электронная
180
печатная A5
407
16+
Благодарение

Бесплатный фрагмент - Благодарение

Духовная поэзия

Объем:
190 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-0319-1
электронная
от 180
печатная A5
от 407

Благодарю, Господь, тебя…

За все благодарите…

(1 Фесс.5:18)

«Благодарение» — так называется очередной сборник духовной поэзии современного русского поэта и писателя Терентiя Травнiка.

Духовная поэзия… Она заслуживает особенного внимания, поскольку она о самом главном — о Боге и о человеческой душе. Духовная поэзия, без сомнения, и особенно прекрасна, поскольку она о самом прекрасном — о Боге и душе человеческой. Духовная поэзия благодатна, ибо написана по вдохновляющей человека благодати Божией. Духовная поэзия, наконец, призвана отображать истину, утешать, радовать, назидать…

Все это мы видим и ощущаем в творчестве Травнiка, поэзия которого является плодом его личных переживаний, его личного духовного опыта.

«Благодарение» — само это слово уже настраивает душу на правильный лад, напоминает человеку о том, как он всегда должен относиться к своему Творцу и Богу. Благодарить Бога за все: за радости и, особенно, за скорби — значит подлинно любить Его. Такое благодарение драгоценно для Бога и оно никогда не останется без щедрого и скорого воздаяния.

Но автор благодарит Бога не только непосредственно в некоторых стихотворениях. Он благодарит Его всем своим творчеством в целом. В стихах Травнiка нет ни капли ропота и тоски, но лишь умиление и восхищение всем, что нас окружает, даже самым простым и обыденным:

Кабачки, картофель и морковь

Челядью толкутся на крыльце,

На скамейке гриб, почетный гость,

С родинкой-улиткой на лице

Умиляет автора наша русская природа и, конечно, наши храмы и деревенские церковки, мерцающие в полумраке лампадки, кадильный дым, колокольный звон…

Все это дорого сердцу каждого русского человека. Тихая радость и мир исходят от строк стихотворений, посвященных этому.

Нередко размышляет автор и о смерти. Но и здесь мы не увидим ропота и отчаяния, даже напротив — автор благодарит Бога за «право умереть». И действительно, достойное приятие смерти — еще одна возможность выразить Богу свою любовь. А «любящий любовь получит», — как пишет Травнiкъ. Возлюбивший Бога будет вечно пребывать с Ним — Любовью — в Его Царстве любви.

Благодарение и любовь — эти слова тесно связаны. Первое приводит ко второму; первое — это и выражение второго.

И не случайно потому этот сборник венчает краткое, но весьма выразительное стихотворение о любви:

…я до последнего мгновенья

За жизнь цеплялся и писал.

Писал Любви стихотворенья —

И о любви я в них писал…

Читающие стихотворения Травнiка непременно получат и духовное назидание, и утешение. А кто-то, может быть, впервые задумается о смысле жизни, о Боге и о вере. Кто-то откроет для себя красоту родной природы и исполнится любовью к своей Родине. Кто-то, может быть, возымеет желание уединиться на время в каком-нибудь монастыре,

Где бархат звона льется вязко,

Грудными вздохами дыша,

И воспаряет, сбросив путы,

На повечерии душа.

диакон Кирилл Марковский

Благословение

настоятеля храма

Рождества Христова

с. Сенино

иерея Василия Евпатова

* * *

Благословенны

слышащие Слово,

Благословенны

говорящие на нем,

Благословенны

воины глагола,

Зажегшие сердца его огнем.

Когда-то замолчат поэты,

Их красноречие сольется с тишиной.

И вспыхнет междустрочье светом,

И воцарится мудрости покой.

Наступит эра сердцем говорящих —

Молчальников, пришедших из глубин,

В ком слово зазвучит непреходяще,

В ком снова встретятся Отец и Сын.

2008

* * *

И если ты богат дарами

Их выставлять не хлопочи:

В твоем труде заблещут сами
Их животворные лучи.

Николай Алексеевич Некрасов

Позвольте это сердцу, чтобы Быть:

Любить и быть любимым, хоть немного,

Освоить Путь, пройдя своей дорогой,

И обязательно понять, принять, простить.

Открыть в себе талант

и вырастить до плода

Эту способность прославлять Творца,

Познать с ним настоящую Свободу

И с этим быть до самого конца.

Точнее, до начала новой жизни,

Войдя в нее, продолжить бытие,

И в каждом воплощенье Божьей искры

Хранить свое предназначение.

О все рожденные!

Вы призваны, чтоб — Быть,

Открыть в себе себя и полюбить.

2008

* * *

Благодарю Творца я за свое рожденье,

За каждый новый день, за миг длиною в жизнь,

За все свои ошибки, за сомненья,

За трудности, попущенные Им;

За каждый шрам, оставленный на теле,

За раны сердца, слезный плач души,

За то, что этим я познал на деле

Совсем другую, радостную Жизнь;

За каждый вдох, подаренный мне свыше,

За час полночный вдохновенья, за зарю,

Дарящую надежду утешенья,

За все Тебя, Господь, благодарю;

За искорку костра Вселенской жизни

В моей душе, зажженную Весной,

За чудный Путь от колыбели к тризне,

За право умереть, чтоб быть с Тобой.

2007

* * *

Поют луга, поют овраги,

Поют чащобы и поля,

Поют леса и буераки

На языке твоём, Земля.

И я записываю песни

И превращаю их в стихи.

Быть может, станут благовестьем

Тетради белые мои…

2009

* * *

На подрамники опушек

Натяну холсты полей,

Загрунтую талым снегом,

Кину семечки грачей.

Из дорог и перелесков

Смастерю простой багет

И начну писать пейзажно

Для Весны ее портрет.

Попрошу аванс у Лета,

Чтобы солнцем подсветило

И расшторило часть неба

Мне для будущей картины.

Захмелели что-то мысли,

Видно, впору начинать…

Размочу в оврагах кисти

И пойду Весну искать.

2008

* * *

Деревья стояли в вазе земли,

С приходом весны они расцвели.

Словно ягоды, лопнули спелые почки

И листвой малахитной

к стволам потекли.

Зеленеет природа, как будто краснеет

От стыда, что прозрачен ее пеньюар,

И на коже ее золотисто желтеет

Вся весенняя цветь,

как рассыпанный дар.

И невольно срывают эти монетки,

И кладут в кошельки нараспашку,

Так играют в сокровища малые детки

И не портятся этим богатством.

Одуванчик — алтын,

мать-и-мачеха — мелочь

На карманный расход от Весны детворе.

То не милостыня, а весенняя милость,

То Пасхальная радость на этой земле.

2008

* * *

Потомством обзаводится весна.

В земле набухли семена, и почки,

Как девицы, смущаются, дрожат,

Надев зеленые, чуть мятые платочки.

Цветами пуговиц проталины пестрят,

С зимы нестираны беленые рубашки,

Под крышей голуби воркуют, и галдят

В кустах дворовых от безделья пташки.

От солнца купола текут, и в окнах блики,

В ручьях искрится талая капель,

И мысли мозаично разнолики,

И чувства, как обычно, набекрень.

2008

* * *

Обугрены поля. В оврагах мятых,

Как в складках полусонной простыни,

Февральский снег от солнцепека спрятан

Остатком пиршеств вьюженой Зимы.

Из леса сыростью пьянящей задышало,

Зачавкала земля вновь под ногой,

И потекли ручьи по ней устало

Невольной аппетитною слюной.

Стволы набухли, ветками дрожа;

И дождь, и снег, и пряно пахнут почки;

И кольца серые вкруг каждой кочки

По-обручальному так бережно лежат.

И россыпи грачей на талых крышах,

И путник одинокий где-то в поле,

И даже верный снегу старый лыжник

Подчинены животворящей воле.

Весна, в твоих правах сажать и сеять,

И талою водой поить поля.

Сочится, подтекает, мокнет, преет,

Подобно губке, дивная Земля.

Благовествует колокол к обедне,

Чтоб эту жизнь я смог еще вдохнуть.

И ниоткуда взявшийся вдруг ветер

Заставил меня ворот расстегнуть.

2008

* * *

Сколько бусинок на ветке!

Это капельки дождя

Так пугливо-незаметно

По-весеннему висят.

Вдруг срываются, сверкая,

Тихо стукаются в наст.

До чего ж весна близка мне

Этим плачем каждый раз!

2008

* * *

Светлой памяти моего отца,

Аркадия Павловича Алексеева…

Нет ничего отрадней — создавать,

Когда в тебе неведомая сила,

Способная вулканы зажигать,

Становится послушно-укротимой.

Нет ничего отрадней, чем творить,

Когда души коснется беспредельность,

Твоей надежды тоненькая нить

Натянется канатом корабельным.

Нет ничего отрадней, чем любить,

Всегда на волю Божью уповая,

Найти себя и с этим просто жить,

Творя, надеяться и верить, создавая.

23 августа 2007

Весенний бал

Надев желточные платочки,

Мать с мачехой пришли на бал.

Подснежник стройный

в фалдных листьях

Главой приветливо кивал

Входящим модницам цветочным,

Красавицам из деревень.

И лился солнцем день апрельский,

Весенний, славный, теплый день.

Шмель по-купечески неспешно

С атласной лентою летал,

Касаясь примул безмятежных,

Им поцелуи раздавал.

А те, стыдливо прикрываясь

От взоров веером своим,

Понравиться шмелю пытались,

И даже иногда шептались

О чем-то потихоньку с ним.

Краснели божии коровки,

Заметив шалости шмеля,

Фиалки ёрзали в обновках,

И клеились к ним тополя.

А на поляне неумело,

«Промазав» где-то ноту «ля»,

Апрельская капелла пела,

И колыхалась в такт земля.

2008

Благовещение

Сорвался с колокольных юбок

Апрельный звон и полетел,

Сначала вверх, потом по кругу,

В алтарь, притвор и за предел,

За край церковного погоста,

В поля, леса, за облака,

Так бестелесно-чудоносна

Летела песня языка;

Касалась неземной любовью,

Такой открытой и простой,

И устремлялась вся на волю,

На волю Божию весной.

И слышалось мне в тех словах:

«Благословенна ты в женах…»

7 апреля 2008

Весенний вальс

Мураново, Абрамцево, Хотьково —

Для сердца заповедные места.

Я начинаю каждый раз по новой

Писать вам письма с белого листа.

И в девятнадцатом гуляю по аллеям

Я васнецово-тютчевской весны,

И чувствую, как без вина хмелею

От нежной фортепьянной тишины.

С открытого окна, с балкона

Почти что шепотом

стекает нежный вальс,

Переплетается с листвою полусонной

И путается в ней, как в первый раз.

Но солнце ласково легато продолжает

На все три четверти

раскинув тишиной,

И ноты, улетая в небо, тают,

И разливается аккордами покой.

2008

* * *

Апрельским предрассветным часом

Под бубенцовый звон кадил

Явился деве трубным гласом

Посланник Божий Гавриил.

Отныне утром темно-синим

Под мерный благовест церквей

Идет архангел Гаврииле

По милой Родине моей.

Помилуй, Господи, помилуй

И сохрани Святую Русь!

Логов бескрайних молчаливость

И рек излученную грусть,

Холмов бугристых перекаты

И гладь распаханных полей —

И вдоль дорог скривные хаты

Под увенчание церквей.

Так возжигало колокольни

Седьмоапрельское тепло.

Сияла даль свечным раздольем

Воспламененных куполов.

7 апреля 2009

Яко с нами Бог

Ведь он скоро уйдет,

мой любимый Апрель,

По-английски, под первое мая,

Незаметно в окно, как всегда, ускользнет,

Напоследок листву распуская.

Как подсохнет земля,

зашерстится травой,

Прочеканится солнце по небу,

И в оттеночность кобальт

войдет бирюзой —

Голубым Богородичным цветом.

Незаметно Весна приоденется в цветь,

Распестренную майскую ткацкость,

И пойдет по деревне птенцами звенеть,

И в садах с лепествой обниматься.

Льется бронзой по воздуху

песнь звонаря,

Куполится за пажитью храм,

И кресты многосолнечно в небо летят

С Вознесенской волной пополам.

2008

Время поста

Великий пост и черноризны образа,

Сапфирной грустью светятся лампады.

И вороны мантийные сидят

У перекошенной кладбищенской ограды.

Погашен свет, лишь свечи, скорбно тая,

Сердца взывают горе в тишине…

Канон Андрея Критского читают

В неделю первую постящейся земле.

2008

Плачь, душе моя…

Возьму плуг печали,

Распашу поле скорби.

Посею зерна грустные.

Водой полью плачущей,

Взойдут стебли слезные,

Моих дней и моих дел…

Трава растет сонная,

озябшая и нескорая.

Ростки взошли бледные,

как детки малые сетуют…

А осень нынче хворая,

как жизнь моя скорая,

А осень всех к столу зовет,

из луж зеркальных небо пьет,

И в песнях старых угасает

листвы, последний перелет…

И утро проснулось тучами,

и дождь по стеклу скучный,

А я все ищу радости

и звон колокольный сладостный,

И мне не хватает малости,

понять что из горечи сладости.

Растут, как цветы юные,

безумные к миру,

безумные…

Утолю жажду к счастью

своими слезами.

Распашу поле вновь

— руки стерлись в кровь,

Упаду на колени,

припаду к земле милой,

А вокруг — сорных трав…

то дела мои вновь

Прорастают из грязи,

убивая любовь…

Будет голоден год.

Я кошу все подряд,

Снег ту скверну укроет,

и весна — ее смоет,

Только руки и сердце —

худое творят…

Я встаю, но сгибаюсь,

ползу, чтоб идти…

И бегу, и бегу от печали своей…

Знаю я, где-то там, в далекой близи

Есть река

бесконечной любви…

и я — с ней…

Я родился.

Иссохнув от горечей жизни.

Я живу,

и ищу ее вечный родник.

Верю, верю, придет тот день

и, однажды —

Распашу поле вновь…

1995

Вербное

Воскресенье вербное,

Благовест с утра.

Солнце красномедное

Гладит купола.

Луковки пылают,

Птиц переполох,

На кресте сидит

Белый голубок.

Золотом подсвечены

Перышки его,

И сложилось венчиком

Чудо-облако.

Суета на паперти,

Ребятня галдит,

На церквушке маленькой

Голубок сидит.

Перекрестье времени —

Неба ширь и твердь.

Воскресенье вербное,

Входит в сердце свет.

Весна 2008

На страстной

Страстная седмица —

Черная птица.

Время печальное,

Постно-молчальное.

Хлеб и Вино,

Крест и Голгофа,

Камень на сердце

У Божьего гроба.

Скорбное время,

Время скорбей.

Шесть дней в году…

Целых шесть дней…

2008

Распятие

Страстная пятница…

Бог на кресте, на перекрестке,

Где все пути сошлись…

Там мертвый от смерти очнется.

Сердца — горе и высь!

Где перекладины коснулись

Друг друга на груди,

Оттуда шаг на день наш Судный —

Иного нет пути.

Господь, раскинув руки-крылья,

Весь мир собой объял.

Да будет крест произнесенный —

Началом всех начал.

Быть может, в Рим ведут дороги

На праведной земле,

Но те пути, что смерть попрали, —

Сомкнулись на Кресте.

17 апреля 2009

Пасха

Созрел пшеничный колос, и зерно

Упало в землю, умерло, как тело.

Но в Пасху ему время Быть пришло,

Оно вдруг задышало и зардело.

Воскресло к жизни хлебное зерно,

«Воистину воскресе!» — я сам видел.

«Христос воскрес! — сказало мне оно. —

Смерть попрана,

и в мир пришел Спаситель.

В Нагорной проповеди сказано о том,

Как надо жить, чтоб слиться со Христом».

И видел я, как колосилось поле,

И Древо видел на Горе, и Дом,

И Чашу полную вина в застолье,

И Триединство ангелов в одном.

2008

Радость радостей

От неба голубого в первой строчке

До всей невыразимости Небес —

Дыханьем, пением… Неважно —

чем-то сочным

Пропитано в душе: Христос воскрес!

Как сама жизнь неведомым нам чудом,

Сквозь плащаницу собственных преград,

Вдруг написала, выйдя из-под спуда,

Живою кровью снятого с креста.

Что большего

здесь может быть живущим,

Чем воскрешение распятого Христа?

Воистину: жизнь стала всемогущей,

Начав себя вновь с белого листа.

Смотрите! Сколько неба

в первой строчке,

И во второй,

и — в третьей…

Жизнь, твори!

Тебе не нужен больше переводчик,

В тебе Любовь любовью говорит.

19 апреля 2009

* * *

Распасхалилась погода —

Благодати благодать.

От земли до небосвода

Мало кажется — летать.

Хочется, душой воскреснув,

Точкой став, в себя вобрать

Всю пролившуюся нежность

И потом её раздать.

Всем — от мала до велика —

Это чудо подарить

И обычною песчинкой

На земле продолжить жить.

Май 2009

Вечная весна

Прожившим войну посвящается…

Шли на запад с востока солдаты,

Сколько зим уж прошло, сколько лет.

В прошлом веке, точней, в сорок пятом,

Появилась Победа на свет.

На дорогах войны миротворцы

Преломляли тела, как могли,

И стекала винозная кровь

В омедненную гильзу земли.

В дар несли золотые медали,

Порох ладана, смирну от слез.

И сияла звезда над Рейхстагом,

И встречал их Воскресший Христос.

Ветераны, несущие раны

От креста Второй мировой,

Ветром мира для мира вы стали

И остались в нем Вечной Весной.

9 мая 2008

Молчальникам…

A песня звучала бескрайне и долго,

А песня лилась без слов и без нот,

И с ней просыпалась иному основа,

Тому, что, безмолвствуя,

в вечность зовет.

Прислушайтесь, слышите?

Сколько беззвучья

Из тихого сердца пропела та новь!..

И в этих души обновленной излучинах,

Течет молчаливым потоком любовь.

2008

Неизвестному солдату

Пишу слезами о войне —

В ответ на писанное кровью.

Кладу охапками сирень

На братский холм —

Пусть в изголовье

Благоухает вечный май,

Звучат законченностью строки…

Пусть убиенных только в рай

Ведут военные дороги!

Пишу стихи, скрывая имя,

Стирая времени приметы:

То — неизвестному солдату

от неизвестного поэта.

Словами в полный небосклон

Зарытым в братские могилы

От всей Земли — земной поклон

Я высекаю что есть силы.

9 мая 2009

Вознесенское

Кидайте в небо белых голубей

Своих открытий, радостей, свершений,

Своих доброт, терпений и прощений —

Кидайте в небо белых голубей.

Кидайте в небо белых голубей,

Играйте белоснежностью летящей —

Всем тем, что в вас хранится настоящим,

Очищенным от плевела страстей.

Кидайте в небо белых голубей —

Надежды вашей, жертвенности пылкой

И бескорыстной трепетной любви —

Кидайте в небо белых голубей.

Начните кистью, дорисуйте скрипкой,

Пусть в голубом купаются они.

Смотрите! — Солнце, голуби и небо,

Белеет парус в небе голубом.

Ещё немного — и коснется света,

И впустит его истина в свой дом.

Весна 2009

* * *

Матушке Марии (Лосевой)

Блажен, кто любит безответно,

Блажен, кто верит бесприметно,

Блажен, кто дружит беспредметно.

Блажен, кто дарит от души.

Блажен, кто каждой — каждой жизнью,

Живущей рядом — дорожит.

Блажен творящий своей жизнью.

Блажен, кто чтит свой род и дом.

Блажен собою пробудивший

Стремление творить в другом.

Блажен живущий одним днем,

Глубины времени постигший.

Блажен вернувшийся к себе,

В других надежду воскресивший.

2008

* * *

Учите красоте друг друга —

И вам откроется любовь.

Пусть станет вашею заслугой

Ее светящаяся новь.

Живите так, чтоб зазвучала

Она из сердца, сутью стала,

Чтоб ваша жизнь себя саму

Впредь от любви не отличала.

2008

Радонеж

Одинокая береза на погосте,

На краю деревни Радонеж — весна.

Я с утра приехал сюда в гости,

Мне назначила свиданье Тишина.

И стою, раскинув ветру руки,

В пятницу страстную на холме,

Слышу, как уносит ветер звуки,

Расчищая место Тишине.

А на небе тучи хмуро давят

С запада дождливую печаль.

Преподобный Сергий охраняет

Этот дивный подмосковный край.

2008

* * *

Отцу Алексию (Дарашевичу),

с. Поленово

Ой, ты, Русь, поля — морские дали,

Острова неведомой земли,

Пусть хранят тебя от всех печалей

Белых колоколен корабли…

Неба ширь качается волнами,

Улетают на рассвете журавли,

Все проходит, но стоят на рейде

Белых колоколен корабли…

И для каждого когда-то день настанет,

Призовут подняться и уйти,

И тогда приспустят свои флаги

Белых колоколен корабли…

2007

* * *

Светлой памяти

молитвенницы нашей семьи

Клавдии Львовны Меньшениной

Церковь с колокольней-башенкой,

На закате стены стали ряженкой,

Образа гирляндами украшены

С васильками, мальвой и ромашками.

А в притворе у окна сидит Машенька,

Плетет косы из цветов слаженно,

В алтаре лампадка не погашена —

До чего же это все важно мне.

2007

Троицкое

Вокруг свечных берёз свеченье,

И темень придорожных трав.

Волнами всенощного бденья

Туман растёкся на лугах.

На озере бесшумны вёсла,

Рыбачат иноки в тиши…

И лето, обогнав все вёсны,

Похоже, больше не спешит.

Легло вдоль берега закатом,

И томный колокольный звон

Своим малиновым накатом

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 407