электронная
100
печатная A5
341
12+
Битвы на улице Красной

Бесплатный фрагмент - Битвы на улице Красной

Объем:
132 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-1157-4
электронная
от 100
печатная A5
от 341

Предисловие ко второму изданию

Книга «Битвы на улице Красной» вышла в свет в далеком 1998 году в краснодарском издательстве «Флер» немалым тиражом. Десять тысяч экземпляров почти мгновенно разошлись по рукам и библиотекам. Однако, не смотря на это, в наши дни она — настоящая редкость. Даже у автора остался один единственный экземпляр, и тот с допечатными правками.

А вот вопросы, затрагиваемые в книге, и в наши дни не исчезли и не утратили своей актуальности. Не говоря уже про то, что данный труд будет интересен и с точки зрения изучения механизмов власти изнутри, и в историческом аспекте постсоветской политической жизни Краснодарского края.

Далее, начиная со сведений об авторе, текст книги приводится без правок, в полном соответствии с изданием 1998 года.

Об авторе книги

Александр Травников — один из самых известных кубанских политиков. Его восхождение на политический Олимп, с одной стороны, было стремительным. С другой стороны, оно достигнуто благодаря упорному труду и постоянному стремлению к самообразованию. В одном из последних номеров «Аргументов и фактов» заместитель губернатора Краснодарского края Николая Кондратенко, наш краевой «министр финансов» Валерий Яро­шенко назвал Александра Травникова одним из самых профессиональных депутатов. Само словосочетание «депутат Травников» является очень популярным среди избирателей.

Немного биографических данных. Александр Игоревич Травников родился 10 октября 1958 года в городе Краснодаре. Окончил краснодарскую среднюю школу №42. Служил в разведроте ВДВ Одесского военного округа, затем — в КГБ СССР. За обеспечение государственной безопасности во время проведения московской Олимпиады-80 награжден грамотой Председателя КГБ СССР Ю.В.Андропова.

Образование высшее, в том числе и юридическое. Закончил аспирантуру Института востоковедения Российской Академии наук. Решение о его зачислении в аспирантуру принимал лично директор Института Е. М. Примаков, нынешний премьер-министр России. Александр Травников — кандидат исторических наук. Тема диссертации: «Социально-экономические проблемы развивающихся стран Юго-Восточной Азии» — знаменитых дальневосточных «тигров».

Преподавал философию в Краснодарском политехническом институте.

В политической жизни Александр Травников стал принимать активное участие с августа 1991 года. Создал департамент внешнеэкономических связей и контрольно-аналитическое управление администрации Краснодарского края и руководил ими. В кабинете тогдашнего кубанского премьера Николая Егорова был одним из самых молодых членов правительства.

В 1994 году на первых всеобщих выборах новых законодательных и представительных органов власти Александр Травников избран «двойным» депутатом — Законодательного собрания Краснодарского края и городской Думы Краснодара. В городскую Думу через два года переизбран второй раз. Оба раза — от знаменитой краснодарской Пашковки. В Законодательном собрании является заместителем председателя комитета по экономике и бюджету. Автор ряда законов и программ, о многих из которых вы прочтете в этой книге. Лидер Межрегиональной социалистической партии.

Александр Травников является автором ряда книг, в том числе научных трудов и политических бестселлеров, таких, как «Социально-политическая роль армии в Малайзии», «Вооруженные силы в Индонезии», «Неприкосновенными могут быть только статьи бюджета», «Закон един для всех», «Коса Тузла: перечисленная территория», и ряда других. Автор документального фильма «Коса Тузла: украденная территория». Является ведущим телепередачи МТВ «Охота на волков». Кстати, недавно в эфир вышла сотая «Охота».

Занимается спортом. Имеет черный пояс по каратэ. Александр Травников — президент Ассоциации спортивных и боевых единоборств. Автор ряда учебников по каратэ.

Владеет четырьмя иностранными языками, в том числе малайским и индонезийским.

Женат, имеет трех дочерей.

Предисловие

ПОЧЕМУ Я РЕШИЛ НАПИСАТЬ ЭТУ КНИГУ

Подходят к завершению полномочия депутатов Законодательного собрания Краснодарского края первого созыва.

Самое трудное — определиться, как отчитаться перед избирателями.

Раньше все было просто: депутат выступал перед избирателями, ему специально собирали трудовые коллективы, он ездил по заводам и от­читывался. С него при этом особо не спрашивали. И ему волноваться было не о чем: выборы были безальтернативными, кандидатов подби­рали по анкетным данным и за него голосовало 99,99 процента.

В общем, он мог отчитаться о проделанном, ничего не сделав, и ему это бы сошло с рук, так как все можно было списать на общие сложности.

В то время работа депутата заключалась только в одном — сидеть, протирать штаны и вовремя поднимать руку. Лучшим депутатом был тот, кто умудрялся не заснуть на тех или иных торжественных заседаниях или сессиях. И по случаю произнести торжественную речь во славу дорогого имярек, благодаря которому «прошла зима, настало лето».

А сегодня работа депутата совсем другая. Во-первых, не избиратели теперь к нему должны приходить, а он — к ним. Во-вторых, теперь никто за него законы не напишет и постановления тоже. Все это депутат должен делать сам. Плюс работа в комитетах. Словом, если раньше депутат был «роботом», которому нужно лишь вовремя поднять руку, то сегодня он должен работать. Для этого у депутата есть помощники. У меня, к примеру, 280 помощников. Без такого количества людей я просто не смог бы работать: ни избирателей принимать, ни оценить работу какого-либо предприятия, ни подготовить нормативные акты.

В связи с этим вот о чем хочется сказать. Когда нас избирали депутатами, у нас было одно общее представление, что и как мы должны делать. Но когда прошло четыре года, выяснилось, что все работали по-разному. Кто-то одновременно успел побывать в крупных начальниках и заняться приватизацией в городе Краснодаре, кто-то успел создать фонды своего имени, кто-то успел снять с себя судимости, которые понаполучал очень и очень давно. То есть депутаты занимались совершенно разными вещами. И у каждого теперь свой «капитал».

Я, например, имею несколько своих собственных авторских законов, таких, как Закон о дорогах, Закон о железнодорожных перевозках в Краснодарском крае, о банковской деятельности, четыре бюджета в городе Краснодаре, четыре бюджета в Краснодарском крае, принятие Устава города Краснодара, который практически имеет только косметические изменения, и по этому Уставу живет огромный город. Пришлось целую операцию проводить, как принять Устав города Краснодара, чтобы состоялись и выборы мэра, и выборы нового депутатского корпуса.

За эту всю работу я и решил отчитаться.

Другой возможности отчитаться перед избирателями, кроме как на­писать книгу, о том, что сделано, я просто-напросто не вижу. Чтобы ска­зать правду о том, что происходит в высших кругах власти, а также рас­сказать о депутатской деятельности, что называется, в процессе. Боль­шинство людей думают, что здесь есть какие-то тайные законы. Есть какие-то тайные знаки, тайные способы, которыми не владеет простой человек, которые для него скрыты за семью печатями. Я хочу открыть секрет. Он — в том, что действительно существует эта тайна. То, что лежит на поверхности, на 90 процентов не соответствует тому, что про­исходит на самом деле. Когда люди голосуют или делают что-то, как пра­вило, за этим стоят подспудно чьи-то коммерческие интересы. Эти инте­ресы достигают подчас нескольких миллионов долларов. Я готов открыть эти тайны. Избиратель, голосуя за нас, должен знать, какими мотивами, кто и как руководствуется при принятии решений. Думаю, что рассказ об этой тайне будет интересен всем.

Я выбрал совершенно разные истории, касающиеся разных сторон депутатской деятельности. Это и рассказы о том, как удавалось пробить решение острейших социальных проблем, и воспоминание о битвах во­круг финансовых вопросов. И кухня — как и что у нас, на политическом Олимпе, делается.

Исторически так сложилось, что центром политической борьбы в Москве является Красная площадь, а в Краснодаре — улица Красная. Начиная со времен основания города именно здесь располагалась власть. В советские времена это были крайкомы, горкомы и исполкомы. В наши дни на Красной находятся здания Законодательного собрания Краснодарского края, краевой администрации, мэрии города и город­ской Думы. В их коридорах, кабинетах, залах заседаний ежедневно про­исходит множество событий: пишутся законы и постановления, ведутся ожесточенные дебаты по острым социально-экономическим вопросам, сталкиваются мелкие и крупные амбиции. Обо всем этом я написал в своей книге, которую вы сейчас держите в руках. Так ее и назвал: «Бит­вы на улице Красной».

А начать решил не со зрелищ, а с главного — с хлеба, то есть расска­зать о том, как депутаты и исполнительная власть пытаются рулить эко­номикой. Но перед этим вам предстоит прочитать еще одну предваря­ющую главу — «О лозунгах». Лозунги, как вы видите, в нашей жизни ре­шают многое.

О лозунгах

Некоторые идеи некоторым людям просто невозможно втолковать. Поэтому самое лучшее — придумать какой-нибудь лозунг «на злобу дня». И потом на него как на шампур нанизать мясо, помидоры, что-либо еще. Вот возьмем, например, такой лозунг, как «Неприкосновенность статей бюджета». Мы знаем, что в наше время секвестр, то есть сокращение, распространяется на весь бюджет. Но нельзя сокращать ассигнования на здравоохранение, на социальное обеспечение, на образование. Мы под эту идею и придумали лозунг «Неприкосновенные статьи бюджета». Или, например, другой лозунг: «Закон един для всех!». Под ним можно обосновать любой юридический вопрос. Что мы и делали. Мы говорили, что закон един для всех. Есть закон о депутатах, есть закон об ответственности глав, есть закон об импичменте Президента. Значит, все должны руководствоваться законом. Не должно быть депутата умного, хорошего или дурного. Все перед законом равны.

Или лозунг «Краснодар — не дойная корова!». Когда я опубликовал свою статью под этим лозунгом в газете «Краснодарские известия», то все смеялись. Но потом увидели, какова реальность. В крае 49 районов и городов. Они делятся на тех, кто зарабатывает деньги, и тех, кто тратит их из общей казны. В начале моей депутатской деятельности у нас было 15 районов и городов-доноров. Через год их стало девять. Потом — четыре. Сегодня осталось три. Это Краснодар, Новороссийск и Туапсе. Налицо — тенденция к сокращению. Чем меньше доноров остается — тем больше нагрузка на каждый их них. Вот я выступил и сказал, что Краснодар — не дойная корова! Краснодару оставили одну треть от того, что он зарабатывает. А где ему взять деньги на канализацию, где ему взять деньги, чтобы не затапливало, чтобы улицы были освещены, чтобы людям пенсии выплатить? Вот мы и придумали лозунг, и он прижился.

Или лозунг, который звучит так: «Нужно делать не как лучше, а как нужно!». Существует естественное стремление к чему-то хорошему. Но даже в Священном писании сказано, что благими намерениями дорога в ад вымощена. А мы своих избирателей не должны тащить в ад. Мы должны своим избирателям обеспечить то, что им обещали, то, что нужно, а не то, что кому-то кажется лучше.

Лозунг «Народ достоин знать правду!». Когда стал вопрос, какие банки будут валиться, а какие останутся, я придумал лозунг, что народ достоин знать правду, и потребовал, чтобы каждый банк был прозрачен. Мы выдвинули также лозунг «Прозрачность банков». И «Коммерсант-дейли» написал об этом, и в краевой прессе я выступил. И в Законодательном собрании я рассказывал, что банки нужно сделать «прозрачными». Каждый человек должен знать, сколько у банка денег, и сколько туда наши вкладчики отнесли этих денег, и что если завтра банк займется рискованной кредитной политикой, то ему нечем будет расплатиться с кредиторами. И закончится все тем, что будет бунт.

А после этого я выдвинул лозунг о том, что и бюджет должен быть «прозрачен». Вначале и в городе, и в крае принимали общий бюджет. Предположим, выделяют деньги скопом и на сельское хозяйство, и на развитие промышленности. Мы потребовали, чтобы бюджет был прозрачным. А это означает, что каждая строка бюджета по каждой отрасли должна расшифровываться. Сколько денег нужно на районную больницу? Сколько на школу? И так далее. Более того — бюджет нужно целиком публиковать в средствах массовой информации, чтобы люди знали. Сегодня мы это уже воспринимаем как данность. Хотя четыре года назад никому и в голову не приходило публиковать бюджет.

Не менее знаменитым стал лозунг «Интересы избирателей нужно не представлять, а защищать!». Произошло это благодаря плакату, на котором я изображен с гранатометом. Все говорят: «Я представляю интересы избирателей!» А потом ограничиваются тем, что просто поднимают руку «за» или «против». Как правило, «представление интереса» ни в чем больше не выражается. Но давайте задумаемся: можно ли представлять интересы бабушки, которая не получает пенсии? Эти интересы нужно только защищать. И при этом нужно драть глотку и ругаться со всеми, требовать от больших начальников, чтобы люди регулярно получали зарплату, пенсии и социальные пособия.

К примеру, пришли представители завода ХБК (ныне именуемого АО «Югтекс»), которые бастовали из-за того, что им зарплату не платят. Десятки машин продукцию «Югтекс» вывозили при этом за границу. За нее доллары там заплатили, а зарплаты как не было, так и нет. Что нужно было делать? Нужно было пойти и вместе с рабочими принять участие в этой забастовке. Силой заставить директора разговаривать с рабочими. Это только сегодня шахтеры дошли до таких методов, а тогда лишь я, имея депутатскую неприкосновенность, мог помочь рабочим. Рабочих не пускали на свой собственный завод. Я как депутат пришел защищать их интересы. Просто выбил дверь, провел рабочих делегатов и буквально посадил директора «Югтекса» за стол переговоров с забастовщиками. С людьми, не получавшими зарплату, которую они заработали.

Есть еще интересы моих избирателей-пашковчан. Как можно представлять интересы людей, которых затопило? Можно только защищать, требовать, чтобы их освободили хотя бы от земельного налога.

Лозунг «Интересы нужно не только представлять, но и защищать!» получил свое продолжение в другом лозунге — «Неприкосновенными могут быть только статьи бюджета!». Не может быть неприкосновенного должностного лица, который не выполняет свой долг. У депутата есть право — выступать по всем существующим проблемам и задавать вопросы любому должностного лицу. И если лицо это не право, критиковать и заставлять его делать так, чтобы реально защищать интересы избирателей, а не абстрактно их представлять. Неприкосновенными не могут быть должностные лица, неприкосновенными могут быть только статьи бюджета, которые направлены на социальное обеспечение, на здравоохранение, на образование, на выплату пенсий, детских пособий. А все остальное можно трогать. Все остальное можно критиковать, все остальное можно ставить под сомнение.

Еще один лозунг: «То, что хорошо для Краснодара и Кубани, хорошо для избирателей!». Невозможно сделать так, чтобы было всем хорошо, а конкретному человеку было плохо. Хорошо Иванову, получает он пенсию — значит, и всей стране хорошо. Получает Петров зарплату — и всем хорошо. Имеет Сидоров работу — и Сидорову хорошо, и его семье хорошо. Каждому жителю города Краснодара будет хорошо, когда крыша в доме у него не будет протекать, вода не будет капать ему за шиворот, когда он не будет ходить по колено в воде, потому что канализация сделана 80 лет назад, — тогда и всем будет хорошо. Кубань будет давать миллион тонн и риса, и хлеба — и всей России будет хорошо.

Лозунгов я придумал очень много. И теперь они продолжают жить уже своей самостоятельной жизнью, в отрыве от меня. Сегодня многие просто начинают использовать эти лозунги. Появляются один за другим лозунги «Краснодар — не дойная корова!», «Неприкосновенными могут быть только статьи бюджета!». Их авторство при этом приписывают кому-то другому. Ну и ладно, лишь бы только заполняли эти лозунги сутью.

В моду входят не только мои лозунги, но и некоторые слова и выражения. Например, «концепция бюджета». После того как Николая Конд­ратенко избрали губернатором, через некоторое время мы на сессии рассматривали бюджет. В своем выступлении я сказал:

— Николай Игна­тович, нужно, чтобы была концепция бюджета, то есть нужно рассматривать не отдельно каждую строчку и цифру, а рассмотреть концепцию: что нужно развивать, куда надо в первую очередь направить деньги.

Николай Игнатович возразил:

— Вот тут иностранные слова Травников произносит. Нечего, мол.

И что же? Прошел год. Николай Игнатович представлял второй бюджет за время своего губернаторства. И через каждое слово говорил: мы здесь представляем концепцию поддержки малоимущих, здесь мы представляем концепцию поддержки сельского хозяйства.

Я его спрашиваю:

— Николай Игнатович, так что, слово «концеп­ция» все-таки понравилось?

Он говорит:

— Конечно. Концепция же нужна, как без нее?

Жалко только, что хорошие лозунги очень долго претворяются в жизнь. Мы ведь их придумываем не для красного словца, а для людей. Чтобы было более доходчиво и понятно депутатам, чего и как мы добиваемся. Мы не делаем цитатник Мао Цзэ-дуна красного цвета, где говорится, что винтовка рождает власть, или в одной сабле больше власти, чем в десяти тысячах книг. Мы придумываем реальные лозунги, которые нам помогают защищать конкретные интересы избирателей, а не представлять, как это делают некоторые мои коллеги.

Энергосберегающие технологии

В коридорах власти принимается много законов и постановлений, которые так или иначе касаются экономики.

В деятельности Законодательного собрания много парадоксов. Ра­зительно за последнее время поменялось отношение депутатов к тем или иным вопросам. Если это вопрос не о предоставлении гарантий, если это вопрос не о повышении заработной платы самим депутатам, не о предоставлении каких-то дополнительных льгот и привилегий, то он, как правило, не проходит.

Так получилось и с постановлением об энергосберегающих техноло­гиях. Древнегреческий философ Диоген говорил, что у каждого челове­ка, если он что-то хочет получить, есть два пути. Увеличить свои воз­можности или уменьшить потребности. Увеличить свои возможности в области энергетики в кризисный период практически невозможно. Зна­чит, нужно уменьшить свои потребности. Весь мир, когда разразился энергетический кризис, пошел по этому пути: стал производить машины, которые меньше потребляют бензина. В эпоху нехватки электричества появились лампочки, которые потребляют меньше электроэнергии. Стали делать принципиально иные электростанции.

За полгода до окончания деятельности депутатского корпуса перво­го созыва я вышел с предложением принять постановление об энерго­сберегающих технологиях. В чем его идея? Она заключается в том, что­бы внедрять не просто трубы, а трубы, стационарным способом сохра­няющие тепло. Поразительно, но это постановление для начала прова­лили.

Боролись же мы за то, чтобы максимально использовать солнечную энергию. Получается так, что мы приезжаем за границу, а там стоят баки с водой и нагреваются на солнце. Там стоят солнечные батареи, произ­веденные, между прочим, не где-нибудь, а в России. Краснодарский за­вод «Сатурн» является здесь мировым лидером. Ему заказывают сол­нечные батареи из Англии, Франции, Израиля, Германии, а мы не пользу­емся этими возможностями. Для решения проблемы нужно было только принять постановление — причем такое, какие были при коммунистах: о распространении опыта работы. Тот, кто внедряет новые энергосбере­гающие технологии, получил бы чисто моральную поддержку. Но ничего подобного не произошло. Все проголосовали против. Почему? А просто некогда было депутатам. Пусть электроэнергии тратится на 40—50 про­центов больше. Лишь бы другие вопросы решались: кредиты, зарплата и прочее.

А ведь энергетический дефицит — одна из сложнейших наших крае­вых проблем. И ее мы, избиратели, ощущаем ежедневно.

Лес

Еще одна краеугольная проблема кубанской экономики — лес.

Лес — наше богатство, его надо беречь от огня. Можно смеяться над тем, что я тут опустился до такой банальности. Но ситуация с лесом сложилась серьезная. В Чечне и Дагестане весь лес вырубили. В Сибири есть лес, но хвойный. А вот тех пород, которые произрастают в Краснодарском крае, почти нигде нет. Огромные, можно сказать мировые, запасы каштана, дуба, граба, железного дерева и других пород, а их — десятки наименований, — и все это произрастает только в Краснодарском крае.

В чем особенность леса? Дуб сажают сегодня, а вырубить его можно только через 90 лет. А дерево, которое мы срубаем сегодня, посажено, соответственно, не нами. Поэтому лес нужно охранять особыми законами, иначе без этого богатства останутся наши дети и внуки.

Когда мне предложили заняться проблемами леса, то выяснилось, что мое представление о том, как обезопасить кубанский лес от вывоза за границу, в корне отличается от той концепции, которая предлагалась раньше. При Советской власти все работали таким образом: выпустят постановление о запрете вырубки и вывоза леса, а сами потом на этом делают огромные деньги, так как нужно получить специальные разрешения на то, чтобы вырубить определенное количество леса или выбить квоты. И на этом кто-то очень круто зарабатывает. Чем больше было запретов, тем больше обогащались ведомственные чиновники. Словом, систему нужно было менять в корне.

Я подумал и нашел экономический рычаг. В итоге мы впервые ввели так называемую попенную оплату. По пням, то есть. Срубили — платите. И отдали это на откуп районам. Мы определяем только общее количество леса, сколько можно вырубить. То есть лес, которому уже столько лет, что возможно рубить, чистить необходимо. А потом на его месте вырастут новые лесные богатства.

Ввели эту попенную оплату. Хочешь вывезти лес — вот и получаешь сразу квоту и платишь за нее. За каждый пенек. Срубил дерево, оставил пенек — заплати за него. В результате действия этой концепции, которую я внедрил, в бюджете впервые мы получили статью дохода за лесные богатства — один миллион долларов в год. Раньше этого не было. Более того, мы еще дополнительно получили миллион дохода на то, чтобы восстанавливать лесные богатства. То есть на возрождение леса мы не взяли средства у пенсионеров, учителей и врачей, а заработали их. И еще, один миллион долларов получили местные бюджеты, потому что их отдали не в центр, где сидел чиновник, который мог за взятки выписывать этому столько-то дуба, этому столько-то. А вот если бы пошли по пути запретов — то обогатился бы на этом всего-навсего чиновник. Пошли по нашему пути — и лес и впрямь стал нашим богатством.

Но есть здесь одна неразрешимая проблема. Дело в том, что таможня нам не подчиняется. А у таможни нет никаких препятствий для вывоза российского леса. И, к сожалению, Россия не понимает, что есть разница между хвойным лесом и лесом ценных пород, из которых потом делают мебель не у нас, а в Германии, в Турции. Весь мир делает мебель из нашего леса, потому что он очень дорогой и очень хороший, а потом ввозят нам готовую продукцию. Только когда нашу мебель вывозят, с нас они дерут огромные пошлины, а когда они ввозят к нам их мебель из нашего дерева, то пошлину не платят. Получается, они обогащаются, а мы — нет.

Турки благодаря нашему попустительству и туполобой политике обыкновенных запретов создали запасы минимум на три года. Но сегодня у турок, слава Богу, начинают эти запасы иссякать. И они привезут нам эти деньги, заплатят за развитие нашей экономики.

По крайней мере, за развитие лесного богатства мы деньги не берем у кого-то, а зарабатываем сейчас сами. Но что будет дальше? К сожалению, все еще зависит от чиновников. Может, им денег не хватит на зарплату, и опять тогда они начнут решать свои вопросы путем политики запретов. Ведь известно: запрет для того и вводится, чтобы потом в виде исключения за определенную мзду его нарушать.

Спорт

Спорт у нас любят и мэры, и пэры, и сэры, и депутаты, и эсеры, и коммунисты, и октябристы. Все любят, но каждый — по-своему. Например, некоторые особенно любят:

а) поехать за границу вместе с какой-нибудь командой;

б) вручить медали, чтобы нарисоваться и показать себя в народе.

А о том, что спорт — это огромная работа, что у него есть своя экономика, почти никто не хочет думать. Более того, весь парадокс заключается в том, что во всем мире спорт — это довольно прибыльный бизнес. Люди на нем зарабатывают миллиарды. Так везде, но только не у нас. У нас деньги в спорт не вкладываются. А если не вкладывать деньги, как потом можно получить прибыль?

Когда спорт в крае был уже практически на грани разорения, нужно было срочно придумать какую-то идею, которая бы его спасла. Я предложил идею в виде трехпроцентного освобождения от налога. В чем же она заключалась? Дело в том, что в экономике существуют два механизма, два рычага, с помощью которых можно что-то развивать. Первый — это дать денег, то есть дотировать. Но это не всегда эффективно. А второй — это освободить от налогов. С одной стороны, если спорт не приносит сегодня прибыли и даже не в состоянии прокормить самого себя, значит, нужно освободить его от налогов, чтобы он мог существовать хотя бы для себя, жить самостоятельно.

Большинство предприятий так или иначе деньги на спорт давало, но их надо было легализовать, чтоб они шли именно на развитие спорта. И причем легально. И тогда я придумал так называемые три процента: любое предприятие Краснодарского края освобождалось от налогов в части денег, направляемых на развитие физкультуры и спорта, особенно детской физкультуры и спорта, но не более трех процентов. Это сумма не очень большая, однако и ее оказалось достаточно для того, чтобы футбольная команда «Кубань» не развалилась, а имела возможность существовать, чтобы женский гандбольный клуб «Кубань» победил всех и вся, а наши легкоатлеты смогли принять участие в российских соревнованиях. Я уже не говорю о международных.

Эти три процента были единственным рычагом, который позволял спорту существовать. К сожалению, закон действовал всего два года. Через два года пришли к выводу: лучше будем давать дотацию. В чем разница? В том, что когда дают дотации, то чиновник определяет, кому дать, кому не дать, какой вид спорта хороший, а какой плохой. Если чиновник любит играть в бильярд, то все будут играть в бильярд, потому что деньги пойдут на бильярд, или бадминтон, если ему понравится этот вид спорта.

А когда шли по пути, предложенному мною, спортсмены сами работали, сами добывали эти деньги, договаривались с предприятиями о рекламе, о какой-то спонсорской помощи. Спортсмены только-только начали подниматься. А потом мне сказали:

— Травников, мы сами будем заботиться о спорте, будем давать дотации, то есть будет сидеть добрый чиновник, и кто этого чиновника любит, тому он деньги даст.

В результате «Кубань» играет все хуже и хуже. Гандбольная «Кубань» заняла второе место, а могла занять первое. В общем, свободное экономическое развитие всех видов спорта поменяли на дотационное. Стали все делать по старинке. Каков результат? Представьте себе: три миллиона долларов отдадут «Кубани», а «Кубань» вылетит из высшей лиги. И тогда возникнет вопрос: куда делись деньги? Ради чего их выделяли?

Самое печальное в этой истории то, что многие не увидели сути экономического рычага решения проблемы, не стали дожидаться результатов. Вернулись к дотациям — способу более удобному тем, кто сидит в чиновничьих креслах. В итоге — пострадало дело. И избиратели. Ведь большинство из них — спортивные болельщики.

Электрички

У нас совсем немного депутатов, которые имеют свои собственные, авторские законы. И среди них — я. Один из самых первых моих авторских законов — это закон о железнодорожных перевозках в Краснодарском крае. Дело в том, что железная дорога в наше время столкнулась с множеством трудностей. Очень сильно повлиял распад СССР. Немало проблем оказалось и с электричками. А ведь электропоезда для нас имеют немаловажное значение. Это транспорт для садоводов, это возможность превратить такие города, как Усть-Лабинск, Горячий Ключ, Тимашевск, Туапсе и даже Ростов, чуть ли не в пригороды Краснодара. Сотни тысяч людей пользуются этим самым дешевым транспортом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 341