электронная
488
печатная A5
820
16+
Близкая даль

Бесплатный фрагмент - Близкая даль

Книга 2-я

Объем:
410 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-0560-1
электронная
от 488
печатная A5
от 820

На обложке — фото реки Ушача из личного архива автора.

Авторские права © 2017 Татьяна Катушонок

blizkayadal@gmail.com

Все права зарегистрированы.

Мистический роман.

В 2 книгах.

Книга 2-я.

Сборник стихов автора:

«Озарение души»: www.ozareniedushi.blogspot.com


ГЛАВА 49

ВЕСТЬ О ТЯЖЕЛОЙ БОЛЕЗНИ Дубова и Бортникова разнеслась по округе. Ее распространению способствовал Василий, поведавший землякам, что пришлось пережить во время поездки в райцентр. Затянувшаяся болезнь руководителя колхоза придавала рассказам старика драматизм и таинственность. Особый интерес к байкам конюха проявляла детвора, раскрыв рот слушавшая рассказы мужчины о снежной буре, смерче и лесном человеке, наделенным неведомой силой. Не оставила равнодушными весть и старшеклассниц, искренне переживавших за земляков.

— Слышали, что случилось? — карабкаясь на снежную горку и волоча за собой громоздкие санки, спросила у подруг Фаина. — Говорят — неизвестно, выживет председатель или нет… Как подумаю, чего мужики натерпелись — прямо мурашки по телу бегут. А о лешем слышали? Я думала — это сказки, оказывается, он на самом деле есть…

— Брр… — съежилась Коржакова. — Я, наверное, дар речи потеряла бы, если б с чем- нибудь подобным встретилась.

Тамара быстро взобралась на горку, протянула однокласснице руку и помогла затащить санки.

— От кого ты об этом узнала? — поинтересовалась девушка.

— От Зинаиды.

Коржакова недовольно глянула на внучку знахарки и с укором произнесла:

— С Файкой поделилась новостью, а со мной — нет? Тоже мне — подруга… Если б не бабушка — я бы до сих пор в неведении пребывала…

Зинаида пропустила упрек девушки мимо ушей, присела на корточки и, оттолкнувшись руками от горки, соскользнула вниз по ее гладкой ледяной поверхности. Фаина посмотрела соседке вслед, развернула санки и, крикнув Коржаковой «Толкни!», стремглав покатила вниз. Не успела девушка выбраться из саней, как на нее кубарем налетела Тамара, а вслед за ней Анастасия. Стригунок с друзьями стояли на мосту и с завистью наблюдали, с каким азартом одноклассницы катаются с горки.

— Вот дают!.. — не сводя с девчат глаз, покачал головой Юрка.

— Айда к ним! Покажем, как надо кататься… — предложил Рыжик.

— Это идея, — поддержал друзей Колька.

В этот момент до слуха парней донесся скрип снега, они обернулись и увидели приближающегося к мосту Константина. Парень махнул одноклассникам рукой и, улыбаясь, крикнул:

— Привет! Кого высматриваете?

— Никого… — слукавил Юрка и искоса глянул на друзей, пытаясь понять, намерены ли парни открывать однокласснику свои планы.

— Чего стоите — реки не видели? — ухмыльнулся Николайчук.

Седельский оперся спиной о заснеженные поручни моста и, кивнув головой в сторону ледяной горки, ответил:

— Решили покататься… Ты с нами или как?

— С вами, только ведь опять улизнете, а с девчонками соревноваться мне не с руки…

— Куда это мы улизнем? И потом — кататься на горке никому не запрещено…

— Тогда — пошли!

— А как же подготовка к экзаменам?

— Куда она денется? Отдохнуть — тоже полезно. Ну так что — идем? — глянул на друзей Константин.

Парни спустились с моста к реке и пошли к горке.

Первой приближающихся одноклассников заметила Тамара, девушка насупилась и, стряхнув с пальто комья налипшего снега, недовольно буркнула:

— Только их не хватало…

Фаина прекратила бросать снежки в подруг и спросила:

— Ты о ком?

— О ком, о ком — о неразлучной троице! — кивнула в сторону одноклассников Коржакова.

Фаина оглянулась и увидела парней. Девушка сняла мокрую от снега шапку и махнула ею одноклассникам.

— Юрка, где твой пес? — крикнула девушка. — Обещал покатать…

Мальчишки с удивлением посмотрели на Стригунка.

— А ты — молодец, время зря не теряешь, с девчонками за нашей спиной сговорился… — съязвил Рыжик.

Юрка покраснел как красная девица и попытался оправдаться:

— Не слушайте ее, ничего я им не обещал…

Но Фаина не унималась, девушка предвкушала, как будет нестись в санях по гладкому прозрачному словно стекло льду, а потому снова крикнула:

— Юрка, веди Волчка!

Константин посмотрел на одноклассника и произнес:

— Если обещал — выполняй.

— Не слушайте ее, ничего я не обещал, — смутившись, ответил Стригунок.

Все это время Седельский внимательно наблюдал за другом, поведение Юрки показалось ему странным. «Что-то он темнит…» — подумал парень, а вслух произнес:

— Костька прав, если обещал — выполняй, иначе подумают, что на нас нельзя положиться…

— Ну их!!! — рассердился Стригунок. — Увидели вчера, как я на Волчке по реке катался, вот и напросились… Стал бы я сам предлагать…

— А почему ты так говоришь, что здесь такого?.. — пожал плечами Константин. — Подумаешь, девчата попросили покатать… Что в этом зазорного? Странный ты… У меня, например, собаки нет, не то бы я сам их покатал…

Парень замолчал и представил, как он бережно берет под локоть Анастасию, подводит к собачьей упряжке, аккуратно усаживает ее в сани и они мчатся по заснеженному льду реки в неоглядную даль…

— Глупый ты, Юрка, я б на твоем месте мигом сбегал за Волчком, — опомнившись, произнес Константин.

— Мой пес — не конь, чтоб на нем катать кого ни попадя… — недовольно буркнул Стригунок.

— А кто тебя просит катать все село? — ухмыльнулся Рыжик.

В этот момент к парням, запыхавшись, подбежала Фаина и, смеясь, произнесла:

— Веди Волчка, Роза за большими санями побежала — будет дело!!!

Азарт и веселье девушки передались парням, Николай глянул на Юрку и решительно произнес:

— Действительно, Юрка, сбегай!

Стригунок насупился.

— Я пойду домой, а вы уйдете…

— Никуда мы без тебя не уйдем, давай, одна нога — здесь, другая — там…

— Ладно, схожу, — сдался Юрка, — только, чур, чтоб катались только девчонки, мне Волчка для службы в армии беречь надо…

— Да в курсе мы, в курсе… — махнул рукой Рыжик. — Веди пса, не бойся, не загоняем…

— Смотрите — обещали…

— Заметано! — заверил Виктор.

Стригунок с обидой глянул на парней и нехотя побрел домой.

«Тоже мне — друзья… — удаляясь от компании, подумал мальчишка. — Из-за девчонок заставили меня бежать домой, а как я вырвусь на улицу — никого не интересует. Ну, подождите — попросите вы меня о чем-нибудь…» Юрка оглянулся и увидел, что Седельский взобрался на ледяную горку, разбежался, вскочил ногами на гладкий, словно зеркало, лед и, балансируя в воздухе руками, съехал вниз. «Циркач… — ухмыльнулся Стригунок. — Это он перед девчонками выпендривается… Ничего, сейчас мы с Волчком покажем вам класс…» Юрка ускорил шаг и вскоре оказался в своем переулке. В душе у парня все кипело. «Колька сейчас, наверняка, за Томкой ударяет, а Костька и Рыжик Настьку опекают… Зачем я им нужен? Верь после этого в дружбу. Пока женщина между мужчинами не встала, они — друзья, а как только появится у них одна и та же пассия — все, конец дружбе, потому я и не люблю женщин, мужикам от них одни неприятности». Мысли парня прервал звонкий лай Волчка. «Учуял… — улыбнулся парень. — Вот кто настоящий друг, этот не предаст…» Юрка вошел во двор дома, подошел к собачьей будке и, потрепав пса по холке, направился в сарай за упряжью. Волчок, скуля, проводил хозяина взглядом и, подняв голову, заливисто залаял.

— Сейчас! Упряжь возьму… — крикнул Юрка.

— Куда это ты собрался? — выйдя во двор, поинтересовалась мать. — Целый день голодный бегаешь, а ну — марш домой, посинел весь…

Меньше всего Юрка хотел встретиться с матерью.

— И вовсе я не синий… — промямлил парень. — Просто у меня кожа тонкая…

— Кожа у него, видите ли, тонкая, а какая она у тебя должна быть — как подошва на сапогах?

Парень насупился. «Вот ведь, прицепилась… — подумал мальчишка. — Чувствовал, что если увидит — из дома не выпустит».

— Зачем ты собачью упряжь взял? — поинтересовалась женщина.

Юрка исподлобья глянул на мать и без настроения ответил:

— Волчку лапы размять надо, сидит целый день на цепи — того и гляди форму потеряет…

— Ишь, какой жалостливый… Себя пожалей, с утра голодный бегаешь. Ступай, поешь, потом выйдешь.

Женщина подошла к сыну и, выхватив у него из рук упряжь, бросила ее в дальний угол сарая. Пес понял, что прогулка отменяется, и тоскливо заскулил.

— Я не хочу есть, — огрызнулся Юрка.

Женщина подошла к сыну, взяла его за руку и потащила в дом.

— Поешь, потом хоть до утра гуляй.

Юрка недоверчиво глянул на мать и для пущей уверенности уточнил:

— Точно?

— Сказала же… Вытянулся, как жердь, люди думают, что я тебя не кормлю…

Парень повеселел, взял еловый веник, обмел налипший на валенках снег и вошел в дом. Скинув в коридоре пальто и шапку, юноша стремительно прошел в комнату и направился к печке, где за железной заслонкой его дожидался сытный ужин. Оконце на стене у печки было маленькое, стекло снаружи запорошено снегом. День клонился к вечеру, и Юрий не заметил, как на что-то наткнулся…

— Что ты здесь поставила?.. — ударившись ногой о стоявшее на полу деревянное корыто, в сердцах произнес Юрка. — Не хватало еще нос разбить…

Парень нагнулся, нащупал в полумраке корыто, поднатужился, поднял его и поставил на лавку у окна. Слабый луч закатного солнца пробился сквозь заснеженное стекло, и перед глазами парня предстало леденящее душу зрелище: на дне корыта в луже багряно-черной крови лежала баранья голова. Глаза мертвого животного были открыты, в уголках их застыли слезы, а взгляд выражал такую безысходную печаль и обреченность, что парень в ужасе отпрянул.

— А!!! — вскрикнул Юрка.

— Ты чего? — удивилась мать. — Овечьей головы не видел?

Юрка не мог прийти в себя, он получил такой стресс, что едва не лишился дара речи. Слезы невольно выступили на глазах парня, он с трудом сделал вдох и, указав рукой на корыто, дрожащим голосом произнес:

— Что это?..

— Твой любимый баран — зарезали к твоему дню рождения, хотели подарок тебе сделать. Часть мяса я уже отварила, а из остального не решила, что сделаю… Ты, я смотрю, не рад?

Парня настолько потрясли слова матери, что он не знал, что ответить… Он с трудом заставил себя еще раз посмотреть в сторону стоявшего под окном корыта и, глотая слезы, произнес:

— Да как вам такое в голову могло прийти? Моего любимого барана зарезали…

Женщина в растерянности смотрела на сына и не могла взять в толк, что на него нашло.

— Ты что — расстроился?.. Мы для тебя старались, спешили закончить все до твоего прихода…

Юрка, заливаясь слезами, бросил взгляд на лежавшую в деревянном корыте голову барана и, встретившись с его безжизненным застывшим взглядом, во весь голос зарыдал. Душа парня разрывалась от боли, он не мог представить, что его четвероногого друга нет в живых. «Гриня, прости!!! Прости, что не защитил тебя, я даже дома не был… Ты ждал меня, надеялся, что я тебя спасу… Прости, не слышал я крика твоей души, не пришел тебе на помощь…» — рыдал парень.

Наталья не ожидала такой реакции сына, она была потрясена его отчаяньем и не знала, как утешить парня.

— Сынок, что ты так расстроился? Мы с отцом хотели, как лучше… — взволнованно произнесла женщина.

Юрка в бессилии сел на лавку и в отчаянье прокричал:

— Зачем вы его убили?.. Какой мне теперь день рождения? Я ничего не хочу, я видеть вас не желаю!!!

Сердце женщины будто проткнули каленой иглой.

— Сынок, зачем ты так? — склоняясь над сыном и пытаясь погладить его по взъерошенным волосам, произнесла Наталья. — Все пройдет, не плачь — слышишь? Мы с отцом хотели сделать тебе подарок — побаловать тебя мясом. Летом все никак не получалось — тепло, такое количество мяса переработать было сложно. А сейчас зима, вот мы и подумали, что самое время свежим мяском побаловаться, да и Новый год на носу. Думали — отпразднуем, как положено, все-таки тебе пятнадцать исполнится…

Юрка враждебно глянул на мать и, всхлипнув, произнес:

— Вы думали… А у меня спросить забыли? Что мне оттого, что мне уже пятнадцать, если вы с отцом по-прежнему считаете меня маленьким? Захотели мяса — зарезали моего любимого барана, подумаешь — овца, не жалко…

Слова сына до глубины души ранили женщину, она услышала в его голосе такую несказанную боль и отчаянье, что ей стало не по себе. «Что мы наделали? — похолодела Наталья. — Мы сына своего чуть не потеряли…»

— Юра, сынок, — взмолилась женщина, — прости, не думали мы, что причиним тебе боль… Бог с ним, с этим бараном… Хочешь — пойду и отдам мясо соседям, пусть едят и Гриню нашего поминают. Иди ко мне, сынок, я тебя приласкаю…

Женщина прислонила голову сына к своей груди и тихо заплакала:

— В кого ты у нас такой жалостливый? Всех тебе жаль… Курицу — не заруби, теленка — не зарежь, барана — не тронь… Как нам жить, есть ведь что-то надо?.. Отец в колхозе с утра до ночи работает, ему хорошо питаться надо — иначе какой из него работник?

— Зачем Гриню зарезали? — гневно глянул на мать Юрка. — Он любил меня, доверял мне, слушался, как собака, а вы его ножом по горлу… Он ведь наверняка даже не сопротивлялся…

— Да, — кивнула женщина, — лежал на соломе и смотрел на нас, я не выдержала и ушла, отец сам все сделал…

Юрка не мог больше этого слышать, он вырвался из объятий матери, бросил взгляд на лежавшую в корыте баранью голову, увидел слезы, застывшие в черных, блестящих, словно пуговицы, глазах и пулей выскочил на улицу.

— Сынок, куда ты? Поешь… — в растерянности произнесла Наталья.

— Сами ешьте, я не притронусь к мясу, слышите?! — с болью в сердце крикнул Юрка.

— Куда ты?.. — обмякнув, тихо произнесла женщина и, бессильно опустив руки, села на лавку рядом с корытом.

ГЛАВА 50

ЮРКА БЕЖАЛ, СЛОВНО обезумевший, не замечая ни мороза, ни дувшего в лицо ледяного ветра, забыв о том, что дома на вешалке остались зимнее пальто и шапка. Спотыкаясь об ухабы деревенской дороги, он падал, вставал, снова бежал неведомо куда. Из-за цепенящего холода острота его потрясения немного угасла, и вскоре юноша заметил, что оказался под мостом. «Как я здесь очутился? — удивился Стригунок. — Как выбежал из дома — помню, как добежал до школы — тоже, а как очутился на льду реки — нет». В этот момент до его слуха донесся звонкий смех детей, катавшихся на горке, и какое-то странное «хаканье». Не успел Юрка сообразить, что это за странный звук, как кто-то с силой толкнул его в спину. От резкого толчка парень поскользнулся и упал, ударившись лицом о гладкий, словно стекло, лед. Когда, опешив, он приподнял голову, то увидел рядом Волчка. Пес радостно вилял хвостом и норовил лизнуть хозяина в лицо.

— Отстань! — пытаясь увернуться от собачьих ласк, сердито крикнул Стригунок. — Откуда ты взялся?..

Но пес не обращал внимания на крик парня и продолжал одарять его собачьими ласками.

— Фу, какой вонючий и мокрый… — брезгливо отстранил от себя любимца Юрка. — Опять сорвался? Что делать — ни одна веревка не выдерживает… Чего радуешься — нашел? Ладно, хороший пес, только не надо меня лизать, обслюнявил всего…

Пес смотрел на хозяина глазами, полными любви, и, казалось, ловил каждое его слово. Юрка пришел в себя, погладил Волчка, поднялся, отряхнул с одежды налипший снег и почувствовал, что продрог. Домой парню возвращаться не хотелось, и он, понурив голову, побрел к горке. Пройдя метров пятьдесят, Стригунок ощутил, что река под ногами будто вздохнула. Парень насторожился, прислушался, но ничего опасного в этом не усмотрел. Волчок перегородил ему дорогу и грозно зарычал.

— Чего рычишь? — нахмурился парень.

Волчок поднял голову и громко залаял.

— Здравствуйте!.. — сердито буркнул юноша. — Уселся, а ну — марш с дороги!

Но пес не слушался, он лег поперек дороги и не давал мальчишке пройти вперед.

— Не донимай, без тебя хватает… — рассердился юноша и хотел обойти собаку, но Волчок угрожающе зарычал.

— Ты что — очумел? — остолбенел парень. — Ты на кого рычишь? Пошел отсюда!!!

Но пес не реагировал. В этот момент с горки на лед съехали большие чугунные сани. Подскочив на высоком трамплине, они с силой ударили о лед реки и, прокатившись метров пятнадцать, остановились. Из саней, визжа от восторга, выпрыгнули девчата. Увидев Стригунка, подруги радостно запрыгали и стали махать издали руками.

— Юрка, давай к нам!!! — озорно зазывали девушки.

Не успели они договорить, как с горки съехали очередные сани с ездоком и, не доехав до подруг, неуклюже завалились набок.

— Витька, болван, чуть не зашиб!.. — едва успев отскочить в сторону, с раздражением прокричала Коржакова. — Подождать не мог? Смотри, куда едешь…

— А вы не стойте на дороге, — огрызнулся Рыжик, — тоже мне — принцессы, объезжай их… Вон Файка катается на ногах и никому не мешает…

В этот момент над рекой пронесся странный гул, а вслед за ним — глухой треск. Из-за шума и гама детворы трудно было определить, откуда он исходит. Юрка насторожился, внимательно глянул на пса и подумал: «Почему он так странно себя ведет, может, чувствует что?» В этот момент парень отчетливо ощутил мощный толчок под ногами, будто река пыталась вырваться наружу из-под сковывавшего ее ледяного панциря. Поняв, в чем дело, Стригунок метнулся к берегу и, размахивая руками, закричал:

— Уходите, уходите со льда!!!

Однако детвора продолжала беспечно кувыркаться на льду, не обращая внимания на предупреждение юноши. Стригунок догадался, что его не понимают, и в тревоге глянул на реку. К своему ужасу, он заметил, что у опор моста на льду образовалась глубокая трещина, на его глазах она стала стремительно удлиняться, разрезая толстый ледяной панцирь Болотянки, словно клинком. Юрка испугался и что было сил закричал:

— Спасайтесь!!!

Рыжик услышал голос друга, оглянулся и, не поняв причины его переполоха, крикнул:

— Что?!

Стригунок остановился, отдышался и, указывая рукой в сторону моста, еще громче крикнул:

— Трещина во льду — уходите!!!

Виктор блуждающим взглядом скользнул по зеркальной поверхности реки и с ужасом заметил, что у опор моста ледяной панцирь Болотянки рассекло надвое. На глазах у парня трещина с молниеносной скоростью стала распространяться в сторону игравших на льду детей, еще миг — и она расширилась, выпустив на поверхность льда потоки ледяной воды…

— К берегу, быстро к берегу!!! — закричал парень и побежал к катавшимся на льду одноклассницам.

Первой на предостерегающий крик Виктора отреагировала Анастасия — девушка на скорости развернула санки, в которых катала брата и сестренку и, глянув на парня, спросила:

— Рыжик, ты чего?..

В этот момент Настя увидела, что с горки вниз, в направлении реки, бегут Константин и Николай. Парни размахивали руками и, указывая в сторону моста, кричали:

— Спасайтесь, лед треснул!!!

Девушка осмотрелась и заметила невдалеке воду на поверхности льда.

— Девчонки — вода!!! — испугавшись, крикнула Анастасия, но из-за громкого смеха и визга детворы, катавшейся на льду, ее никто не слышал.

Одноклассницы продолжали сражаться в снежки, не замечая ничего вокруг. Анастасия бросила испуганный взгляд на Тамару и увидела, что девушка увернулась от брошенного в нее снежка, наклонилась, схватила снег, слепила большой шар и запустила им в Зинаиду.

— Девчонки, лед треснул!!! — в отчаяние прокричала Анастасия, пытаясь предупредить подруг, но одноклассницы не реагировали…

Тамара в беспечности лепила снежки и бросала их в подруг. Видя, что девчата ее не слышат, Анастасия подбежала к Тамаре и толкнула ее в плечо, Коржакова в недоумении посмотрела на подругу и заметила воду на льду реки. Девушка перепугалась и закричала: «Полундра!!!» Выронив снежок, Тамара схватила санки и побежала к берегу. Паника передалась остальным, и в считанные секунды детвора покинула лед. Едва нога Виктора оторвалась ото льда, как прозрачный панцирь реки лопнул и раскрошился на мелкие кусочки.

— Едва успел… — отдышавшись, пробормотал парень. — Если бы замешкался — угодил под воду…

— Не говори, — в потрясении глядя на раскрошившийся панцирь реки, произнесла Фая, — как подумаю, чем это могло закончиться, прямо мурашки по спине бегут…

— Молодец Юрка, — произнес Рыжик, — если б не он, не знаю, где б мы сейчас были. Кстати, где он?

— Кто? — поинтересовалась Фаина.

— Юрка…

— Вон он! И пес с ним…

— Спасибо, друг! — крикнул Рыжик и махнул Юрке рукой.

— Что?! — не расслышал Стригунок.

— Спасибо, говорю!

— А… Это не я, это Волчок, — прокричал в ответ парень.

Вскоре Юрка стоял, окруженный благодарной детворой, которая смотрела на него, как на героя.

— Ребята, качай его! — крикнула Зинаида, и тут же десятки детских рук потянулись к парню, подхватили его и стали подбрасывать вверх.

Стригунок растерялся и стал отбиваться:

— Прекратите, это не я…

Восторженная детвора поставила своего спасителя на землю, и Виктор Рыжаков уточнил:

— Так это пес твой нас спас?

Юрка, коченея от холода, кивнул головой.

— Да ну, — не поверил Рыжик.

— Он… — дрожа от холода, подтвердил Стригунок.

— Как это? — удивилась Зинаида.

— Он предупредил меня, а я — вас.

— Да ну… — не поверил Виктор. — Опять заслуги своего пса преувеличиваешь…

— Нет, — стуча зубами от холода, ответил Стригунок. — Это Волчок предупредил меня об опасности, не то б я угодил под лед…

Анастасия пришла в себя от потрясения и в недоумении посмотрела на одноклассника.

— А где твое пальто и шапка? — удивилась девушка.

— Дома оставил…

— Зачем?

— Может, мне так удобней…

— А с глазами у тебя что?

— Ветром надуло… — огрызнулся парень и отвел взгляд, но Настя успела заметить, что веки парня опухли от слез.

Девушка поняла, что Юрка не хочет говорить правду, и догадалась, что дома у него что-то произошло.

— Пойдемте к нам! — предложила девушка.

— Что мы там забыли? — ухмыльнулся Рыжик.

— Погреемся…

Юрка с благодарностью глянул на Анастасию.

— Здорово!!! — обрадовалась Зинаида. — Давайте дома поиграем во что-нибудь…

— Во что? — поинтересовался Рыжик.

— В дергача, — предложила девушка, — выберем водилу и айда к Устиненко!

— Точно, давайте поиграем в дергача! — обрадовалась Коржакова. — Предлагаю избрать водилой Костьку.

Ребята переглянулись и во все глаза уставились на парня, который не ожидал такого поворота дел.

— Согласны?.. — улыбнулась Зинаида.

— Согласны, — кивнула Фаина.

Ребята взяли санки и в приподнятом настроении стали подниматься на горку.

ГЛАВА 51

ПЕЛАГЕЯ ТКАЛА на деревянном станке половик, когда в избу с шумом вбежала детвора.

— Мать честная! — всплеснула руками женщина. — Наверное, замерзли. Заходите, раздевайтесь, сейчас я вас чайком напою.

— Нам бы перекусить что-нибудь… — сняв валенки, попросила Анастасия.

— Сейчас организую, — засуетилась хозяйка. — Картошка в печи горячая, щи с курятиной — будете?

— Будем, мамочка, будем, и если можно — со сметаной, — стягивая с ног мокрые валенки, заявил Павлик.

— Проходите к столу, садитесь…

Входная дверь дома хлопнула, в коридоре послышались неторопливые шаги, и в комнату с глиняным жбаном в руках вошла баба Дуня.

— Мир вашему дому, соседка! О-о… сколько у тебя гостей… Я тут грибков соленых принесла…

— Спасибо! — поблагодарила хозяйка. — А то у меня в печи только вареная картошка со щами да жареное сало. Теленка ведь мы все никак не зарежем…

Стригунка от ее слов передернуло, парень вспомнил родительский дом и мертвую баранью голову в деревянном корыте.

— Что так? — поинтересовалась баба Дуня.

— Все что-то мешает… — вынимая из печи чугунный котел со щами, ответила Пелагея. — То я в колхозе занята, то Степана дома нет…

— В жизни завсегда так, — кивнула старуха, — стоит только что задумать — сразу что-то мешает, не дремлет лукавый, так и норовит навредить.

— Ты это о ком? — поинтересовалась хозяйка.

— Как о ком? О враге рода человеческого… — поставив на стол глиняный жбан, заявила старуха. — Вот я, к примеру, как только задумаю что сделать, так обязательно или кто придет, или Тамара отвлечет, а то просто возьму да забуду…

Тамара недовольно глянула на опекуншу и задиристо заявила:

— Бабуля, кончай свою религиозную пропаганду, здесь пионеры и будущие комсомольцы — нечего ерунду молоть.

— Это кто ерунду мелет — я? — обиделась старуха. — Я, дорогая внученька, слов на ветер не бросаю, ты еще шибко молода, чтоб бабке перечить, я на своем веку столько повидала, что вам и не снилось!

Фаину заинтриговали слова женщины, она подбежала к старухе, взяла ее под локоток и, указывая рукой на сундук у печки, вежливо произнесла:

— Присаживайтесь, может, вы нам что-нибудь расскажете…

Ребята переглянулись, а Костик почтительно произнес:

— Действительно…

Всем присутствующим было известно, что баба Дуня слыла в селе знатной рассказчицей. Старуха, кряхтя, села на сундук, оперлась спиной о печку и, почувствовав телом ее приятное тепло, интригующе произнесла:

— Что ж — можно и рассказать, я много интересных историй знаю…

Анастасия и Тамара расставили на столе угощение, выложили в глубокую глиняную миску часть принесенных Коржаковой грибов и, заправив их сметаной и репчатым луком, подали в дополнение к картофелю с салом.

— Ешьте, детки, я расскажу вам очень примечательную историю, — устроившись удобнее, произнесла старуха.

— Очень интересную, — ухмыльнулась Тамара.– Сказала б, что очередную небылицу…

— Тихо! — цыкнула на нее Фаина.

— А мне что — слушайте… — фыркнула Коржакова.

В этот момент входная дверь визгливо скрипнула, и в комнату вошла Елизавета Варенкова.

— Вот ты где! — запыхавшись, произнесла женщина. — Я ее по всему селу ищу, а она у соседей щи хлебает… Дома, что — еда не вкусная? Я полдня у печки отстояла, а есть — некому.

Пелагея улыбнулась:

— Не сердись, погреться они зашли…

— А я что? — сняв с головы пуховый платок, произнесла Елизавета. — Пусть гуляет, но поесть-то прийти можно…

Роза положила на стол перемазанную сметаной ложку и виновато посмотрела на мать:

— Я только попробовала… — пролепетала девушка.

Елизавета с укором посмотрела на дочь, потом перевела взгляд на Пелагею и, качая головой, произнесла:

— Тебе, мать, что — своих ртов мало? Отправила б ее домой, чай, не за морями живем, как-никак — соседи…

Баба Дуня дала ей договорить и вступилась за подружку внучки:

— Не кори ее…

— Как же не корить? Я волнуюсь, а она у соседей по сусекам подскребает.

— Так уж и подскребает… — рассмеялась Пелагея. — Вон у нас пир какой! — хозяйка указала рукой на ребят, сидевших за столом.

— Вижу… — ответила Елизавета. — Пойду, принесу сырников, пусть едят.

Роза с опаской глянула на мать и поднялась из-за стола. Женщина встретилась с дочерью взглядом и сменила гнев на милость:

— Сиди, скоро вернусь…

— Ты не серчай, — вступилась за девушку баба Дуня, — вспомни себя в детстве, помнишь, как ты ко мне прибегала?.. Или забыла?

— Ну вы и сравнили… — смутилась Елизавета.

— Забыла… Детям у людей всегда еда вкусней кажется, — старуха многозначительно посмотрела на одноклассников внучки.

Ребята переглянулись, простое угощение хозяйки казалось им царским пиром, настолько все было вкусно и аппетитно.

— Что верно — то верно, — нарезая свежеиспеченный хлеб, кивнула Пелагея, — какими бы присмаками детей дома не баловал — у чужих людей им все кажется вкуснее, другой раз даже неловко становится, будто я их не кормлю…

Елизавета с укором глянула на дочь:

— Вот и я о том же: дома всего наготовлено, а есть — некому. Муж на лесозаготовке трудится, дочь с утра до ночи на улице, а Иван целыми днями или в МТС, или у своей зазнобы в городе — корми, кого хочешь, а приготовить каждый день надо…

— И не говори, — вздохнула Пелагея, — сама от стряпни устала, да только куда денешься? Такая наша бабья доля: всех приласкать да накормить…

— Ладно, побегу я… — выпалила Елизавета и выбежала из дома.

Пелагея посмотрела на ребят.

— Что притихли? Ешьте… — улыбнулась женщина.

— Спасибо, — ответил Рыжик. — Не знаю, как другие, лично в меня больше не лезет.

— В меня тоже… — признался Костик.

— Не хочешь — не ешь! — грубо заявила Тамара. — Другие, может, с удовольствием сырников отведают…

— Хватит, ребята, ссориться из-за пустяков, лучше давайте все уберем и поиграем… — предложила Фаина.

— Точно! — поддержала ее Зинаида.

— А слушать меня, значит, вы уже не желаете… — хитро улыбнулась баба Дуня.

Старуха обвела ребят испытывающим взглядом и как бы между прочим промолвила:

— Не хотите — как хотите…

— Хотим! Правда, ребята?.. — обрадовалась Зинаида.

Ребята переглянулись и расселись по местам.

— Тогда слушайте… — начала рассказ старуха. — В молодости я жила с родителями в Лещанах.

— В тех, что за лесом? — уточнила Фаина.

— Да, — кивнула женщина. — Родители мои были люди зажиточные и хозяйство имели немалое, а там, где достаток — всегда людская зависть…

— Это точно, — кивнула Пелагея.

Баба Дуня выждала, когда соседка договорит, и продолжила:

— Так вот, заметил мой родитель, что по ночам в хлев кто-то наведывается…

— Человек или зверь? — уточнил Юрка.

Старуха таинственно улыбнулась и ответила:

— Слушай, не перебивай… Так вот, приходит мой отец как-то в хлев и видит, что вымя у кормилицы — пустое, а сама она — перепугана. Задумался он: как же так — корма корова получает достаточно, а молока нет? Спрятался он вечером на чердаке дома и стал наблюдать…

— Ужас какой… — съежилась Роза и прижалась к плечу Тамары.

— Что ты жмешься ко мне? Она еще ничего не сказала, — оттолкнула подругу Коржакова.

Розе стало неловко, она стыдливо потупила взор, отодвинулась от Тамары и спряталась за спину Зинаиды. Голованова глянула на перепуганную подругу и, сгорая от любопытства, спросила:

— А что дальше?

— Так вы же меня постоянно перебиваете… — обиделась баба Дуня.

— Девчонки, прекратите! — усмирил одноклассниц Виктор.

Девушки притихли. Женщина дождалась, когда в комнате воцарилась тишина, и продолжила:

— Так вот, просидел отец в засаде до глубокой ночи и ничего подозрительного не заметил, одно показалось ему странным — черная кошка прошмыгнула в приоткрытую дверь коровника.

— Кошка? — удивился Юрка. — Разве она могла высосать молоко у коровы? Что-то здесь не так…

— Дайте человеку рассказать, — разозлился Колька. — Извините, баба Дуня, продолжайте, мы внимательно слушаем…

Старуха посмотрела на ребят и вернулась к рассказу:

— Вот и мой родитель не придал этому особого значения, но спустя некоторое время решил все-таки проверить. Слез с чердака, прокрался тихонько к хлеву и заглянул внутрь. Видит — кошка устроилась под выменем коровы и сосет молоко, сосет и раздувается, становится больше и больше…

Юрка нервно заерзал, хлопнул себя ладонями по коленям и возмущенно заявил:

— Как хотите, а я не верю, что кошка способна высосать столько молока. Что хотите со мной делайте — только не может этого быть и все тут!

Тамара сердито глянула на опекуншу и фыркнула:

— Бабуля, ты ври да не завирайся… Говорила же, что она очередную небылицу расскажет… Разве может такое быть? Прав Юрка — чушь это!

— А вот и может! — возразила Зинаида. — Моя бабушка много подобных историй знает…

— Еще одна любительница народных сказаний нашлась… — ухмыльнулась Тамара. — Не верьте, вранье все это, позабавить бабуля вас решила.

— А продолжение истории хотите услышать? — не обращая внимания на колкие замечания внучки, поинтересовалась баба Дуня.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 488
печатная A5
от 820