его к уху: -Элис, ты там?

В от­вет де­тек­ти­ву бы­ла ти­шина.

— Черт, — вы­ругал­ся Росс, — что за дь­явол!

Он наб­рал но­мер де­вуш­ки, но вы­зов не про­ходил. На дис­плее по­явил­ся пе­речер­кну­тый зна­чок опе­рато­ра свя­зи. Зво­нить бы­ло бес­по­лез­но.

Росс вклю­чил фо­нарик и ос­ве­тил ма­лень­кое по­меще­ние ка­бины. К его удив­ле­нию зер­кал, в ко­торые он толь­ко что смот­рел в лиф­те, не об­на­ружи­лось. Кноп­ки на па­нели уп­равле­ния то­же от­сутс­тво­вали. Он пос­ве­тил се­бе под но­ги и был оша­рашен. Пли­точ­ное пок­ры­тие по­ла сме­нилось на ме­тал­ли­чес­кое. Первой реакцией де­тек­ти­ва была мысль о нешуточных проблемах с сознанием. Но поразмыслив, ему начало казаться, что кто-то за­бав­лялся с ним, желая за­тор­мо­зить его расследовательскую де­ятель­ность, пус­кая по лож­но­му сле­ду, пу­тая кар­ты, иг­рая с ним в прят­ки и соз­да­вая ил­лю­зии. Но как такое было бы возможно?!

— Я, ка­жет­ся, рех­нулся! Что за хрень, твою мать, со мной про­ис­хо­дит?! — поч­ти вык­рикнул взбе­шен­ный Росс. — Ну что за гре­баные иг­ры!

Ска­зав это, он уда­рил ку­лаком в сте­ну лиф­та.

И тут, буд­то жи­вой ор­га­низм, от­ре­аги­ровав на дей­ствия Рос­са, лифт не­ожи­дан­но во­зоб­но­вил дви­жение. А­арон вы­дох­нул и быс­тро вер­нул спо­кой­ное сос­то­яние ду­ха.

Ког­да ка­бина эле­вато­ра ос­та­нови­лась сно­ва, гром­ко­гово­ритель, го­лос ко­торо­го Росс ни­ког­да рань­ше не слы­шал, со­об­щил но­мер эта­жа: -6-й.

Ре­шив не ис­пы­тывать уда­чу, де­тек­тив на­мерил­ся по­кинуть эле­ватор и вос­поль­зо­вать­ся лес­тни­цей. Две­ри лиф­та разъ­еха­лись, и Росс на се­кун­ду ли­шил­ся да­ра ре­чи.

То, что он уви­дел, не уме­щалось в его соз­на­нии. Толь­ко что он был в кро­вати, пил ко­фе, ехал в лиф­те, как вдруг ока­зал­ся в са­мой гу­ще Ин­ферно. Росс зас­тыл в прос­тра­ции, с вы­пучен­ны­ми гла­зами, а пе­ред ним меж тем ра­зыг­рыва­лась нас­то­ящая фу­турис­ти­чес­кая кар­ти­на c ле­тящи­ми свер­ка­ющи­ми лу­чами из не­веро­ят­ных из­лу­чате­лей в ру­ках фи­гур, ко­торые лишь от­да­лен­но на­поми­нали лю­дей.

Росс да­же не сра­зу по­нял, что лу­чи бы­ли ла­зер­ны­ми, и они жгли лю­дей нас­квозь, ос­тавляя на мес­те по­раже­ния зияющую пус­то­ту. И ес­ли бы не ре­аль­ные за­пахи па­лено­го мя­са, ви­та­ющие в воз­ду­хе и раз­дра­жа­ющие ре­цеп­то­ры но­совых па­зух де­тек­ти­ва, его соз­на­ние воз­можно так бы и вос­при­нима­ло про­ис­хо­див­шее, как съ­ёмоч­ную пло­щад­ку филь­ма «Тер­ми­натор 10. Са­ра Кон­нор вас пре­дуп­режда­ла».

Соз­на­ние еще про­тиви­лось ви­деть в этом ужа­се ре­аль­ность. Сер­дце ли­хора­доч­но сту­чало в гру­ди, го­лова, слов­но кон­ту­жен­ная, не вос­при­нима­ла шу­мы, буд­то он и впрямь ог­лох.

И толь­ко, ког­да две­ри лиф­та ста­ли хло­пать по те­лу де­тек­ти­ва, пы­та­ясь сом­кнуть­ся, он опом­нился. Прош­ло все­го нес­коль­ко се­кунд с тех пор, как де­тек­тив ока­зал­ся пос­ре­ди это­го ада, а ему уже по­каза­лось про­веден­ное здесь вре­мя веч­ностью.

Ког­да Росс при­шел в се­бя, шум, гул и кри­ки бой­цов прор­ва­ли его мни­мую зас­лонку в ушах, что зас­та­вило его силь­но смор­щить­ся и вскрик­нуть от рез­кой бо­ли, с ко­торой звук про­ник че­рез его ба­рабан­ные пе­репон­ки. Но Росс не рас­те­рял­ся. Он вых­ва­тил свой За­уэр.

По­нимая, что про­тив ла­зер­но­го ору­жия его «швей­ца­рец» бес­по­лезен, он все же при­вел его в бо­евую го­тов­ность и хо­тел бы­ло дви­нуть­ся даль­ше, что­бы за­нять бо­евую по­зицию, как вдруг сре­ди ящи­ков с ме­тал­ли­чес­ки­ми лис­та­ми, Росс за­метил жа­лоб­но сто­нуще­го ра­нено­го муж­чи­ну.

Де­тек­тив быс­тро снял с се­бя кур­тку и уло­жил ее меж­ду две­рями лиф­та, что­бы зас­то­порить двер­ной ме­ханизм и сох­ра­нить се­бе пу­ти от­ступ­ле­ния. Со­вер­шив бо­ковой ку­вырок, Росс ока­зал­ся ря­дом с бе­дола­гой. Выг­ля­нув в сто­рону про­тив­ни­ка, он не смог раз­гля­деть, что к че­му. Ла­зер­ные лу­чи сы­пались отов­сю­ду, слов­но фей­ер­верк в ноч­ном не­бе. Бы­ло яс­но од­но, что не­кая груп­па ве­ла борь­бу с дру­гой и, ес­ли не унес­ти но­ги, как мож­но быс­трее, их всех ожи­дала участь прев­ра­тить­ся в пе­пел.

Ос­мотрев­шись вок­руг в по­ис­ках че­го-ли­бо по­лез­но­го в дан­ной си­ту­ации, де­тек­тив схва­тил лист ме­тал­ла и, прик­ры­ва­ясь им, как щи­том, взва­лил на се­бя ра­нено­го, ко­торый, су­дя по слу­жеб­ной фор­ме, вы­пол­нял фун­кции тех­ни­ка или ин­же­нера. На сог­ну­тых но­гах от тя­жело­го ве­са муж­чи­ны на сво­ей спи­не, под об­ру­шив­шимся гра­дом искр Росс пе­ресек от­кры­тую для стрель­бы по­лосу к лиф­ту.

Уло­жив пос­тра­дав­ше­го на пол эле­вато­ра, де­тек­тив ре­шил дви­нуть­ся об­ратно, что­бы по воз­можнос­ти спас­ти еще ра­неных, ко­торых он за­метил по хо­ду пе­ред­ви­жения, но на де­ле ре­али­зовать ему это не уда­лось. Длин­ная и ху­дая ру­ка се­рого цве­та схва­тила спа­сен­но­го Рос­сом муж­чи­ну за но­гу и ста­ла тя­нуть его к се­бе. Две­ри зак­ры­вались и от­кры­вались, сто­порясь о стран­ную ру­ку не­из­вес­тно­го су­щес­тва. Росс же, не те­ряя вре­мя, мо­мен­том вце­пив­шись в спа­сен­но­го им челове­ка, изо всех сил по­тянул его об­ратно на се­бя. Ког­да де­тек­тив под­нял гла­за, что­бы раз­гля­деть хо­зя­ина ру­ки, с ко­торым он бо­рол­ся, то был нас­толь­ко шо­киро­ван уви­ден­ным, что его ру­ки ма­шиналь­но раз­жа­лись, и Росс от­пустил нес­час­тно­го. Но вов­ре­мя ов­ла­дев рас­судком, де­тек­тив мол­ни­енос­но вых­ва­тил свое та­бель­ное ору­жие из ко­буры и паль­нул в ог­ромные тем­ные гла­за это­го су­щес­тва. Пу­ля ра­зор­ва­ла глаз­ную обо­лоч­ку, из ко­торой во все сто­роны брыз­ну­ла го­лубо­ватая жид­кость.

Рас­це­пив свои паль­цы, су­щес­тво вы­рони­ло но­гу ра­нено­го, и зас­ты­ло в без­дей­ствии. Тог­да Росс по­дошел бли­же и вда­рил неп­ри­яте­лю но­гой в грудь. Без­жизнен­ное те­ло от­ле­тело от эле­вато­ра и рух­ну­ло пря­миком в ящи­ки. Две­ри лиф­та плав­но зак­ры­лись, и ка­бина на­чала дви­жение. А­арон еще ка­кое-то вре­мя сто­ял не­под­вижно, пя­лясь в две­ри лиф­та, вмес­то ко­торых он буд­то все еще ви­дел уби­того им су­щес­тва с ог­ромны­ми тем­ны­ми гла­зами, не­под­вижно блес­тевших в све­те искр. Это мер­твое су­щес­тво про­из­во­дило та­кое же пу­га­ющее впе­чат­ле­ние, что и жи­вое. Весь этот ха­ос по­казал­ся Рос­су нас­толь­ко не­ре­аль­ным, что он да­же за­дал­ся мыс­ля­ми о сво­ей вме­ня­емос­ти, по­ка го­лос ра­нено­го не пе­рех­ва­тил вни­мание де­тек­ти­ва.

— Спа­сибо, брат, — еле-еле про­гово­рил муж­чи­на.

Росс при­сел ря­дом с ним. Ра­на в пле­че нез­на­ком­ца бы­ла сквоз­ной ды­рой с обуг­ленны­ми кра­ями и ис­то­чала за­пах па­лено­го мя­са.

Пос­ле слов бла­годар­ности муж­чи­на по­терял соз­на­ние.

Де­тек­тив ос­мотрел со­дер­жи­мое кар­ма­нов спа­сен­но­го — пус­то. На его гру­ди под ру­баш­кой Росс на­щупал элек­трон­ную кар­ту на лен­те.

— Ин­же­нер Пол Шнай­дер, дос­туп F5, — про­читал вслух Росс.

И вдруг ка­бину лиф­та не­ожи­дан­но силь­но трях­ну­ло, пос­ле че­го она ос­та­нови­лась. Свет опять по­гас. На этот раз Росс от­ре­аги­ровал спо­кой­но. Вып­ря­мив­шись в рост, де­тек­тив по­ложил ру­ку на ко­буру, сно­ва вы­нул ме­тал­ли­чес­ко­го то­вари­ща, взвел ку­рок и при­гото­вил­ся к не­из­вес­тнос­ти.

Но лифт не дви­нул­ся с мес­та. Это да­же ус­по­ко­ило Рос­са, и он про­тянул ру­ку к те­лу муж­чи­ны, что­бы про­верить его пульс. Ру­ка ни­чего не на­шари­ла, что сби­ло с тол­ку Рос­са. Ког­да в ка­бину вер­нулся свет, де­тек­тив не по­верил сво­им гла­зам. Ра­неный ис­па­рил­ся, а Росс сно­ва на­ходил­ся в при­выч­ном ему ин­терь­ере эле­вато­ра и смот­рел на свое от­ра­жение в зер­ка­лах, буд­то ни­чего не про­изош­ло. Под но­гами был тот же са­мый пли­точ­ной пол вмес­то ме­тал­ли­чес­ко­го пок­ры­тия.

Обом­левший от про­ис­хо­дяще­го, Росс схва­тил­ся за го­лову, еще дер­жа пис­то­лет в ру­ке, и на­чал сдав­ли­вать вис­ки ла­доня­ми, слов­но это мог­ло ему по­мочь. На вре­мя Рос­су по­каза­лось, что он дей­стви­тель­но по­терял рас­су­док.

За две­рями пос­лы­шались го­лоса:

— Эй, де­тек­тив Росс, вы в по­ряд­ке? Мы вас вы­тащим, слы­шите?

Ког­да эле­ватор на­конец от­крыл­ся, Рос­са встре­чала це­лая де­лега­ция из спа­сате­лей, вах­те­ра, вра­чей ско­рой по­мощи, а так­же ку­чи зе­вак. От­кро­вен­но не по­нимая, что про­ис­хо­дило и за­чем соб­рался весь этот ба­лаган, Росс, ус­мехнув­шись, по­ин­те­ресо­вал­ся у вах­те­ра:

— Слу­шай­те, вы всем вы­зыва­ете не­от­ложку, кто зас­тре­ва­ет в лиф­те?

— Не всем, — от­ве­тила консь­ер­жка, — но с ва­ми — ис­клю­читель­ная си­ту­ация.

И по­ка Рос­са ос­матри­вал врач, консь­ер­жка про­дол­жа­ла та­рах­теть, объ­яс­няя и раз­ма­хивая ру­ками в свой­ствен­ном ей эмо­ци­ональ­ном при­пад­ке:

— Лифт не от­кры­вал две­ри, мис­тер Росс, ка­та­ясь ту­да и сю­да. Он был ис­пра­вен, но не под­чи­нял­ся тех­ни­ку ни­каким спо­собом. Спа­сате­ли не мог­ли его пой­мать, что­бы дос­тать вас от­ту­да. Да еще и вы не от­зы­вались. Мы ду­мали, что с ва­ми… Что там прик­лю­чилось? Вы про­были там так дол­го.

— Дол­го? — не­пони­ма­юще пе­рес­про­сил Росс.

— Да, сут­ки!

— Сут­ки? -обом­лел Росс. Вспом­нив раз­го­вор с Элис и что ей гро­зила опас­ность, «сут­ки» проз­ву­чали для де­тек­ти­ва осо­бен­но шо­киру­юще.

— Да, сэр, — от­ве­тила бес­по­кой­но консь­ер­жка.

Де­тек­тив по­дор­вался с мес­та, и как уго­релый выс­ко­чил из до­ма на­ружу, ос­та­вив всех соб­равших­ся в не­до­уме­нии сво­им не­обыч­ным для пос­тра­дав­ше­го по­веде­ни­ем.

Вы­бежав на ули­цу, он сел в а­уди и не­мед­ленно нап­ра­вил­ся к Элис. По пу­ти он наб­рал ее но­мер. Звон­ки на этот раз про­ходи­ли, но от­ве­та не бы­ло.

— Эб, -об­ра­тил­ся де­тек­тив к сво­ему элек­трон­но­му по­мощ­ни­ку, -про­бей по ба­зе муж­чи­ну По­ла Шнай­де­ра. Тех­ни­чес­кий ин­же­нер.

— Зап­рос об­ра­баты­ва­ет­ся, — отоз­вался ис­полни­тель­ный Эб.

Че­рез нес­коль­ко се­кунд го­лос с ме­тал­ли­чес­ки­ми нот­ка­ми сно­ва заз­ву­чал в са­лоне ав­то­моби­ля: — Пол Шнай­дер 1959 го­да рож­де­ния. Ави­аци­он­ный тех­ник граж­дан­ской ави­ации США. Же­нат, вос­пи­тыва­ет дочь и сы­на. Жи­вет в Клив­ленде.

— Стоп, — прер­вал его де­тек­тив, — еще, есть кто-то?

— 5 кан­ди­датов по име­ни Пол Шнай­дер, — от­ве­тил Эб.

— Ну про­дол­жай.

— Пол Шнай­дер 1999 го­да рож­де­ния. Во­ен­ный пол­ковник ВМС США. Же­нат, вос­пи­тыва­ет трех де­тей.

— Пол Шнай­дер 1954 год рож­де­ния. Ге­олог и гор­ный ин­же­нер. Хо­лост. Ез­дил по шта­там и дру­гим стра­нам с ком­мерчес­ки­ми лек­ци­ями про­фес­си­ональ­но­го ха­рак­те­ра. Умер в ре­зуль­та­те са­мо­убий­ства 11 ян­ва­ря 1996 го­да.

— Стоп. — ско­ман­до­вал де­тек­тив. — По­под­робнее да­вай.

— Де­тек­тив, — от­ра­пор­то­вал бесс­трас­тный ро­бот, — сис­те­ма тре­бу­ет бо­лее вы­соко­го уров­ня до­пус­ка, чем ваш. В под­робнос­тях мне от­ка­зано.

— Черт! — вы­ругал­ся Росс, — Зна­чит, я не дур­ка­нул­ся. Тут и впрямь, де­ло не­чис­тое. От­бой, Эб, даль­ше я сам.

Гла­ва 9

Джек­сон, Нью-Джер­си, США

По до­роге в Джек­сон, где про­жива­ла Элис, Росс за­метил вхо­дящее со­об­ще­ние на дис­плее ав­то­моби­ля, по­лучен­ное еще сут­ки на­зад.

— Черт! — вы­руг­нулся де­тек­тив. — Це­лые сут­ки по­терял!

— Про­читать со­об­ще­ние! — ско­ман­до­вал он.

— Дан­ные из ла­бора­тории по мик­ро­би­оло­гичес­ко­му ана­лизу пле­сени, со­дер­жавший­ся на во­лосах жертв, — про­из­нес ро­боти­зиро­ван­ный го­лос Эба.

Вы­яс­ни­лось, что дер­ма­тофи­ты ро­дов при­над­ле­жали к гри­бам Microsporum lanosum — очень за­раз­ному виду ли­шая, ис­точни­ком за­раже­ния ко­торо­го яв­ля­лись со­баки и кош­ки. При ис­сле­дова­нии спор был вы­яв­лен свер­хагрес­сивный ха­рак­тер, с чем би­оло­ги стол­кну­лись впер­вые за всю свою бо­гатую прак­ти­чес­кую де­ятель­ность. Ин­ку­баци­он­ный пе­ри­од за­боле­вания про­текал око­ло 2 не­дель, но ре­зуль­та­ты по ми­коло­гичес­кой эк­спер­ти­зе по­каза­ли, что кон­цен­тра­ция спор дер­ма­тофи­тов ока­залась нас­толь­ко вы­сока, что ин­ку­баци­он­ный пе­ри­од мог сос­та­вить все­го сут­ки. Кон­такти­ру­емый по­лучал бе­шеную до­зу спор, в ре­зуль­та­те че­го за­ражен­ный на на­чаль­ном эта­пе мог при­об­рести бо­лезнь уже в за­пущен­ной ста­дии. Но на прак­ти­ке, ли­шай пе­реда­вал­ся от че­лове­ка к че­лове­ку край­не ред­ко. Во­лося­ной и кож­ный пок­ров го­ловы обе­их жертв бы­ли здо­ровы, так как ко­лония спор не да­ла кор­ни, что го­вори­ло о том, что гри­бок ак­ти­вен не был. Вид дан­но­го гри­ба со­дер­жался на во­лосах обе­их жертв, но по­пал от за­ражен­но­го ис­точни­ка.

«Су­дя по эк­спер­ти­зе, че­ловек пе­ренос­чи­ком не яв­ля­ет­ся. Толь­ко жи­вот­ное. Как же объ­яс­нить факт пе­реда­чи убий­цей гриб­ка сво­им жер­твам или они уже бы­ли за­раже­ны?!» -раз­мышлял Росс. «Мог ли гри­бок ока­зать­ся на их во­лосах от жи­вот­но­го? Но ес­ли убий­ца не пе­ренос­чик, то тог­да кто? В лю­бом слу­чае спо­ры на во­лосах обе­их жертв опять же их объ­еди­ня­ют», — со­об­ра­жал детектив…

В до­ме се­мей­ства Бернс де­тек­ти­ва встре­тила ба­буш­ка Элис, ко­торая со сле­зами на гла­зах со­об­щи­ла, что со вче­раш­не­го дня де­вуш­ка на­ходи­лась в ре­ани­мации. Прош­лой ночью на ее внуч­ку бы­ло со­вер­ше­но по­куше­ние. Ес­ли бы в ком­на­ту к Элис слу­чай­но не во­шел отец и не спуг­нул мер­завца, не­из­вес­тно, чтобы мог­ло про­изой­ти.

«Зна­чит, по­ка я „раз­вле­кал­ся“ в лиф­те, дей­стви­тель­но прош­ли сут­ки!» — раздумывал Росс по до­роге в ме­дицин­ский центр И­оан­на крес­ти­теля, что­бы на­вес­тить де­вуш­ку. Про­изо­шед­шее в лиф­те Росс ре­шил об­мозго­вать поз­же. Сей­час боль­ше все­го его вол­но­вал слу­чай с Элис.

У па­латы, где на­ходи­лась пос­тра­дав­шая, де­тек­ти­ва встре­тили обес­по­ко­ен­ные ро­дите­ли де­вуш­ки с из­можден­ны­ми ли­цами. Все это вре­мя Элис бы­ла без соз­на­ния и толь­ко несколь­ко ча­сов на­зад она оч­ну­лась. По за­вере­нию док­то­ра сос­то­яние Элис бы­ло в нор­ме.

Ро­дите­ли не сов­сем по­няли, по ка­кой при­чине здесь фи­гури­рова­ла по­лиция Нью-Й­ор­ка, ведь мес­тный ше­риф взял это де­ло в свои ру­ки и уже оп­ро­сил близ­ких родс­твен­ни­ков пос­тра­дав­шей. Росс убе­дил их, что дей­ствия на­падав­ше­го бы­ли свя­заны с дру­гими прес­тупле­ни­ями, ко­торые он рас­сле­довал.

Элис спа­ла, ког­да Росс во­шел к ней в па­лату. Приб­ли­зив­шись к де­вуш­ке, в глаза детективу бросилось тем­ное пят­но на ее виске, не­боль­шое по раз­ме­ру, по­ходив­шее на си­няк. Де­тек­тив нак­ло­нил­ся, что­бы луч­ше раз­гля­деть эту от­ме­тину, как вдруг Элис от­кры­ла гла­за и взгля­нула на на­руши­теля сво­его по­коя.

— Доб­рый ве­чер, де­тек­тив Росс, — еле за­мет­но улыб­нувшись, про­из­несла де­вуш­ка.

— Элис, — с со­жале­ни­ем на­чал де­тек­тив, — ты из­ви­ни ме­ня, что не по­мог. Мне по­меша­ли серь­ез­ные об­сто­ятель­ства.

— Я по­нимаю, мис­тер Росс, ни­чего страш­но­го ведь не слу­чилось, — уте­шила его де­вуш­ка.

— Как ты се­бя чувс­тву­ешь? — заботливо осведомился де­тек­тив.

— Уже луч­ше.

— Элис, рас­ска­жи мне, что про­изош­ло в ту ночь? Что ты ви­дела?

— Ну, пос­ле то­го, как я выг­ля­нула в ок­но по ва­шей прось­бе, я за­мети­ла ту же са­мую ма­шину, что сто­яла преж­де. Ок­на бы­ли то­ниро­ваны, по­это­му я ни­чего осо­бен­но не раз­гля­дела. Мне бы­ло страш­но, и я спус­ти­лась вниз к ро­дите­лям. Весь ве­чер про­вела в их ком­па­нии. А ког­да под­ня­лась к се­бе и сно­ва гля­нула в ок­но, ма­шины уже не бы­ло. Я ду­мала, вы ут­рясли этот воп­рос и лег­ла спать. По се­мей­ной тра­диции, пе­ред сном я жда­ла ро­дите­лей, что­бы они под­ня­лись по­желать мне доб­рой но­чи. Собс­твен­но, это ме­ня и спас­ло, на­вер­но.

— Где-то ми­нут че­рез 10 в ок­не по­явил­ся он, -про­дол­жа­ла рас­сказ Элис. -И зна­ете, я до сих пор не мо­гу по­нять, как он так бес­шумно и лег­ко проб­рался в ком­на­ту, ког­да я со­вер­шенно точ­но пом­ню, что зак­ры­вала ок­но на ще­кол­ду. Я не смог­ла зак­ри­чать, слов­но что-то ме­шало. Я от­кры­вала рот, но зву­ки не из­да­вались. Это бы­ло очень страш­но! Дви­гать­ся то­же бы­ло труд­но. Мое те­ло не слу­шалось, буд­то бы­ло ват­ным. Ви­димо, я очень силь­но на­пуга­лась и не мог­ла со­бой уп­равлять из-за стрес­са. Но я по­пыта­лась соб­рать все си­лы и у ме­ня поч­ти по­лучи­лось. Я бро­силась к две­ри, но он ух­ва­тил паль­ца­ми ме­ня за го­лову и кро­ме нес­терпи­мой бо­ли я боль­ше ни­чего не пом­ню. Оч­ну­лась уже здесь. Ро­дите­ли ска­зали, что поч­ти сут­ки я бы­ла без соз­на­ния.

— Элис, ты ви­дела его ли­цо?

— Нет, он был мас­ке.

— А с ним бы­ла собака или ка­кой пи­томец? — поинтересовался де­тек­тив.

Элис нап­ряглась, вспо­миная ми­нув­шие со­бытия и от­ри­цатель­но по­кача­ла го­ловой.

— Пос­лу­шай, — про­ник­но­вен­но ска­зал де­тек­тив, — Элис, мне бы очень по­мог­ло, ес­ли бы ты поз­во­лила мне взять у те­бя нес­коль­ко во­лоси­нок с го­ловы. Воз­можно, прес­тупник мог ос­та­вить сле­ды.

Де­вуш­ка раз­ре­шила Рос­су сре­зать нес­коль­ко во­лоси­нок.

— Де­тек­тив, — со стра­хом в гла­зах об­ра­тилась Элис, — а ес­ли он вер­нется? Он ме­ня по­пыта­ет­ся убить?

— Ну что ты! — ус­по­ко­ил ее де­тек­тив. — Это­го не слу­чит­ся. Он уже по­лучил от те­бя, что хо­тел.

— И что же? — уте­рев сле­зу со ще­ки, спро­сила де­вуш­ка.

Де­тек­тив при­заду­мал­ся нем­но­го и от­ве­тил:

— Ни­чего не­обыч­но­го, Элис. Ему нуж­на ин­форма­ция. Я не ду­маю, что он вер­нется к те­бе. Но, что­бы бы­ло спо­кой­нее, я все же пос­тавлю на­руж­ное наб­лю­дение за тво­им до­мом. У те­бя бу­дет с ни­ми связь. А во­об­ще, ес­ли что-то ты за­метишь стран­ное, зво­ни мне. Во­об­ще, в це­лях бе­зопас­ности, ос­тань­ся здесь, в боль­ни­це, как мож­но доль­ше. Ес­ли он вдруг и вер­нется, мы бу­дем с то­бой го­товы. Я обе­щаю, что с то­бой бу­дет все хо­рошо.

Отец де­вуш­ки опи­сал ми­нув­шие со­бытия. В ту ночь, вой­дя в ком­на­ту к до­чери, он зас­тал ее в ру­ках это­го прес­тупни­ка. Те­ло до­чери бы­ло по­доб­но ват­ной кук­ле. Отец не рас­те­рял­ся и, зак­ри­чав, с раз­бе­гу бро­сил­ся на нез­на­ком­ца, но тот мол­ни­енос­но от­бро­сил от се­бя Элис и вып­рыгнул в ок­но. Муж­чи­на бро­сил­ся за прес­тупни­ком, но его ос­ле­пила вспыш­ка све­та. Ког­да зре­ние вос­ста­нови­лось, на­падав­ше­го уже не бы­ло. Прес­тупни­ка ис­ка­ли на кры­ше, бе­гали по дво­ру, но по­ис­ки бы­ли бе­зус­пешны­ми. Зло­умыш­ленник, буд­то бы рас­тво­рил­ся в воз­ду­хе.

Пос­ле кли­ники Росс нап­ра­вил­ся в уп­равле­ние, раз­ду­мывая над слу­чив­шемся с Элис. На вис­ках де­вуш­ки от­четли­во бы­ли вид­ны сле­ды от паль­цев. Ес­ли этот че­ловек яв­лялся убий­цей про­фес­со­ра и вла­дель­ца книж­ной лав­ки, то воз­можно ли, что он на­мере­вал­ся сде­лать с де­вуш­кой то­же, что и с ни­ми? Как, черт возь­ми, их моз­ги прев­ра­щались в пе­пел? Росс мог дать это­му яв­ле­нию толь­ко од­но объ­яс­не­ние, ко­торое бы­ло тя­жело при­нять за ре­аль­ность и уж тем бо­лее от­ра­жать это в по­лицей­ском от­че­те. Не­об­хо­димы бы­ли вес­кие до­каза­тель­ства такого рода заявлениям. По­каза­ния Элис ука­зыва­ли на то, что зло­умыш­ленни­ку жер­тва нуж­на бы­ла жи­вой. Что он на­мере­вал­ся сде­лать даль­ше? Мо­жет он хо­тел ис­поль­зо­вать ка­кой-то вол­но­вой из­лу­чатель, ко­торый та­ким об­ра­зом вы­пали­вал мозг, как напалм? Воп­ро­сы не име­ли от­ве­тов и Рос­са это очень раз­дра­жало.

«Ес­ли эк­спер­ти­за во­лос Элис под­твер­дит на­личие на них спор гриб­ка, это оп­ре­делен­но по­может в рас­сле­дова­нии», -мыс­лил Росс, сохранив для себя версию, что у прес­тупни­ка бы­ла не­об­хо­димость за­полу­чить жер­тву жи­вой для со­вер­шения над ней ка­ких-то ма­нипу­ляций с го­лов­ным моз­гом, как бы стран­но это не зву­чало.

Гла­ва 10

Ту­кум­кэ­ри. Те­хас

— Са­дись на ку­шет­ку Блейк, — хо­лод­ным то­ном при­каза­ла мед­сес­тра Эло­из, — и да­же не взду­май от­кры­вать свой рот. Ус­лы­шу хоть звук, я те­бе вот­кну эту ог­ромную иг­лу еще глуб­же, что­бы ты за­дох­нулся от бо­ли.

Ма­лень­кий Блейк зат­рясся, как оси­новый лист. Он бо­ял­ся ее. Хо­лод­ный пот про­шибал его, каж­дый раз, ког­да эта ры­жая бес­тия по­яв­ля­лась пе­ред его гла­зами. Этой мед­сес­тре не нуж­но бы­ло ни­чего го­ворить. Ее ви­да бы­ло ма­лышу бо­лее, чем дос­та­точ­но. Эло­из по­вер­ну­лась к пе­репу­ган­но­му маль­чи­ку со шпри­цом в ру­ке, расплываясь в улыбке от ощущения влас­ти над ре­бен­ком. Сер­дце Блэй­ка ог­лу­шитель­но сту­чало, вып­ры­гивая из гру­ди. Ти­хий ужас — это все, что вну­шала ему эта жен­щи­на вы­соко­го рос­та в бе­лом ха­лате. Она схва­тила его ру­ку же­лез­ной хват­кой и, как кош­ка пе­ред прыж­ком, ок­ругли­ла свои хищ­ные гла­за, лю­бу­ясь его ис­ко­лотой ве­ной. Еще нем­но­го и ка­залось, она об­ли­жет сво­им длин­ным язы­ком его ру­ку, слов­но ку­сок ап­пе­тит­но­го око­рока, а потом вопьется зубами в его плоть.

У маль­чи­ка от нер­вно­го нап­ря­жения поп­лы­ло пе­ред гла­зами. Но Эло­из не­ожи­дан­но рез­ко вса­дила ему иг­лу в ве­ну и за­улы­балась. Блейк зак­ри­чал от бо­ли, вы­рывая свою ма­лень­кую дет­скую руч­ку из ее цеп­ких лап.

— Те­бе нра­вит­ся, Блэйк? — ора­ла мед­сес­тра, буд­то по­меше­но боль­ная, вце­пив­шись в его ру­ку сво­ими ког­тя­ми: — Не­уже­ли те­бе боль­но, уро­дец?

Из ве­ны, в ко­торой еще тор­чал шприц, хлы­нула кровь и стру­ей ок­ро­пила ее ли­цо и, от это­го об­раз злоб­ной мед­сес­тры по­ходил на кро­ваво­го мяс­ни­ка. Она за­хохо­тала….

Блейк зак­ри­чал изо всех сил, рез­ко дер­нулся и прос­нулся. Сер­дце еще ко­лоти­лось. Что­бы ус­по­ко­ить­ся, он глу­боко вздох­нул, за­дер­жав ды­хание, и вы­дох­нул.

— Это был сон… все­го лишь сон, — мыс­ленно утешал он сам себя. Хо­тя, кое-что из это­го кош­ма­ра бы­ли его ре­аль­ны­ми вос­по­мина­ни­ями нес­час­тли­вого детс­тва.

Эл­ло­из бы­ла нас­то­ящей са­дис­ткой и не­нави­дела де­тей. Ее бо­ялась вся дет­ская груп­па, сре­ди ко­торой был и шес­ти­лет­ний Блейк. Звер­ское об­ра­щение мед­сес­тры па­мять Блей­ка ста­ралась спря­тать очень глу­боко, что­бы за­щитить и сох­ра­нить пси­хику еще сов­сем ма­лень­ко­го маль­чи­ка, ли­шен­но­го за­боты и лас­ки. Он про­вел ру­кой по ли­цу, слов­но хо­тел сте­реть из па­мяти эту ведь­му его кош­ма­ров, ко­торая до сих пор про­дол­жа­ла ожи­вать во снах уже взрос­ло­го муж­чи­ны, яв­ляя свой об­раз из глу­бин его под­созна­ния. И хо­тя вос­по­мина­ния Блей­ка о детс­тве бы­ли нич­тожно ма­лы, ли­цо этой стер­вы он хо­рошо за­пом­нил, как и те чувс­тва, что ис­пы­тывал ре­бен­ком по от­но­шению к Эло­из и к дру­гим слу­жащим ба­зы, из­мы­вав­шихся над деть­ми.

Поч­ти пер­во­быт­ный страх зас­та­вили его пе­режить в пер­вые же дни по­яв­ле­ния на ба­зе. При­чину это­го жи­вот­но­го ужа­са он не пом­нил. Па­мять по­чему-то ра­бота­ла из­би­ратель­но, вы­зывая лишь от­го­лос­ки вос­по­мина­ний, кон­цен­три­ру­ясь толь­ко на пе­режи­тых ощу­щени­ях. Ему пом­ни­лись зло­вещие те­ни на сте­нах, страш­ные кри­ки и раз­ры­ва­ющий ду­шу плач сов­сем ма­лень­ких де­тей, брыз­ги кро­ви на сте­нах и по­тол­ке и силь­ную рез­кую боль, ко­торая бук­валь­но рас­ка­лыва­ла его те­ло по­полам вмес­те с чу­довищ­ным стра­хом и чувс­твом пол­ной бес­по­мощ­ности. Но кто стоял за этими ужасами, маленький Блейк припомнить не мог.

По­нача­лу он пос­то­ян­но пла­кал, звал ма­му. Ник­то и ни­ког­да ему о ней не го­ворил. Его вос­по­мина­ния о ро­дите­лях пол­ностью от­сутс­тво­вали, что при­носи­ло ему нес­терпи­мые ду­шев­ные тер­за­ния.

Пов­зрос­лев, Блейк так и не смог най­ти хоть какую-то ма­лей­шую ин­форма­цию о сво­их ро­дите­лях, слов­но они ис­па­рились, как уле­тучи­ва­ет­ся во­да на ас­фаль­те в сол­нечный день. Ни в при­юте, от­ку­да он по­пал в под­поль­ную ла­бора­торию и, где был вы­нуж­ден взрос­леть, ни в кар­то­теке во­ен­ной ба­зы, в ко­торой он в пос­ледс­твии слу­жил, ни­чего не хра­нилось ни о его прош­лом, ни о его нас­то­ящем. Он был приз­ра­ком, из ко­торо­го вы­рас­ти­ли бес­пре­кос­ловно под­чи­ня­юще­гося сол­да­та, вы­пол­нявше­го лю­бой при­каз вы­шес­то­ящих чи­нов. И та­ким он был не один.

Все они бы­ли деть­ми од­но­го по­ряд­ка еди­ного и стро­гого. Всех их объ­еди­няло оди­ночес­тво и страх с са­мого детс­тва. Всех их еди­нила бес­при­чин­ная, как им ка­залась, не­нависть к лю­дям, ког­да они пов­зрос­ле­ли.

Их дни на ба­зе с са­мого детс­тва бы­ли чет­ко рас­пи­саны. Что­бы стать нас­то­ящи­ми про­фес­си­она­лами, маль­чиш­ки прош­ли очень су­ровые ис­пы­тания. На до­лю Блей­ка приш­лось боль­ше всех.

Пос­то­ян­ные тре­ниров­ки до из­не­може­ния день за днем за­кали­ли ха­рак­тер и сде­лали те­ло мужчины вы­нос­ли­вым и силь­ным. Жес­ткое от­но­шение к пар­ню, гра­нича­щее с не­чело­вечес­кой жес­то­костью, раз­ви­ли в нем без­жа­лос­тность к се­бе и дру­гим. Ко­ман­дир Блейка мог от­дать со­вер­шенно неп­ред­ска­зу­емые при­казы, а тот был обя­зан не­мед­ленно под­чи­нять­ся.

Так, ему при­ходи­лось ло­вить бро­дячих со­бак в ле­су и рас­прав­лять­ся с ни­ми го­лыми ру­ками, пос­ле че­го рвать зу­бами труп­ную шку­ру и же­вать их киш­ки еще теп­лы­ми. А од­нажды он на­пал на круп­ную сам­ку и толь­ко рас­потро­шив ее, Блейк по­нял, что со­бака вы­наши­вала щен­ков. Ко­ман­дир при­казал съ­есть эм­бри­оны, пос­ле че­го Блей­ка дол­го рва­ло и каж­дый раз, ког­да у не­го воз­ни­кали по­зывы к рво­те, ко­ман­дир стре­лял ему в ру­ки или но­ги. Та­ким об­ра­зом, у пар­ня вы­кор­че­вали чувс­тво от­вра­щения ко все­му, что счи­талось людь­ми омер­зи­тель­ным.

При­выч­ка уби­вать жи­вые ор­га­низ­мы и жрать все под­ряд без раз­бо­ра, будь то киш­ки или фе­калии, вы­рабо­талась у сол­да­та быс­тро. По сло­вам его ко­ман­ди­ра, та­кие ме­ры бы­ли не­об­хо­димы, что­бы сло­мать барь­ер и рас­про­щать­ся с ос­татка­ми че­лове­чес­ких ка­честв, выт­ра­вив из се­бя та­кой не­нуж­ный для сол­да­та не­дос­та­ток, как ду­ша.

Пос­ле на­чал­ся дру­гой этап под­го­тов­ки. Блейк на­учил­ся лег­ко уби­вать де­тей, дру­зей, ес­ли то­го тре­бовал при­каз, и ник­то не толь­ко не смел, но и не мог его ос­лу­шать­ся. Приказ был сродни завету первых и фактически таковым и являлся для солдат, посвященных в секретное братство.

На­силь­но трав­ми­рован­ное с ран­не­го детс­тва соз­на­ние да­вало мно­жес­тво пре­иму­ществ в уп­равле­нии та­кими сол­да­тами, как Блейк. Ме­тоди­ка поз­во­ляла управленцам рас­щеплять соз­на­ние жертвы на мно­жес­тво час­тей, каж­дая из ко­торых рож­да­ло свою лич­ность, не име­ющую ни ма­лей­ше­го по­нятия о су­щес­тво­вании дру­гой. В нуж­ное вре­мя пу­тем зап­рограм­ми­рован­ных ко­дов Аль­тер пер­со­на ак­ти­виро­валась сво­им ко­ор­ди­нато­ром и не­осоз­нанно вы­пол­ня­ла лю­бой при­каз. Та­ким об­ра­зом, прог­рамма, раз­ра­ботан­ная ЦРУ, ус­пешно вы­рас­ти­ла не­мало сво­их адеп­тов, ко­торые от­ны­не тру­дились на бла­го пра­витель­ства.

Под­вер­гший­ся этому ме­тоду трав­мо-ба­зиро­ван­но­го кон­тро­ля соз­на­ния, че­ловек нав­сегда те­рял свою сво­боду и уни­каль­ность. Это бы­ли мен­таль­ные ра­бы, в слу­чае же с Блей­ком, еще и бо­евые сол­да­ты ка­микад­зе. Блейк был лучшим в умении опти­маль­но кон­тро­лиро­вать вы­деле­ние ад­ре­нали­на в кро­ви, что да­вало воз­можность со­вер­шенно не ощу­щать страх и пред­при­нимать не­ожи­дан­ные, под­час не­под­да­ющи­еся ра­зум­ным объ­яс­не­ни­ям дей­ствия, что положительно сказывалось на успехе задач, поставленных перед ним.

С мо­лодых лет он уже при­нимал учас­тие в во­ен­ных спе­цопе­раци­ях в Пер­сид­ском за­ливе, Югос­ла­вии. Не смот­ря на свой юный воз­раст, Блейк де­монс­три­ровал са­мые вы­сокие по­каза­тели в ру­копаш­ном бое, стрель­бе. Он оди­нако­во ис­кусно вла­дел но­жом и ог­нес­трель­ным ору­жи­ем. Лег­ко выносил тя­желей­шие наг­рузки в экс­тре­маль­ных ус­ло­ви­ях, быс­тро ори­ен­ти­ровал­ся на мес­тнос­ти, уме­ло уп­равлял воз­душной и на­зем­ной тех­ни­кой, со­бирал взрыв­чатки бук­валь­но из пы­ли и воз­ду­ха. Но глав­ным его ору­жи­ем бы­ли сверх спо­соб­ности, ко­торые ак­ти­виро­вались у не­го еще в детс­тве. Эти уме­ния ста­ли следс­тви­ем ге­нети­чес­ких эк­спе­римен­тов уче­ных на его дет­ском ор­га­низ­ме, которые длились почти 10 лет. За этот срок мно­гие из де­тей прев­ра­тились в не­де­ес­по­соб­ных уро­дов и скон­ча­лись. Но Блейк уди­витель­ным об­ра­зом вы­жил, ок­реп, хо­тя и был в свое вре­мя са­мым без­на­деж­ным «эк­зем­пля­ром» сре­ди ос­таль­ных.

Ис­пы­тания при­нес­ли свои пло­ды. В ор­га­низ­ме маль­чи­ка ак­ку­мули­рова­лась ко­лос­саль­ная энер­гия, си­ла ко­торой мог­ла быть срав­ни­ма толь­ко с мощью раз­ря­да ша­ровой мол­нии, чем он успешно практиковал.

Уже в воз­расте 7 лет Блейк лег­ко мог те­лепор­ти­ровать­ся в лю­бую точ­ку ми­ра из са­мого на­деж­но за­пер­то­го по­меще­ния, будь то да­же ти­тано­вый трюм. Но те­лепор­та­ция бы­ла не единс­твен­ной спо­соб­ностью маль­чи­ка. Он мог чи­тать мыс­ли, а по­тому все доп­ро­сы «вра­гов пра­витель­ства» про­води­лись с его учас­ти­ем. Для доп­ра­шива­емых за­кан­чи­вались по­доб­ные се­ан­сы чте­ния мыс­лей ле­таль­но.

По на­чалу Блейк ду­шев­но стра­дал, что ему при­ходи­лось со­вер­шать убий­ства. Но со вре­менем сми­рил­ся с бе­зыс­ходностью под­чи­нения при­казам, ко­торые вско­ре ста­ли для не­го си­нони­мом за­пове­ди. За­ложен­ная в его соз­на­нии прог­рамма по­дав­ля­ла под­линную лич­ность маль­чи­ка, от­да­вая кон­троль его аль­тер эго-пос­лушно­му сол­да­ту убийце.

Поз­же со­вер­шенно слу­чай­но вы­яс­ни­лось, что Блейк так­же мог улав­ли­вать сиг­на­лы нуж­но­го объ­ек­та и вы­чис­лять его мес­то­нахож­де­ние на лю­бом рас­сто­янии, по­доб­но ло­като­ру и со­нару, что то­же очень при­годи­лось ру­ководс­тву ба­зы. При всем при этом, ре­зер­вы ор­га­низ­ма Блей­ка не ис­то­щались. Те­лепор­ти­ру­ясь во вре­мени прос­транс­тве, па­рень очень быс­тро ком­пенси­ровал зат­ра­чен­ную энер­гию за счет все­воз­можных ис­точни­ков энергии и мог со­вер­шать но­вые прыж­ки мно­жес­тво раз.

На вре­мя тре­ниро­вок сво­их спо­соб­ностей он по­лучил воз­можность про­водить мно­го вре­мени на­еди­не с со­бой без на­зида­тель­но­го ко­ман­ди­ра — кук­ло­вода. Уве­рен­ный, что соз­на­ние Блей­ка бы­ло уже под его кон­тро­лем, тот без­бо­яз­ненно от­пускал пар­ня на сво­боду в оз­на­коми­тель­ных це­лях и Блейк изу­чал мир са­мос­то­ятель­но, со­вер­шая пе­реме­щения в прос­транс­тве вре­мени.

Кра­соч­ная жи­вая жизнь про­буди­ла в Блей­ке не­обыч­ные ощу­щения и по­роди­ло мно­жес­тво тай­ных воп­ро­сов, от­ве­ты на ко­торые ему при­ходи­лось ис­кать са­мому.

По­няв, что его спо­соб­ности уни­каль­ны, о чем ему ник­то ни­ког­да не го­ворил, к Блей­ку приш­ло осоз­на­ние сво­ей ре­аль­ной мо­щи и древ­ний страх ро­дом из детс­тва при­тупил­ся. По ме­ре взрос­ле­ния Блейк про­дол­жил ис­кать от­ве­ты на свои воп­ро­сы, а в осо­бен­ности на глав­ный — о сво­ем про­ис­хожде­нии. Где-то глу­боко внут­ри не­го при­ходи­ло ощу­щение, что кук­лой без эмо­ций, вос­по­мина­ний, же­ланий и стрем­ле­ний он был не всег­да. К то­му же, пос­то­ян­ное ощу­щение от­ко­лотос­ти от нас­то­яще­го ми­ра «жи­вых» пос­ле его воз­вра­щений в под­зе­мелье ба­зы зас­тавля­ло Блейка все ча­ще за­думы­вать­ся над смыс­лом сво­его бы­тия.

Од­нажды ему прис­нился сон, в ко­тором Эло­из сно­ва му­чила нес­час­тно­го. Пос­ле про­буж­де­ния, Блейк, ис­пы­тывая к ней не­нависть, вне­зап­но ощу­тил пер­вое за всю свою жизнь же­лание. Пред­вку­шая ее мед­ленную му­чени­чес­кую смерть, Блейк воз­бу­дил­ся, и его эре­гиро­ван­ная плоть мощ­но вы­пира­ла из-под оде­яла. И хо­тя, же­лание бы­ло кро­вавым, он по­чувс­тво­вал при­лив ра­дос­ти. На­конец- то он что-то ощу­щал, и это что-то за­пол­ня­ло его внут­реннюю пус­то­ту. Так жажда мес­ти обид­чи­це прев­ра­тилась в одер­жи­мость. Он вы­жидал и каж­дый раз му­чил­ся в том­ле­ни­ях, пред­став­ляя весь свой ри­ту­ал воз­мездия. В мыс­лях он от­то­чил все свои дей­ствия и те­перь он был го­тов прив­нести меч­ты в ре­аль­ность.

Ру­ководс­тво ба­зы, же­лая сох­ра­нить в сво­ем под­чи­нении силь­но­го сол­да­та, ко­торый за мно­гие го­ды бе­зуко­риз­ненной служ­бы зас­лу­жил не­кие пос­лабле­ния и до­пол­ни­тель­ные сти­мулы, ре­шили зак­рыть гла­за на вен­детту, учи­нен­ную Блей­ком.

Лю­ди, при­шед­шие на ра­боту в ла­бора­торию, по­пада­ли в об­мо­рок. Ба­боч­ка с ог­ромны­ми на­рисо­ван­ны­ми кровью крыль­ями и с те­лом Эло­из по­сере­дине кра­сова­лась на сте­не ла­бора­тории. Те­ло бы­ло по­хоже на оци­лин­дро­ван­ное брев­но: обес­кров­ленный труп без вы­пук­лостей, впа­дин и ко­жи. Та­ким зверс­твом Блейк уди­вил да­же са­мо ру­ководс­тво, жес­то­кос­ти ко­торым бы­ло не за­нимать.

Вре­мя шло и уже в 25 лет Блейк ко­ман­до­вал це­лым взво­дом. Это был сброд на­ем­ных убийц — сво­ра го­лово­резов, ко­торые бес­пре­кос­ловно ему под­чи­нялись.

Но Блейк стал осо­бым эле­мен­том в сис­те­ме во­ен­ной ба­зы не толь­ко из-за сво­их спо­соб­ностей. Его взра­щён­ная жес­то­кость и бес­чувс­твен­ность, ка­залось, не име­ли гра­ниц. От­ряд, под его ко­ман­до­вани­ем, ви­дав­ший мно­го зверс­тва до встре­чи с Блей­ком и не ду­мали, что все они соп­ли­вые де­ти в срав­не­нии с неп­ред­ска­зу­емым без­ду­ши­ем Блей­ка. На­ем­ни­ки не ви­дели в сво­ем ко­ман­ди­ре ни­чего че­лове­чес­ко­го, осо­бен­но пос­ле про­демонс­три­рован­ных им спо­соб­ностей, а по­тому бо­ялись. Ос­но­ван­ный на жи­вот­ном стра­хе сво­его ко­ман­ди­ра — ша­кала и ту­пом, поч­ти фа­натич­ном под­чи­нении это был луч­ший бо­евой взвод, ког­да-ли­бо су­щес­тво­вав­ший в ис­то­рии аме­рикан­ской ар­мии; осо­бое под­разде­ление во­ору­жен­ных сил США, ко­торое ниг­де не чис­ли­лось, но ста­биль­но и хо­рошо фи­нан­си­рова­лось. Их за­дачей был не­замет­ный пе­реход гра­ниц раз­личных го­сударств с целью вы­пол­не­ния осо­бых сек­ретных пра­витель­ствен­ных за­казов раз­но­го ро­да.

Блейк умел в ре­кор­дно сжа­тое вре­мя не­замет­но для ко­го бы то ни бы­ло пе­реб­ро­сить це­лый взвод лю­дей и тех­ни­ки в лю­бую точ­ку ми­ра. И это бы­ли да­леко не все его спо­соб­ности. Под ко­ман­до­вани­ем Блей­ка взвод про­вел мно­жес­тво ус­пешных опе­раций в Ира­ке, Ли­вии и Си­рии и от­ды­ха ему не да­вали. Пос­ле воз­вра­щения до­мой, в 2018 го­ду Блейк был сра­зу же пе­реб­ро­шен на но­вую аре­ну по­лити­чес­ких игр. На этот раз его дис­ло­циро­вали в Иран, по­ез­дка в ко­торый ста­ла в его жиз­ни пе­релом­ной. Вос­по­мина­ния об Ира­не пос­леднем ру­беже его служ­бы пе­ред по­бегом на граж­данку, да­вались ему бо­лез­ненно и му­чили пос­то­ян­но. Но ви­дения и кош­ма­ры бы­ли для не­го при­выч­ным об­ра­зом жиз­ни, что гар­мо­нич­но впи­сыва­лось в ок­ру­жав­шую его об­ста­нов­ку: заб­ро­шен­ный дом на дос­та­точ­ном уда­лении от го­родиш­ка Ту­кум­кэ­ри в Те­хасе, прог­нившие по­лы, ис­терзан­ная вре­менем ме­бель с лоп­нувшей пыль­ной зе­леной обив­кой, сор­ванные с пе­тель две­ри с пот­рескав­шей­ся бе­лой крас­кой, граф­фи­ти на сте­нах, плав­но пе­рехо­див­шие на по­толок с от­ва­лив­шей­ся шту­катур­кой, а в цен­тре ком­на­ты кра­совал­ся боль­шой оваль­ный стол. Это все, что уце­лело в уми­ра­ющем от ста­рос­ти до­ме.

Блей­ку здесь нра­вилось: ти­шина и оди­ночес­тво — глав­ные ус­ло­вия жиз­ни пос­ле бе­шено­го ре­жима под­зе­мель­ных буд­ней.

Блейк жил здесь, слов­но не ви­дел в этом ни­чего дур­но­го. Воз­можно, он поп­росту не за­мечал ре­алии, в ко­торых на­ходил­ся или не хо­тел за­мечать. Ес­ли его ук­ры­тие со­от­ветс­тво­вало сек­ретнос­ти, то ка­кая к чер­ту ему бы­ла раз­ни­ца, где оби­тать. Тем бо­лее, что в лю­бую се­кун­ду он мог поз­во­лить се­бе ока­зать­ся в же­ла­емой точ­ке ми­ра, будь это клуб джентльменов Уайта или тщательно оборудованный подвал в Атланте, где хранится секретный рецепт Кока-Колы, или даже тайный диснеевский Клуб 33.

Нем­но­го по­лежав и отой­дя ото сна, он под­нялся с мат­ра­ца, поп­ра­вил каль­со­ны и дро­жащей ру­кой взял ста­кан во­ды. Вне­зап­но ру­ка зат­ряслась еще силь­нее так, что вов­се пе­рес­та­ла его слу­шать­ся. Ста­кан упал и раз­бился. Блейк мет­нулся к за­вет­но­му средс­тву спа­сения -ме­тал­ли­чес­ко­му че­модан­чи­ку с пятью до­рож­ка­ми ко­дов, от­крыть ко­торый он смог не сра­зу в ви­ду тря­сущих­ся рук. Он чер­ты­хал­ся. Ког­да ему это, наконец, уда­лось, муж­чи­на от­швыр­нул крыш­ку и схва­тил шприц. Мол­ни­енос­но вко­лов се­бе в шею иг­лу, он уве­рен­но вы­жал пор­шень до кон­ца, ввел со­дер­жи­мое и, ус­по­ко­ив­шись, рас­сла­бил­ся.

Оч­нувшись че­рез ка­кое-то вре­мя, Блейк об­на­ружил се­бя на по­лу с пус­тым шпри­цом в ру­ке. Он мед­ленно под­нялся на но­ги, прис­лу­шива­ясь к сво­ему сос­то­янию. Вве­ден­ное ле­карс­тво по­дей­ство­вало: ру­ки пе­рес­та­ли тряс­тись, кон­троль над те­лом вер­нулся. Это по­радо­вало, но и взвол­но­вало его: ан­ти­дот стал дей­ство­вать ме­нее про­дол­жи­тель­ное вре­мя, а ин­терва­лы меж­ду при­ема­ми доз ста­нови­лись все ко­роче и бо­лез­неннее пе­рено­сились.

Гла­ва 11

Ту­кум­кэ­ри. Те­хас

Тем­не­ло. Блейк по­дошел к ок­ну и ос­то­рож­но, не вы­совы­ва­ясь из не­го, ос­мотрел ули­цу. Рай­он был вы­мер­ший: все­го нес­коль­ко вет­хих до­мов, дав­но бро­шен­ных вла­дель­ца­ми, до­жива­ли свою ста­рость в оди­ночес­тве. По­тус­кнев­шие рек­ламные щи­ты съ­еда­ла ржав­чи­на, вит­ри­ны пус­тых ма­гази­нов бы­ли за­коло­чены по­тем­невши­ми от вре­мени де­ревян­ны­ми дос­ка­ми, из ко­торых на­поло­вину тор­ча­ли гвоз­ди.

«Все, как обыч­но», -от­ме­тил для се­бя Блейк. Но бро­сив при­выч­ный ус­та­лый взгляд на за­пылен­ную до­рогу, про­ходя­щую че­рез эту не­жилую де­ревуш­ку, он не­ожи­дан­но за­мер. По до­роге, по ко­торой ник­то не про­ез­жал вот уже с 2012 го­да, бы­ли хо­рошо от­пе­чата­ны све­жие сле­ды ав­то­мобиль­ных шин. По их от­пе­чат­ку мож­но бы­ло лег­ко до­гадать­ся, что про­ехал бро­невик, сле­ды ко­торо­го очень хо­рошо бы­ли из­вес­тны Блей­ку. Это здо­рово его нас­то­рожи­ло. Ви­димо, тех­ни­ка прош­ла, по­ка он был в от­ключ­ке, ина­че бы он ус­лы­шал ха­рак­терный ей звук. Бро­невик здесь ока­зать­ся про­ез­дом не мог, а зна­чит, по­ра бы­ло встре­чать неп­ро­шен­ных гос­тей.

Блейк быс­тро пе­река­тил­ся по по­лу к сво­ему ле­жаку. Схва­тив ла­зер­ный из­лу­чатель, он со ско­ростью хищ­ни­ка мет­нулся к сте­не нап­ро­тив. За­та­ив ды­хание, он при­жал­ся к кир­пичной клад­ке, бук­валь­но ню­хая воз­дух. Эта ти­шина по­каза­лась ему опас­ной. Его чутье под­ска­зыва­ло, что в сво­ем ук­ры­тии он на­ходил­ся в пос­ледний раз. Блейк су­зил гла­за, как это де­лал зверь пе­ред на­паде­ни­ем на жер­тву и, вы­бив но­гой дверь, вып­рыгнул в двер­ной про­ем од­новре­мен­но от­крыв огонь из ору­жия.

Не ожи­дая та­кой преж­девре­мен­ной жес­ткой встре­чи, бой­цы спец наз­на­чения не ус­пе­ли от­ре­аги­ровать. И по­ка они за­нима­ли бо­евые по­зиции, Блейк осы­пал их гра­дом ла­зер­ных лу­чей, а за­тем пе­решел на ог­не­мет. Вспых­ну­ли ста­рые бар­хатные што­ры, лес­тнич­ный про­ем за­горел­ся, и го­рящие за­живо бой­цы с кри­ками о по­мощи по­пада­ли с лес­тни­цы, не ус­пев под­нять­ся на­верх.

— Иди­оты! -зак­ри­чал ко­ман­дир.

Вых­ва­тив гра­нату с мар­ше­вым дви­гате­лем, он за­дал мар­шрут, на­жал на кно­поч­ку и под­бро­сил ее в нап­равле­нии вто­рого эта­жа, за сте­нами ко­торо­го при­та­ил­ся Блейк. Ле­тящая гра­ната унич­то­жила бы Блей­ка, ес­ли бы в это вре­мя он не пред­ви­дел этот шаг.

От­бро­сив свой ог­не­мет, он, глу­боко вдох­нув воз­дух в грудь и от­ки­нув ру­ки в сто­роны, сак­ку­мули­ровал свою внут­реннюю энер­гию и, рез­ко вы­дох­нув, выб­ро­сил ру­ки впе­ред, сжал лег­кие и вы­пус­тил из­нутри энер­гию в прос­транс­тво. В ком­на­те уда­рила мол­ния, раз­ле­телась пыль. Од­новре­мен­но со взры­вом Блейк, шаг­нув впе­ред, вскрик­нул от бо­ли. Ис­че­зая в от­крыв­шемся пор­та­ле, он по­чувс­тво­вал, как его спи­ну обож­гло ог­нем.

Взор­вавша­яся гра­ната сот­рясла весь дом. Из окон ком­на­ты гра­дом по­сыпа­лись дре­вес­ные об­ломки ста­рой ме­бели, две­рей, трух­ля­вых по­ловых до­сок. Гус­тые клу­бы ды­ма выр­вались на све­жий воз­дух, взды­ма­ясь к об­ла­кам. Ко­ман­дир вни­матель­но ос­мотрел ос­татки до­ма и удов­летво­рен­но дал сво­ей ко­ман­де знак об окон­ча­нии опе­рации. Вы­бира­ясь из ру­ин, он вклю­чил ра­цию, что­бы до­ложить ко­ман­до­ванию об ус­пешном ре­зуль­та­те…

На сто­ле с сен­сорным пок­ры­ти­ем по­явил­ся сиг­нал. Че­ловек, вы­пол­нявший ма­нипу­ляции на дис­плее, при­нял вхо­дящий вы­зов.

— Опе­рация вы­пол­не­на, — пос­лы­шал­ся го­лос ко­ман­ди­ра.

— Воз­вра­щай­тесь, — пос­ле­довал при­каз и связь от­клю­чилась…

Блейк вскрик­нув, прос­нулся. Вот уж не ду­мал он, что сон с Эло­из при­дет­ся прос­матри­вать дваж­ды. Вспом­нив взрыв, он ощу­пал спи­ну. Все бы­ло в по­ряд­ке. Вско­чив на но­ги, бег­лец во вре­мени поп­ра­вил каль­со­ны.

Те­перь, ког­да он со­вер­шил пры­жок в не­дале­кое прош­лое, он знал, что дей­ство­вать сей­час нуж­но бы­ло еще быс­трее.

Ока­зав­шись на не­кото­рое вре­мя рань­ше пред­по­лага­емо­го втор­же­ния бой­цов, Блейк вмес­то то­го, что­бы уто­лить жаж­ду ста­каном с во­дой, как в прош­лый раз, ки­нул­ся к сво­ему ме­тал­ли­чес­ко­му че­модан­чи­ку. До­пус­тить не­домо­гание, ка­кое он ис­пы­тал в прош­лый раз он боль­ше не имел пра­ва, ина­че Блейк сно­ва упус­тил бы вре­мя и стол­кнул­ся с не­из­бежной смертью от ру­ки про­тив­ни­ка.

От­крыв свой кейс, он не­мед­ленно вко­лол се­бе в шею иг­лу, ввел со­дер­жи­мое и, ус­по­ко­ив­шись, рас­сла­бил­ся. В этот раз спать муж­чи­на не со­бирал­ся. Он хо­рошо пом­нил, что сей­час бы­ло не­об­хо­димо спа­сать свою шку­ру. От­ряд убийц, ко­торый его вы­чис­лил и про­ник в его ук­ры­тие вов­ре­мя от­ключ­ки пос­ле инъ­ек­ции, зас­тал Блей­ка врас­плох. Те­перь у не­го был толь­ко один ва­ри­ант, ко­торый бы мог пре­дот­вра­тить его ги­бель от гра­наты: по­кинуть это мес­то нав­сегда.

Тем­не­ло. Блейк по­дошел к ок­ну и, не вы­совы­ва­ясь на­ружу, ос­мотрел ули­цу. Рай­он выг­ля­дел точ­но, как преж­де. Все­го нес­коль­ко до­мов, дав­но бро­шен­ные вла­дель­ца­ми, от­жи­вали свой срок в оди­ночес­тве. Но по той са­мой за­пылён­ной до­роге да­же на рас­сто­янии хо­рошо прос­матри­вались от­пе­чат­ки шин бро­неви­ка, ри­сунок ко­торых он уже ви­дел.

Сер­дце Блей­ка за­билось, зас­ту­чало в го­лове. Сом­не­ний в том, что это был тот же от­ряд, пос­ланный по его ду­шу, не бы­ло. Взгля­нув на ча­сы, Блейк не по­верил собс­твен­ным гла­зам. В этот раз бой­цы при­были рань­ше!

Не­уже­ли, зная, о том, что он по­пыта­ет­ся сбе­жать от них в прош­лое, они то­же со­вер­ши­ли ска­чок во вре­мени, что­бы опе­редить его. Вре­мени раз­мышлять не бы­ло. Чер­тов от­ряд уже вбе­гал в дом, и те­перь они зна­ли, как по­ведет се­бя Блейк, и за­нима­ли вер­ные по­зиции. И все, что про­изош­ло до это­го, со­бира­лось пов­то­рить­ся за­ново в точ­ности под ко­пир­ку. А зна­чит, Блей­ку ни­чего не ос­та­валось, как сно­ва прыг­нуть в прош­лое, в бо­лее ран­ний от­ре­зок дня, что­бы сох­ра­нить се­бе боль­ший ин­тервал для по­бега из до­ма, в ко­тором он ока­зал­ся, как в ло­вуш­ке.

Блейк сно­ва сак­ку­мули­ровал внут­реннюю энер­гию и, рез­ко вы­дох­нув, сжал лег­кие. Выб­ро­шен­ная энер­гия в прос­транс­тво ком­на­ты свер­кну­ла мол­ни­ей. Блейк шаг­нул впе­ред и ис­чез.

На не­бе си­яло сол­нце, ког­да пу­тешес­твен­ник во вре­мени в оче­ред­ной раз ши­роко рас­пахнул свои ус­та­лые гла­за. Он встре­пенул­ся, вспом­нив об от­ря­де. Быс­тро под­нявшись на но­ги, ос­мотрел се­бя. На этот раз на Блей­ке уже бы­ли джин­сы и ру­баш­ка, и ему бе­зум­но хо­телось спать. Он быс­тро со­пос­та­вил со­бытия:

«В пер­вый раз от­ряд при­был ве­чером. На­кану­не я всю ночь про­кутил в ка­баке со­сед­ней де­ревуш­ки и все ут­ро дрых без зад­них ног. Сей­час ут­ро. Зна­чит, я толь­ко вер­нулся и еще не ло­жил­ся. У ме­ня мас­са вре­мени по­кинуть дом до ве­чер­не­го ви­зита это­го цир­ка спец наз­на­чения».

Блейк с уве­рен­ностью по­дошел к ок­ну удос­то­верить­ся, что на этот раз у не­го по­лучи­лось от­де­лать­ся от неп­ри­яте­ля и на миг твер­дый пол у­ехал из-под ног. Сле­ды опять кра­сова­лись на грун­то­вой до­роге. Ни­ког­да еще охо­та за го­ловой Блей­ка не бы­ла та­кой все­ох­ва­тыва­ющей. Ви­димо, на этот раз его силь­но за­хоте­ли за­полу­чить, в ка­кое бы прос­транс­тво вре­мя он от них не сбе­жал.

Бег­лец мог пред­по­ложить, что та­кое воз­можно, но на прак­ти­ке он бы по­бил­ся об зак­лад, что эти охот­ни­ки за го­лова­ми рань­ше ни­чего по­доб­но­го еще не про­вора­чива­ли. Блейк был уве­рен, что су­мел спра­вить­ся и из­бе­жать ги­бели, прос­то те­лепор­ти­ру­ясь в ми­нув­шее прош­лое. Но уви­ден­ные сле­ды шин вве­ли его в сту­пор.

При­дя в се­бя, он в ярос­ти смор­щил гу­бы и сжал ку­лаки. Они про­вели его и пос­ла­ли от­ряд во все ве­ро­ят­ные вре­мен­ные вит­ки и вер­сии раз­ви­тия ре­аль­нос­ти. А зна­чит, в лю­бой точ­ке при­бытия его жда­ло то­же са­мое. Вол­на бе­шенс­тва и злос­ти зах­лес­тну­ла Блей­ка. По­нимая, что в прис­ту­пе па­ники да­леко не у­едешь, он взял эмо­ции под кон­троль и вер­нул рас­су­док.

— Всег­да есть вы­ход! Ду­май, Блейк! — при­казал он се­бе.

«Пры­жок в бу­дущее! Ес­ли у ме­ня по­лучит­ся, зна­чит, взрыв ме­ня не за­дел, и я вы­жил, -раз­мышлял он. А что, ес­ли за­дел? Ведь мне обож­гло спи­ну! Тог­да в бу­дущем ме­ня уже нет, и я ту­да не по­паду, а про­яв­люсь в нас­то­ящем… мер­твым? Черт! Это не под­хо­дит. Ос­та­ет­ся толь­ко ме­нять нас­то­ящее. Итак…», -мыс­ленно сос­ре­дото­чил­ся Блейк, — «в пер­вый раз от­ряд за­нял ис­ходную бо­евую по­зицию, по­ка я спал пос­ле вве­ден­ной инъ­ек­ции. Я от­пра­вил­ся в ис­ходную точ­ку еще раз, что­бы пре­дот­вра­тить сон и по­кинуть дом до на­чала их опе­рации, но они уже бы­ли там. За­тем, я вер­нулся в на­чало дня до своего отхода ко сну пос­ле ка­бака. В этот раз я ока­зал­ся за­дол­го до по­яв­ле­ния от­ря­да. Но они сно­ва здесь! Зна­чит, уро­ды прос­чи­тали мои ве­ро­ят­ные хо­ды! По­луча­ет­ся, ка­кой вре­мен­ной от­ре­зок в прош­лом я бы не выб­рал, эти чер­ти ме­ня бу­дут опе­режать и прес­ле­довать. Как та­кое воз­можно, черт возь­ми! Ви­димо, кто-то ме­ня чи­та­ет. Тот, кто ру­ково­дит опе­раци­ей, зна­ет ме­ня очень хо­рошо. И ка­жет­ся, я до­гады­ва­юсь, кто!»

Мыс­ли Блей­ка ли­хора­доч­но ме­тались в го­лове, а сер­дце бе­шено го­няло кровь по ве­нам, нас­ту­кивая в вис­ки. Он схва­тил­ся ру­ками за го­лову. Пе­ренап­ря­жение от та­ких час­тых прыж­ков во вре­мени прос­транс­тве да­вались не бес­след­но для его ор­га­низ­ма. В свя­зи с его не­дугом с каж­дым ра­зом си­лы на вос­ста­нов­ле­ние тре­бова­лось все боль­ше, а шан­са вы­жить ос­та­валось все мень­ше, ес­ли толь­ко он не со­бирал­ся пе­рело­мить си­ту­ацию и не прек­ра­тить иг­рать по их пра­вилам. В про­тив­ном слу­чае, Блей­ку гро­зило ли­бо по­гиб­нуть от ис­то­щения, рас­хо­дуя энер­гию в пус­тую в этих вре­мен­ных ло­вуш­ках, хит­ро рас­став­ленных его про­тив­ни­ками, ли­бо взор­вать­ся от гра­наты, за­пущен­ной ко­ман­ди­ром, пос­ланно­го за ним от­ря­да.

Блейк нап­ряг свою па­мять в по­пыт­ке отыс­кать ла­зей­ку. Ему вспом­ни­лись сло­ва нас­тавни­ка, ког­да Блейк толь­ко учил­ся уп­равлять сво­ими спо­соб­ностя­ми.

— Из­ме­нен­ное прош­лое не всег­да мо­жет из­ме­нить бу­дущее, Блейк, -по­гова­ривал его учи­тель и кук­ло­вод. -Здесь все за­висит от ско­рос­ти хро­новолн и ес­тес­твен­но­го те­чения вре­мени. Ес­ли они рав­ны, то из­ме­нения в прош­лом ни­ког­да не до­гонят бу­дущее.

И его осе­нило. Он об­ма­нет ко­ман­ди­ра бри­гады и на его гла­зах убь­ет се­бя пря­мо пе­ред тем, как тот за­пус­тит гра­нату. Уви­дев его труп, ко­ман­дир ре­шит, что с ним по­кон­че­но и до­ложит ко­ман­до­ванию об ус­пешном ре­зуль­та­те опе­рации, ос­та­вив гра­нату це­лой.

А раз в од­ной точ­ке ис­то­рии Блей­ку бы­ло суж­де­но по­гиб­нуть от гра­наты, зна­чит, из­ме­няя прош­лое, как ему взду­ма­ет­ся, он не смо­жет по­гиб­нуть от че­го-то дру­гого. Да­же ес­ли гра­ната взор­вется рань­ше вре­мени, от­лично­го от взры­ва в пер­вый раз, бег­лец дол­жен был уце­леть. Дваж­ды по­гиб­нуть прос­то не­воз­можно. Ведь ко вре­мени взры­ва в пер­во­началь­ной вер­сии, он дол­жен быть жив. Смерть в прош­лом не от­ме­нила бы факт его су­щес­тво­вания в бу­дущем. Но все же Блей­ку хо­телось обой­тись без взры­ва гра­наты. Он на­де­ял­ся, что неп­ри­ятель за­фик­си­ру­ет факт его са­мо­убий­ства и по­кинет его убе­жище.

Это был луч­ший сце­нарий для бег­ле­ца, чем пе­реме­щения по зам­кну­той пет­ле, где бы он ли­хора­доч­но жон­гли­ровал ве­ро­ят­ностя­ми ис­хо­да сво­ей ги­бели, слов­но цир­кач, по­ка окон­ча­тель­но не рас­пался бы на ато­мы от ис­то­щения.

При та­ком рас­кла­де, Блей­ку толь­ко ос­та­валось на­де­ять­ся, что все­лен­ная вос­ста­новит пра­виль­ный ход ис­то­рии, где нас­то­ящее — бу­дущее, в ко­тором он был жив до взры­ва гра­наты от­ме­нит его ги­бель в прош­лом. Это мог­ло сра­ботать толь­ко, ес­ли вол­на не пре­высит ско­рос­ти те­чения вре­мени, а хро­новол­ны не ока­жут­ся в про­тиво­фазе. В про­тив­ном слу­чае, соз­давший­ся па­радокс ли­бо от­тор­гнет соз­данные Блей­ком со­бытия, не поз­во­лив вме­шать­ся, и он дей­стви­тель­но по­гибнет, ли­бо об­ра­зу­ют­ся две ре­аль­нос­ти, бес­ко­неч­но цик­ли­чес­ки сме­ня­ющие друг дру­га.

Раз­мышлять бо­лее у Блей­ка не бы­ло воз­можнос­ти, нуж­но бы­ло дей­ство­вать.

Схва­тив пис­то­лет с ам­пу­лой из че­модан­чи­ка, он спря­тал­ся за сте­ной с пу­леме­том, вык­рикнув в пус­то­ту:

— Эй, ко­ман­дир! Под­ни­май­ся, я сдам­ся.

— Блейк, ты уже по­кой­ник! — пос­лы­шал­ся зна­комый го­лос с пер­во­го эта­жа. — Прос­то еще не зна­ешь об этом. У нас был при­каз не ос­тавлять те­бя в жи­вых, прос­ти.

— Да, лад­но те­бе, ко­ман­дир! — крик­нул Блейк, в на­деж­де, что еще мож­но ос­та­новить ре­шение ко­ман­ди­ра.

Блей­ку рис­ко­вать не хо­телось, иг­рая со все­лен­ной в прят­ки. Ре­зуль­тат мог быть дей­стви­тель­но пе­чаль­ным. Но что ему бы­ло де­лать! В лю­бом слу­чае нуж­но бы­ло про­бовать, ведь судь­ей ис­тиннос­ти или лож­ности те­ории яв­лялся эк­спе­римент. Лю­бая воз­можность ос­тать­ся в жи­вых гре­ла боль­ше, чем не­мину­емая смерть.

— Ты ведь зна­ешь, что я в ло­вуш­ке! Ну ку­да я де­нусь? — прок­ри­чал Блейк. -Ты ведь сам ска­зал, что я труп! Ду­ма­ешь, я не хо­чу жить? Я сдам­ся, кля­нусь.

— Блейк, ты нам боль­ше не ну­жен. Ты сде­лал свой вы­бор, ког­да ушел, -про­тивил­ся уве­рен­ный ба­ритон.

Дос­тав из наг­рудно­го кар­ма­на гра­нату, ко­ман­дир уже снял че­ку, как вдруг раз­дался выс­трел. Вздрог­нув, тот уже до­гадал­ся, что про­изош­ло и пос­пе­шил вста­вить че­ку об­ратно. Рас­по­лагая лишь од­ним ва­ри­ан­том раз­ви­тия со­бытий, где Блейк по­гиба­ет от взры­ва, у ко­ман­ди­ра зат­ряслись ру­ки от вол­не­ния. Его на­чаль­ство ме­сяцы пот­ра­тило на то, что­бы вы­чис­лить мес­то­нахож­де­ние не­уло­вимо­го объ­ек­та. Зная, что тот да­же во сне кон­тро­лиро­вал свои мыс­ли и мог за­метить лю­бые пос­то­рон­ние вклю­чения, выс­ле­дить та­кого че­лове­ка, как Блейк, бы­ло очень неп­росто, а по­тому, что­бы быс­тро по­кон­чить с этой чу­довищ­ной ма­шиной под наз­ва­ни­ем Блейк, у груп­пы убийц был чет­кий при­каз — взор­вать объ­ект.

От­ряд при­тих в ожи­дании. Ко­ман­дир на се­кун­ду за­мер с гра­натой в ру­ке. Он не ошиб­ся. Это дей­стви­тель­но бы­ло са­мо­убий­ство.

Те­ло Блей­ка рух­ну­ло с хлип­кой лес­тни­цы на пер­вый этаж, сне­ся пе­рила. В го­лове его зи­яла ды­ра, из ко­торой мед­ленно вы­тека­ла кровь. Ко­ман­дир по­дошел вплот­ную к те­лу, что­бы убе­дить­ся в под­линнос­ти смер­ти вра­га. Пос­та­вив на не­го но­гу и ос­ка­лив в улыб­ке свои бе­лос­нежные зу­бы, он тор­жес­тву­юще про­из­нес:

— Это бы­ло прос­то, Блейк. Те­перь го­ри в аду.

К счастью, сце­нарий раз­ви­вал­ся по рас­чё­там Блей­ка. Ре­шив, что это ко­нец, ко­ман­дир до­ложил на ба­зу о блес­тя­ще за­вер­шенной опе­рации.

Но бы­ло здесь и то, че­го не мог пред­ви­деть да­же Блейк. По­кидая дом, ко­ман­дир все же взор­вал гра­нату. Правда, на счастье Блей­ка, тот не за­дал ей оп­ре­делен­ной це­ли, а пус­тил гра­нату прос­то в воз­дух для за­бавы или га­лоч­ки в от­че­те. Ведь бес­хитрос­тно­му пря­моли­ней­но­му ко­ман­ди­ру и в го­лову не мог прий­ти ко­вар­ный план Блей­ка.

Пос­ле взры­ва от­ряд свер­нул по­зицию, ос­та­вив рух­нувшее свер­ху те­ло на рас­терза­ние ог­ню.

Гла­ва 12

Тем­не­ло. Силь­ный за­пах га­ри зас­та­вил Блей­ка оч­нуть­ся и вскочить на но­ги.

«Сра­бота­ло!» -вос­клик­нул про се­бя Блейк.

Его ло­гово, точ­нее то, что ос­та­лось от не­го пос­ле взры­ва гра­наты, по­лыха­ло ог­нем. Блейк бро­сил­ся за сво­им че­мода­ном с ан­ти­дота­ми по раз­ру­шен­ной лес­тни­це на­верх, но его путь прег­ра­дила го­рящая бал­ка, упав­шая с по­толоч­но­го пе­рек­ры­тия.

Блейк упор­но не хо­тел сда­вать­ся. В че­мода­не, ко­торый за­вис над зи­яющей ды­рой в по­лу вто­рого эта­жа, бы­ла вся его жизнь, а огонь мо­мен­таль­но пе­реки­нул­ся даль­ше. По­доб­рать­ся к кей­су бы­ло не­воз­можно. По­толоч­ные бал­ки раз­ла­мыва­ясь по­полам, па­дали вниз, про­ламы­вая пол и соз­да­вая но­вые прег­ра­ды для Блей­ка. Дом стре­митель­но по­жирал­ся пла­менем. Ко­поть и гарь за­бива­ли лег­кие. Ос­та­новив­шись на­вер­ху, он на­чал силь­но каш­лять и, ка­залось, ес­ли он про­мед­лит еще се­кун­ду, его лег­кие не вы­дер­жат и поп­росту ра­зор­вутся. От удушья он хва­тал ртом воз­дух, все еще на­де­ясь, что-то раз­гля­деть в ды­му. Еще се­кун­да и че­модан был бы бес­по­лез­ным при­об­ре­тени­ем для за­дох­нувше­гося Блей­ка.

Приш­лось от­сту­пать че­рез ок­но. Пры­гать со вто­рого эта­жа бы­ло не в но­вин­ку, но при­зем­лившись о твердь, он вы­бил ко­лено и не мог сде­лать и ша­гу. Приш­лось сно­ва вос­поль­зо­вать­ся те­лепор­та­ци­ей. Силь­но рис­куя прив­лечь к се­бе вни­мание ис­ка­жени­ем прос­транс­твен­но вре­мен­но­го кон­ти­ну­ума, он пе­ремес­тился не­пода­леку от де­ревуш­ки сре­ди заб­ро­шен­ных шахт, и там на­шел вре­мен­ное ук­ры­тие от вра­га.

От­ды­шав­шись, муж­чи­на ос­мотрел по­лучен­ную трав­му. Ко­лен­ная ча­шеч­ка бы­ла здо­рово сме­щена впе­ред. Од­ним мо­мен­том он впра­вил ее, вскрик­нув от рез­кой и жгу­чей бо­ли, а за­тем она от­сту­пила. Зад­рав но­гу на ка­менную глыбу, что­бы дать кро­ви от­ток и пре­дот­вра­тить опу­холь в ко­лен­ной зо­не, вы­жив­ший об­ло­котил­ся о ка­мень нап­ро­тив и, нем­но­го рас­сла­бив­шись, на­конец-то, смог об­ду­мать даль­ней­шие свои дей­ствия.

Итак, его план сра­ботал. Все­лен­ная гар­мо­нич­но вос­ста­нови­ла вы­год­ный для Блей­ка ход ис­то­рии, в ре­зуль­та­те че­го он ос­тался жив, а гра­ната, хо­тя и взор­ва­лась, не при­чини­ла ему вре­да, по­тому что бы­ла за­пуще­на без на­веде­ния на цель. От­ряд ушел в пол­ной уве­рен­ности, что неп­ри­ятель по­гиб.

Но Блейк по­нимал, что это не­надол­го. Как толь­ко ко­ман­дир при­будет на ба­зу, он в де­талях до­ложит ру­ководс­тву ба­зы ход опе­рации и их сно­ва вер­нут за Блей­ком, ука­зав на ошиб­ки. Где-то че­рез час, мо­жет мень­ше, они сно­ва при­будут за ним сю­да. Но ес­ли по­наде­ять­ся на вы­соко­мерие ко­ман­ди­ра, а тот слыл еще той са­молю­бивой сво­лочью, то шан­сов, что док­лад бу­дет чес­тным и де­таль­ным бы­ло ма­ло.

Но как бы там на ба­зе со­бытия не сло­жились, Блей­ку — во что бы то ни ста­ло не­об­хо­димо бы­ло бо­лее тща­тель­но кон­тро­лиро­вать свои мыс­ли, по край­ней ме­ре сей­час, что оз­на­чало не смы­кать глаз на сон ни на ми­нуту, ина­че он сно­ва от­кро­ет се­бя вра­гу.

Нуж­но бы­ло ис­кать но­вое убе­жище. Но без сво­его спа­ситель­но­го че­мода­на он не мог по­кинуть эту бо­гом за­бытую де­ревуш­ку. Ни­чего не ос­та­валось, как дож­дать­ся окон­ча­ние по­жара, а за­тем, заб­рав пок­ла­жу, мож­но бы­ло ли­нять на все че­тыре.

Сей­час Блейк был уве­рен в сво­ей бе­зопас­ности и чувс­тво­вал се­бя в нор­ме, за ис­клю­чени­ем го­лод­но­го же­луд­ка. Ему страш­но хо­телось пить и есть. И это не сто­ило бы и мыс­ли для сверх­спо­соб­но­го пар­ня, ес­ли бы проб­ле­му су­щес­твен­но не ос­ложня­ла не­воз­можность ис­ка­жения вре­мени и прос­транс­тва. Им­пуль­са­ми и вол­на­ми, ис­хо­дящи­ми от его ма­нипу­ляций, он рис­ко­вал об­на­ружить се­бя и сно­ва прев­ра­тить­ся в ми­шень. Тем бо­лее, что он и так был вы­нуж­ден толь­ко что при­бег­нуть к это­му. А ведь нас­коль­ко бы­ло бы про­ще мо­мен­том ока­зать­ся в ка­ком-ни­будь су­пер­марке­те или рес­то­ране, вмес­то жал­ко­го ко­выля­ния с боль­ной но­гой по пус­тынной мес­тнос­ти. Блейк мыс­ленно чер­ты­хал­ся, ведь сей­час ему при­дет­ся поль­зо­вать­ся толь­ко сво­ими но­гами и сме­кал­кой, как прос­то­му смер­тно­му. Стис­нув зу­бы от бо­ли в но­ге, он дви­нул­ся к заб­ро­шен­но­му мар­ке­ту.

Это был не­оби­та­емый, как и все ос­таль­ное в этой де­ревуш­ке ми­ни ма­газин с за­коло­чен­ны­ми ок­на­ми. В на­деж­де отыс­кать ка­кие-ни­будь кон­сер­вные бан­ки, он вы­ломал де­ревяш­ку и про­тис­нулся че­рез щель. Тем­но­та внут­ри за­лила каж­дую ще­лоч­ку воз­можно­го про­яв­ле­ния божь­его дня. Вы­тяну­той впе­ред ру­кой Блейк на­щупы­вал про­ход, по­ка не наткнул­ся на объ­ект, по фор­ме, на­поми­нав­шей шкаф. Блейк от­крыл двер­цы и ощу­пал со­дер­жи­мое. Внут­ри ви­села одеж­да. В кар­ма­не од­ной из кур­ток он на­шарил фо­нарик. Вос­поль­зо­вав­шись им, Блейк уди­вил­ся, что ба­тарей­ки ока­зались в ра­бочем сос­то­янии. Пос­ве­тив на одеж­ду, он улыб­нулся. Это бы­ла уни­фор­ма груз­чи­ка, сох­ра­нив­ша­яся в очень неп­ло­хом сос­то­янии. Блейк сра­зу же при­мерил кос­тюмчик, сме­нив свои рва­ные об­носки. Обувь то­же ему приш­лась впо­ру, раз­ве что на раз­мер бо­тин­ки ока­зались боль­ше. За­сунув в них свои ок­ро­вав­ленные по­дош­вы ног, он по­мор­щился от бо­ли. Ря­дом на сте­не Блейк за­метил элек­три­чес­кий вык­лю­чатель.

— Ого! — сор­ва­лось с его губ от удив­ле­ния, ког­да в ма­гази­не по­яви­лось тус­клое ос­ве­щение. — Ци­вили­зация еще не по­гиб­ла в этом за­холустье!

Прих­ра­мывая, гость по­тащил­ся вдоль вит­рин и пус­тых стел­ла­жей. Бе­лые пол­ки выз­ва­ли в его па­мяти ас­со­ци­ации со стел­ла­жами в ла­бора­тории под­земной ба­зы. Кар­ти­ны злос­час­тно­го на­уч­но­го цен­тра со мно­жес­твом кол­бо­чек и со­судов с за­баль­за­миро­ван­ны­ми урод­ли­выми ор­га­низ­ма­ми, син­те­зиро­ван­ных ге­нети­ками, пред­ста­ли пе­ред Блей­ком очень яр­ко. Мысль о том, что эти му­мии в жид­кости бы­ли все­го лишь цве­точ­ка­ми, пе­рек­лю­чила его на бо­лее тя­желые вос­по­мина­ния…

Сте­ны ла­бора­тории бы­ли нас­толь­ко тол­стые, что не про­пус­ка­ли ни еди­ного кри­ка. Но ма­лень­кий Блейк знал, что за ни­ми кри­чали и пла­кали де­ти. Он ис­пы­тывал глу­бокую жа­лость к дру­гим ма­лышам, ко­торые по­пада­ли ту­да. Маль­чик мно­го раз со стра­хом пы­тал­ся пред­ста­вить, что с ни­ми тво­рят док­то­ра за зак­ры­тыми ме­тал­ли­чес­ки­ми две­рями, по­ка не стал сле­ду­ющим в этой чу­довищ­ной на­уч­ной за­тее. Но он сто­ичес­ки для дет­ской пси­хики вы­носил ад­ские бо­ли про­води­мых на нем ма­нипу­ляций вра­чами. И лишь, ког­да маль­чик ос­та­вал­ся один на один в сво­ей ка­мере, по­тирая опух­шие дет­ские руч­ки от бо­лез­ненных уко­лов, он да­вал во­лю сво­им эмо­ци­ям. В эти мгновения Блейк пред­став­лял ма­му. Он ни­ког­да ее не ви­дел, но ему ду­малось, что у нее неп­ре­мен­но го­лубые гла­за и свет­лые пу­шис­тые во­лосы. Она зва­ла его к се­бе в мир, где нет бо­ли, зла и рав­но­душия и где он был ну­жен и лю­бим.

— Ма­ма за­бери ме­ня, — дет­ским го­лосом го­ворил маль­чик, от­кро­вен­но ве­ря, что его она ус­лы­шит и слу­чит­ся чу­до. Ведь ма­мы слы­шат сво­их де­тей и всег­да бе­гут на по­мощь.

Он час­то ви­дел ее об­раз во снах и то­ропил­ся с про­тяну­тыми руч­ка­ми за уда­ля­ющей­ся приз­рачной меч­той под наз­ва­ни­ем «ма­ма». Иног­да она приб­ли­жалась к не­му, буд­то драз­ня ма­лыша, и тог­да он ощу­щал ее вол­шебное ка­сание на сво­их ще­ках. Его ма­лень­кое ли­чико улы­балось во сне, а под ут­ро ляз­гал за­сов в ком­на­те маль­чи­ка, боль­ше на­поминав­шей ка­меру, и все на­чина­лось сна­чала: иг­лы, пог­ру­жение в рас­тво­ры и элек­тро уда­ры на мозг.

Мно­гие де­ти еще в груд­ном воз­расте умер­ли пря­мо на опе­раци­он­ном сто­ле от рук этих без­божни­ков, дру­гие про­жили очень не­дол­го. Вы­жив­ших же Блейк боль­ше ни­ког­да не ви­дел…

Ког­да ему ис­полни­лось 7, он по­нял, что ма­ма за ним не при­дет, а его сны о ней сме­нились кош­ма­рами, в ко­торых он от­би­вал ата­ки монс­тров, ли­бо сам выс­ту­пал в ро­ли жес­то­кого убий­цы.

Блейк стал по­нимать, что эта им­пе­рия бо­ли и зла ког­да-ни­будь явит ми­ру страш­ных чу­довищ на­уч­ных эк­спе­римен­тов. И воз­можно, од­ним из этих чу­довищ бу­дет он сам…

Его дет­ские вос­по­мина­ния по­нача­лу бы­ли очень от­ры­воч­ны­ми. Па­мять, слов­но не хо­тела от­кры­вать­ся ему пол­ностью, пре­дох­ра­няя ор­га­низм от бо­ли и му­читель­ных вос­по­мина­ний. Лишь во сне, где под­созна­ние рас­па­хива­ло свои тай­ни­ки, он мог ви­деть жут­кие кар­ти­ны прош­ло­го, ко­торые под­кра­дыва­лись к не­му неж­данно. Блей­ку труд­но бы­ло ска­зать, что из уви­ден­но­го во сне яв­ля­лось дей­стви­тель­ностью ми­нув­ших лет, а что бы­ло кош­марны­ми по­рож­де­ни­ями его соз­на­ния. Но од­нажды па­мять дос­та­ла все из глу­бин его под­созна­ния, и эти вос­по­мина­ния ед­ва не при­кон­чи­ли его. Тог­да де­ло дош­ло до ско­рой, где ему со­об­щи­ли о мик­ро­ин­суль­те, ко­торый он уди­витель­ным об­ра­зом пе­ренес бес­след­но для ор­га­низ­ма.

В тот день пе­ред Блей­ком ожи­ли аб­со­лют­но все пе­режи­тые им кош­ма­ры, в срав­не­нии с ко­торы­ми да­же жес­то­кая Эло­из мер­кла. В них маль­чик пе­ренес зверс­тва, ко­торые не спо­собен был вы­дер­жать да­же взрос­лый муж­чи­на…

Блейк при­ос­та­новил­ся на ми­нуту, что­бы пе­ревес­ти дух и прек­ра­тить му­читель­ные ду­шу вос­по­мина­ния. В кон­це стел­ла­жей он уви­дел ко­роб­ку, сто­яв­шую на по­лу. Муж­чи­на нак­ло­нил­ся и от­крыл ее.

— Бин­го! -про­из­нес Блейк. — На­меча­ет­ся ужин!

Дос­тав две бан­ки фа­соли и пос­мотрев на срок год­ности, он сно­ва улыб­нулся в пред­вку­шении поп­ро­бовать де­лика­тес. Ког­да Блейк пре­бывал во влас­ти звер­ско­го чувс­тва го­лода, лю­бое блю­до под­па­дало под это оп­ре­деле­ние. Он про­шел за стой­ку кас­сы и по­рас­кры­вал все двер­цы тум­бо­чек в по­ис­ках за­теряв­шихся то­варов. Вос­по­мина­ние сно­ва от­несло его к ба­зе, в тот отрезок времени, ког­да ма­лень­кий Блейк не­ожи­дан­но для се­бя от­крыл свою спо­соб­ность к те­лепор­та­ции…

Тот день для ма­лень­ко­го Блей­ка был осо­бен­ным. Пред­ста­вив се­бя сво­бод­ным, мальчик к удив­ле­нию, об­на­ружил се­бя в ко­ридо­ре за сте­ной сво­ей ка­меры, в ко­торой со­дер­жался, как по­допыт­ный под но­мером 8. Пос­мотрев на ука­затель уров­ней ба­зы, он сно­ва про­делал этот фо­кус. Еще не зная, где бы маль­чик хо­тел на тот мо­мент ока­зать­ся, Блейк мыс­ленно пе­ренес се­бя ни­же эта­жом, ока­зав­шись в хра­нили­ще с раз­личны­ми шкаф­чи­ками. Маль­чиш­ка с лю­бопытс­твом при­нял­ся от­кры­вать двер­цы стел­ла­жа, рас­смат­ри­вая со­дер­жи­мое. Внут­ри шка­фов и шкаф­чи­ков бы­ли бу­маги и фай­лы, пап­ки, еще пап­ки и еще боль­ше па­пок. Бу­маж­ки не выз­ва­ли осо­бен­ный ин­те­рес у Блей­ка, а по­тому его взгляд упал на стел­лаж с пап­ка­ми яр­ко си­него цве­та с кра­сивым, как ему по­каза­лось, наз­ва­ни­ем «Ан­дро­меда». Ув­ле­чен­ный над­писью, маль­чик мед­ленно приб­ли­зил­ся к за­ин­те­ресо­вав­ше­му его объ­ек­ту и про­тянул ру­ку впе­ред. Дет­ские паль­чи­ки соп­ри­кос­ну­лись и упер­лись в не­види­мую, но твер­дую по­вер­хность. От ка­сания паль­цев, слов­но за­вис­нув в прос­транс­тве, пе­ред гла­зами Блей­ка за­горел­ся крис­талли­чес­кий дис­плей с окош­ком вво­да шиф­ра. Маль­чик нах­му­рил­ся и за­думав­шись скло­нил го­лову в сто­рону, раз­гля­дывая стран­ное ус­трой­ство. Он еще раз ткнул паль­цем в пус­то­ту, но опять встре­тил соп­ро­тив­ле­ние.

Не­види­мая стен­ка нас­толь­ко за­воро­жила Блей­ка, что тот не за­метил, как в ар­хив вош­ли.

— Ты зна­ешь, что те­бе здесь не мес­то? — пос­лы­шал­ся воп­рос. Го­лос, ко­торый его за­дал, не имел ни­чего схо­жего с че­лове­чес­ким.

Маль­чик вздрог­нул и ог­ля­нул­ся. Пе­ред ним сто­яло не­видан­ное им до се­ле су­щес­тво. Вы­сокий с бе­лос­нежной ко­жей пред­ста­витель стран­но­го ви­да гу­мано­идов по­дошел бли­же. Сво­ими зме­ины­ми хищ­ны­ми глаз­ка­ми су­щес­тво, не мор­гая, изу­чало маль­чи­ка в упор.

У во­шед­ше­го не бы­ло ушей, а вмес­то но­са вид­не­лись ма­лень­кие ды­роч­ки, прик­ры­тые тон­чай­шим сло­ем ко­жи, виб­ри­ровавшей при каж­дом его вздо­хе. Вместо рта и губ была пасть, но так плотно сомкнутая, что казалось, это просто прорезь. Во­лосы на те­ле су­щес­тва не рос­ли, но за­то го­лова бы­ла ук­ра­шена мно­гочис­ленны­ми длин­ны­ми жгу­тика­ми го­лубо­го цве­та. Его бе­лая ко­жа, ис­пещрен­ная мел­ки­ми глад­ки­ми че­шуй­ка­ми, кра­сиво пе­рели­валась пер­ла­мут­ром. Об­ла­чен­ный в об­ле­га­ющие ша­рова­ры и очень не­обыч­ные ме­тал­ли­чес­ко­го цве­та са­пож­ки, су­щес­тво ос­та­вило свой торс об­на­жен­ным и лишь на пле­чи оно на­кину­ло се­реб­ристый плащ с ка­пюшо­ном, ко­торый, как вы­яс­ни­лось поз­же, слу­жил для эк­ра­ниро­вания элек­тро­маг­нитных волн. Паль­цы стран­но­го по­сети­теля то­же от­ли­чались от че­лове­чес­ких сво­ей дли­ной и ог­ромны­ми круг­лы­ми ног­тя­ми. Гу­мано­ид вну­шал ощу­щение спо­кой­ствия, очень близ­кое с дре­мотой. Маль­чик, шо­киро­ван­ный уви­ден­ным, не го­воря ни сло­ва, с лю­бопытс­твом рас­смат­ри­вал не­из­вес­тно­го, но стра­ха он не ощу­щал.

Блейк с интересом скло­нил го­лову, заг­ля­дывая в гла­за неведомому су­щес­тву, а за­тем про­из­нес код к не­види­мому за­щит­но­му ме­ханиз­му стел­ла­жа:

— M31NGC224

Темные гла­за су­щес­тва сме­нились изумрудным цветом и как-то по-особенному ожили, заворожив мальчика.

— Ты чи­та­ешь мои мыс­ли эк­зем­пляр 8, — со­об­щил гу­мано­ид, но звук шел не изо рта, как это за­метил собеседник.

Ли­цо су­щес­тва внеш­не сох­ра­няло не­под­вижность. Маль­чи­ку это по­каза­лось еще бо­лее за­бав­ным, и он за­хотел про­дол­жить об­ще­ние, но вне­зап­но что-то про­изош­ло. Блек уже не смог вспом­нить, что имен­но. Его вос­по­мина­ния об­ры­вались на этом са­мом мес­те, а про­дол­жа­лись они уже в со­вер­шенно но­вой для не­го об­ста­нов­ке. Вмес­то своей при­выч­ной сы­рой ка­меры с об­шарпан­ны­ми сте­нами он нашел себя в свет­лой ком­на­те с мяг­кой кро­ватью и сто­яв­шим ря­дом сто­лом с бе­лос­нежной ска­тертью и с уди­витель­но ап­пе­тит­ной едой. Впер­вые Блейк ел с удо­воль­стви­ем…

Сей­час о та­кой еде мож­но бы­ло толь­ко меч­тать. Отыс­кав нож в тум­бе заб­ро­шен­но­го ма­гази­на, Блейк с пред­вку­шени­ем вон­зил ос­трое лез­вие в кон­сер­вную бан­ку с фа­солью. Слив из нее во­ду, он зах­ва­тывал лез­ви­ем но­жа фа­соль и клал ее в рот. Вкус бе­лых бо­бов ему по­казал­ся бо­жес­твен­ным, и про­дол­жая от­прав­лять фа­соль в рот, он прик­рыл от удо­воль­ствия ве­ки. При­кон­чив од­ну бан­ку, вто­рую он по­ложил про за­пас в кар­ман ком­би­незо­на.

«Те­перь по­нят­но для че­го груз­чи­ку та­кие глу­бокие кар­ма­ны», — шут­ли­во по­думал Блейк.

— Ну, чем еще бо­гаты мес­тные ла­воч­ки? — вслух про­из­нес оди­нокий по­сети­тель.

Боль­ше за­пасов об­на­ружить не уда­лость, за ис­клю­чени­ем нес­коль­ких бу­тылок га­зиров­ки и па­ры па­кетов прос­ро­чен­ной рыбь­ей со­лом­ки. Во­ду он сло­жил в ко­роб­ку, а пач­ку с со­лом­кой вскрыл, по­нюхав ее со­дер­жи­мое.

— Ну и вонь! — ска­зал Блейк, рез­ко отс­тра­нив па­кет от ли­ца, слов­но по­лучил удар по но­су. Брез­гли­во бро­сив па­кет на пол, он по­дошел к ок­ну и, пред­ва­ритель­но сду­нув пыль со ста­рых де­ревян­ных жа­люзи, выг­ля­нул на­ружу.

Уже стем­не­ло, и блед­ная лу­на ви­села над без­людны­ми до­мами по­кину­той де­ревуш­ки. Из ок­на хо­рошо прог­ля­дыва­лись ос­татки убе­жища Блей­ка. Дом поч­ти до­горел и мож­но бы­ло воз­вра­щать­ся за че­мода­ном.

Вый­дя из ма­гази­на, Блейк опас­ли­во ос­мотрел мес­тность. Убе­див­шись, что ему ни­чего не гро­зило, он изо всех сил побежал на мес­то по­жара, нас­коль­ко воз­можно пре­воз­мо­гая боль в ко­лен­ке.

Вбе­жав в раз­ру­шен­ное ог­нем жи­лище, от ко­торо­го ос­та­лась толь­ко по­лови­на пер­во­го эта­жа, он на се­кун­ду ос­та­новил­ся, мыс­ленно оп­ре­деляя мес­то­поло­жение сво­его ог­не­упор­но­го лар­чи­ка, и в пол­ной тем­но­те дви­нул­ся в бой с об­го­рев­шей дре­веси­ной под но­гами, лишь из­редка, под­све­чивая фо­нари­ком.

Мно­го вре­мени его по­ис­ки не за­няли. Ме­тал­ли­чес­кий блеск кей­са лег­ко бы­ло за­метить да­же в тем­но­те. Блейк схва­тил свой че­модан и рва­нул в пус­ты­ню.

Тем вре­менем, до­рож­ная пыль уже клу­билась под на­пором тя­желых шин стре­митель­но приб­ли­жав­ше­гося вез­де­хода. На кры­ше ма­шины был ус­та­нов­лен свер­хмощ­ный уль­траз­ву­ковой из­лу­чатель.

«Вер­ну­лись, сучьи пот­ро­ха!» -про­нес­лось у Блей­ка в го­лове.

До­бежав до шахт, он то­роп­ли­во дос­тал из кей­са ге­ог­ра­фичес­кую кар­ту. Выб­рав ко­ор­ди­наты пун­кта наз­на­чения, зак­рыл гла­за, скон­цен­три­ровал­ся и вы­пус­тил из се­бя энер­гию в прос­транс­тво. Шаг­нув впе­ред, он ис­чез…

Да­леко, где-то сре­ди ка­мен­ных гор свер­кну­ла мол­ния, прон­зившая не­бес­ную твердь. Но это­го ник­то уже не за­метил.

Гла­ва 13

5 ут­ра. Ман­хеттен. Нью-Й­орк

Де­тек­ти­ву А­аро­ну Рос­су всю ночь пло­хо спа­лось. И толь­ко элек­трон­ные па­лоч­ки выс­тро­ились в циф­ру 5, как он сос­ко­чил с кро­вати. Три чаш­ки ко­фе не зас­та­вили его взбод­рить­ся, а толь­ко выз­ва­ли арит­мию сер­дца. Росс про­дол­жал об­ду­мывать свои «вспыш­ки раз­дво­ения соз­на­ния», как он их ок­рестил, упор­но не же­лая при­нимать их за ре­алии. И он уже дав­но бы на­вес­тил пси­хоте­рапев­та, ес­ли бы имен­но эти «при­пад­ки» не спас­ли его от взры­ва, под­нявше­го на воз­дух его лю­бимый Пон­ти­ак.

«Ес­ли до­пус­тить, что по­доб­ные „вы­кидо­ны“ не ве­дут ме­ня в пси­хуш­ку», -раз­мышлял де­тек­тив, — «то, по­жалуй, это ни что иное, как яс­но­виде­ние. То есть, как бы фан­тасти­чес­ки это не зву­чало, я мо­гу пред­ви­деть со­бытия бу­дуще­го и ви­деть прош­лое. И уже дав­но, су­дя по все­му. Но как объ­яс­нить со­бытие в лиф­те? Ведь в тот раз я ре­аль­но при­нимал учас­тие в пе­рес­трел­ке! Яс­но­виде­ние или пе­реме­щение… Хм! Бред или не бред?»

Росс, ух­мыль­нув­шись, трях­нул го­ловой: «Во­об­ще, то, что я да­же ду­маю о по­доб­ных ве­щах, яв­но кли­ничес­кий слу­чай. Лю­бой пси­хи­атр взял­ся бы за та­кую ра­боту, за­катав ру­кава по са­мые лок­ти. Ну ка­кой спе­ци­алист от­ка­зал­ся бы со мной по­рабо­тать! Я бы мог стать жем­чу­жиной в кол­лекции „са­мые без­на­деж­ные па­ци­ен­ты“. Сто­ит мне толь­ко рот от­крыть. Ну а то, что я спас ис­чезнув­ше­го на гла­зах ра­нено­го че­лове­ка с ды­рой в пле­че, про­дыряв­ленной при­шель­цем из кос­мо­са, во­об­ще, бес­тсел­лер. Хо­тя, в на­ше слож­ное вре­мя ско­рее все­го -клас­си­чес­кий слу­чай в пси­хи­ат­рии».

И хо­тя Росс от­ча­ян­но хо­тел ве­рить, что все про­изо­шед­шее с ним бы­ло лишь ви­дени­ем, он не вос­поль­зо­вал­ся лиф­том, а дал ра­боту но­гам.

Спус­тившись пеш­ком, он поз­до­ровал­ся в хол­ле с прис­таль­но изу­ча­ющей его консь­ер­жкой и вы­шел на све­жий прох­ладный воз­дух про­сыпа­юще­гося Нью-Й­ор­ка.

Гул ма­шин и ро­кот мо­тоцик­лов, шум го­воря­щих про­хожих, плот­но оку­тали де­тек­ти­ва. «Нью-Й­орк ни­ког­да не спит», — про­нес­лось у Рос­са. Вый­ди хоть слиш­ком ра­но или слиш­ком поз­дно, на ули­цах го­рода оди­нако­во шум­но. Су­ет­ли­вые так­си уже под­би­рали сво­их кли­ен­тов у обо­чин тро­ту­аров, и толь­ко од­на «ка­рета» за­бира­ла пас­са­жира, как под­ни­малась но­вая ру­ка с тре­бова­ни­ем «Так­си!» Но сто­ило толь­ко жел­той ма­шине снять­ся с мес­та, как она сра­зу же зас­тре­вала в проб­ке.

Росс ре­шил прой­тись до ма­шины пеш­ком, ос­ве­жить­ся и ос­во­бодить го­лову для но­вых мыс­лей. Про­ходя ми­мо книж­ной га­лереи, он вдруг ос­та­новил­ся, всмат­ри­ва­ясь в стек­ло вит­ри­ны. Его вни­мание прив­лекла кни­га, сто­ящая в ря­ду с дру­гими. Ох­ва­чен­ный лю­бопытс­твом, де­тек­тив во­шел внутрь и нап­ра­вил­ся пря­миком к зав­ла­дев­ше­му его вни­мани­ем объ­ек­ту. В ру­ках Рос­са ока­залась кни­га под наз­ва­ни­ем «Яс­но­виде­ние дар или прок­ля­тие» в хо­рошем пе­реп­ле­те, но не очень ка­чес­твен­ной пе­чатью. Наз­ва­ние от­кры­вало со­дер­жи­мое кни­ги и де­тек­тив сра­зу про­читал ог­лавле­ние. Пос­ледняя гла­ва «Эк­спе­римент Ко­зыре­ва с зер­ка­лами» выз­ва­ла у де­тек­ти­ва ин­те­рес.

— Вас что-то за­ин­те­ресо­вало, сэр? — спро­сил подъ­ехав­ший к кли­ен­ту кон­суль­тант ро­бот.

— Да, по­жалуй, вот эта кни­га, — ог­ля­нул­ся Росс, трях­нув из­да­ни­ем пе­ред его мо­нито­ром. — Мо­гу я ее при­об­рести?

— Ко­неч­но, сэр, — от­ре­аги­рова­ла ма­шина. — Про­шу, сэр. Ее ме­тал­ли­чес­кий торс за­мигал огонь­ка­ми, а на дис­плее по­явил­ся код то­вара.

— Вам удоб­но про­вес­ти пла­теж кар­той или би­очи­пом?

— Пред­по­читаю кар­ту, — от­ве­тил Росс и про­вел плас­ти­ковой кре­дит­кой по ап­па­рату, встро­ен­но­му в ро­бота.

— Бла­года­рим за по­куп­ку, удач­но­го дня, сэр.

На сен­сорном эк­ра­не мо­биль­ни­ка Рос­са за­пили­кало опо­веще­ние. Дат­чик сле­жения, прик­реплен­ный к ав­то­моби­лю Си­бил Си­вирен, сра­ботал. Эк­ран вы­вел со­об­ще­ние: «Объ­ект отъ­ехал с мес­та пар­ковки и на­чал дви­жение по Ка­лам­бус аве­ню в сто­рону 86 ули­цы.»

Росс спеш­но под­ско­чил к про­ез­жей час­ти и, ос­та­новив так­си, нап­ра­вил­ся к сво­ему ав­то­моби­лю, при­пар­ко­ван­но­му в квар­та­ле от­сю­да. Че­рез 7 ми­нут он уже си­дел в сво­ей тач­ке, наб­лю­дая за тра­ек­то­ри­ей дви­жения Си­бил.

— Мыш­ка выш­ла за сы­ром, — вы­пус­кая изо рта та­бач­ный дым си­гары, про­из­нес Росс. — Глу­пая ма­лень­кая мыш­ка.

Пос­ле этих слов он на­жал кноп­ку стар­та и а­уди плав­но поп­лы­ла сле­дом за наб­лю­да­емым объ­ек­том.

Каж­дый раз, ког­да он да­вил на эту кноп­ку, у де­тек­ти­ва пор­ти­лось нас­тро­ение, и он на­чинал жут­ко ску­чать по сво­ему Пон­ти­аку. Ему не хва­тало ре­ва дви­гате­ля и выжи­мания пе­дали в пол. Же­лание взять­ся за ру­ко­ят­ку ско­рос­тной ко­роб­ки свер­бе­ло и теребило его чувства. Что и го­ворить, срав­ни­вать два ви­да разнокалиберного тран­спор­та бы­ло бес­смыс­ленно. Это было сопоставимо с полетом на дель­тап­ла­не; на­учив­шись в со­вер­шенс­тве сколь­зить по воз­ду­ху и ощу­щать единс­тво с вет­ром, вдруг резко пе­ресесть за штур­вал Бо­ин­га, и, пос­та­вив на ав­то­пилот ма­шину, по­пивать ко­фе или ти­хонь­ко дре­мать. И то, и дру­гое име­ет свои плю­сы, но ощу­щение па­рения в пос­леднем те­рялось.

Дат­чик сле­жения по­казал, что объ­ект про­ез­жал пря­мо ми­мо не­го са­мого, но Росс так и не раз­гля­дел зна­комо­го гла­зам ста­рень­ко­го Фор­да. По­няв, что про­изош­ло, он ско­ман­до­вал Эбу под­клю­чить­ся к до­рож­ной по­ис­ко­вой сис­те­ме и отыс­кать ав­то­мобиль Си­бил по но­меру и мар­ке. Объ­ект был за­сечен в рай­оне мос­та Джор­джа Ва­шин­гто­на. По рас­чё­там Рос­са де­вуш­ка ско­рее все­го мог­ла нап­равлять­ся толь­ко в дом про­фес­со­ра Си­вире­на.

— А мыш­ка не глу­пая, — ус­мехнул­ся Росс. — Вот вам и пе­редо­вые раз­ра­бот­ки, бла, бла, бла! Сту­ден­тка спра­вилась!

Что­бы снять до­воль­но чувс­тви­тель­ный дат­чик сле­жения, ко­торый из­ве­щал о лю­бом при­кос­но­вении к не­му, нуж­но бы­ло об­ла­дать не­за­уряд­ны­ми спо­соб­ностя­ми тех­ни­ка. Снять и прик­ре­пить его к дру­гому ав­то­моби­лю, что­бы ввес­ти по­лицию в заб­лужде­ние — это впе­чат­ли­ло Рос­са.

«Неп­ло­хая по­пыт­ка уй­ти от прес­ле­дова­ния, дет­ка! -по­думал Росс. — Од­на­ко, ты не зна­ешь, ка­кой круп­ный кот идет за то­бой по сле­ду! В лю­бом слу­чае, я те­бя съ­ем, Крас­ная Ша­поч­ка, — шу­тил про се­бя Росс. — Ты ез­жай по длин­ной до­роге, а я по ко­рот­кой. Там и встре­тим­ся».

При­пар­ко­вав­шись на рас­сто­янии от жи­лища про­фес­со­ра Си­вире­на, Росс про­гулял­ся пеш­ком и спря­тал­ся внут­ри, поджи­дая де­вуш­ку.

Шо­рох шин у до­ма и за­тиха­ющий пыл фор­дов­ско­го движ­ка опять зас­та­вили Рос­са пре­дать­ся нос­таль­гии по-сво­ему Пон­ти­аку.

Де­вуш­ка вош­ла в дом, пос­то­яла на по­роге, прис­лу­шива­ясь к ти­шине, ца­рящей внут­ри, и прош­ла вглубь. Ее ша­ги прак­ти­чес­ки бы­ли не слыш­ны, как ес­ли бы кош­ка лег­ко пе­реби­рала мяг­ки­ми по­душеч­ка­ми лап по по­лу. Росс наб­лю­дал из-за шка­фа за дей­стви­ями нез­на­ком­ки, ко­торая выг­ля­дела точ­но, как на пор­тре­те в гос­ти­ной.

Си­бил вош­ла в биб­ли­оте­ку и скры­лась из ви­ду. Пос­лы­шал­ся звук пе­ред­ви­га­ющей­ся ме­бели. Росс ос­то­рож­но пос­пе­шил на зву­ки, при­та­ив­шись за тя­желой порть­ерой, сви­сав­шей кас­ка­дом с ароч­но­го про­ема в биб­ли­оте­ку. Де­вуш­ка от­во­рила книж­ный стел­лаж, ко­торый, как ока­залось, закрывал собою секре­тный ход и скры­лась из ви­ду. Ког­да ее лег­кие ша­ги пе­рес­та­ли зву­чать, Росс заг­ля­нул внутрь. Об­на­ружив ви­тую лес­тни­цу, ве­дущую вниз, де­тек­тив без ко­леба­ний пос­ле­довал за Си­бил.

Пе­ред ним от­кры­лось прос­торное по­меще­ние, прев­ра­щен­ное не­ког­да в са­мую нас­то­ящую на­уч­ную ла­бора­торию: раз­личные при­боры, по­суда, хо­лодиль­ни­ки, компь­юте­ры и ку­чи про­водов ука­зыва­ли на то, что тай­ное ло­гово про­фес­со­ра ис­поль­зо­валось по наз­на­чению. Росс не без любопытства рас­сматри­вал обитель профессора и не за­метил, как по­терял из ви­ду прес­ле­ду­емый объ­ект, по­лагая, что де­вуш­ка дол­жна бы­ла на­ходить­ся где-то в са­мом эпи­цен­тре ла­бора­тории.

Не­ожи­дан­но шею де­тек­ти­ва сда­вили ру­кой, и он да­же не ус­пел вых­ва­тить ору­жие из ко­буры, как не­кая си­ла рез­ко по­вер­ну­ла его те­ло в сто­рону, а за­тем хват­ка с шеи ос­лабла, и он ка­ким-то об­ра­зом, под­давшись вол­не, под­ле­тел но­гами квер­ху и был ак­ку­рат­но, слов­но ре­бенок, уло­жен на зем­лю. Все это про­изош­ло так быс­тро, что де­тек­тив да­же не смог раз­гля­деть на­падав­ше­го. И толь­ко ле­жа на ло­пат­ках, вых­ва­тив свое ору­жие, ему уда­лось нас­та­вить ду­ло пря­миком на неп­ри­яте­ля. Но его удив­ле­нию не бы­ло пре­дела, ког­да он по­нял, что его толь­ко что ли­хо зак­ру­тила та са­мая доч­ка про­фес­со­ра.

— Да ну, ты дей­стви­тель­но со­бира­ешь­ся выс­тре­лить в бе­зоруж­но­го че­лове­ка? — с вы­зовом в го­лосе спро­сила де­вуш­ка, воз­вы­ша­ясь по­беди­телем над его по­вер­женным те­лом. Она шут­ли­во под­ня­ла ру­ки вверх, ехид­но при этом улы­ба­ясь.

— Ты кто та­кой? — с серь­ез­ным ви­дом за­далась вопросом де­вуш­ка, свер­кая изумрудными гла­зами.

— Де­тек­тив А­арон Росс. Хо­тя, уве­рен, вы это зна­ете. А так­же и то, что я рас­сле­дую убий­ство ва­шего от­ца, — спо­кой­но от­ве­тил муж­чи­на, уби­рая свой За­уэр об­ратно в ко­буру.

Росс дос­тал же­тон и удос­то­вере­ние лей­те­нан­та по­лиции и про­тянул Си­бил, не вы­пус­кая из рук. — Я бы мог вас арес­товать, мисс.

— И что те­бе ме­ша­ет? — за­дор­но спро­сила она. — Ах, да, моя но­га на тво­ей гру­ди?

— Я бы охот­но про­дол­жил эту са­дома­зо иг­ру, Си­бил, но я при ис­полне­нии, — раз­дра­жен­но со­об­щил Росс. — Шаг­ни­те прочь с ме­ня. За­тянув­ши­еся иг­ры в джентль­менс­тво не мой ко­нек.

— Ах, да, — от­ре­аги­рова­ла де­вуш­ка. — А я ду­мала те­бе там удоб­но. Прос­ти­те, вам. Вы сво­бод­ны, лей­те­нант, — по­дыто­жила Си­бил, от­сту­пив от Рос­са в сто­рону.

— Ох, спа­сибо боль­шое, — яз­ви­тель­но отоз­вался де­тек­тив, — а то я уже со­бирал­ся под­креп­ле­ние вы­зывать. Ду­мал, не справ­люсь с ре­бен­ком!

Ког­да он это до­гово­рил и под­нялся на но­ги, Си­бил уже ис­чезла из по­ля зре­ния Рос­са.

— Ду­ма­ете, это я ис­пе­пели­ла моз­ги мо­ему от­цу или его дру­гу? — пос­лы­шал­ся из глу­бины ла­бора­тории го­лос де­вуш­ки.

— Дру­гу? — вспых­нул лю­бопытс­твом де­тек­тив.

— Да, мой отец и хо­зя­ин книж­ной лав­ки бы­ли хо­роши­ми друзь­ями.

— А вот с это­го мес­та по­под­робнее, — поп­ро­сил Росс.

— Да не по­лучит­ся под­робнее, — от­ре­зала Си­бил.

— Си­бил Си­вирен, — те­ряя тер­пе­ние, об­ра­тил­ся Росс, ози­рая сво­им взгля­дом по­меще­ние, -у ме­ня к вам воп­ро­сы по де­лу рас­сле­дова­ния убий­ства ва­шего от­ца про­фе….

— У ме­ня то­же, — прер­вал его го­лос.

— Слу­шай­те, дом опе­чатан. Вам нель­зя сей­час здесь на­ходить­ся, мисс, а так­же тро­гать здесь что-ли­бо. Ес­ли не хо­тите быть арес­то­ван­ной, не­мед­ленно прек­ра­тите свои дей­ствия, — пот­ре­бовал серь­ез­ным то­ном де­тек­тив.

Си­бил ре­шитель­но приб­ли­зилась к де­тек­ти­ву и с вы­зовом пос­мотре­ла ему в ли­цо с под­ня­тыми от удив­ле­ния бро­вями.

— Си­бил, вы же по­нима­ете, что это не иг­ра? — про­дол­жил де­тек­тив.

— Вот имен­но! — обор­ва­ла она его сно­ва на по­лус­ло­ве. — Де­тек­тив, вы ведь не хо­тите, что­бы ва­ши моз­ги прев­ра­тились в пе­пел? И ес­ли вы, де­тек­тив Росс, дей­стви­тель­но хо­тите знать, ка­кого чер­та тут про­ис­хо­дит, по­моги­те мне, а не ме­шай­те.

Де­тек­тив обес­ку­ражен­но наб­лю­дал за де­вуш­кой, гля­дя на нее ис­подлобья. Энер­гичная, ре­шитель­ная, с очень прон­зи­тель­ным взгля­дом, де­монс­тра­тив­но под­няв ру­ки над го­ловой, слов­но на­ходи­лась на муш­ке, по­дош­ла к ра­боче­му сто­лу.

— Ви­дите, де­тек­тив, я ни­чего не тро­гаю, — со­об­щи­ла она. -Толь­ко вклю­чу вот эту шту­ку, хо­рошо? Хо­чу вам кое-что показать.

На сто­ле в ла­бора­тории тихо пик­нул компь­ютер и зас­ве­тил­ся мо­нитор.

— Про­шу вас, де­тек­тив, -улыб­ну­лась Си­бил, — взгля­ните на это.

Росс по­дошел бли­же и ус­тре­мил свой взгляд на эк­ран компь­юте­ра. Это бы­ла ви­де­оза­пись прош­лых лет, на ко­торой про­фес­сор, еще мо­лодой пес­то­вал груд­но­го ма­лыша.

— Да это прос­то все объ­яс­ня­ет! — сар­касти­чес­ки вос­клик­нул Росс. — Се­мей­ная хро­ника очень по­может де­лу, — сог­ла­сил­ся Росс, не по­нимая, чем мог­ла быть по­лез­на по­доб­ная за­писи в рас­сле­дова­нии убий­ства. — Дочь и отец вмес­те, это и прав­да, очень стран­ное ви­део!

— Этот ре­бенок не я, де­тек­тив! — ярос­тно от­ве­тила де­вуш­ка. — Смот­ри­те и не пе­реби­вай­те.

На ви­део про­фес­сор дер­жал ре­бен­ка на ру­ках и улы­бал­ся ему, слов­но был счас­тли­вым от­цом но­ворож­денно­го.

— Смот­ри, Ал­фи. Это А­арон, мой маль­чик! — пов­то­рял Вла­димир Си­вирен. -Сын, а это Ал­фи! — зна­комил про­фес­сор маль­чи­ка с че­лове­ком на за­писи. Ви­де­оза­пись за­кан­чи­валась под­бра­сыва­ни­ем ре­бен­ка вверх под за­дор­ный смех про­фес­со­ра.

— Кто та­кой Ал­фи? — по­ин­те­ресо­вал­ся де­тек­тив у Си­бил.

— А вас не за­ин­те­ресо­вало, кто та­кой А­арон? — удив­ленно спро­сила она.

— Мы не уз­на­ем, кто та­кой А­арон, по­ка не вы­яс­ним все о лич­ности Ал­фи, — объ­яс­нил де­тек­тив. — Раз вы ни­чего не зна­ете об А­аро­не, зна­чит, нуж­но ис­кать Ал­фи.

— Так вы это­го А­аро­на ище­те? — вос­поль­зо­вав­шись па­узой, по­ин­те­ресо­вал­ся де­тек­тив, ткнув паль­цем в мо­нитор.

— От­ку­да вы уз­на­ли, что я ищу его? — уди­вилась де­вуш­ка.

— Элис Бернс ска­зала, я на­вещал ее, — от­ве­тил Росс.

— Она в бе­зопас­ности? — взвол­но­валась Си­бил.

— Да, -ус­по­ко­ил тот. — Так что на счет Ал­фи?

— Ал­фи, — на­чала Си­бил, — это не­мец. Он… стой­те-ка! — прер­ва­лась де­вуш­ка и бро­силась к ру­лону с фоль­гой.

Де­тек­тив наб­лю­дал за ее ма­нипу­ляци­ями ок­руглив­ши­мися гла­зами и не без лю­бопытс­тва. Дав­но его так ник­то не за­нимал. А, ког­да она смас­те­рила из фоль­ги неч­то, по­хожее на сол­дат­скую пи­лот­ку и поп­ро­сила его на­деть на свою го­лову, он по­дыто­жил:

— А я ду­мал, я один с ума схо­жу. Вы, по­это­му с кеп­кой на го­лове? Под ней фоль­га, да? — улыб­нулся Росс.

— Слу­шай­те! — гроз­но мет­ну­ла взгляд Си­бил. — Ес­ли хо­тите, что­бы я вам что-то рас­ска­зала, про­шу вас одеть это на го­лову. По­жалуй­ста, — низ­ким то­ном про­из­несла де­вуш­ка.

Росс пос­мотрел на стро­гий и прон­зи­тель­ный взгляд де­вуш­ки и ре­шил под­дать­ся.

«Иног­да и су­мас­шедшие мо­гут по­мочь в рас­сле­дова­нии», -по­думал де­тек­тив.

— Да без проб­лем. Глу­по выг­ля­деть в пос­леднее вре­мя мой ко­нек, — от­ве­тил он, на­девая сме­хот­ворную алю­мини­евую пи­лот­ку на свою куд­ря­вую ше­велю­ру. — Зна­ете, мож­но еще ан­тенку со­ору­дить, — ёр­ни­чал Росс.

Но пой­мав серь­ез­ный взгляд де­вуш­ки, он под­вел к кон­цовке:

— Хо­тя, мы и так смот­римся гар­мо­нич­но. Так кто же та­кой Ал­фи и А­арон?

— Ал­фи не­мец­кий ге­нетик. Это кол­ле­га от­ца по кли­нике в Май­нце. Они с от­цом бы­ли друзь­ями. Он мно­го сде­лал для па­пы. А А­арон это тот, ко­го я ищу. Тот са­мый че­ловек, ко­торо­го мой отец пе­ред сво­ей смертью про­сил отыс­кать.

— Си­бил, все же, что­бы внес­ти яс­ность, вам при­дет­ся от­ве­тить на мои воп­ро­сы бо­лее де­таль­но, по­нима­ете? — ос­ве­домил­ся Росс.

— Да, я не про­тив, -ожив­ленно со­об­щи­ла де­вуш­ка, — толь­ко, про­шу вас, поз­воль­те мне заб­рать ин­форма­цию с компь­юте­ра от­ца. Мы уже дос­та­точ­но по­теря­ли вре­мя и мо­жем здесь на­ходить­ся в дан­ный мо­мент в очень серь­ез­ной опас­ности. Вы да­же не по­доз­ре­ва­ете, что нам уг­ро­жа­ет.

Росс оза­дачен­но раз­гля­дывал Си­бил. Эта де­вуш­ка, ес­ли не счи­тать стран­ности с алю­мини­евой фоль­гой, бы­ла впол­не адек­ватной и ее серь­ез­ный глу­бокий и жи­вой взгляд про­из­ве­ли на де­тек­ти­ва хо­рошее впе­чат­ле­ние. Разрешив ей ско­пиро­вать дан­ные жес­тко­го дис­ка с компьютера, Росс поставил условие, что со­дер­жи­мое носителя сна­чала уви­дит он. Когда информация улеглась на цифровой носитель, детектив выз­вал в ла­бора­торию спе­цов, что­бы те изъ­яли и изу­чили все, что мо­жет быть по­лез­но в про­цес­се рас­сле­дова­ния.

По­кидая отчий дом, Си­бил обер­ну­лась. С ми­нуту пос­то­яв на пороге, она про­дол­жи­ла путь, сма­хивая сле­зы с глаз. Росс не мог не за­метить ее боль, но, что в та­ких слу­ча­ях го­ворят уби­тому го­рю че­лове­ку, он не знал. Ис­пы­тав ут­ра­ту лю­бимо­го че­лове­ка на сво­ей шку­ре, и по­нимая, что ни од­но сло­во уте­шить го­рю­юще­го бы­ло не в сос­то­янии, он про­мол­чал. Лишь обод­ри­тель­но дот­ро­нул­ся ру­кой до ее пле­ча. Де­вуш­ка, бро­сив взгляд на де­тек­ти­ва, улыб­ну­лась, ис­кря влаж­ны­ми зе­лены­ми гла­зами. Не­ожи­дан­ная кра­сота и глу­бина пе­чаль­ных глаз де­вуш­ки не­осоз­нанно для Рос­са от­пе­чата­лись в его ду­ше. Уло­вив этот трепетный взор, он шел за Сибил с ка­ким-то осо­бен­ным ощу­щени­ем. Ос­трая го­речь вдруг вор­ва­лась в его сер­дце, слов­но по­кой­ный был и его родс­твен­ни­ком то­же.

По до­роге в де­пар­та­мент по­лиции Си­бил мол­ча си­дела на зад­нем си­дении а­уди и не­от­рывно гля­дела в ок­но. Наконец, ее взгляд мельком каснулся зер­ка­ла зад­не­го ви­да и тут же встретил ответный, ко­торый по всему виду яв­но ее изу­чал.

Переметнув свой взор, детективу за­хоте­лось как-то раз­ря­дить нап­ря­жен­ное мол­ча­ние, а за­од­но рас­по­ложить де­вуш­ку к се­бе, но каж­дый раз, ког­да его взгляд па­дал на нее, Си­бил встре­чала его хо­лод­ной сте­ной. Не зная, с че­го на­чать раз­го­вор, де­тек­тив пред­ло­жил де­вуш­ке бу­маж­ный пла­ток и бу­тыл­ку с пить­евой во­дой в кармашке заднего сиденья, но та веж­ли­во от­ка­залась.

— Не смей­те это­го де­лать! — за­яви­ла она.

— Что имен­но? — удив­ленно спро­сил де­тек­тив.

— Не люб­лю, ког­да ме­ня жа­ле­ют, — от­ве­тила де­вуш­ка, ути­рая сле­зы. — Да­вай­те, спра­шивай­те, что хо­тели.

— Си­бил, -об­ра­тил­ся Росс, -я по­мочь вам хо­чу. Толь­ко по­это­му, мы едем в уп­равле­ние. Вы са­ми да­ли сог­ла­сие. Я бы хо­тел….

— Я вам ко­неч­но же рас­ска­жу, что знаю, но это де­ло вам не по зу­бам, де­тек­тив, -решительно сообщила Си­бил.

— С че­го вы так ре­шили? — по­любо­пытс­тво­вал Росс.

— Здесь вы не най­де­те от­ве­ты на мно­гие воп­ро­сы следс­твия. Вы ведь ба­зиру­етесь толь­ко на том, что мож­но уви­деть, пот­ро­гать и по­нюхать. Но су­щес­тву­ют со­вер­шенно не­объ­яс­ни­мые ве­щи с точ­ки зре­ния на­уки.

— Хм, -улыб­нулся де­тек­тив. — Ви­димо, мне то­же бу­дет, чем вас уди­вить.

Де­вуш­ка ехид­но ус­мехну­лась.

— Пос­мотрим, -бе­запел­ля­ци­он­но от­ре­зала она.

Всю ос­тавшу­юся до­рогу они еха­ли мол­ча. Си­бил взгля­дом при­лип­ла к ок­ну и наб­лю­дала за проп­лы­ва­ющи­ми пей­за­жами за­город­ных по­сел­ков, плав­но пе­рехо­див­ши­ми в лес­ную по­лосу и ре­де­ющей на подъ­ез­де к ожив­ленным ма­гис­тра­лям, ко­торые ве­ли в центр Нью-Й­ор­ка и ка­залась очень отс­тра­нен­ной.

Гла­ва 14

По­лицей­ское уп­равле­ние. Нью-Й­орк. США

Си­бил Си­вирен си­дела в мяг­ком крес­ле, по­пивая све­жеза­варен­ный ко­фе, лю­без­но пре­дос­тавлен­ный де­тек­ти­вом, по­ка тот от­лу­чал­ся по де­лам.

Вер­нувшись в ка­бинет, он на серь­ез­ной но­те пря­мо с по­рога об­ра­тил­ся к де­вуш­ке:

— Си­бил, вы хо­тите быть арес­то­ван­ной за то, что ме­ша­ете следс­твен­но­му про­цес­су? Вы за­пус­ти­ли ви­рус в компь­ютер от­ца, ког­да ко­пиро­вали ин­форма­цию в ла­бора­тории. Я по­верил вам. Те­перь на­ши тех­ни­ки не мо­гут из­влечь дан­ные с жес­тко­го дис­ка. Ин­форма­ция стер­та. Ме­ня­ете пра­вила иг­ры? Не­мед­ленно по­ложи­те ко­пию мне на стол!

— Мо­жете ме­ня арес­то­вать, де­тек­тив, — от­ве­тила Си­бил. -Но, ко­пию я не от­дам. А за­перев ме­ня в ка­мере, я не бу­ду го­ворить.

— Вы­нуж­да­ете вас обыс­ки­вать? — взвин­тился де­тек­тив. — Что ж, раз это так не­об­хо­димо, и вы про­яв­ля­ете под­линный ин­те­рес к ме­тодам доп­ро­са по­лиции, мы вам наг­лядно их про­демонс­три­ру­ем. Мы име­ем пра­во вас за­дер­жать. Сей­час вы да­ете вес­кие для это­го ос­но­вания. Мне не­ког­да иг­рать­ся в ва­ши иг­ры, мисс Си­вирен!

Наб­лю­дая за взвол­но­ван­ной ре­ак­ци­ей де­вуш­ки, де­тек­тив до­бавил: -Но имей­те в ви­ду, ес­ли вы ока­жетесь в ка­мере, то алю­мини­евую ерун­ду с ва­шей го­ловы сни­мут.

Ре­ак­ция бы­ла бо­лее яр­кой, чем пред­по­лагал де­тек­тив.

— Хо­рошо! — вык­рикну­ла де­вуш­ка. -Тог­да вы бу­дете ви­нить се­бя до кон­ца сво­ей жиз­ни, что мог­ли по­мочь, но из-за сво­ей пос­редс­твен­ности и сте­ре­отип­ности мыш­ле­ния от­ка­зались, дав мне по­гиб­нуть. Вы по­лучи­те прек­расный труп к ут­ру. Та­кой же, ка­кой вы уже ли­цез­ре­ли в книж­ном ма­гази­не и в до­ме мо­его от­ца.

— Ус­по­кой­тесь! — ряв­кнул Росс. — Не вы­води­те ме­ня из се­бя. Что за бред вы не­сете, мисс прек­расный труп!

— Что у вас в ру­ках? — ос­ве­домил­ся де­тек­тив, раз­гля­дывая тол­стый блок­нот с ко­рич­не­вой об­ложкой.

— Это мой днев­ник, — от­ве­тила де­вуш­ка, уб­рав его в свою сум­ку.

— Зна­ете, что, де­тек­тив, — до­бави­ла она, — ес­ли вы че­го-то не по­нима­ете, это не ис­клю­ча­ет его су­щес­тво­вания.

Росс сох­ра­нял мол­ча­ние, дав сво­ей глав­ной сви­детель­ни­це воз­можность выс­ка­зать­ся. Но та то­же вне­зап­но за­мол­ча­ла, и они с ми­нуту смот­ре­ли друг на в пол­ней­шей ти­шине.

— Я ду­мал, это бы­ла пре­людия, а вы за­тих­ли…, — на­чал пер­вым де­тек­тив. -Вы зна­ете, кто убил ва­шего от­ца? Вы пос­ледняя, кто был на мес­те прес­тупле­ния, не так ли?

— Вы бу­дете сме­ять­ся, — от­ве­тила она, — но я от­ве­чу толь­ко, ес­ли на­дене­те ша­поч­ку.

Де­тек­тив за­катил гла­за к по­тол­ку и со вздо­хом пос­мотрел на Си­бил. Обыч­но пос­ле этих слов за­дер­жанный про­сит ад­во­ката, но эта да­моч­ка выд­ви­гала дей­стви­тель­но сме­хот­ворные для Рос­са тре­бова­ния.

— Нет, мне уже не смеш­но, — от­ве­тил де­тек­тив. — Для че­го вы ее но­сите, Си­бил?

— Она за­щища­ет мозг от элек­тро­маг­нитных из­лу­чений и по­доб­но­го ро­да атак, — чес­тно приз­на­лась де­вуш­ка, гля­дя с вы­зовом в гла­за Рос­су.

Де­тек­тив пред­ста­вил Си­бил в ка­мере, взы­ва­ющей к бла­гора­зумию по­лицей­ских, что­бы те вер­ну­ли ей ша­поч­ку для за­щиты от ка­ких-то моз­го­вых атак. Две сме­хот­ворные и без то­го мор­ды над­зи­рате­лей Эд­варда и Шей­на приш­лись бы весь­ма кста­ти для ро­ли в этой ко­медий­ной сце­не. Он зак­рыл ру­кой свой рот, что­бы не раз­ра­зить­ся сме­хом. Да­вя в се­бе это же­лание, его гла­за ста­нови­лись все боль­ше и круг­лее, как у че­лове­ка, ко­торый ус­лы­шал смеш­ную шут­ку, но над ко­торой сме­ять­ся бы­ло зап­ре­щено. Он си­дел с ру­кой у рта и смот­рел на Си­бил боль­ши­ми вы­пучен­ны­ми гла­зами.

— Я знаю…, — на­чала она.

Но де­тек­ти­ва это сме­шило еще боль­ше. Дру­гой ру­кой он дал ей знак за­мол­чать, ина­че он бы не вы­дер­жал и на его смех сле­телось бы все по­лицей­ское уп­равле­ние.

При­дя в се­бя, он, без­мол­вно не от­ры­вая взгля­да от по­теш­ной гостьи, по­тянул­ся к ша­поч­ке. Он мед­ленно под­нес фоль­гу к сво­ей го­лове с изум­ле­ни­ем в гла­зах.

— Я на­деваю ша­поч­ку, — про­ком­менти­ровал он свои дей­ствия. — Те­перь все бу­дет хо­рошо?

При­меряя фоль­гу, де­тек­тив пой­мал се­бя на мыс­ли, что на пси­хичес­кое здо­ровье Си­бил воз­можно ока­зала вли­яние по­теря от­ца. И сей­час, иг­рая в ее иг­ры, он прос­то те­рял вре­мя, вмес­то то­го, что­бы рас­сле­довать убий­ство.

Он раз­жал паль­цы над сво­ей го­ловой, и алю­мини­евая пи­лот­ка при­зем­ли­лась на куд­ря­вую го­лову де­тек­ти­ва, пос­ле че­го он ти­хо про­из­нес:

— На­де­юсь, ник­то не вой­дет сю­да, по­ка я в та­ком глу­пом об­ра­зе. Че­го толь­ко не сде­ла­ешь ра­ди следс­твия.

— Итак, Си­бил Си­вирен, кто по ва­шему мне­нию убил ва­шего от­ца Вла­дими­ра Си­вире­на? — спро­сил офи­ци­аль­ным то­ном де­тек­тив, од­новре­мен­но от­дав Эбу при­каз о за­писи раз­го­вора.

— Я не знаю име­ни, — на­чала Си­бил, — но я знаю, как он это сде­лал. Этот че­ловек вла­де­ет те­лепа­тичес­ки­ми спо­соб­ностя­ми и, чи­тая мыс­ли, он сжи­га­ет мозг…

— Стоп! — прер­вав за­пись, ос­та­новил ее Росс, ус­та­ло по­терев ла­донью свой лоб. — Си­бил, та­кое го­ворить не нуж­но. Это пред­по­ложе­ние. Вам же не­об­хо­димо прос­то ска­зать, что вы ви­дели. Да и с че­го вы взя­ли, что этот че­ловек те­лепат, да еще с ма­ни­акаль­ной иде­ей сжечь чьи-то моз­ги?

— Я ви­дела, как он это де­ла­ет!

— То есть, бу­дет кор­рек­тней ска­зать, что вы ви­дели, как он убил ва­шего от­ца? Пра­виль­но?

— Нет! — соп­ро­тив­ля­лась сви­детель­ни­ца, нах­му­рив бро­ви. — Прек­ра­тите свои ма­нипу­ляции доз­на­вате­ля. Вы не за пута­ете ме­ня. Вам нуж­ны мои по­каза­ния? Тог­да прос­то слу­шай­те. От­ку­да у вас этот скеп­сис? Вы же, как сле­дова­тель дол­жны рас­смат­ри­вать все, да­же са­мые фан­тасти­чес­кие пред­по­ложе­ния. К то­му же, вы са­ми прош­ли че­рез по­доб­ную ата­ку. Я ви­дела, как вы чуть не по­гиб­ли на клад­би­ще.

Сло­ва де­вуш­ки зас­та­вили Рос­са за­думать­ся. Го­вори­ла она от чис­то­го сер­дца и бы­ла дос­та­точ­но убе­дитель­на.

— Про­дол­жай­те, Си­бил, — сми­рив­шись, поп­ро­сил Росс.

— Я не ус­пе­ла раз­гля­деть тол­ком, что про­ис­хо­дило с от­цом, но ви­дела, что он сот­во­рил с его дру­гом, вла­дель­цем книж­ной лав­ки. Точ­но та­кие же зву­ки я слы­шала из ок­на гос­ти­ной в до­ме мо­его от­ца.

— От­ку­да они зна­ли друг дру­га? — ос­ве­домил­ся Росс.

— Это мне не­из­вес­тно, — от­ве­чала Си­бил. — Я толь­ко знаю, что Гот­вальд по­могал от­цу и все. Они бы­ли хо­роши­ми зна­комы­ми. В ту ночь я бы­ла воз­ле до­ма па­пы. Я не до­еха­ла до не­го, по­тому что ма­шина заг­лохла на шос­се и приш­лось ид­ти пеш­ком. По­дой­дя бли­же, я ус­лы­шала выс­трел. От не­ожи­дан­ности я приг­ну­лась, но по­няв, что стре­ляли в до­ме, рва­нула ту­да. Уже у до­ма, я уви­дела в ок­не че­лове­ка, зас­тре­лив­ше­го от­ца. Но, ког­да вбе­жала, то убий­цы и след прос­тыл, слов­но он ис­па­рил­ся, а отец си­дел в крес­ле без дви­жения. Я ки­нулась к па­пе, но бы­ло слиш­ком поз­дно. Спас­ти его шан­сов не бы­ло. За­тем я вспом­ни­ла о том, что воз­можно убий­ца искал его днев­ник, ко­торый я пре­дус­мотри­тель­но пря­тала в книж­ной лав­ке мис­те­ра Гот­валь­да Эш­ли. Я прос­то не мог­ла ос­та­вать­ся ждать по­лицию и те­рять вре­мя. Я пой­ма­ла встреч­ную ма­шину и уже че­рез 10 ми­нут бы­ла в ма­гази­не. Мис­тер Эш­ли уди­вил­ся, что ви­дит ме­ня в та­кой поз­дний час. Я вся дро­жала и бы­ла зап­ла­кан­ная. Он зак­рыл ма­газин. Но я не ус­пе­ла ни­чего тол­ком ему рас­ска­зать про слу­чив­ше­еся с па­пой, как вдруг, слов­но из ни­от­ку­да по­явил­ся тот же са­мый че­ловек. Мы на­ходи­лись на скла­де на вто­ром эта­же ма­гази­на, по­это­му убий­ца не ус­пел доб­рать­ся до ме­ня. Мис­тер Эш­ли ук­рыл ме­ня за книж­ны­ми стел­ла­жами и при­казал си­деть ти­хо, а сам всту­пил с этим че­лове­ком в ди­алог. Это его и уби­ло.

Си­бил, вспо­миная ту ужас­ную кар­ти­ну, зас­ты­ла не мор­гая, буд­то бы смот­ре­ла ку­да-то вдаль.

— Что бы­ло даль­ше, Си­бил? — спро­сил ее де­тек­тив.

Опом­нившись и мор­гнув гла­зами, она про­дол­жи­ла: — Этот по­донок по­дошел к мис­те­ру Эш­ли, об­хва­тил ру­кой его го­лову. Мис­тер Эш­ли зас­то­нал, стал дер­гать­ся, слов­но его би­ло то­ком, а по­том он упал. Я по­няла, что мне нуж­но бы­ло сма­тывать­ся, но без днев­ни­ка от­ца уй­ти я прос­то не мог­ла. Ру­ки тряс­лись и не слу­шались. Мо­жет убий­ца и не за­метил бы ме­ня, но я не­ча­ян­но вы­дала се­бя, уро­нив на пол один из бру­соч­ков пар­ке­та, ког­да дос­та­вала за­писи из-под по­лов. Я рва­нула к ок­ну, а он от­крыл огонь. Вып­рыгнув, я бро­силась к до­роге. Он бы на­вер­ня­ка пос­ле­довал за мной, ес­ли бы я не выс­ко­чила на шос­се и ме­ня не сби­ла ма­шина. Воз­можно, он ре­шил, что я не бу­ду ему по­лез­на в тот мо­мент, ведь я по­теря­ла соз­на­ние, да и бы­ла уже не од­на. Из двух ма­шин вы­бежа­ли лю­ди. Пос­леднее, что я пом­ню: но­ги лю­дей, по­лот­но ас­фаль­та и яр­кий свет фар, сле­пив­ший гла­за. Из боль­ни­цы я сбе­жала, ког­да по­няла, что со мной все в по­ряд­ке. Ну, а даль­ше я спря­талась в сво­ем убе­жище. Это все.

— А ку­да вы де­ли днев­ник от­ца? — по­любо­пытс­тво­вал Росс.

— Его я на­деж­но спря­тала, — пы­та­ясь сох­ра­нить не­воз­му­тимость, от­ве­тила Си­бил, и Росс сра­зу же уло­вил в ее го­лосе фаль­шь. — Там нет ни­чего важ­но­го для следс­твия. Это лич­ные за­писи.

— Имен­но по­это­му вы пря­тали его под по­лом в ма­гази­не Гот­валь­да? — иро­низи­ровал Росс. — Лю­ди обыч­но за­муро­выва­ют что-то цен­ное в сте­нах, пря­чут под по­лом, хра­нят в сей­фах. Очень пред­ска­зу­емо для во­ра.

— Для вас днев­ник ни­какой цен­ности не пред­став­ля­ет, де­тек­тив Росс, — по­пыта­лась уве­рить Си­бил. — Но для ме­ня — это все, что ос­та­лось от па­пы.

— Да, -сог­ла­сил­ся яз­ви­тель­но Росс, — ви­димо, для убий­цы то­же. По­нимаю вас обо­их. Лад­но, ос­та­вим по­ка сек­ре­ты днев­ни­ка. Ка­кие-ни­будь при­меты убий­цы вы за­пом­ни­ли? Вы мо­жете опи­сать его внеш­ность?

— Нет, -от­ве­тила уд­ру­чен­но Си­бил. — Он был в мас­ке. Ни­каких при­мет, кро­ме то­го, что он те­лепат и очень силь­ный, раз жер­тва по­гиба­ет от кон­такта с ним. Его по­яв­ле­ние бы­ло то­же до­воль­но стран­ным, — эмо­ци­ональ­но по­вес­тво­вала де­вуш­ка. -Сна­чала по­яви­лась ис­кра, по­том прос­транс­тво вок­руг, буд­то бы ста­ло по­хожим на озер­ную гладь, вер­ти­каль­но рас­хо­див­шу­юся от цен­тра рябью. А за­тем от­ту­да выр­ва­лось что-то по­хожее на пу­чок энер­гии, ко­торый зак­ру­тил­ся спи­ралью по кру­гу и вы­давил это­го че­лове­ка из се­бя.

Прер­вав на ми­нуту по­вес­тво­вание сви­детель­ни­цы, де­тек­тив за­метил вхо­дящее со­об­ще­ние на дис­плее Эба. На­жав на сен­сорную па­нель, Росс про­читал по­лучен­ные дан­ные из ла­бора­тории.

Ми­коло­гичес­кий ана­лиз во­лос Элис Бернс по­казал при­сутс­твие спор гриб­ка Microsporum lanosum, иден­тичный ви­ду, най­ден­но­го на во­лосах жертв. Это оз­на­чало, что нез­на­комец, вор­вавший­ся в дом к под­ру­ге Си­бил, был од­ним и тем же че­лове­ком.

«Зна­чит…», — раз­мышлял Росс про се­бя, — «по опи­санию дей­ствий прес­тупни­ка на­паде­ние на Элис бы­ло со­вер­ше­но все-та­ки с целью те­лепа­тичес­кой ата­ки. Мисс Си­вирен ут­вер­жда­ет о том же са­мом. Ес­ли при­нять в серь­ез ее по­каза­ния, то тот факт, что она пы­та­ет­ся за­щитить свой мозг, не ли­шен смыс­ла, ка­ким бы ко­мич­ным этот ме­тод за­щиты не ка­зал­ся. Жить за­хочешь и не та­кое сде­ла­ешь».

— До­пус­тим, я вам ве­рю, — про­ник­но­вен­ным го­лосом во­зоб­но­вил раз­го­вор Росс, — и убий­ца ва­шего от­ца те­лепат. Что по ва­шему мне­нию ему бы­ло нуж­но от ва­шего от­ца? И ка­кого ро­да ин­форма­ция ему нуж­на от вас?

— Я не знаю, де­тек­тив, — огор­ченно и од­новре­мен­но ук­лончи­во от­ве­тила Си­бил. — Ес­ли бы я зна­ла, я бы здесь сей­час не си­дела. Но я знаю, кто нам мо­жет по­мочь это вы­яс­нить, — то­роп­ли­во до­бави­ла она. — Он мо­жет про­лить свет на мно­гие воп­ро­сы, ко­торые вы за­да­ете се­бе сей­час.

— И кто же это? — спро­сил Росс.

— Тот са­мый Ал­фи, друг от­ца, — на­пом­ни­ла де­тек­ти­ву Си­бил. — Я пы­талась с ним свя­зать­ся, но он про­пал.

— Что зна­чит про­пал?

— Воз­можно, он прос­то скры­ва­ет­ся. Ему, как и мне ско­рее все­го гро­зит опас­ность, — пред­по­ложи­ла де­вуш­ка. -Вы по­може­те мне его отыс­кать? А я по­могу вам. У вас бу­дет пол­ный ком­плект све­дений. Обе­щаю, скуч­но вам не бу­дет.

— С ва­ми то уж точ­но! — под­хва­тил Росс.

— По­чему вы так от­ча­ян­но не хо­тите при­нимать оче­вид­ное? — изум­ленно спра­шива­ла Си­бил. — Да от­крой­те же гла­за! Не мо­жет быть, что­бы та­кой че­ловек, как вы, А­арон, был нас толь­ко бли­зорук. Я ви­жу в вас дру­гое. Все­го то и нуж­но — поп­ро­бовать по­верить. Прос­то поп­ро­буй­те!

Росс с лю­бопытс­твом взгля­нул на Си­бил. Он знал, что де­вуш­ка мно­гое ута­ива­ет и от воп­ро­са, что нуж­но бы­ло убий­це от нее, она ук­ло­нилась. Но по боль­шей час­ти де­тек­тив ей ве­рил. Де­вуш­ка она бы­ла твер­дая, но бес­хитрос­тная. Он мог пок­лясть­ся, что пе­ред ним си­дел че­ловек с вы­соки­ми ду­хов­ны­ми цен­ностя­ми. Та­кие лю­ди не вык­ру­чива­ют­ся, как ужи на ско­воро­де, не ли­цеме­рят, а за­яв­ля­ют о сво­их на­мере­ни­ях от­кры­то. Хо­рошо раз­би­ра­ясь в лю­дях, Росс эту чер­ту ха­рак­те­ра у доч­ки про­фес­со­ра под­ме­тил сра­зу. Го­дами рас­пу­тывая па­ути­ны лжи, де­тек­тив при­вык к гни­лому ми­ру об­ма­на и лжи в че­лове­чес­ких от­но­шени­ях. Си­бил же ви­делась ему со­вер­шенно иной. Лю­ди с та­кими вы­соки­ми ка­чес­тва­ми че­лове­чес­кой на­туры, ка­кими об­ла­дала эта де­вуш­ка, ему встре­чались ред­ко и ес­ли по­доб­ные встре­чи име­ли мес­то, то всег­да за­поми­нались Рос­су. При­мер­но та­кие ощу­щения пос­ле се­бя ос­тавля­ет крис­таль­но чис­тый по­ток стру­яще­гося гор­но­го и шум­но­го во­допа­да, к ко­торо­му тя­нет ис­пить жи­вой во­дицы сно­ва и сно­ва. И сейчас детектив ловил себя на мысли, что испытывал странное притяжение к этой удивительной особе.

В ней бы­ло что-то за­гадоч­ное. Не­объ­яс­ни­мое и при­тяга­тель­ное зву­чало в ее пред­ло­жении вмес­те най­ти ключ к за­пер­той две­ри, слов­но она приг­ла­шала от­пра­вить­ся на по­ис­ки древ­ней тай­ны. Нем­но­го су­мас­шедшая, от­части взбал­мошная, но та­кая уве­рен­ная и ус­трем­ленная, она про­из­во­дила впе­чат­ле­ние силь­но­го че­лове­ка. Де­вуш­ка ка­залась сов­сем мо­лодень­кой, но в ее взгля­де плес­ка­лось глу­бокое ла­зур­ное мо­ре. В та­кие без­донные и муд­рые гла­за, ка­кие бы­ли у Си­бил, Росс ни­ког­да преж­де еще не заг­ля­дывал и не уди­витель­но, что зах­лес­тнув­шая мор­ская вол­на, от­несла его в от­кры­тое мо­ре, где он ощу­тил си­лу сти­хии и су­мас­шедший прос­тор. В этот мо­мент де­тек­тив хо­тел бы иметь дар к те­лепа­тии, что­бы за­лезть в эту оча­рова­тель­ную го­лов­ку и про­читать мыс­ли, ко­торые, слов­но лод­ки от­прав­ля­лись в пла­вание ее бес­край­не­го внут­ренне­го мо­ря.

Росс под­нялся с крес­ла, и с за­дум­чи­вым ви­дом, обог­нув стол, по­дошел к прек­расной сви­детель­ни­це бли­же. Она смот­ре­ла на не­го сво­им серь­ез­ным и глу­боко­мыс­ленным взгля­дом в ожи­дании ре­шения и, на­конец, Росс его оз­ву­чил:

— Си­бил, мне при­дет­ся пос­та­вить к вам ох­ра­ну. Во-пер­вых, вы глав­ный сви­детель. Во-вто­рых, вы в опас­ности.

— Нет, вы толь­ко вы­дади­те ме­ня этим са­мым, — хму­ро от­ре­зала она. — Я знаю, как спря­тать­ся и не дать се­бя в оби­ду. А вот за что я дей­стви­тель­но пе­режи­ваю, так это за вас.

Росс в не­до­уме­нии вы­пучил гла­за.

— Вы вос­при­нима­ете ска­зан­ное мною не­серь­ез­но, — по­яс­ня­ла де­вуш­ка. -Для вас я шут­ли­вая дев­чонка. Как толь­ко вы нач­не­те об­ду­мывать то, что я вам ска­зала без за­щиты на голове, вы по­паде­те в по­ле вни­мания убий­цы, и он вы­чис­лит вас, по­доб­но ло­като­ру. Вы ему силь­но не по­може­те в де­ле на­коп­ле­ния ин­форма­ции, по­тому что я вам ни­чего не рас­ска­зала по су­ти. Но он то это­го не зна­ет, а по­тому прос­то убь­ет вас, вы­ужи­вая кру­пицы ин­форма­ции из ва­шей го­ловы. А ес­ли вы бу­дете знать мое мес­то­нахож­де­ние, тог­да мне уже не по­может ни фоль­га, ни ору­жие, нич­то дру­гое!

— Как это? — уди­вил­ся Росс. — Он же не мо­жет на рас­сто­янии чи­тать мыс­ли всех лю­дей под­ряд, ана­лизи­руя кто, о чем ду­ма­ет?

— Нет, не мо­жет. Но его мозг свер­хвоспри­им­чив к маг­нитным по­лям, ис­хо­дящим от че­лове­ка. Он лег­ко улав­ли­ва­ет вол­ны на рас­сто­янии, по­доб­но со­нару. И мо­жет зап­росто уло­вить ва­ши. Тог­да он при­дет по­рыть­ся в ва­ших моз­гах. А здесь, он це­ремо­нить­ся не ста­нет. Он из­вле­ка­ет из па­мяти все, что мож­но, не за­ботясь о том, кто пе­ред ним: ве­ликий сы­щик или су­мас­шедший па­рано­ик. Ему нап­ле­вать, что, ко­па­ясь в глу­бин­ной ин­форма­ции, он тем са­мым прос­то зас­тавля­ет мозг сго­рать.

— От­ку­да вам это из­вес­тно, Си­бил? — изу­мил­ся ее поз­на­ни­ям де­тек­тив. — Это все в днев­ни­ке от­ца про­чита­ли?

— Нет, — ук­ло­нилась от от­ве­та де­вуш­ка.

— Хо­рошо! -сог­ла­сил­ся де­тек­тив, не зная, как от­ре­аги­ровать на вы­шес­ка­зан­ное. — Но по­обе­щай­те, что вы не про паде­те из ви­ду и, ес­ли вдруг вам бу­дет гро­зить опас­ность, вы со­об­щи­те мне не­мед­ленно.

— Обе­щаю, — твер­до от­ве­тила де­вуш­ка, ис­крен­не гля­дя в гла­за.

— А это вам при­дет­ся ос­та­вить мне! — ука­зывая взгля­дом на флеш­ку в ру­ках де­вуш­ки, бе­запел­ля­ци­он­ным то­ном со­об­щил де­тек­тив. — Вы же по­нима­ете, по­чему, Си­бил? Это по­может следс­твию, — по­пытал­ся уже бо­лее мяг­ко оп­равдать свой при­каз­ной тон Росс. — И мне бы хо­телось, что­бы вы в этом учас­тво­вали. Ник­то так хо­рошо не зна­ет про­фес­со­ра, как зна­ет его дочь. Вы очень мно­гое опус­ти­ли в на­шей бе­седе. При­дет­ся мно­гое про­яс­нить.

— Де­тек­тив, я бы ра­да вам в этом по­мочь, — ре­шитель­но от­ве­тила Си­бил, — но я ду­маю не толь­ко о ва­шей бе­зопас­ности, но и о ва­ших сот­рудни­ках. Вы хо­тите, что­бы по­лови­на от­де­ла ут­ром бы­ла в мор­ге?

— И с че­го бы это­му слу­чить­ся, Си­бил? — по­ин­те­ресо­вал­ся Росс, под­няв бро­ви.

— Опять вы со мной раз­го­вари­ва­ете, как пси­хи­атр с пси­хом, -под­чер­кну­ла де­вуш­ка, пос­ле че­го де­лано на­тяну­ла улыб­ку на ли­цо. За­тем, встре­тив вы­жида­ющее мол­ча­ние со сто­роны де­тек­ти­ва, про­дол­жи­ла:

— Я мо­гу пред­ло­жить вам бо­лее под­хо­дящий ва­ри­ант. Хо­тите ин­форма­цию? От­лично. Вы еде­те ко мне до­мой, мы вклю­ча­ем глу­шил­ку и тог­да, и толь­ко тог­да вы по­лучи­те воз­можность оз­на­комить­ся со все­ми до­кумен­та­ми, что у ме­ня есть. А ина­че, я прос­то не со­об­щу вам их мес­то­нахож­де­ние, да­же под стра­хом смер­ти. Но пос­леднее бу­дет на ва­шей со­вес­ти.

Де­тек­тив, не раз­ду­мывая ни ми­нуты, мол­ча взял свой длин­ный плащ, пульт уп­равле­ния от а­уди и на се­кун­ду ос­та­новил­ся пе­ред дверью. Обер­нувшись, он спро­сил:

— И че­го же мы ждем?

Си­бил, удив­ленная ре­ак­ци­ей де­тек­ти­ва, ра­дос­тно под­ско­чила с мес­та и нап­ра­вилась за ним. Про­ходя по ко­ридо­ру, Росс не мог по­нять, по­чему это его кол­ле­ги выг­ля­дыва­ли из окон ка­бине­тов и хи­хика­ли. Де­вуш­ка сле­дова­ла за пред­ме­том нас­ме­шек, с улыб­кой на ли­це.

Вы­ходя из по­лицей­ско­го уп­равле­ния, Росс бро­сил взгляд на свое от­ра­жение в вы­соком то­ниро­ван­ном ок­не и, чер­тыхнув­шись, сор­вал с го­ловы пи­лот­ку из фоль­ги. Он рез­ко мет­нул уко­риз­ненный взгляд в сто­рону улы­ба­ющей­ся Си­бил, но та раз­ве­ла удив­ленно ру­ками, буд­то толь­ко что за­мети­ла его глу­пый вид.

По­дой­дя к ма­шине и пос­мотрев на де­вуш­ку и ее кеп­ку, под ко­торой на­ходи­лась фоль­га, он не­реши­тель­но, но все же вер­нул блес­тя­щую ша­поч­ку на свою го­лову.

— Зна­ете, на све­те су­щес­тву­ют го­лов­ные убо­ры, ко­торые не вы­зыва­ют бур­ный смех тол­пы, — со­об­щил де­тек­тив. Нам при­дет­ся та­кой убор при­об­рести. Вы не про­тив?

— Нет, -ска­зала об­ра­дован­ная Си­бил то­му, что де­тек­тив пос­ле­довал ее со­вету. — Мо­гу да­же со­об­щить, где это мож­но сде­лать, не от­кло­ня­ясь от пу­ти.

— Да, кста­ти, -про­из­нес Росс, сев за штур­вал а­уди, — где ты на­учи­лась так драть­ся? Дол­жен приз­нать: ты уло­жила ме­ня в до­ме тво­его от­ца, как ре­бен­ка!

Си­бил улыб­ну­лась в от­вет и, про­иг­но­риро­вав об­ра­щение де­тек­ти­ва к ней на «ты», от­ве­тила:

— Я прос­то вну­шила те­бе, что ты и есть ма­лень­кий ре­бенок. Ты про­читал мои мыс­ли и сам улег­ся.

— Но это не­воз­можно?! — воз­му­тил­ся Росс. — С ка­кой ста­ти мне ло­жить­ся на пол, да и чи­тать мыс­ли я не умею.

— А я не умею их вну­шать, — от­ве­тила за­гадоч­но де­вуш­ка и пе­реве­ла взгляд на до­рогу. А за­тем до­бави­ла: — И все же это сра­бота­ло.

Гла­ва 15

Нью-Й­орк, Ман­хеттен

Что­бы не прив­ле­кать ненужное вни­мание особенно любопытных, Си­бил пре­дус­мотри­тель­но поп­ро­сила де­тек­ти­ва при­пар­ко­вать ма­шину воз­ле до­ма нап­ро­тив, а до подъ­ез­да про­гулять­ся пеш­ком. По до­роге они заш­ли в ма­газин одеж­ды, где де­тек­тив при­об­рел го­лов­ной убор, под ко­торый под­ло­жил фоль­гу. Те­перь, ког­да его го­лову ук­ра­шала не блес­тя­щая фоль­га, а фет­ро­вая шля­па, он ощу­щал се­бя уве­рен­нее, хо­тя она и не осо­бо бы­ла ему к ли­цу.

По­вер­нув на пе­рек­рес­тке к до­му, они оба ос­толбе­нели. Мно­го­этаж­ное зда­ние, в ко­тором на­ходи­лась квар­ти­ра Си­бил, име­ло прес­тран­ный вид и соб­ра­ло мно­жес­тво удив­ленных зе­вак на ули­це. Дом в один подъ­езд прев­ра­тил­ся в длин­но­го ар­хи­тек­турно­го урод­ца, рас­тя­нутого словно гигантский ак­корде­он. Си­бил от не­ожи­дан­ности мол­ча ки­нулась ко вхо­ду, а де­тек­ти­ву ни­чего не ос­та­валось, как пос­ле­довать за ней.

Под­нявшись на свой этаж, де­вуш­ка за­шага­ла ско­рым ша­гом по крас­ной по­лови­це длин­но­го ко­ридо­ра и вне­зап­но ос­та­нови­лась. Росс не сра­зу по­нял в чем де­ло, ведь по­меще­ние ему бы­ло нез­на­комо. Он изу­ча­юще пос­мотрел на Си­бил. Без слов бы­ло яс­но, что пред­став­шая кар­ти­на де­вуш­ку не прос­то уди­вила.

— Все бы­ло не так! — изу­милась она. — Этот ко­ридор за­мыкал­ся на по­воро­те, а сей­час он, слов­но бес­ко­нечен.

— Ну это яс­но, ведь дом уд­ли­нил­ся, -по­яс­нил де­тек­тив.

— Но это же не­веро­ят­но, -дрог­нул ее го­лос в от­вет.

— И по­чему ты не хо­чешь при­нять оче­вид­ное? — с та­кой же ин­то­наци­ей по­пытал­ся при­пом­нить Росс сло­ва де­вуш­ки, бро­шен­ные ему в уп­равле­нии.

Си­бил мет­ну­ла пол­ный уко­ра взгляд на де­тек­ти­ва, но на дер­зость от­ве­чать не ста­ла.

— Моя дверь край­няя… бы­ла, — со­об­щи­ла она с не­кой до­лей сом­не­ний.

Росс толь­ко хмык­нул. От­пе­рев дверь сво­их апар­та­мен­тов, Си­бил не­уве­рен­но вош­ла внутрь и ах­ну­ла.

Ве­щи бес­по­рядоч­но ва­лялись на по­лу, выд­ви­нутые ящи­ки из шка­фов пус­то­вали, вспо­ротый ди­ван неп­ри­лич­но по­казы­вал свои внут­реннос­ти.

— А я и не ду­мал, что в ме­бели до сих пор ис­поль­зу­ют­ся пру­жины, — за­метил Росс, раз­гля­дывая ра­зор­ванный ди­ван. Пой­мав изум­ленный взгляд Си­бил, он осек­ся и с серь­ез­ным ви­дом про­из­нес:

— Си­бил, здесь мы не ос­та­нем­ся, со­бирай все не­об­хо­димое и ухо­дим.

Расс­тро­ен­ная хо­зяй­ка прош­лась по до­му и ос­мотре­лась.

— Что-то по­хище­но? — осведомился Росс.

— Здесь я ни­чего цен­но­го не дер­жа­ла, — от­ве­тила она. — Толь­ко одеж­да, фо­тог­ра­фии, мои за­писи и вы­чис­ле­ния. Это все. Сом­не­ва­юсь, что на это кто-то мог по­зарить­ся.

Она от­кры­ла че­модан, по­ложи­ла ту­да все, что счи­тала важ­ным, и двое выш­ли в ко­ридор.

— А что же тог­да на дру­гом кон­це до­ма? -раз­мышлял де­тек­тив впол­го­лоса, всмат­ри­ва­ясь в глубь ко­ридо­ра. — Воз­можно ли, что там то­же квар­ти­ры?

— Я, я не знаю, — рас­те­рялась Си­бил. — Да, ду­маю, да. В лю­бом слу­чае, нуж­но про­верить, — до­бави­ла она.

— Ос­та­вай­ся здесь, — при­казал де­тек­тив.

— Ну уж нет! — вос­про­тиви­лась Си­бил. — Мне бу­дет бе­зопас­нее ря­дом с по­лицей­ским, не на­ходишь?

— Прав­да? — уди­вил­ся Росс. — Твое на­паде­ние в ла­бора­тории от­ца ме­ня убе­дил в об­ратном. Это мне с то­бой бе­зопас­нее.

На ли­це Си­бил прос­коль­зну­ла лег­кая ус­мешка.

Они мед­ленно дви­нулись по ко­ридо­ру. В кон­це ока­зал­ся точ­но та­кой же про­лет с дверь­ми и пов­то­ря­ющей­ся ну­мера­ци­ей. Па­ра ос­та­нови­лась воз­ле циф­ры 50.

— Бо­же мой, это но­мер мо­ей квар­ти­ры! — ужас­нувшись, шеп­ну­ла Си­бил.

Она дос­та­ла из кар­ма­на свой ключ и не­уве­рен­но вста­вила его в за­моч­ную сква­жину. Ключ по­дошел, что зас­та­вило ее мет­нуть изум­ленный взгляд на Рос­са. Ме­ханизм из­дал при­выч­ный щел­чок и дверь от­кры­лась. Преж­де, чем вой­ти, Росс ос­то­рож­но заг­ля­нул внутрь.

По­меще­ние пус­то­вало, о чем сви­детель­ство­вал слой пы­ли, по­ко­ив­ший­ся на за­чех­лённой ме­бели и по­лах.

Си­бил сме­ло ста­щила че­хол с ди­вана и бы­ла шо­киро­вана: ме­бель пол­ностью со­от­ветс­тво­вала той, что сто­яла в ее квар­ти­ре. На тех же мес­тах кра­сова­лись кар­ти­ны, в точ­ности, со­от­ветс­тво­вав­шие пей­за­жам, что они толь­ко что наб­лю­дали в квар­ти­ре за уг­лом. Си­бил ки­нулась к шка­фу. Рас­пахнув его, она дос­та­ла точ­но та­кие же ко­роб­ки, но они ока­зались пус­ты­ми.

— В них я хра­ню вся­кие вы­рез­ки и фо­тог­ра­фии, — вол­ни­тель­но объ­яс­ня­ла Си­бил. — Я обыч­но…

Вдруг она осек­лась, на­пугав­шись тол­чка, по­хожим на зем­летря­сение. Дом зад­ро­жал еще раз и Росс, гу­ляя по квар­ти­ре, за­мер в ожи­дании про­дол­же­ния. Не удер­жавшись на но­гах от оче­ред­ной тряс­ки, он упал на ко­лено.

— Черт! — вы­ругал­ся он, под­ни­ма­ясь на но­ги. — Ско­рее, ухо­дим!

Они бро­сились к две­ри. В тот мо­мент, ког­да Росс ее рас­пахнул, по­лы в ком­на­те по­зади них зат­ре­щали и рез­ко рух­ну­ли вниз. Дом на­чало не пе­рес­та­вая ка­чать и тряс­ти, слов­но ка­кой-то не­види­мый ги­гант­ский шут­ник, за­бав­ля­ясь, тряс в сво­их ру­ках ко­робоч­ку с со­дер­жи­мым и, иног­да за­мирая, прис­лу­шивал­ся кра­ем уха к про­ис­хо­дяще­му внут­ри.

Выс­ко­чив в ко­ридор, Рос­су ста­ло по­нят­но, что воз­вра­щать­ся тем же пу­тем, ка­ким они сю­да приш­ли бы­ло нель­зя. Со­об­ще­ние меж­ду дву­мя ко­ридо­рами ра­зор­ва­лось и меж­ду их сты­ками зи­яла без­донная про­пасть, об­рамлен­ная ос­тры­ми сло­ман­ны­ми ла­гами. По­лы под но­гами за­тан­це­вали, буд­то флаг на вет­ру.

Росс схва­тил Си­бил за ру­ку, и они по­нес­лись к лес­тнич­но­му про­лету. Сбе­гая вниз, уже на пя­том эта­же, дом прек­ра­тило тряс­ти и, каменный монстр не­ожи­дан­но зас­тыл. Но, дой­дя до вто­рого эта­жа, Росс и Си­бил ощу­тили неч­то но­вое -виб­ра­цию, ис­хо­дящую от по­лов и стен. А за­тем пос­лы­шал­ся стран­ный звук, не­похо­жий ни на что зна­комое. Двое на ми­нуту ос­та­нови­лись, что­бы прис­лу­шать­ся к стран­но­му по­веде­нию здания и пе­ревес­ти дух. Росс ос­мотрел бо­лез­ненную сса­дину на ло­дыж­ке, ко­торую по­лучил, сбе­гая по эта­жам. Кровь уже ус­пе­ла за­печь­ся, а зна­чит ни­чего серь­ез­но­го не бы­ло. От­ды­шав­шись, де­вуш­ка обер­ну­лась на­зад, и вдруг прон­зи­тель­но зак­ри­чала:

— Бе­жим, А­арон бе­жим!!

Не ог­ля­дыва­ясь, они рва­нули к вы­ходу, а за ни­ми по­нес­лась вол­на из пар­ке­та, виб­ра­ци­ей подбросившая ков­ро­вую до­рож­ку вверх, соз­дав в этом вертепе ил­лю­зию цу­нами. За­вет­ный путь к сво­боде был уже сов­сем ря­дом. Но приб­ли­зив­шись к не­му, им по­каза­лось, что вход­ная дверь за­мер­ца­ла, слов­но го­лог­рамма. Вдруг дом силь­но сод­рогнул­ся от па­да­юще­го в шах­те лиф­та. Его па­дение под­ня­ло вверх клу­бы пы­ли и осы­пав­шихся де­талей до­ма. Все тре­щало по швам и скре­жета­ло, на­водя ужас на пы­тав­шихся выб­рать­ся из его пле­на дво­их смель­ча­ков. Ру­ка Рос­са уже схва­тилась за двер­ную ру­ко­ять, рас­па­хивая ее пе­ред со­бой, ког­да вок­руг бег­ле­цов сно­ва зад­ро­жали сте­ны. Креп­ко сжи­мая дру­гой ру­кой ла­донь Си­бил, Росс ду­мал толь­ко о бе­зопас­ности де­вуш­ки и во что бы то ни ста­ло он не со­бирал­ся ос­лаблять хват­ку. Рез­кий свет сна­ружи яр­кой вспыш­кой брыз­нул в гла­за и ос­ле­пил обо­их.

Ког­да зре­ние на­чало раз­ли­чать пред­ме­ты вок­руг, Си­бил об­на­ружи­ла се­бя в по­лицей­ском уп­равле­нии с ко­фей­ной чаш­кой в ру­ках и ощу­щени­ем де­жавю. Толь­ко в этот раз, за­бот­ли­во на­литое де­тек­ти­вом ко­фе, раз­ли­лось и те­перь блес­те­ло на по­лу. Вско­ре вбе­жал и сам де­тек­тив, зас­тыв на вхо­де в ка­бинет.

— Че­тыре ча­са дня! — пов­то­рял он, слов­но чум­ной, не от­ры­вая взгляд от элек­трон­ных ча­сов на те­лефо­не.

Си­бил взгля­нула на дис­плей Эба и вер­ну­ла оша­лелый взгляд на де­тек­ти­ва, ок­руглив­ши­еся гла­за ко­торо­го зас­ты­ли на де­вуш­ке.

— Это, это су­мас­шес­твие ка­кое-то! — уже ти­ше про­из­нес он.

— Бо­же! -прос­то­нала Си­бил, схва­тив­шись ру­ками за го­лову, буд­то они упус­ти­ли что-то очень важ­ное. — По­дож­ди… Мы, что, — удив­ленно го­вори­ла она, всмат­ри­ва­ясь в пол, — мы, что здесь де­ла­ем?

— Мы в уп­равле­нии, -мед­ленно про­гово­рил Росс. -А дол­жны быть… Да, где угод­но, но не здесь! Что про­ис­хо­дит? — спро­сил де­тек­тив, воп­ро­ситель­но пя­лясь на рас­те­рян­ную де­вуш­ку.

— Я те­бя хо­тела спро­сить, — от­ве­тила оша­рашен­ная Си­бил. — Мне ста­ло пло­хо?

— То есть? — не­пони­ма­юще пе­рес­про­сил де­тек­тив.

— Я по­теря­ла соз­на­ние и ме­ня при­вез­ли в уп­равле­ние?

— Не­еет! — воз­му­щен­но про­тянул Росс. — Ты что не пом­нишь? Я сна­чала бы­ло по­думал, что это я не в се­бе. Но в от­де­ле ник­то и не ду­хом. Все се­бя ве­дут точ­но так же, как, ког­да я при­ехал с то­бой из до­ма тво­его от­ца. Го­ворят те же фра­зы, про­делы­ва­ют те же са­мые ма­нипу­ляции, ко­торые я уже се­год­ня наб­лю­дал.

Рас­ска­зывая это, де­тек­тив нер­вно хо­дил взад и впе­ред по ка­бине­ту. За­тем сде­лал го­лос еще ти­ше и за­говор­щи­чес­ким то­ном про­дол­жил, вы­лупив гла­за на изум­ленную де­вуш­ку: — Толь­ко что ме­ня вы­зыва­ли тех­ни­ки. Я слу­шал об их ра­боте по из­вле­чению дан­ных с компь­юте­ра тво­его от­ца и знал на­перед, что они мне ска­жут. Сло­во в сло­во! -под­чер­кнул Росс. — Они здо­рова­ют­ся со мной, слов­но впер­вые за день ви­дят ме­ня. Мо­гу пок­лясть­ся, что для них так оно и есть!! Но я-то точ­но пом­ню, что эту сце­ну мы уже про­ходи­ли нес­коль­ки­ми ча­сами ра­нее. Все это стран­но, черт по­бери! Я, буд­то спал на яву и ви­дел ве­щий сон.

— Да? -уди­вилась де­вуш­ка.

— И я пом­ню, то есть я уве­рен, что мы ез­ди­ли к те­бе до­мой. Ты жи­вешь в квар­ти­ре под но­мером 50, не так ли?

— О, Бо­же! — вздрог­ну­ла она с кри­ком. — Зна­чит, мне не по­каза­лось, и мы дей­стви­тель­но ту­да ез­ди­ли!

— Ти­хо! -при­казал де­тек­тив.

Мммм, — за­мыча­ла она, о чем-то очень нап­ря­жен­но ду­мая. — Дом, дом!

— Что! — не­тер­пе­ливо ожи­дал Росс, — го­вори.

— Дом выг­ля­дел стран­но, пом­нишь?

— Да, — под­твер­дил де­тек­тив, при­сажи­ва­ясь в крес­ло не от­ры­вая взгля­да от де­вуш­ки. — Два подъ­ез­да вмес­то од­но­го и две 50-х квар­ти­ры зер­каль­но рас­по­ложен­ных, в точ­ности под ко­пир­ку! Од­на жи­лая, дру­гая пус­тая.

— Да­аа, — про­тянув, про­дол­жи­ла Си­бил, -на­чалось зем­летря­сение, как нам по­каза­лось.

— Что за бред! — воз­му­тил­ся де­тек­тив. — С че­го вдруг по­каза­лось? Это бы­ло на са­мом де­ле. Мне ни­чего не ка­жет­ся.

— Я не уве­рена, — за­дум­чи­во от­ве­тила Си­бил, — но нам не­об­хо­димо по­ехать сно­ва к мо­ему до­му и все про­верить. И вре­мени у нас ма­ло.

Они ни сло­ва не го­воря, сор­ва­лись с мес­та и пом­ча­лись к до­му Си­бил. Толь­ко на этот раз Росс сам прих­ва­тил пи­лот­ку из фоль­ги.

— Ты пом­нишь, мы по до­роге по­купа­ли шля­пу? — спро­сила Си­бил.

— Да, черт, бы ее поб­рал, — про­бур­чал де­тек­тив. — Фоль­га на баш­ке — это очень эпа­таж­но, но мне не идет.

Росс зас­тыл. — И где она? Фоль­га на мес­те, а где шля­па?

— Бы­ла у те­бя на го­лове, -от­ве­тила де­вуш­ка. -Это что, важ­но?

— Черт, -от­ве­тил Росс, -ес­ли мы ее най­дем, это бу­дет до­каза­тель­ством то­го, что мы сю­да уже при­ез­жа­ли.

— А у вас сом­не­ния, де­тек­тив? Вы ска­зали, что вам ни­чего не ка­жет­ся!

— Че­ловек так ус­тро­ен, -со­об­щил Росс. — Как де­тек­тив, я дол­жен сом­не­вать­ся во всем.

— Все так и есть, — под­твер­ди­ла де­вуш­ка. — Ведь ес­ли все про­ис­хо­дит за­ново, зна­чит, шля­пу мы не най­дем, по­тому что в ма­газин мы еще не за­ез­жа­ли. У нас сох­ра­нились толь­ко вос­по­мина­ния, но ве­щи ос­та­лись в прош­лом.

— Хм, — ус­мехнул­ся Росс, -то есть в бу­дущем.

— Да, — сог­ла­силась Си­бил. — Смот­ри, тог­да мы за­дер­жа­лись в ма­гази­не. Сей­час мы ту­да не по­едем и, воз­можно, при­едем рань­ше то­го вре­мени, ког­да по­яви­лись в до­ме в пер­вый раз.

— Ты, что за­пом­ни­ла вре­мя? — удив­ленно спро­сил Росс.

— Да, я то­же вни­матель­на к ме­лочам. Тог­да бы­ло 6 ве­чера. Я на вхо­де в ма­газин гля­нула на ча­сы. Я час­то за­мечаю вре­мя и от­но­шусь к не­му по-осо­бому. Но сей­час сно­ва око­ло шес­ти, и мы едем по той же до­роге с той лишь раз­ни­цей, что на этот раз те­рять вре­мя в ма­гази­не не бу­дем.

— Эб, -снис­хо­дитель­но об­ра­тил­ся Росс к сво­ей элек­трон­ной ба­зе, -най­ди в свод­ке про­ис­шес­твий за се­год­няшний день зем­летря­сение в Ман­хетте­не. Все, что най­дешь.

Че­рез 25 се­кунд пос­лы­шал­ся зна­комый ис­кусс­твен­ный го­лос Эба:

— Слу­чаи зем­летря­сения не за­фик­си­рова­ны.

— Бо­же, — ска­зала Си­бил, — я бы­ла пра­ва, я знаю, что это бы­ло!

— Хо­телось бы пос­лу­шать. Рас­ска­жешь по до­роге, — со­об­щил де­тек­тив, с ин­те­ресом пог­ля­дывая на Си­бил и пар­куя а­уди. — Я, кста­ти, то­же имею не­кото­рые раз­мышле­ния на эту те­му.

Уже на подъ­ез­де к зда­нию, они уви­дели уд­ли­нив­ший­ся дом, впро­чем, как и в пер­вый раз. Вы­ходя из ма­шины, Росс мель­ком за­метил че­лове­ка в чер­ном, вы­бежав­ше­го из вто­рого подъ­ез­да. Вых­ва­тив За­уэр из ко­буры, де­тек­тив гром­ко зак­ри­чал, при­цели­ва­ясь в уда­ля­ющу­юся цель:

— Сто­ять! Бу­ду стре­лять!

Си­бил не ус­пе­ла зак­рыть двер­цу а­уди, как вздрог­ну­ла от выс­тре­ла. Все про­изош­ло очень быс­тро. Толь­ко что Росс вы­ходил из ма­шины и вот, он уже стре­лял по убе­гав­ше­му. Прес­тупник, бе­жав­ший от подъ­ез­да к про­ез­жей час­ти, вне­зап­но ис­чез на гла­зах де­тек­ти­ва, слов­но рас­тво­рил­ся в воз­ду­хе, ос­та­вив пос­ле се­бя лишь лег­кое ро­зовое си­яние.

— Это был он! — под­бе­жав к Рос­су со­об­щи­ла за­пыхав­ша­яся Си­бил. — Убий­ца мо­его от­ца.

— Уве­рена? — спро­сил Росс, при­дя в се­бя пос­ле эф­фек­тно­го ис­чезно­вения прес­тупни­ка в воз­ду­хе.

— Аб­со­лют­но, -без те­ни сом­не­ния под­твер­ди­ла де­вуш­ка. — Я его, где угод­но уз­наю.

— Эф­фек­тный па­рень! — еще при­ходя в се­бя, про­гово­рил Росс.

— Ос­та­вай­ся здесь, — при­казал де­тек­тив, нап­равля­ясь к до­му, — я про­верю зда­ние внут­ри.

— Где-то я уже это слы­шала… — ти­хо про­гово­рила де­вуш­ка про се­бя и вдруг ее осе­нило. Не­ожи­дан­но для се­бя и Рос­са она зак­ри­чала: -Не­ет! Ни в ко­ем слу­чае это­го де­лать нель­зя.

— Си­бил! — воз­ра­зил твер­до де­тек­тив. Но де­вуш­ка не да­ла ему и сло­ва ска­зать. Ее взгляд вспых­нул ог­нем и ка­залось, что, ес­ли бы он ее ос­лу­шал­ся, она ра­зор­ва­ла бы его в клочья.

— Пос­лу­шай ме­ня, я знаю, что го­ворю! — крик­ну­ла она, прег­ра­див ему путь. — Ес­ли ты вой­дёшь ту­да, то ли­бо по­гиб­нешь, ли­бо ис­чезнешь вмес­те с до­мом в дру­гом из­ме­рении! Или по­падешь в прош­лое, от­ку­да не воз­вра­ща­ют­ся. Бу­дешь про­живать один и тот же день бес­ко­неч­но, уп­ря­мый ты ду­рак!

Пос­леднее сло­восо­чета­ние оша­раши­ло де­тек­ти­ва. С ним ник­то еще так не смел раз­го­вари­вать, как поз­во­ляла се­бе эта де­вица. Ка­кая дер­зость! Он изу­ча­ющее гля­нул в ее сме­лые гла­за. Кра­сивое ли­цо Си­бил вы­ража­ло во­инс­твен­ную сер­ди­тость и не­покор­ность, и вмес­то то­го, что­бы пос­та­вить эту осо­бу на мес­то, обес­ку­ражен­ный Росс улыб­нулся.

— Хо­рошо, — от­ве­тил спо­кой­но он. -Все, что ты ска­зала сей­час, для ме­ня по­ка за­гад­ка. Ее мы оси­лим поз­же. Я мо­гу не хо­дить ту­да. Но есть заг­воз­дка — днев­ник тво­его от­ца все еще в до­ме, не так ли?

— Да, — с со­жале­ни­ем вспом­ни­ла де­вуш­ка. — Черт! Но тог­да я иду с то­бой! — ре­шитель­но от­ре­зала она.

— Это я уже по­нял, — от­ве­тил ве­село Росс. — Итак, вмес­те до­ходим до тво­ей квар­ти­ры, за­бира­ем ве­щи и сма­тыва­ем­ся без про­мена­дов по ко­ридо­рам. Это мы мо­жем сде­лать без пре­пира­ний?

— Это мо­жем, — ус­по­ко­ила де­тек­ти­ва Си­бил, сле­дуя за ним и до­бави­ла: — И без ос­та­новок. Де­ла­ем все очень быс­тро.

Пос­леднее зас­та­вило Рос­са бро­сить на де­вуш­ку не­году­ющий взгляд, ко­торый вы­ражал през­ре­ние, ведь он ни­ког­да не был за­мечен в мед­ли­тель­нос­ти!

— Ага, — от­ве­тил он мяг­ко на дер­зкий вы­пад Си­бил, ког­да они под­хо­дили к эле­вато­ру, -ты глав­ное, са­ма не за­будь об этом, ког­да бу­дешь хлам свой раз­би­рать в квар­ти­ре.

— Это не хлам! — оби­жен­но от­ве­тила де­вуш­ка. — Это меж­ду про­чим, единс­твен­ная ни­точ­ка в…

— Я так и ду­мал! — прер­вал ее де­тек­тив и наг­ра­дил ее по­бед­ной улыб­кой. — Я знал, что твое «ни­чего важ­но­го» ока­жет­ся единс­твен­но важ­ным. Днев­ник все же при­дет­ся от­дать, Си­бил.

Де­вуш­ка ни­чего не от­ве­тила, а толь­ко мет­ну­ла не­доволь­ный и хищ­ный взгляд на де­тек­ти­ва.

По­ка они под­ни­мались в лиф­те, Си­бил огор­ченно нах­му­рила бро­ви. Де­тек­тив не мог не за­метить, что ее что-то расс­тро­ило.

— Что? — спро­сил он де­вуш­ку.

— Я и за­была сов­сем, -с грустью вы­дох­ну­ла она. — В мо­ей квар­ти­ре был обыск. Сей­час все ве­щи бу­дут не на сво­их мес­тах.

— Это осо­бо ак­ту­аль­но пе­ред гря­дущим зем­летря­сени­ем, — сы­рони­зиро­вал Росс.

— Кста­ти, прес­тупник мог нас опе­редить и днев­ни­ка мы мо­жем не най­ти, -со­об­щил Росс.

— Вряд ли, -усом­ни­лась де­вуш­ка. -В прош­лый раз он был на сво­ем мес­те, где я его и ос­та­вила, зна­чит и сей­час бу­дет. Тот урод ско­рее все­го по­бывал в квар­ти­ре дуб­ли­кате. Уж не знаю, что там хра­нилось в ко­роб­ках, но су­дя по все­му, его жда­ла там не­уда­ча.

— По-тво­ему он ду­рак сов­сем? -уди­вил­ся Росс. -Не дош­ло до не­го, что дом дуб­ли­кат дру­гого!

— Мо­жет, он по­бо­ял­ся рис­ко­вать и ушел. Или за­метил нас, -по­жала пле­чами де­вуш­ка.

В апар­та­мен­тах под но­мером 50 был су­щий бар­дак. Но во­шед­шие не уди­вились. Все ве­щи ва­лялись на по­лу в том же са­мом бес­по­ряд­ке, как и в прош­лый раз; бу­маги и га­зет­ные вы­рез­ки ле­тали по по­лу от сквоз­ня­ка из от­крытого ок­на, обор­ванные што­ры ко­лыха­лись на вет­ру, пос­тель­ное белье неб­режно ле­жало в уг­лу. Си­бил во вто­рой раз бро­силась к шка­фу, в ко­тором хра­нились ко­роб­ки с фо­тог­ра­фи­ями и пап­ка­ми. Она быс­тро выб­ра­ла нес­коль­ко си­них клас­те­ров и су­нула в че­модан. В не­го же за­пиха­ла днев­ник от­ца, кое-ка­кие ве­щи, па­роч­ку книг и це­лую ко­роб­ку инс­тру­мен­тов с же­лезя­ками. А под мыш­ку под­хва­тила шту­кови­ну по­хожую на тран­зистор и, по­дой­дя бли­же к Рос­су, на­жала на кно­поч­ку. Ин­ди­катор за­горел­ся и стал из­лу­чать ти­хий писк, по­хожий на звук бор­ма­шины.

— Я го­това, — со­об­щи­ла она удов­летво­рен­но. — Это моя глу­шил­ка. Мо­жете снять фоль­гу. С этой шту­кой она уже не нуж­на. Ну что? Уно­сим но­ги?

— Точ­но по то­му пу­ти, по ко­торо­му сю­да приш­ли.

Де­тек­тив смах­нул фоль­гу с го­ловы, взял ее че­модан, и они пос­пе­шили. По до­роге Росс, же­лая пре­дуп­ре­дить жи­телей до­ма о над­ви­гав­шей­ся ка­тас­тро­фе, сту­чал ру­ко­ят­кой пис­то­лета в две­ри и гром­ким го­лосом со­об­щал по­кинуть по­меще­ние. Па­ру две­рей он об­на­ружил не за­пер­ты­ми, но внут­ри не бы­ло ни од­ной ду­ши.

Уже на лес­тни­це ощу­щались лег­кие тол­чки, ка­кие они зас­та­ли в прош­лый раз в квар­ти­ре Си­бил.

— На­чалось, — ска­зала она, ис­пу­ган­но по­вер­нувшись к Рос­су ли­цом.

— Сей­час по­бежим, — пре­дуп­ре­дил спут­ни­цу Росс.

Они вы­бежа­ли из до­ма, отош­ли на бе­зопас­ное рас­сто­яние от не­го на про­тиво­полож­ную ули­цу и за­мер­ли в ожи­дании. Зда­ние сна­ружи да­же не ко­лыха­лось. Дом, буд­то бы зас­тыл, слов­но ак­ро­бат под ку­полом пе­ред вол­ну­ющим зри­телей прыж­ком. Си­бил и Росс об­ме­нялись взгля­дами и сно­ва про­дол­жи­ли наб­лю­дение за объ­ек­том. Де­тек­тив гля­нул на на­руч­ные ча­сы. Стрел­ки сош­лись на се­ми ча­сах. В прош­лый раз в это вре­мя они бы­ли еще внут­ри.

И тут, как по рас­пи­санию, зда­ние бес­шумно за­мер­ца­ло. Буд­то те­леви­зи­он­ная кар­тинка, оно то ис­че­зало пе­ред гла­зами соб­равших­ся зе­вак, то по­яв­ля­лось на очень ко­рот­кое вре­мя. Это не мог­ло не прив­лечь со­лид­ную тол­пу зри­телей.

Но тут не­ожи­дан­но для всех на вы­ходе у две­рей ста­ли скап­ли­вать­ся лю­ди из зда­ния. Две­ри не по­дава­лись, и они кри­чали о по­мощи. Это изу­мило Рос­са и Си­бил, ведь до сих пор внут­ри ими не бы­ло за­мече­но ни ду­ши. Де­тек­тив ки­нул­ся на по­мощь нес­час­тным, но бы­ло слиш­ком поз­дно. По­хожее на проз­рачную го­лог­рамму жи­лое со­ору­жение пок­ры­лось кру­той рябью и не­ожи­дан­но ис­чезло со всей тол­пой до­мочад­цев, ос­та­вив на сво­ем мес­те толь­ко гру­ду кир­пи­чей и ку­чу по­ломан­ной ме­бели. У Си­бил и Рос­са сло­жилось впе­чат­ле­ние, что зем­летря­сение име­ло мес­то толь­ко внут­ри зда­ния. Де­тек­тив сто­ял на мес­те ис­чезно­вения ма­хины с рас­те­рян­ным ви­дом. Си­бил взя­ла его за ру­ку и по­тянув за со­бой, ска­зала:

— Пой­дем­те, де­тек­тив Росс, нам нуж­но ид­ти. Нуж­но приз­вать к от­ве­ту то­го, кто в этом ви­новат.

До ма­шины они шли, слов­но в ту­мане. А­арон не пом­нил, как ока­зал­ся за ру­лем а­уди. Он смот­рел пе­ред со­бой и мол­чал. Не каж­дый день при­ходи­лось ви­деть тол­пу гиб­ну­щих лю­дей и заг­ля­дывать в пол­ные на­деж­ды на спа­сение гла­за. Эта пе­чаль­ная кар­ти­на Рос­са силь­но раз­до­садо­вала. Он прок­ру­чивал ее вновь и вновь, пы­та­ясь по­нять, что мож­но бы­ло пред­при­нять для спа­сения жиз­ней, но не на­ходил ва­ри­ан­тов.

Си­бил нап­ро­тив, мыс­ленно зас­тавля­ла все шес­те­рен­ки го­лов­но­го моз­га ра­ботать по пол­ной. Она сле­дила за Рос­сом, жда­ла и по­нима­юще под­держи­вала мол­ча­ние, слов­но они до­гово­рились об этом за­ранее.

— Это уже бы­ло со мной, — про­из­нес, на­конец, Росс.

— Что это? — по­ин­те­ресо­валась Си­бил, удив­ленно взгля­нув на де­тек­ти­ва. Сле­ду­ющий воп­рос изу­мил ее не мень­ше.

— Си­бил, где на­ходит­ся 27 пла­нета?

Де­вуш­ка вздрог­ну­ла. Она зна­ла, что ей за­дадут этот воп­рос, но ока­залась не го­това го­ворить на эту те­му. Да и как мож­но бы­ло это сде­лать, не рас­ска­зав пре­дыс­то­рию, без ко­торой смыс­ла во всем про­ис­хо­дящем бы­ло бы не най­ти. Но даже, ес­ли бы она рас­по­лага­ла све­дени­ями, то все рав­но ее от­вет прев­ра­тил­ся бы в су­щую око­леси­цу.

Она вни­матель­но пос­мотре­ла на Рос­са, спо­кой­но си­дяще­го в ко­жаном си­денье и ку­рив­ше­го си­гару, мед­ленно вы­пус­кавшего дым изо рта и за­вора­живавшего ее во­об­ра­жение си­гарет­ным ды­мом. Этот эмо­ци­ональ­ный че­ловек был сей­час по­хож на ста­тую: кра­сивое и зас­тывшее из­ва­яние за­дум­чи­вого гре­чес­ко­го бо­га, со­шед­ше­го с му­зей­но­го пос­та­мен­та. Он мол­ча ждал от­ве­та, всмат­ри­ва­ясь вдаль.

Си­бил чувс­тво­вала, что за его спо­кой­стви­ем скры­валось что-то со­вер­шенно не­обыч­ное. Неч­то осо­бен­ное бы­ло и в ха­рак­те­ре, и по­веде­нии это­го муж­чи­ны, с чем она еще не стал­ки­валась. Она ин­ту­итив­но осоз­на­вала, что де­тек­тив не хо­тел это показывать, но что-то силь­но его бес­по­ко­ило.

Пос­леднее за­яв­ле­ние, бро­шен­ное Рос­сом, чет­ко от­пе­чата­лось в соз­на­нии Си­бил: «Это уже бы­ло со мной». Что бы это мог­ло оз­на­чать? И как во­об­ще, из этой не­дос­ка­зан­ности ро­дил­ся воп­рос о 27 пла­нете, Си­бил по­нима­ла с тру­дом.

Она объясняла себе, что воз­можно к Рос­су приш­ло осоз­на­ние серь­ез­ности про­ис­хо­дяще­го. Ведь по­доб­ные про­ис­шес­твия выз­ва­ли бы у лю­бого пол­ную пе­ре­оцен­ку ре­алий бы­тия. Су­щес­тво­вание не­кой си­лы, ко­торая вы­ше по­нима­ния че­лове­ка, ес­тес­твен­но зас­та­вило де­тек­ти­ва пе­рес­мотреть ме­тоды и прин­ци­пы сво­его под­хо­да к рас­сле­дова­нию, ко­торое вы­вело его за грань че­лове­чес­ко­го вос­при­ятия. Его взгля­ды на си­ту­ацию и не­обыч­ные яв­ле­ния, про­ис­хо­дящие вок­руг не­го и с ним, мол­ни­енос­но ме­нялись. Ви­димо, воп­рос о 27 пла­нете был умес­тен. Росс, на­конец, осоз­нал, что эти прес­тупле­ния име­ли под со­бой неч­то боль­шее, чем се­рию убий­ств и что он по­пал в об­ласть сверхъ­ес­тес­твен­ности. И сей­час, си­дя за ру­лем ма­шины, гла­зами впив­шись в об­ла­ка, он оце­нивал си­ту­ацию без скеп­си­са, а зна­чит, был го­тов ид­ти даль­ше. Ведь что­бы взгля­нуть вы­ше и пой­ти даль­ше не­кото­рым лю­дям не­об­хо­дим был один тол­чок. Дру­гим же для взле­та тре­бова­лось нес­коль­ко пин­ков. А третьи от­но­сились к та­кому сор­ту лю­дей, ко­торые, ви­дя про­ис­хо­дящее, все же не хо­тели приз­на­вать ре­алии настоящего и свою избранность для решения сверхтрудных задач, ведь в та­ком слу­чае весь мир це­ликом за­висел бы от си­лы ве­ры в се­бя и пра­виль­нос­ти пос­тупков таких индивидов. Та­кое нак­ла­дыва­ло на лю­бого оп­ре­делен­ную от­ветс­твен­ность и тре­бова­ло ко­лос­саль­но­го мо­раль­но­го, фи­зичес­ко­го тру­да и са­мопо­жер­тво­вания. Сов­ре­мен­но­му че­лове­ку слож­но от­ве­тить на этот вы­зов, ведь так труд­но ста­новить­ся бо­гом. Го­раз­до лег­че мо­лить­ся в на­деж­де на по­мощь из­вне, не­жели са­мому уп­равлять сво­ей судь­бой и уж тем бо­лее ре­шать судь­бы дру­гих.

Но Росс был не из тех, кто от­сту­пал. До­ходя до края, он всег­да ско­рее пры­гал че­рез про­пасть, чем ос­та­вал­ся на мес­те в без­дей­ствии. В его ха­рак­те­ре со­чета­лось мно­гое: прак­ти­чески не­во­об­ра­зимая храб­рость и ре­шитель­ность. Знав­шие его по­лага­ли, что у де­тек­ти­ва нап­рочь от­сутс­тво­вал страх. Но все они заб­лужда­лись. Росс, как и все смер­тные, бо­ял­ся, но он всег­да жил, ру­ководс­тву­ясь од­ним пра­вилом, бла­года­ря ко­торо­му и вы­ходил по­беди­телем в лю­бой си­ту­ации: «Нуж­но де­лать имен­но то, че­го бо­ишь­ся».

Сей­час Росс не бо­ял­ся. Про­ис­хо­дящее его ув­ле­кало и изум­ля­ло и, как нас­то­яще­му про­фес­си­она­лу сво­его де­ла, ему хо­телось рас­ко­лоть этот твер­дый оре­шек, в ко­тором сверхъ­ес­тес­твен­ное сме­шалось с ре­аль­ностью. То, во что он не ве­рил и во что он вы­нуж­ден был оку­нуть­ся, вы­зыва­ло в нем лишь еще боль­ший ин­те­рес, а по­тому, он был го­тов при­нять этот вы­зов. Ведь ес­ли не он, то, кто?! — еще один девиз детектива, помогавший ему в рабочем процессе.

Двое в машине, мол­ча, пе­рег­ля­нулись. Росс по­нял, что Си­бил еще не бы­ла го­това от­ве­тить на за­дан­ный воп­рос, а при­нуж­дать ее он не имел желания. Сочтя, что время для откровений еще придет, де­тек­тив за­вел дви­гатель ма­шины, и они плав­но поп­лы­ли к его до­му.

Те­перь, ког­да де­вуш­ка ли­шилась еще и кро­ва, Росс прос­то не мог ос­та­вить бед­няжку на растерзание улицы. За­дав мар­шрут по­ез­дки, о но­вом мес­те жи­тель­ства де­вуш­ки он пос­та­вил пе­ред фак­том, че­му, она в свою оче­редь нис­коль­ко не воз­ра­жала.

Гла­ва 16

Ман­хеттен. Нью-Й­орк

— Рас­по­лагай­ся, как до­ма, -гос­тепри­им­но приг­ла­сил гостью Росс в свое убе­жище. -При­нимай ван­ну, ешь все, что най­дешь в хо­лодиль­ни­ке. Я бу­ду ско­ро. Мне не­об­хо­димо в уп­равле­ние.

— Да, и еще, — выг­ля­нув из по­лу­от­кры­той вход­ной две­ри, до­бавил он, — ко­та зо­вут Лю­тер. Он у ме­ня гроз­ный. Гос­ти ко мне не при­ходят, кро­ме ме­ня лю­дей он не ви­дит. Ди­ча­ет! Но ты его не бой­ся. Он не на­пада­ет, толь­ко мо­жет по­рычать нем­но­го.

Си­бил улыб­ну­лась и на­пом­ни­ла Рос­су, что­бы он не за­был надеть фоль­гу. Тот по­мор­щился и, вер­нувшись в ко­ридор, снял с крюч­ка ста­рую дав­нюю шля­пу и на­пялил ее по­верх ме­тал­ли­чес­кой фоль­ги.

— Да, су­дарь, -пос­ме­ялась Си­бил, нак­ло­нив­шись над раз­ва­лив­шимся на по­лу ко­том, — ма­нера дер­жать­ся по-граф­ски вас вы­дала.

Лю­тер встре­пенул­ся и в мгно­вение ока за­нял нас­то­рожен­ную по­зицию.

— От­ды­хай­те. Вы ведь нас­то­ящий ко­ролев­ский ко­тяра. Ми­лорд, не по­нимаю, от­че­го вы не бе­реже­те свои кос­точки и пре­неб­ре­га­ете мяг­ким ди­ваном, — шу­тила Си­бил.

Пос­ле го­ряче­го ду­ша она со­ору­дила се­бе бу­тер­брод из то­го, что наш­ла на хо­лос­тяцкой кух­не де­тек­ти­ва, вет­чи­ны и уже зат­вердев­ше­го хле­ба и нап­ра­вилась в гос­ти­ную. От­крыв свой че­модан и дос­тав блок­нот с за­пися­ми и пап­кой с фай­ла­ми, она ус­та­ло рух­ну­ла на мяг­кий ве­люро­вый ди­ван. Кот мяг­ко сту­пая за гость­ей, слов­но жан­дарм за зак­лю­чен­ным, то­же прыг­нул на мяг­кие по­душ­ки ди­вана, сто­яще­го нап­ро­тив и ак­ку­рат­но сел, пос­та­вив лап­ки пе­ред со­бой, гор­де­ливо дер­жа свою вы­соко­мер­ную мось­ку вы­соко зад­ранной, буд­то он хо­тел под­чер­кнуть гостье свое арис­токра­тичес­кое про­ис­хожде­ние и ко­ролев­скую по­роду, да­бы сно­ва ус­лы­шать та­кие лес­тные сло­ва о его вы­соком свет­ском по­ложе­нии.

— Итак, Лю­тер, — про­из­несла она вслух, об­ра­ща­ясь к мох­на­тому ко­ту с ви­дом мо­нар­ха, ко­торый по­доб­рался бли­же и уже вос­се­дал на краю сто­ла, наб­лю­дая за гость­ей с бу­тер­бро­дом, — мы име­ем сле­ду­ющее…

Си­бил от­ло­мила ку­сочек вет­чи­ны и про­тяну­ла ве­лича­вому ко­ту. Наб­лю­дая, с каким удовольствием Лю­тер об­ли­зывал ку­сочек бе­кона сво­им шер­ша­вым язы­ком, Си­бил пог­ру­зилась в раз­мышле­ния о про­изо­шед­ших стран­ностях в ее до­ме, а следом пришла очередная цепочка мыслей, которая ее заняла на неопределенное время, ее сменила еще одна, не менее занятная, и еще…, пока эта вереница не была прер­вана шумом в ко­ридо­ре.

Росс во­шел в гос­ти­ную со све­жими ба­гета­ми в ру­ках, словно с букетом цветов, ис­то­ча­ющи­ми пле­нитель­ный аро­мат сдо­бы.

— Мне пе­кут на за­каз, вся­кий раз, ког­да я по­яв­ля­юсь в пе­кар­не. От мо­его зна­комо­го пе­каря Ра­фа­эля, уго­щай­ся, — пред­ло­жил Росс сво­ей гостье, ук­ла­дывая ак­ку­рат­но хрус­тя­щие ба­геты на стол.

— Бла­года­рю, — отоз­ва­лась де­вуш­ка, пог­ла­живая на ко­ленях мох­на­тый ур­чавший ко­мок, слов­но ста­рый дран­ду­лет. -Это луч­ший ужин за пос­ледние дни. Лю­тер, то­же так счи­та­ет. Да, Лю­тер? Он сог­ла­сен со мной.

— Вы я, смот­рю, спе­лись двое? — улыб­нулся хо­зя­ин до­ма и от­пра­вил­ся на кух­ню. — Ос­то­рож­но, этот са­мец не по­тер­пит кон­ку­рен­цию!

— Хм, -хи­хик­ну­ла Си­бил, -ка­кой из вас дво­их?

Пос­ле ужи­на, при­готов­ленно­го на ско­рую ру­ку из ба­гетов и вет­чи­ны с жа­рены­ми яй­ца­ми, Росс раз­лил ко­фе по чаш­кам и сел на ди­ван нап­ро­тив Си­бил, наб­лю­дая за тем, как она нас­лажда­ет­ся аро­матом све­жеза­варен­но­го ко­фе.

— Си­бил, — на­чал раз­го­вор Росс, — то, что про­изош­ло се­год­ня….

Он за­мол­чал, под­би­рая сло­ва. Но гостья пе­рех­ва­тила фра­зу:

— Это бы­ло дру­гое из­ме­рение, А­арон.

Росс под­нял бро­ви и ждал про­дол­же­ния.

— Я ду­маю, -на­чала Си­бил, -что па­рал­лель­ный и ре­аль­ный ми­ры со­еди­нились в од­ной точ­ке ко­ор­ди­нат прос­транс­тва вре­мени. Этой точ­кой стал мой дом. Про­изош­ло на­ложе­ние двух ре­аль­нос­тей. Оба до­ма вза­им­но унич­то­жились, по­тому что они не мог­ли су­щес­тво­вать в од­ной плос­кости.

А­арон слу­шал объ­яс­не­ния Си­бил вни­матель­но, при­щури­вая один глаз, за­тем прер­вал ее:

— Ес­ли это два па­рал­лель­ных из­ме­рения в точ­ности пов­то­ря­ющих­ся, по­чему мы не встре­тили там сво­их двой­ни­ков?

— Ве­ро­ят­но по­тому, что их в той точ­ке, в ко­торой мы на­ходи­лись, прос­то не бы­ло. На­ши дуб­ли­каты мог­ли жить по сво­ему рас­пи­санию. Мы же не зна­ем, как те­чет в той ре­аль­нос­ти вре­мя.

Си­бил сму­щал прис­таль­ный взгляд Рос­са, но она ста­ралась не по­давать ви­да.

— А­арон, -спро­сила она, — тог­да в ма­шине ты ска­зал, что с то­бой уже та­кое бы­вало… Что ты имел вви­ду?

Де­тек­тив нем­но­го по­мед­лил с от­ве­том, буд­то бы об­ду­мывая, в ка­ком ви­де по­дать свой рас­сказ, а за­тем про­из­нес:

— Ме­ня за­ин­те­ресо­вало здесь кое-что. Еще не чи­тал. Гла­ва про зер­ка­ла.

Он дос­тал куп­ленное из­да­ние «Яс­но­виде­ние — дар или прок­ля­тие» из сво­его пор­тфе­ля и бро­сил неб­режно на стол. Си­бил не по­тяну­лась за ней, а лишь с ин­те­ресом взгля­нула на Рос­са в ожи­дании даль­ней­ше­го по­вес­тво­вания.

— Я мо­гу ска­зать, что яс­но­виде­ние — это прок­ля­тие, — со­об­щил де­тек­тив. — Это то, что мне ме­ша­ет. Но это и то, что од­нажды ме­ня спас­ло от смер­ти.

Он ука­зал паль­цем на кни­гу:

— Здесь эк­спе­римент с зер­ка­лами, про­веден­ный в 20-м ве­ке уче­ным Ко­зыре­вым.

— Да, его зер­ка­ла — это сво­еоб­разная ма­шина вре­мени, ко­торая внут­ри се­бя из­ме­няла свою плот­ность, — под­хва­тила Си­бил. — Я чи­тала об этом. При эк­ра­ниро­вании прос­транс­тва внут­ри зер­кал сжи­малось вре­мя и у ис­пы­ту­емых ак­ти­виро­вались не­обы­чай­ные спо­соб­ности, как те­леки­нез, те­лепа­тия, яс­но­виде­ние, вы­ход из те­ла и так да­лее, — де­лилась ин­форма­ци­ей Си­бил. — Они мог­ли ви­деть бу­дущее и прош­лое. Вре­мя -это ведь энер­гия, спо­соб­ная сжи­мать­ся и рас­тя­гивать­ся. Но по­чему имен­но это те­бя за­ин­те­ресо­вало? Ты хо­чешь ска­зать, что…

— Имен­но это я и хо­чу ска­зать! — от­ве­тил Росс. — Имен­но зер­ка­ло выз­ва­ло ви­дение. Я еще не по­нял, по­чему имен­но та­кая кар­ти­на пред­ста­ла пе­редо мной, но она бы­ла слиш­ком ре­алис­тичной! Та­кой же ре­алис­тичной, как слу­чай с до­мом. Толь­ко тог­да зер­ка­ло ока­залось пор­та­лом.

— А что ты уви­дел? — по­ин­те­ресо­валась де­вуш­ка.

— Что бы я ни уви­дел, -со­об­щил Росс, -это не идет ни в ка­кое срав­не­ние с тем, что мы толь­ко что наб­лю­дали. Од­но де­ло ви­деть это од­но­му. Здесь хотя бы существует ма­лень­кая ве­ро­ят­ность, что пси­хика за­щитит­ся, не поз­во­лив ра­зуму по­верить и вос­при­мет все за гал­лю­цина­цию. Сов­сем дру­гое де­ло, ког­да кроме тебя есть еще очевидец, спо­соб­ный под­твер­дить, что ты не су­мас­шедший. Ведь двое од­новре­мен­но с ума не схо­дят. По­это­му, то, что про­изош­ло с до­мом, — протянул Росс, приб­ли­зив­шись к сто­лу, — ме­ня дей­стви­тель­но оше­ломи­ло. Про­ис­хо­дящие стран­ности в мо­ей ра­боте рас­тут с ге­омет­ри­чес­кой прог­ресси­ей. И к великому сожалению, у ме­ня воз­никло мно­жес­тво воп­ро­сов, но, увы, мне не­кому их за­дать.

— Ты мо­жешь за­дать их мне, -уве­рен­но от­ве­тила де­вуш­ка. — Я пос­та­ра­юсь най­ти от­ве­ты.

А­арон удив­ленно глянул на си­дящую гостью и ухмыльнулся. Но, прочитав в ее взгляде почти стальную уверенность в своих убеждениях, Рос­су рас­хо­телось шу­тить. — Да­же не знаю с че­го на­чать.

— Нач­ни с на­чала, -с улыб­кой по­сове­това­ла Си­бил.

— Я не при­вык ис­по­ведо­вать­ся. Да и, ес­ли бы не слу­чай с до­мом, я бы во­об­ще вни­мания не за­ос­трял. Мне важ­нее рас­крыть убий­ства и пре­дуп­ре­дить но­вые.

— А­арон, -пе­реби­ла его Си­бил, — все про­ис­хо­дящее с то­бой име­ет связь меж­ду со­бой, я уве­рена. Рас­ска­жи мне, как про­яв­ля­ет­ся то, что ты на­зыва­ешь яс­но­виде­ни­ем.

Росс от­ки­нул­ся на спин­ку ди­вана, хмык­нул и за­тянул мо­нолог о взор­вавшем­ся Пон­ти­аке, о том, ка­ким чу­дес­ным об­ра­зом он уце­лел, и ка­кие у не­го воз­можнос­ти ви­деть кар­ти­ны бли­жай­ше­го бу­дуще­го. Хо­тя, это час­то, как Росс по­лагал, не по­мога­ло ему, а толь­ко пу­тало.

Де­вуш­ка вни­матель­но выс­лу­шала де­тек­ти­ва и на­чала вык­ла­дывать из пап­ки раз­личные вы­рез­ки из га­зет прош­лых лет. Росс прид­ви­нул­ся бли­же и с ин­те­ресом наб­лю­дал за ее ма­нипу­ляци­ями.

— Стран­но, — ко­па­ясь в во­рохе га­зет­ных об­рывков, ска­зала она, — не­уже­ли это в дру­гой пап­ке ос­та­лось.

— А что ты ищешь? — спро­сил де­тек­тив, вых­ва­тывая из куч­ки га­зет­ных на­резок вы­рез­ки, про­читы­вая наз­ва­ния и воз­вра­щая об­ратно.

— Хо­тела под­кре­пить не­кото­рые свои со­об­ра­жения на те­му на­шего раз­го­вора од­ной стать­ей.

Тут Рос­са прив­лекла сло­жен­ная га­зет­ная вы­рез­ка с за­голов­ком «Пе­рес­трел­ка на сек­ретной ба­зе», да­тиро­ван­ная 1995 го­дом.

Он вы­тянул бу­маж­ку и стал вни­матель­но изу­чать статью.

Это был рас­сказ ин­же­нера По­ла Шнай­де­ра, ра­ботав­ше­го на аме­рикан­ское пра­витель­ство и учас­тво­вав­ше­го в соз­да­нии под­земных баз. Пол рас­ска­зывал прес­се об их наз­на­чении, о тай­ном втор­же­нии иноп­ла­нетян на зем­лю и о сов­мес­тной с аме­рикан­ским пра­витель­ством пла­ном эк­спан­сии на­шей пла­неты. Ин­же­нер рас­кры­вал прав­ду о воз­никшей пе­рес­трел­ке на ба­зе в Нью-Ме­хико в 1979 го­ду, в ко­торой он был ра­нен в пле­чо из­лу­чате­лем и силь­но пос­тра­дал. По сло­вам По­ла, его жизнь обор­ва­лась бы в тот день, ес­ли бы не муж­чи­на, воз­никший со­вер­шенно из ни­от­ку­да. Ге­рой по­пытал­ся спас­ти еще нес­коль­ких ин­же­неров, но, увы, это бы­ло прак­ти­чес­ки не­воз­можно. Не­из­вес­тный спа­ситель выр­вал По­ла из лап иноп­ла­нет­ных во­инов, пос­ле че­го он по­терял соз­на­ние и о раз­ви­тии даль­ней­ших со­бытий знать не мог.

Росс с ми­нуту не мог ше­лох­нуть­ся. Си­бил, ув­ле­чен­ная по­ис­ком нуж­ной ей вы­рез­ки, не сра­зу за­мети­ла его стран­ное по­веде­ние. Пе­рех­ва­тив его взгляд, де­вуш­ке по­каза­лось, что бе­зумие в его гла­зах плес­ка­лось че­рез край.

— А­арон, — ос­то­рож­но поз­ва­ла она его по име­ни. -Ты в по­ряд­ке?

— Нет, -спо­кой­но от­ве­тил тот, не ше­лох­нувшись и да­же не мор­гнув.

— Что не так? — спро­сила оза­бочен­но де­вуш­ка, пог­ля­дывая на вы­рез­ку в его ру­ках, ко­торую он мед­ленно по­ложил на стол.

Росс зак­рыл ла­доня­ми ли­цо, за­тем про­шел­ся по во­лосам, «рас­че­сав» их паль­ца­ми, и сно­ва от­ки­нул­ся на мяг­кую спин­ку ди­вана, за­кинул на­зад го­лову и прик­рыл ве­ки.

Си­бил нап­ря­жен­но жда­ла. За­тем, не вы­дер­жав, сно­ва ос­то­рож­но его поз­ва­ла по име­ни и ран­гу:

— Де­тек­тив А­арон Росс?

Он оч­нулся, нес­пешно по­дал­ся кор­пу­сом впе­ред и пос­та­вил па­лец на статью. — Чи­тай, — при­казал он.

Си­бил взгля­нула на наз­ва­ние статьи и улыб­ну­лась.

— Я знаю ее на­изусть.

— В той час­ти, где он го­ворит о нез­на­ком­це, спас­шем его, — ука­зал Росс.

— Да, я пом­ню, — от­ве­тила де­вуш­ка.

— Это был я. Тот са­мый эф­фект с зер­ка­лами из чер­то­вого лиф­та…

Пос­ле приз­на­ния Рос­са нас­ту­пила па­уза. Гла­за Си­бил пе­рес­та­ли дви­гать­ся и ок­ругли­лись. Она при­от­кры­ла рот и пе­реве­ла взгляд на стол, на ко­тором ле­жала статья, за­тем сно­ва вер­ну­лась на Рос­са.

— Я… — про­из­несла она че­рез ка­кое-то вре­мя, за­тем прер­ва­лась.

— О, бо­же! — с но­выми эмо­ци­ями вос­клик­ну­ла Си­бил. — Ты! Росс, ты не яс­но­видец! Ты мо­жешь, точ­нее смог по­пасть в прош­лое!

Оз­ву­чив свою мысль, Си­бил по­каза­лось, что они оба схо­дят с ума.

— Воз­можно, — мед­ленно и за­дум­чи­во про­гово­рил А­арон, ста­ра­ясь не слиш­ком при­нимать ми­нув­шие со­бытия близ­ко к сер­дцу, — но я не кон­тро­лирую этот про­цесс. Я ду­мал, это прос­то ви­дение. Это про­изош­ло слу­чай­но.

— Ты в это прав­да ве­ришь? — спро­сила удив­ленно Си­бил. — Слу­чай­нос­ти? Ты, как ник­то дру­гой зна­ешь о слу­чай­нос­тях все. О при­чине и следс­твии. И я те­бя уве­ряю, это не слу­чай­нос­ти! Во Все­лен­ной нет слу­чай­нос­тей. Те­перь я по­нимаю, что про­изо­шед­шее се­год­ня с на­ми, слу­чилось по тво­ей во­ле. Ты при­чина!

— Нет, стой…, -обор­вал ее А­арон. — Это же не я сде­лал с до­мом. Это про­изош­ло по ви­не прес­тупни­ка или…

— Нет, А­арон! — нас­та­ива­ла Си­бил. — Это ты сде­лал. Ты ка­ким-то об­ра­зом уп­равля­ешь про­цес­сом ис­крив­ле­ния прос­транс­тва вре­мени. Убий­ца, ко­торо­го мы ви­дели здесь ни при чем. Точ­нее, он ско­рее все­го был в том дру­гом из­ме­рении, воз­можно, что­бы най­ти ме­ня. Но ты не­осоз­нанно зас­та­вил из­ме­рение, в ко­торое прыг­нул прес­тупник со­еди­нить­ся с на­шей ре­аль­ностью! Я по­лагаю, ты рас­крыл его, и он был вы­нуж­ден бе­жать.

— Но как я мог это сде­лать? Я же не знал, где он! — воз­му­щен­но пре­пирал­ся Росс. — Что за бред!

— Это про­изош­ло не­осоз­нанно. Воз­можно, в тот са­мый мо­мент ты о нем по­думал и про­явил силь­ное же­лание его пой­мать. Ты при­тянул его по­яв­ле­ние. Он же за­меть, сам это­го ни­как не ожи­дал. И у те­бя поч­ти по­лучи­лось.

Они взгля­нули друг на дру­га ог­ромны­ми гла­зами. Росс трях­нул го­ловой и серь­ез­ным то­ном про­дол­жил:

— Си­бил, твои рас­сужде­ния по­рож­да­ют толь­ко но­вые воп­ро­сы. С че­го убий­це ис­кать те­бя в дру­гом из­ме­рении, ког­да он зна­ет, что там мо­жет все ока­зать­ся ина­че. По­чему ему не най­ти те­бя здесь? По­чему, ес­ли он так лег­ко мо­жет пры­гать по ми­рам, ему, пред­по­ложим, не от­пра­вить­ся в прош­лое и не встре­тить те­бя там бе­зоруж­ную и го­лую?

— А­арон, пос­лу­шай ме­ня, — ус­по­ка­ива­юще об­ра­тилась Си­бил. — В прош­лое на­шей ре­аль­нос­ти, я имею вви­ду ори­гиналь­ную вре­мен­ную ли­нию жиз­ни, че­лове­ку по­пасть не да­но. По край­ней ме­ре, по мо­им рас­че­там. От­прав­ля­ясь в прош­лое, ты всег­да бу­дешь соз­да­вать но­вую па­рал­лель­ную вет­ку со­бытий, из­ме­няя прош­лое на­шей Все­лен­ной нав­сегда, как бы пе­репи­сывая его. На­ше соз­на­ние то­же бу­дет пе­реза­писа­но, мы да­же не за­метим это­го. Это опас­ное пу­тешес­твие. Наш убий­ца мог пог­ру­зить­ся в прош­лое и сво­ими дей­стви­ями соз­дать дру­гую вет­ку, иден­тичную на­шей. Я не знаю из­вес­тно это ему или нет. Воз­можно, он хо­тел что-то там по­менять и соз­дать удоб­ную для не­го вер­сию на­шей ре­аль­нос­ти, что­бы спу­тать нам пла­ны.

— Спу­тать пла­ны? — пе­рес­про­сил Росс.

— На при­мер, сде­лать так, что­бы мы не встре­тились или та­кую вер­сию, где у ме­ня не по­луча­ет­ся сбе­жать от не­го в ночь убий­ства мо­его от­ца. А зна­чит, он на­ходит мо­его дуб­ля там и по­луча­ет не­об­хо­димую ин­форма­цию. Чем -то она ему по­может уже сей­час. Но ду­маю, в лю­бом слу­чае, да­же ес­ли он по­лучит от­ве­ты на свои воп­ро­сы, он все рав­но не прек­ра­тит ме­ня ис­кать здесь, в на­шей вер­сии все­лен­ной. Ведь ему дол­жно быть из­вес­тно, что от­ве­ты, по­лучен­ные от двой­ни­ка в дру­гом вит­ке, мо­гут быть ис­ка­жены и здо­рово от­ли­чать­ся от на­шей ре­аль­нос­ти. А так, как его ори­гиналь­ная про­ек­ция или вер­сия су­щес­тву­ет здесь, то и фак­ты он дол­жен иметь со­от­ветс­тву­ющие этой вер­сии все­лен­ной. По­нят­но?

— О, да! — вздох­нул Росс. — Зна­чит, пос­то­ян­но пры­гая в прош­лое, он мо­жет ме­нять на­шу ре­аль­ность?

— Ког­да в 1979 го­ду ты спас ин­же­нера, ко­торо­му бы­ло суж­де­но по­гиб­нуть, ты из­ме­нил ре­аль­ность и ори­гиналь­ная ли­ния вре­мени, от­ку­да ты прыг­нул в 79-й мог­ла по­лучить па­рал­лель­ную вет­ку раз­ви­тия, а, воз­можно, и сов­сем пе­рес­та­ла су­щес­тво­вать. Мы те­перь мо­жем толь­ко га­дать, как бы она раз­ви­валась, ес­ли бы ты это­го не сде­лал. А вер­нувшись об­ратно в свой 2021-й, ты мог прос­то не за­метить раз­ни­цы в следс­твии пе­реза­писи соз­на­ния.

— Но так и бы­ло, — воз­ра­зил Росс. -Все бы­ло точ­но та­ким же, как и до мо­его прыж­ка.

— Да! Воз­можно, твои дей­ствия не осо­бо пов­ли­яли на ре­аль­ность, и она из­ме­нилась лишь в са­мых нез­на­читель­ных де­талях, а по­тому про­дол­жи­лась на точ­ной ко­пии ори­гиналь­ной вет­ки. Воз­можно те­бе бы­ло суж­де­но его спас­ти, суж­де­но от­пра­вить­ся в прош­лое и ты это сде­лал. То есть пред­по­сыл­ки тво­его прыж­ка бы­ли соз­да­ны и пре­дус­мотре­ны с са­мого на­чала.

— Но это же лишь те­ория, так? — спро­сил изум­ленный Росс. — Ты ведь не зна­ешь на­вер­ня­ка, по ка­ким за­конам су­щес­тву­ет то, с чем на­ука еще не име­ла де­ло. А что, ес­ли су­щес­тву­ет свод за­конов или для каж­до­го че­лове­ка свое пра­вило в со­от­ветс­твии с его убеж­де­ни­ями. Си­ла ве­ры тво­рит чу­деса!

— Мо­жет быть, -сог­ла­силась де­вуш­ка.

Нас­ту­пило мол­ча­ние, в ко­тором каж­дый пе­рева­ривал вы­шес­ка­зан­ное.

— А­арон, -об­ра­тилась Си­бил, -важ­но по­нять, ка­кие пред­по­сыл­ки су­щес­тву­ют для ак­ти­виза­ции тво­ей спо­соб­ности. Ты мо­жешь этим уп­равлять, я уве­рена в этом. Это мо­жет нам очень по­мочь.

— Сей­час, Си­бил, важ­но дру­гое, — воз­ра­зил де­тек­тив. -Мне не­об­хо­димо пре­дот­вра­тить но­вые убий­ства. У ме­ня нет времени на обу­чение ча­родей­ству. Я де­тек­тив, а не уче­ник кол­ду­на.

— Да, я по­нимаю, — от­ве­тила де­вуш­ка, — но, что­бы их пре­дот­вра­тить, ты дол­жен по­нять, как дей­ству­ет убий­ца. Его мож­но пой­мать толь­ко ис­поль­зуя по­доб­ные ме­тоды. Ду­маю, ты и сам это по­нима­ешь. Прос­то приз­нать­ся не хо­чешь.

— Его глав­ная цель — это ты, Си­бил. Что за цен­ность ты для не­го пред­став­ля­ешь? — хищ­но всмат­ри­ва­ясь взгля­дом яс­тре­ба в свою со­бесед­ни­цу, ин­те­ресо­вал­ся Росс. -Ты ведь до сих пор что-то скры­ва­ешь? Он пры­га­ет по из­ме­рени­ям, мо­жет ко­пать­ся в моз­гах. Не­воз­можно оп­ре­делить, где и ког­да он по­явит­ся. Как я мо­гу те­бя за­щитить, ес­ли да­же не знаю, что ему нуж­но от те­бя! Ка­ким об­ра­зом он на­мере­ва­ет­ся ис­поль­зо­вать те­бя? Что та­кого ты зна­ешь, что с та­кими воз­можнос­тя­ми, как ис­крив­ле­ние прос­транс­тва вре­мени, он не мо­жет знать? Что в днев­ни­ке тво­его от­ца? От­веть мне!

— Я сама толком не знаю и не хо­чу, что­бы ты его за­бирал, по­тому что за­писи все рав­но ник­то не пой­мет. Да и они не дол­жны по­пасть в чу­жие ру­ки, по­это­му я так бе­регу его.

— Нам по­это­му ну­жен Ал­фи? — спро­сил Росс, тер­пе­ливо смот­ря на де­вуш­ку.

— Он мно­гое зна­ет. Толь­ко…

Си­бил за­мол­ча­ла, опус­тив взгляд на сум­ку, в ко­торую она спря­тала днев­ник. Мно­гие из за­писей от­ца, в ко­торых она силилась ра­зоб­рать­ся, ока­зались дей­стви­тель­но слож­ными и без по­мощи ге­нети­ка по­нять бы­ло не­воз­можно. Те же, что ей уже уда­лось пос­тичь, она хра­нила в сек­ре­те, как и за­вещал ей отец. Он пре­дос­те­регал ее об опасности и на­казал бе­речь те тай­ны, в ко­торые он про­ник, предусмотрительно за­писав все на бумажных стра­ницах. Ин­форма­ция дол­жна бы­ла по­ко­ить­ся сок­ры­той от лю­дей и ни в коем случае не попасть в злые ру­ки. Си­бил бы с ра­достью по­дели­лась этим с Рос­сом, но она слиш­ком ма­ло зна­ла это­го че­лове­ка. И не смот­ря на то, что ра­зум го­ворил ей, что А­аро­ну Рос­су мож­но бы­ло до­верять, она все же жда­ла ре­ша­юще­го го­лоса сво­ей ин­ту­иции.

— Толь­ко что? — спро­сил Росс за­дум­чи­вую гостью.

Си­бил, вспом­нив, на чем обор­вался ди­алог от­ве­тила:

— Я не знаю, где его ис­кать.

— Мы най­дем его, — убе­дитель­но проз­ву­чал го­лос Рос­са.

— Зав­тра же по­летим к не­му.

— А­арон, а вдруг тот са­мый че­ловек, ко­торо­го я дол­жна бы­ла отыс­кать — это ты? — по­доз­ри­тель­но всмат­ри­ва­ясь в ли­цо де­тек­ти­ва, пред­по­ложи­ла Си­бил.

Де­тек­тив, вы­лупив гла­за на со­бесед­ни­цу, толь­ко от­крыл рот и ус­мехнул­ся.

— Ну ты да­ешь! — вос­клик­нул он. — Ес­ли я тот че­ловек, от­ку­да во­об­ще ме­ня знал твой отец? — за­тем он зас­тыл в оцепене­нии. — Хо­чешь ска­зать ма­лыш на ру­ках тво­его от­ца я?! Не­еет! Это­го быть не мо­жет!

— А­арон, -на­чала Си­бил. — Я лишь пред­по­ложи­ла. Мы сей­час вмес­те и это не слу­чай­ность. Что­бы ид­ти од­ним пу­тем даль­ше, и я ока­залась по­лез­ной в рас­сле­дова­нии ну и, что­бы ты смог за­щитить ме­ня, ты дол­жен знать кое-что очень важ­ное.

— Я весь во вни­мании.

— Мой отец очень мно­гое унес с со­бой в мо­гилу. Но есть ве­щи, ко­торые не скрыть. Па­па ра­ботал не в Ко­лум­бий­ском цен­тре. Он ра­ботал над свер­хсек­ретны­ми раз­ра­бот­ка­ми пра­витель­ства США. По на­чалу он прак­ти­чес­ки ни­чего не рас­ска­зывал мне о сво­ей де­ятель­нос­ти. Но од­нажды пос­ле ра­боты, он на­дел мне ме­тал­ли­чес­кий об­руч на го­лову. Ну, зна­ешь, вро­де тех, что языч­ни­ки но­сили в ви­де ук­ра­шения к на­ци­ональ­ным кос­тю­мам. Я уди­вилась и спро­сила, за­чем это бы­ло нуж­но и ответом мне был страх в его глазах. Тог­да он мне ска­зал: «Си­бил, ты по­нятия не име­ешь, что про­ис­хо­дит с на­ми». В тот день он открыл мне ужас­ные ве­щи, объ­яс­нив, что этот мир ни­ког­да не при­над­ле­жал че­лове­чес­тву и что гря­дет неч­то ужас­ное. Папа поп­ро­сил ни­ког­да не сни­мать об­руч с го­ловы, по­тому что он вы­пол­нял фун­кцию за­щиты мо­его ра­зума от элек­тро­маг­нитных из­лу­чений. Я его тог­да на смех под­ня­ла. Но он не обратил на мои шутки внимания, так то­ропил­ся ме­ня под­го­товить, по­ка… -она с грустью сде­лала па­узу, — по­ка не ут­ра­тил ра­зум, а по­том и вов­се не ос­та­вил ме­ня…

— Так что он рас­ска­зал кон­крет­нее? — по­ин­те­ресо­вал­ся Росс.

— Ска­зал, что ми­ром пра­вят со­вер­шенно иные си­лы, в от­ли­чии от тех, что мы при­вык­ли ду­мать, — про­дол­жи­ла де­вуш­ка с влаж­ны­ми от слез гла­зами. — Эти си­лы очень древ­ние и мо­гущес­твен­ные. Они очень дол­го ра­бота­ли над тем, что­бы соз­дать здесь бла­гоп­ри­ят­ную для них поч­ву и те­перь го­товы к пос­ледне­му за­вер­ша­юще­му эта­пу.

— Что за бред, Си­бил? — не вы­дер­жал Росс.

— Не бред! — воз­му­тилась де­вуш­ка, уро­нив сле­зу. — Ты не ви­дел гла­за мо­его от­ца. Его труд­но чем-то уди­вить или ис­пу­гать. Но он был в ужа­се. Я ве­рю ему и ес­ли бы ты был пов­ни­матель­нее, воз­можно, не за­давал бы та­кие воп­ро­сы.

— Пов­ни­матель­нее? Ты о чем? — пе­рес­про­сил де­тек­тив.

— Вот, смот­ри!

Си­бил дос­та­ла из сво­ей сум­ки днев­ник от­ца и вы­тащив из не­го фо­токар­точку, про­тяну­ла Рос­су. — Я наш­ла эту фо­тог­ра­фию у от­ца. Она очень не­качес­твен­ная, но приг­ля­дись, с кем он толь­ко ра­ботал.

Росс, вы­дох­нув, взял в ру­ки кар­точку, приг­ля­дел­ся и «об­мер».

— Это… — вы­давил из се­бя Росс.

Сер­дце его зас­ту­чало силь­нее.

Он сглот­нул слю­ну и ок­руглил гла­за. Ка­кое стран­ное сов­па­дение! На фо­тог­ра­фии он от­четли­во раз­ли­чил тот са­мый об­раз су­щес­тва, с ко­торым по стран­ным сте­чени­ям об­сто­ятель­ств Росс бо­рол­ся в лиф­те, спа­сая ин­же­нера. Те же гла­за, тот же об­лик.

— Это… -пы­тал­ся най­ти сло­ва Росс. — Что это, Си­бил?

— Это фо­тог­ра­фия, ко­торую тай­но сде­лал мой отец. Он ни­ког­да мне ее не по­казы­вал и ни­чего не го­ворил. Я наш­ла ее зак­ле­ен­ной меж­ду дву­мя стра­ница­ми в его днев­ни­ке.

— Это су­щес­тво я уже ви­дел, — со­об­щил Росс де­вуш­ке, уди­вив­шись еще боль­ше ее спо­кой­ствию.

— А­арон, -об­ра­тилась Си­бил. — Это те, с кем ра­ботал мой отец. Мне уда­лось вы­яс­нить мес­то, где на­ходи­лась его ла­бора­тория. Я пот­ра­тила го­ды на то, что­бы про­лить свет на все, что про­ис­хо­дит в ми­ре и свя­зать эти со­бытия с тем, о чем пре­дуп­реждал ме­ня отец.

— И что же про­ис­хо­дит по-тво­ему? — су­мас­шедшим взгля­дом смот­рел на нее Росс.

— На­ша пла­нета уже дав­но по­сеща­ет­ся вне­зем­ным ра­зумом. И эти ви­зите­ры вов­се не же­ла­ют нам ска­зоч­но­го бу­дуще­го.

Росс ис­кри­вил скеп­ти­чес­ки гу­бы.

— Си­бил, не­уже­ли все так про­за­ич­но и пред­ска­зу­емо, как в за­нуд­ном фан­тасти­чес­ком трил­ле­ре?

— Вот имен­но! — ог­рызну­лась де­вуш­ка. — Имен­но так по их за­дум­ке мы и дол­жны ре­аги­ровать, и они сде­лали для это­го мно­гое. А ты, А­арон, ты что сле­пой? Сво­им гла­зам не до­веря­ешь? Ты же сам ви­дел их на ба­зе!

Росс про­мол­чал, по­нимая, что де­вуш­ка бы­ла пра­ва.

— Лад­но, не ки­пятись! Я спро­шу те­бя еще раз …что за 27 пла­нета?

— Я пы­талась это по­нять, — приз­на­лась Си­бил. -Да­же со­от­но­сила с рус­ским фоль­кло­ром. Па­па ведь очень лю­бил об­разность и обо­жал сказ­ки, осо­бен­но рус­ские. Ну зна­ешь, три­девя­тое го­сударс­тво, три­деся­тое царс­тво… Три на де­вять. От­сю­да это чис­ло 27! В об­щем, я приш­ла к вы­воду, что воз­можно это зем­ли Дай­ма — по­рубеж­ные зем­ли.

— По­рубеж­ные че­му? Что во­об­ще эта зем­ля со­бой пред­став­ля­ет?

— Ес­ли приз­вать в по­мощь рус­скую сказ­ку, то эта зем­ля — Зо­лотое царс­тво. Она ле­жит за три­девятью зем­ля­ми. Раз в 27 лет это царс­тво ма­ячит на го­ризон­те. Ско­рее все­го это пла­нета, ко­торую в оп­ре­делен­ное вре­мя мож­но уви­деть с Зем­ли. Я про­бова­ла сос­ты­ковать все эти древ­ние ска­зоч­ные наз­ва­ния пла­нет с сов­ре­мен­ны­ми. Но я не ас­тро­физик.

— Бо­же! — про­из­нес ти­хо Росс. — Нам что ну­жен ас­тро­физик? Ты хо­чешь зас­та­вить его чи­тать рус­ские сказ­ки?

— А­арон, ес­ли бы ты сам про­читал их, ты бы сей­час не иро­низи­ровал, — с оби­дой от­ве­тила де­вуш­ка. — Зо­лотое царс­тво — мес­то, где жи­вет ска­зоч­ный Ко­щей. Этот пер­со­наж очень по­хож… -она осек­лась, гля­дя на изум­ленно­го Рос­са и ре­шила за­мол­чать, по­ка он не от­вез ее к пси­хи­ат­ру. — Лад­но, по-тво­ему я не­су чушь.

Росс ус­та­ло вы­дох­нул. — Слу­шай, я при­нял ко вни­манию. Обе­щаю, мы вер­немся к этой те­ме раз­го­вора. Прос­то я ус­тал. Да, и ты са­ма, ду­маю, не от­ка­жешь­ся от­дохнуть?

Росс про­водил гостью в спаль­ню, по-джен­тель­мен­ски ус­ту­пив ей свою кро­вать, а сам вер­нулся в гос­ти­ную и лег на ди­ван…

Сон не шел к не­му. Мыс­ли осами роились в го­лове. Лю­тер, мяг­ко сту­пая по но­гам сво­его хо­зя­ина, по­тяги­ва­ясь, грациозно изог­нул свою спин­ку. На­щупав мес­то по­уют­нее, он еще нем­но­го по­мял го­лени Рос­са и, сде­лав круг вок­руг се­бя, мур­ча, улег­ся клуб­ком про­меж ног хо­зя­ина и своим урчанием уба­юка­л Рос­са.

В эту ночь во сне он сно­ва ви­дел Шел­ли и их ста­рый за­город­ный дом. Она го­тови­ла зав­трак: тос­ты, сыр, зе­лень и ту­шеные то­маты, ко­торые ей так силь­но нра­вились. Сол­нечные лу­чи яр­ко прос­ве­чива­ли ажур­ные де­ревян­ные бал­ки ве­ран­ды и, рас­се­ива­ясь, соз­да­вали ощу­щение у­юта. Соч­ные по­мидо­ры из­да­вали бо­жес­твен­ный за­пах и Шел­ли всег­да вды­хала этот аро­мат, неж­но улы­ба­ясь сво­ему лю­бимо­му му­жу. Ее шел­ко­вые каш­та­новые ло­коны, спа­дая с плеч, драз­ни­ли Лю­тера, слов­но мыш­ка, под­ве­шен­ная на ве­ревоч­ке. Зап­рыгнув на стол, ко­тяра тя­нул­ся к пружинистым ло­конам, пы­та­ясь ух­ва­тить их мохнатой ла­пой. Шел­ли с беззаботным видом си­дела за сто­лом в кре­мовом ши­фоно­вом платье та­кая кра­сивая и све­жая, слов­но ут­ренняя ро­за. Все бы­ло, как на яву. Росс, нас­лажда­ясь мо­мен­том, мед­ленно сел за обе­ден­ный стол, лю­бу­ясь ос­ле­питель­ной улыб­кой же­ны, которая ве­село под­хва­тила блюдо и за­бот­ли­во по­ложи­ла му­жу ту­шеных по­мидор из со­тей­ни­ка и лом­тик тос­та с сы­ром. Про­тяги­вая Рос­су та­рел­ку, она заг­ля­нула ему в гла­за, не­ожи­дан­но спря­тав улыб­ку.

— А­арон, — серьезный голос жены про­несся эхом в го­лове Росса, что нас­то­рожи­ло его, — бе­регись чис­ла 1399.

Вне­зап­но над ве­ран­дой на­вис­ли тем­ные ту­чи, под­нялся шквалистый ве­тер, ко­торый раз­ве­ял об­раз Шел­ли, слов­но дым­ку на рас­све­те. Ще­мящее чувс­тво тос­ки сразу же на­пол­ни­ло ду­шу Рос­са.

— Шел­ли, — поз­вал ее он, — не ухо­ди… не ос­тавляй ме­ня, про­шу…

— Ты спра­вишь­ся, А­арон! — от­ве­тил ему да­лекий го­лос лю­бимой. — Я с то­бой.

Гла­ва 17

А­эро­порт Нь­ю­арк. Рейс Нью-Й­орк-Май­нц

На борт са­молета поднялись двое: мо­лодая жен­щи­на, чью го­лову вен­ча­ла чёр­ная кеп­ка из кро­коди­ловой ко­жи с ак­ку­рат­но зап­ле­тен­ны­ми в ко­су каш­та­новы­ми во­лоса­ми и не­кий муж­чи­на. В сво­их изящ­ных ру­ках, оде­тых в ко­жаные пер­чатки, пас­са­жир­ка дер­жа­ла пур­пурный клатч и не­боль­шую спор­тивную сум­ку с чер­ны­ми стра­зами на кар­ма­нах. Ке­ды на вы­сокой плат­форме в тон клат­чу в со­чета­нии с уз­ки­ми чер­ны­ми джин­са­ми и та­кого же цве­та пид­жа­ком с ко­сыми лац­ка­нами с пур­пурной мол­ни­ей про­из­во­дили впе­чат­ле­ние, что де­вуш­ка толь­ко что сош­ла с мод­ных по­мос­тов Ми­лана. Росс в ее ком­па­нии, ско­рее выг­ля­дел но­силь­щиком ба­гажа, хо­тя и не­во­об­ра­зимо кра­сивым. Его от­лично­го ка­чес­тва кро­коди­ловые бо­тин­ки со ста­рыми брю­ками и клас­си­чес­ким тви­довым пид­жа­ком с не­запа­мят­ных вре­мен во­пи­юще на­руша­ли все за­коны ми­ра мо­ды, ког­да -ли­бо су­щес­тво­вав­ших во все­лен­ной. И эта со­вер­шенно нек­ра­сивая шля­па зе­лено­го цве­та на го­лове до­пол­ня­ла и без то­го стран­ный вид пас­са­жира. Кро­ме то­го, внут­реннее «уб­ранс­тво» шля­пы, за­пол­ня­ла фоль­га, ко­торая выз­ва­ла не­до­уме­ние у пог­ра­нич­ни­ков, а так­же ста­ла пред­ме­том их нас­ме­шек. Рос­су приш­лось вык­ру­чивать­ся, при­думы­вая ле­ген­ду о фо­бии об­лу­чения уль­тра­фи­оле­том во вре­мя по­лета.

— Не выс­пался, де­тек­тив Росс? — по­ин­те­ресо­валась Си­бил, бро­сив взгляд на си­дяще­го в крес­ле по­пут­чи­ка.

— Я пло­хо спал, — от­ве­тил вя­ло Росс. — Но не жа­лею. Сон был на ред­кость при­ят­ным.

— Еще бы пе­релет был та­ким же, — ска­зала Си­бил, ос­матри­ва­ясь по сто­ронам. — Это мой пер­вый по­лет.

Росс рез­ко отор­вал го­лову от из­го­ловья крес­ла и бро­сил на нее вни­матель­ный взгляд.

— Серь­ез­но? — удив­ленно спро­сил он.

— Да, — не­лов­ко улыб­нувшись, от­ве­тила де­вуш­ка. — Я не бо­юсь ле­тать, прос­то все ка­жет­ся уди­витель­но не­обыч­ным.

— Ко­неч­но! Не­чего бо­ять­ся. В слу­чае па­дения смерть бу­дет быс­трой, — по­шутил Росс, но пой­мав не­одоб­ри­тель­ный взгляд по­жилой со­сед­ки, ко­торая в не­доволь­стве скри­вила гу­бы, всем ви­дом по­казы­вая, что Рос­су дол­жно быть со­вес­тно за та­кие сло­ва, он до­бавил: -Ну или не быс­трой.

Взлет был лег­ким и Си­бил, рас­сла­бив­шись в сво­ем крес­ле, вклю­чила пле­ер с за­писью RD87 «Morning Rain» и удовлетво­рен­но прик­ры­ла ве­ки.

На­бирая вы­соту, са­молет дос­та­точ­но креп­ко трях­ну­ло, что встре­вожи­ло пас­са­жиров. Си­бил, бу­дучи не из пуг­ли­вых, все же стя­нула на­уш­ни­ки с го­ловы и воп­ро­ситель­но пос­мотре­ла на Рос­са. Тот все так­же мир­но си­дел с зак­ры­тыми гла­зами, и де­вуш­ка немного успокоилась. Че­рез не­кото­рое вре­мя са­молет трях­ну­ло сно­ва. В са­лоне проз­ву­чал го­лос стю­ар­дессы, ко­торая со­об­щи­ла пас­са­жирам, что са­молет проходил зо­ну тур­бу­лен­тнос­ти и поп­ро­сила не вол­но­вать­ся. Си­бил по­шари­ла по кар­ма­нам сво­его пид­жа­ка, но сво­ей лю­бимой же­ватель­ной ре­зин­ки не наш­ла. От­крыв свой пур­пурный клатч, она вни­матель­но заг­ля­нула внутрь: бре­лок с клю­чами от квар­ти­ры ис­чезнув­ше­го до­ма, пас­порт с би­летом, и ура -жвач­ка со вку­сом tutti frutti.

Раз­ло­жив ак­ку­рат­но ве­щи в клат­че, де­вуш­ка из­влек­ла ис­поль­зо­ван­ный ави­аби­лет. Смяв на­печа­тан­ную бу­маж­ку со сво­ими ини­ци­ала­ми, штрих ко­дом и но­мером рей­са в бу­маж­ный ко­мочек, она за­суну­ла его в сет­ку сто­яще­го пе­ред ней крес­ла…

— Пус­той сон. В прош­лый раз я ви­дел ту­шеные по­мидо­ры, — про­бур­чал, зе­вая, Росс.

По­терев гла­за, он гля­нул в сто­рону Си­бил, но свою спут­ни­цу ря­дом не об­на­ружил.

Са­молет сно­ва трях­ну­ло. Пас­са­жиры за­оха­ли. Росс под­нял штор­ку ил­лю­мина­тора и стал вгля­дывать­ся на­ружу. Свер­кну­ла мол­ния и не­бо оза­рилось ро­зовым све­том. За­тем се­рость от не­пого­ды сно­ва за­пол­ни­ла прос­транс­тво, а мол­ния на­чала ре­зать не­бо все ча­ще. Стю­ар­дессы об­слу­жива­ли пас­са­жиров го­рячим, а Росс стал все ча­ще пос­матри­вать в сто­рону ту­але­та в на­деж­де уви­деть Си­бил. Вре­мя шло, но спут­ни­ца так и не по­яв­ля­лась.

— Си­бил, все в по­ряд­ке? — пос­ту­чав в ка­бин­ку ту­але­та, за­бес­по­ко­ил­ся Росс. Но от­ве­та не пос­лы­шалось.

— Си­бил? — гром­че об­ра­тил­ся де­тек­тив.

И сно­ва ему вто­рила ти­шина.

— Ес­ли не от­зо­вешь­ся, я сло­маю дверь! — за­уг­ро­жал он.

В от­вет на мол­ча­ние, Росс вы­ломал дверь, иг­но­рируя прось­бу стю­ар­та по­дож­дать. На се­кун­ду Росс оце­пенел. В го­лове зас­ту­чало, а сер­дце, буд­то бы про­вали­лось в про­пасть. В са­лоне ту­але­та ни­кого не бы­ло. Он ли­хора­доч­но ки­нул­ся в дру­гую ка­бин­ку, третью и чет­вертую. Но Си­бил в них не бы­ло. Де­тек­тив бро­сил­ся в но­совую часть са­моле­та в по­ис­ках сво­ей спут­ни­цы, чем вспо­лошил всех борт­про­вод­ни­ков. Все они прош­лись по ря­дам са­лона, но де­вуш­ка ниг­де не бы­ла за­мече­на.

Оп­рос пас­са­жиров и сде­лан­ное объ­яв­ле­ние о про­паже мо­лодой де­вуш­ки с каш­та­новой длин­ной ко­сой то­же не да­ли ни­каких ре­зуль­та­тов.

Росс об­сле­довал каж­дый сан­ти­метр воз­душно­го лай­не­ра, на­чиная с ка­бины уп­равле­ния и за­кан­чи­вая гру­зовым от­се­ком, но по­ис­ки не увен­ча­лись ус­пе­хом, хотя, сказать честно, детектив не особо рассчитывал на положительный результат. Запертая дверь изнутри слишком громко говорила ему о том, Сибил бы­ла там, а за­тем что-то про­изош­ло, и она ис­па­рилась, при­мер­но так же, как уле­тучил­ся на его гла­зах дом, в ко­тором она жи­ла. Ничего не ос­та­валось, как при­нять сей факт, что бы­ло са­мо по се­бе не­лег­ко, и на­чать что-то де­лать. Да­же не имея по­нятия, с чем стол­кнул­ся Росс на этот раз, он все рав­но сда­вать­ся не со­бирал­ся.

Вер­нувшись в ка­бину ту­але­та, де­тек­тив еще раз ос­мотрел­ся. На по­лу воз­ле умы­валь­ни­ка ва­лялась по­душеч­ка же­ватель­ной ре­зин­ки tutti-frutti. Росс при­сел на кор­точки, что­бы ее под­нять и вдруг за­метил у са­мого ос­но­вания уни­таза ка­пель­ку кро­ви. Он дос­тал из кар­ма­на пид­жа­ка ват­ную па­лоч­ку, взял ма­зок и, уло­жив ак­ку­рат­но со­дер­жи­мое внутрь сте­риль­но­го па­кета, вер­нулся на свое мес­то. На си­дение Си­бил ос­тался ее пур­пурный клатч. Росс дос­тал с пол­ки ее спор­тивную сум­ку и по­рыл­ся в ве­щах. Изъ­яв днев­ник, и про­лис­тав его от кор­ки до кор­ки, он ни­чего по­лез­но­го, что бы мож­но бы­ло ис­поль­зо­вать в дан­ную ми­нуту, не на­шел, как, собс­твен­но, и в ее клат­че. С ави­алай­не­ра со­об­щи­ли о про­паже Си­бил Си­вирен на зем­лю.

Си­дя в крес­ле, де­тек­тив на­чал об­ду­мывать про­изо­шед­шее. «По­ка я спал, Си­бил от­пра­вилась в ту­алет. Бы­ла гро­за, свер­ка­ла мол­ния, са­молет тряс­ло, это я пом­ню хо­рошо. Воз­можно, этот мер­за­вец, по­явил­ся пря­мо в ка­бине ту­але­та из ни­от­ку­да. Ес­ли бы он про­читал ее, те­ло бы я об­на­ружил. А раз нет, есть ве­ро­ят­ность, что она жи­ва. Но в та­ком слу­чае, где же ее ис­кать?»

Рос­са ох­ва­тило чувс­тво ви­ны в ис­чезно­вении Си­бил. Ему бе­зум­но хо­телось от­мо­тать вре­мя на­зад и ни на ми­нуту не смы­кать боль­ше глаз, обе­регая свою спутницу. Теперь, зная наперед, какая сила преследовала их, он бы соп­ро­вож­дал ее да­же в ту­алет.

«Черт! Си­бил, прос­ти ме­ня иди­ота! Я дол­жен был ох­ра­нять те­бя луч­ше! По­чему я ре­шил, что ес­ли у нас эта ду­рац­кая фоль­га на го­ловах, то мы в бе­зопас­ности. Этот под­до­нок по­яв­ля­ет­ся в лю­бое вре­мя из ни­от­ку­да и где угод­но. Я прос­то ду­рак! Но что, ес­ли я поп­ро­бую выйти на твой след? Зву­чит все это не­лепо. Но, ведь каким-то образом я попал в прошлое и спас инженера. Если коридоры времени пространства открыты, то существует пусть ничтожная, но реальная ве­ро­ят­ность того, что я заставлю работать свою способность на себя сей­час. Я дол­жен поп­ро­бовать!»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 280
печатная A5
от 782