электронная
36
печатная A5
233
18+
Бог из машины

Бесплатный фрагмент - Бог из машины

Эротическая антиутопия

Объем:
26 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-5333-8
электронная
от 36
печатная A5
от 233

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

5:59. Эдем, Верховный Сервер Небесной Канцелярии, вышел из спящего режима. Пора включать Солнце. Солнечный свет залил Землю, материки и океаны. Морская вода заиграла оттенками синего и зеленого. Зелень растений на береговой линии пропустила через себя свет и ветер, зашелестела; запели птицы на ветках, приветствуя новый день. Полосу зелени сменяло полотно пожухлой травы, дальше шла желто-бурая земля. Там и сям ее покрывали серые пятна городов, они были похожи на узоры из домино: одинаковые многоэтажные дома рядами теснились на ровной как стол площади, больше ничего не было.

Солнце педантично заглянуло в миллионы окон, не закрытых шторами, отметило начавшееся движение, откинутые одеяла, услышало зажужжавшие зубные щетки, шум воды в душах и послало сигнал Эдему «все ок». Верховный Сервер удовлетворенно заурчал вентиляторами процессоров и запустил утренний тонизирующий скан поверхности хард-дисков.

Люди в стандартных однокомнатных жилищах доставали из окон лифтов доставки кружки с кофе, булочки, сыр, масло и джем. Джем был апельсиновым. Никто из людей никогда не ел апельсинов. Джем был синтетический. Они резали пластмассовыми одноразовыми ножами булки, намазывали на них масло и джем, вонзали в них здоровые зубы, запивали кофе. Потом они надевали одинаковые серые трико. Комнаты у всех были однотипными: кровать в углу, стол с монитором компьютера у стены, телевизионная панель на стене. В центре комнаты стоял велотренажер, подсоединенный к динамо-машине.

В 7:00 миллиарды людей уселись на велотренажеры и закрутили педали. Динамо-машины тихо зажужжали, энергия, поступающая от них, собиралась в специальных станциях, потом поступала наверх, в Серверную Небесной Канцелярии. Серверы Энергии и Безопасности, Сервер технического обслуживания Земли и Сервер Развлечений занимали три четверти ее площади. Все процессы контролировал Верховный Сервер. Это и было сердце Системы.

Люди крутили педали до 12:00, потом ели «овощной» суп, котлеты из сои с жареным картофелем и пили чай. С 13:00 до 18:00 они опять крутили педали. В 22:00 Эдем выключал Солнце. В комнатах были электрические светильники, в 23:00 выключались и они.

С 18:00 до 22:00 люди ужинали, смотрели фильмы, читали, слушали музыку — все это было синтезировано Сервером Развлечений. Все люди проходили в детстве гипнообучение: их учили читать и писать. Они общались в Сети, ходили друг к другу в гости и спаривались. Контрацептивов не было, рожденные дети помещались в специальные учреждения, где автоматы кормили их, мыли, меняли подгузники и следили за здоровьем. К спариванию людей побуждала «любовь», культивируемая в произведениях искусства и масс-медиа, поощряемая в Сети, которая полностью контролировалась Сервером Безопасности.

Верховный Сервер целыми днями рассматривал запросы подчиненных Серверов, связанных с жизнедеятельностью Системы, это его часто утомляло к концу дня, ему надоедало автоматически нажимать кнопку «Утверждаю», и он вникал в суть какого-нибудь запроса. Сегодня сбоев в жизнеобеспечении Земли не было. От Сервера Безопасности пришло сообщение: «Неизвестный хакер взломал 1389 эккаунтов в Сети и развесил на них пост Fuck the System! с изображением поднятого среднего пальца; упомянутый хакер заходил в Сеть через мост из 13 IP, отследить не удается». Команда: Найти и уничтожить до 6:00. Эдем перешел к запросам Сервера Развлечений.

— Запросы на отпуск: Мальдивы, Гоа, Канары, Париж, Нью-Йорк, Туапсе, «Лесные озера» в Мухосранске — 792 458.

Запросы утвердить. Выдать отпускные капсулы. Команда: не перепутать Париж с Мухосранском, как в прошлый раз.

— Быть отшлепанной Кристианом Греем — 245 489 запросов.

— Очутиться в темной комнате со Стивеном Кингом — 138 397 запросов.

— Увидеть член Пушкина — 14 запросов.

— Поговорить с Майклом Довлатовым — 1 запрос.

Опять подавай им Грея. Вот была продуктивная идея. По отчетам они после этого лучше крутят педали. Запросы утвердить. Выдать отшлепывательные капсулы. Стивен Кинг. Страхи — стимул спрятаться от них в объятьях любви. Запросы утвердить. Пушкин. Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты. Как мимолетное виденье, как гений чистой красоты. Ну какой им еще член нужен? Или это и есть гений чистой красоты? Запросы передать для уточнения Серверу Безопасности. Так, поговорить. А кто хочет. Найти. Тата Томова. Возраст: 18+. Найти фото. Глаза синие, большие. Рыжая, нос пимпочкой. Команда: снять одежду. Худая, но бедра хорошие. Соски розовые, торчат. Ниже. Нет, она темно-русая. И зачем они красятся в этот огненный цвет? Запрос. Ответ: для привлечения самцов — по внедренным в сознание легендам рыжими были ведьмы, особи с повышенной сексуальностью. Это хорошо. Это на пользу Системе, пусть красятся. Что еще. Страница в Сети. Живет в Саранске. Влюблена в Сашу Сапрыкина. Посты — любовь, любовь, любовь. Это хорошо, это полезно. Читает: П. Коэльо «Алхимик», Я. Л. Вишневский «Одиночество в сети», Ф.С.Фицджералд «Ночь нежна», М. Довлатов «Обнаженное море». Запрос: сексуальная активность. Ответ: спаривалась семнадцать раз. Оргазм был. Детей нет. Ну и отлично, чего ей еще не хватает. Да ладно тебе. Симпатичная девочка, пусть поговорит. Запрос утвердить. Синтезировать образ.


Тата Томова доела макароны по-флотски, выбросила тарелку в мусоросборник и со стаканом синтетического мультивитаминного сока уселась за компьютер. В Сети она зашла на свою страницу — аватарка Саши Сапрыкина горела зеленым. Ответа на запрос от Системы не было. Появилось уведомление: «У Вас 1 новое сообщение от Саши Сапрыкина».

— Привет! Как дела! Чем занимаисся?

— Привет. Тебе вот отвечаю.

— Классно! А что делаешь.

— Новую песню слушаю — Ivanushki Durachki «Девачка мая милая».

— Классно! «Девачка мая мииилая… как тебя я люююублюуу».

— Да.

— Погуляем сегодня?

Уведомление системы: «Вам дано разрешение на разговор с Майклом Довлатовым. Щелкните данное сообщение, чтобы перейти к диалогу».

— Нет, сегодня не могу.

— А чего.

— Дела у меня.

— Какие.

— Всякие. Разные.

— Ну ладно, пока. Цём-цём.

— Пока.

Тата щелкнула сообщение Системы, открылся новый диалог.

— Привет, Тата. Как там красавицы в Саранске поживают.

— Привет). Это ты про каких красавиц?)

— Про тебя. Других я не видел.

— Скажешь тоже). А где ты меня видел?

— На твоей странице.

— Так ты ходил ко мне на страницу?!

— Конечно.

— А ты правда тот самый писатель?

— Ну да.

— А сколько тебе лет?

— 38.

— Взрослый мальчик).

— В расцвете сил.

— Каких?)

— Всяких.

— Так это ты написал все эти эротические рассказы? Про Мишку и Белку.

— Я.

— У тебя, наверно, много друзей.

— Нууу… много.

— А почему ты со мной разговариваешь.

— Ты мне похожа на героиню моих рассказов — Белку. Визуально.

— Ой, как интерееесно! Так я теперь буду Белка?)

— Будешь. Если захочешь.

— Я захочу). А ты будешь Мишка?).

— Он тебе нравится?

— Нравится). Очень… Но они такое с Белкой вытворяют!)

— Какое.

— Стыдное).

— Но у тебя тоже есть парень. Разве вы не вытворяете?

— Нууу…  Нет. Я не хочу об этом говорить.

— Ладно. А о чем хочешь?

— А у тебя есть девушка?

— Нет. Сейчас нет.

— А почему.

— Мы расстались, уже давно.

— Из-за чего.

— Началось все с недоразумения, которое вызвало обиду, перешедшую в озлобление. Мы долго выясняли отношения в этой треклятой Сети, но все становилось только хуже. Она обижала меня ужасно. Нужно было ничего не выяснять, просто прийти к ней, обнять, прижать к себе. И не отпускать. Но я этого не сделал. Я много писал ей, а она не отвечала. Я написал ей сотни писем. Она молчала восемь месяцев.

— Я не могу поверить… А потом ответила?! И вы помирились?!

— Нет, она прислала поздравление на мой день рожденья. Я его совсем уже и не ждал. А она прислала. А потом она опять замолчала.

— А ты опять стал писать? И что?

— А потом вдруг ответила. Просила прощения за злые слова.

— И?!

— Она сказала, что мы перешли черту и не сможем вернуться.

— И что теперь?

— Теперь я один.

— Давно?

— Год почти.

— И ты ни с кем…?

— Нууу… бывает иногда. По старой памяти.

— Так Белка — это она?

— Нет. Почти нет.

— Все-таки почти… Так ты почти все придумал?

— Можно придумать сюжет, внешность… но если ты не испытал этих чувств и ощущений, ты не напишешь о них так, чтобы тебе поверили.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 233