электронная
12
печатная A5
266
16+
Блог Хулигана

Бесплатный фрагмент - Блог Хулигана

История ещё не была такой


Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-7003-8
электронная
от 12
печатная A5
от 266

Эпилог

Если бы у человека была возможность любить в 21 веке, жизнь была бы проще, скажите? Думаю, нет. В наше время любовь ушла так далеко на задний план, что и палкой не достанеш. В ранние годы жизни у меня была возможность любить, были моменты, когда я вполне готов был отдать всего себя (в возрасте 15 -20 лет). Тогда я был полностью свободен от житейских проблем: работы, учебы; времени было достаточно, и я будто давился часами. Также, за эти 5 — 6 лет, Всевышний проводил меня только через те испытания и чувства, которых я на самом деле, был достоин. По прошествии многих лет, я понял, что до настоящей любви еще очень далеко. В итоге, у меня временами появлялся шанс «сделать» счастье с человеком, но судьба всегда ставила мне подножки, как бы говоря: «Не твое, не твое!» В двадцать лет я подумал, что это конец. Идеальное время для любви потрачено, никогда больше не будет тех часов, которые я мог бы посвятить романтике, любимой; просто быть вместе. Когда? Приоритетное место в жизни начинает занимать работа; как строить отношения, если ты работаешь по 8 часов, когда? Повседневные дела. Когда? Любовь. Когда? Жизнь. Когда? Работа для жизни или жизнь для работы? Плюс политика. Правительство все делает для чего? Правильно, чтобы «уткнуть» нас в работу до 65 лет, чтобы сделать из нас «потребителей высшего уровня». Чтобы духовную жизнь оставить в стороне, чтобы на то, чтобы жить, просто не было времени. А «последнее и самое главное» было где-то вдалеке, что не достать рукой. Любовь, ни секс, ни страсть, а любовь? Именно те искренние чувства, которые даёт Господь. На них совершенно не хватает времени. Знаю, я не жил ни 18 веке ни в 11, ни в 5, но существует следующее, что-то, что можно постичь на протяжении всей дороги, по которой поведет вас эта история искренней любви.. Думаете, моя история осуждает политику? — нет. Люди и политика осуждают мою историю. Эта повесть о том, как Бог, Божья милость и любовь делает всё, чтобы молодые люди поняли суть любви и милости Христа и все то, чем вы жертвуете, не бывает напрасным. Бог сделал этот мир цикличным, радуйтесь, что вы родились и проживаете правильную жизнь.

Глава 1. Или как все начиналось

Вспомнить себя в возрасте 15 — 16 лет, какие вы были, подумайте! Вставьте свое описание в мою книгу. Везде где я говорю о себе, представьте себя. Заменяйте меня собой, оставьте только мои поступки. Это будет весело. Первое десятилетие 21 века. Рассвет и начало конца, как я считаю. В свои 14 лет я придумывал себе иную жизнь. Тогда я не думал о любви как о высшем даре Бога. Это было для меня чем-то забавным, новым; «отношения, девочки» я не спешил, и думал, что вечно буду таким безответственным мальчишкой… Думал, что чем я «бешенее», тем лучше, мечтал об этом: о сумасшествии, бесстрашии, для меня было главной целью, тогда я и не мог представить, что мечты исполняются тогда, когда нам это уже не нужно. Запомните этот момент, он даст вам подзатыльник. Девочки появлялись, давали что-то свое, учили новому и уходили в прошлое одна за одной, куча разных компаний, моя цель- стать самым плохим в самой плохой из компаний. Я не думал о последствиях, и, наконец, привлек внимание парня постарше, он был еще бешенее чем я… Можно сказать, с детских лет, мы начали творить беспредел: грабили людей, избивали руками и ногами, избивали бейсбольными битами, молотками, обчищали магазины, позже появились наркотики: употребляли и продавали… мы считали себя королями мира, но нас ждала дома мама к 8 … в своих делах мы были лучшими: мутили дела и не палились ну и палились тоже… постоянно было все: деньги, выпивка, сигареты, наркотики… родители видели, что сын упал во тьму, но не могли вытащить… в мои 16 лет на районе не было людей, которые меня бы не побаивались. Наконец, я стал думать о том, что преодолел страх и я самый бешенный из всех, вот так мы жили.

Время шло, дурь никуда не девалась, но где-то на горизонте я мечтал влюбиться и отдавать всего себя, но и с хулиганством завязывать не собирался. Короли улиц, моя заниженная самооценка была на пике. Мы били, пили, воровали. Не думали о будущем, о том, что молодость не бесконечна, о том, что в жизни есть вещи, которые нужно ценить, о том, что мы неправильно живем. Все это мы забыли. Потому что, били, пили и курили. Я и любовь искал тогда, попыток была масса: девочки лезли на шею плохому мальчику, но быстро соскакивали, потому что желания мальчика стать сумасшедшим сбывалось. С недавнего времени я борюсь с тем плохим, что загадал еще юнцом.

1.2. Мне 16 лет, тогда я жил с мамой и сестрой, на учебу я положил все что можно

«Это не мое!» — думал я. — На будущее все равно, живу одним днем». Я любил свою жизнь, и она любила меня, мне везло во всем плохом, что я делал, а делал я все, и ничего мне за это не было. Но в один прекрасный осенний день, на моём маленьком районе, в моем маленьком городе Козлове, что в Тамбовской губернии и произошло мое знакомство с красивой, приятной личностью. Алина, звали девушку, которая украла кусок моего сердца. Она была красива, но не так, чтобы «пацаны» с ног валились перед ней, нет, это не про неё. Она была красива именно для меня, что-то в ней было моё, именно мое. У неё была мягкая бархатная кожа, большие карие глаза — в них отражался горный Кавказ, она была нежная, но могла и показать характер, одновременно русская, но с душой Лезгинки. Маленькие, еле розовые губки, пухлые пуховые щеки. Я влюбился моментально — это был взрыв! Мое юношеское сердце порвало вдребезги. Я за секунду понял, что должен сделать ее королевой улицы. Королевой своих снов. Своей девочкой… После десяти секунд глобального погружения в себя, меня словно дёрнуло вперёд, и вот, я уже стою рядом настолько близко, что окружавшие нас люди оглянулись на меня. Тут я произнес банальную на тот момент фразу: «Девушка, вашей маме зять не нужен?» На это я услышал краткий, но понятный отказ: «НЕТ!» Я сразу все понял. «Характер» — подумал я.- Не стоит сдаваться. Подойду позже…» Этот вечер был дождливым, но не мешал, находились мы в фойе моей родной школы. В тот роковой вечер проводилась вечеринка, посвященная осеннему балу, было много гостей из других школ. Я за 15 минут разузнал, кто она, с кем общается, и есть ли у неё парень. Оказалось — нет. Зеленый свет загорелся в моих двух, на тот момент, целых светофорах. Как оказалось, она занималась тем же самым. У нас было несколько общих знакомых и небольшая куча схожестей между нами. Все это я понял, даже не познакомившись с ней, после того, как я чуть больше о ней узнал, решил, что надо начинать второй раунд. И вот, я словно бежал по широкому коридору школы навстречу своей любви… Я выглядел хорошо: белые кроссовки Reebok Classic, черный костюм Adidas с тремя полосками на рукавах, самый настоящий «альфонс». Гроза квартала. Стрижка полубокс, черные пляжные очки в помещении, разбитый кулак. Просто самый плохой вариант для нее. Самый плохой мальчик. Хулиганская партия. Пока я как бы бежал по коридору. Ребята смотрели на меня со страхом, а их спутницы с мокрыми юбками. «Но извините я не ваш мальчик!» Вот я и вхожу в спортзал, со ступеней ищу ее глазами тигра, но не вижу, вспоминаю, что на мне очки, пафосно снимаю их, тут как назло в глаза попадает красный лазер цветомузыки, надеваю очки, разворачиваюсь, захожу обратно в фойе. Решаю подождать ее подальше от танцплощадки. Пока ожидаю, встречаю кучу народу, и, в маленьком коридоре школы становится очень тесно для моего второго раунда. Начинаю разгонять толпу, про себя думая: «Быстрее бы она вышла». И вот, спустя десять минут я дождался: ее выносят. «Погодите-ка, почему ее выносят?» Подбежал к незнакомому парню, который осуществлял плавное передвижение с мисс «Мое будущее».

— Э! — кричу ему в лицо.- Что случилось?

— Она танцевала рядом с ди-джеем, и, походу, надышалась дыму из установки, надо отнести ее на улицу.

— Давай я отнесу, — не подумав, сказал я, — хотя погоди, не, неси ты, начнет просыпаться — заберу её.

Пока мы плавно двигались по коридору школы на улицу, мой друг Владислав начал драку с медиками, которых вызвали на помощь Алине. Вы должны узнать про Влада, без знания его тонкой натуры вам не удастся прочувствовать всю «соль» этого произведения, но с этим чуть позже. Так вот, это «бешенное существо» увидел, как подъезжает «скорая», дождался, пока максимально близко подъедет машина, то есть, вплотную к нему, и, кинул прямо в лобовое стекло пустую бутылку из — под водки. Осколки попали ему в лицо. С предъявой: «Вы охренели!», начал ломиться в кабину Газели. Перепугавшиеся работники здравоохранения, с испугу включили заднюю передачу и дали по газам. Но не то тут было, Владислав пропал с их радаров. «Где он?» — в ужасе закричал водила на санитара. Санитар с испугу не смог ответить на четко поставленный вопрос, а взялся за капельницу впрыснул раствор Валерьянки в физраствор, закатал рукава и выпил всю капельницу, не оставив водиле. Вопрос: «нафига он закатал рукава?» Испуганный санитар превратился в штурмана скорой, и нежно, на расслабоне, но громко крикнул: «Столб!» Водила нажал педаль тормоза, так глубоко в пол, что машина стопорнулась и лица нашей отечественной медицины превратились в оливье. Еще до прихода по их души Владислава, водилу вырубило, а санитар с огромными глазами стал приводить его в чувства. Но это было только начало их кровавого путешествия, как говорится верхушка айсберга, не успел санитар привести водителя в чувства, как открылась дверь скорой помощи, и на санитара пролился каменный ливень из ударов кулаками ногами, и, как сейчас помню, костями старой собаки. Пока Владик избивал санитара, водитель до конца пришёл в себя. Увидав, что его коллегу избивают пяткой старой собаки, он нашел в себе смелость, а в машине 1 передачу, нажал на газ и машина рванула вперед, отбросив Владика в сторону, пока он соображал, что произошло, водила, осознав, что ему нечего терять, привел в чувства санитара ударами лодыжки, и пшыкая ему в глаза перекисью водорода. От жгучей боли в глазах санитар заорал:

— Ты охренел? Это уже через чур!

Водила с предъявой закричал на бедолагу:

— Вставай, пойдем биться, мы же русские!

От пламенной мотивирующей речи коллеги, санитар нашёл в себе силу и через боль в глазах, открыл дверь «скорой», выпрыгнул и дождался водилу на линии атаки. Они заметили, что там их уже ожидал Владислав, весь в чужой крови, с порванной кофтой и лапой собаки он стоял насмерть. Всего в паре метров от них.

«Вот оно настоящее зло!» — крикнул водила.

«Где? Где? Я ничего не вижу». — крикнул в ответ санитар. Посмотрев на санитара, водила развернул его в сторону фронта и ринулся на Влада, но сразу был «вырублен» левой рукой и тут же добит правой лапой собаки. Хоть и санитар толком не чего не увидел, но от двух смачных щелчков все понял. Владик уже собирался направиться убивать медицину до конца, как откуда не возьмись, выскочил я… и укротил зверя. Санитар долго благодарил воздух за спасение, потому что я стоял далеко от него. Я привел в чувства водителя скорой, помог промыть глаза санитару и посадил Влада в такси и отправил домой. Пока я занимался работниками медицины, Алина уже пришла в себя и отправилась на танцпол. От наплыва страстей мне перехотелось продолжать знакомство, но мои чувства были сильней усталости. Медленно отъезжающая машина скорой помощи осветила светом мое тоскливое лицо и скрылась в темноте ночи. Я неторопливо пошёл в сторону школы. На пороге школы стаяла пьяная компания старших ребят. Это была компания Ржавого, одного из основных пацанов на районе, но его самого не

было. Они с улыбками на лице встречали меня. Один из старших подозвал меня и стал расспрашивать про случившееся:

— Что? — говорит — с ним? Что он разбушевался-то.

— Да понятия не имею, сорвало крышку.

Долго не объясняя, я покинул назойливых ребят и зашел в школу в фойе. В коридоре стоял мой учитель русского языка. Он был ответственным за сие мероприятие. Но, не смотря на все крики, вопли, происходящие на улице, до него не дошла информация о наших приключениях. Он подозвал меня тихим строгим голосом:

— Семёнов!

— Я, Геннадий Викторович! — ответил я.

— Подойдите ко мне.

— Есть сэр! — сказал я с фальшивой улыбкой.

Геннадий Викторович был самым строгим учителем в нашей школе, но ко всему прочему, он был и справедлив. Справедливости, которая проснулась у меня спустя много лет, была его заслугой.

— Ты почему пропускаешь уроки? Вроде не дурак, и мама у тебя такая хорошая.

Я думал про себя:

— Причем тут мама? Что ты несёшь, старый?

И началось … 30 минут воспитательной беседы на тему: «Учись — иначе пипец». На все его высокоумные предъявы я только и мог ответить: «Я виноват, простите, исправлюсь, не казните засранца, и все в том роде.» Я понимал, что вечер уже потихоньку шёл к концу и «старый» «обламывает мне всю малину», познакомиться с красотой моей жизни. Оставалось полчаса до конца этого молодёжного «движа», а я никак не мог «одурить» учителя и срулить на танцпол.

— Геннадий Валерьевич.

— Я, Викторович вообще-то.

— Да я знаю. Честно, дайте пойти потанцевать, молодой же.

— Ну, Геннадий Викторович, приду я на уроки обещаю.

— Ладно, иди, Семёнов.

И я с низкого старта полетел в сторону спортзала. Ну вот, я несусь, как второклашка, забегаю за поворот в узкий коридор перед спортзалом, финишная прямая. Думаю: «Раз не получилось сегодня познакомится, так хоть потанцую 20 минут.» После поворота в узкий коридор, я перешел на короткий пафосный шаг, ну как ВСЕГДА!!! Остаётся пару метров до входа в спортзал, как я вижу того же «чувака» с Алиной на руках. У меня была одна мысль: «Опять!!!» — крикнул я. Длинный тип с недовольной улыбкой тихо сказал:

— Ага.

— Давай ее сюда, — прошептав, я взял ее на руки и тихонько понес на свежий воздух. Смотря в её закрытые глаза, я представлял, как буду гулять с ней, как она будет моей. Моей принцессой, кусочком моей жизни. Вынеся ее на крыльцо школы, я попросил у пацанов помощи. У них сразу нашлась минералка. Я налил на ладонь чуть-чуть воды и протёр ей лоб и глаза. Тут ее будто током ударило, она подорвалась с такой скоростью, что я на момент ужаснулся. И начала на меня наезжать.

— Слышишь, ты! — крикнула она. Это был голос смелой девочки. Я увидел в ее глазах неподдельную агрессию.

— Ты обалдел, конь, ты чего меня намочил, кретин.

Я же в свою очередь не растерялся за такой наплыв пламенной речи. Я бросился на неё, будто хотел ударить. Но она отреагировала еще большей агрессией: врезала мне пощёчину. Это было ужасно. «Позор!» — подумал я. От удара я повернул голову набок. Надо мной уже угорали старшаки, на тот момент мне было больно, но душевно. Я, не торопясь, со злобой, сквозь зубы, повернул голову на ее законное положение. В этот момент дурочка поняла, что натворила и смотрела уже с таким ужасом в глазах, которого я еще не видел. Она коротко шагнула назад и закрыла глаза. Я же, в свою очередь, сделал шаг в сторону и что есть мочи ударил чувака, который угорал. Мой кулак с такой силой врезался ему в челюсть, что три нижних боковых зуба уже летели в противоположную от тела сторону. Раздался хлопок об тротуарную плитку крыльца школы; зубы оказались у Алины за пазухой. Вся компания посмотрела на меня. Я же не растерялся и двинул еще одному в челюсть. Он как мешок с картошкой аккуратно приземлился на ту же тротуарную плитку, куда и его и товарищ. «Хоть мы все и жили на одном районе, такой поступок явно не окажется без наказания». — подумал я и вырубил еще одного бежавшего на меня амбала. Тут, как не странно, оставшиеся, остановились посмотреть на лежавших овощей. Все что я помню дальше — это кадры. Три пацана, три удара, три кувырка назад и тридцать три удара ногой в голову. По моему мнению, удары ногами были излишние, но кого интересовало мое мнение? Когда я в следующий раз открыл глаза я увидел ее. Я думал: «Это сон.» Она же в свою очередь сидела рядом и приговаривала: «Нафига, нафига, идиот». Заметив, что я оклемался, она тихо, но с удивлением сказала: «Что это ты быстро». Помогла мне подняться. Я молча встал, со скрипом в ребрах, посмотрел по сторонам и заметил странное обстоятельство: я был метрах в 40 от крыльца школы.

— Как я тут оказался, лапуль?

— До пинали.

— Ахах, как до пинали?

— Ногами.

От услышанного я на момент залип. Она тихо сказала:

— Зачем ты это сделал, дурачок?

— Мне куда то надо было выплеснуть злость, а тебя я ударить не мог. Она улыбнулась, и я почувствовал на момент, ее горное сердце открылась для меня. Вот мой шанс.

— Пойдем со мной на свидание? — ничего быстрее и романтичнее я придумать не успел. Да, банально, но что теперь. Выздоравливай сначала, дурачок ты мой. И тут в мою голову пришла мысль, что не зря меня пинали 40 метров.

Вот в такой обстановке и прошло наше романтическое знакомство, в этот же момент на другом конце района вызвали наряд милиции. Да, да, тогда была еще милиция. Нашли тело зверски избитого таксиста, он был еле живой, его принимал все тот же наряд скорой помощи, с которым познакомились ранее. Никто не знал, что произошло. Свидетелей не было. Бомбилу нашли рядом с открытой машиной. Когда Алинка вела меня обратно, я облокотил свою голову на ее голову, и еле ковыляя усталыми ходулями, мы шли по самой длинной улице района. Из-за угла, на большом ходу, вывернула скорая. Я присмотрелся одиноким глазом уже в знакомый экипаж.

— Солнце, давай повернём здесь, — с волнением сказал я.

— Хорошо.

Моросил небольшой дождь. Мимо нас проезжал наряд милиции, светом фар осветивший наши мокрые лица.

— Давай быстрее.

Мы подходили к толпе зевак.

— Что здесь произошло? — крикнул я.

На меня оглянулась пожилая тетка.

— Водителя такси побили.

— Да вы что?! — я подозрительно обошел машину с тыла, посмотрел на транспортное средство и все сразу стало ясно.

1. 3 Лучший друг

— Братских Владислав Григорьевич 01.09.1994 года рождения.

— Судим?

— Имею условный срок.

— За что условный?

— 111 статья.

— Ясно, выйдите в коридор, мы вас пригласим…

Именно так проходили свободные будни моего брата от другой матери. За прожитую мною недолгую жизнь, именно от этого человека я увидел больше всего жестокости, а я видел очень многое… Он был спортивного телосложения, на сантиметр ниже меня, но крепче сильнее и умнее. Как говорила моя мама: «У Владика идеальная мужская фигура!» а также: издевательское чувство юмора, садистский характер, жестокое отношение к людям. Но меня он любил безмерно. Я был как младший брат ему. Он как-то сказал: «Если предашь меня, мне будет так больно, как никогда мне никто не делал. Я тебя убью» — этим словам я тогда не дал силы. Я смотрел на него с уважением без страха и с искренней братской любовью. Мне стоило сказать «фас», и он уже бьёт моих врагов. Хотя чаще всего били мы всех вместе. Он делал все, чтобы позаботиться обо мне. Старший Брат. И вот, стою я на мокром разбитом асфальте, одним глазом смотрю на машину избитого таксиста, слева в трёх метрах стоит девушка, без которой этот вечер не был бы таким интересным. Мне бы идти домой с ней, но нет, я не могу ни о чем думать, кроме этой машины, и о том во что, по моему мнению, вляпался мой братишка. Я делаю глубокий вдох, еще раз смотрю по сторонам. Везде стоят люди, падает холодный тихий дождь, стоит «малая» и моя жизнь будто замирает на момент. Время останавливается, перестает существовать, я уже не чувствую дождь, бьющий мне по лицу, свет фар проезжающих машин уже не слепит, не раздражает галдёж тупых зевак. Ночь, темнота! Как это прекрасно, я будто один в мире, но пора придти в себя. Я выдыхаю! Мир начинает ускоряться, время входит в свой обычный ритм, стрелки возвращаются на циферблат. Дождь, снова дождь, в глаз бьют огни машин, и, гул голосов снова бесит. Я резко хватаю малую за руку, мы устремляемся в одном направлении. В направлении дома Влада. Мы шли молча. От этой тишины резало слух. У меня не было подходящих слов, чтобы поговорить с ней. У нее же были слова, но не было смелости. Она, видя мое разбитое состояние, понимала, что я что-то знаю про все это. Пройдя метров 500, я повернулся, взял её холодные, как лёд ладошки, посмотрел в её глаза и нежно произнёс: «Девочка милая моя, сегодня не наш день, но он обязательно будет, дай шанс дураку, я вижу в твоих глазах твою душу и влюбляюсь в нее, потому что у меня нет души, но мне нужна ты.» Я медленно стал отходить назад, не переставая смотреть в ее глаза, когда мои пальцы отрывались от ее ладоней в ее руках остались 500 рублей. Я развернулся и пошёл дальше, она же стояла и смотрела, как я ухожу.

— Я найду тебя, девочка.

Я быстро направлялся в сторону дома Влада. Я понимал, что сейчас там его родители, но мне нужно поговорить с ним. Подходя к забору его дома, я еще раз посмотрел по сторонам, будто это вошло мне в привычку. На тот момент я подумал, что у меня развивается паранойя. Я плюнул и постучал, залаяла Альфа — собака немецкой породы. «Тише, тише, милая моя». Псина признала знакомый голос и успокоилась. Никто не выходил, но во дворе горел свет. Я нажал на ручку калитки и она оказалась открыта. Посмотрев по сторонам, я зашёл внутрь и увидел, что под навесом, в луже сточной воды с крыши валяется Владик.

1.3

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 12
печатная A5
от 266