электронная
12
печатная A5
412
18+
Блуждающий демон

Бесплатный фрагмент - Блуждающий демон

Объем:
166 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-1310-1
электронная
от 12
печатная A5
от 412

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Волнующие события

Шла самая обычная рабочая неделя. Уставшие люди то и дело зевали, волоча ноги на ненавистную работу. Атмосфера была отнюдь не умиротворяющая, и в воздухе чувствовался запах подступающей рутины. Джонатан так же, как и все обыватели, проснулся пораньше утром, дабы выкроить немного свободного времени из плотного графика обыденности и цикличности жизни. Потянувшись в постели, он протер глаза, затем, приподнявшись, уселся на краюшек кровати и погрузился в легкое негодование. Утро выдалось прохладным, не смотря на то, было лето. Стрелки часов показывали шесть утра. В комнате царил беспорядок, вследствие длительного отсутствия уборки. Шторы были занавешены, и как только Джонатан распахнул их, в его глаза сию же секунду врезались лучи солнца. Молодой человек, живущий в скромной квартире, был одиночкой. У него не было ни друзей, ни семьи. Так уж случилось, что родители погибли, когда Джонатану было всего семнадцать лет. Жизнь нанесла удар, который тяжким грузом лежал на сердце хрупкого и миролюбивого парня. Включив телевизор, он прошел на кухню заварить себе кофе. Вот уже неделю по первому каналу в новостях то и дело говорили о не объяснимых смертях, которые никто не мог раскрыть. Не было ни зацепок, не следов. Абсолютно здоровые люди мгновенно умирали от инфарктов или инсультов, хоть и не было для этого никаких причин. Эти смерти волновали и самого молодого человека, так как происходили они недалеко от его места жительства. Небольшой страх пронизывал тело, оставляя неприятные ощущения. По этим необъяснимым смертям работали лучшие детективы города, однако расследование не двигалось с места уже несколько недель. Вещание по телевизору продолжалось, и Джонатан с грустью наблюдал за тем, как напиток, издавая пар, охлаждался. Выпив чашечку кофе, парень собрался и направился на работу. Работа бухгалтера была очень ответственной, но не вызывала у Джонатана трудностей. Вот уже несколько лет он ходил в офис и днями считал различные цифры, без которых сложно было бы представить современный мир. Рабочее время летело очень быстро и зачастую незаметно. Коллектив постоянно подтрунивал над молодым человеком в связи с его доверчивостью и добротой. Молодой человек не предавал этому никакого внимания, в связи с глупостью коллег. Отработав, он поднялся с кресла и направился в буфет. Там стоял кофейный аппарат. Джонатан частенько после рабочего дня выпивал там кофе наслаждаясь концом трудового дня. Все работники то и дело спешили поскорее вырваться и убежать с офисов домой. Там их ждали жены и дети. Джонатана же никто не ждал и поэтому домой он не рвался. Не спеша, выйдя с работы, он направлялся домой пешком. Идти было прилично, однако молодого человека это никак не волновало. Прогулка вызывала у парня большее удовлетворение, нежели езда в автобусе. Джонатан любил гулять. Хоть и в гордом одиночестве, но с удовольствием проделывал он эти прогулки после каждого рабочего дня. Так шел он, пока не вышел в парк. Постоянно в этом самом парке то и дело разгуливали парочки, держась за руки. Красивые деревья то и дело встречались на каждом шагу. Покачиваясь от ветра, они создавали атмосферу умиротворения, взывая тело к блаженству. Воздух был свежим. Джонатан присел на лавочку и, закрыв глаза, погрузился в самого себя, в свои мысли. Жизнь медленно текла, оставляя события в прошлом. На лице юноши появилось едва заметная улыбка. Солнце начинало садиться за горизонт, тем самым напоминая о том, что в скорее наступит вечер.

— Вот они, красоты жизни. Время, которое неимоверно бежит вперед, сменяя поры года, друг за другом. Закаты и рассветы, которые несут нечто таинственное и прекрасное.

С закрытыми глазами и легкостью на сердце думал об этом Джонатан, пребывая в глубине своего разума. То и дело в его голову поступали звуки, которые доносились от людей, что проходили мимо лавочки, на которой сидел юноша. День потихоньку близился к завершению. Вот — вот наступит суббота. Выходной день для большинства людей. Джо вовсе не ждал выходных. Ему было абсолютно все равно, работать или отдыхать. Выходные он проводил дома. Лишь вечерами любил выйти куда-нибудь и пройтись. Так, просто для удовольствия. Посидев ёще какое — то время, юноша, открыв глаза, заметил, что стало темнее, по сравнению с тем моментом, когда он пришел в этот парк. Время все шло. Идя по аллее умеренным шагом, он то и дело вспоминал былые дни. Школьное время было самым ярким и самым частым воспоминанием. В те времена, когда молодому человеку было всего на всего тринадцать лет, он частенько прогуливал уроки и, то и дело веселился, не зная усталости и тягости взрослой жизни. Жизнь представлялась совсем не такой, какой является. Розовые очки плотно вжимались в переносицу, не давая реальности захлестнуть молодой ум. Все казалось столь простым и легким. Столь беззаботным был Джонатан в былые, милые сердцу времена. В один миг его жизнь резко дала иное направление и показала, какие трудности ожидали его на дороге взрослого человека. Смерть родителей дала тяжёлый осадок на психику. Юноше пришлось быстро брать себя в руки и взрослеть против воли. Вскоре последний учебный год закончился, и все товарищи, с которыми он проводил много времени, разошлись своими дорогами во взрослую жизнь. Джонатан, так же как и они, пошел своим путём. Поступив в университет, он стал усердно учиться не жалея не времени не сил, и вскоре закончил с отличием ещё одну ступень образования. Затем устроился на работу в одну из фирм. Так и работает вот уже четыре года к ряду. Так шел он, вспоминая прошлое, до цветочного магазина. Подойдя почти вплотную, он отвлекся на вывеску. Из магазина стоял стойкий аромат роз. На витрине стояли различные цветы. На любой вкус и выбор. Вглядевшись, он заметил за прилавком длинноволосую девушку. Она была очень худенькая, а в руках у этой худышки был телефон. Немного времени спустя она поднесла его на уровень своего лица и стала фотографировать себя с различными гримасами, то и дело, нажимая на кнопку устройства. Джонатана немного раздражала эта новая тенденция фотографирования самого себя на камеру. Видел он в этом некую глупость. Девушки очень любили себя фотографировать и постоянно не упускали возможности это сделать. Тяжело вздохнув и опустив голову, побрел он дальше в направлении дома. Пройдя уже около половины пути, ему на глаза попался бездомный человек. Он с улыбкой сидел на лавочке и что — то перебирал в руках. Одет он был неопрятно. Было видно, что человек уже давно не мылся. Волосы были очень жирными и длинными. Подойдя поближе Джонатан, увидел, что у этого бездомного в руках была какая-то палка. Он ножом что-то вычерчивал на ней. На его лице блистал интузиазм и озабоченность. Бездомный был достаточно молодой мужчина. Навскидку ему было около тридцати лет. Молодого человека посетила грусть. Не редкость, что молодые люди, оказываются бездомными по различным на то причинам. Кто — то проигрался, поддавшись азарту, кого-то бросили. У каждого бездомного человека была своя история. Однако встречались и те, кто становился таким и по собственному желанию. Человек просто уставал от постоянных дел и обязанностей, ответственности. В связи с этим они становились бездомными, дабы убежать от всех проблем человеческих, в этом суровом и бренном мире. Кто — то из них поистине гордился и был рад своим новым положением в обществе. Жить было достаточно тяжело в нынешнее время, и поэтому многие попросту не справлялись с условиями современной жизни. Бездомных недолюбливали, однако, можно было с уверенностью сказать, что это самые свободные люди на планете. Однако были и минусы такие как: отсутствие места жительства, отсутствие еды, тепла в зиму, и других благ общества. Хотя бездомных это ничуть не смущало и не волновало. Джонатан иногда даже им завидовал, завидовал их свободному времени и возможности делать, что душе угодно, не беспокоясь о мнении других людей. Современному же человеку, волей не волей, все же приходилось подстраиваться под других людей, дабы не портить взаимоотношения и поддерживать их в хорошем свете. Индивидуальность как таковая проявлялась лишь поздно ночью, когда человек мог остаться наедине с собой и своими сокровенными мыслями. Работа занимала много времени и поэтому думать о чем — то помимо неё удавалось очень редко. Однако колесо бытия вращается, а вместе с ним вращается весь мир. Джонатану на глаза попался маленький мальчик. Он наблюдал за голубями, которые клевали что-то с земли. Ребенок с интересом рассматривал голубей, не двигаясь с места. Затем он, попытался было подойти к ним поближе, но голубь, заприметив неладное, сию, же секунду взмахнули крыльями и разлетелись в различных направлениях. На лице мальчика была видна обида. Джонатан улыбнулся краешком рта и направился дальше. До дома оставалось совсем немного. Деревья, покачивались от ветра, создавая типичный звук колыхания листвы. На улице было очень тихо. Наступил вечер. Солнце уже зашло за горизонт, и на просторах неба появилась белая святящаяся луна. День походил к своему завершению, вследствие чего, суета, которая присуща улицам по утрам, потихоньку затихала. Джонатан шёл. Погруженный в свои мысли он не замечал дорогу. Вдруг у него в голове прозвучал человеческий хрип, тихий и едва слышимый. Этот хрип заставил молодого человека сконцентрироваться и вернуться обратно в реальность из глубин своего разума. По сердцу пробежал холодок, а подступивший к горлу ком не давал сглотнуть. Чувство беспокойства захлестнуло молодого человека. Осмотревшись вокруг, он нечего не увидел. Было уже достаточно темно, поэтому разглядеть что-либо было сложно. Хрип раздавался неподалеку. Впереди, по улице, был переулок. Джонатан сию же минуту двинулся туда. Чем ближе он подходил к переулку, тем громче был хрип, и тем сильнее было волнение, которое пробегало по телу. Завернув, он увидел то, что боялся увидеть больше всего из передуманного в голове. На асфальте лежал человек и, держась за сердце, корчился, извиваясь в конвульсиях. Незнакомец, протянув руку, попытался было что-то сказать, однако не смог. Джонатан сию же минуту вытянул из кармана мобильный телефон и набрал скорую помощь. Когда послышались сирены, незнакомец уже лежал в состоянии покоя с открытым ртом и ужасом, застывшим на лице. Покойнику диагностировали сердечный приступ, после чего погрузили и увезли в морг на вскрытие. Джонатан запомнил удивление медсестры, которая сглотнув, едва слышно проговорила:

— Уже пятый сердечный приступ за день. К тому же всем покойникам, меньше двадцати пяти лет.

Придя домой, Джонатан первым делом зашёл в ванну и подставил голову под струю холодной воды. Воспоминание об умирающем незнакомце тяготили его сердце и все никак не ходили из головы.

— Приступы. Вот то, о чём вещают по телевизору каждый день. Никто не может понять: толи эпидемия, толи кара создателя. В любой момент кто-то может просто не дойти домой. Вот так вот резко раз, и все, и нет тебя больше. Как же сильно колотиться сердце, будто бы я пробежал марафон.

Выключив воду и постояв ещё с минуту, Джонатан направился на кухню и заварил себе крепкий чай. На улице пошёл дождь. Будто бы само небо оплакивало гибель того незнакомца. Стрелки часов пробили одиннадцать часов. Все будто бы замерло под покровом бытия, разрешая Джонатану продлить минуты размышления.

— Вот она, жизнь. Живешь, строишь планы, а потом раз и в один миг все рассыпается. Тело придается забвению и улетает в бескрайние дали, высоко — высоко. Смерть поджидает. Она никогда не сообщит о своём присутствии, лишь тихонько будет выжидать своего часа, дабы забрать то, что по праву принадлежит ей.

Пока молодой человек размышлял, чай уже успел остыть. Джонатану пришлось подогреть его ещё раз. Затем он выпил напиток, особо не церемонясь, и пошёл в спальню, расстилать кровать. В комнате был мрак. Включив свет, первое, что попалась ему на глаза, была скомканная в углу игрушка. Жираф. Эта зверюшка была его любимой, с самого детства. Частенько, когда Джонатану было страшно и одиноко, он брал жирафа с собой в кровать и крепко обняв, засыпал.

— Столько воды утекло, однако, жираф, ты всё так же продолжаешь меня оберегать. — С едва заметной улыбкой проговорил Джонатан.

Подняв игрушку и положив на полку, он тяжело вздохнул. Неимоверная таска наполнило сердце молодого человека. Расстелив кровать, он прилег и укрылся одеялом. Глаза хоть и были закрыты, однако сон все никак не хотел посещать его голову. Так лежал Джо, пребывая в своих мыслях. Воспоминания о покойнике все так же не отступали. Молодой человек думал, как же так все получается, что здоровые люди ни с того ни с сего умирают.

— Хорошо, что завтра выходной. Так бы я совсем не выспался, да и на работе были бы проблемы. Так хоть я могу всё хорошенько обдумать и придти в себя от случившегося. Могу выспаться и не думать о предстоящих отчетах и подсчётах.

С этими мыслями он заснул, не заметив, как сон подкрался и проник в его сознание. День выдался насыщенным и очень тяжелым.

Наутро, открыв глаза, Джонатан потянулся. Сознание пробуждалось от сна. Дома так же стояла тяжелая атмосфера, которая царила в нем со вчерашнего вечера.

— Много смертей за последние несколько недель. Когда же это все закончится? Город и так в неимоверном страхе пребывает.

Поднявшись с кровати и окинув комнату взглядом, молодой человек, зевнул и направился в ванну привести себя в порядок. Включив воду в кране, он заметил, что на зеркале появилась трещина, которой вчера точно не было. Джонатану стало не по себе. Сию же минуту он снял зеркало и отнес его на балкон.

— Чудеса, да и только. Вчера точно трещины не было.

В первый день выходного дня он решил никуда не ходить и побыть дома. Ему жутко хотелось спать, не смотря на то, что он очень много проспал за ночь. На улице все так же бурлила жизнь, отдавая неприятным послевкусием. Заварив чай, Джонатан открыл окно. Свежий воздух ворвался на кухню, заполняя её до краёв. Пахло сыростью. Лужи от вчерашнего дождя дополняли беспокойство, которое бушевало в сердце Джонатана. Закурив, он уселся на стул и погрузился в молчание. Сигарета медленно тлела, выпуская порции едкого дыма. Время будто замерло. Стрелки часов мелено тянулись по циферблату. Просидев, Джонатан не заметил, как сигарета истлела. Потушив бычок, он закурил вновь. В желудке послышалось урчание. Голод давал о себе знать, поэтому пришлось сделать поесть. Есть молодому человеку вовсе не хотелось, однако организм требовал. После еды, он вновь вернулся в постель. Желание забыть случившееся не исполнялось и глубоко врезалось в память, осев на самое дно. Небо хмурилось, сообщая, что скоро вновь начнется дождь. Ветер едва колыхал деревья. Закрыв глаза, Джонатан уснул.

Проснувшись под вечер, первым делом он включил в комнате свет. На окне виднелись капли от дождя. Пройдя на кухню, молодой человек заметил открытое настежь окно, которое он забыл закрыть днём. На пол налило уже приличное количество воды. Закрыв виновника потопа, он поспешно взял тряпку и стал вытирать пол. Вдруг послышалось какой-то скрежет. Повернув голову, Джонатан увидел в раковине голубя. Белая птица махала крыльями, избавляясь от воды. Видно голубь влетел в открытое окно, когда начался дождь. Джонатан, вытерев пол, отрезал кусочек хлеба и начал по не многу кормить голубя. Тот, как только кусочек хлеба оказывался около его клюва, моментам его уплетал.

— Видно ты очень голодный дружище. И как тебя угораздило то в окно влететь? Ну, с другой стороны, ты хотя бы обсохнешь и поешь. Я не буду тебя выгонять, пока не закончится дождь. Посиди, погрейся, обсохни дружок, а после я тебя выпущу на свободу. А пока что составь мне компанию в этот тоскливый вечер.

Голубь на слова Джонатана стал гурчать. Он был совсем не против такого расклада, и ему очень понравилась идея молодого человека. Улыбнувшись, Джонатан отрезал ещё кусочек хлеба и скормил его птице.

— А ты очень хороший собеседник дружище. Жаль только, что не по-человечески разговариваешь.

Спустя несколько часов, когда гость обсох, отдохнул и насытился, молодой человек выпустил его на волю, в просторы мира. Тяжело вздохнув, он решил включить телевизор и посмотреть новости. В новостях вновь обсуждали тему загадочных смертей. Джонатану стало не по себе и он выключил телевизор, резко нажав кнопку на пульте. Небо распогодилось. Не было ни единой тучки. Небосвод украшали звезды различной яркости. Выйдя на балкон и закурив, одиночка стал обдумывать свои планы на завтрашний день. В голову абсолютно ничего не приходило, однако молодой человек решил всё-таки сходить завтра в магазин, ибо второй выходной день сидеть дома он просто не сможет. Потушив окурок сигареты, он прошёл в спальню и улегшись в постель, уснул. Утро следующего дня встретило его более радушно, нежели предыдущее. Солнце ярко светило, создавая атмосферу умиротворения и радости. Однако память не давала забыть то, что случилось ранее. Смерть незнакомца тяготила его душу и лишала покоя. Заварив кофе, он уселся на кухне и погрузился в долгое молчание. Просидев какое-то время, Джо все-таки твердо решил покинуть квартиру. Продукты заканчивались, и нужно было сходить в магазин. Воскресенье было последним выходным, однако молодого человека это никак не тревожило. Уже начинало смеркаться, когда Джонатан все же вышел из дома. Он не знал, что ждет его, и не мог предвидеть, чем закончиться его поход в магазин воскресным вечером.

Встреча

Вечер выдался свежим. После дождя воздух был пропитан сыростью, а ветер приятно ласкал лицо. Атмосфера была потрясающей. Город будто бы отчистился от, чего-то дурного, пагубного. Будто бы скинул с себя тяжкий груз, который тяготил его не один день. Сердце молодого человека наполнялось живой эмоцией, которая захлестывала все тело, проникая в каждую клеточку. Уверенно спустившись с крыльца по ступенькам, направился Джо вдоль по улице к магазину. Магазин был достаточно старым, однако пользовался большой популярностью. Там было большое разнообразие продукции и приемлемые цены, которые не резали глаза, а наоборот заставляли их блистать. Персонал так же производил самое положительное впечатление, что лишь доставляло удовольствие ходить по магазину вдоль витрин и скользить взглядом по прилавкам в поиске подходящего товара. Заведовал там старичок Сэм. Этот дедушка всегда мило улыбался и, не смотря на то, что был заведующим, бурно участвовал в жизни магазина. Не редко его можно было увидеть как за кассой, так и на каком-нибудь отделе. Нравилось ему работать. Этот жизнерадостный дедушка всегда был рад покупателям и никогда никого не обделял вниманием. Придя в магазин, Джонатан открыл дверь. На двери весел колокольчик, который сообщал о прибытии покупателя. Как только колокольчик зазвенел, издали угла показался тот самый старичок. Он оживленно улыбнулся, и, подойдя к гостю, протянул ему свою старую, однако крепкую руку.

— Джонатан! Как твои дела!? Давненько я не видел тебя здесь. Может, случилось чего?

— Здравствуйте дядя Сэм. Да нет, что вы, все как обычно. Никаких изменений. Все так же тянущееся рутина и обыденность. Просто что-то в последнее время совсем аппетита нет. Ем мало, поэтому и реже захожу. Знаете же, что последние две недели в городе твориться ужасное. Люди умирают ни с того ни с сего. Все пребывают в волнении и ужасе. Страх не дойти до дома обескураживает и вводит в негодование любого человека. Беспокойство прорастает в городе, словно сорняки на грядках. Такие вот дела дядя.

— Да, да. Наслышан я уже об этих необъяснимых смертях. Но ведь это не повод меньше есть то. Ты ещё молод и, кушать тебе надо нормально! Не раскисай Джонатан. Думается мне, скоро все станет понятно, что к чему. Так что кончай грустить. Мне недолго осталось землю эту топтать, однако я же не раскисаю, а у тебя ещё вся жизнь впереди! Так что выше нос!

— Вы как всегда в своем репертуаре. — С улыбкой проговорил Джонатан. — Умеете подобрать нужные слова. Хороший вы человек, а хорошие люди на вес золота в наше-то время.

— Ой, вот только льстить мне не надо. Знаешь же, что я не люблю этого.

— И вовсе я вам не льщу. Говорю самую, что не наесть, правду. А что-то вы сегодня дядя Сэм один в магазине? Обычно у вас работники есть.

— Да. Шэл заболел, а Мари ушла около получаса назад. У неё же ребенок маленький. Муж в отъезде какое-то время, вот и попросила отпускать пораньше, дабы с ребенком больше времени проводить. А что здесь-то под вечер, в магазине? Народу мало приходит, я и один прекрасно управляюсь тут. Никаких конфузов не возникает.

— Да дядя Сэм. Я более чем уверен, что вы прекрасно справляетесь один, однако, не тяжело ли вам? Все же вы уже не молоды.

— Да брось ты, пустое это. Возраст это всего лишь цифра, не более. Я к счастью при памяти и очень хорошо себя чувствую, на все восемнадцать лет! Так что не переживай за меня.

— Хорошо.

— Так ты что прикупить то пришёл Джонатан?

— Ах, да. Да так по мелочи. Молоко, батон и чаю. Все остальное есть. Выходные все же, сидеть дома два дня как-то не хочется, вот и решил прогуляться, заодно вас проведать и продуктов прикупить.

— Вот оно как. Ну, идем, я тебе всё, что нужно подыщу, и по высшему разряду.

— Я в этом и не сомневаюсь дядя Сэм.

Они прошли вглубь магазина. Джонатану была приятна помощь старичка, однако он волновался за него. Не смотря на то, что дядя Сэм был тем ещё живчиком, он был уже достаточно стар. Набрав продуктов, которые были нужны, Джонатан расплатился со старичком, и, пожав ему руку на прощание, вышел из магазина. На улице было холодновато, и тучи подплывали на небосводе друг к другу, как бы предупреждая, что скоро нагрянет дождь.

— Какое-то нестабильное лето. То и дело дожди. Температура скачет и пляшет. Чёрт, а я зонтик не прихватил с собой. Обидно будет, если я промокну.

Ускорившись, Джонатан поспешил домой. На улице уже не было ни души. Безмолвную тишину разрывал лишь звук ботинок об асфальт, в которых уверенно ступал молодой человек. Послышались первые звуки грома, сопровождающиеся лаем собак. Где-то на задворках рвали глотку псы, трепеща перед молнией и громом. Джонатан был уже почти у дома, как вдруг, во что-то врезался и, отшатнувшись назад, упал. Перед его взором стал вырисовываться силуэт. Он будто бы рвал пространство, будто бы из ничего появлялось нечто ужасное. Нечто похожее на человека, однако, форма тела немного отличалась. Силуэт был прозрачным, после чего стал приходить в естественный вид. Первое, что заметил Джонатан, так это руки, если это можно было назвать руками. Они были покрыты красными кровавыми пузырями, которые вздыбливались и, лопаясь, выпускали сгустки крови темно-бордового цвета. У этих изуродованных, будто бы в пожаре руках было всего три пальца, которые были толстые, кривые, и с огромными когтями желтого цвета. Торс существа был широкий и мускулистый с многочисленными кровоточащими ранами, которые излучали тускло-жёлтое, едва заметное свечение. Непонятное одеяние прикрывало только нижнюю часть тела. Из ног торчало нечто похожее на шипы розы, множество острых отростков. Шея же была не большой, её почти не было видно. На голове торчали рога, причём один из них был сломан. На лице не было носа, а глазницы были похожи на неаккуратно вырезанные круги. Сами же глаза были черными как сажа, и подсвечивались. Из-за спины торчали пепельные, дырявые крылья. Джонатан замер и не двигался. Он не знал, что ему делать, поэтому просто ждал. Страха не было, всего лишь негодование. Существо отрыло свою пасть с заостренными зубами, и проговорило басистым и грубым голосом.

— Человечешка, жалкий и слабый. Назови мне причину, по которой ты достоин жизни. Если не назовешь, то твоё сердце сплющится в лепешку. Следов не останется, лишь адская боль и страдания. Говори же! Не заставляй меня ждать!

Джонатан немного помолчав, проговорил спокойным голосом:

— Так значит это ты, виноват в череде смертей, которые происходят вот уже две недели. Ты — необъяснимое существо. Возможно, я сошел с ума, раз вижу нечто подобное, а может быть и не сошёл. Возможно ты и вправду здесь, передо мной, и мне не мерещится. Я должен наверно испугаться, если ты не плод моего воображения. Однако я вовсе не чувствую страха, хоть ты и выглядишь ужасающе. Ах да. Твой вопрос. Причина, по которой я достоин жизни. Нет таких причин. Я обычный обыватель, который прожигает жизнь впустую, балансируя над бездной. Я просто работаю и живу. Частенько пребываю в собственных мирах, которые создаю у себя в голове. Эти миры сильно отличаются от реальности, однако, мне в них комфортно, ведь там есть всё, что мне нужно, там есть всё то, чего нет в реальности. Это немного раздражает и радует, порой я даже ненавижу себя, хоть и нет для этого причин. Так что, мистическое существо, у меня нет ответа на твой вопрос. Мне абсолютно всё равно жив я или мертв. Ведь с моей смертью ничего не измениться. Всё так и останется, как было. Просто один винтик придёл в негодность и его заменят на другой. Классический сюжет. Мне нечего терять, поэтому поступай, как знаешь. Я хочу тебя кое о чём попросить. Если ты и вправду виновник тех необъяснимых смертей, то перестань убивать. Тем людям, в отличии от меня было что терять. Вероятнее всего у них была семья. У меня же нет, ни семьи ни друзей, поэтому поступай, как считаешь нужным. Вне всё равно.

Существо пронзительно посмотрело на Джонатана и спустя мгновение развернулось и растворилось во мраке ночи. Ни осталось и следа от его пребывания. Молодой человек все так же сидел на асфальте, молча смотря куда-то вдаль. Так он сидел, погруженный в себя до начала дождя. С первыми каплями, которые упали ему на голову, он поднялся и, отряхнувшись, медленно побрёл к пункту назначения. Джонатан уже не спешил домой. Дождь усилился. Молодой человек размеренным шагом шёл. Подойдя к подъезду и уткнувшись в двери, он не спеша достал ключи. После открытия дверей Джонатан медленно поднялся по ступенькам до своей квартиры, и, зайдя внутрь, включил свет. В глазах резко помутнело, и молодой человек потеряв равновесие, стал падать, однако вовремя отреагировав, он оперся на стену и плавно скатился по ней на пол.

— Что это такое? Со мной такое впервые. И то существо, которое я видел, оно существует? Многовато странностей произошло за короткое время. Наверное, я просто переутомился, и у меня галлюцинации. Пожалуй, стоит взять выходной за свой счёт завтра на работе, и посетить психотерапевта. Может быть, я потихоньку схожу с ума.

Поднявшись с пола, он прошёл на кухню и заварил кофе. После, уселся на стул, и, приоткрыв окно, закурил. Любил он вечерами сидеть и курить, молча в тишине. Так мог просидеть Джонатан не один час, не замечая, как бежит время. Тяжело вздохнув и допив напиток, прошёл юноша в спальню. Раздевшись, он увидел у себя на одежде странное пятно, от которого ему стало не по себе. Поспешно закинув одежду в стиральную машину, он вернулся в свои покои, и, упав в постель, закутался в одеяло. Усталость давила на глаза. Недолго думая, утомлённый человек уснул, сладким и глубоким сном.

Психотерапевт

С утра, вернувшись в реальность, Джонатан позвонил в поликлинику и заказал себе талончик к врачу на приём. Было ещё рано, и спешить не было причин. Не спеша он прошёл в ванную и умыл лицо. Так же не спеша поел и оделся. Ему нужно было явиться на рабочее время пораньше, дабы поставить начальника в известность. Звонить он не хотел, хотел лично все донести до начальника. По пути на работу, он наткнулся на булочную. Не упустив шанс, он зашёл внутрь. Запах стоял потрясающий. Продавщица выглядела ещё сонной, и стоя с приоткрытыми глазами, ненавидела всех, кто столь рано приходил за булочками. Видно было, что она недосыпает, и желание работать с первым лучом солнца не доставляло ей большого удовольствия. Подойдя к прилавку Джонатан улыбнулся, однако взаимной улыбки не получил. В глазах работника была скорее порция призрения. Услышав заказ, продавщица закатила глаза и не спеша подала булочку с маком. Это была самая любимая булочка Джонатана. Он расплатился и в приподнятом настроении пошёл дальше, то и дело, уплетая за обе щеки сдобу. Погода стояла хорошая. Птицы голосили что есть мочи. Раннее утро всегда вселяет некую туманность и легкость. Вскоре показалось здание, в котором и заседал Джонатан с понедельника по пятницу. Улыбка сошла на нет, как только молодой человек представил лицо начальника, который будет не в восторге от его заявления.

— Блин. Конечно, бросать работу в понедельник не лучший вариант, однако есть веская причина. К тому же и без меня работа будет идти своим чередом. Будто бы меня и не было никогда.

Подойдя к зданию, молодой человек оглянулся. Всюду было ещё достаточно безлюдно. Начальник Джонатана был трудоголиком, поэтому он очень рано приходил в офис, дабы подготовиться к рабочему дню и всё распланировать. Двери были уже открыты. Сторож как всегда делал утренний обход перед сдачей смены. Джонатан помахал ему рукой, и благополучно вошёл внутрь. Всюду было тихо. Зайдя в лифт, он нажал на кнопку и вздохнул. Офис был на шестнадцатом этаже, и ехать было не долго. После открытия дверей, он направился прямо по коридору, в кабинет своего руководителя. Эту дверь нельзя было спутать с какой-нибудь другой. Она была больше остальных и с огромной табличкой посередине. Необыкновенный дизайн сразу бросался в глаза. Подойдя, Джонатан постучался. После открыл дверь и поздоровался. Начальник тихо сидел в кресле. В руках у него были какие-то бумаги. Он тщательно их изучал. Обратив внимание на приветствие, он проговорил:

— Джонатан. Здравствуй. Что-то ты сегодня рано. Рабочий день начнётся только через час. Я ценю пунктуальность, но не на столько.

— Мистер Фин, я к вам по одному важному вопросу.

Начальник пристально посмотрел на подчиненного подняв брови и насторожившись, проговорил:

— Что случилось?

— Мистер Фин, я хочу взять сегодня день за свой счёт. Понимаете, у меня возникли некоторые сложности.

— Ты заболел?

— Нет, я редко болею.

— Так в чём же дело? Насколько я знаю, семьи у тебя нет, детей тоже. Родители погибли.

— Дело вовсе не в этом. Мистер Фин, мне очень нужен день за свой счёт.

— Не хочешь говорить значит. Дело твоё. Ты хороший работник, план выполняешь, работаешь на ура. Не вижу причин тебе отказывать! К тому же сегодня загрузка не большая, поэтому проблем не возникнет. Вот лист и ручка. Пиши.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 12
печатная A5
от 412