электронная
54
печатная A5
368
12+
Близнец

Бесплатный фрагмент - Близнец

Объем:
180 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-6840-0
электронная
от 54
печатная A5
от 368

Нас было четыре десятка молодых рослых воинов-пращников. Ранним утром этого дня мы выбежали из казармы один за другим и встали на скалистом берегу, построившись в две шеренги по приказу Капитана.

Каждый имел крепкую пращу, сплетенную из кожаных ремешков, и перекинутую наискось через плечо прочную сумку-перевязь. В ней, как яйца в гнезде, лежали круглые отполированные камни из гранита разного веса и размера. Одеты все были в одинаковые рубахи, штаны из коричневой кожи и легкие сапоги на толстой мягкой подошве для быстрого передвижения по ровной поверхности и скалам. В случае рукопашной каждый мог воспользоваться острейшим обсидиановым ножом, заткнутым за пояс. По правую руку расположился многочисленный отряд лучников в такой же, как у нас, одежде, только окрашенной в зеленый цвет. Их большие, в рост человека, склеенные из разных пород дерева луки могли легко отправить тяжелые стрелы с каменными наконечниками на шесть-семь сотен шагов. За плечами у каждого висели два колчана: в одном были стрелы с широкими плоскими лезвиями, заточенными с двух сторон и способными при попадании наносить страшные резаные раны, в другом — с тяжелыми и острыми, как у копий, наконечниками, легко пробивающими добротные деревянные щиты, обтянутые толстой воловьей кожей.

Слева стоял самый большой отряд в две сотни человек, вооруженных длинными копьями, короткими дротиками и тяжелыми деревянными щитами, выкрашенными охрой. Копейщики принимали основной удар при прямом столкновении с врагом. Но по-настоящему нечеловеческой силой обладал еще один отряд, стоящий чуть поодаль. Тяжелая поступь и хриплое дыхание обросших густой шерстью зверолюдей невольно заставляли сердце сжиматься в тесной грудной клетке. Каждый из них был на три головы выше самого высокого воина, на неестественно широких плечах они держали огромные дубины из молодых, с корнем вырванных деревьев, маленькие медвежьи глазки свирепо смотрели из-под нависающих бровей, и все невольно отводили глаза, чтобы случайно не вызвать агрессию. Поговаривали, что эти зверочеловеки могли не только разорвать любого врага, но и при случае им пообедать.

За ними на обрыве стояла Самострельная Башня, не имеющая входов и выходов и охраняющая всю береговую линию с этой стороны. Командовал всей нашей армией Капитан, старый вояка, многочисленные шрамы на лице и теле которого недвусмысленно говорили о роде его занятий. Широкоплечий седовласый воин с прекрасно развитой мускулатурой мог научить нас сражаться с любым врагом и любым оружием.

— Воины! — громко прорычал Капитан. — Вы созданы для тяжелой армейской службы. Дело вашей жизни — выполнять приказы и убивать врагов. Дело моей жизни — научить вас делать это безупречно. Все мы подчиняемся приказам Совета Жрецов, не раздумывая и не задавая вопросов.

Он отступил на пару шагов, и из-за высокого камня выступила высокая фигура в черной длинной сутане с надвинутым на глаза капюшоном. Негромкий спокойный голос долетал до каждого из нас, проникая в самое сердце:

— Я — Верховный жрец и Хранитель нашего Рода! Темные силы сгущаются над нашим островом. Враг где-то рядом, я уже чувствую чужое дыхание. Они придут с моря на больших кораблях во главе с Героями и колдунами. Сила их огромна, как морской шторм, и все мы можем погибнуть в страшной схватке. Учитесь драться, ибо мы обязаны перед Богами сохранить наш Род. Будьте бесстрашны и яростны в битве, как были бесстрашны наши предки, завоевавшие этот остров! — Он ударил оземь посохом, увенчанным большим сверкающим камнем, и все почувствовали, как волна Силы окатила с головы до ног, проникла внутрь, раздувая хорошо развитые мышцы, а из сотен глоток полетело грозное: «Ха-а-р-ра!», как будто враг уже стоял напротив.

Начались бесконечные тренировки: днем, ночью, в жару и в дождь мы учились далеко и точно метать камни, бегать по скалам, догоняя испуганных горных коз, драться в рукопашной против одного, двух, десяти противников. Капитан не давал ни минуты отдыха, а мы становились все сильнее и крепче, и, казалось, не было силы, способной противодействовать нашему умению выживать и убивать. Мне, вообще, все давалось легко: я успевал выполнить любое задание гораздо раньше остальных и, не теряя времени, попробовать себя в стрельбе из лука и владении копьем. Камнем, выпущенным из пращи, мне удавалось с тысячи шагов попасть в мишень размером с ноготь, вызывая удивление и зависть соратников. Наш грозный военачальник только хмыкал в седые усы и придумывал мне, казалось, невыполнимые задания. Однажды, надев мне повязку на глаза, он проводил меня в лагерь зверолюдей и толкнул на поедающего овечью ногу вождя. Я уткнулся в вонючую шерсть и, выругавшись, сорвал повязку. Подняв глаза, встретился взглядом с лютой ненавистью медвежьих глаз и едва успел увернуться, — когтистая лапа просвистела в опасной близости от моей головы, а слюнявая пасть щелкнула клыками там, где мгновенье назад находилось мое горло. Отработанным ударом я всадил чудовищу под ложечку крепко сжатый кулак, а ногой резко и сильно ударил между ног. Зверь согнулся пополам, и вторая моя нога с еще большей силой врезалась ему в висок. Он как-то странно хрюкнул и упал без сознания.

Собравшиеся вокруг моего поверженного соперника сородичи опустились на колено и покорно склонили головы. Это была чистая победа! Даже полудикие гиганты признали мое воинское искусство и отвагу. Впрочем, не только этим я отличался от своих соратников. Всех воинов звали по их принадлежности к роду занятий: Лучник, Копейщик, Пращник. Меня все называли Близнец. Чей близнец, почему близнец, — никто не знал, но по-другому меня не звали. Я — Близнец! Я научился всему, что мне могли предложить, и пришел к Капитану с личной просьбой:

— Отпусти меня обследовать остров, я хочу предусмотреть наши действия в случае нападения.

— Близнец, остров неприступен. Нас окружают острые скалы, и высадиться можно только в одном месте, здесь, на песчаном пляже в бухте Спокойствия. Опять же, не я могу дать тебе разрешение… Иди к Верховному жрецу, я много ему про тебя рассказывал, он давно наблюдает за тобой. Ты… необычный воин, ты… все выдает в тебе Героя-воина. Ты послан богами. Иди к жрецу, вам давно нужно поговорить, мне больше нечему научить тебя, Близнец.

Я шел через городское поселение: мимо амбаров и складов, мимо крестьянских дворов и торговых домов, мимо детей, сидящих в дорожной пыли вдоль унылых заборов из серой каменной кладки, и смешанные чувства теснились в моей голове. Мне было жаль всех этих простых грустных людей, влачащих унылую, однообразную жизнь. Хотелось сказать им: «Проснитесь! В мире столько интересного!» Одни только мысли о неизведанных землях заставляли кровь бежать по жилам быстрее, а фантазии рисовали красочные картины непознанного.

Верховный жрец, как и положено, жил в главном храме, в узкой каменной комнатушке с деревянной кроватью, соломенным матрацем и одеялом из овечьей шкуры. Аскетизм уважаемого служителя поразил даже меня, обитателя военной казармы.

— Входи, Близнец! — пригласил ровный всепроникающий голос.

Я переступил порог и поклонился:

— Здравствуй, Учитель!

Он сидел на кровати в той же черной сутане, но без капюшона, и я разглядел очень немолодого человека с длинными седыми власами и пронзительно-голубыми глазами, взгляд которых проникал в самую душу.

— Здравствуй. Присядь рядом. Ты тянешься к новому… похвально. Воинское искусство дается тебе легко, ведь ты Герой-Воин! Боги дали тебе силу и быстрый ум, — ты один стоишь целой армии. Все это окончательно проявится в настоящей битве, но есть тайные знания, которым я научу тебя. Ты сможешь понимать язык всех живых существ, слышать и видеть гораздо больше и глубже, чем сейчас, жить осознанно, вникая в самую суть предметов и действий.

— Но, учитель, это же дело жрецов! Я воин, как можно воину усвоить науку жреца?

— Запомни, юноша: что может один человек, может и другой. Ты создан по образу и подобию Бога, и сила божественная в тебе заложена изначально, нужно только раскрыть ее, поверить, — без веры ведь нет жизни… А сейчас… вижу: хочешь исследовать наш остров, ладно, беги — посмотри свежим взглядом, оцени наше положение. Беги!

— Спасибо, отче! — я в порыве чувств обнял старца и почувствовал в нем такую силу, что невольно отпрянул. — Что за силу я чувствую? Это как морская волна, набегающая на берег и разрушающая скалы, как ураганный ветер, с корнем вырывающий большие деревья…

Жрец усмехнулся и посмотрел на меня как на неразумное дитя.

— Это энергия, юноша. Это сила Земли, Неба, Воды и Огня. Она повсюду, нужно только научиться ей пользоваться. Это как приручить сильного дикого зверя. Я научу тебя… иди, боги тебе в помощь!

Какой-то монах на выходе из храма сунул мне пару хлебных лепешек и бурдюк с водой. Я, поблагодарив служителя, вышел из полумрака храмового строения и побежал вдоль береговой линии навстречу новым открытиям. Остров оказался совсем небольшим, мне хватило трех дней, чтобы исследовать его вдоль и поперек, оставаясь в режиме размеренного походного бега, останавливаясь только на ночлег, да в наиболее интересных местах. Остров, действительно, был неприступен для вторжения с моря: высоченные скалы, отвесно обрываясь вниз, опоясывали его со всех сторон, а бушующие волны способны были в щепки разнести любой корабль. Сухая степь и голые скалы составляли унылый пейзаж, но в середине наших земель рос прекрасный хвойный лес с высоченными стройными деревьями, дающими живительную тень и сохраняющими влагу в почве. Здесь росли цветы и ягоды, в густых кронах перекрикивались птицы, а у небольшого лесного озера я встретил пару красивых оленей, пьющих прозрачную воду. Красота!

В разных частях острова были расположены еще две забытые Самострельные башни, а главная находка обнаружилась по дороге домой, у высокой скалы, недалеко от поселения. Между камней что-то блеснуло, и, наклонившись, я вытащил из узкой щели длинный, в руку, сверкающий нож, совсем не похожий на наши каменные. Он был чрезвычайно острым и прочным: одним взмахом я срубил толстенный куст, цепляющийся за скалу, а нож, пролетевший по инерции, выбил из камня брызги искр, но остался цел и невредим. Вот это оружие! Похвалюсь Капитану!

Суровый вояка встретил меня крепким рукопожатием и с удивлением уставился на мой новый нож, заткнутый за пояс.

— Это… — он удивленно сглотнул. — Это меч Капитана Дриттов! Великий Палл, Герой-Воин нашего Рода, снес ему голову своим каменным топором в битве за остров. Дритты пришли на большом корабле и атаковали наш город. Армия у нас была куда меньше, но Палл бесстрашно пошел в атаку. Вражеский Капитан был искусным бойцом, и много наших воинов полегло от его разящего меча. Только против страшной силы Палла никто не мог устоять — каменный топор добрался до его головы. Мы погнали врага, и прибрежный песок по колено пропитался кровью. Корабль успел отойти от берега, унося одного из вождей Дриттов — Черного Колдуна, и тот, отступая, сумел вызвать Небесную молнию, поразившую нашего Героя в самое сердце! Так погиб Великий Палл! Я долго и безуспешно пытался найти этот меч, но, видно, ждал он своего часа и достался новому Герою-Воину! Упражняйся с ним, станешь поистине непобедим!

Вскоре меч стал продолжением руки: вращаясь смертельным вихрем вокруг меня, он отражал любые атаки копейщиков, превращая их оружие в гору ненужных щепок, даже стрелы, выпущенные из мощных луков, не могли пробить этот сверкающий веер. Капитан, глядя на такое представление, только одобрительно хмыкал в длиннющие усы и одобрительно хлопал меня по плечу. Но все же с большим интересом я обучался премудростям Тайных наук Верховного жреца. Мне стал подвластен язык птиц, животных и подводных обитателей. Энергии Земли, Неба, Огня и Воды потихоньку подчинялись моему Сознанию. Я начал вникать в суть вещей и понимать круговорот жизненных сил. Учитель с удивлением и одобрением смотрел на быстроту усвоения мною сложнейших задач и как-то за скромным ужином сказал, словно размышляя вслух:

— Ты не просто Герой-Воин, Близнец! Тебя ждет какая-то миссия, продуманная Богами, я четко осознаю это.

— Скажи, отче, а Боги разговаривают с тобой? — задал я давно мучающий меня вопрос. — Что если они не слышат нас?

— Умерь гордыню, юноша. Боги все слышат и всем управляют, замысел их нам неведом. И отвечают они, только если сочтут нужным. Всегда стремись к новому, познавай, Боги не терпят уныния. Если ты будешь им интересен, они поддержат тебя, только попроси! Не стесняйся просить, Сила их безмерна!

— Почему же тогда они допускают войны и голод?

— Наверное, проверяют нашу зрелость: можем ли мы обойтись без войн, можем ли сделать другой выбор?

— Выбор? У нас разве есть выбор?

— Я думаю, есть, только нужно научиться видеть его, различать в тумане повседневного однообразия. Только ищущим откроется возможность выбора.

— Ищущим что? Что мы должны искать, учитель? Богов?

— Себя, Близнец. Для начала себя. Кто мы в этом мире? Мы ищем Богов, но не знаем себя. Можем ли мы управлять собой, движением крови, работой сердца или печени, дыханием, наконец. Кто всегда говорит в нашей голове, кто управляет мыслями? Нужно задавать вопросы и искать на них ответы.

— Да, вопросов много, но есть ли на все ответы?.. — Непознанное манило и пугало одновременно.

Как-то во время одной из наших нескончаемых бесед прибежал монах и сообщил, что принесли крестьянина, упавшего с крыши дома, и мы немедля направились к бедняге. Полуживой мужчина лежал без сознания, хрипло дыша.

— Да… — задумчиво сказал Жрец, взяв бороду в кулак. — Сильно ему досталось. Смотри, он упал спиной, и энергия удара о землю застряла в тканях, разрушая их и мешая восстановлению. — Перевернув мужчину на живот, он взял мою руку и на расстоянии от тела медленно провел ей от головы до крестца.

— Чувствуешь, где рука как будто вязнет?

— Да, вот здесь, ближе к пояснице, — удивленный новым опытом ответил я.

— Теперь смотри! Пробуй отодвинуть и потом приблизить руку. Чувствуешь, как меняется эта вязкость?

Я положительно кивнул.

— Поиграй с ней. Ближе, дальше. Попробуй разогнать ее, убрать плотность. Так, отлично. Теперь положи одну руку под живот, другую на спину. Что чувствуешь?

— Внутри есть еще большая плотность, и она двигается куда-то к ребрам.

— Хорошо, двигай ее туда, куда она хочет, войди в нее поглубже. Давай — не бойся.

— Ой! — я вдруг почувствовал, как плотность внезапно исчезла, а крестьянин, глубоко вздохнув, пришел в себя.

— Вот и все! — учитель улыбался, довольный проделанной работой. — Можешь идти, — обратился он к крестьянину. — Будь поосторожнее.

— Чудеса! — я смотрел то на свои руки, то на довольного старца и не мог понять, как все так быстро и легко получилось.

— Из тебя хороший целитель выйдет, радуешь ты меня и озадачиваешь. Боги, похоже, ждут от тебя больше, чем от Героя-Воина. Будь внимателен, умей читать знаки судьбы и выбирать правильное решение. Знай, что все в нашем мире создано из одной и той же энергии. Хочешь узнать камень — стань камнем, хочешь узнать дерево — стань деревом… животным, водой, огнем, кем угодно. Исцеляя людей, сливайся с ними, с их телами и сознаниями, как сливаются реки, становясь одним целым, чтобы раствориться потом в великом океане. Многое подвластно станет тебе, и многое ты сделаешь для нашего мира!

Уже тяжело вспомнить, сколько дней я провел с мудрым старцем, изучая тайные знания. Я легко исцелял людей от самых разных болезней и травм, и мне нравилось это. Жрец умел рассказывать просто о сложных вещах и явлениях.

— Не старайся запомнить все сразу, просто слушай! В нужный момент знание придет к тебе как озарение. Ты вспомнишь мои проповеди и применишь по ситуации. Просто внимай!

Как-то я застал его в суровой задумчивости. Ответив кивком седовласой головы на мое приветствие, он немного помолчал…

— Я возьму тебя на совет. Да-да, сегодня вечером пятеро жрецов соберутся, чтобы решить, как действовать дальше при угрозе неотвратимого нападения. У тебя не будет права голоса, но мы обязаны выслушать твои доводы, доводы Героя-Воина. Подумай, что можешь сказать, я жду тебя вечером здесь, тебя проводят в тайный зал!

Я пришел в храм, когда солнце уже спряталось за прибрежные скалы, небо начинало темнеть, приветствуя ночную смену, и звезды потихоньку занимали места на сверкающих божественных тропах. Знакомый монах проводил меня к тайной комнате заседаний, где, пройдя через узкий дверной проем, я предстал перед взорами пятерых жрецов в одинаковых черных сутанах, сидевших за круглым каменным столом.

— Приветствуем тебя, Близнец, Герой-Воин нашего Рода! — торжественно произнес Верховный Жрец.

— Приветствую вас, Жрецы нашего Рода! — спокойным твердым голосом сказал я и стал ждать дальнейших действий.

— Мы пригласили тебя сюда, чтобы ты поделился своими мыслями на случай встречи с врагом. Ты исследовал остров и наверняка составил свое представление о текущем положении наших сил и ресурсов. Есть ли какие-нибудь мысли по поводу обороны нашей земли от неотвратимо приближающейся угрозы?

— Есть, уважаемые Жрецы, — я почтительно кивнул. — Действительно, обследовав остров вдоль и поперек, я пришел к выводу, что атаку с моря мы можем ожидать только в Бухте Спокойствия, в других местах волны попросту разобьют любой корабль о неприступные скалы. Большую часть суши занимают сухие степи, и только в середине острова растет прекрасный лес с высокими соснами. Земля там черная и жирная, как масло, дикие ягоды малины в кулак взрослого мужчины, а трава спрячет самого высокого воина.

— Мы знаем об этом, Воин! К чему ты рассказываешь про степи и лес? — вскинул брови один из заседателей с умными проницательными глазами.

— Вы просили рассказать про ресурсы, я выполняю просьбу, — невозмутимо парировал я и после короткой паузы продолжил: — Считаю нужным увеличить поголовье овец, так как они наиболее приспособлены к степным условиям и могут пастись сами. Хищников на острове нет, — пусть нагуливают вес. Армии и народу нужна еда. Крестьянам можно завозить плодородные лесные почвы и выращивать достойный урожай хлеба и овощей. На севере мне попадались оливковые деревья с плодами в два раза крупнее здешних, нужно привить наши деревья и обеспечить себя запасами питательного масла. При помощи топоров и клиньев можно распускать сухие стволы деревьев на хорошие доски, построить большой корабль и отправить команду на поиски новых плодородных земель и новых умений. Сделать добротные рыбацкие лодки взамен старых развалюх и накормить людей дарами моря.

— Зачем нам искать новые земли, если мы с таким трудом выиграли битву за этот остров с могущественными Дриттами? И какие новые умения нужны нашим людям? Мы и так можем делать оружие и выращивать урожай! — с некоторым надрывом спросил довольно упитанный жрец.

— Затем, что земли наши скудны, народ голодает, а еще армию нужно одевать, обувать и кормить. Одни зверовоины съедают пять овец в день. Вы говорите: «Можем делать оружие»? Смотрите, какая находка попалась мне на месте сражения с Дриттами! — я закинул руку за голову и рывком вытащил из кожаных ножен, заботливо сделанных Капитаном, сверкающий длинный меч. Все ахнули от произведенного действия. — Это меч капитана врагов, которые пришли к нам лишь небольшим отрядом, и такое оружие было у них уже тогда. Ни одно копье, стрела, нож или топор из самого твердого камня не сравнится с ним по крепости и остроте. Он легче и быстрее любого нашего оружия. Мы должны разведывать новые земли, знакомиться с другими народами, налаживать торговлю…

— Откуда у тебя такие мысли, юноша? — снова спросил чернец с умными глазами.

— Боги ведут его! — вмешался в разговор Верховный Жрец. — Почему они не послали тебя раньше? Ты рассказал нам все, как зрелый муж и прекрасный стратег, но, к сожалению… поздно. — Он замолчал и закрыл глаза, как будто уснул. В комнате воцарилась полная тишина, а в теле стало ощутимо расти тревожное напряжение. Жрец шумно вздохнул, открыл затуманенные, как после глубокого сна, глаза. — Враги уже где-то совсем рядом. Это Дритты, будь они неладны. Идут всем народом во главе с Героями и Черным Колдуном. Я услышал его раньше, чем он опустил завесу тишины. Готовьтесь к битве! Немедля! — его голос уже гремел в тесной комнате, и все поспешили к выходу.

Вернувшись к войскам, я нашел Старого Капитана стоящим на отдельной высокой скале и втягивающим ноздрями прохладный морской воздух, словно принюхивающийся дикий зверь.

— Я чувствую их, Близнец! Они там, в ночном тумане.

— Ты прав, старый вояка, — Верховный Жрец тоже услышал врага. Это Дритты, идут всем народом с Черным Колдуном и Героями.

— Хм… Черный Колдун! Он убил Палла и теперь вернулся отомстить за то поражение. Дритты сильные воины, не знающие жалости. Убивают всех, кто попадется на пути, без разбора: солдат или простых крестьян. Их больше, и они лучше вооружены, а если Учитель сказал про Героев, то туго нам завтра придется. Готовься, своим способностям ты тоже весьма удивишься! Герой проявляется в битве! Труби построение! Завтра многие уйдут к Богам, пусть надышатся напоследок свежим ветром свободы!

«„Герой проявляется в битве…“ Интересно, что имел в виду Капитан? — Я стоял на привычной площадке в одном строю с товарищами по оружию, так же, как и они, тревожно вглядываясь вдаль. Мысли, словно трудолюбивые пчелы, роились в голове, постоянно сменяя друг друга: — Что за оружие приготовил нам враг? Насколько сильны их Герои? Сможет ли Верховный маг противостоять заклинаниям Черного Колдуна? — И самая навязчивая: — Выживу ли я в этой битве?»

Они появились на рассвете. Зарево от горящих рыбацких лодок отражалось в темной морской глади, и в зловещей тишине неотвратимо вырастали паруса вражеских кораблей. Красное солнце, выныривая из неведомых глубин, тянулось лучами к небу, возможно, в последний раз показывая нам священное рожденье дня. Я чувствовал нереальность происходящего, но вместе с тем в груди закипала яростная сила, легкие раздувались, как кузнечные меха, руки налились приятной тяжестью, появилось неудержимое желание побыстрее броситься в пучину жестокой схватки. Я понимал, что готов к чему-то новому, неизведанному доселе. Под четкие негромкие команды отряды выбегали на боевые позиции. Лица воинов, решительные и суровые, не выражали никаких эмоций, все были готовы драться. «Воин рождается, чтобы умереть в битве» — все знали эту заповедь и не ведали страха. Простолюдины, вооружившись каменными топорами, готовились отражать нападение на город, женщины и дети стояли рядом с большими бочками, наполненными водой на случай тушения пожаров. Жрецы приготовили зелья и снадобья в помощь раненым. Четверо Тайных Жрецов стояли позади Самострельной башни, готовя групповые боевые заклинания, обладающие страшной разрушительной силой. Все это отрабатывалось на многочисленных учениях, все были на своих местах и знали, что делать.

В полнейшей тишине перед войсками появился Верховный Жрец. В непривычной серебряной сутане с откинутым капюшоном, он сидел на большом черном буйволе, которого я не раз видел на церковном дворе. Буйвол нервно постукивал копытом и, пригнув мощную шею, водил рогатой головой из стороны в сторону, настороженно осматривая все вокруг налитыми кровью глазами. В руках Жрец держал знакомый посох, и драгоценный камень сегодня светился кровавым рубиновым светом.

— Воины! Сегодня самый главный день в истории нашего Рода! Многие не увидят следующий рассвет! Враг силен и опасен, их больше, и они лучше вооружены, но когда это нас останавливало!? Мы на своей земле! Будьте достойны наших предков, бейтесь до конца! Да помогут нам Боги! — он провел посохом слева направо, и вновь волна небывалой силы окатила с головы до ног, разожгла внутренний огонь священной ярости, и дружное «Ха-а-р-ра!» пронеслось над побережьем и долетело до противника.

Первые четыре корабля пересекли невидимую черту, и сразу заговорила Самострельная башня. Со зловещим шипением одна за другой из бойниц вылетали тяжелые длинные, в рост человека, стрелы и мгновенье спустя вонзались в корпуса кораблей, пробивая их насквозь. В огромные дыры устремилась вода, и корабли очень быстро пошли ко дну. Еще три судна, не успев остановиться, тоже попали под обстрел и также быстро затонули. Флот остановился. Страшное нервное напряжение ослабило свою хватку, и вздох облегченья прокатился по армейской цепи. «Ха-а-р-ра!» — вновь заорали сотни глоток, почувствовав неуверенность противника. Флот начал перестроение: корабельный строй раздвинулся, и вперед выдвинулся огромный плот со странной конструкцией в виде большой руки, прикрепленной к деревянной перекладине. Приводимая в движение системой канатов рука опустила вниз деревянную ладонь, обшитую металлом, солдаты, деловито закатив в нее большой плотный шар, подожгли его… Старший из воинов дернул за короткий канат, и «рука» сделала резкий бросок в нашу сторону. Огненный шар, словно огромная падающая звезда, прочертил небосклон и, не долетев немного до Самострельной башни, с гулом врезался в боевой порядок лучников. Калеча и сжигая людей, шар разорвался на тысячи огненных осколков, быстро и страшно очистив территорию от всего живого. Воины, не встречавшиеся раньше с таким оружием, не могли понять, что им делать, и вопросительно смотрели на Капитана, который, судя по всему, тоже не ожидал такого поворота.

— Рассредоточиться! — пришел я ему на помощь. — Укрыться за камнями, держать дистанцию десять шагов! — мой голос звучал громко и уверенно. Я как будто бы знал, что делать, и четко отдавал команды. Войска рассыпались по земле, прячась за валунами и густым кустарником.

Противник осмелел, и вперед вышли два корабля с тесно стоящими на палубах войсками, готовыми к высадке на берег. И вновь Самострельная башня, выпустив десяток смертоносных снарядов, отправила их к морским духам. На плоту опять натянули канаты, и деревянная «рука» прощально махнула в нашу сторону, на этот раз точно попав огненным шаром в самый центр башни… Оглушительный взрыв разметал ее в одно мгновенье, оставив только груду дымящихся камней и горящих деревянных перекрытий. Жрецы, не успев сделать ни одного боевого заклинания, покинули наш мир, оставшись под обломками. Время для меня внезапно ускорилось. Взбежав на обгорелый остов Самострельной башни и выхватив из-за спины длинный тугой лук, сделанный из молодого дуба, я начал посылать зажженные стрелы, целясь в метательный плот. Огненные молнии легко перелетели границы досягаемости, воткнулись в бревна, подожгли метательную «руку». Готовящийся к броску огненный шар выпал и покатился по плоту, заставив испуганную команду прыгать в воду. Невесть откуда взявшийся ветер погнал неуправляемый горящий плот на большой корабль. В боевом порядке врага вновь начались перестроения. Над кораблями начал клубиться густой туман, скрывая их из виду. Черный Колдун не зря ел свой хлеб. На время все затихло. Противник, спрятанный под покровом тумана, бесшумно приближался к нашим берегам… К обрыву подъехал сидящий на черном буйволе Верховный Жрец. Посох его был обращен к небу, глаза закатились. Сухие губы шептали слова заклинания, древнего, как сама земля. На небе стало появляться курчавое облако. Еще через мгновенье оно стало превращаться в черную тучу и закружилось на месте, набирая обороты. Из тучи к воде потянулась тонкая вращающаяся нить, постепенно перерастая в водяной столб. Небо и море соединились водяной колонной, быстро ставшей гигантским смерчем, который стал разбрасывать туман, а с ним и корабли, оказавшиеся на пути. Было видно, что враг успел подойти и передовые суда находились уже в какой-то тысяче шагов от берега. Вихрь окончательно развеял туман и, ослабев, растворился в морских просторах. Верховный Жрец, едва держась, полуживой, сидел на спине быка, и видно было, что мощное заклинание почти не оставило в нем жизненных сил.

— Лучники! Пращники! Приготовиться к атаке! — услышал я команду Капитана и поспешил к слабеющему старцу. Тот нашел в себе силы и провел посохом в сторону врага, вызвав большую волну, отбросившую флот на три-четыре сотни шагов, давая нашим отрядам перестроиться. Силы совсем оставили его, и, скатившись с буйвола, он упал на холодный гранит, тяжело дыша и теряя сознание.

— Учитель! — я подскочил к нему и, приподняв голову, положил к себе на колени.

— Близнец… — еле слышно прошептали губы. — Возьми талисман у меня на шее. Это талисман нашего Рода, я был его хранителем. Повесь на себя, теперь ты — Хранитель, и только ты сможешь возродить наш Род. Враг оказался сильнее, чем мы ожидали. Древнее заклинание не оставило мне сил, я ухожу. Ты прав, надо было осваивать новые земли и развиваться. Все упивались нашей победой и боялись посмотреть дальше собственного носа. Лень и страх — вот главные враги человека… Сегодня погибнут все, но ты останешься жив. Я вижу… знаю… Боги хранят тебя! Капитан все подготовил, он расскажет тебе… Найди Новую землю и, когда поймешь, что готов, — брось талисман наземь и назови свое имя, — чудо произойдет: Род возродится. Когда ты покинешь этот остров, он уйдет под воду вместе с захватчиками, я сделал заклинание, главное, ты должен выжить, ты Хранитель. Он глубоко и шумно вздохнул и безжизненно обмяк.

— Прощай, учитель, может, Дритты не сумеют захватить нас. Мы будем драться жестоко и беспощадно!

Вихрем взлетев на скалу, я оценил положение: флот неумолимо приближался, наши войска под командованием Капитана становились в боевые позиции. Простолюдины-ополченцы пришли и встали организованным отрядом, усиливая лучников. Дай нам Бог умереть достойно!

Мой бросок из пращи уже мог дотянуться до ближайшей галеры, и я, размотав широкий кожаный пояс со своей талии, заложил в него камень размером с человеческую голову и, хорошенько раскрутив, отправил его навстречу приближающемуся кораблю. «Герой проявляется в битве», — вспомнил я слова своего наставника, удивленный новыми возможностями. Булыжник, быстро преодолев расстояние, прошил насквозь оба борта, оставив рваные полуметровые дыры. Второй и третий камни, тут же брошенные вдогонку, завершили дело — корабль быстро пошел ко дну. Лучники добивали пытающихся вплавь выбраться на песчаный берег бухты. Враги подошли на расстояние выстрела, и зажженные стрелы застыли в натянутых тетивах, ожидая команды. Выждав, чтобы наверняка, я скомандовал:

— Пли!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 368