электронная
144
печатная A5
329
16+
Бирюза

Бесплатный фрагмент - Бирюза

Красивая и необычная история любви


5
Объем:
124 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-6058-7
электронная
от 144
печатная A5
от 329
До конца акции
5 дней

Посвящается моей подруге Юлии

вдохновившей меня на написание

этого романа и моим родителям,

благодаря которым я есть.

Это камень верности и счастья в любви, он привлекает к хозяину хороших друзей и желанные вещи. Бирюзу дарили в знак чувственного влечения, она была символом верной любви и, согласно поверьям, обладала способностью утешать сердца, разбитые несчастной любовью.

Глава 1

Меня зовут Джулия, мне 22 года. Я биолог и аспирант университета. Мои друзья считают, что мне очень повезло, так как меня, единственную из группы, выбрали для прохождения полугодовой стажировки в Вашингтонском университете города Сиэтл. Честно, мне до сих пор слабо верится в происходящее, может, когда я буду лететь в самолете, то окончательно поверю, но пока я живу словно во сне. Вообще, я не любитель приключений, всегда все стараюсь продумать наперед, чтобы не было никаких непредвиденных моментов. Но жизнь периодически подкидывает мне казусные ситуации.

И я совсем не смелая, как считают многие, и очень боюсь медведей, хотя и прожила с ними бок о бок в общей сложности семь месяцев. Это очень крупные и опасные животные. Мне до сих пор иногда снятся кошмары. Смотришь на них — кажутся неуклюжими, но им хватит одного прыжка, чтобы оказаться рядом с тобой. Но вместе с тем я их уважаю и люблю. Ох и время было интересное, как вспомню, так ностальгия охватывает. Это недавнее прошлое: студенческая жизнь, наши поездки на Камчатку, в Кроноцкий заповедник на мысе Козловского, вулкан Горелый… Природа там, конечно, потрясающая, холодная красота.

Что-то я отвлеклась, у меня впереди длинный путь и стажировка в Штатах. Об этом я могла только мечтать. И вот этот день настал.

Москва встретила меня аномально теплой погодой для конца октября: 10 градусов выше нуля, немного туманно и серо, влажно и по-осеннему приятно. Еще до прибытия в столицу я все рассчитала по времени, поэтому была совершенно спокойна. Выйдя из поезда на Павелецком вокзале, я попала в поток прибывших пассажиров, которые, сметая всё и вся на своем пути, спешили к метро. Собственно, мне тоже нужно было туда. Взяв поудобнее два своих чемодана, которые, к слову сказать, были тяжелыми и мешали мне быстро передвигаться, я побрела в общем потоке вместе со всеми, дабы не быть затоптанной толпой. Плюс ко всему у меня с собой был рюкзак и сумка с моим любимым фотоаппаратом, с которым я никогда не расставалась, где бы я ни была.

С трудом и не без потерь (мне оторвали пуговицу на куртке) я смогла добраться до эскалатора и спустилась в метро. Доехав по кольцевой до Белорусского вокзала, я пересела на аэроэкспресс, где мне удалось немного передохнуть.

Руки ужасно устали, сил почти не осталось, единственным моим желанием на тот момент было упасть на кровать и уснуть сладким сном. В поезде мне так и не удалось этого сделать: в соседнем купе всю ночь раздавался громкий храп пожилого мужчины. Я закрыла глаза всего на минутку, но на самом деле проспала всю дорогу до аэропорта. Меня разбудила улыбчивая соседка, кажется, китаянка или кореянка, я точно не уверена. Она трясла меня за плечо и тонким тихим голосочком всё приговаривала: «Wake up, wake up!»

Кажется, ей стало легче, когда я наконец-то открыла глаза и поняла, что нахожусь в аэроэкспрессе, а не дома, в своей постели под теплым одеялом. Иностранка облегченно вздохнула, помахала мне на прощание рукой и пожелала удачи. Я только и успела крикнуть ей вслед «спасибо», но, по-моему, она не поняла этого русского слова.

Вагон почти опустел, когда я собралась с силами и взвалила на себя свои чемоданы. В тот момент я уже успела их возненавидеть. И зачем я взяла с собой столько вещей? «Сама знаешь зачем, — вторил мне мой внутренний голос, — ты же летишь туда на полгода. Это тебе не две недели и не месяц!» «Хорошо, хорошо, уговорил», — на такой весомый довод мне нечего было возразить.

Аэропорт Шереметьево показался мне огромным, но только до того момента, пока я не увидела Нью-Йоркский. Мне нужен был терминал D. Я заранее изучила схему терминалов и знала, куда нужно было идти, к тому же в помощь тут повсюду указатели, поэтому заблудиться практически невозможно. Без проблем пройдя регистрацию на рейс «Москва — Нью-Йорк» и сдав чемоданы в багаж, я вздохнула с облегчением. Пока все шло по плану, можно было расслабиться и побродить по магазинам Duty Free. До вылета было еще достаточно много свободного времени.

Однако моя радость была преждевременной, жизнь решила мне подкинуть одну внеплановую ситуацию: мой рейс был перенесен на утро. Но знаете, иногда даже форс-мажор может привнести в нашу жизнь немало приятного. Как, например, в этот раз. Только я собралась расстроиться, что придется провести ночь в аэропорту на жестких сиденьях, в обнимку с рюкзаком и фотоаппаратом, как нам объявили, что всем пассажирам, чей рейс задерживается до утра, предоставляется бесплатная гостиница и вкусный ужин. Кстати, о птичках, кровать в номере оказалась огромной, белой и невероятно мягкой. Собственно, я как прыгнула на нее, так сразу и заснула.

Рано утром, без каких-либо задержек, нас привезли в аэропорт. Пройдя еще раз зоны контроля, все пассажиры заняли свои места. Я комфортно разместилась в салоне эконом-класса. От нашего самолета отъехал трап, и пилот стал выруливать на взлет. Самолет оторвался от земли, и началось мое путешествие в далекую Америку.

И вот уже приветливые стюардессы объясняют нам правила эвакуации, желают приятного полета, раздают наушники и пледы. Красота. Я должна радоваться, но мне почему-то грустно и одиноко, а может даже немного страшно. Смотрю в иллюминатор на голубое небо и белоснежные облака, вид потрясающий. Вот она небесная чистота, кристальная белизна, завораживающие бескрайние молочные пейзажи. На несколько минут я отвлекаюсь от грустных мыслей, а потом погружаюсь в воспоминания. В тот момент меня накрыло ощущение того, что моя жизнь стремительно меняется, как и я сама. Уже тогда я знала, что через полгода буду возвращаться домой абсолютно другой. Не то чтобы я изменюсь внешне, хотя и это не исключено, но изменится мой внутренний мир, возможно, мировоззрение. Готова ли я меняться? А вдруг мне там не понравится? Как я буду со всеми общаться, ведь мой английский весьма посредствен.

«Нужно было думать об этом раньше, когда соглашалась на поездку, — снова напомнил о себе мой внутренний голос. — Хватит негативно мыслить, во всем нужно уметь находить плюсы. Английский подтянешь, увидишь новые места, познакомишься с новыми людьми, приобретешь новый опыт и знания. А какая там лаборатория! Ты же сама говорила, что всегда мечтала работать в таких условиях, где все по последнему слову техники».

И то верно, не знаю, что на меня вдруг нашло. Все будет хорошо. Попросив принести мне апельсиновый сок, я откинула спинку кресла, вставила наушники в уши, укрылась пледом и стала смотреть фильм. Лететь предстояло девять часов.

Глава 2

Если в аэропорту Шереметьево мне все показалось легко и понятно, то в аэропорту имени Джона Кеннеди мне пришлось поплутать. Когда вокруг сплошь английская речь и все указатели только на английском, сориентироваться сложно, я вам скажу. Меня успокаивала мысль, что до следующего рейса оставалось в запасе три часа, из которых час я потратила на поиски терминала для регистрации на рейс до Сиэтла. Оставшееся время пролетело незаметно. Вокруг меня было все новое, непривычное, совершенно другие люди, за которыми было безумно интересно наблюдать.

Полет из Нью-Йорка до Сиэтла, штат Вашингтон, занял у меня почти шесть часов. Я была очень удивлена, но нас даже не покормили, хорошо, что я перекусила в аэропорту хот-догом.

Мне повезло, мое место было у окна, и я могла видеть открывающийся взору потрясающий вид на горы, утопающие в густом тумане. А когда самолет пошел на снижение, погружаясь в этот вязкий и плотный туман, мне стало немного не по себе. Казалось, он сейчас коснется верхушек величественных гор. Мы продолжили снижаться. Кроме белоснежных ватных облаков сплошной стеной в иллюминаторе ничего больше не было видно. И только когда до посадочной полосы осталось метров двести, туман рассеялся. Иллюзия возникала из-за географического расположения Сиэтла, который находится в низине, между гор, да и погода здесь зачастую туманная и влажная.

Мой сосед с краю, типичный тинейджер, на протяжении всего полета пытался завязать со мной разговор, но мне было совершенно не до него. Я сказала ему стандартную фразу, что не знаю английского и не понимаю его. Только после этого он отстал и стал приставать к девушке, сидящей через проход от него.

К концу полета я чувствовала себя вконец измученной и уставшей, хотелось отдохнуть, к тому же разница во времени давала о себе знать. Здесь был день, а по моим биологическим часам — ночь.

Самолет прибыл без опозданий — подали трап. Мое сердце замерло, я сделала первый шаг навстречу своей мечте. Вот он — Сиэтл — пункт моего назначения и проживания в ближайшие полгода. В аэропорту меня встречала семья, в которой я буду жить на время прохождения практики. Глава семейства, Джон Ридли, держал высоко над головой табличку с моим именем. Рядом стояла его жена, Саманта, миловидная женщина, и две девочки: Линда пяти лет и Джема восьми. Выглядели они доброжелательно, это уже радовало. Мы с ними были уже немного знакомы, так сказать, заочно: переписка, общение по скайпу. Они были представителями обычной среднестатистической американской семьи: глава семейства возглавлял отдел продаж в одной холдинговой компании, жена — домохозяйка. Несколько раз в год обязательно выбирались куда-нибудь отдохнуть всей семьей. В общем, на меня они произвели впечатление жизнерадостных, позитивных и милых людей.

Не буду долго утомлять вас своими рассказами, как я устроилась, скажу только одно: в доме Ридли мне выделили отдельную комнату на втором этаже с чудесным видом из окна. Девочки приняли меня тепло и радостно. Мне у них все нравилось. Главное, у меня будет круглосуточная языковая практика и я смогу быстрее выучить английский настолько, чтобы не теряться и понимать все, что мне говорят, давая достойный ответ, а не примитивный набор слов.

Началась новая жизнь…

Глава 3

Проходить стажировку мне предстояло в научно-исследовательском центре рыболовства Аляски, или Alaska Fisheries Science Center. Этот центр является филиалом Национального управления океанических и атмосферных явлений. Иными словами, в этой огромной лаборатории проводятся исследования всевозможных морских представителей в прибрежных районах океана у берегов Аляски и западного побережья Северной Америки.

Миссией Научного центра Аляски является планирование и разработка научно-исследовательских программ, которые помогают сохранению живых ресурсов в регионе, а также регулируют качество окружающей среды, необходимое для их существования.

И в этом невероятном месте мне предстояло работать. Да я могла о таком только мечтать!

Немного расскажу о самой лаборатории, в которой мне предстояло пройти практику.

Лаборатория располагалась на нижних этажах огромного офисного центра, в ней занимались изучением как морских млекопитающих: касаток, морских котиков, голубых китов, сивучей, так и других обитателей морей и океанов. Лаборатория была огромной, и каждый сектор в ней занимался чем-то определенным. Был даже отдел, куда привозили только что выброшенных на берег китов и дельфинов, где у них брали анализ на биопсию тканей, кровь и исследовали кишечник. Помимо всего прочего там были ученые, занимающиеся изучением срезов зубов, по которым определяли возраст млекопитающих и устанавливали их родственные связи.

Все в лаборатории обустроено по последнему слову техники. Ученые используют в своих исследованиях специальные микроскопы, о которых я только читала в научных журналах. В России мне с таким оборудованием не довелось не только работать, но и лицезреть его.

В научном центре мне показали помещение, в котором хранились различные останки млекопитающих. Меня очень поразили эти материалы, особенно китовые черепа. Это небольшое помещение напомнило мне палеонтологический музей.

В первые дни я смогла познакомиться с большинством сотрудников центра. Все учёные были разные, но их объединяла одна страсть: изучение морских обитателей.

Коллектив оказался доброжелательным и приветливым. Коллеги с пониманием отнеслись к моим скромным познаниям в английском языке, стараясь первое время говорить медленнее и выбирая более простые слова, чтобы мне было понятно.

Уже через месяц мои познания в английском языке настолько улучшились, что я могла бегло разговаривать и все понимать, не чувствуя себя неловко в компаниях.

Дни пролетали незаметно, у меня появились новые друзья, с которыми я могла проводить выходные, работа нравилась все больше: мои исследования были интересны и увлекательны. В общем, я была счастлива и довольна, жизнь моя протекала размеренно и спокойно, пока со мной не приключилось следующее.

Глава 4

Приближался канун Рождества, город изменился до неузнаваемости, словно невидимая волшебная сила пронеслась по всем улицам и переулкам, заглянула даже в самые отдаленные районы города. Все готовились к Рождеству! Это что-то невероятное, я вам скажу. У нас в России такого нет, а тут все считают своим долгом украсить дом, квартиру, витрины магазинов, парки, скверы и площади. Все вокруг преображается, становится сказочно красивым, как в фильмах.

Оказалось, ежегодно наш научно-исследовательский центр снимал для своих сотрудников домик в Аспене на все рождественские каникулы. Правда, ездили туда не все, в основном одинокие, кому не с кем было провести праздник или у кого были не очень хорошие отношения с семьей. Я, недолго думая, тоже решила поехать, тем более что всегда хотела попробовать научиться кататься на горных лыжах. А тут такая возможность!

Народу набралось человек двадцать, многие из которых ехали уже не в первый раз. Я очень ждала эту поездку, заранее предвкушая чудесный отдых, о котором так мечтала.

Но с самого начала все пошло наперекосяк. Во-первых, по приезду на место выяснилось, что наш дом оказался уже сдан другим по причинам, неведомым даже персоналу курорта. Во-вторых, всех расселили по разным отелям, так как мест было катастрофически мало. В-третьих, мне «повезло» больше всех, потому что я одна осталась непристроенная, на меня не хватило номера! Но всем до этого не было никакого дела, ведь они-то уже преспокойно разбирали свои вещи, принимали горячую ванну, собирались на гору кататься. А я угрюмая сидела в холле одной из гостиниц и ждала, когда же решится моя судьба или один из менеджеров отеля подойдет и скажет мне извиняющимся голосом: «Извините, мисс, мы так и не смогли найти свободного номера, поэтому вам придется покинуть отель. Мы приносим вам наши глубочайшие извинения за причиненные неудобства. Такси доставит вас в аэропорт». Но и тут произошло все иначе, чем я ожидала.

Спустя где-то часа два моего ожидания, когда день уже клонился к вечеру, и я все больше нервничала по поводу того, что придется ночевать в аэропорту, ко мне подошла менеджер отеля. Она мне сразу показалась странной, на лице ее изначально было написано: «Только не убивайте меня, я вам сейчас все объясню». Присев рядом и опустив взгляд в пол, она долго собиралась с мыслями, потом, осмелев или набравшись решимости, нацепив дежурную улыбку, подняла глаза и мягким, вкрадчивым тоном проговорила: «Меня зовут Моника Чембер, я менеджер данного отеля. Мы связались со всеми гостиницами, но мест нет. Вы же понимаете, это Рождество. Курорт заполнен!»

— Но вы же понимаете — это ваша вина, что дом, который бронировал наш научный центр, был сдан и что вы обязаны сделать все, чтобы расселить всех людей, прибывших на отдых!

— Да, конечно, мисс… — она на секунду посмотрела в свои записи и продолжила, — мисс Джулия Майер, но мы не рассчитывали, что вас будет так много. Я, правда, не могу вас нигде разместить, поэтому вам придется…

Она не успела договорить, потому что в этот момент к ней подбежала девушка с ресепшен и взволнованным голосом стала что-то шептать на ухо. Глаза Моники Чембер все больше округлялись, в итоге она поднесла руку к губам и проговорила: «Какой ужас, Стейси!»

— Что же нам делать, мисс Чембер?

Менеджер отеля на минуту задумалась, потом ее лицо озарила улыбка, знаете, как в комиксах, когда над головой рисуют лампочку? Вот точно такое же выражение лица стало у мисс Моники Чембер. Она перевела свой взгляд на меня и сказала:

— У меня к вам деловое предложение, мисс Майер!

Мне даже стало интересно, что же она сейчас мне предложит, но такого я никак не ожидала.

— Наш официант Тони, катаясь на лыжах, сломал ногу. Его в срочном порядке увезли в больницу. Вы же понимаете, что работать он не сможет, а у нас нехватка рабочих рук.

Мой рот открылся от удивления, а глаза округлились.

— Вы предлагаете мне поработать официанткой в Рождество? Лишить себя праздника? На мне написано «Сдается в аренду»?

— Вы не дослушали меня, мисс Майер.

— Хорошо, будьте добры, продолжайте!

— Так вот, как вы уже правильно поняли, я вам предлагаю поработать в рождественские каникулы официанткой, но это дает вам следующие привилегии: у вас будет где спать, бесплатная еда, свободное время днем, бесплатная аренда лыжного оборудования и безлимит на подъемник. Что скажете?

Сколько же преимуществ, а какая экономия… Все это, безусловно, было очень удобно, но работать официанткой, когда вокруг все веселятся? С другой стороны, я смогу научиться кататься на лыжах совершенно бесплатно. Да, все это было очень заманчивым. А если я встречу своих коллег в образе официантки? Это будет весьма неприятно, пойдут слухи, сплетни. Нет, так не пойдет.

— Понимаете, мисс Чембер, я бы, может, и согласилась, но вероятность натолкнуться на своих коллег в таком виде меня мало прельщает.

— Что вы, дорогая, мы определим вас повыше в горы и подальше от отелей, в которых размещены ваши коллеги. Вероятность того, что вы столкнетесь с ними, приравнивается к нулю. К тому же те, кого вы будете обслуживать, стоят гораздо выше по социальной лестнице, чем вы и ваши коллеги.

Это меня успокоило, с одной стороны, но внушило беспокойство — с другой. Перспектива разносить еду и напитки напыщенным тупоголовым богатеям меня совсем не прельщала. Моника смотрела на меня во все глаза и ждала ответа, который нужно было дать здесь и сейчас. Как же все сложно.

— Забыла вам сказать, мисс Джулия, что вы получите хорошие деньги за свою работу, а быть может, еще и чаевые.

Это перевесило оставшиеся крохи моих сомнений. Как ни парадоксально, все в наше время решают деньги, в которых я очень нуждалась.

— Хорошо, я согласна.

Лицо менеджера озарила лучезарная улыбка, она повернулась к Стейси, которая все еще стояла рядом, внимательно прислушиваясь к нашему диалогу, и проговорила:

— Стейси, скажи Дику, что официант у него будет. Проблема решена.

И Стейси посеменила на своих огромных каблуках и в узкой юбке к стойке ресепшен, дабы сообщить какому-то Дику, что проблема решена.

Глава 5

— Это ваша комната, а это ваша кровать. Как вы уже заметили, с вами в одной комнате проживают еще пять девушек. А теперь озвучу, что запрещено: приводить посторонних, распивать спиртные напитки, курить, заводить знакомства с постояльцами, крутить романы с персоналом! Рабочий день начинается с шести часов вечера и до последнего клиента, обычно официанты освобождаются в два-три ночи. А еще забыла сказать, за каждое опоздание — штраф $50. Вопросы есть?

Господи, на что я подписалась. Ну да ладно, отступать некуда.

— Да, один вопрос. Когда мне нужно приступить к работе?

— С завтрашнего дня, сегодня можете все осмотреть, посидеть в баре, расслабиться. А завтра днем Дик проведет с вами инструктаж.

— А кто такой Дик?

— Это управляющий, он главный над всеми официантами, барменами, поварами. Так что советую слушаться его во всем.

При этом Моника мечтательно закатила глаза к потолку, улыбнулась и вышла из комнаты, бросив через плечо:

— Желаю удачи!

Оставшись одна в комнате, я посмотрела на часы: семь вечера. Распаковав вещи, приняв душ и переодевшись, я решила последовать совету Моники и спуститься в бар. Хотя пить мне совсем не хотелось, да я всегда была с алкоголем на Вы. А вот поесть я бы не отказалась, в животе уже пару часов предательски урчало.

Оказавшись в баре, я поняла, что имела в виду Моника, когда говорила: «…те, кого вы будете обслуживать, стоят гораздо выше по социальной лестнице, чем вы и ваши коллеги».

Вот, казалось бы, зима, горнолыжный курорт, еще даже не само Рождество, а люди разодеты, словно на приеме у ее Величества королевы Великобритании. Окинув себя взглядом, я поняла, что абсолютно не вписываюсь в местное общество. На мне были потертые джинсы, футболка и свитер, наброшенный на плечи и завязанный у шеи на случай, если в зале будет прохладно. Макияжа почти нет, только ресницы подкрашены тушью и розовый блеск на губах. У меня даже пронеслось в голове сравнение себя с Золушкой, вот только моя крестная явно где-то затерялась или перебрала, да и принца никакого не предвиделось. Совладав с волнением, я решила сменить бар на другой зал, где-то здесь должен был быть еще один с камином и диванами, там можно будет подкрепиться горячим шоколадом с зефиринками.

Не без труда я нашла этот зал, хотя в какой-то мере меня опять постигло разочарование, потому что богатеньких высокомерных снобов здесь было не меньше, правда, одеты они были чуть попроще, но все сплошь в брендовую одежду, стильные и отутюженные. Девушки в полной боевой готовности и в брюликах, парни развязные и осмелевшие от алкоголя. Громко играла музыка, вокруг все веселились и шумели, явно получая удовольствие. Еще бы, за такие деньги, что они прожигали тут за одну ночь, можно было и не стесняться. У меня же все они вызывали только чувство презрения и какого-то отторжения. Хотелось поскорее перекусить и вернуться в свою комнату. И зачем я согласилась на эту авантюру?!

Пробираясь сквозь толпу, я наконец-таки протиснулась к стойке бара и сделала заказ, попросив принести его в самый отдаленный уголок зала. Там никто не сидел, хотя место было весьма удобное по расположению: вдали от всеобщей шумихи, чуть в полумраке, с видом на горы и в непосредственной близости от камина. Все старались разместиться поближе к центру, где гремела музыка и два парня устроили соревнование по количеству выпиваемого алкоголя. Место я все-таки выбрала отличное, как же хорошо, что никто на него не позарился. Мне было прекрасно видно весь зал, я с удовольствием уплетала сэндвич и запивала его горячим чаем, решив, что зефирками сыт не будешь. И мне даже не было скучно, потому что наблюдать за людьми, а особенно подвыпившими, весьма забавно. Когда чувство голода притупилось, я заказала глинтвейн, уверив себя, что после еды алкоголь на меня не подействует.

Сосредоточив все свое внимание на изучении веселящейся публики, я совсем не заметила, как рядом со мной на диване расположился молодой человек. И его присутствие я ощутила только после того, как он, обращаясь, с одной стороны, вроде бы ко мне, а с другой, ко всем присутствующим, заметил:

— Да, из года в год одно и то же. Стив и Гарри напиваются в стельку, развлекая толпу, искусственные красотки, накаченные силиконом и увешанные драгоценностями, охотятся на мужчин, соревнуясь друг с дружкой у кого будет побогаче улов, а мужчины, пьяные и веселые, совершенно этому не сопротивляются, их больше заботит секс на одну ночь, так что они готовы наобещать им золотые горы. Ничего не меняется.

Я вздрогнула, потому что была уверена, что сижу на этом диване одна, это не ускользнуло от взгляда незнакомца.

— Простите, если напугал вас. Это не специально, я думал, вы видели, как я подошел.

Только после этих слов я решилась поднять глаза на гостя. Господи, зачем я посмотрела на него, в эти изучающие глаза? Его губ коснулась легкая улыбка. Я молчала, потому что совершенно не знала, что сказать. Со мной первый раз в жизни заговорил такой красивый парень. У меня во рту все пересохло, и я потянула глинтвейн из трубочки, не сводя с него взгляда.

— Вы совсем не вписываетесь в это общество.

Он тоже это заметил, какая досада. Я была готова провалиться сквозь землю. Зачем я вообще сюда пришла, чтобы почувствовать себя еще более скверно? Или чтобы такие богатеи, как он, надо мной насмехались?

— Спасибо, вы очень любезны. Ничего другого я и не ожидала услышать.

Мое замечание его явно удивило, он чуть подался вперед и проговорил:

— Только поэтому я сейчас сижу с вами, а не вращаюсь в обществе разукрашенных и надушенных женщин.

— Ооо, — только и смогла выговорить я, мысли просто ударялись одна о другую, не складываясь в связное предложение, а может, это глинтвейн на меня так подействовал?

— Как вас сюда занесло? Ох, простите, я не представился. Меня зовут Кристофер.

— Джулия.

— Приятно познакомиться с вами, Джулия. Вы ведь не из Штатов, верно?

— Верно, но нетрудно догадаться, меня выдает мой акцент.

— Так как вас сюда занесло?

— Попутным ветром.

— А поточнее, откуда ветер дует?

— Из Сиэтла.

— Надо же, какое совпадение. Я тоже из Сиэтла! Вы первый раз в Аспене?

— Да.

— А вы немногословны, Джулия.

— А вы задаете слишком много вопросов.

И Кристофер замолчал, устремив свой взгляд в шумную толпу, а я тем временем смотрела на него. Он явно был одним из этих богатеев, так как выглядел просто шикарно. Он словно сошел с обложки журнала. Где-то глубоко внутри меня что-то оборвалось, мне так захотелось, чтобы он посидел со мной подольше.

— Если не секрет, кем вы работаете? — его вопрос вырвал меня из моих грез.

— Я биолог, работаю в научно-исследовательском центре рыболовства Аляски.

Мой ответ его очень удивил. Он подался вперед, глаза его загорелись. Почему-то мне было неудобно задавать вопросы ему, я только с удивительной покорностью отвечала на его вопросы.

— Вот это да, первый раз встречаю такого молодого и красивого биолога!

Мои щеки вспыхнули, я опустила глаза и стала теребить трубочку в стакане.

— У вас закончился глинтвейн, я принесу вам коктейль.

— Вы хотите меня напоить?

— Боже упаси, даже не думал. Чтобы вы не сомневались, я принесу вам горячий шоколад. Все девушки любят сладкое.

Не дожидаясь моего согласия, он быстро встал и направился в гущу толпы, аккуратно прокладывая себе дорогу к барной стойке. Не прошло и десяти минут, как он вернулся на свое место, держа в одной руке бокал горячего шоколада, а в другой стакан воды.

— Это на случай, если вам захочется пить после шоколада, — уточнил Кристофер.

— Спасибо, вы очень любезны.

— Пустяки.

Он замолчал, и я тоже не знала, что сказать. Мне было так хорошо, шоколад оказался очень вкусным. Вот так бы и сидела, наслаждаясь видом из окна и любуясь языками пламени в камине. Еще убрать бы всю эту толпу отсюда и раствориться в тишине. Было бы здорово!

— Чему вы улыбаетесь, Джулия? У вас такой мечтательный вид.

Его голос снова вернул меня к действительности.

— Я просто подумала, как было бы замечательно, если бы все исчезли.

— Даже я? — в вопросе Кристофера мне даже послышались нотки обиды.

— Вы можете остаться.

— Уф, спасибо, что разрешили. О чем еще вы подумали?

— О том, как чудесно провести Рождество вот так, сидя у камина, наслаждаясь теплом и уютом, смотреть на огонь или за окно, как падают снежинки. Любоваться потрясающим видом на горы. Слушать, как в камине потрескивают поленья. Удобно устроившись на диване или в кресле, выпить бокал красного вина. И чтобы вокруг не было никого! Тишина.

— Вы забыли про елку!

— Ах, да! Елка стоит тут же, красивая, сверкающая в отблесках камина. А если выключить свет и включить гирлянду, то можно снова почувствовать себя ребенком.

— Как хорошо вы говорите, мне захотелось даже оказаться частью вашей мечты и устроиться рядом на диване.

Я промолчала, только улыбнулась и отхлебнула шоколада.

— Джулия, а давайте устроим себе такое Рождество?! Я на полном серьезе. У меня есть домик в горах с камином, поставим елку, сделаем праздничный ужин. Что скажете?

Такого поворота событий я никак не ожидала. Предложение, безусловно, заманчивое и будь я тут простым гостем, возможно, и согласилась бы на эту авантюру. Но я уже обещала поработать официанткой. С другой стороны, я совсем не знаю этого человека, может, он маньяк какой.

— Обещаю вести себя прилично, никаких приставаний и тому подобного!

Он словно прочитал мои мысли.

— Я не могу.

— Почему? Что вам мешает?

— Работа.

— Вы работаете в Рождество?

Сказать всю правду и развеять ареол таинственности я не могла. Поэтому решила немного приукрасить действительность. Все равно такие люди не влюбляются в таких девушек, как я. Им нужны состоятельные, шикарные, высокие и стройные, как модели. А что я из себя представляю? Ровным счетом ничего: аспирант, проходящий стажировку в другой стране, ни квартиры, ни машины, ни счета в банке. Увидеть в его глазах пренебрежение и разочарование будет выше моих сил.

— Я завтра уезжаю, не могу жить без своей работы. Нужно подменить сотрудника.

Вышло не очень правдоподобно, да и что можно делать в лаборатории в выходные, но пути назад не было.

— Жаль, очень жаль, мисс Джулия. Но мы еще непременно встретимся.

— Быть может, как будет угодно судьбе.

— Вы верите в судьбу?

— Да, почему бы и нет? В нашем мире ничего не происходит просто так.

— Пожалуй, в этом есть здравый смысл.

И тут у него зазвонил телефон, он посмотрел на экран и сказал:

— Простите, важный звонок, надо ответить, я скоро.

— Пожалуйста, можете не торопиться.

Но он уже не слышал моих слов, так как отошел к окну и, зажимая одно ухо рукой, с кем-то бурно вел обсуждение. Мне стало грустно, я посмотрела на часы и ужаснулась — час ночи, а я завтра хотела еще успеть покататься на лыжах до работы. Мимо проходила официантка, я попросила у нее листок и ручку, чтобы написать записку очаровательному мистеру Кристоферу. Лучше уйти сейчас, не прощаясь, дабы не обольщаться на будущее.

«Спасибо за приятный вечер и шоколад. Джулия».

Глава 6

Я проснулась в одиннадцать, комната утопала в полумраке, из-за штор кое-где пробивался свет. Остальные девчонки еще спали. И неудивительно, это я вернулась в час ночи, а они проработали всю ночь, обслуживая посетителей. Я тихонечко встала, прошла в ванную, умылась и почистила зубы. Мне хотелось провести этот день на горе, катаясь на лыжах. Хотя это громко сказано: мне только предстояло научиться кататься. Собравшись, я сбегала на кухню и перекусила. Уже в дверях меня поймал Дик. Инструктаж! Я совсем забыла!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 329
До конца акции
5 дней