электронная
198
печатная A5
322
18+
Безумие

Бесплатный фрагмент - Безумие

Объем:
160 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-4037-0
электронная
от 198
печатная A5
от 322

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1

В этот прекрасный праздничный вечер выдалась чудная погода! Повсюду толстым слоем лежит белый снег, от него стало светло и красиво. С неба продолжают медленно падать снежинки. Ничто не нарушает приятной тишины. В воздухе витают умиротворение и одновременно предчувствие чудесного праздника — Нового года.

Полдесятого на часах. В этом спальном районе города, основными достопримечательностями которого являются многочисленные многоэтажные каменные джунгли, те люди, которые остались и никуда не поехали, в это время уже сидели по домам, занимаясь последними приготовлениями к пышному домашнему застолью, или уже приступили к нему. Пустынные улицы наполнились ожиданием.

Кира стояла на кухне, прижавшись лбом к оконному стеклу, которое запотевало от её дыхания, и думала о своём. Она очень любила смотреть в окно, любуясь красотой природы, пусть и вперемешку с домами и машинами. Ей нравилась снежная погода, которая демонстрировала всю суть прекрасной, величественной зимы, или яркая, бушующая зелень, купающаяся в щедрых лучах летнего солнышка. Кира черпала в природе силы и вдохновение. Как раз в эти минуты она про себя сосредоточенно подбирала нужные слова для её нового сочинения. Созерцание и размышления девушка предпочитала праздным разговорам.

— Кир, ты чего? — нетерпеливо спросил Максим, её муж, заглядывая на кухню.

Его вопрос заставил девушку вернуться в реальность. Она вспомнила, что надо продолжать накрывать на стол, и кинулась доставать тарелки из шкафчика над раковиной.

— Ты бы хоть чуть-чуть мне помог! А то, как всегда, одна я кручусь тут! — немного возмущённо ответила Кира.

К её сожалению, так было всегда: скучные бытовые дела постоянно мешали наслаждаться творческим процессом выдумывания и написания различных текстов. Как надоедливые мухи, они вроде бы незначительные, неважные по сравнению с любимым делом, но на них приходится отвлекаться. А писательство — это настоящая страсть Киры. И хотелось бы писать и писать постоянно, не терять ни минуты, но увы. Нет, пока ещё девушка не прославилась как журналистка или писательница, но кто знает, что ждёт впереди? Ведь 21 год — только начало жизни. Зато она учится на журналистском факультете и очень любит то, чем занимается.

Тут из зала прибежала Оля и предложила свою помощь, которая была очень кстати. «Наконец-то!» — подумала Кира.

Оля — это девушка друга Максима, маленькая пышная особа с короткой стрижкой и румяными щеками, добродушная и недалёкая. Она смотрит все женские сериалы и телешоу, регулярно ходит на стрижки-покраски-маникюры-и-бог-знает-что-там-ещё и любит обсуждать свои и чужие проблемы. Кире приходится с ней общаться на их совместных мероприятиях, выслушивать, вежливо кивая головой, чтобы не обидеть невниманием свою собеседницу, но особой дружбы у них не завязалось. Наверное, они слишком разные. То, что интересовало одну, оставляло совершенно равнодушной другую. Кира это замечала, а Оле, видимо, было достаточно того, что её слушают.

Вообще, по правде говоря, Кира была человеком малообщительным, замкнутым и недоверчивым, чего она особо и не скрывала. Она всегда доброжелательно и внимательно выслушает того, кто к ней обратится, но первая никогда не заговорит на темы, не относящиеся к делу. Со стороны, возможно, её молчаливое гордое одиночество выглядело как высокомерие. Многие однокурсники, конечно, так и думали. Но естественно, это слишком поверхностный и поспешный вывод. Кира, напротив, страдала от низкой самооценки, поэтому держалась от людей подальше. Возможно, ей бы и хотелось с ними пообщаться, но она не могла переступить через свою скованность. В своём собственном обществе ей было куда спокойнее и приятнее. Внутри у неё звучали диалоги, развивались какие-то истории с участием реальных или вымышленных героев — в общем, там постоянно бурлила деятельность ума и фантазии. Всем этим Кира стеснялась с кем-либо делиться, поэтому просто писала и не тратила время и силы на разговоры с однокурсниками.

У неё была только одна подруга — Настя, её одногруппница, добрая и открытая девушка, которая и была инициатором их общения. Несмотря на Кирину немногословность и отстранённость, она всё равно к ней тянулась, садилась с ней за одну парту, делала с ней всякие совместные доклады, проекты, задания, приглашала вместе пройтись по магазинам и т. д. Постепенно лёд растаял, Кира привыкла и прониклась искренним дружеским чувством к Насте, с некоторым удивлением осознавая, что человек общается с ней и относится к ней хорошо просто так. И если Олю она слушала со скучающей вежливостью, то Настю — с заинтересованной скромностью, и за несколько лет обучения вместе интерес поборол скромность. Интерес рос и укреплялся по мере того, как Кира замечала их общность. Они были похожи стремлением к прекрасному, любовью к слову и более осознанным образом мыслей, чем у многих других… Но этот новый год Настя отмечала с друзьями своего молодого человека. Кире пришлось смириться с тем, что как-то не сложилось у них общения парами, а ведь для неё и для Насти это было бы просто прекрасно. Поэтому они с подругой виделись нечасто и только вдвоём.

Кира и Оля продолжали приносить на стол всё новые и новые блюда, тарелки, бокалы и всё остальное. В это время мужская часть компании — Максим и его друг Саша, парень уже упомянутой Оли, — восседала на диване в зале и обсуждала, как всегда, самую важную на свете тему — автомобили. Она была настолько избита, что Кира пропускала эту болтовню мимо ушей. За почти шесть лет, сколько они знакомы с Максимом, она, как жена страстного автолюбителя, выслушала столько! Поначалу ей это было даже интересно. Девушке нравилось, что её избранник столь увлечённо и со знанием дела говорит о таких сложных для неё вещах. Она с удовольствием придумывала и задавала кучу женских, наивных вопросов по поводу машин, чтобы видеть довольного и гордого Макса, с удовольствием демонстрирующего свои познания в этой области. Но со временем всё настолько «приелось», что в конце концов уже не было ни сил, ни желания даже изображать интерес к рассказам Максима о машинах. Кира просто молча делала то, что нужно.

Наконец стол был полностью накрыт. Ребята сели парами друг напротив друга и начали накладывать кушанья себе в тарелки. По телевизору традиционно показывали новогодние концерты, которые так помогают создать праздничную обстановку.

А ещё, наверное, всем знакомо это чувство, когда не о чем поговорить, и ты делаешь вид, что увлечённо и сосредоточенно смотришь телевизор. Оно было Кире до боли знакомо. Она ощущала эту неловкость сейчас и всегда практически со всеми, кроме своей мамы, мужа и подруги Насти, хотя и с ними бывало такое. А Максу было вполне комфортно, ведь Саша — его друг, да и сам по себе он такой человек, который мог начать и поддерживать беседу практически с кем угодно. Поэтому всегда на всех мероприятиях и со всеми разговаривал именно Максим, а Кира обычно молча слушала и лишь иногда вставляла короткие комментарии. Конечно же, она чувствовала себя не в своей тарелке, но что она могла поделать? Они общались только со знакомыми Макса. Так повелось как-то с самого начала их отношений…

— Ну, ребята, давайте выпьем за уходящий год! — Максим произнёс первый тост.

Все дружно согласились, подняли бокалы и, звонко чокнувшись, выпили вино. Приятное тепло стало растекаться по телу. Кира очень любила это ощущение. Потом, с каждым новым выпитым глотком, в голове появлялось лёгкое головокружение, как будто ты потихоньку уходишь от реальности. Всё вокруг начинает казаться лучше, красивее, интереснее, чем было. В том числе люди, которые тебя окружают. Разговор между парами становился всё оживлённее по мере возрастания количества выпитого. И даже Кира чувствовала себя вполне хорошо в этой компании. Они смеялись, вспоминая разные случаи из жизни, смотрели новогодний концерт по телевизору и придумывали всё новые и новые тосты.

— Ребята, уже без десяти двенадцать! — с суетливой радостью сказала Оля.

— Так, надо прибрать со стола, — подхватила Кира.

А мужчины, чтобы их не заставили помогать, принялись собирать салюты, чтобы сразу после боя курантов выйти на улицу и пострелять. Наверное, это была их самая любимая часть праздника.

Президент произнёс свою речь. Куранты начали бой. Шумно и весело Макс открыл шампанское. Пробка вылетела и за малым не попала Саше в лоб: хорошо, что успел пригнуться. Испуганный возглас сменился общим смехом.

— Теперь нужно успеть загадать желание! — напомнила Кира.

Она считала эту ночь самой важной в году и, как ребёнок, ждала от неё чудес и волшебства. Конечно, всё изменилось со времён её детства. Она выросла, стала женой и хозяйкой. Должна теперь готовить, накрывать, убирать, суетиться. А бытовые дела имеют тенденцию убивать всё прекрасное: чудесное предвкушение праздника, желание творить, любовь… Теперь нельзя просто расслабиться, получать подарки и удовольствие, как в детстве. Такова жизнь. Мы не можем быть вечно детьми. Но и взрослыми мы продолжаем надеяться, что в новом году всё изменится, что все желания сбудутся…

Ребята послушали Киру и задумались о том, чего же они хотят. Нужно же загадать что-то действительно важное.

Оля долго перебирала варианты в голове, ведь, по сути, у неё всё есть: живёт с родителями в хорошей, просторной квартире почти в центре, работает на приличной работе, ни в чём не нуждается и особо ни к чему не стремится. Она тратит все деньги на шмотки и косметику, живёт в своё удовольствие и других целей себе не ставит. Всё, что она хочет, она может легко получить. А хочет она только развлекаться. Но потом её мысль остановилась на том, что они с Сашей уже давно вместе, вроде любят друг друга, а он всё никак не сделает ей предложение. Конечно, Оля и раньше думала об этом иногда, но именно сейчас она решила, что они должны пожениться либо в этом году, либо никогда. Вот, чем не цель? Она выдохнула и удовлетворённо улыбнулась.

Её молодой человек, Саша — простой, весёлый и лёгкий в общении парень, умеет шуткой разрядить напряжённую атмосферу. И не раз бывало, что он примирял Киру с Максом, когда те начинали «кусаться» при друзьях. Он живёт в собственной квартире, доставшейся ему по наследству, работает и хорошо получает — на жизнь хватает. Отношения с Олей его вполне устраивают, хотя нельзя было сказать, что он любит её без памяти. Саша был не прочь пофлиртовать с другими девушками, что доводило до истерик Олю, если она об этом узнавала, но так же, как он умел мирить других, он сам без труда мирился со своей девушкой. В свободное время парень развлекается в компании друзей: бары, кино, рыбалка и т. д. В его жизни всё хорошо, но для полного счастья ему не хватало собственного нового автомобиля, который он хотел и планировал купить в новом году.

Максим же считал, что с женой ему повезло — умница, красавица, верная, послушная, домашняя; работа тоже хорошая, машина есть, неплохая, но живут-то они на съёмной квартире. Поэтому главной целью он считал покупку собственного жилья.

А Кира… Кира с ужасом обнаружила, что не знает, чего хочет. Не было какой-либо определённой желанной цели, которая была бы достойна, чтобы её загадали в самую главную и самую волшебную ночь года! В голове витали смутные недовольства и стремления, но не оформлялись в конкретные мысли. Куранты продолжали свой бой, подгоняя девушку. Оля, Саша и Максим нетерпеливо ждали, когда она очнётся и протянет свой бокал, чтобы чокнуться. Кира почувствовала нарастающую напряжённость и быстро загадала, что хочет свою квартиру. Не то чтобы она не хотела её, просто по каким-то неосознаваемым ощущениям она догадывалась, что это не совсем то…

— С Новым годом!

— С Новым годом!

— Ура-а-а!

Пробило двенадцатый раз — и тут началось: повсюду захлопали салюты, зазвенели бокалы, радостно закричали люди… Просто взрыв эмоций! Как всегда, шумно наступил Новый год.

2

Кира резко открыла глаза, очнувшись от неприятного сна. Ей снилось, что она принцесса, живёт в прекрасном замке. И вроде бы всё хорошо, но в то же время что-то было не так. Вокруг было много еды, но ей давали блюда, которые ей не нравились; в гардеробе было много разных платьев, но одевали её не в то, во что она хотела; она могла бы гулять прекрасных местах, но ей приходилось присутствовать на нудных официальных мероприятиях и обмениваться лицемерными любезностями со всякими расфуфыренными особами… Вокруг было много возможностей, но не было выбора. За неё всё время кто-то решал. Жизнь этой принцессы красива, но фальшива.

Макс лежал рядом и сладко спал. В соседней комнате мирно спали Саша с Олей. Кира глянула на часы. Полдень. Несмотря на то что они много выпили накануне и поздно легли после празднования Нового года, девушка чувствовала себя хорошо и бодро, но невесело. Тёмные облака затянули небо. И даже снег был каким-то серым и унылым. Неприятный сон и пасмурная погода погрузили Киру в тяжёлые раздумья. Она лежала на кровати, смотрела в белый потолок и вспоминала прошлое. А точнее последние несколько лет, все горести и радости, произошедшие за время отношений с Максом.

Они начали встречаться, когда девушка училась в 10 классе. Тогда ещё они жили в другом, далёком, маленьком городке. После 11 класса Кира решила поступать не в их областной центр, а в город покрупнее. Парень поддержал эту идею, но он не хотел отпускать туда её одну и тем более не хотел, чтобы она жила в общежитии, которое представлялось ему злачным местом, средоточием безумия и разврата. Поэтому он поехал туда чуть раньше, снял квартиру, нашёл работу и забрал Киру к себе, когда та поступила. Так они с Максом стали жить вместе. Летом, после 1 курса обучения в университете, ребята сыграли свадьбу. Он продолжал работать и обеспечивать их молодую семью. Она училась и заботилась о нём. В целом Кира гордилась собой и своей семьёй. Прекрасная история любви. Если не вдаваться в подробности и не вспоминать, сколько чёрных дней пришлось пережить, сколько слёз пролить, сколько нервов перепортить и сколько раз перешагнуть через себя ради этого. Но ведь это нормально, правда?..

Она пошла на кухню и поставила чайник греться. «Но что за странный сон? — эта мысль резко щёлкнула в голове, отодвинув всё остальное на задний план. — И приснился же в новогоднюю ночь. Может, он что-то значит?» Беспокойство и тревога тихо прокрадывались в душу. Голова тяжелела и начинала болеть от переживаний. Спасти могло лишь одно: чай. Это любимый напиток нашей героини. Она пила его и днём, и ночью. Везде и всегда. У каждого свои предпочтения. Вот у Киры, например, такое: именно чай в кружке, тщательно подобранной под настроение, расслабляет, настраивает на хороший лад и вызывает особое вдохновенное состояние. Дело даже не в самом чае, а в той атмосфере умиротворения, которая возникает, когда ты сидишь, попиваешь из красивой кружки слегка дымящийся, ароматный напиток и созерцаешь настоящий момент. В этом состоянии девушка обычно любит читать книги, писать свои эссе, статьи, рассказы или стихи, чувствуя себя такой настоящей, такой живой, увлечённой и, конечно, счастливой. Тело устаёт долго сидеть, а глаза — долго смотреть на буквы, но зато душа наслаждается красотой и творчеством.

Поэтому сейчас, в это омрачённое смутной тревогой утро, девушка хотела выпить чаю и прогнать прочь это неприятное состояние. Но как это обычно бывает, когда пытаешься что-то забыть, получается, что только об этом и думаешь. «Принцесса… Дворец… Слуги… Всё величественно и строго…» — в её голове проносились слова и картинки из ночного видения, как вдруг она обожгла пальцы об горячий чайник. Раздражённая мелкой неприятностью, Кира стала нервно перебирать кружки, желая найти какую-нибудь одну из её многочисленной коллекции, но ни одна на неё не «смотрела»…

— Доброе утро, милая! — сонный и ласковый голос Макса неожиданно громко прозвучал в тишине первоянварского утра. — С Новым годом тебя! — и он по-доброму усмехнулся заспанной физиономией. Его появление возвратило девушку в реальность из омута её хмурых мыслей и переживаний.

— Доброе утро! — ответила она, забыв о раздражающих мелочах. — Ты уже встаёшь? Или ещё пойдёшь спать?

— Не знаю… Я думал, мы ещё с тобой вместе поваляемся… — промурлыкал Макс.

Кира улыбнулась мужу, но ничего не сказала. И он ушёл в ванную комнату.

Что-то изменилось в этот день в отношении к Максиму. Этого не описать словами. Но тонкая душа женщины отметила про себя нечто новое и неявное, как человек иногда боковым зрением замечает, что происходит вокруг, — не привлекающее особого внимания, но всё же необычное. Внешне вроде бы всё как всегда, но Кира точно почувствовала что-то незримое, неизвестное и немного настораживающее, и у неё возник вопрос: что происходит и что с этим делать? Но ничего не поделаешь с тем, у чего нет названия… Это лёгкое недоумение можно оправдать количеством выпитого накануне, усталостью и бурным воображением творческого человека, что девушка, собственно, и пыталась сделать.

Люди боятся неизвестности, поэтому готовы поверить любым, хоть сколько-нибудь похожим на правду, причинам или доводам в пользу привычного. Проще же отодвинуть на задний план свои переживания и оставить всё как есть. А ведь наши ощущения не обманывают, им нужно научиться доверять. Они сообщают, что что-то не так, безошибочно, но очень робко, так что можно приглушить их голос и продолжить обманывать себя…

Вскоре после Максима проснулись и Ольга с Сашей. Только что спящая квартира наполнилась своеобразным суетливым оркестром: довольные голоса бурно обсуждали утреннее самочувствие, на фоне загалдел телевизор, зашумела вода в душе, захлопала дверца холодильника в поисках еды… К тому времени, как все ребята привели себя в порядок, уже настал вечер. И было решено продолжить празднование в баре неподалёку от дома Киры и Макса.

На радость всем погода выдалась просто чудесная: в меру холодно и очень красиво. Дневная серость ушла. Снег, лежащий практически везде, помогал уличным фонарям и праздничным гирляндам освещать темноту зимнего вечера. В это время холодный автобус вёз ребят к пункту назначения — к бару. Сзади болтали Оля и Саша. Рядом молча сидел Макс. И Кира привычно держала его за руку. У неё было замечательное настроение: вокруг весёлая суета, все улыбаются, на улице красота, и они сейчас едут продолжать празднование Нового года.

— Ты чего такой? Всё хорошо? — Кира начала разговор с задумавшимся мужем.

— Да нормально всё, — как-то грубовато ответил Макс, не отрывая взгляда от запотевшего стекла. Затем протёр его свободной ладонью и со вздохом добавил: — Сколько раз я просил тебя собираться быстрее и не спорить со мной?

Спичка упала в бензин…

— Ты опять начинаешь? Ты можешь хотя бы один день прожить и не вынести мне мозг?! — зашипела девушка, вспомнив сцену перед выходом из дома. Ничего особенного, просто Макс постоянно поторапливал её сборы, и Кира не могла промолчать. Ей было обидно, что муж всё время предъявлял какие-то глупые претензии. Тем более праздник, рядом друзья — общайся и веселись, — а он, вместо того чтобы наслаждаться моментом, зацикливается на мелочах, которые его почему-то так бесят, и портит ей настроение. Как всегда, они ругались из-за мелочей, за которыми скрывались более глубокие недовольства. Так, Максим злился, когда его жена прихорашивалась и привлекала внимание других мужчин, потому подгонял и мешал ей собираться; а Кира чувствовала в этом поторапливании неуважение, пренебрежение к себе и тоже злилась. Оба не признавались в этом друг другу и продолжали бессмысленно сталкиваться лбами.

— Замолчи! А то сейчас бегом домой отправишься, — грубо обрезал Макс.

Они обменялись возмущёнными взглядами и отвернулись в разные стороны. Кира хотела заорать от злости, но это было неприлично, ведь в автобусе люди. Да и вечер только начинается. Не хочется омрачать его ни себе, ни Саше с Олей. Пришлось подавить свой гнев.

«Как всегда, — подумала Кира, немного успокоившись, но, конечно, затаив обиду на несправедливую и несвоевременную придирку Макса, — всё как обычно. Ничего не меняется! И как человек, который ластится у моих ног и мурлыкает, словно кот, может превращаться в жестокого тирана? Так бесит! Я просто не понимаю, как мне реагировать… Он вроде и любит, но временами обращается со мной, как не знаю с кем… Я устала уже с этим бороться. Неужели я заслуживаю такого к себе отношения?»

Кира продолжала молча размышлять, когда они вчетвером уже шли от автобуса к большому, стеклянному, светящемуся зданию, внутри которого их ждали свободный столик, музыка, вкусные напитки и атмосфера отдыха. Макс уже давно оживился и что-то рассказывал ребятам, как обычно широко размахивая руками. У него была удивительная для Киры способность быстро переключаться с их семейных проблем на весёлые разговоры с друзьями. Это было вдвойне обидно. Как будто ему неважно, неинтересно, наплевать…

Тем временем ребята уже сидели за столиком.

— Ну, что ты будешь, Киришка? — участливо поинтересовался муж. Так, уменьшительно-ласкательно, с ударением на второй слог, он называл свою жену, не находя более подходящего слова, чтобы передать превосходное расположение духа.

«Как же резко у тебя меняется настроение!» — ответила она ему мысленно.

— Кир, ты с нами? А то задумалась чего-то, — добавил Саша.

Оля тоже с улыбкой посмотрела на неё, и девушка поняла, что сейчас не время загружать себя всякими мрачными мыслями. И, наверное, вовсе не стоит зацикливаться на мелких неприятностях.

— Да, я тут! Просто вспомнила об экзаменах.

И пока официант не принёс ребятам их заказ, разговор шёл о Кириной учёбе. Выпив пару коктейлей, она совсем отошла от того разговора с мужем, развеселилась и болтала. И вдруг как всегда…

— Куда ты смотришь? — раздражённо шепнул на ухо Макс.

Столик, за которым сидела компания, находится посередине большого зала. Кира и Максим повёрнуты лицом в ту сторону, где находится барная стойка, а их друзья — в противоположную. На высоких изящных стульях около барной стойки располагались трое молодых людей лет двадцати пяти. Они были модно одеты, пили пиво, громко смеялись и заигрывали с официантками. На некотором расстоянии от них сидела очень милая парочка: они разговаривали, и в это время парень гладил девушку по волосам и заправлял их ей за уши, а она смотрела на него счастливыми глазами, прижималась щекой к его ладони и просто сияла. Кира действительно время от времени смотрела туда. Ей было интересно думать о том, что это за люди, как они живут, что чувствуют, что стоит за их взглядами, выражениями лиц, жестами.

Кира — творческий человек. Она любит наблюдать за происходящим вокруг, наполняя себя разнообразными ощущениями и получая пищу для размышлений. Это могут быть волны на воде, работа экскаватора или какой-то человек. Макс раздражается, не видя в этом смысла, или начинает ревновать, если вдруг этот человек мужского пола.

— А что, я не могу никуда посмотреть? — наигранно спокойно поинтересовалась девушка.

Внутри неё закипал вулкан возмущения, который был готов выплюнуть горячую лаву — скажи Макс хоть ещё одно слово. Но он быстро повернулся лицом к Саше и что-то спросил у него.

В очередной раз праздник был испорчен несколькими колкими фразами близкого человека. В очередной раз Кира подумала, что, наверное, в её жизни что-то идёт не так, иначе почему слишком часто бывает до отчаяния грустно и до боли обидно? Каждый день, кажется, по мелочи, по капельке — и так вся жизнь похожа на пытку.

Кира выдохнула, глотнула сладко-горький напиток из своего бокала и снова посмотрела в сторону барной стойки. Эти парни, что за ней сидят, веселятся, видно, что им хорошо и комфортно, они — что называется — в своей компании. Те парень с девушкой — видно, что они влюблены, что наслаждаются обществом друг друга, им больше никто не нужен. Эти люди счастливы, по крайней мере, здесь и сейчас.

А счастлива ли Кира? Сложно сказать… Вроде по всем внешним признакам должна быть: все здоровы, есть еда и крыша над головой, с учёбой всё в порядке, муж рядом, обеспечивает и всё такое… Она должна быть благодарна за всё это — и она, конечно, благодарна, но почему-то мрачно и тяжело на душе. Приходится радоваться, сглатывая ком обид…

Если подумать, для счастья не так уж много нужно. Жизнь — это череда моментов. Она складывается из мелочей. Но если каждая мелочь раздражает и каждый момент не в радость, то, вероятно, с этим надо что-то делать.

3

«Здравствуй, дневник! Наконец-то закончились эти две недели мучений: я сдала все экзамены и могу отдыхать! Ура! Буду целыми днями спать и ни единой страницы не прочитаю за время каникул! А то голова кипит от этих букв, слов, предложений.

Видимо, на этом поводы для радости заканчиваются…

У нас всё как обычно. Я в основном дома, Макс почти всегда на работе. А даже если и дома, то ничего особенного не происходит… Я уже давно задумываюсь о наших отношениях. Любим ли мы друг друга? Вроде бы всё хорошо, но я не чувствую себя счастливой. То он ездит по каким-то делам, то телевизор смотрит, пока я там с учёбой колочусь. Мне некогда, а он и не стремится со мной проводить время. Почему? Это значит, что он меня не любит? Или действительно много важных дел?.. Но ведь время идёт, жизнь проходит… Когда у нас появится время поговорить, побыть вместе?.. Я хочу нежности, ласки, внимания, а получаю в основном претензии, недовольства, упрёки. Постоянно что-то делаю ему не так… В редкие моменты, когда мы ездим в гости или ходим в магазин за продуктами, мы часто ссоримся и не успеваем как следует помириться, договориться. Потом снова дела, мы ходим туда-сюда, делаем вид, что забываем всё плохое, но опять и опять ссоримся… И все мои попытки изменить, улучшить отношения Макс воспринимает в штыки. Неужели он не понимает, что так мы верно движемся к концу?

Я не знаю, что делать… У меня больше нет сил».

Погружённая в размышления, Кира сидела одна на полу в безмолвной комнате и писала в своём блокноте под светом настольной лампы. Вдруг хлопнула входная дверь. Девушка вскочила, поспешно спрятала дневник в сумку и направилась в прихожую.

— Привет.

— Привет.

Привычный короткий поцелуй в губы. Она разогревает ужин. Он моет руки. Лишь шум льющейся из крана воды и шкворчание еды в сковородке нарушают тишину.

— А ты не хочешь спросить, как я сдала сегодня последний экзамен? — начала Кира, когда они уже сели за стол.

— Ну, и как? — Макс на секунду поднял глаза на жену, продолжая жевать свой кусок котлеты.

Естественно, девушка расценила это как знак равнодушия, невнимания и обиделась.

— Нормально, — сквозь зубы ответила она и наколола макаронину на вилку.

— Сама хотела, чтобы я спросил, и теперь обижаешься, — недовольно буркнул муж.

— Да, я хотела! А почему ты никогда меня сам не спрашиваешь? Неужели тебе всё равно, как у меня прошёл день? — спросила Кира, сверля взглядом рядом сидящего Максима.

— Ты мне дашь нормально поесть или нет? — он повысил тон и, захватив тарелку с вилкой, ушёл к телевизору. А Кира осталась сидеть за столом наедине со своими переживаниями.

«Всё не так, — с горечью подумала она. — И ладно это было бы иногда, но не изо дня же в день! Такое ощущение, что ему глубоко наплевать, что происходит у меня. Да, ему наплевать на меня! И самое обидное, что он даже не пытается меня в этом переубедить! Что это за любовь? Что это за семья? И вот так я должна прожить всю жизнь???»

Злоба и обида, поднимающиеся из глубины души, царапали грудь и горло изнутри, доставляя девушке физическую боль. Яростно и беспомощно она бросила вилку на стол и закрыла лицо руками.

В самом начале Кира и Максим, как и все, были безумно влюблены, скучали и томились в разлуке. Они хотели быть рядом каждую секунду, хотели жить вместе. Совместная жизнь представлялась им исключительно в светлых тонах. Казалось, что может быть лучше, чем засыпать и просыпаться в тёплой кровати рядом со своим любимым человеком, иметь возможность целовать и обнимать его, когда захочется? Но вот началась эта совместная жизнь, и реальность оказалась суровее ожиданий. Как осенью опадает листва с деревьев и становятся видны голые сучья, так постепенно пропадают веселье и лёгкость и проявляются настоящие отношения.

Оказывается, что быть всегда вместе — это не так уж и хорошо, что всё становится привычным и как будто превращается в обязанность — и уже нет особого желания это делать. Оказывается, что ладить и договариваться друг с другом не так-то просто. Оба молодые, неопытные, стремятся обязательно доказать свою правоту. Но в любом случае кому-то приходится уступать. Порой цена этих уступок слишком высока. С каждым разом, с каждым новым событием, конфликтом, трудностью она поднимается всё выше. Как известно, всему есть предел. И если постоянно кому-то одному приходится расплачиваться, то рано или поздно у него возникнет вопрос: а стоит ли оно того? Кому нужны отношения, в которых ты всегда отдаёшь слишком много, шаг за шагом жертвуешь собой, ломаешь себя, а другой принимает это как должное? Так, Кира, никуда без Макса не ходила, в универе никогда не задерживалась, отказалась от всех старых друзей, с новыми не знакомилась, при других парнях молчала и опускала глаза в пол… И ещё много-много всяких мелких уступок, которых дорогой муженёк продолжал требовать каждый день, как только ему что-то не нравилось.

Закипел чайник, горячий пар повалил из его носика. Сжав зубы и едва сдерживая слёзы, Кира налила себе чай. Обычно звук кипятка, заполняющего кружку, аромат любимого напитка, сама кружка, подобранная под настроение, были теми приятными ощущениями, которые лечат душу. Но сейчас был не тот случай. Девушка бросила взгляд на дверь, ведущую в зал. Максим явно уже спал: это было слышно по его дыханию — ровному и глубокому. Тогда она отодвинула кружку с чаем, достала из холодильника бутылку вина, с трудом открыла стареньким, простеньким штопором и наполнила стеклянный бокал. Он наполовину покраснел. За последний год или два алкоголь из праздничного напитка превратился в её успокоительное.

«Так любим ли мы друг друга?» — мысленно спросила Кира сама себя, после того как сладкое лекарство смягчило расцарапанное обидой горло. И в её голове начался такой диалог:

— Конечно, любим! Мы столько пережили вместе. Я не представляю себя без него… — сказал первый голос.

— Ну, и что, ты счастлива? А? О таких отношениях ты мечтала? — язвительно ответил ему второй.

— Это временно. Мы же просто притираемся, приспосабливаемся друг к другу. Всё наладится…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 198
печатная A5
от 322