электронная
112
печатная A5
445
16+
Благословенно МВИЗРУ ПВО

Бесплатный фрагмент - Благословенно МВИЗРУ ПВО

Книга пятая


Объем:
298 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-1701-9
электронная
от 112
печатная A5
от 445

Рахманов Александр Алексеевич

(вып. МВИЗРУ ПВО 1971 г.)

Александр Алексеевич Рахманов

Преодоление

Воспоминания военного ученого (Отрывки из повести)

Введение

В десятом и одиннадцатом классах я стал постоянным участником всех школьных олимпиад, побеждал на районных олимпиадах, а по химии попал даже на областную — в город Минск.

Школу закончил с серебряной медалью. Золотых медалей на всех отличников не хватило. На нашу школу выдали только одну. Ее получила дочь директора школы Ольга Романовская, а мне переоценили с пятерки на четверку в районном отделе на­родного образования сочинение по русскому языку. Придумали в нем стилистическую ошибку, так как грамматических ошибок в сочинении не оказалось, и поставили по русской литературе четверку. Конечно, было обидно, ведь мой рейтинг в школе был явно выше, чем у Ольги Романовской. На выпускном вечере при вручении мне серебряной медали гудели все выпускники. Чувство справедливости и порядочности у молодых людей было хорошо развито в советское время.

10-й класс Тимковичской средней школы. Александр Рахманов — 2-й ряд, второй справа

Уже в одиннадцатом классе передо мной остро встал вопрос: «Куда дальше идти учиться, кем быть?» Из нашей школы многие ребята поступали в лучшие московские и минские вузы — МФТИ, МИФИ, МГУ, МВТУ им. Баумана, Белорусский государственный университет, Минский радиотехнический институт, который в 60-е годы высоко котировался в Белоруссии.

Я тоже присматривался к этим вузам. Однако в нашей семье уже учился в Минском технологическом институте старший брат Владимир, в Минском строительном техникуме — млад­ший брат Леонид. В школе в шестом классе училась младшая сестра Алла. Было совершенно понятно, что финансовые воз­можности нашей семьи не могут обеспечить мое обучение в гражданском вузе. Мама мучилась, переживала, но говорить об этом со мной не решалась.

Первым заговорил отец. Говорил он тихо, спокойно, извиняю­щимся голосом. Отец очень гордился моими успехами в школе, подарил мне после окончания школы хорошие наручные часы марки «Полет», которые я проносил аж семнадцать лет. Ходили они прекрасно, поэтому, когда я купил себе новые, отцовские часы передарил старшему сыну Олегу.

Отец хорошо понимал, что природные способности и хоро­шая школьная подготовка давали мне возможность и законное право двигаться в Москву либо в Минск в лучшие вузы нашей страны. Ему было крайне неловко отказать мне, который учился лучше всех в семье, выбирать свой путь во взрослую жизнь. Отец только посоветовал: «Присмотрись к военным вузам, ведь они тоже стали готовить высококвалифицированных инженеров. Ну, а дальше выбирай сам, куда тебе идти учиться». Родители ждали моего решения. Взвесив все «за» и «против», я поехал в райвоенкомат в город Копыль.

Для поступления в военное училище нужно было получить направление от военкомата. Военком встретил очень дружелюб­но, внимательно выслушал меня, справился об успехах в школе. Я попросил направить меня в Минское высшее инженерное радиотехническое училище (МВИРТУ), о котором шла хорошая молва по всей Белоруссии. Военком сказал, что на весь район по разнарядке ему выделено только одно место в МВИРТУ. По­смотрел на меня и сказал: «Получишь в школе медаль, тогда и приходи за направлением».

МВИРТУ — МВИЗРУ

В училище экзамены принимались на месяц раньше, чем в гражданские вузы. Поэтому я заготовил два комплекта доку­ментов для поступления, один в МВИРТУ, а другой в Белорусский университет на радиофизику. В МВИРТУ на первый курс наби­рали только 130 человек, а поступать приехали более 600 человек, из которых около 90 человек были военнослужащие из войск и суворовцы. Они принимались вне конкурса, если сдавали все экзамены без двоек. Так как тщательный предварительный от­бор поступающих проводился еще в военкоматах, а повторно и в кадровом отделе училища, то большая часть абитуриентов были медалистами и выпускниками с несколькими четверками в аттестате, победители всевозможных олимпиад.

Всех поступающих в училище разместили в полевых условиях. Жили мы в больших десятиместных палатках. Все удобства — умывальники и туалет — были на улице. В темное время только эти места и освещались, поэтому вечером там по­стоянно собиралась толпа абитуриентов, жаждущих подучить предмет накануне экзамена. Палаточный городок был разбит в 500 метрах от забора МВИРТУ. Кормили нас три раза в день в солдатской столовой, в которую водили строем, приучая сразу к воинским порядкам.

После первого экзамена, письменной математики, было от­числено почти тридцать процентов поступавших, среди них много медалистов и победителей различных олимпиад. Я сдал свой первый экзамен на пятерку, хотя и было трудновато. Про­сидел над задачами около трех с половиной часов из четырех, отведенных по регламенту на письменную математику. Но были ребята, которые решали задачи всего за час и на пятерки. Это были выпускники из московских и минских математических спецшкол, которые объективно были подготовлены намного лучше меня.

Математику устную и физику тоже сдал на пятерки, поэтому от экзамена по русскому языку меня и еще четверых таких же абитуриентов освободили. На экзамене по физике у меня воз­никли некоторые проблемы с ответами на вопросы на русском языке. Попросил преподавателя разрешить мне отвечать на бело­русском языке. Он не возражал, моими ответами остался доволен и поставил отличную оценку.

Адаптироваться к военной жизни мне было довольно легко. Трудиться и учиться до третьего пота приучили деревня и сель­ская школа. Теперь нужно было научиться жить в новом для меня воинском коллективе, стать его лидером, получить признание и поддержку моих сокурсников и начальников.

Выступление слушателя А. А. Рахманова на митинге МВИРТУ. Слева начальник училища генерал-лейтенант Н. Г. Филатов

Первокурсники по-разному завоевывали свой авторитет в новом коллективе. Были отменные певцы и барды со своими дорогущими гитарами, во­круг которых в каптерке нашей казармы в часы от­дыха собиралось человек 30 любителей современной бардовской песни. Кто-то классно играл в шахматы, карты, шашки, домино. Вы­пускники спецшкол больше года щеголяли своим пре­восходством в знаниях математики, физики, ино­странных языков. Осо­бое уважение и авторитет имели спортсмены. Среди поступивших абитуриен­тов оказалось довольно много перворазрядни­ков по различным видам спорта и даже один мастер спорта по борьбе Анатолий Жуковский. На этом раз­нообразном фоне мне выделиться было явно нечем.

3-й курс МВИРТУ. 1969

Два года пришлось догонять лидеров в учебе, усердно штуди­ровать учебники, конспекты, тщательно готовиться к сдаче зачетов и экзаменов. Старался всегда понять ход мыслей преподавателей еще на занятиях, сразу уловить идею выводов и доказательств, запомнить это еще на лекции. На занятиях никогда не отвлекал­ся на другие дела, часто задавал вопросы преподавателям, если не улавливал логику изложения материала. Все это позволяло меньше времени тратить на самоподготовку и легко уклады­ваться в распорядок дня. Главное, чему я научился — хорошо записывать конспекты лекций и занятий наших преподавателей. Память у меня была отменная, на экзамене мог вспомнить целую страницу своего конспекта.

Наиболее трудным оказался первый курс. Ведь вузовская система образования принципиально отличается от школьной.

Она требует большой самостоятельной работы с учебниками, изучения обширной дополнительной литературы, умения быстро и качественно конспектировать лекции преподавателей, которые не всегда в полном объеме излагались в учебниках и пособиях. Важную роль играли лабораторные работы, которые были на­правлены на приобретение практических навыков.

С первого курса главным предметом для нас стали физкуль­тура и спорт. При поступлении я весил всего 58 килограммов, а ко второму курсу набрал 66 килограммов при росте 168 сантиме­тров. Физкультурой и спортом мы занимались ежедневно утром и вечером. Перед обедом обязательно подходили к перекладине. Нужно было сдавать нормы по трем упражнениям — подъем си­лой, подъем переворотом, подъем прямых ног к перекладине.

На выходные дни в увольнение в Минск нас отпускали только через перекладину. В школе спортом я не занимался, но сельская жизнь и естественные физические нагрузки позволяли мне, хотя и с трудом, выполнять обязательные нормы по трем упражнениям на перекладине — 15 подъемов. К третьему курсу я стал третьим на курсе по перекладине: делал по трем упражнениям в сумме 112 подъемов. Получил первый спортивный разряд по военному троеборью, третий разряд по лыжам и пулевой стрельбе. Как принято говорить, физически был развит хорошо и полностью готов к тяготам и лишениям армейской службы.

Но все же учеба для меня была главным делом жизни. Очень скоро многие мои однокурсники поняли, что хороший конспект лекций — это важнейший фактор для успешной сдачи любого экзамена. Мои конспекты пошли по рукам, за ними начала вы­страиваться очередь. Со второго курса часть ребят из нашей первой группы упросили меня проводить тренажи ответов на билеты предстоящих экзаменов по наиболее сложным пред­метам. Обычно собиралась группа середняков человек 10–15. Скоро я и сам стал понимать, что такая групповая подготовка мне самому очень полезна.

К третьему курсу я стал одним из лучших слушателей. Учился только на «отлично» без особого напряжения. Никогда не зани­мался вечерами и ночами непосредственно перед экзаменами. Накануне экзаменов старался хорошо выспаться. Всегда сдавал экзамены и зачеты в первой пятерке. Шпаргалками никогда не пользовался и в написании их не участвовал.

На третьем курсе я, как лучший слушатель курса, получил стипендию им. А. С. Попова, а на четвертом стал Ленинским стипендиатом. В это время создавался музей МВИРТУ. Меня сфотографировали с карабином на первом посту караула у зна­мени, сделали очень качественно огромную двухметровую фото­графию и поместили в музей училища. Неоднократно посещая родное училище, с удивлением замечаю, что моя фотография у знамени остается в музее на прежнем месте, хотя и СССР уже давно развалился, Беларусь стала независимым самостоятельным государством, да и я уже 46 лет живу и работаю в России.

На четвертом и пятом курсах начал активно участвовать в военно-научном обществе на кафедре автоматики. Научная работа в МВИРТУ была поставлена на высочайшем уровне. Научные работы училища в области перспективных радио­локаторов для ЗРВ, антенных систем различного назначения, систем автоматического управления, теории надежности и экс­плуатации зенитно-ракетного вооружения получали признание как в МО СССР, так и у широкой научной общественности нашей страны. Первые навыки научной работы приобрел и я, что позволило мне выбрать достойную тему дипломной работы и на «отлично» ее защитить.

Пять лет учебы в МВИРТУ стали хорошим фундаментом для моей дальнейшей и очень успешной почти 40-летней служ­бы в Российской армии и позволили добиться значительных успехов в военной науке. За 5 лет совместной учебы в МВИРТУ ребята нашего курса подружились, и эта дружба живет среди нас до сих пор. Ежегодно мы встречаемся в Москве, а по кру­глым юбилейным датам — в Минске. Поддерживаем друг друга в трудную минуту, радуемся успехам всех наших сокурсников, а главное — здоровью, оптимизму и молодому задору всех ныне живущих.

Прошло ровно 50 лет со времени принятия воинской присяги и моего поступления в МВИРТУ. Теперь, спустя многие годы, отдельные события воспринимаются по-другому. Появилось много новой ранее недоступной мне информации.

Слушатель 3-го курса А. А. Рахманов у знамени училища на 1-м посту. Фото из музея МВИЗРУ


111-я учебная группа МВИЗРУ, 4-й курс. А. А. Рахманов — 2-й ряд, третий справа. 1970

На наш первый курс приняли, как и было запланировано, 130 абитуриентов. Проходной балл был 12 по трем профилирую­щим предметам. Как потом оказалось, восемьдесят процентов от всех поступивших были ребята из офицерских семей. Причем из трех основных регионов: тридцать процентов — минчане (включая детей преподавателей училища), тридцать процентов — из Москвы, где находился Главный штаб Войск ПВО страны, и тридцать про­центов — из Твери, научной столицы ПВО, где находился головной научно-исследовательский институт НИИ-2 и академия Войск ПВО страны. Только десять процентов от общего числа поступивших приходилось на представителей всех других регионов великого Советского Союза. Курс оказался многонациональным: русские, украинцы, белорусы, евреи, осетины. Со временем я понял, что попал в один из самых элитных и интеллектуальных военных вузов Советского Союза. Это был базовый, лучший в СССР военный вуз для зенитно-ракетных войск нашей страны. Преподавательский состав был подобран превосходно.

Александр Рахманов на самоподготовке, 4-й курс

Больше половины преподавателей пришли из главной куз­ницы инженерных кадров Войск ПВО страны — Харьковской военной инженерной радиотехнической академии.

Значительная часть преподавателей по общим предметам — ма­тематике, физике, иностранному языку — привлекалась из лучших гражданских вузов столицы Белоруссии города Минска. Лекции по высшей математике нам читали Евгений Иванович Гурский и Вера Васильевна Ершова — ведущие математики Белоруссии.

Надо сказать, что атмосфера учебы, взаимоотношений с на­чальниками, старшими курсантами, преподавателями была очень доброжелательной. Прививались такие качества, как внимательное и доброжелательное отношение к собеседнику, оппоненту, стрем­ление быть лучше, образованнее. Эрудиция, профессионализм, интеллигентность, трудолюбие, дружба и взаимоподдержка до­минировали не только в процессе учебы, но и в казарме, на спор­тивных мероприятиях и в повседневной жизни.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 112
печатная A5
от 445