электронная
252
печатная A5
570
18+
Бог Галактики

Бесплатный фрагмент - Бог Галактики

Объем:
338 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-0849-9
электронная
от 252
печатная A5
от 570

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.

«Все нижеописанные события основаны на реальных фактах и, возможно, имели место в действительности»

(Луи-Эспер Тудекович, «Собрание четырёх лун»)

***

Любой мечтает стать всемогущим богом. Сила бога Галактики нужна всем, и от такого никто не откажется. Кроме единственного человека, которому, по прихоти судьбы, уготован выбор высших сил. Говорят, один в поле не воин: бывший космодесантник Леон Джаггер не знаком с таким правилом. Вся его жизнь — борьба одного против всех. Ему противостоят злобные киборги-краки, инопланетные спецслужбы, таинственные монахи ордена Света. Авантюристы всего мира бросились в безумную гонку за силой галактического божества. Но в какие бы безнадёжные ситуации ни попадал, в каких бы переделках ни бывал, Леон никогда не сдаётся. Особенно, когда на кону жизнь любимой и всего остального мира.

Даран

ЧАСТЬ 1

ГЛАВА 1

Они настигли меня тогда, когда я меньше всего этого ожидал. Две тени спереди, две сзади. Они не торопились. Опасаться им было некого и нечего. В этом районе гетто и днём никогда не появлялись полицейские, а уж ночью подавно. Звать на помощь было бесполезно. Люди здесь никогда ничего не слышат и не видят, и никому не помогают. Тем более, такому идиоту как я. Только совершеннейший кретин мог попасться на дешёвый трюк с телефонным звонком. Каким героем чувствовал я себя, когда спешил на эту встречу, таким же дураком чувствую сейчас. Правда, у меня есть одно оправдание, если конечно идиотизму можно найти оправдание. Меня ввёл в заблуждение её голос. Этот голос кого угодно может ввести в заблуждение. И я поверил. Поверил всему. И в то, что она подруга Джина, и в то, что мой друг в опасности, и главное в то, что я должен немедленно мчаться в это чёртово гетто.

Они медленно, вальяжно подходили ко мне. С первого взгляда было видно, что это профессионалы. По перебитым носам, мягкой крадущейся походке, буграм мышц, выпирающим на кожаных куртках. Мне приходилось не раз в своей полной опасностей и приключений жизни сталкиваться с подобного сорта людьми. Бывшие космодесантники, бывшие оперативники спецслужб, просто крепкие парни, занимавшиеся спортом, они ничего другого и не умели кроме как крошить другим черепа. Зато это у них получалось мастерски. Это был самый опасный сорт противника. Это были профессионалы. Они не делали того множества торопливо ненужных движений, что свойственны новичкам. И не были так небрежны в схватке, как уличная шпана. Они били всегда наверняка. Сильно и точно. И не дай бог попасть под такой удар.

В многочисленных схватках я отработал до автоматизма ведение боя с таким противником. Стоило быть крайне осторожным. Просчитывать не то, что каждый шаг, каждое сокращение мускулов на несколько ходов вперёд. В такой схватке ошибиться одним движением означало потерять жизнь. Дыхание, чувство ориентации в пространстве, ощущение «третьего глаза» — всё имело значение.

Я прекрасно знал свои способности; каждого из моих противников по отдельности уложил бы в два счёта. Но четверо профи — это слишком даже для меня.

Шансов благополучно выбраться из этой передряги у меня было немного. Одно неловкое движение, и ты покойник. Мои противники прекрасно это понимали. Численный перевес за ними, ребята они не промах и прекрасно знают своё дело. Так что, считай, я уже полностью в их власти.

Они уже видели меня своей добычей, но видит бог, они всё-таки немного поторопились. В таких ситуациях я никогда не теряю головы и всегда действую хладнокровно, рассчитывая каждый свой шаг, каждое движение, стараясь избежать малейших ошибок. Короче, я отступил к стене ближайшего дома и стал ждать.

Ждать пришлось недолго. Самый здоровый из «горилл» вдруг резко ударил. Не отклони я немного голову, мне пришлось бы плохо. Кулак просвистел у самого уха и с силой врезался в стену. Посыпалась штукатурка. Парень удивлённо посмотрел на меня, не понимая, что происходит. Следующий раз он удивлялся, несомненно, в больнице; мой прямой правой сломал ему челюсть, по крайней мере, в двух местах.

В следующий миг я ударом ноги буквально впечатал ботинок в солнечное сплетение стоящего справа бандита. Его тело, описав плавную дугу, отлетело метров на десять и с шумом мусорного мешка, выкинутого на улицу, плюхнулось на землю. Где и благополучно затихло.

Оставшиеся двое действовали более осмотрительно. Они неплохо владели искусством рукопашного боя, и мне с ними пришлось повозиться. Но не зря меня в третьей бригаде космодесанта дивизии «Непобедимых» прозвали Костоломом. В бытность космодесантником я, бывало, схватывался с ребятами и покруче.

Если первых моих противников я уделал довольно быстро, воспользовавшись их чрезмерной самонадеянностью, то оставшиеся действовали более осмотрительно. Один, среднего роста крепыш с большим шрамом во весь лоб, занял позицию прямо передо мной. Он слегка покачивался на носках и ловил малейшее моё движение. Второй, высокий худой, двигаясь бесшумно, кошачьими движениями, заходил на позицию слева от меня. Он передвигался, несомненно, красиво, но сам того не ведая, допустил одну непростительную ошибку. Ноги при таком передвижении следовало переставлять в такт «рок», а не в такт «медиум», как это делал он. Ошибка небольшая, в любое другое время и с любым другим противником, менее подготовленным, она не имела бы никакого значения. С любым другим противником, но только не со мной.

Неуловимым движением я присел и резко двинул ногой в пах худого. Тот мгновенно сломался, от всей его кошачьей грациозности в миг не осталось и следа. Худой рухнул, схватившись руками за одно место, и совсем не профессионально завопил.

Крепыш, не разобравшись, от неожиданности ударил в то место, где мгновением назад была моя голова. Предвидя это, я встретил эту попытку ударить, всё той же ногой. Нога удачно встретилась с корпусом крепыша и несколько его рёбер с явственным хрустом сломались. Добивая противника, я молниеносно распрямился, подобно высвобожденной пружине, и ударил в подбородок своего противника. Изувеченный крепыш, продолжая движение, улетел на несколько метров по неровной траектории.

Я, даже не успев поинтересоваться здоровьем человека со шрамом, мгновенно отскочил в сторону. И сделал это как раз вовремя. Всё-таки это были профессионалы, и с этим стоило считаться. Долговязый на удивление быстро пришёл в себя. Либо мой удар не был столь эффективен как я посчитал, либо мой худой противник лишь сделал вид, что ему так больно, а может у него в месте, где пришелся удар находились имплантированные органы или не было таковых вовсе, но стоило мне на сотую долю секунды отвлечься, добивая крепыша, как худой не преминул этим воспользоваться. И врезал он, надо сказать, вовсе неплохо. Я едва уклонился от просвистевшего словно снаряд кулака. Наклонившись, я всем видом показал, что удираю но, развернувшись спиной к противнику, сильно лягнул назад. Обиженный своим первым явно неудачным ударом я вновь ударил долговязого в пах, но на этот раз вложил в удар всю силу, и удар получился отменный. Долговязый даже не смог закричать, только выдохнул что-то нечленораздельное и рухнул как подкошенный.

«Да, друг, если ты ещё не обзавёлся потомством, сейчас тебе это будет сделать сложнее», — прокомментировал я данное событие и с облегчением перевёл дух. Я вновь выиграл схватку.

Но успокоившись, я забыл одно золотое правило — никогда не стоит терять бдительности. Всегда должен оставаться хотя бы небольшой, незначительный допуск на непредвиденный поворот событий. Со мною бывало уже не раз, когда я полностью уверенный в своей победе в самый последний момент оказывался поверженным.

Так случилось и на этот раз. Я уже совсем праздновал победу, как допустил непростительную ошибку. Добивая последнего головореза, упустил из вида, что делается за спиной. Почувствовав неладное, я резко обернулся. Поздно. Раздался выстрел и в мою руку впился шприц-патрон, явно начинённый каким-то наркотиком. Я моментально выдернул его, но наркотик уже начал действовать. Перед глазами поплыли круги, и я потерял сознание.

Белый потолок, белые стены, бледное лицо склонилось надо мной. Я резко вскочил с койки и бледнолицый шарахнулся прочь. Навстречу мне от двери шагнули два здоровых бугая с автоматами наизготовку. Из-за остаточного действия наркотика перед глазами поплыли круги. Ощущение не из приятных. Я сделал пару глубоких вдохов, потом, не спуская глаз с охранников, медленно отступил и осмотрелся.

Я очнулся в небольшой комнатушке, где кроме кровати ничего не было. Совершенно стерильная комната с привинченной кроватью и стенами без окон. На моих руках и ногах красовались браслеты энергонаручников. Шею опоясывал энергоошейник.

«Весёленькое дельце, поймали как куропатку в силки, — подумал я, — что же это за ловец такой прыткий и почему я до сих пор жив?»

На ум почему-то сразу пришел наркобарон Бордо. Помнится, именно ему я попортил немало крови в последнее время. С него станется. С неделю назад ребята Бордо уже пытались со мною разобраться. Безуспешно. Правда, тех четверых профи тогда не было, но Бордо мог нанять их позже. И уж точно Самюэль Бордо не стал бы меня сразу убивать. Он бы вдоволь полюбовался видом моих страданий, выжав из меня всю кровь по капле. Хотя нет. Бордо, как и другие подобные дельцы, отпадает; дорогостоящие энергонаручники и армейские автоматы — это явно не в его стиле.

«Хотя… Как знать. Как знать».

Бледнолицый, видя, что я спокойно стою, осмелел и выполз из-за широких спин «горилл» с автоматами. Он подошёл вплотную и принялся в упор разглядывать меня. Я в свою очередь стал любоваться его физиономией. Физиономия прямо сказать преотвратительная. Сморщенное личико с близко посаженными, бегающими глазами, нос крючком и рот много больше стандартных размеров. Явно не красавец. Сложение тоже не богатырское. Хоть ростом бледнолицый был почти с меня, впалая грудь и практически полное отсутствие мышц, не проглядывающих сквозь белый халат, портили впечатление. В руках человек с бледным лицом держал пульт управления наручниками.

С энергонаручниками мне приходилось сталкиваться и прежде. Неприятная вещь. Освободиться от них, как и от энергоошейника, практически невозможно. Единственный способ их отключить — посредством пульта дистанционного управления, который и держал в руках бледнорожий. Прекрасно зная, что такое энергонаручники, я стоял не шевелясь, ожидая, что будет дальше.

— Леон Джаггер, если не ошибаюсь? — проверещал бледнорожий неприятным, как и его физиономия, голосом.

Я не ответил. Не люблю, когда со мной знакомятся подобным образом и подобным тоном.

— Что ж, повторю вопрос, но несколько иначе, — пропищал бледнолицый и с силой нажал кнопку на пульте от наручников.

В тот же миг всё моё тело пронзила чудовищная боль. Боль названия и аналога которой нет в естественных условиях, мгновенно проникла буквально во все клеточки моего многострадального организма. Это было что-то среднее между зубной болью и болью ломаемой коленной чашечки. Паралич сковал конечности, болевые волны-импульсы несколько раз пронизали тело. К счастью, весь этот кошмар длился считанные доли секунды. Всё тело покрылось неприятным липким потом. Боль пропала также внезапно, как и появилась. Вовремя. Ещё немного такой пытки и я бы, пожалуй, отправился в мир иной.

Бледная рожа приблизилась вплотную к моему лицу и мерзко усмехнулась.

— Что ж, продолжим наш приятный разговор, — сказал бледнолицый мучитель и многозначительно помахал пультом управления энергонаручников.

— Чем обязан таким вниманием скромный экс-десантник Леон Джаггер? — спросил я, с трудом приходя в себя после пытки.

— Здесь вопросы задаю я, — бледное лицо едва не посинело от возмущения.

— Задавайте, — широким жестом разрешил я.

— Итак, повторяю. Вы ли тот самый Леон Джаггер, который во время военной операции на Ирокзане попал в плен к Терам и спустя год бежал?

Белое Ирокзанское солнце нещадно палило, раскаляя камни и песок вокруг нас. Мы, тридцать космодесантников из элитной дивизии «Непобедимых» были обречены. Нас предали или, выражаясь языком большой политики, принесли в жертву высшим интересам.

Так иногда бывает. Тебя, крепкого парня в военной форме и ещё двадцать девять таких же, как ты хорошо обученных десантников высаживают на планету Ирокзан, находящуюся под юрисдикцией Теров, с благородной миссией освобождения заложников. Информация о которых поступила из ФРУ — Федеративного Разведывательного Управления. Операция тайная, поскольку официально Федерация не воюет с Терами. И вот когда вас уже забросили на этот проклятый Ирокзан, вдруг выясняется, что никаких заложников здесь нет, и никогда не было. Кто-то дезинформировал Федеральное Разведывательное Управление и, поскольку Федерация всё-таки официально не находится в состоянии войны с Терами, тридцать отборных и хорошо вооружённых космодесантников во имя высших интересов бросают на произвол судьбы.

Не знаю, что это были за интересы, но умирать ужасно не хотелось.

Наверное, Теры бросили на нас не меньше дивизии и всё лишь с одной целью уничтожить один единственный взвод космодесанта Федерации. Чтобы потом растрезвонить на всю Галактику о том, какими методами действует Федерация для достижения своих интересов.

Первым погиб сержант Паремс, командир третьего отделения. Его тело разлетелось на множество кусков от прямого попадания очереди из гранатомета, когда отделение Паремса, двигавшееся немного впереди остальных, приблизилось к серебристому ангару в форме тора, в котором якобы находились заложники. В следующие несколько секунд под шквальным огнём погибли и все остальные десантники из его отделения.

Наш взводный, лейтенант Костормский, поняв, что мы попали в засаду, быстро отвёл остатки взвода к ближайшим валунам, единственному укрытию в окрестностях проклятого ангара, и мы, рассредоточившись, залегли за камнями, заняв круговую оборону.

Сначала Теры предложили нам сдаться. На что рядовой Дрек предложил им отправляться ко всем чертям. Спустя мгновение валун, за которым залёг Дрек и сам рядовой превратились в груду раскалённого шлака. Мы открыли ответный огонь, вступив в неравный бой. Но что это был за бой. Бойня, — не бой. Броня скафандра десантника спасала лишь от осколков и одиночных энергозарядов. Попадание всего другого большего калибром — смертельно. Бой разгорелся нешуточный. Мы отбивались как черти, но что мы могли поделать, кроме как геройски умереть? То один, то другой десантник гибли на камнях. Между тем оставшиеся в живых не сдавались, вжимаясь в валуны и продолжая ожесточённо огрызаться на все попытки Теров нас атаковать.

Такого скопления Теров я никогда прежде не видел. Казалось, армии всех теровских колоний собрались вокруг нас с единственной целью уничтожить нескольких космодесантников Федерации. Нас утюжили артподготовкой, после этого авиация наносила точечный удар по пяточку, на котором расположился наш взвод. Потом Теры шли в атаку. Мы эту атаку отбивали, поскольку наш любимый генерал Лори любил говаривать: «десантник из дивизии „Непобедимых“ сдаётся лишь в случае своей смерти». После того как мы отбивали очередную атаку, нас снова утюжили и снова пытались атаковать. Всё это повторялось столько раз, что я потерял счёт атакам.

Я старался экономить энергозаряды и гранаты, стреляя лишь в случае, если был твёрдо уверен, что точно попаду в цель. Наконец последний заряд и последняя граната были израсходованы. Сухо щёлкнул боёк моего автомата. Я повернулся к лейтенанту, занявшему оборону справа, но увидел лишь обезглавленное тело взводного. Осмотревшись, я заметил, что из всего десантного взвода я один остался в живых; кругом валялись лишь безжизненные, истерзанные тела десантников.

Солдат моего взвода.

— Я последний раз спрашиваю. Вы ли тот самый… — начал вновь всё ту же песню бледнорожий, с угрозой сжимая дистанционное управление наручниками.

— Да, я тот самый Леон Джаггер, который попал в плен к Терам на Ирокзане, и спустя год бежал, перебив голыми руками многочисленную охрану, — прервал я бледнолицего обладателя пульта управления моими энергонаручниками.

После этих слов, сказанных, по моему мнению, вполне миролюбивым и спокойным голосом, бледнолицый в ужасе отшатнулся и уже издали продолжил допрос. Он нажал кнопку на пульте управления наручниками, мои руки и ноги сомкнулись, лишая тем самым меня малейшего шанса на побег.

— И тот самый, который начал заниматься диоке-джи, разновидностью рукопашного боя, с трёх лет, а к двадцати стал чемпионом Джагии, планеты в системе Прокса? — продолжал бледнолицый.

Я молча кивнул, давая тем самым понять, что он меня не перепутал ни с каким другим Леоном Джаггером чемпионом Джагии.

— Очень хорошо, прямо великолепно, — бледнолицый расцвёл от моего ответа и, выудив откуда-то красно-синюю папку, раскрыл её и принялся вдумчиво читать.

— Итак, чем же ещё знаменит интересующий нас Леон Джаггер, — проговорил бледнорожий голосом присяжного заседателя и стал читать. — Родился на планете Джагия в семье потомственных межзвёздных торговцев. Учась в школе, интенсивно занимался диоке, и в скором времени весьма преуспел в этом виде рукопашного боя. Среди сверстников прославился взрывным характером. Однажды перекалечил целую банду, господствующую в микрорайоне, где он проживал лишь за то, что хулиганы невежливо отозвались о его подружке. После этого уже никто не решался невежливо отзываться ни о Джаггере, ни о его друзьях… Учёба в энерготронном колледже. Получил диплом с отличием. Трижды становился чемпионом планеты по диоке-джи. Был приглашён в сборную Федерации, но неожиданно для всех бросил начавшуюся блистательную карьеру энергоинженера и спортивной суперзвезды, и завербовался в космодесант. Семь лет прослужил в элитной дивизии «Непобедимых». Один из лучших бойцов спецроты. Необычайно везуч. За всё время службы ни одного серьёзного ранения. При выполнении секретной операции на Ирокзане под кодовым названием «Крыло Ворона» попал в плен. И опять невероятное везение. Остался в живых один из всего взвода. Спустя год совершил дерзкий побег. После ирокзанского плена ушёл в отставку. Последующие несколько лет занимался чем придётся. Вышибала в баре. Техник космосвязи. Последнее время выполнял разовые поручения своего друга Джина Конвенало, частного детектива. Операция «Даран без наркотиков» — это его рук дело. Вот, пожалуй, вкратце и всё. Что ещё можно добавить. Неизменно пользуется популярностью у женщин. Весьма опасен для своих врагов. Не то чтобы очень мстителен, но врагов своих не забывает. Все знавшие Джаггера отмечают отличительную черту его характера — никогда и ни при каких обстоятельствах он не сдаётся, и всегда ищет выход из любой, самой тяжёлой ситуации. И надо признать небезуспешно этот выход находит.

Бледнолицый вновь приблизился ко мне и торжествующе посмотрел прямо в глаза, давая понять, что ему известно обо мне буквально всё, и я в полной его власти.

«Нет, это явно не Бордо. Тот не стал бы собирать на меня досье, а просто распял бы голого на стене в подвале своего шикарного особняка и вырывал бы раскалёнными щипцами куски из моего тела. И это явно не маркиз Лукреция. Тот бы, попадись я ему в руки, просто-напросто отрезал мне голову и украсил её свой кабинет, что располагается на последнем этаже Махнетевского небоскрёба. И уж явно это не подлый Фред. Тому досье совсем ни к чему. Этот бы, не торопясь, содрал с меня кожу и всё ещё живого выбросил в реку Тар, что протекает неподалёку от его поместья. Скорее всего, судя по досье и армейским автоматам, я в руках одной из спецслужб, коих так много на Даране».

— Джаггер, мы знаем о вас буквально всё, и в ваших же интересах не делать глупостей! — торжествующе проговорил бледнолицый.

«Всё, да не всё, — подумал я, — например, эта бледно-голубая рожа наверняка не знает, что я способен, в своём теперешнем состоянии полностью скованный энергонаручниками, нанести удар, называемый среди мастеров диоке „поцелуй быка“». Это когда вы практически неуловимым для посторонних движением слегка подпрыгиваете, резко подтягиваете ноги к груди и, распрямляя их, наносите удар. Такой удар валит с ног даже лошадь, не то, что какого-то хлипкого бледнорожего.

Я оценивающе посмотрел на своих стражников. Одетые в пятнистую военную форму, с автоматами Крамера в руках, вид они имели грозный и устрашающий. Конечно, если хоть один из этих пятнистых здоровяков успеет пальнут из АКРа, то мне крышка. Если успеет. Автомат Крамера — это вам не игрушка, это не какая-нибудь винтовка В-13, не способная пробить даже самый дешёвый бронежилет. И уж тем более это не Магнум-68, который хоть и бьёт неплохо, но всё же годится лишь для ближнего боя. АКР — оружие мощное, армейское. Я семь лет не расставался с ним и знаю, что это такое. Попади всего один энергозаряд, и остатки моего тела будут долго отмывать от стен этой стерильной комнаты.

И всё же, не смотря на то, что мои противники были хорошо вооружены, а я зажат в энергобраслетах, как кролик в капкане, шанс выбраться у меня был. Пятнистые охранники, успокоенные чтением бледнолицего, слегка опустили стволы автоматов и немного расслабились. Ошибочка с их стороны небольшая, но я не преминул ею воспользоваться.

Я глубоко вздохнул, как бы говоря: попался, что уж теперь, делайте со мной что хотите, и потупил взор. Раздался довольный смешок моего мучителя. В следующее мгновение я нанёс «поцелуй быка» смешливому бледнолицему. За одно неуловимое мгновение до этого, выбив из его рук дистанционное управление энергонаручниками. Бледнорожий, как пушечное ядро улетел к дверям, где сбил с ног охранников. Вся троица свалилась в одну беспорядочную кучу.

Мои тюремщики ещё барахтались, а я уже успел на лету подхватить дистанционное управление и нажать кнопку отключения наручников. Браслеты и ошейник спали с меня, и я стремительно кинулся к охранникам. Самый проворный из них успел вскочить на ноги, правда, выронив в сутолоке автомат. Он попытался ударить ногой, но немного не успел. Я опередил его в этом, и охранник, охнув, грохнулся на пол. Второй страж к тому времени подхватил оброненный автомат и попытался выстрелить, но опять-таки не успел. Я коротким ударом успокоил его. Бледнолицый, которому в этой скоротечной схватке досталось больше всех, лежал бесформенной грудой и вообще не шевелился.

Оглядев поле боя, я принялся не торопясь, раздевать одного из охранников, того который имел примерно мою комплекцию. Хотя на мне и сидел как влитой новенький костюм, купленный на днях в супермаркете «Вавироси», я без сожаления пожертвовал им, переодеваясь в униформу охранника. Бывают моменты в жизни, когда приходиться жертвовать и большим.

Мысль о том, чем же и кого мог заинтересовать бывший десантник Леон Джаггер, не давала мне покоя, пока я переодевался в пятнистую одежду. Версий было хоть отбавляй. Понадобиться я мог огромному количеству заинтересованных лиц и организаций. Кроме наркобаронов я мог быть также интересен и ФРУ. Из-за побега от Теров, или, например, в связи с деятельностью частного детектива. Фэрэушникам могла понадобиться информация о Терах или об Ирокзане. Или о том и другом вместе. Да и просто врагов у меня на Даране было предостаточно. Взять хотя бы тех же наркомафиози. Или, наконец, меня мог похить не в меру ревнивый муж, той самой шикарной блондинки, с которой я провёл бурную ночь на прошлой неделе. Хотя это уже слишком. В конце концов, я решил понапрасну не ломать голову и отложил решение этой проблемы до своего полного освобождения.

Где бы я ни был, и в чьём бы логове ни находился, задача передо мной стояла одна — побыстрее выбраться на волю. Как известно, безвыходных ситуаций не бывает и шанс благополучно выбраться у меня оставался. Правда, один из десяти в пятой степени, но всё же он имелся, и я не стал медлить, дожидаясь, когда спохватятся бледнолицего.

Переодевшись в пятнистую форму, я подобрал энергонаручники и тщательно закрепил их на руках, валявшихся без сознания «горилл». Энергоошейником я стянул лодыжки бледнолицего. Подобрав пульт управления, направил луч дистанционного патрулирования вверх. В следующую секунду энергобраслеты примагнитились к потолку, а вся троица оказалась висящей, словно живописная гроздь винограда. Охранники выглядели прыгунами в высоту, подпрыгнувшими и так и не приземлившимися, бледнорожий, напротив, напоминал прыгуна с трамплина входящего, словно нож в воду. Зрелище было настолько комическое, что я не сдержался и улыбнулся.

Подобрав автоматы с пола, я разрядил один из них и отбросил в сторону, забрав обойму. Проверив автомат Крамера, я подумал, что теперь моим врагам, кто бы они ни были, будет нелегко справиться с бывшим десантником из дивизии «Непобедимых» Леоном Джаггером и осторожно выглянул за дверь. Моему взору предстал коридор с одинаковыми рядами дверей, узкий, длинный и без окон. По левую сторону от меня коридор заканчивался лифтом. В коридоре никого не было.

Самый быстрый способ выбраться наружу лежал через лифт. Поскольку я не знал вниз мне нужно спускаться или же наоборот (если я нахожусь под землёй) подниматься наверх, то я решил воспользоваться лифтом, а не лестницей. При удачном стечении обстоятельств, через несколько секунд я был бы на свободе. И хотя жизнь научила меня тому, что самые лёгкие пути не всегда самые надёжные, я беспечно направился в сторону лифта. Едва я успел приблизиться к лифту, как его дверцы раздвинулись, и в проёме появилась девушка в белом халате. Брюнетки редко производят на меня впечатление, но тут, признаться, я был поражён. Идеально правильное сложение её тела, проглядывающее сквозь тонкий халатик, гармонировало с идеальными чертами лица. Девушка в белом пыталась выкатить из лифта тележку с каким-то оборудованием. Оборудование было тяжёлое и девушка, смущённо посмотрев на меня, ангельским голоском попросила ей помочь.

«Явно это не владения наркомафиози Алонсо Бордо, — подумал я, едва не подавившись собственным языком. — Не припомню я у него таких красоток. А уж к красивым женщинам я всегда был не равнодушен, и если бы видел это произведение искусства ранее, наверняка бы не забыл. Да и в белых халатах не принято ходить по владениям Бордо, да ещё с какими-то приборами в придачу. Всё это очень смахивает на резиденцию секретной службы».

Ошарашенный под взглядом красавицы, я всё же довольно быстро взял себя в руки. Девушка приняла меня за одного из секьюрити, и мне не стоило разочаровывать её в этом. Я бросился (возможно, несколько быстрее, чем следовало) помогать ей в силу своих скромных возможностей. Мы общими усилиями выкатили тележку из лифта и я, как истинный джентльмен, проводил мою спутницу до ближайших дверей. Она вежливо, глядя на меня большими невинными глазами, поблагодарила и, пока я соображал, где я уже слышал этот голос и под каким предлогом попросить номер телефона, спокойно уложила меня электроразрядником. Реакция у меня отменная, но убей бог, я так и не понял как она выхватила электрошок.

Яркая вспышка, и я вновь погрузился в темноту.

ГЛАВА 2

Мне снился сон, тягучий и липкий, как душная ирокзанская ночь. Я бежал по мёртвой пустыне, обжигаясь о раскалённые камни в безумной попытке уйти от преследовавших меня кошмаров. Но всё было тщетно. За спиной стремительно надвигалась стена погони. Кого там только не было. И ирокзанские следопыты, бесшумно скользящие словно тени в царстве мёртвых, и отборные теровские гвардейцы, громыхающие коваными сапогами, как слоны во время брачного периода, и наркомафиози, усилено шевелящие микроскопическими мозгами. Оглянувшись, я с ужасом рассмотрел в толпе преследователей агентов ФРУ, за которыми маячили неопределённые очертания краков. Омерзительные хари краков противно скалились. «Мы возьмём тебя живым, и тогда ты узнаешь, что такое вечность», — гоготали краки. И ещё множество неизвестных мне лиц и физиономий гналось за мной с единственной целью: завладеть моим бренным телом и моей бессмертной душой.

Тут я, наконец, проснулся весь в липком поту, но открывать глаза не стал. Я услышал разговор, который меня весьма заинтересовал, поскольку речь в нём шла обо мне. Говоривших было трое. Один, судя по писклявому противному голоску, был бледнорожий. Других я не знал.

— И вы всерьёз считаете, что этот молодец может справиться с тем, что оказалось не под силу нашим самым лучшим и опытным агентам? — говорил один из незнакомых мне голосов, судя по начальственной интонации, шеф этой троицы. — Фляровский, зона «Тронус» это вам не Ирокзан, это историческая вотчина Теров. Самое их логово. Плюс ко всему, это зона неопределённости. А вы сами прекрасно знаете, что это такое. Там полно всякого космического сброда, начиная от работорговцев и заканчивая наркомафиози. Ко всему прочему, Теры в последнее время активизировались, пытаясь навести порядок, и рыщут по планете, словно шакалы в Манарской пустыне. К тому же, каким образом вы заставите этого супермена выполнять наши приказания? Если судить по его попытке удрать, он не из тех, кто добровольно позволит себя закабалить.

— Вот это как раз не проблема, — вмешался в разговор второй невидимый собеседник, который, если судить по терминам энерготронники, используемым в его речи, был техником-энергологом. — Гипоэнергетическая бомба в мозгу кого угодно сделает послушным и покладистым.

— А если и это не поможет, то у нас припасены ещё кое-какие методы воздействия. Так сказать, взовём к его чувствам. Изучив характер Джаггера, я уверен, что он не сможет устоять и будет вынужден выполнить то, что мы ему прикажем.

— На худой конец, мы сможем полюбоваться зрелищем разлетающихся мозгов Джаггера, что тоже само по себе неплохо, — вмешался бледнорожий и с натугой захихикал.

— Голову ему оторвать мы всегда успеем, — резко оборвал хихиканье бледнолицего голос с начальственными интонациями. — Вы не хуже меня знаете, что это последняя попытка завладеть элементом икс. Трудно себе представить, что произойдет, если мы не воспользуемся оставшимся небольшим запасом времени и не завладеем элементом.

Наступила пауза, все сокрушённо замолчали.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 570