электронная
440
12+
Бизнес-моделирование в некоммерческом секторе

Бесплатный фрагмент - Бизнес-моделирование в некоммерческом секторе

На примере культурных институций Венеции (конец ХХ — начало ХХI веков)

Объем:
184 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4498-2919-1

Прежде всего я бы хотела поблагодарить Екатерину Винник, которая поддержала
меня в моих начинаниях и была моим первым читателем, критиком и редактором.

А также, Aнастасию Елаеву (Grayling), Татьяну Игнатьеву (Ridero),
и мою дорогую маму.

Предисловие. Почему именно и только Венеция?

В 2019 году, во время проведения 58-й Венецианской биеннале, на страницах периодических изданий, освещавших одно из главных мероприятий в мире искусства, появилось много статей, которые были посвящены вопросам организации и финансирования как национальных павильонов, так и внеконкурсных проектов. В частности, журнал «The Art Daily News» в выпуске «La Biennale di Venezia 2019 — special edition» опубликовал статью «Pavilions look for sponsors» («Павильоны в поисках спонсоров»), в которой приведены подробные данные о стоимости проектов национальных павильонов для участия в биеннале и источников их финансирования. Каждыйе два года страны готовятся потратить на участие в Венецианской биеннале от 250 тыс. Евро до 1 млн Еевро, и даже более. Участие в этом масштабном международном мероприятиеи — это престиж страны, подтверждение статуса на мировой арене современного искусства. Портал Artnet также опубликовал статью «Borrow, Barter, Crowdsource: How Small Countries Bootstrap Their Way to the Venice Biennale» («Займы, бартер, краудсорсинг: как небольшие страны прокладывают свой путь на Венецианскую биеннале»), в которой художник и куратор становятся специалистами по фандрайзингу и рассказывают истории успеха по привлечению средств для своих проектов. Учреждения культуры по всему миру конкурируют за источники финансирования, проектируют организационные и бизнес-модели.

В данном случае Венеция была выбрана неслучайно. Венеция — это город с необычайной концентрацией организаций, работающих в сфере культуры и искусства: десятки музеев, театры, частные фонды развития и поддержки художников и арт-проектов, два университета, художественная академия, консерватория и множество публичных библиотек; региональные отделения ЮНЕСКО и Совета Европы по культуре, а также это город важнейшего мероприятия в области культуры и искусств — Венецианской биеннале искусств, архитектуры, кинематографии, театра, музыки и танца.

Венецианская биеннале — это старейшая биеннале в мире, это неизменный пункт маршрута любителей и ценителей искусства, коллекционеров, людей, работающих в сфере культуры и искусства. Динамика посещаемости биеннале за последние годы однозначна: в 2011 году было 440 тыс. посетителей, в 2013-м — 475 тыс., в 2015-м — 501 тыс. человек; по оценкам организаторов биеннале, в 2017 году выставку посетило на 23% больше, чем в 2015 году; также цифра 600 тыс. человек подтвердила статус биеннале и в 2019 году.

В связи с этим примечательным также является следующее соотношение: в историческом центре города проживает порядка 60 тыс. жителей, но ежедневно в город прибывает порядка 40–50 тыс. туристов.

В последние десятилетия, начиная с конца 90-х годов ХХ века и особенно в первые десятилетия ХХI века, в Венецию приходят и активно развиваются крупные фонды поддержки и развития искусств, такие как Фонд Пино, Фонд Прада, Европейский культурный центр, более активно с точки зрения организации проектов начинают работать такие фонды, как фонд Соломона Гуггенхайммузей, Пегги Гуггенхайм и MUVE (сеть государственных музеев в Венеции), в частности палаццо Фортуни.

Источник: https://www.labiennale.org/en (для целей исследования рассматривается только сектор «Искусство»).

Венецианская биеннале (включая внеконкурсную программу), частные культурные фонды и городские музеи активно формируют культурный ландшафт города, представляя совершенно разные проекты классического, современного и актуального искусства; привлекают не только участников арт-индустрии, но и большое количество посетителей, вовлекая их в обучающие и развивающие программы в сотрудничестве с художниками, кураторами, ведущими музеями мира и частными коллекционерами. Поэтому были выбраны культурные институции Венеции, где они формируют и поддерживают культурную модель публичности и доступности искусства и формируют арт-систему как систему взаимодействия поклонников искусства, кураторов, критиков, дилеров, арт-менеджеров, коллекционеров, спонсоров, доноров и патронов, галерей, музеев, открытых выставочных пространств и художников (артистов).

Несмотря на изученность, а скорее освещенность в прессе и в специализированной литературе, посвященной экономике арт-индустрии (в данном случае мы понимаем арт-индустрию как сферу деятельности, включающую производство и сбыт товаров и услуг в сфере культуры и сопряженные секторы экономики и потребительскую аудиторию; это деятельность в области визуальных искусств, декоративно-прикладного искусства и дизайна, архитектуры, кино, компьютерных технологий и медиа, а также музейное дело, галерейный бизнес, издательский бизнес, культурный туризм), представление учреждений культуры как организаций с определенной миссией, стратегией и структурой описано достаточно фрагментарно, особенно в литературе на русском языке. Это отчасти связано с тем, что основной интерес к деятельности этих организаций представляет собой интерес к конечному продукту, а именно к образовательным программам и выставочным проектам, освещаемым в основном с искусствоведческой и кураторской точек зрения. Тем не менее деятельность некоммерческих организаций, в том числе и культурных институций, заключается в достижении определенных целей, и оценка результатов их деятельности должна принимать во внимание сочетание факторов результативности и эффективности, при наличии объективной сложности оценки превалирующей нематериальной составляющей.

Необходимо отметить некоторые отличия в создании стоимости в некоммерческих организациях. Эту тему очень хорошо осветили в своей работе «Стратегические карты» Роберт С. Каплан и Дейвид П. Нортон. В коммерческом секторе, независимо от отрасли, организации имеют единую цель деятельности — создание стоимости для акционеров. Для некоммерческих организаций, которые осуществляют различные миссии, цели деятельности определены в соответствии с частной миссией. Рассмотрим примеры. Миссия Фонда Прада звучит следующим образом: «Что такое культурное учреждение? Это главный вопрос сегодня. Мы принимаем идею о том, что культура очень полезна и необходима, а также привлекательна и интересна. Культура должна помочь нам в нашей повседневной жизни и понять, как мы и мир меняемся. Это предположение будет ключевым для будущей деятельности Фонда. Наш главный интерес — это способы, которыми человечество превратило идеи в конкретные дисциплины и культурные продукты: литературу, кино, музыку, философию, искусство и науку. Искусство является основным и настоящим инструментом работы и обучения в Фонде» (фрагмент). Миссия Венецианской биеннале: «La Biennale di Venezia находится на переднем крае исследований и продвижения новых тенденций современного искусства, организует выставки и исследования в таких направлениях, как искусство, архитектура, кино, театр, музыка и танец».

«Структура создания стоимости в общественном секторе и некоммерческих организациях практически совпадает с моделью для частных компаний, за исключением некоторых важных отличий. Во-первых, основной показатель успеха общественных и некоммерческих организаций — это результаты в осуществлении своей миссии. Миссия этих организаций, так же как и частных компаний, выполняется посредством удовлетворения потребностей целевых клиентов (или сообщества, или заинтересованных лиц — так некоторые компании называют людей, которые, пользуясь их услугами, получают выгоду). Залогом успеха являются результаты внутренних бизнес-процессов, которые достигаются при обязательной поддержке нематериальных активов (обучение и развитие). Фидуциарная составляющая, хотя и не является главной, отражает цели очень важной части сообщества — налогоплательщиков или доноров, которые оказывают финансовую поддержку общественным и некоммерческим организациям. Архитектура стратегии эффективности и результативности, направленной на удовлетворение клиентов и заинтересованных сторон в соответствии с миссией организации, есть не что иное, как отражение направлений производительности и роста прибыли в частном секторе». Данное утверждение позволило исследователям применять разработанную ими сбалансированную систему показателей для «описания стратегии создания стоимости», в том числе и для некоммерческих организаций, а именно: «успешное сотрудничество с целевым клиентом: удовлетворенность клиента, сохранение и расширение клиентской базы и предложение потребительской ценности для целевого сегмента рынка, что является центральным элементом стратегии; финансовая деятельность, то есть как организация собирается обеспечить устойчивый рост стоимости для акционеров, а в случае некоммерческих организаций исполнение заявленной миссии; внутренние бизнес-процессы (в данном случае мы понимаем бизнес-процесс как связанный набор повторяющихся действий, объединенных единой целью, которые преобразуют материал или информацию в конечный продукт в соответствии с предварительно установленными правилами) создают и предоставляют предложение потребительской ценности клиенту; нематериальные активы как основной источник устойчивого создания стоимости и прежде всего составляющая обучения и развития; четыре взаимосвязанных составляющих устанавливают причинно-следственные связи, а именно активное использование нематериальных активов в решении стратегических задач способствует улучшению показателей внутренних бизнес процессов, что обеспечивает успех для клиентов и акционеров», а также позволяет для целей данного исследования применить такое понятие, как бизнес-модель для некоммерческого сектора, и осуществить сравнительный анализ бизнес-моделей культурных институций.

В последнее десятилетие в арт-индустрии поднимается вопрос о применении управленческих практик коммерческого сектора для некоммерческого, что объясняется прежде всего финансовой зависимостью большинства из них, что делает деятельность учреждений культуры уязвимой при сокращении финансирования и поддержки, так как бизнес-модели учреждений культуры являются негибкими в реальном времени по сравнению с коммерческими организациями. Быстро меняющаяся среда и зависимость от внешнего финансирования требуют от культурных институций постоянного анализа своей деятельности и реорганизации в соответствии с текущими экономическими и социальными условиями и готовности к изменениям для исполнения своей миссии.

Что такое бизнес-моделирование для организаций в некоммерческом секторе и необходимо ли оно?

В XXI веке для культурных институций наступило новое время, которое потребовало от них анализа своей работы и необходимости осознания, что они действуют в конкурентной среде. Резкие изменения в технологиях и высвобождение времени у людей позволило привлекать в организации культуры все больше и больше посетителей, особенно при условии того, что появляются новые виды искусства и новые художественные стратегии, которые активно адаптировали технологии: медиа-арт, технологическое искусство, science art. Все это позволило искусству освоить новые пространства, в том числе участвовать в развитии городов, активно формировать социальную функцию культуры и, как следствие, развивать гуманитарные науки; все это повлекло преобразование культурных институций, и этот процесс стремительно развивается в последние десятилетия. Быстрое развитие информационных и цифровых технологий привело к изменению глобальной экономической структуры — переходу от традиционного производства к экономике, основанной на знаниях, в которой услуги занимают решающее место и играют основную роль в социально-экономическом развитии.

В настоящее время меняются очень многие привычные для XX века модели: образование больше не требует посещения, потребление не приводит к владению, информация и знания являются основным активом. Произошло «размытие» границ и в разных секторах экономики, в том числе между коммерческим и некоммерческим. Общение людей и организаций друг с другом и с миром становится более открытым, что ускоряет межсекторальное взаимодействие и сотрудничество, создание совместных проектов, услуг и продуктов, что может приводить как к формированию гиперконкурентной среды, так и к продуктивному сотрудничеству в целях улучшения обслуживания клиентов и изучения аудитории.

Организации, работающие в секторе культуры и искусства, не только зависят от новых условий, описанных выше, но и активно принимают участие в этих изменениях. Однако новые сложные и взаимосвязанные условия требуют изменений от самых организаций культуры, а именно: формирования новых навыков для специалистов и их постоянного развития, установления более тесных отношений с аудиторией, развития межотраслевых отношений, сотрудничества и обмена, новых источников финансирования для расширения деятельности.

Ранее было обозначено основное отличие некоммерческих организаций от коммерческих — они управляются своей миссией, а не прибылью. В то же время у культурных институций есть понятие доходов от основной формы деятельности и дополнительных доходов, и есть необходимость их разграничения; в большинстве случаев зависимость от государственного финансирования и в целом недостаточная капитализация (если это не частные фонды) — доходов от дополнительной деятельности в большинстве случаев недостаточно, в том числе и для расширения видов деятельности, достаточность ресурсов является основным риском для их деятельности. Опыт показывает, что когда государственные органы любого уровня, будь то местные, региональные или национальные, решают изменить свои приоритеты в области финансирования, уменьшить финансовую поддержку сектора культуры, организациям необходимо найти способы для адаптации к новым условиям и быть готовым привлекать финансирование из других источников.

В этом есть еще один очень значимый риск для социума, а именно ограничение доступа к современных художественным практикам, отсутствие площадок для новых художественных процессов или формирование только одного мнения, если речь только о частном финансировании.

Рассмотрим данные, приведенные в журнале The Art Daily News в выпуске La Biennale di Venezia 2019 — special edition в статье Pavilions look for sponsors («Павильоны в поисках спонсоров»). В 2019 году государственная поддержка американского павильона составила лишь 250 тыс. долларов, и открытие состоялось благодаря поддержке и значительному участию Bloomberg Foundation. Британский совет (British Council) предоставил грант в размере 300 тыс. фунтов стерлингов на экспозицию британского павильона в 2019 году, помимо затрат на содержание павильона. Ежегодная государственная поддержка французского павильона составляет 600 тыс. евро (что покрывает только административные затраты и затраты на содержание павильона), несмотря на общее 25-процентное сокращение финансирования проектов в области культуры и искусства в период с 2011 по 2017 год. В 2019 году бюджет павильона Франции составил 1,75 млн евро, это стало возможным благодаря привлечению к участию в подготовке экспозиции и поддержки художественного проекта частных фондов и галерей, в частности Chanel Foundation for women in art and culture и FNAGP — National Foundation for Graphic and Plastic Arts. В Дании также происходит сокращение общего бюджета на проекты в области культуры на 2% ежегодно последние пять лет, но Государственный фонд поддержки искусства (Dannish Art Foundation) сохраняет бюджет на национальный павильон в размере 580 тыс. евро. Однако эти средства покрывают затраты только на содержание павильона, и благодаря привлечению дополнительных 200 тыс. евро от частных фондов стало возможным воплощение в жизнь художественного проекта. В 2013 году Италия обратилась к краудфандингу для исполнения бюджета заявленной экспозиции. Финансирование швейцарского павильона фондом Pro Helvetica составило 700 тыс. евро, из которых только 280 тыс. евро пошло на поддержку художественного проекта, и в связи с этим даже за месяц до открытия павильона поиски частных патронов не прекращались. Павильон Португалии смог привлечь финансирование в размере 500 тыс. евро только благодаря международному финансированию и государственным и частным фондам, включая и крупные галереи. А что же тогда происходит с финансированием проектов менее значительных, но не менее значимых; в частности, страны, которые арендуют выставочное пространство в Арсенале, где аренда составляет порядка 80–200 тыс. евро? Например, представительство Косово привлекло в 2019 году 250 тыс. евро, из которых половина была потрачена на аренду, и благодаря частным спонсорам, которые предоставили еще 50 тыс. евро, состоялся кураторский проект. Всем известно, что художественный проект Казахстана на Венецианской биеннале в 2019 году так и не состоялся по причине отсутствия финансирования. Открытых данных по финансированию российского павильона в 2019 году не было.

Такие примеры можно привести в разных регионах мира и применительно к разным организациям культуры. Все это требует проведения постоянного анализа деятельности организаций, делает необходимым заимствование из коммерческого сектора таких понятий и практик, как лидерство и управление, планирование и бюджетирование, стратегическое управление, бизнес-моделирование, а фандрайзинг становится одной из ключевых компетенций организаций, работающих в сфере культуры и искусства.


Что же такое бизнес-модель? С начала 2000-х годов понятие «бизнес-модель» было одним из самых востребованных понятий в корпоративном секторе, и оно стало довольно быстро востребованным и в некоммерческом секторе. Бизнес-модель одновременно и описывает, и определяет успех любой организации. Термин «бизнес-модель» был официально принят в конце 1990-х годов в растущем сегменте интернет-компаний. Затем он был быстро принят экономистами по всему миру, но для традиционных организаций подход к бизнес-моделям был тогда более чем интуитивным и стал очевидным только после того, как были достигнуты первые экономические результаты применения этого подхода. То же самое происходит и сегодня в некоммерческих организациях — отрицание наличия бизнес-модели. В начале 90-х годов ХХ века Питер Друкер опубликовал работу под названием «Пять самых важных вопросов, которые вы когда-либо зададите своей организации». В своей книге Питер Друкер предлагает стратегическую концепцию организации, основанную на его теории управления, в виде пяти вопросов, которые должны улучшить работу любой организации (некоммерческой, государственной или коммерческой). Эти пять простых вопросов, на которые не всегда легко дать ответ:


1. Какова ваша миссия?

2. Кто ваш клиент?

3. Что ценит ваш клиент?

4. Каковы результаты вашей деятельности?

5. Каков ваш план достижения поставленных целей?


Ответы на эти пять вопросов должны помочь любой организации найти свое направление и начать действовать на нем.

В 2002 году Джоан Магретта (Joan Magretta, автор многих работ по стратегическому управлению, старший научный сотрудник Института стратегии и конкурентоспособности в Гарвардской школе бизнеса), написав о важности бизнес-моделей и комментируя пять вопросов Питера Друкера, сказала, что бизнес-модели — это «истории, объясняющие, как работают предприятия». Для нее бизнес-модель рассказывает логическую историю, объясняющую, кто ваши клиенты, что они ценят и как вы будете формировать ресурсную базу при обеспечении этой ценности.

Бизнес-моделирование ценно тем, что оно учитывает все успешные практики бизнеса, существовавшие до определенного момента, и позволяют на основании этого создавать новые, учитывая временные особенности. Новая бизнес-модель может в результате работы дать новый продукт или услугу или найти лучшие способы (процессы) изготовления продукта и его доставки вашему клиенту.

На протяжении первой декады XXI века было дано множество определений бизнес-модели. Но для сопоставления коммерческого и некоммерческого секторов отметим «Стратегические карты» Нортона и Каплана, которые были процитированы в предисловии. Они определили четыре ключевых блока, которые организация должна рассмотреть для описания модели своей работы: обучение и рост, внутренние бизнес-процессы, клиенты и финансовые аспекты деятельности; исходя из этого были созданы бизнес-модели для некоммерческого и государственного секторов.


Целью исследования было проанализировать устойчивость организации с точки зрения стратегического менеджмента и сформулировать основные блоки организации, работа с которыми формулирует возможности быстро адаптироваться и реагировать на риски, чтобы поддерживать непрерывные бизнес-процессы, быть более надежным партнером и обеспечивать развитие, что актуально для культурного сектора в наши дни: исполнение миссии и доведение деятельности до высоких стандартов, которые являются оптимальными для аудитории и посетителей, меценатов и спонсоров, доноров и патронов.

Но тем не менее одним из самых популярных определений термина «бизнес- модель» является определение, предложенное Александром Остервальдом и Ивом Пинье: «бизнес-модель описывает ценностное предложение, которое организация предлагает своим клиентам, и иллюстрирует возможности и ресурсы, необходимые для создания этой ценности, формирования устойчивых потоков доходов и контроля над затратами». Главное достижение заключается том, что Остервальд и Пинье создали очень простую форму визуализации — шаблон бизнес-модели (Business model canvas), которая помогает легко анализировать основные блоки бизнес-модели и адаптировать их для отдельной организации.

Как отмечалось ранее, для некоммерческого сектора характерна сильная ресурсная зависимость, потому что для большинства из них нет возможностей доступа к открытым рынкам финансирования. Поэтому организациям, работающим в секторе культуры, очень важно обратить внимание на финансовую устойчивость в процессе создания или переформатирования бизнес-моделей, а именно способы финансирования и обеспечения ресурсами, сочетание государственного и частного капитала, а с другой стороны — обеспечить рост доходов, полученных от дополнительных видов деятельности, или оптимизировать издержки своей организации, что связано с выбором стратегии, и в этом случае особый интерес представляют следующие три блока: ключевые ресурсы, структура доходов и расходов и создание ценностного предложения.

Шаблон бизнес-модели объединяет все элементы и создает общий доступный описательный язык. Еще одна причина выбора этой модели заключается в том, что специалисты в сфере культуры высоко оценивают аналитическую ценность модели, она используется не только для построения, но и для описания, анализа и формализации существующих бизнес-моделей. Концепция учитывает особенности различных организаций, в том числе и некоммерческих, делая акцент на потребительские ценностные предложения, учитывает «подвижность» среды и постоянное обновление как потребительских сегментов, так и форм взаимоотношения с клиентами, потребителями, ключевыми партнерами.

Шаблон бизнес-модели (Business model canvas) состоит из 9 ключевых блоков и двух дополнительных, которые являются актуальными для некоммерческого сектора.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.