электронная
90
печатная A5
407
18+
#бездат

Бесплатный фрагмент - #бездат

Объем:
74 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-6460-8
электронная
от 90
печатная A5
от 407

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

#стихийное

Чуть позже

Подметая крыльями асфальт,

Летели души в сторону рая,

Вдыхая бесконечность,

И на вкус пробуя вечность.


Они не оглядывались назад,

И вниз не смотрели — кружились головы.

Души помнили, что час назад

Они ещё были тёплыми.


Они смеялись в чьих-то телах,

Хватали за руки, падали на колени,

Выговаривали шёпотом слово нельзя

И рассказывали детям истории.


Время шло — стреляло и мазало

По вискам, по слабым нервам

И вот список составлен, имена названы —

Кто-то шагнул первым.


И тело стало крылатым вмиг,

Как будто исполнились мечты детства,

Души смеялись и плакали,

Почувствовав лёгкость вечности.


Но кто-то сопротивлялся —

Земное тянуло обратно

И кровь оставалась следами тёмными

От крыльев, порванных об асфальт… И


Не думай, будто они не ценили свободу,

Но кто-то оставил на земле лучшее —

Родителей, стареющих год от года,

Улыбку ребёнка, пачку Winston’а…И


Их имена в списке были ошибочны,

Несчастный случай — неподходящий повод,

Чтобы оставить на земле лучшее

Ради сомнительного полёта.


Они цеплялись за ветки перьями,

За нити лучей в глубине неба

Они ещё не все обещанья исполнили

Отпусти — что тебе стоит, Боже…


Они вернутся к тебе

Чуть

Позже.

***

Стихали во мне стихи,

Боялись бумаги мысли.

Простые слова, как Я и Ты

Не сочинялись в рифмы.


Горел огонь, похожий на свет,

Тепло предательски ёжилось в теле.

И всё упорно твердило: нет,

Ты не получишь, чего хотела!


Но вопреки и наперекор,

Плюя неудачам в ухмылку,

Я задиралась:

— Давай на спор,

Что к одиночеству не привыкну!?


И, передвинув пальцы на новый лад,

Не важно, что порвалась струна шестая —

Я выдумаю новый аккорд,

Других аккордов не зная.


И одиночество отступило,

Махнув на меня рукой.

И мысли стихами ложились,

В бумажный уйдя запой.

Одни на двоих

Я буду скучать по этому лету,

Смешному лету божьих коровок

И велосипедов,

Невинных и замысловатых забав,

По этому лету

С букетом душистых трав.

Руки хранят ещё

Тепло твоих губ и колючесть щёк

И кожа ещё тепла —

Солнцем и воздухом тёплым полна.


Я буду скучать по этому лету,

Когда мы курили одни на двоих сигареты,

Когда птицы взмывали в небо,

Наполняя крылья ветром и светом.

Когда мы смотрели

Друг на друга сквозь пальцы,

Хохотали, сочиняли истории,

Спорили,

Куда ветер дует

И что он нам принесёт.

Нас двое…


А потом прикасались друг к другу губами

И нам открывались другие тайны

Невозможности раствориться

Солью в чьей-то душе,

Быть морем у уха — шуршать ракушкой…

Это лето и в нём есть ты — готовый любить и слушать.


Я буду молчать по этому лету,

Задумавшись вдруг и замерев.

Помнишь, курили одни на двоих сигареты,

До неба дотягивались, осмелев…

***

Нам казалось привычным, что люди уходят.

И мы перестали чувствовать боль,

А потом не понимали, куда делась радость,

И что такое любовь.


От равнодушия умирают,

Пропитавшись им, словно ядом.

Равнодушные убивают

Просто — своим безучастным взглядом.


Проходили и не видели боли,

И не слышали крика глаз,

Равнодушием вбивали гвозди в ладони

Сотни лет назад и сейчас.


Нам казалась привычкой жизнь,

Уставали уставать от переживаний,

И открывали двери для пустоты,

Но от пустоты умирали.


А потом, в тишине храма

Просили прощенья у Бога,

А он улыбался печально,

И, может быть в сотый раз,

Указывал нам дорогу.


Эта непрерывная борьба,

Это вечное противоборство.

Если не рифмуется со мной

Твоя счастливая судьба —

Отпусти!

Отпусти меня по скользкому!

Я не упаду

На льду.

На лёд я надышалась — мы знакомы

Это вечный бег на острие

До колючего дыхания… истомы…


Я устала! Я устала, веришь мне!?

Жить на сквозняке,

Когда приходишь

И уходишь, закрывая двери.

Я простужена, больна тобой,

Я уже пять лет тобой болею!..


Это вечное, как время привыканье,

Это тиканье моих ручных часов…

И слова… слова… слова… рыданья..

Сколько? Сколько ещё будет этих слов!?

***

Мне тоже пора уходить,

Выключать музыку и сворачивать вечер.

Пора распутывать, ведущую к дому нить,

Пока можно уйти незамеченной.


А помнишь, как я приходила!?

Была твоим восклицательным знаком!

Пластинки ставила, патефон заводила

И душу стелила скатертью.


Скрипичные ключи ломались в дверях

Вивальди звучал по ту сторону двери,

Октябрь несдержанно снегом упал,

Переживая эту потерю —


Я ухожу.

Уже в руках, ведущая к дому

Нить.

Уже можно уйти незамеченной.

Уже некому остановить.

Буду

Я — нитью волоса

По ветру.

Я — нитью ручья

По течению.

Я хватаю в руки

И безжалостно комкаю,

Погубив неземное свечение.


Я дышу,

Я сама — воздух.

Мне: молчи! — говорить поздно,

Я огонь свечи —

Легкомысленный и серьёзный.


Я — силой голоса

Против ветра,

Я — силой ветра

Против течения.

Я — свечением или светом,

Я — твоим навсегда человеком.

Буду.

***

Так уходят, оставляя аромат,

И на шёлковом диване — ключ от дома.

Молчат,

А может и не говорят,

Делая вид, что совсем незнакомы.


Хватаешь за руки,

Ломаешь молчание!

В отчаянье рвёшь нервы,

Каждый раз зарекаясь, быть

Ему

Ещё хоть раз верной!


Так уходят, удалив номера,

Оставляя записки на столе кухонном,

Мол, знаешь, я ошибся вчера…

И почерк… такой, испуганный


Веришь, и тут же рвёшь.

Завтра плавно переходит в сегодня,

В сотый раз умоляешь дождь

Тише бить по стёклам, хватаясь за голову.


Остаёшься наедине с мыслями,

Смотришь в их глаза виноватые,

Допиваешь кофе с корицей

И книгу, так и не прочитав до конца,

Схлапываешь.

Питер

Город, что снится мне,

Снегом проникая в ресницы,

Снежной пылью вьётся у ног

Город, что стал навсегда моим,

Будто ничьим больше быть не мог.


Переживали, смеялись, болтали.

Шептали секреты — шутя, и всерьёз.

Детство, где щёки от слёз намокали,

Юность, где губы горели от слёз.


Город, где пылью и дымом не пахнет,

Воздух летит по проспектам,

Не торопясь,

Где можно смеяться громче

И нежно плакать,

Где в мобильном не прерывается связь.


Снится и снится мне этот город,

Просится в сердце, хоть в сердце давно!

Я не была там, но он мне дорог,

Как кадр любимый в старинном кино.

***

Сказать «люблю»,

Признавшись в высшем человеческом бессилье,

Не думая о том, что щит упал,

А стрелы всё летят.

Сказать «люблю» —

Поддавшись искушенью

Не отводить глаза,

Почувствовать у горла сердце,

Как отточенный кинжал.


И ощутить вдруг, что земля качнулась,

Что мир к ногам покорно лёг.

Смущаясь, нежность, в тело заходя, споткнулась,

И ты почувствовал, что не одинок.


Ты знаешь, мир дарует смелым

Сомнительную радость умиранья от любви,

Влетает, как под куртку ветер,

А утром остаётся смехом в кончиках ресниц.


Сказать «люблю», —

Глаза глазами спрашивая, без ответа,

Нечаянно сорваться поцелуем с губ.

И видеть, как в глазах её растает что-то,

Что долго так томилось в пальчиках озябших рук.

***

Она носила крылья за спиной,

А он под шапкой прятал рожки.

По вечерам она вязала,

А он клубки ей путал кошкой.


Она развешивала на деревьях листья,

А осенью он их срывал.

Она кормила птиц с руки,

А он рогатки дома сочинял.


Она тушила ветром сигареты,

Он — тут как тут — шальной искрой горит.

Она любила фантики конфетные,

А он конфет ей не дарил.


Но без него, она бы и не знала,

Что светел день, лишь оттого, что ночь темна,

Что яблоки лишь для того краснеют,

Чтоб их рука, дотягиваясь, сорвала.

***

Ты отводила взгляд и дёргала кольцо,

Накручивала локоны на пальцы,

Ты будто мучалась и не могла сказать,

Что больше хочется уйти,

Чем оставаться.


Испытывая, что-то вроде неудобства

Такого, когда ветер юбку задирает,

Выискивала всё слова, которые полегче —

Пристреливают сердце, но не убивают.


Нашла… обрадованная невзначай,

И тут же, от неловкости своей краснея,

Вложила мне в ладонь кольцо

И я почувствовал, как сердце каменеет.


Темнело… я смотрел в окно.

Зачем-то произнёс:

Какая у тебя красивая улыбка…

От слов, подобранных тобой, чтоб исправлять,

Болело тело и воды хотелось выпить.


Исправить, как ошибку!

Подчеркнуть двумя!

Прямыми линиями! Красной пастой,

Вынести за поле…


Ты отводила взгляд от снятого кольца…

С остывшим сердцем о любви не спорят.

Время

Чувствовать время

Любить его,

Зная, что оно — причина смерти.

Пить его по глотку,

Наслаждаться им —

Непростое искусство для человека.


Понять и простить ему

Неумолимость и равнодушие.

Словно любимому своему,

Дарить тело и душу.


Благоговейно дышать,

Трогая дрожащими руками стрелки,

Дарить, чтобы получать.

Время — подарок, поверьте…

***

Нормальность.

Измеряем жизнь,

Поступки, вкус еды и отношений.

И держимся за это,

Будто «ничего» —

Венец всех человеческих свершений.


Нормально…

Повторяем сотни раз,

Ну а душа печётся в желчи.

Нормально —

Как зараза из зараз,

Нормальность доктора не лечат.


Бесцветность, блеклость,

Скучные тона.

Как паутина, по углам,

Живущая годами.

Нормальность…

Боже, никогда!

Не позволяй мне стать нормальной.

Нити

Порвётся нить в руках

Неосторожных богинь,

Обрывая жизнь

На выдохе.

И где-то

Закат сольётся с рассветом.


На вдохе

Ворвётся в мир детский крик,

Богини улыбнутся лукаво:

— Прервался один черновик,

Значит скоро начнутся новые главы.


Так и живут:

Связывают и рвут

Драгоценные нити.

Страшно подумать,

Что наша жизнь

Чем-то похожа на свитер

***

Нам сдавались дороги безропотно,

Когда за руки и на цыпочках,

Тишину, лаская влюблённым шёпотом,

Не боялись смотреть вперёд.

Мы не думали, что нам завтра выпадет

И, в погоду, порой нелётную,

Улыбались небу, идя на взлёт.


Мы так смело играли в кубики,

Что нам жизнь раскидала фортуною,

Не жалея, ломали принципы,

Себя для других выдумывая.


А сами сбегали подальше к скалам,

И говорящим о времени седьмым чудесам,

Не подозревали огонь в фальши,

Там, где он вдруг угасал.


Милый! Наш мир так нежен!

Милый! Наш мир высок!

Мы приручили птицу свободного сердца,

Слышишь, как бьётся в груди мотылёк?!

В черничную полночь

Пропахла твоими духами,

Твоими руками и мыслями,

Кажется тоже, и ближе

Казалось, уже невозможно.

Но кружево нежности рвётся

И нам остаётся

Осколками звёзд на руках.

И где-то, в души глубине

Любуется страх

В кривленное зеркало лести.

И шепчет глазам и сердцем стучит:

Надолго ли вместе?


Я прогоняю прочь

Непрочность своей души

И тебя умоляю одними глазами:

Поверь! Огонь этот не туши!


Я пахнуть хочу тобой!

Впитаться! Тебя впитать!

Твои поцелуи как шёлк —

Их всем телом хочется брать…


«Прости, если предала!

Прости, если преступила!»

Я знаю, моя душа

Надломов уже хватила.

Ей край давно через край,

А я не-угомонна!

Хватай за руку! Давай сбежим!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 407