электронная
180
печатная A5
339
18+
Блуд

Бесплатный фрагмент - Блуд

Мистические повести и рассказы

Объем:
186 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-6692-3
электронная
от 180
печатная A5
от 339

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Родился и вырос в семье офицера. Своей малой Родиной считаю Забайкалье, где прошло моё детство и юность, в небольшом, таёжном, военном городке. Выбрал, как и у отца, профессию военного. Окончил Благовещенское танковое училище и Академию бронетанковых войск. Сменил множество должностей и мест службы, был советским военным советником в Сирии. Сюжеты моих работ взяты из детства, службы и повседневной жизни. Герои произведений — друзья юности, сослуживцы, товарищи, простые люди.

Блуд

Мистическая повесть

Он запутался в своих чувствах, в своей ответственности перед этими женщинами, как бестолковый кузнечик, в необдуманном прыжке попавший в умело расставленную паутину в отношениях, пространстве и времени.

Глава 1

Андрей Владимирович возвращался в областной центр из деловой поездки в район. Дорога была хорошо знакома, примерно раз в неделю он проезжал по этим местам. Слева за лесопосадками и прибрежным ивняком изредка мелькала блестящая под низкими облаками гладь большой сибирской реки.

Справа за чахлыми придорожными кустами и широкой луговиной, редкой цепочкой тянулись невысокие холмы, густо поросшие молодым сосняком. Изредка из зелени сосен, как стены древней крепости, торчали коричневые обломки старых скал. В некоторых местах холмы расступались, островки мелких сосен переходили в высокие тёмно-зелёные стены островерхих елей, простирающихся, кажется, до самого горизонта. Где-то там, в синеватой дали, тайга длинными языками вклинивалась в мокрые луга и болотистые распадки с редкими, чахлыми лиственницами и чёрными высохшими стволами погибших деревьев. Болотистая местность с массой мелких озёр и топких болот тянулась почти до самого Северного Ледовитого океана и называлась Васюганскими болотами.

Машина, ровно урча мощным двигателем, проглатывала бежавшую под колёса бесконечную ленту асфальта. Андрей Владимирович любил быструю езду, из динамиков доносилась спокойная, приглушённая мелодия, за окнами кадрами бесконечного кино проносились прекрасные пейзажи сибирской природы. С редкими поселениями, мостиками через говорливые ручьи, каменистыми осыпями и вековыми деревьями. За собственными мыслями он отвлекался от дороги и тогда навигационная система строгим голосом напоминала ему о превышении скорости.

Память снова и снова возвращала его к прошедшим событиям. Он родился и вырос в этих краях, отсюда уехал учиться в военное училище. После его окончания, молодым лейтенантом привёз сюда показать родителям будущую жену, здесь сыграли свадьбу. Позже, мотаясь по дальним гарнизонам и чужим странам, приезжали сюда в отпуск, сначала вдвоём с женой, потом все вместе с сыновьями.

Некогда крепкая и могучая страна развалилась, армия стала не нужна, она только мешала растаскивать общее добро. Её начали спешно сокращать, раньше срока закончив службу, Андрей Владимирович вернулся с семьёй на Родину, тогда были ещё живы родители. Стены отчего дома, участие родных и близких помогли пережить смутные времена. Прошли годы, выросли и разъехались дети, Андрей Владимирович организовал небольшую фирму по ремонту зданий и кровли. Часто выезжал по служебным делам в сельские районы. В одной из таких командировок он встретил в далёком таёжном посёлке свою одноклассницу и первую школьную любовь. Её звали Светланой, она была замужем, работала директором местной школы и преподавала историю.

Первую встречу после многих лет разлуки он помнил до сих пор. Андрей приехал договариваться и заключать договор на ремонт школы. Каково было его удивление, когда в кабинете директора ему навстречу из-за стола вышла его Света. Андрей Владимирович узнал её сразу, те же искрящиеся любовью глаза, густые уже посеребрённые первой сединой волосы, чёрные стрелой брови, та же стать, высокая грудь, лёгкость в движениях.

В это время у неё в кабинете были молодые учителя. Едва за ними закрылась дверь, Светлана бросилась к нему, обвила руками шею, прижалась всем телом, поцеловав в щёку, тихо промолвила:

— Где же ты пропадал столько лет? Я часто о тебе вспоминала! Молчи, я помню всё! А жизнь-то, почти, прошла! Жаль!

Они стали тайно встречаться. То в городе, в гостинице во время её конференций, курсов повышения квалификации и прочих служебных поездок, то в посёлке, на квартире подруги. Но, чаще всего, как молодые студенты, где нибудь на природе или в салоне его «Jeep».

Случилось так, что у Светланы не было детей. Может быть по этой причине, а может по другой, семейная жизнь не сложилась. Отношения с мужем больше напоминали совместное проживание родственников. Через год после начала встреч с Андреем, хрупкий семейный мир окончательно рухнул, Светлана подала на развод. Разошлись без скандалов и унизительной делёжки имущества. Бывший супруг уехал к родственникам в Приморье.

Влюблённые стали встречаться, почти не таясь, в её доме.

Андрей Владимирович изнывал от этой раздвоенности. Много раз он пытался разобраться в самом себе.

С одной стороны его тянуло к Светлане, с другой — он продолжал любить свою Галину, мать его детей, пережившая с ним все тяготы походной жизни и неустроенного быта. Он даже на миг не мог представить, что может её потерять.

Жена особым «бабьим» чутьём понимала, что с её Андрюшей происходит что-то неладное. Он чем-то тяготился и не мог, как раньше, поделиться с ней этой проблемой. От этого мучался, не находя себе места, не в силах разрубить проклятый узел. Галина чувствовала, что у мужа появилась другая женщина, сломавшая семейную жизнь, нарушившая уклад, отношения, лишившая главного — доверия! Она догадывалась о причинах столь частых и долгих командировок мужа. В душе кипела обида. Что бы она ни делала, где бы ни была, заноза неминуемой беды постоянно царапала уставшее сердце, не отпуская ни на минуту.

Она не хотела начинать неприятный разговор первой, ожидая, что это сделает Андрей. Но он молчал. В конце концов, Галя объявила, что через неделю уезжает к старшему сыну в Москву. Он понял причину и вновь промолчал.

Светлана, так же, тяготилась положением любовницы:

— Я устала прятаться по кустам. Устала ждать твоего появления вечерами, вздрагивая от скрипа калитки или любого стука в соседнем дворе. Моя должность и положение в посёлке обязывает иметь определённые рамки поведения и морали. Порой мне бывает стыдно смотреть людям в глаза. Я устала воровать своё счастье!

В последнем разговоре она недвусмысленно дала понять, что необходимо, наконец, прийти к какому-то решению.

Анализируя свои чувства, Андрей не мог сказать, что взаимоотношения со Светланой действительно являлись любовью. Его больше тянуло к ней как к женщине.

Не получив в неудавшейся семейной жизни мужской ласки, внимания и участия, она с головой бросилась в омут новой страсти. Наслаждаясь близостью, словно измученный путник глотком долгожданной влаги в пышущей зноем пустыне. Каждая встреча была как первая, она отдавалась своим желаниям без остатка как мотылёк, сгорая в пламени любовной неги.

Поначалу Андрей поражался её темпераменту, неутомимости и умению наслаждаться им. Его начинающее угасать в обыденности семейной жизни желание, вспыхнуло с новой силой. Он снова чувствовал себя молодым, энергичным и это придавало полноту ощущений.

Но со временем, продолжавшиеся годами взаимоотношения участников «любовного треугольника», устраивающие в определённой степени только Андрея, начали подходить к своему логическому завершению. Увы! Всё тайное — становится явным!

Он запутался в своих чувствах, в своей ответственности перед этими женщинами, как бестолковый кузнечик, в необдуманном прыжке попавший в умело расставленную паутину, и теперь, покорно ожидавший своей участи.

Сегодняшний разговор со Светланой на высоких тонах закончился ничем.

С тяжёлым сердцем Андрей Владимирович отправился домой. Но и особого желания встречаться с женой, также, не было. Лучше приехать к вечеру — решил он — покушать и лечь спать или хотя бы изобразить, что спишь, чтобы не видеть грустные, вопрошающие глаза жены. Не тяготиться, разрывающим душу, молчанием, делая вид, что ничего не произошло. Ему надоело врать, юлить и выкручиваться!

В голову пришла неожиданная мысль, свернуть с дороги и спокойно побродить по начинающему желтеть лесу, вдыхая запах прелой листвы, жёлтым ковром шуршащей под ногами.

Андрей хорошо знал местность, — где-то недалеко, в прошлом году, они с Галей собирали грибы. Вот и знакомый свёрток с дороги.

Машина запрыгала по кочкам и корневищам вековых сосен, стеной стоящих по бокам лесной дороги. Проехав пару километров, он заглушил машину, вышел и с наслаждением потянулся:

— Хорошо-то как? Живём рядом с такой красотой и не замечаем её за сутолокой повседневных дел и забот! Хорошо в осеннем лесу!

Бесполезно побродив с ведром и ножиком по лесу и не найдя ни одного гриба, решил проехать дальше. Он примерно представлял весь прилегающий таёжный массив. Если поехать прямо на север, то через десяток километров, можно выехать на неплохой грейдер и повернув влево — на запад, по нему приехать в город.

Большую поляну, на которой он вновь остановился, окружал смешанный лес. В сумрачной глубине тайги простирали к небу свои мощные ветви светло-зелёные сосны. По опушкам теснились молодые поросли осин, далее, устало опустив к земле косы кудрявых веток, неподвижно и безмолвно высились гигантские берёзы. Где-то недалеко, с перерывами, будто прислушиваясь, стучал неутомимый дятел. Прилетевшая неизвестно откуда стая ворон, с отвратительным карканьем, перелетала с места на место в высоких кронах берёз. Почти в самом центре поляны, сразу бросаясь в глаза, сиротливо торчало большое, корявое, чёрное дерево. Оно как магнитом манило к себе, Андрей Владимирович с интересом подошёл поближе. Дерево было очень старое, по чёрным обугленным веткам нельзя было определить его породу. Оно притягивало своим ужасным и загадочным видом, в тоже время, вызывало в душе страх и отвращение.

Андрей обошёл его по кругу, дерево было похоже на ритуальные деревья поклонения буддистов. Но на его ветвях не было обязательных тряпочек, верёвочек, записок, блестящих елочных украшений и дешёвых бус.

— Фу, какое отвратительное место! — подумал Андрей Владимирович, — того и гляди, из леса на поляну выкатит в своей избушке Баба Яга! И дерево какое-то странное, под ним ничего не растёт, даже травы нет!

Действительно, под деревом земля была словно вытоптана каким-то животным. Пара громадных мухоморов ярко выделялись на фоне этой серости своими красновато-пятнистыми шляпками. Грибы словно сошли со страниц страшных детских сказок или ужасных американских мультиков!

Походив по поляне, и ничего не найдя, Андрей вернулся к машине

— Надо быстрее отсюда уезжать! На душе и так кошки скребут, а тут это дурацкое дерево с его мухоморами и Бабой Ягой!

Стараясь отъехать как можно дальше, около получаса двигался не останавливаясь. Местность постоянно менялась, машина то въезжала в узкий распадок, сплошь заросший болотной осокой, с коричневыми палочками пуха на торчащих стеблях, то поднималась на лесистый взгорок, с которого открывались прекрасные таёжные просторы.

При выезде из очередного болотистого распадка слабо наезженная колея разделялась на три.

— Направо пойдёшь коня потеряешь! Налево — самому головы не сносить, а прямо…. лучше и не говорить! — усмехнулся Андрей Владимирович.

Поехав прямо, примерно через километр пути, машина упёрлась в лесной завал. Вероятно весной, потоки талой воды принесли сюда груду всякого мусора, веток и поломанных стволов деревьев.

Пришлось развернуться и возвращаться назад, к развилке. Там, где Андрей надеялся увидеть её, ничего не было. Он вышел из машины и долго ходил по опушке в надежде найти примятую машиной траву, но никаких следов вообще нигде не было, будто тут он и не проезжал.

Вернувшись к «Jeep», осторожно двинулся вперёд по еле заметной дороге. Примерно через километр, неожиданно на болотистой луговине, выехал на свои следы. Но двигаться по ним, назад к шоссе, было невозможно, накануне проделанная машиной колея, была заполнена водой. Покрытая сочной растительностью земля упруго качалась под ногами, чего раньше он не заметил. Андрей Владимирович знал, что стоит только прорезать травянистый дёрн, тут же неминуемо, провалишься в зловонную жижу болота.

— Если машина весом полторы тонны продавит эту подушку, её отсюда никто никогда не вытащит. Даже зимой по морозу! Болото само себя греет — может и не замёрзнуть!

Осторожно, двигаясь задним ходом, рискуя соскользнуть в болото, съехал на твёрдую землю под сенью могучей лиственницы. С трудом, развернувшись на тесном «пятачке», поднялся наверх на опушку леса к исчезнувшей развилке и задумался:

— Дёрнула меня нечистая сворачивать и ехать в тайгу за никому ненужными грибами! Попал как кур во щи! Точно люди говорят — поругался с бабой перед дорогой — удачи не будет! Надо как-то выбираться! Не ночевать же на этих болотах!

Андрей Владимирович родился в таёжном посёлке, детство и юность провёл со своими сверстниками в тайге или на реке. От родителей, как многим таёжным жителям, ему передался дар постоянно знать своё местоположение в пространстве. Сколько бы он не бродил по тайге, в какую бы сторону не поворачивался, он всегда знал с какой стороны солнце, даже не видя его в густом тумане. Безошибочно выходил к оставленной в тайге машине или к зимовью, прекрасно чувствовал в какой стороне дом! Андрей считал, что заблудиться он никак не может! Не может, потому что — не может!

Поэтому без особой тревоги он попытался определить своё местоположение. И неожиданно понял, что не знает, где находится? Попытался определить стороны света, но низкие облака закрыли солнце, и даже примерно, сделать это было невозможно.

Он вспомнил об автомобильном навигаторе и с облегчением бросился к машине в надежде увидеть, где он находится и существует ли дорога к грейдеру?

Назад пути не было дорога закрыта болотом, которое он чудом проехал.

Прибор работал, ЖК экран включен, но метка местоположения замерла недалеко от съезда с асфальта, примерно в районе поляны со странным деревом. А весь лесной массив был обозначен одинаковым зелёным цветом, без дорог, озёр и болот. Когда Андрей Владимирович попытался включить прибор вручную, радостный мужской голос объявил:

— Нет связи со спутником!

Ну вот, приехали! — горестно констатировал Андрей Владимирович.

Выбора не было, надо ехать вперёд до грейдера. Он вспомнил о карте, которую всегда возил в машине. Но на карте области масштаба 1: 400 000, найти мизерный грейдер и заросшую травой дорогу, не зная своего места, с точностью хотя бы десяти километров, было очень трудно. Тем более, на карте такого масштаба, они вероятнее всего вообще не были нанесены.

Андрей почувствовал себя мельчайшей пылинкой на огромном шарике земли. Ощутил человеком, неожиданно оказавшимся в совершенно тёмной комнате, пытающимся понять: где он, что вокруг? Что за стенами комнаты? Где север, где юг? И какой смысл вообще это определять, если не видишь ничего? И не находишь сам себя в этой ужасной, необъяснимой «невидимости»!

Андрей Владимирович закрыл глаза и ощутил холодок страха, пробежавший по спине.

Глава 2

Вновь открыв глаза, он увидел далеко внизу, под горой, конную сенокосилку, управляемую человеком в белой рубахе. Другой мужчина грузил скошенную траву на повозку с впряжённой в неё, понуро стоящей, лошадью. Прыгнув за руль, Андрей помчался к ним, когда машина спустилась к подножью холма, на месте увиденного сверху зелёного покоса оказалось заросшее осокой болото. И сколько он ни пытался увидеть людей, косарей нигде не было, напрасно он яростно сигналил в пустоту, пугая лягушек, на звук никто не появился. Андрею Владимировичу показалось, что сходит с ума. Мозг не мог осмыслить происходящее, голова раскалывалась. Он чувствовал, что может потерять сознание.

— В любом случае надо определить себя на местности. Для этого необходимо найти какие-то местные предметы — линии электропередач, какие-либо строения, даже не жилые. Отыскать господствующие высоты, или ещё что нибудь в этом духе, — пронеслось в голове.

Сотовый телефон оказался тоже не нужным, он ничего не принимал и не передавал, находясь вне зоны покрытия. Опасаясь его потерять, Андрей засунул сотовый в маленький потайной кармашек сбоку сидения.

Как ему показалось, а может действительно донеслось издалека, — где-то пели женщины, пели душевно и красиво на разные голоса. Он не мог разобрать слов, но мотив был явно знаком. Андрей Владимирович поехал на звук песни, периодически останавливался, глушил мотор, прислушивался и ехал дальше. В какой-то момент в дальнем березняке он увидел фигурки гуляющих или собирающих грибы женщин и помчался туда. Приехав к берёзам, он не застал там никого, а не примятая трава красноречиво говорила, что тут никого и не было.

— Наверное, именно так и сходят с ума? — как-то отрешённо подумал Андрей, — но я то знаю точно, что я не сумасшедший! — пытался он успокоить себя. Горько усмехнувшись, продолжил, — все «съехавшие с катушек», тоже не считают себя дураками!

Взгляд упал на топливомер, стрелка показывала почти половину бака, но явно двигалась к нулю.

Ни линий электропередач, ни даже деревянных столбов, он так и не обнаружил.

— Может, я в какое-то другое измерение заехал? — как не о себе подумалось Андрею Владимировичу, — всё началось от этого чёрного дерева! Потом, появляющаяся и исчезающая развилка лесных дорог, болото, возникшее на месте дороги, мираж с косарями, поющие приведения в березняке. Что-то слишком много чертовщины в одном месте!

Андрей обхватил голову руками:

— Бензин кончится и я останусь тут навсегда. Неизвестно в какой стране и в каком времени? С кем я могу тут встретиться, тоже неизвестно? И это ещё не факт, что эти — «некто», обрадуются моему появлению.

Он достал из тайника под запаской разобранную двустволку отца, соединил ложе и стволы, загнал в патронник два жакана, рассовал ещё несколько патронов по карманам куртки. Переложил электрошокер из «бардачка» в потайной карман водительского сидения, из которого его можно было извлечь, просто опустив левую руку вниз между дверью и сидением. Частые поездки по сельским районам, особенно ночью, многому его научили за последние годы. Вытащил портмоне, зачем-то пересчитал деньги, из кипы визиток и других документов оставил пропуск в магазины «Метро» с фотографией и свой заграничный паспорт. Всё остальное спрятал в тайник под полом салона за водительским сидением, помянув добрым словом создателей машины. Коробочку с золотым кулоном — не вручённый подарок Светлане, спрятал в таком же тайнике под сидением пассажира. И решил — буду ехать, пока не набреду на кого нибудь или на что нибудь! До тех пор пока горючка не кончится, а там, видно будет!

Дорога с трудом угадывалась в высокой траве, но всё равно, она куда-то вела. Слева появились развалины каких-то строений, Андрей остановил машину и долго ходил по пожарищу. В высокой полыни и разлапистой крапиве можно было угадать фундаменты некогда стоящих тут домов, кое-где, как закопчённые пальцы, торчали вверх обломки кирпичных труб.

— Слава богу, здесь не каменный век, коль были дома и люди знакомы с огнём. — Совершенно серьёзно подумал Андрей Владимирович, как будто уже смирился с возможностью остаться тут навсегда.

События последних дней, забытые за тревогами и волнениями таёжных приключений, вновь, всплыли в воспалённом сознании.

— Пропаду, сгину в этих лесах! Поищут, поищут и бросят! Скажут, в болотах утонул!

Представилось заплаканное лицо жены в чёрном платке, бесцветные от горя глаза. Сделалось невыносимо больно за неё, за детей и стыдно за себя:

— За что я её мучаю? Никто не будет любить, как она! Где она только со мной не моталась, что только не пережила. Одних квартир сменили полтора десятка! Старший сын окончил десятилетку в пятой по счёту школе. В доме всегда было уютно, чисто и тепло. Да всего и не перечислишь! И только она будет ждать, надеяться, а если не вернёшься, помнить!

А Света, скорее всего, это мужское тщеславие, воплощённая в реальность школьная мечта. Желание почувствовать себя как в молодости сильным и нужным! Нет! Света погорюет какое-то время, найдёт себе другого «бой-френда» и всё забудет!

Недалеко от бывшей деревни, в поле, он увидел древний заброшенный, сельский погост. С ажурными металлическими, покосившимися крестами и просто столбиками над могильными холмиками.

— Попробую определить стороны света. Православный крест абсолютно точно ориентирован по сторонам света. Косая его перекладина верхом указывает на север, низом на юг. Плоскость креста одной из сторон обращена на запад, противоположная — на восток

Он обошёл могилы, косой перекладины ни на одном кресте не было. Да и сами кресты стояли вкривь и вкось, так что определить что-то было невозможно.

— Наверное, католики проживали, — предположил Андрей, — разницы нет, всё равно придётся ехать туда, куда ведёт дорога.

Вновь по сторонам еле заметной в траве дороги, потянулись непролазные заросли. День клонился к вечеру, бензин иссякал, надежды благополучно выбраться таяли. От постоянного вращения рулём болели плечи, тупой болью ныла спина. Несколько раз пришлось останавливаться, убирать с пути ветки и сломанные деревья. В очередной раз остановившись, он решил отдохнуть. В лесу было тихо, так тихо, что от этой тишины начинало звенеть в ушах. Ни звука, ни шороха. Убаюкивающая, обтекающая со всех сторон, звенящая тишина.

Голова раскалывалась, в висках стучало, Андрей Владимирович не заметил как заснул.

Как показалось, спал он совсем недолго, но когда с трудом открыл глаза, в тёмном звёздном небе ярко светила мертвенно-бледная луна. Из тёмной, болотистой лощины бесшумно выползал туман и поднимался по распадку белёсыми клубящимися языками, поглощающими кусты и деревья. Изредка в глубине этого бестелесного существа едва заметно шевелились какие-то тени и слышались приглушённые голоса. Сон как рукой сняло! Трясущимися руками он нащупал кнопку на панели. Машина коротко «квакнула», мигнув фарами, замки дверей негромко щелкнули, и вновь стало тихо.

Неожиданно близко из тумана вынырнули расплывчатые силуэты, похожие на людей. Сошлись в кучку, как будто совещаясь о чём-то и, снова разойдясь, начали медленно приближаться к машине.

Андрей Владимирович сполз с сидения и замер, наблюдая за пришельцами. Существа, судя по шороху шагов, приблизились и начали через тонированные стёкла заглядывать в салон. Не единожды останавливаемый полицией за тонировку, Андрей предпочитал платить гаишникам, но тонировку так и не снимал. Она скрывала их со Светланой, от посторонних глаз во время встреч на природе, и сейчас, как нельзя пригодилась.

Отвратительные рожи заглядывали в окна, одна страшнее другой. Обросшие и безбородые, с раскосыми глазами, лохматыми копнами чёрных засаленных волос, в каких-то шкурах и зимних малахаях. Грязные руки гладили стёкла и дёргали ручки дверей, беззубые чёрные дыры разинутых ртов издавали нечленораздельные звуки и брызгали на стекло слюной.

Неописуемый страх охватил Андрея Владимировича, от озноба пробежавшего по спине, кажется, зашевелились даже волосы на затылке.

— Это же мертвецы с брошенного кладбища, — пронеслось в мозгу, — какие мерзкие, неописуемо гадкие создания! Бродят ночью по округе в поисках людей и крови — вурдалаки!

Вспомнился фильм «Вий», где такие же проворные, ужасные существа, выползшие из всех щелей, утащили несчастного бурсака Хому.

— Утащат в своё болото, как пить дать, утащат и сожрут! — говорил один голос внутри самого Андрея. — Такого же не может быть, это всё выдумки, галлюцинации Гоголя! — не соглашался другой. — Какие ещё галлюцинации? Вон они реальные, за окнами! — вновь усмехался первый, — разобьют стекло и всё! Был, и нет! Не верь! — реалистично вещал второй, — тебе всё это снится — это сон! Проснись, и всё исчезнет!

Очнувшись от оцепенения, Андрей Владимирович мгновенно завёл мотор, включил фары и под вой воздушного сигнала, рванул машину с места.

Но далеко уехать не удалось, не проехав и километра, заросшая колея упёрлась в непроходимый завал. Когда Андрей на узкой дороге, с трудом, всё же развернул тяжёлую машину, прямо перед капотом на землю грохнулось большое сухое дерево. В свете фар, из-за завала выглядывали мерзкие физиономии прежних неизвестных существ.

— Надо ждать утра, — снова вспомнил фильм Андрей Владимирович, — с первыми лучами солнца вся эта нечисть исчезнет в своём болоте. Совершенно неожиданно для себя стойкий атеист и член партии в прошлом, недавно покрестившийся по настоянию жены, размашисто перекрестился со словами, — Господи, спаси и помилуй! Помоги Господи!

Сидя в тиши автомобильного салона, вглядываясь в тревожную пустоту ночи, Андрей мысленно разговаривая с самим собой:

— Если бы мне кто-то рассказал нечто подобное, никогда бы не поверил и посчитал рассказчика или сумасшедшим, или законченным вруном. И мне, вероятно, также не поверят!

Заметив пульсирующий зелёный огонёк видео регистратора с инфракрасной подсветкой на лобовом стекле, обрадовался:

— Оказывается, всё это время прибор записывал происходящее. Прекрасно, это и будет подтверждением моих рассказов! Если я вообще выберусь отсюда живым и невредимым! — с каким-то безразличием о себе, подумал Андрей Владимирович.

Всю ночь он не сомкнул глаз, внимательно осматривая подступы к машине и заметив, хотя бы малейшее движение, включал фары и сигнализацию в режиме «Паника».

Небо постепенно светлело, прогоняя ночную тьму.

Стали видны дальние и близкие кусты, стволы деревьев и колёсная колея, упирающаяся в поваленное дерево. Ночных мертвецов нигде не было видно.

— Испугались солнышка кровопийцы, уползли в свои ямы! — злорадно подумал Адрей Владимирович. — Конечно убрать дерево с дороги мне будет тяжело! Ничего, зацеплю тросом и оттащу в сторону! Главное, уехать с этого проклятого места! Спастись! Понять кто я, что вокруг и где выход?

Радость была напрасной, едва он попытался подъехать ближе к завалу, из-за веток выглянули раскосые физиономии. Он остановил машину, фигуры скрылись и больше не выглядывали.

— Похоже, кого-то или что-то ждут! Получается, свет им не помеха! Неизвестно кто они, что у этой банды на уме и чем они вооружены?

Андрей Владимирович боялся покидать машину, справедливо опасаясь, что может быть захвачен. По его наблюдению, ночью неизвестных существ было больше, и он не исключал возможности того, что несколько из них расположились на ветках деревьев над машиной. И только ждут, когда он выйдет.

Наконец за завалом послышался какой-то шум, движение, звон упряжи и ржание лошадей. Над сухими ветками дерева перегораживающего дорогу, появилась женская фигура. Это была молодая женщина в длинных белых одеждах, плотно облегающих её стройную фигуру, расшитой мехом короткой куртке и голубой косынке.

Совершенно ничего не опасаясь, женщина стояла на брёвнах завала, внимательно разглядывая машину. Кажущаяся абсолютно не реальной в лучах утреннего солнца, после кошмаров минувшей ночи и всех необъяснимых событий, произошедших с Андреем Владимировичем. Он даже залюбовался ею!

Глава 3

Грациозно спрыгнув со своего импровизированного подиума, женщина направилась к машине, держа перед собой руки с открытыми ладонями, демонстрируя отсутствие оружия.

Помедлив и переложив электрошокер в боковой карман куртки, Андрей Владимирович вышел навстречу.

Женщина не спеша шла по высокой траве, обходя машину справа. Из окружающих кустов, веток завала, и как Андрею показалось, прямо из травы стали появляться фигуры людей. Сейчас он точно понял, что это были люди, в разномастных одеждах, низкорослые, с раскосыми как у японцев глазами. Ни одно его движение, взгляд, выражение лица не могли быть незамеченными этими внимательными глазами. У многих в руках было оружие — ружья, короткие кавалерийские карабины и длинноствольные американские винчестеры. И судя по настороженным позам, открыть огонь в любой момент готов был каждый.

— Дикий Запад, — совсем некстати промелькнуло в мозгу, — съёмки фильма «Человек с бульвара Капуцинов».

Только сейчас Андрей Владимирович понял, почему женщина идёт в обход поляны? Она не хочет закрывать собой гостя от взглядов этих странных людей, не хочет находиться на линии огня!

Подойдя на расстояние пары метров, спокойно и пристально глядя в глаза Андрея, проникая, как ему показалось, в самую душу, негромким голосов сказала:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 339