электронная
240
печатная A5
496
16+
Книга Иова Книга Екклесиаста Евангелие от Матфея

Бесплатный фрагмент - Книга Иова Книга Екклесиаста Евангелие от Матфея

Переложения


Объем:
262 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-1346-6
электронная
от 240
печатная A5
от 496

Ветхий Завет

Книга Иова

Глава 1

Пролог

Жил человек в земле Эдомской Уц,

и было имя человеку — Иов;

был непорочен он и справедлив,

богобоязнен и далек от зла.

И было у него семь сыновей,

три дочери, богатое именье:

голов семь тысяч мелкого скота,

три тысячи выносливых верблюдов,

волов пять сотен пар, пятьсот ослиц

и много слуг. Из всех сынов Востока

был человек тот самый знаменитый.

Сходились сыновья его, и каждый

из сыновей в своем дому в свой день

устраивал пиры и посылал

за сестрами своими, приглашая

их с ними вместе есть и пить вино.

Когда же завершался этот круг

дней пиршественных, Иов посылал

за ними, освящал и ранним утром

проснувшись, всесожженья возносил

по их числу и одного тельца

за грех о душах их. И говорил

так Иов: «Сыновья мои, быть может,

и согрешили невзначай, и в сердце

своем, быть может, Бога похулили».

И так он делал все такие дни.

И был однажды день, когда явились

пред Господа предстать Его сыны;

и между ними сатана пришел.

И сатане сказал Господь: «Откуда

пришел ты?» И ответил сатана

так Господу: «Ходил я по земле

и обошел ее». Ему ж Господь

сказал: «А ты вниманье обратил

на Иова, на Моего раба?

Как он, такого нету на земле:

и непорочен он, и справедлив,

богобоязнен и далек от зла».

И сатана так Господу ответил:

«Богобоязнен Иов разве даром?

Не Ты ли кругом оградил его

и дом его, и все, что у него?

Ты дело рук его благословил,

поэтому стада его плодятся

по всей земле. Но руку Ты простри

да и коснись всего, что у него, —

тогда благословит ли он Тебя?»

И так Господь ответил сатане:

«Вот все, что у него, в руке твоей;

и только на него не простирай

твоей руки». И от лица Господня

на этом сатана и отошел.

И день настал, когда опять сошлись

и сыновья, и дочери его

все вместе, чтобы есть и пить вино

у брата первородного в дому.

И к Иову в тот день приходит вестник

и говорит: «Твои волы пахали,

твои ослицы подле них паслись,

как вдруг на них Савеяне напали

и взяли их, а отроков твоих

всех поразили острием меча.

Один я только спасся, чтоб тебе

об этом возвестить». И говорил

еще он, как является другой

и сказывает так: «Огонь Господень

упал с небес и, опалив, пожрал

овец твоих и отроков твоих.

Один я только спасся, чтоб тебе

об этом возвестить». И говорил

еще он, как является другой

и сказывает: «Собрались Халдеи

тремя отрядами и на твоих

верблюдов бросились без промедленья

и взяли их, а отроков твоих

всех поразили острием меча.

Один я только спасся, чтоб тебе

об этом возвестить». И говорил

еще он, как является другой

и сказывает: «Сыновья твои

и дочери сегодня ели, пили

у брата первородного в дому.

И ветер от пустыни налетел

и с четырех углов дом охватил,

и крепкий дом на отроков твоих

обрушился, и умерли они.

Один я только спасся, чтоб тебе

об этом возвестить». Тут Иов встал

и верхнюю одежду разодрал,

и голову остриг, и поклонился,

сказав: «Из чрева матери моей

нагим я вышел — и вернусь нагим.

Господь мне это дал — Господь и взял.

Как захотел Господь — так и случилось.

Господне имя будь благословенно!»

Не согрешил тут Иов, не сказал

ни слова неразумного о Боге.

Глава 2

Окончание пролога

И был однажды день, когда явились

пред Господа предстать Его сыны;

и между ними сатана пришел,

чтоб и ему пред Господа предстать.

И сатане сказал Господь: «Откуда

пришел ты?» И ответил сатана

так Господу: «Ходил я по земле

и обошел ее». Ему ж Господь

сказал: «А ты вниманье обратил

на Иова, на Моего раба?

Как он, такого нету на земле:

и непорочен он, и справедлив,

богобоязнен и далек от зла.

И тверд он в непорочности своей

доселе, а Меня ты возбуждал

против него, чтоб погубить безвинно».

И сатана так Господу ответил:

«За кожу — кожу, а за жизнь свою

все человек отдаст, что у него

имеется. Но руку Ты простри

да и коснись его кости и плоти, —

тогда благословит ли он Тебя?»

И так Господь ответил сатане:

«Вот он в руке твоей, и только душу

его не тронь». И от лица Господня

на этом сатана и отошел

и лютою проказой поразил

он Иова — с подошвы ног по темя.

И взял он черепицу, чтоб скоблить

себя, и сел он в пепел вне селенья.

И так ему жена его сказала:

«Как прежде, в непорочности твоей

Ты тверд! Скорее Бога похули —

да и умри». И он ей так сказал:

«Ты, как безумная, мне говоришь.

Неужто только доброе от Бога

мы будем принимать, а злого мы

не будем принимать?» Ни словом Иов

не согрешил устами тут своими.

И о несчастьях, Иова постигших,

его три друга верных услыхали

и каждый вышел в путь из мест своих.

Их звали: Елифаз Феманитянин,

Вилдад Савхеянин и третий друг

Софар Наамитянин. И сошлись,

затем чтобы втроем к нему идти:

с ним сетовать и утешать его.

И подняли они глаза свои

и не узнали Иова; и голос

возвысили они и зарыдали,

и разодрали каждый на себе

всю верхнюю одежду; и бросали

пыль к небу над своими головами.

И вместе с ним сидели на земле

семь дней и семь ночей. Никто ни слова

не говорил ему, ибо видали,

как велико страдание его.

Глава 3

Первая речь Иова

После того открыл уста свои

и проклял день свой Иов. И сказал:

«Погибни день, в который я родился,

и эта ночь, в которую сказали:

«Зачался человек!» Да будет день

тот тьмою; да не взыщет Бог его,

и да не воссияет свет над ним!

Да омрачит тень смертная его

и тьма ночная, да обложит туча,

да устрашатся дня того, как зноя!

Та ночь, — да обладает ею мрак,

да не сочтись она вовек в днях года,

да не войти ей в месяцев число!

О! Ночь та — да она безлюдна будет,

да не войдет веселие в нее!

Да проклянет ее, кто в силах день

проклясть и разбудить левиафана!

Да смеркнется звезда ее рассвета;

пусть света ждет она, и не придет он;

да не видать ей ввек ресниц денницы

за то, что чрева матери моей

дверей не затворила, не сокрыла

от глаз моих все горести мои!

Зачем я, из утробы выходя,

не умер, почему я не скончался,

когда из чрева вышел? Для чего

меня колени приняли? Зачем

сосать сосцы мне было? Я б теперь

лежал и почивал, и спал бы тихо,

и мне покойно было бы с царями,

с советниками всяческой земли,

что для себя застроили пустыни;

с князьями, у кого имелось злато,

кто мог наполнить дом свой серебром.

Или пускай, как выкидыш сокрытый,

я не существовал бы, как младенцы,

не видевшие света. Там навек

все беззаконные перестают

страх наводить; там отдыхают те,

чьи силы истощились; и покой

там узники вкушают и не слышат

как грозно их надсмотрщики кричат.

Уравнены там малый и великий,

и раб свободен там от господина.

На что же дан страдальцам свет, а жизнь —

душою огорченным, кто ждет смерти —

и нет ее; кто вырыл бы ее

охотнее, чем клад, кто до восторга

обрадовался бы и восхитился,

что гроб нашел? На что подарен свет

тому, чей путь закрыт, кого во мрак

Бог погрузил? Стенания мои

предупреждают хлеб мой, вздохи льются,

воде подобно, ведь меня постигло

ужасней то, чего я ужасался;

чего боялся я — пришло ко мне.

Нет мира, нет покоя, нет отрады,

меня постигло горе и несчастье».

Глава 4

Первый ответ Елифаза

И молвил Елифаз Феманитянин:

и так сказал: «Когда к тебе мы слово

попробуем сказать, не тяжко ль будет

тебе? А впрочем, слову возбранить

кто может? Вот, ты многих наставлял

и руки опустившиеся ты

поддерживал, и падающих ты

словами восставлял, и укреплял

колени гнущиеся. А теперь,

как до тебя дошло — ты изнемог,

тебя коснулось — духом ты упал.

И не должна ль твоей надеждой быть

твоя богобоязненность святая,

а непорочность твоего пути —

твоим же упованием служить?

Ты вспомни: погибал ли кто невинный

и где был праведный искоренен?

Как я видал, кто вспахивал нечестье

и сеял зло, его и пожинал.

От дуновенья Божья исчезают

и гибнут духом ярости Его.

Рев льва и голос рыкающий молкнет

и зубы юных львов крошатся в прах,

и лев могучий без добычи гибнет,

и напрочь исчезают дети львиц.

И вот, тайком, ко мне явилось слово,

и слух мой принял нечто от него.

Средь размышлений о ночных виденьях,

когда на всех людей находит сон,

меня внезапно ужас охватил

и трепет кости все мои потряс.

И надо мною некий дух прошел,

и дыбом стали волосы на мне.

Он стал, — но я его не распознал,

лишь облик моему явился взору;

повеял тихо, — я услышал голос:

«Что — человек ли праведнее Бога?

и муж ли чище своего Творца?

И слугам Он своим не доверяет,

изъяны видит в Ангелах Своих:

тем паче — в тех, кто в храминах из бренья

находится, чье основанье — прах

и истребляется скорее моли.

И распадаются они под вечер,

и не увидишь, как совсем исчезнут.

Не с ними ль их достоинства уходят?

Умрут, а мудрости не обретут».

Глава 5

Окончание первого ответа Елифаза

Взывай, коли ответить есть кому.

К кому же из святых ты обратишься?

Видал я, как глупец укоренялся,

и тотчас проклял дом его. А дети

его от счастья очень далеки,

и если будут бить их у ворот,

заступника не будет. Что пожал он —

голодный съест, присвоив из-за терна

весь урожай. И жаждущий поглотит

имущество его. Так, не из праха

выходит горе, и не из земли

беда растет; но всякий человек

рождается страдать, как искры, чтобы

стремиться вверх высоко. Только к Богу

я обратился бы, мое бы дело

я предал только Богу, ибо Он

вершит неисследимые дела,

великие и чудные без счета,

дожди дает Он на лице земли

и воды шлет Он на лице полей;

униженных на высоту Он ставит

и сетующих взносит во спасенье.

Он разрушает замыслы коварных —

и руки их не довершают дела.

Он ловит мудрецов их же лукавством,

советы хитрых делает пустыми:

с утра они встречают тьму ночную,

а в полдень ходят ощупью, как ночью.

Он бедного спасает от меча,

от уст их и от рук людей всесильных.

И, значит, есть несчастному надежда,

и затворит уста свои неправда.

Блажен тот человек, кому Господь

дарует разум — так не отвергай

ты Вседержителева наказанья,

ибо хоть Сам Он причиняет раны,

но Сам же и обвязывает их;

Он поражает, и Его же руки

врачуют. И в шести несчастьях Он

тебя спасет, а на седьмом тебя

и не коснется зло. Тебя спасет

Господь во время голода от смерти,

и от руки меча — в годину войн.

От плети языка себя укроешь,

опустошения не убоишься,

когда оно придет, ведь ты в союзе

с камнями полевыми, и со всеми

зверями полевыми примирен.

Шатер твой в безопасности ты видишь,

и будешь ты за домом за своим

смотреть и не грешить. И ты увидишь,

что семя многочисленно твое,

и отрасли твои — как на земле

трава. И в зрелости войдешь во гроб,

как под серпом пшеничные снопы

ложатся в срок свой. Вот, что мы дознали,

и так оно и есть. Послушай это

внимательно и для себя заметь».

Глава 6

Вторая речь Иова

И отвечал тут Иов и сказал:

«О, если б мои вопли верно были

Им взвешены и с ними на весы

положено страдание мое!

Оно песок морей перетянуло б!

С того слова неистовы мои.

Ведь стрелы Вседержителя во мне,

и яд их пьет мой дух; и ополчились

все Божьи ужасы против меня.

Ревут ли дикие ослы в траве?

Мычат ли перед месивом быки?

Едят ли все безвкусное без соли?

В белке яйца имеется ли вкус?

И до чего коснуться не хотела

душа моя, отныне составляет

еду богопротивную мою.

О, если бы желание мое

сбылось теперь и чаянья мои

исполнил Бог! О, если бы Господь

благоволил бы сокрушить меня,

простер бы руку и меня сразил!

И это было бы отрадой мне,

и я в моей болезни беспощадной

крепился бы, ведь не отвергся я

от изречений мудрости Святого.

И что за сила у меня, чтоб мне

надеяться? Какой конец, чтоб длить

мне жизнь мою? И твердость у меня

камней ли твердость? Медь ли плоть моя?

Во мне найдется ль помощь для меня,

и есть ли для меня извне опора?

К тому, кто так страдает, быть должно

от друга сожаленье, если он

пред Вседержителем имеет страх.

Но, как поток, мои неверны братья,

и как быстротекущие ручьи,

которые черны от льда, в которых

скрываются снега. Когда тепло

становится, идут они на убыль,

и исчезают с мест своих в жару;

своих путей теряют направленье;

теряются, когда зайдут в пустыню.

Фемайские на них дороги смотрят

и жаждут их Савейские пути;

и вот пристыженными остаются

в своей надежде; все туда приходят

и от стыда краснеют. Так и вы

теперь ничто: чуть страшное узрели —

так испугались. Говорил ли я:

«Отдайте мне иль с вашего достатка

подите заплатите для меня;

и от руки врага меня избавьте;

и выкупите вы меня от рук

мучителей моих?» Вы научите

меня — я замолчу; и укажите,

в чем погрешил я. Сильно слово правды!

Что утверждают ваши обличенья?

Вы речи обличенья сочинили?

На ветер вы пускаете слова.

Вы нападаете на сироту

и другу яму роете. Прошу вас,

взгляните на меня; я перед вашим

лицем неправду ль буду говорить?

Пересмотрите, есть ли здесь неправда?

Пересмотрите, — правда здесь моя.

Неправда ли на языке моем?

Ужели вправду горечи не может

отныне различить гортань моя?

Глава 7

Окончание второй речи Иова

И не определен ли человеку

срок на земле, и дни его не то же ль,

что дни наемника? Как жаждет тени

последний раб, и как наемник ждет

работы окончания своей,

так суетные месяцы в удел

я получил, и горестные ночи

отчислены мне. И когда ложусь,

я говорю: «Когда-то встану я?»

А вечер длится и вплоть до рассвета

ворочаюсь я досыта на ложе.

Одето тело у меня червями

и в пыльных струпах; кожа у меня

и лопается, и гноится. Дни

мои бегут скорее челнока

и завершаются без упованья.

Припомни: дуновенье — жизнь моя,

и око у меня не возвратится,

чтобы увидеть доброе. И если

Твои восставишь очи на меня —

и нет меня. Редеют облака

и исчезают; так на свет не выйдет

нисшедший в преисподнюю, домой

не возвратится, и не будет место

его и знать его. Не буду уст

удерживать моих; заговорю

в стесненье духа моего; и буду

роптать я в горести души моей.

Ужель я море или я морское

чудовище, что надо мною Ты

поставил стражу? И едва помыслю,

что принесет постель мне утешенье,

что горести мои изымет ложе, —

как устрашаешь снами Ты меня,

как Ты меня виденьями пугаешь.

И лучше прекращения дыханья

душа моя желает, лучше смерть,

чем сбережение костей моих.

Мне жизнь противна. Жить не вечно мне.

Так отступи же от меня навек,

ведь дни мои есть суета сует.

Что значит человек, что Ты так ценишь

его и обращаешь на него

внимание Твое, и каждый день

его Ты посещаешь, и его

испытываешь каждое мгновенье?

Доколе же меня Ты не оставишь,

доколе от меня не отойдешь,

доколе Ты не дашь мне проглотить

слюну мою? Когда я согрешил,

что сделаю Тебе, страж человеков?

И для чего поставил Ты меня

противником Себе, так что я в тягость

Тебе же Самому и стал? Зачем бы

греха мне не простить, зачем не снять

все беззаконие мое с меня?

И если лягу в прахе я, то завтра

меня поищешь — а меня и нет».

Глава 8

Первый ответ Вилдада

И отвечал Вилдад Савхеянин

и так сказал: «Доколе будешь ты

так говорить? Слова из уст твоих —

как бурный ветер! Неужели Бог

так извращает суд и Вседержитель

так искажает правду? Коль пред Ним

твои сыны и впали в грех, то Он

их предал в руку беззаконья их.

Коль взыщешь Бога ты и вознесешь

молитву Вседержителю, и если

ты чист и прав, то ныне ж над тобой

восстанет Он и умиротворит

твое жилище правды. И когда

вначале было мало у тебя,

то много воспоследует потом.

Ты у родов у прежних вопроси

и вникни в наблюденья их отцов.

А мы — вчерашние, мы ничего

не знаем, потому что на земле

дни наши — тень. Они тебя научат

и скажут, и от сердца своего

произнесут слова: «Взойдет тростник ли

без влаги и растет ли без воды

камыш? Еще он в свежести своей,

еще не срезан он, а прежде всякой

травы засохнет. Таковы пути

всех, Бога забывающих; погибнет

надежда лицемера; упованье

его подсечено; его же твердость —

дом паука. И обопрется он

о дом свой и не сможет устоять;

ухватится за дом, а удержаться

не сможет. Зеленеет он пред солнцем,

ветвями простирается за сад,

вплетается корнями в камни он,

врезаются корнями меж камнями.

Но если с места вдруг сорвут его,

откажется то место от него:

«Тебя я не видало!» Вот и радость

пути его! А из земли растут

уже другие». Бог не отвергает,

как видишь, непорочного, не держит

руки злодеев. Он еще наполнит

улыбкою твои уста, а губы —

веселым восклицаньем. Кто тебя

возненавидел, облекутся в стыд.

Навек шатер исчезнет нечестивых».

Глава 9

Третья речь Иова

И отвечал тут Иов и сказал:

«Да, это правда! Знаю, так и есть.

Но как же оправдаться человеку

пред Богом? Если в прение захочет

вступить с Ним, не ответит он Ему

ни на одно из тысячи. Премудр

Он сердцем, силою могущ. И кто

против Него восстал и оставался

в покое? Горы Он передвигает,

и их не узнают: Он изменяет

их в гневе; он сдвигает землю с места,

так что дрожат столбы ее; прикажет

Он солнцу, — не взойдет, и налагает

печать на звезды. Он же небеса

распространяет, по высотам моря

ступает; сотворил созвездья Ас,

Кесиль, Химу и Юга тайники;

вершит неисследимые дела,

великие и чудные без счета.

И если Он пройдет передо мною,

Его я не увижу; пронесется —

Его я не замечу. Он возьмет —

и кто же возбранит Ему? Кто скажет:

«Что делаешь Ты?» Гнева Своего

Господь не отвратит; пред Ним падут

поборники гордыни. И могу ли

я отвечать Ему, искать слова

пред Ним? Будь даже прав я — не отвечу;

молить я буду моего Судью.

А если б я воззвал, и Он ответил, —

я не поверил бы, что голос мой

услышал Тот, Кто в буре вихревой

разит меня, Кто умножает раны

мои безвинно, не дает мне духа

перевести, при этом пресыщает

меня скорбями. Если силу взять,

то Он могуч, а если суд вести,

то кто меня сведет с Ним? Если я

оправдываться буду, то мои

уста меня же обвинят; а если

невинен я — меня признает Он

виновным. Я невинен; не хочу

я знать души моей и презираю

я жизнь мою. И все едино мне;

поэтому сказал я, что Он губит

равно и непорочных, и виновных.

Бичом разит виновных Он внезапно,

отчаянью невинных Он смеется.

Земля попала в руки нечестивых;

лицо ее судей Он закрывает.

А ежели не Он, то кто тогда?

А дни мои бегут быстрей гонца,

добра не видя, и несутся вдаль,

как легкие ладьи; как на добычу —

орел. А если мне сказать: забуду

я жалобы мои, и вид мой мрачный

оставлю я и духом ободрюсь, —

то трепещу я всех моих страданий,

ведь знаю я, что не объявишь Ты

меня невинным. Если я виновен,

то для чего напрасно я томлюсь?

Хоть снежною водой бы я омылся,

и дочиста мои б очистил руки,

то и тогда меня Ты в грязь погрузишь,

и мной побрезгуют мои одежды.

Ведь Он не человек, как я, чтоб мог

Ему ответить я и вместе с Ним

идти на суд! И между нами нет

посредника, что положил бы руку

свою за нас обоих. И свой жезл

да отстранит Он от меня, и ужас

Его меня да не страшит, — тогда

я буду говорить, не убоясь

Его, ведь не таков я сам в себе.

Глава 10

Окончание третьей речи Иова

Жизнь опротивела душе моей;

печали я предамся; говорить

я буду в горести души моей.

Скажу я Богу: «Не вини меня;

и для чего Ты борешься со мной?

И хорошо ль Тебе, что угнетаешь,

что презираешь дело рук Своих,

но свет даешь совету нечестивых?

Но плотские ли очи у Тебя,

и смотришь Ты, как смотрит человек?

И разве дни Твои, как человека,

или Твои лета, как годы мужа,

что ищешь Ты во мне порок; во мне

выискиваешь грех, хотя ты знаешь,

что я не беззаконник, что меня

никто от Рук Твоих не защитит.

Твоя рука трудилась надо мною,

всего образовав меня кругом, —

и Ты меня же губишь? Но припомни:

меня из глины Ты и сотворил,

и снова в прах меня Ты обратишь?

Не ты ли Сам меня, как молоко,

и вылил; как творог, меня сгустил;

одел меня и кожею, и плотью;

костями, жилами скрепил меня;

и жизнь, и милость даровал мне; дух мой

Твоим же попеченьем сохранил?

Но в сердце Ты Своем и то скрывал, —

и знаю, у Тебя все это было, —

что если согрешу я, Ты заметишь

и не оставишь грех без наказанья.

И если я виновен — горе мне!

А если я и прав, то не осмелюсь

поднять я головы моей. Пресыщен

я унижением: скорей взгляни

на бедствие мое: оно растет.

Ты гонишься за мною, словно лев,

и снова нападаешь на меня,

и чудным Ты являешься во мне.

И новых Ты свидетелей ведешь

против меня; усиливаешь гнев

Твой на меня; и беды друг за другом

стремятся ополчиться на меня.

Зачем Ты вывел Сам меня из чрева?

Пусть умер я б, когда еще ничей

меня не видел глаз; пусть, как небывший,

из чрева был бы я снесен во гроб!

И не малы ли дни мои? Оставь

меня и отступи, чтоб я немного

приободрился, прежде чем уйду, —

и уж не возвращусь, — в страну, где тьма,

и смерти сень; туда, где царство мрака,

как тени смертной мрак; где нет устройства;

и где темно, как подлинная тьма»».

Глава 11

Первый ответ Софара

И отвечал Софар Наамитянин

и так сказал: «Нельзя ли разве дать

ответ на много слов произнесенных,

и прав ли человек многоречивый?

И разве пустословие твое

мужей молчать заставит, чтобы ты

глумился бы и чтоб никто не мог

тебя и постыдить? Ты так сказал:

«Мое сужденье верно, посему

я чист в глазах Твоих». Но если Бог

возглаголал бы и отверз уста

Свои к тебе и тайны бы открыл

премудрости, тогда б тебе пришлось

и вдвое больше понести! Итак,

узнай, что Бог иные беззаконья

твои забвенью предал. Разве можешь

исследованьем Бога ты найти?

Ты можешь Вседержителя постичь?

Превыше Он небес, — что можешь сделать?

Он глубже преисподней, — что узнаешь?

Его размеры и земли длиннее,

и моря шире. Если Он пойдет

и заключит кого-нибудь в оковы,

на суд представит, кто Его отклонит?

Людей Он лживых знает, беззаконье

их видит, — неужели без вниманья

его оставит? Мудрствует на свете

пустейший человек, хоть человек

рождается, как дикие ослята.

И если ты свое управишь сердце,

и если руки ты простришь к Нему,

и если твой порок в руке твоей,

и ты его отбросишь и не дашь

в твои шатры вселиться беззаконью,

то снова незапятнанным поднимешь

лице твое, бояться ты не будешь,

но будешь тверд. Тогда забудешь горе;

и будешь позже вспоминать о нем,

как о воде протекшей. Жизнь твоя

пойдет яснее полдня; просветлеешь,

как утро. Станешь ты всегда спокоен,

ведь есть надежда; ею огражден,

ты можешь безопасно спать. И будешь

лежать, но устрашающих не будет,

и у тебя заискивать все будут.

Зато глаза истают беззаконных,

и пропадет убежище у них,

и навсегда исчезнет их надежда».

Глава 12

Четвертая речь Иова

И отвечал так Иов и сказал:

«Поистине, вы люди, только вы,

и мудрость вместе с вами и умрет!

И у меня есть сердце, как у вас;

не ниже вас я — кто ж того не знает?

Посмешищем для друга своего

я стал, я сам, кто к Богу смел воззвать,

которому Господь давал ответы;

посмешищем, хотя я человек

незлобный, праведный и непорочный.

Так презирает в мыслях человек,

в покое восседающий, тот факел,

что людям спотыкающимся нужен.

Ведь у грабителей шатры спокойны,

как и у тех, кто Бога раздражает,

кто Бога вроде носит на руках.

И подлинно: спроси-ка у скота —

тебя научит он; спроси у птицы

небесной — возвестит она тебе;

или с землей возьми и побеседуй —

она тебя наставит, и расскажут

тебе морские рыбы обо всем.

Кто не узнает в этом, что рука

Господня это все и сотворила?

В Его руке живущих всех душа,

в Его руке дух плоти человека.

Не ухо ль наше разбирает речь

и не язык распознает ли пищу?

И в старцах — мудрость, в долголетних — разум.

А у Него — и сила, и премудрость;

совет и разум — тоже у Него.

Что Он разрушит, то не восстановишь,

кого скует Он — не освободится.

Он воды остановит — все засохнет;

он пустит их — земля преобразится.

Могущество и мудрость — у Него;

пред Ним и заблуждающийся виден,

пред Ним и тот, кто вводит в заблужденье.

Советников Он вводит в безрассудство,

и судей делает глупцами Он.

Он перевязь снимает у царей,

на чресла им повязывает пояс;

Он низвергает храбрых; и князей

лишает их достоинств; отнимает

язык Он у людей велеречивых

и старцев мудрости лишает Он;

стыдом Он покрывает знаменитых,

могущество могучих ослабляет;

глубокое из тьмы Он открывает,

тень смертную выводит Он на свет;

народы множит Он и истребляет,

рассеивает их и собирает;

у глав народа отнимает ум

и оставляет их блуждать в пустыне,

где нет пути, где ощупью они

бредут во тьме без всяческого света,

как пьяные, шатаются впотьмах.

Глава 13

Продолжение четвертой речи Иова

Все это око видело мое

и ухо слышало мое все это,

заметив это для себя. И сколько

вы знаете, все то же знаю я:

я вас не ниже. Говорить хотел бы

я Вседержителю и состязаться

желал бы с Богом. Сплетчики вы лжи;

и все вы — бесполезные врачи.

О, если бы помалкивали вы!

Вам это было б в мудрость вменено.

Прошу мои послушать рассужденья

и вникнуть в возраженье уст моих.

Ложь говорить вам ради Бога нужно ль

и говорить неправду для Него?

Вам быть лицеприятными к Нему

и так за Бога препираться нужно ль?

А хорошо ли будет, если Он

вас испытает? Сможете Его

вы так же обмануть, как человека?

Он строго вас накажет, хоть и вы

неявно лицемерите. Ужели

величие Его вас не страшит,

и страх Его на вас не нападает?

Напоминанья ваши схожи с пеплом;

защита ваша — глиняный оплот.

Молчите предо мною — говорить

я буду, что б со мною ни случилось.

Зачем терзать мне плоть мою зубами,

и в руку мне влагать мою же душу?

Меня Он убивает, но я буду

надеяться; желал бы только я

пути мои перед лицем Его

пройти. Уже мне это оправданье,

ведь лицемер перед лице Его

не встанет! И внимательно мои

послушайте слова и объясненье

мое — ушами вашими. Итак,

я дело здесь судебное завел

и знаю я, что буду прав. Кто в силах

меня оспорить? Ибо очень скоро

умолкну я и дух свой испущу.

Со мной не делай только двух вещей;

тогда от Твоего лица не буду

скрываться: удали же от меня

Твою Ты руку, да не потрясет

меня Твой ужас. И тогда зови —

я буду отвечать иль говорить

я буду — Ты мне будешь отвечать.

Как много у меня грехов, пороков?

Мне беззаконье покажи мое

и грех мой. Для чего лице Твое

скрываешь ты и для чего считаешь

меня врагом Тебе? Ты сокрушаешь

не сорванный листок ли, не сухую

соломинку преследуешь ли Ты?

Но горести ты пишешь на меня,

вменяешь мне грех юности моей,

и ноги мне в колоду ставишь Ты,

подстерегаешь все стези мои,

гоняешься по следу ног моих.

А он ведь распадается, как гниль,

как рубище, изъеденное молью.

Глава 14

Окончание четвертой речи Иова

Женою порожденный человек

печалями пресыщен, краток днями;

восходит, как цветок и опадает;

бежит, как тень, не зная остановки.

И на него Ты отверзаешь очи

Твои? Меня ведешь на суд с Тобой?

Кто чистым от нечистого родится?

Никто. И если определены

все дни его, и месяцев число

его рассчитано Тобой, и если

Ты положил ему предел, какого

не перейдет он, уклонись тогда

Ты от него: пускай он отдохнет,

доколе не окончит, как наемник,

дня своего. Для дерева надежда

имеется, что ежели оно

и будет срублено, то оживет

и снова выйдут отрасли его;

а если вдруг в земле и устареет

древесный корень, если пень его

замрет в пыли, то лишь почует воду,

оно мгновенно отпрыски дает

и ветви отпускает, как бы вновь

посаженное. А вот человек

умрет и распадется; отошел —

и где же он? Из озера вода

уходит, иссякает, высыхая

река: ложится так же человек

и не встает. И больше не проснется

он до скончанья неба, и от сна

он не воспрянет. Если б в преисподней

Ты скрыл меня и укрывал меня,

пока пройдет Твой гнев, и положил

мне срок и позже вспомнил обо мне!

Вновь будет жить умерший человек?

Все дни определенного мне срока

я б ожидал, когда придет мне смена.

Воззвал бы Ты — и я бы дал ответ,

и Ты явил бы делу рук Твоих

благоволение; ибо тогда

Ты исчислял бы все шаги мои

и не стерег бы моего греха;

и Ты б закрыл вину мою и в свитке

мое б Ты беззаконье запечатал.

Но разрушается гора, упав,

и сходит с места своего скала;

вода стирает камни; пыль земную

разлив воды смывает: так и Ты

надежду человека истребляешь.

Ты до конца теснишь его — и он

уходит; отсылаешь Ты его,

ему лице навеки изменяешь.

Не знает он, в чести ль его потомки,

унижены ль они, не замечает;

но плоть его на нем всегда болит,

душа его в нем всячески страдает».

Глава 15

Второй ответ Елифаза

И молвил Елифаз Феманитянин:

и так сказал: «Познанием пустым

ответит ли мудрец, наполнит чрево

свое палящим ветром; будет ли

оправдываться словом бесполезным,

речами, не имеющими силы?

Да, отложил ты страх и почитаешь

за малость речи к Богу. Так нечестье

настроило твои уста, и ты

избрал язык лукавых. Обвиняют

тебя уста твои, отнюдь не я;

язык твой говорит против тебя.

Родился ли ты первым человеком

и создан разве ранее холмов?

Или совет услышал Божий ты,

ужели ты привлек к себе премудрость?

Что знаешь ты, чего б не знали мы?

Что разумеешь ты, чего у нас

быть не могло бы? Между нами есть

и седовласый, и старик, что днями

превысил твоего отца. Ты разве

считаешь малым утешенье Божье?

Тебе, выходит, это неизвестно?

К чему тебя твое толкает сердце,

к чему так гордо смотришь? Против Бога

зачем стремишь ты дух свой и устами

твоими произносишь эти речи?

И что есть человек, чтоб чистым быть

и праведным быть женщиной рожденным?

Он и Святым своим не доверяет,

и небеса в очах Его нечисты;

тем более растленный человек

нечист, что беззаконие свое,

как воду, пьет. Я буду говорить

тебе, а ты послушай. Расскажу,

что видел я, что мудрые слыхали,

не скрыв услышанное от отцов

своих, кому была дана земля,

среди которых не ходил чужой.

Все дни себя терзает нечестивый,

закрыто для злодея лет число;

звук ужасов в ушах его; средь мира

губитель на него идет. Спастись

от тьмы он не надеется; он видит

перед собою меч. Повсюду он

скитается, насущный хлеб ища.

И знает он, что к гибели готов,

и у него у руках день полной тьмы.

Нужда и теснота страшат его,

одолевают, как царя, который

готов к сраженью, ибо против Бога

простер он руку и сопротивлялся

он Вседержителю, и устремлялся

против него с поднятой гордо выей

и под щитами крепкими своими;

затем что жиром он покрыл лицо

и туком обложил свои лядвеи.

И селится он в градах разоренных,

в домах, в которых люди не живут,

которым стать руинами придется.

Богатым не бывать ему; именье

его не уцелеет; не взрастет

его приобретенье по земле.

Не в свой день он скончается, и ветви

его вовек не будут зеленеть.

Как виноградная лоза, он сбросит

невызревшую ягоду свою

и, как маслина, цвет он сбросит свой.

Так опустеет нечестивца дом,

огонь пожрет шатры его мздоимства.

Он зло зачал и ложь он породил;

его утроба всем обман готовит».

Глава 16

Пятая речь Иова

И отвечал так Иов и сказал:

«Такого очень много слышал я,

пустые утешители мои.

Конец ли будет ветреным словам?

Тебя что побудило так ответить?

И я мог так же говорить, как вы,

когда б душа у вас была на месте

моей души; и я бы ополчался

на вас словами, головой моею

кивал бы я на вас и подкреплял

вас языком моим, движеньем губ

вас утешал бы. Говорю ли я, —

не утоляются мои печали;

перестаю ли говорить, — и что

отходит от меня? Но изнурил

меня Он ныне. Ты разрушил всю

мою семью. Морщинами меня

покрыл Ты во свидетельство того,

что Ты против меня; и восстает

мое же изнуренье на меня,

в лицо меня корит. И гнев Его

меня терзает и со мной враждует,

зубами он скрежещет на меня;

и враг мой на меня острит глаза.

Пасть на меня разинули; ругаясь,

бьют по щекам меня; все сговорились

против меня. И в руки нечестивым

меня Он бросил, предал беззаконным.

Я был спокоен — Он меня потряс;

меня за шею взяв, избил меня,

меня поставил целью для Себя.

Его стрельцами тут я окружен;

Он рассекает внутренность мою

и не щадит ее, на землю пролил

Он желчь мою и пробивает Он

проломы за проломами во мне;

как ратоборец, на меня бежит.

Сшил вретище на кожу я мою,

в прах положил я голову мою.

Лицо мое багровое от плача,

и у меня на веждах смерти тень,

хотя хищенья нет в руках моих,

хотя чиста Ему моя молитва.

Земля! да не закрой моей крови,

и пусть в ней места воплю моему

не будет. Ныне есть на небесах

Свидетель мой, Заступник в вышних мой!

Многоречивые друзья мои!

Слезится к Богу око у меня.

Когда б мог человек с Ним состязаться,

как могут люди — с ближними своими!

Ибо летам моим конец приходит,

и отхожу я в невозвратный путь.

Глава 17

Окончание пятой речи Иова

И ослабело у меня дыханье;

день гаснет мой; гробы передо мною.

Сам пред Собою за меня вступись,

Сам поручись! Иначе за меня

кто поручится? Ибо Ты закрыл

от разуменья сердце их, не дашь

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 240
печатная A5
от 496